Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Вести от друзей | Налегке | Трофи-экспедиция «Большой Саян»

Трофи-экспедиция «Большой Саян»


В 2010 году собралась я провести отпуск, неважно где, главное - уехать от всех подальше. На форуме Off road master активно искала группу, точнее было 2 варианта для меня интересных – на Дальний Восток и на Алтай. Первый интересен тем, что Дальний восток проехать на машине, искупаться в океане (тем более я кроме нашего Обского моря крупнее водоемов не видела). В общем заманчивая перспектива. Второй маршрут был не менее интересен, тем, что это была поездка на Укок…


Трофи-экспедиция «Большой Саян» планировалась давно и поехать должны были в 2011 году. Но команда украинцев предложила ехать в этом. Маршрут 6-й категории сложности (это высшая в автомобильном туризме). Я посматривала иногда эту тему, но не думала, что могу туда попасть. Да и не сильно мне хотелось в эти самые Саяны… Точнее не хотелось совсем. Но мне видимо надо было туда ехать, потому что с другими маршрутами не получилось. Недели за 3 мне предложили поехать. Главное для меня было настроить внутренне себя – ехать и какая разница куда. И поняла, что с судьбой спорить бесполезно. Что в этом году мне ни океана ни Укока не видать, а путь мой лежит в дикий край – Саяны.


Вот мы и поехали. Я решила – ехать, телефон не брать, ни про что не думать. Жить сиюминутным, иногда заглядывая вперед на тему – что и как буду варить на завтрак/ужин.


Мне через 2 недели перестали сниться сны. Для меня это удивительно, потому что мне почти всегда что-нибудь ночью показывают, хотя не всегда я запоминаю. А здесь – ничего. И вернулись сновидения только через неделю после приезда.


Утром вставала довольно рано. Не потому что надо, просто просыпалась с солнцем, спальник не пуховая постель, не понежишься. Можно было пофотографировать, походить вокруг в тишине, пока народ не проснулся, пока не завели машины. А если могла развести костер – вообще красота. Сидеть пить чай утром пока не началась варка и сборы. Только редко ходила и фотографировала – лень-то она никуда не делась.


Руководитель выдал мне видеокамеру, показал 2 кнопки вкл. и выкл., дал 2 совета – как снимать, чтоб было видно, и чтобы не криво. И всё - есть в команде оператор!!!



12 июля.


Выехали мы как положено, с музыкой, журналистами, машиной ДПС. За городом огородами вернулись в гаражи. А всё потому, что одна машина не прошла техосмотр, и должны были получить его только во вторник. К тому же это был первый выход машин после капитального ремонта. И сразу ломиться в дальние дали было бы неумно… Пока проехали 30 километров повылезли разные проблемы у машин.



13 июля.


Ремонт машин и получение документов на одну из машин.


14 июля.


В общем, выехали мы 14-го в обед. Машины по трассе едут со средней скоростью 60 км/час. Ночевали на речке с красивым названием Золотой Китат, миновав Кемерово.



15-17 июля.


Ачинск, Красноярск. На берегу Енисея пообщались с местными джиперами, помочили ножки в могучей реке.


Днём было очень жарко. В Канске что-то сломалось у одной из машин. Пока очень умные люди ремонтировали машины, мы с Саней (Fly-by) сходили в ближайший дом, который оказался общежитием, за водой. Набрали во все пустые бутылки 0,5 до 2 литров.


По дороге попадались бесконечные поля цветущего иван-чая. Бескрайнее море цветов разбивалось розовыми волнами о зеленые березовые островки и сливалось далеко-далеко с синим небом.



Ночевали где-то в полях между Канском и Нижнеудинском. Красиво утром – роса на траве, на паутине, но до речки далеко. Думаю, что потоптали чьи-то покосы.


Были приятно удивлены новой дорогой. Правда еще не везде, но трасса активно реконструируется, а кое-где прокладывается заново. На трассе купили кедровых орехов.


Вечером проехали Нижнеудинск, встали лагерем на острове, на окраине города. Баню ставили в темноте. Поздно приехал одноклубник с Байкала. Рассказывал о своих приключениях.  Меня дорога так укатала, что даже это интересное повествование слушать уже не могла. Всем спокойной ночи.


Полдня постояли, поремонтировались, 21-й перебортовал колёса – новенькие «тапки» надел, муха не сидела.


После обеда красиво проехали по Нижнеудинску, красиво постояли возле памятного камня в центре, дали интервью местному телевидению. Я надеялась купить черного хлеба, но как-то не подумала, что в небольшом городе таких "изысков" может и не быть. Их и не было.



Залились бензином во все мыслимые ёмкости, и вперёд – на штурм. До п. Первомайский нас провожал Александр, местный любитель бездорожного времяпрепровождения.


После п. Первомайский только грунтовая дорога и дорога эта, скажу я, очень плохая. Аборигены ездят только на Уралах. Иногда останавливались и что-то подкручивали в машинах. На речке Рубаниха есть место именуемое в народе «Пьяный ручей». Там всегда останавливаются для перекура, вот и мы устроили маленький перекурчик с перепивчиком.



18-19 июля.


Ночевали на кордоне Ёрма. Дома добротные, но грязные. Ночевать лучше в палатках. Доехали до Бирюсы, там дорога идет прямо по реке. Местами вода выше метра. Но другого пути просто нет. Тайга на склонах невысоких горок. Я так и не поняла – где Большая Бирюса, где малая Бирюса… Одинаковые.



Днём встретили «Solos-трофи», которые выехали из Новосибирска также 12-го. Съели у них обед, сырого хариуса, пообщались и поскакали дальше.


Я вообще смутно помню первые дни путешествия. Тяжелая дорога и как-то забилось более поздними днями. И своих ощущений я не помню.


На одном из многочисленных бродов первый раз заглох посредине реки 21-й, привязали тросик и тянули до берега.



Проехали посёлок с названием Бухарино. Называется не потому что народ бухает, а потому что человек там какой-то в авторитете по фамилии Бухарин. То ли когда-то был, то ли сейчас, я не поняла. Увидела как выглядит колодец-журавль и настоященский погреб, выкопанный как в стародавние времена, когда не было холодильников и крестьяне складывали всю снедь, дабы спасаться от голодной смерти. Возле колодца-журавля и погреба стоит современная танкетка на гусеничном ходу, видимо – по грибы кататься. Купили здесь хлеба.



«Однажды начался дождь» так говорил Форрест Гамп. Начался ненадолго.


Свернули с Бирюсы, ночевали на реке Хуллэ... Дорога идёт так же часто по воде.


Честно сказать, что-то я потеряла последовательность преодоления рек – Мэдэке, Хуллэ, Джугояка, Красная речка. Звучные названия, но слились они для меня в одну реку, которую мы то переезжали поперек, то ехали повдоль...


Приехали в посёлок старателей Миричун. Начальник партии был какой-то необщительный. Бензина нам не дали.



Проехали по размытому золотодобытчиками ручью Катышный. Грустная картина после приисков, всё перекопано, перерыто, леса вокруг нет. Лунный пейзаж. Грунт, размытый драгами и напитанный петляющей рекой, превращается в гравийно-песочное болото. Существует дорога, которую старатели раньше подновляли, но ее размыло. Разыскивая место, где можно проехать мы засадили первый раз 10-го.



Сразу же поездка перестала быть томной, все радостно бросились вытаскивать машину. Тем более были восхищённые и благодарные зрители – группа водников, которые на лошадях ехали до какой-то речки. Думаю, что наши показательные выступления были запечатлены для потомков. Где бы ещё увидеть это? Вытащили машину и продолжили наш нелегкий путь продвижения по размытым берегам Катышного.



А потом дорога вообще началась условная. Подъем на перевал Катышный.


С виду зеленая трава, почва, но нет, товарищи отдыхающие – болото. Меня поразило – какая сырая страна – Саяны. Много в земле воды. Да и земля – понятие условное. Моховины, торфяники на каменистом грунте, даже небольшой дождь превращает всё в болото, мох впитывает воду со страшной силой, и потом эта вода стекает ручьями по склонам. Мы лезли в чачу, раздолбали эти условные дороги до состояния совершенно конкретных рытвин и глубоких колей, и так до вершины перевала под названием Катышный. Машины в грязи застревают, их откапывают, тянут, тащат и что-то еще. Народ вкалывает неимоверно!!!!



Я чувствую себя маленько ненужным балластом, потому что помощи от меня здесь практически никакой, брожу вокруг с большими от изумления глазами и, если мне не изменяет память, глупо улыбаюсь... На подъеме первый раз чуть не уронили на бок 21-го. Он хорошо сел в колею и начал как-то подозрительно крениться. Оператор все это пропустил, за что ему, как оператору, прощенья нет.



Поднялись на перевал. Начали спускаться с Катышного, думали, что будет всё по-быстренькому. Опять нет, дорогие трофисты. Болотина в виде заросшей зелёненькой травой дороги коварно поджидала нас на спуске. В 2 часа ночи все решили, что всё-таки ночь и надо спать. Начальник сказал: «СПАТЬ». Значит спать.



20 июля.


Утром решено не ехать по этой дороге, а ехать по лесу. Толстая и рыхлая подушка из сфагнумовых мхов, преодолевалась легче, чем чача, под невинной зеленой травкой. И это было правильно. Спустились к реке и здесь на берегу реки Мурхой кончилась и условная дорога. Нормальные аборигены далее не ездят потому как нечего там делать. Только лошадки, ружьишко и бах-бах – разнообразить своё меню свежим мясом…



У нас с разнообразием меню плохо получилось, потому что, машинами мы всех распугали, кроме медведей, эти нашим разведчикам попадались несколько раз. Я не видела. Мне немного жаль. Я хотела бы увидеть хоть какую-нибудь большую зверушку. Пусть не медведя, пусть волка, оленя, кабаргу. Только кедровки да бурундуки.


На поляне, где кончается дорога и начинается оффроад была история со снятием кабины и мотора 8-го для замены какой-то маленькой детали. Чудеса инженерной мысли.


ВОТ!! ВОТ!! Вот что меня особенно удивляло – сколько всего эти мужики знают, откуда они это знают и как это знание в их головах помещается?! Надо поставить между деревьев машину, сделать перекладину, систему блоков, натянуть тросы. Отвинтить что-то у машины, снять, перебрать мотор, а потом собрать… Или надо сделать систему тросов и страховок для подъёма машины на перевал… Или так проехать и никак иначе... В общем моему женскому мозгу это необъятное не объять…


А как Алексей (21-й экипаж) рассказывает про автомобили!!!! Я сижу, ничего не понимаю, но слушаю открыв рот, и оторваться невозможно!



Машину поставили между двух сосен. Между соснами высоко закрепили довольно толстую дровину. Через перекладину натянули систему тросов. Впереди и сзади «больного» поставили по машине. Натянули тросы из лебёдки. Выкрутили все крепления из кабины, сняли, всё, что можно снять. На крыше 8-го к специально приваренной петле закрепили трос и стали аккуратно поднимать кабину. Перекладина сломалась. Нашли другую перекладину, потолще.



Подняли кабину передней машиной. Задней машиной оттянули «больного» чуть назад. Опустили кабину на землю. Откатили в сторону. Опять передней машиной перетащили под перекладину машину без кабины. Закрепили мотор на стропах. Подняли мотор. Подложили подпорки. Увлечённо копались, раскручивали, закручивали, тыкали пальцем и бурно обсуждали.



«Однажды начался дождь». В этот день мне казалось, что дождь будет бесконечным. И все ремонтные работы шли под дождём. Тент натянули, он хоть маленько спасал от воды.



На противоположном берегу на склоне, был хиленький едва видный ручеёк. При дожде его раздуло в жирный водопад. Разрастался прямо на глазах. Наш разведчик Александр (мы его называли «Золотые кеды России») сходил на разведку по другому берегу Мурхоя. Как он переходил раздувшуюся от дождя реку, мне с непривычки было страшно, это потом я почти привыкла, и было  мне страшно потом раза 3, не больше....



21 июля.


Машину собирали в обратном порядке: поставили мотор, оттащили машину, Подкатили кабину, подняли на тросе, вернули машину под кабину, поставили кабину, прикрутили и закрепили, всё, что было откручено и раскреплено. В общем, пришили зайчику ножки, и он опять побежал по дорожке. И не помню, что ещё было. Дождь, наверное. И баня.


22 июля.


А на следующий день, когда нам надо было ехать дальше, дождь кончился, было хорошо, тепло и солнечно.


Покидали, слегка подмоченный за эти дни, скарб и рванули вперёд, через Мурхой. Ближайшая цель – Багайская изба.



Увлекательно ехать непонятно где. Есть направление – ехать вверх по реке, вот мы и едем вдоль реки, по реке, по склону, по лесу, по болоту. Только конные тропы. Иногда. Тропы идут там, где пройдут кони, и не всегда, там же могут пройти машины.  Посмотрели на избу, здесь же пообедали и поремонтировались. Почему-то у 8-го что-то плохо работало и машина не хотела ехать так, как надо.



В очередной раз «Однажды начался дождь». Хороший такой дождище. Жирный. Только он прошёл, над рекой начал подниматься густой туман, красотища невероятная!



В одном месте напугали охотника в охотничьей избушке. Он отродясь здесь машин не видел. Потом нормально все – познакомились да пообщались, а сначала он ружье-то свое держал поближе к себе. Только я это не видела, мне так рассказали.


Подъехали к месту, где надо было много пилить плавник, потому что можно было проехать через реку только через то место, где навалены деревья, а вокруг глубоко. Начался мини-сериал Саянская резня бензопилой, 1-я серия.



23 июля.


Очень красивый восход с золотыми облаками и утренним солнцем. Ближе к обеду на Мурхое встретили нашу пешую разведку, двигавшуюся навстречу нам из Ак-Суга. Разведка рассказала о том, как и где они прошли, и что нас ждёт, если мы тоже туда поедем. Троица «верблюдов» была по-моему счастлива и очень довольна своим путешествием.



Только одному из «верблюдов» не хватало сладкого, а второй маленько повредил глаз. Но мы эти неприятности быстро ликвидировали халвой и глазными каплями. Главное в этой ситуации – не перепутать пациентов… Так же был сварен по заказу гороховый суп и поведены банные процедуры с маканием в холодные воды Мурхоя. Днём по заказу прошел маленький и коротенький «Однажды начался дождь», ночью он вернулся.



24 июля.


Ехали по Большому Мурхою. Погода была так себе. Не жаркая. Тучи, всё какое-то блёклое. Красивая голубая вода в холодных реках Саян. Бурные ручьи, сбегающие по камням в реку. Нетающие снежники, лежащие в сумрачных таёжных зарослях и по северным склонам, возле воды. Большой Мурхой выходит из узкого ущелья, мы его преодолеваем, переезжая с берега на берег, занимаясь по берегам лесоповалом.



Выезжаем в довольно широкую и холодную долину, где Мурхой разветвляется на рукава. Много отдельных снежников. Опять что-то отваливается у 8-го. Трофи окончательно перестаёт быть томным. Ремонтируемся, едем через долину, в верховьях, которой растет глухой, совершенно роскошный кедрач, с многовековыми могучими деревьями.



Поднимаемся вверх по склону, так как Мурхой уходит в узкое каменное ущелье и проехать низом не получится. В итоге остались с дефицитом воды. Переночевать хватило и ладно.


25 июля.


Ночевали высоко над рекой Большой Мурхой. На склоне с небольшим уклоном, спать на мху мягко.


Красивый в своей яркости и буйству красок рассвет, потому что синее, чистое небо, разнооттеночная зелень горных склонов, лес, камни. И ко всему этому буйству разноцветные палатки нашего лагеря. Утром довольно холодно.



Немного по склону среди карликовой берёзки (карлушки), чахлых лиственниц и вездесущих мха и лишайника и мы выходим в очередную долину. Из-за солнечной погоды ощущения другие, несмотря на те же снежники и ветер.


Потом был первый перевал – Мурхойский Хонда-Джуглымского хребта. Кончилась река, среди цветов и травы ледники лежат. И вверх седловина. Медленно поднимаемся, небо синее, трава зеленая.



Интересное место слева и справа горы – тепло, трава, цветы, долина похожая на корыто. И по дну корыта конечно же ручей и болото. И мошка!!! И эта мошка не только там. В Википедии  прочитала, что в Саянах мало гнуса. Взять этого энтомолога, который такое написал, посадить на берег реки Сытляр-Атар или Аржан-Хем и посмотреть….. Да, высоко в горах гнуса мало, там ветер всех сдувает в долины, и холодно, и в начале августа может снег пойти. А в низких теплых долинах тучи мошки, комаров и слепней. Мне всё время было интересно – что эта крылатая погань жрёт, когда нас там нет??? На одних медведях и козлах в таких количествах??? Бедные звери!!!



В начале долины была роскошная поляна с синими цветами. Красоты сказочной! Маленькая ложбинка, в которой росли синие большие цветы. С вкраплениями огненных жарков и каких-то желтых ромашек. Божественная красота. Уж мы давай фотаться в этих цветах.



В долине Сытляр-Атара засадили одну машину (21-го) так сильно, что, когда вытаскивали, оторвали бампер вместе с лебёдкой. (Оператор опять где-то отсутствовал!) Но у нас с собой была сварка. У нас, кстати, какого только железного добра не было. Были сварка, болгарка, генератор, полтонны конкретных запчастей и 300 килограмм просто каких-то железок, полкилометра разных тросов и веревок. В общем ехали мы и по долинам и по рекам с автосервисом и заправкой.



Для вызволения 21-го пришлось полностью разгружать борт, и бочки, и железо, и генератор, всё-всё. Под каждое колесо, поднятой hi-джеком, машины вбивались большие дровины, Потом 8-й лебёдкой, медленно вытянул авто из болотного плена. Если машина сидела по кузов в чаче, то глубина закапывания была нехилая! Мне подобные закапывания-откапывания были совершенно в новинку, поэтому смотрела я всегда, как дурачок на детские карусельки....


26 июля.


Ночевали на берегу реки Хатага, нашли кусочек довольно ровный, но сырой, с заросшими мхом камнями и глубокими промоинами между ними, место для палатки было  трудно подобрать.



На следующий день приварили бампер, подкрутили еще какие-то железки и поскакали по лесам объезжать каньоны и водопады реки Хатага. Сначала ехали по реке среди огромных каменюг, и опять тяжелая работа для участников – перекатывать камни, выкладывать проезжабельное направление среди валунов, конечно же «Однажды начался дождь». В этот раз мелкий и противный.


Затем свернули направо и проехали довольно далеко от реки, высоко по склону. Над самым большим и красивым каньоном Хатаги вышли на конную тропу, по ней спустились вниз.



Первый опыт спуска по лесу, мокрой траве, очень круто, очень вниз. И так радостно – на почти ровную поверхность – долина реки Уда.


В сумерках приехали на, любимую водниками, речку Уда. В месте слияния Уды и Хатаги есть большая поляна, с которой стартуют многие водные маршруты. Весь лес на мысу состоит из толстых деревьев, тонких деревцев и высоких, довольно опасных пеньков от деревьев, срубленных для рам катамаранов. Не очень красиво получается.


Водники с Нижнеудинска едут на Уралах до приисков, там складывают вещи на лошадок и идут пешком до Уды. Очень увлекательно, но затратно. Один Урал стоит 30 тысяч.



27 июля.


Уда широко разливается, и мы ехали по воде довольно долго. В Уде сломался 10-й. До этого он только застревал. Открутились или отломались какие-то болтики и рулевая тяга благополучно отстегнулась. Хорошо, что воды чуть выше щиколотки, вода прозрачная, но холоднючая. Стоим по середине реки, тягу прикручиваем. Болтик-гайку ронять не рекомендуется, очень сложно найти в стремительной воде среди небольших камешков. Эту рулевую потом периодически подтягивали, потому что так и не закрутилось там что-то до конца.



Отправили меня снимать сверху откуда-нибудь, как машины ползут по реке, что бы с перспективой было – широко и красиво. Пока нашла подъём и забралась, перематерилась. Подняться нереально, почвы крутых склонов сыпучие и сплошь покрыты кустами с огромными шипами. Нашла какую-то козью тропу, закарабкалась, просидела на горе больше часа, нет машин. Опять «Однажды начался дождь» сильный и короткий, намочил меня. Машин нет. Александр-фотограф по другому берегу туда-сюда прошёл. Машин нет. Спустилась вниз, выяснилось, что половина команды ходила смотреть – куда дальше поедем. А меня потеряли.!!! Очуметь!



Потом была весёлая история про грабёж волков. Встали на поляне с высокой травой, на берегу Уды. Трава мокрая, кусты тоже. Водители пошли смотреть впереди реку, потому что она сужалась и надо было искать объездные пути. Возвращаются мужики и рассказывают: «идём по берегу, вдруг – кровища, клочья шерсти, следы кругом волчьи и копытного какого-то и мясо лежит. Кусок ноги, кости, копытца. Только что волки кого-то жрали, да мы спугнули.» Тут один из разведчиков оживился: «где мясо? Надо забрать, что осталось, и самим съесть. Рассказывайте, где лежит, мы его сейчас сварим»… Слушатели сначала изумились сильно. Да ну, да кто его знает, что там. Короче говоря, пошли и забрали эти полноги, сварили и съели. При этом мы не голодали. Просто довольно однообразная еда, что-то сваренное и заправленное тушенкой и салом очень хорошо, но мясо свежее лучше. Только когда машины едут, вся дичь от греха подальше уходит на дальний кордон….Кажется ночью опять был «Однажды начался дождь».



28 июля.


Для того чтобы объехать Удинский каньон, нам пришлось подниматься по довольно крутому склону, по густому лесу. Опять бензопилы, очередная серия...



Удинский склон крутой, это потом мы поняли – тренировочка была перед Демир-Тайгой. Сам каньон очень красивый, красивая вода в реке, красивые крутые берега, лес. Довольно шустро спустились опять вниз к Уде, и опять началось – с берега на берег, искать броды или проезд по берегу, по лесу. Последний переезд к реке Чело-Монго самый широкий и глубокий. Все благополучно перебрались на правый берег Уды.



Нас встретила большая поляна, раньше была база геологов, даже с взлётно-посадочной полосой. Сейчас на берегу реки Чело-Монго стоит охотничья избушка, баня, маленькая коптильня, туалет с шикарным видом на окрестности и без дверей. Поставили свою баню.


29 июля.


Днёвка и разведка. Александр (Золотые кеды России), наш разведчик, сходил вверх по Чело-Монго, вернулся вечером, едва дополз, думала, что упадет у костра. Но мы люди добрые – приютили, обогрели, обобра…, то есть накормили… В эти дни была уха из хариуса… И хе из хариуса… И жареное что-то из хариуса….



30 июля


С Уды свернули направо на реку Чело-Монго. По ней вроде как монголы издревле ходили с юга. Переводится как – Тропа монгола. Эта река известна тем, что лет 5 назад здесь произошёл этнический конфликт. Шли себе по своим делам 2 тофалара (Да – страна по которой мы ехали называется – Тофалария. Этих тофов осталось около 400 человек, и они продолжают благополучно спиваться). У тофаларов были кони. А тут из-за перевала Мус-Даг-Дабан (который мы ехали покорять) из Тывы заехали 5 тывинов. И увидели тофоларских коней. И угнали их. Видимо тывины так любят лошадей, что устоять не могут. Например, в селе Ырбан, в котором в основном живут русские, много лет не было коней, потому что тывины из соседней деревни их воровали. Ну вот, 2 тофалара обиделись страшно, так как нет у них страшнее греха, чем коня украсть… Подкрались к тывинам, постреляли всех. Дело раскрыли, бедолаг посадили на 11 лет, тофалары считают, что они ни за что сидят, но тывины в Тофаларию почти не ходят…



В низовьях Чело-Монго небольшой каньон, который без особого труда проехали по реке. Очень красивые берега, с одной стороны отвесные скалы, с другой крутой берег, заросший мхом, лишайниками и довольно чахлыми лиственницами. Попробовали второй раз устроить съемку сверху. Слава богу дождя не было, потому что склоны крутые и скользкие, а если бы было мокро, я бы убилась… Нет, не убилась, я бы просто не полезла…



Выше по течению долина реки расширяется, открываются просторы, появляются болотины и снежники. Встали на ночёвку в паре километров от будущего лагеря покорителей перевала Мус-Даг-Дабан, хребет Большой Саян.


История про медведей. Часть с рассказов очевидцев, и часть как я запомнила.


Мы подъезжаем к подножью перевала Мус-Даг-Дабан. Саня-фотограф пошёл через речку на склон искать виды красивые. Поднимается по склону, кусты и редкие деревья. Выходит на полянку, а на полянке медведь, метрах 20 от него. Сидит и смотрит. Саня прямо остолбенел. Много советуют, что делать, если встретишь медведя. Так вот, когда его встречаешь мозг просто вырубается, руки-ноги отнимаются, но мысль в голове есть... Одна... – Надеюсь, я не съедобный... Саня понимает, что пока он шёл от машин, пока переходил речку, лез по склону и продирался через кусты, эта зверюга сидела и с интересом наблюдала за ним. А как хотелось достать фотоаппарат и сфотать!!! Но страшно, вдруг медведь подумает, что на него нападают и тоже решит напасть. Потом медведь повернулся и пошёл по своим делам, а Саня выдохнул воздух. Когда медведь отошёл на приличное расстояние, тогда только начал фотографировать...



Саня возвращается, глаза больше очков, рассказывает. Ой, как страшно и будоражит... В это время 2 наши машины уже сидели в болоте. Привычная картина – милая долинка, сухой мох-лишайник, а под ним – болотина болотная. Народ потихоньку выкапывается, разведка в лице еще одного Сани (Золотые кеды России) пошла смотреть перевал. Он за день столько проходил впереди машин! А иногда за несколько километром вперед уходил. В общем, Саня-разведчик поднялся на перевал и пошёл дальше, не видать. Километра на 2, да за горой. Вдруг по рации говорит: «Ой, я тоже медведя встретил...» И всё, связь обрывается... Начальник в рацию «Саня ответь», а в ответ – тишина. Начался мандраж и подгоны. «Саня, Саня ответь» - не отвечает... Охотники схватили ружья, стрельнули вверх и бегом на перевал, и начальник с ними. Метров 300 подъёма по куруму с уклоном 45 градусов, потом еще метров 300 более пологой части, а потом куда бежать? Что там наверху: Саня или только кеды его золотые? В общем, поднялись они на перевал, нашли Саню. Он медведя видел метрах в 800-х, отошёл, сказал в рацию про встречу и, после этого у рации кончилась батарея и она отключилась. Саня сидел на камешке и спокойненько разглядывал медведя в бинокль!!!  Мне интересно, у тех, кто держал в руках ружьё, не было искушения что-нибудь сделать такое... противоправное.... В общем, вернулись все живые и счастливые, заодно провели разведку перевала. Сказали, что такой скоростной разведки не доводилось ещё проводить никому.



31 июля.


С утра трудно ехали под перевал. С виду сухой лишайник таил в недрах сырую, мягкую, болотистую субстанцию. Закопались в болото. Выкопались из болота. Проехали несколько десятком метров. Закопались в болото. Выкопались из болота. Переехали на место, откуда предстояло штурмовать перевал. На 21-м народ поехал за деревьями, которые будут нужны для штурма и костра. Это надо вернуться чуть-чуть и спилить несколько лиственниц Маленько попилили немногочисленные лиственницы.



Конечно же засадили в любимую болотину автомобиль. Несколько часов откапывались. Трудность была в том, что машина одна. Но это было, видимо, очень увлекательно. Мало что ли им предстоящего подъёма на перевал?! Машину выкопали и приехали, когда начало уже темнеть.


И вот он перевал Мус-Даг-Дабан хребта Большой Саян. Перевал у ледяной горы. Крутой уклон, ледник, ручей, кусты. Конечно же «Однажды начался дождь»... Чуть выше в горах – снег. Дров мало – свежая лиственница пропитанная водой, как она вообще горела – тоже для меня ещё одно чудо.


Я пошла любоваться ручьями и мужской работой и уронила фотоаппарат в ручей. Сильно расстроилась конечно же. Остаток дня и следующий день фотик сох в разобранном виде. Удивительно, что высох. На место каторжных работ в каменоломнях я не ходила, поэтому основную часть подготовки я пропустила и знаю только по отрывочным комментариям участников.



1 августа.


Жизнь продолжалась. На следующий день начали копать. Сначала под ледником площадку, что бы более-менее ровно поставить машину. Потом над самой крутой частью с ледником выкопали ров, куда потом сложили брёвна, камни, как-то укрепляли всё это ломами.


Внизу была обычная жизнь – сварить поесть, посмотреть по сторонам, побояться медведей.



2 августа.


Напоминаю, что «Однажды начался дождь» Гнусная погода. Дождь мелко и много гадит почти не переставая.


А потом пошёл снег. На окрестных вершинах он ложился красивым белым кружевным покрывалом. До нашего лагеря снег долетал в полурасстаявшем виде, щедро пропитывая дрова влагой, налипая на хвою веток. Костёр развести было проблема, поддержать огонь – проблема, сварить – проблема. К тому де высота. Два дня дежурства были как два в каменоломнях на перевале. Надо было постоянно махать хобой, чтобы вода с добавлением дерева в костре превращалась в горючее и ужин варился. (Проведите опыт. Исходные данные: высота выше 1500 м., вода холодная в котле – литров 8, сверху идет дождь со снегом, топливо – свежие зелененькие ветки лиственницы, тента нет, есть хоба) И у дежурных получалось! Это тоже относится к запредельному для моего ума пониманию.



Наконец-то канава выкопана, брёвна заложены, камнями, ломами придавлены, стропы, тросы,  верёвки натянуты. Начинаем делать сани.



Сняли с одной из машин кузов, привязали брёвна, как полозья, к брёвнам дышло, пристегнули тросы и стропы и по леднику начали поднимать. А наверху в это время стали ломаться брёвна и поехал грунт. Пришлось всё переделывать, укреплять. Поздно вечером подняли только сани. Всё прошло удачно, все счастливы, невзирая на мокрую погоду.



3 августа


Рано утром выпал снег, но потом ура-ура – тучки и солнце. Жизнь налаживается. Для подъёма кроме выкопанных канав, забитых туда брёвен, камней, ломов и прочего используется машина, стоящая внизу.


Подняли 21-го. Смотреть не сильно страшно, потому что есть иллюзия, что если что-нибудь случится, то водитель может выскочить из машины, так как двери сняты. В машине что-то мерно стучит, тросы тянутся, какие-то петли на страховке крутятся, участники по рации активно переговариваются. Машина останавливается – это перестёгивают страховку. Фотограф фотографирует, я снимаю на видео. Очень увлекательно. И вот он долгожданный миг, когда колесо машины остановилось над ледником. Пыталась взять интервью у Лёши. Он мне сказал что-то вполне приличное и внятное, но борясь с желанием послать меня в большое эротической путешествие. Но Лёша понимал, что надо держаться, а то вдруг и правда уйду.



Следом поднимали 8-го. смотреть страшнее, потому что он больше, железнее и с закрытыми дверями.


Готовились для подъёма третьей машины. Перенесли лагерь на «полку» над ледником. Высота 2 100, от костра толку мало.


Выставляли машины для страховки при подъёме последней машины, так как внизу машин больше нет. 8-й на узкой, наклонной  площадке делает «полицейский разворот», встаёт в русло ручья мордой к обрыву, сзади якорем цепляют 21-го. В общем, тоже чудо инженерной мысли. На разворот затрачен весь вечер, потому что надо было выровнять часть склона и перекидать кучу камней под колёса. Зато у меня было место для палатки.



Здесь произошла ещё одна сомнительная встреча с медведем. Палатки пришлось ставить кто куда. Две палатки  на склоне с травой, остальные на камнях. Ночью я проснулась от шороха, показалось, что кто-то по лагерю шарится, дышит и сопит. Но решила не бояться, думала – ветер. Утром двое трофистов стали говорить, что у их палаток, которые на траве стояли, медведь шарился. Стали вокруг смотреть, а рядом с палаткой остатки шкуры, когти и кость медвежонка, оставленные когда-то и не замеченные нами (медведи-самцы известные каннибалы). Саня-фотограф рассказывает, что он проснулся, страшно просто жуть, ничего не придумал лучше, как репеллентом набрызгать внутри палатки, вдруг медведю не понравится. Мы поржали – а если бы наоборот понравилось? Сане вообще повезло с медведями, он потом ещё раз видел медведя, здесь же на перевале, только далеко.



4 августа


Погода совсем хорошая стала. А вот когда машины поднимали мне было весьма переживательно. Трос – конечно же хорошо, но машина тяжёлая, в машине водитель сидит, и машина поднимается по снегу, под которым где-то течёт ручей, может он там промыл дыру большую... Трос натягивается, обо что-то цепляется, и звонко так «беннннннь», а в «чаше» перевала звук летит и звенит, и кажется, что где-то что-то отрывается, а глаза закрыть не получается, потому что я еще и на камеру снимаю этапы подъёма...



Подняли последнюю машину, мужики замученные, счастливые, они сделали это, они взяли хребет Большой Саян. Мечта с 2004 года, когда первый раз попали на Саяны. В 2008 году на УАЗах пытались брать хребет в другом месте, да обломал рога наглецам Большой Саян. И вот оно свершилось!



Съели то ли завтрак, то ли обед, закидали камнями и закопали ров, соорудили памятный знак с запиской потомкам, исполненной зубилом на бочке из-под бензина, и «помчались» дальше. Ещё один небольшой заболоченный подъём. На перевале радостно побурханили, чем чуть не довели до инфаркта суслика, жившего на перевале в куче камней. Покинули мы страну Тофаларию и попали в республику Тыва.



Изменений особых я не заметила. Те же горы, дикие места, болото и заросли карлушки. Мне всё равно было легче всех. Я могла сесть в машину, и ну её эту вашу дорогу по кустам, камням и рекам. Штурманам и разведчикам надо идти впереди машины. Продираться сквозь нехоженые заросли карлушки, коротая к тому же мокрая, вся в росе или дождевых каплях. Или переходить реки вброд, а когда доходили до леса – пилить всё что мешает ехать.... Пилоту крутить руль, или удерживать его что бы не крутился, да и пилили они тоже. Я удивлялась, почему мужики вечером не падали сразу замертво, а еще костёр разводили, воду таскали...



Попали мы на реку Кош-Пёш и стали по ней спускаться до следующей точки подъёма на очередной перевал очередного хребта Саяна – Демир-тайга. Несколько сот метров спускались по реке, пока не упёрлись в водопад-слив метров 6 высотой. Очень красиво, но совершенно непроходимо. Пришлось подниматься на сушу, потом спускаться по крутому склону, густо заросшему карлушкой. Сложности начались вместе с начавшимися сумерками, Склон в кустах и серых сумерках не видно, чуть не перевернули машины. Приехали на место стоянки, долго пытались разжечь костер из карлушки. Дурацкие кусты не желали гореть, чем добавили нашей к ним ненависти.



5 августа.


Спускались по Кош-Пёшу, искали приличное место для днёвки. Нашли, чем расстроили колонию каких-то грызунов, всю жизнь проживших на этой поляне. Провели разведку.



6 августа


Стоянка целый день с плановым ремонтом, плановым отдыхом, плановой баней и прочими плановыми и внеплановыми прелестями, например, допоздна пели песни, кто какие мог вспомнить и озвучить...


7 августа.


Вперёд – на штурм хребта Демир-тайга. От Кош-Пёша свернули резко направо и полезли в гору. Что за перевал, никто не знает, на карте названия нет – нет людей нет и имён, а как медведи это место называют никто у них не спрашивал... Мы его называли Озёрный, потому что там много озёр.


Справа глубокое ущелье, в которое срывается красивый, высокий водопад.



В очередной раз «Однажды начался дождь», который очень пытался превратиться в снег, но чуть температурки ему не хватило. Машины толкали, цеплять было не за что. Холодно.


Пока до седловины добрались, стемнело. С перевала хотелось очень быстро сбежать и не оглядываться. СаняПалыч ходил с ружьём в разведку. Возвращается из разведки и рассказывает: Иду вдоль ледника, слышу кто-то за спиной «хи-хи». Ехидно так, сволочь какая-то хихикает. Он подумал, что кто-то из наших догнал.. Смотрит над ним на склоне горный козёл стоит. Наш охотник ружьё на изготовку и по леднику стал подкрадываться. Поскользнулся и метров 10 съехал. Козёл похихикал и ушёл на дальний кордон.



8 августа


Перевал неприютный какой-то. Мох, лишайник. Пожухлая трава. Маленькие озёра, кажущиеся мёртвыми, чёрные камни и от этого вода в озёрах кажется чёрной, а глубина бездонной. Очень холодно. Утром иней, лёд в ёмкостях с водой, палатки как ледяные избушки. Высота более 2 000 метров, костёр плохо горит и холодный он какой-то. Если вы думаете что, «Однажды начался дождь», то вы не правы. Пошел снег, постепенно перешедший в мокрый снег, и только потом в мелкий противный дождик. Когда он закончился, низко сели облака. Ледники, чёрный камень с острыми краями, туман... Нереальный пейзаж.


На последнем озере во время утренней разведки пути начальник встретил очередного медведя. Идёт он по берегу, вдруг слышит, что кто-то зовёт его по имени. Оглянулся – никого. Потом смотрит – на другом берегу озера сидит медведь и на него сморит. Посидел, посмотрел и пошёл совей дорогой. Ну точно нехорошее место – козлы горные ржут, медведи разговаривают, уматывать как можно скорее!!!!!



Сливали из бочек последний бензин, мешали с дизтопливом. Из выхлопной трубы дымина, вонища! Чистый воздух горных просторов!


Последнее озеро на начинающемся спуске надо было объезжать по воде вдоль берега. Там мы чуть не утопили одну машину (конечно же 21-го). Тащили на лебедке, не угадали направление, унимог не на тот камень заехал и стал заваливаться в воду передним правым колесом, а там через 30 сантиметров начинается глубина, которую никто не мерял, вода кажется чёрной из-за камней и холодная.... Выровняли, подтянули, поставили ровно. Обошли озеро и пошли на спуск в очередную долину.



Очень тяжёлый спуск был по вытекающему из озера ручью. Большие острые камни, уклон ощутимый, узкое ущелье, с крутыми склонами, можно только по ручью ехать. Народ устал неимоверно. Штурманам приходилось ворочать камни, подкладывая под колёса, водилам удерживать или яростно крутить руль. Жуть. А мы и это преодолели.



9-10 августа


Утром вышли в долину какого-то безымянного ручья – притока Кижи-Хема. Очень красиво, дико, зелено. Продравшись по кустам, мы выехали к долине реки Кижи-Хем (Человек-река). И нам надо было спуститься к этой реке. С горы, поросшей лесом, всего около километра. С потерей высоты примерно в 400 метров... То есть вот гора как мы поднимались на Мус-Даг-Дабан. Только здесь длиннее, вниз, по нехоженому бурелому. Лес здесь мне напоминал чащи из наших старых киносказок. Мне иногда казалось, что даже старые пни ходят.



Остановились перед спуском на полудневку для разведки. Радостно налетели мошка и комары, доставали неимоверно! Мы пытались жечь мох, чтобы отпугивать их, но, по-моему, эти вампиры решили, что это особая приправа и лезли с какой-то невменяемостью. И снова «Однажды начался дождь».


К ночи поутих, но когда начали спускаться, зарядил по новой. Трава скользкая, сильный уклон, машины спускали по одной, сзади привязывали верёвку, её обматывали вокруг толстого дерева, пять мужиков держали верёвку. Машина ехала вниз, и если она начинала неуправляемо ехать, то веревку заклинивали на дереве и притормаживали.



И дождь, мелкий, промачивающий всё вокруг. Тут же образовывались ручьи. Когда мы залезли в самую чащобскую чащобу, у нас кончился бензин! По-моему это самый плохой день в нашем походе. Сначала дождь. Потом мы свернули чуть-чуть не туда – взяли чуть правее. А в таких местах чуть-чуть очень даже считается. Шаг вправо, шаг влево и ты попадаешь в глубокий каменный овраг с мощным ручьём и поваленными деревьями. Первая машина упёрлась в такой овражек. Ясно было, что надо поворачивать и ехать траверсом по склону несколько десятков метров, что бы выехать на нормальный склон (ну как нормальный, ну чтобы не сваливаться почти вертикально). Ещё у одной машины что-то сломалось. Бензин кончился. А что бы мы не скучали у начальника в этот день был день рождения. В общем подарочек ему Демир-Тайгой был выдан по самые помидоры.


Две машины остались где-то в 300 метрах от лагеря выше по склону.


Расположились мы лагерем на склоне, поставили палатки, развели костёр. На склоне рос мох. Мы его сразу же в тропы и полянку у костра вытоптали. По тропам и поляне сразу же потекли ручьи. Поставили палатки кто как, кто где. Утром народ в двух палатках проснулся в воде. Оказывается при усилении дождя место, где стояли палатки, превращается в ручей. Грустно вечером съели торт, оливки и так кое-чего выпили за именины начальника.


11 августа.


Дождь, кажется, только усилился. Мужское население леса пыталось проводить проверку технического состояния автопарка. Высадили аккумуляторы, долго и методично копались в машинах. Я проводила ревизию продуктов. Надо было посмотреть – что у нас осталось и хватит ли нам на 2 недели. Кое-что пришлось ужимать… Но в принципе всё не так страшно, хотя меня пугали, что если мы застрянем на долго, придётся выдавать пакетики кофе по 1 на человека на день, и это будет и завтрак и обед и ужин… Всю дорогу пугали голодным трофи, в результате за экспедицию даже сало не доели. Чего пугать было! Реально не хватило перца, соевого соуса и прочей мелочи, а также чая и пряников.


Вечером решили, что утром надо идти за закладкой бензина, которую делали прошлой зимой. В 2009 году зимой народ приезжал на базу геологов в Ак-Суг, на снегоходах уезжали в горы и где-то на склоне, под какими-то ёлками оставляли 125 литров бензина в бочках. Записали координаты. Теперь до этой закладки надо было топать километров 35 без троп по горам, кустам и рекам, и тащить на себе этот бензин, частями разумеется. Вечером, на последнем издыхании наш ноут прислал нам сообщение с большой земли, что завтра, 12-го планируется вертолёт с 200 литров бензина, заказанный нашими друзьями и спонсорами.



Значит утром надо идти вниз в долину Кижи-Хема, километров 8 ниже по течению, встречать вертолёт, делать посадочную площадку и т.д. Долго обсуждали – кто пойдёт, кто останется. Было несколько вариантов: идут все, меня в лесу одну оставляют; идут почти все, даже я, кого-то одного оставляют в лесу (в лагере); идут не все, мне в охрану оставляют кого-нибудь. Больше всего мне понравилось, что хотели меня одну в лесу оставить. В глухом лесу. Где рядом медвежьи лёжки. И если вертолёта из-за непогоды не будет, то и на ночь. И после этого хотят, что бы у них адекватные женщины были в экспедициях! Слава богу, решили мне оставить на «съедение» двоих. Один ремонтирует машины и заряжает аккумуляторы, второй помогает ему и мне. В случае чего они бегут к подножью горы, чтобы подготовить площадку для посадки вертолёта и разжечь сигнальный костёр. Тоже идея шикарная - бежать вниз по склону!!!! Есть конная тропа, но она местами похожа по крутизне на лестницу-стремянку. Хотя, на самом деле – сказали бы идти, пошла, плохо, но пошла, сказали бы сидеть одной, долго бы бухтела, но раз надо, значит надо…


12 августа


Не забываем что «Однажды начался дождь»и шел всю ночь.


И вот, день великого исхода наступил. Мужики взяли палаточки, спальники, еду и пошли. А вот когда вертолёт прилетит – неизвестно. Потому что погода нелётная, дождь. Тогда прилетит, когда погода будет лётная. Остались мы в лагере втроём. Мои «помощнички» включили генератор для зарядки аккумуляторов и, сказав мне «Не бойся медведей, они ж не сумашедшие, сюда приходить» ушли вниз на поляну разводить костёр, рвать кусты карлушки, чтобы построить аэропорт и взлётно-посадочную полосу для малой авиации. Осталась я наедине с дождём, костром и генератором. 6 часов долбящий генератор – это не описуемо как приятно!!! Я уже и не знала, что лучше – медведь в гости или работающий генератор. А в остальном не так и страшно – сидеть в лагере в глухом лесу на склоне Демир-тайги, одного из хребтов Большого Саяна. Действительно, медведи не сумашедшие, лезть к машинам, костру и непонятночемпоймёшьвоняющему лагерю.


Вертолёт в этот день не прилетел. В сумерках вернулись двое, которые ждали внизу. И они ВЫКЛЮЧИЛИ генератор! Хорошо-то как. И не так страшно.


13 августа


Наступила пятница, 13-е. Закончился дождь, выглянуло солнце, сразу наступило лето и захотелось жить дальше с большим удовольствием.


Тут же прилетел вертолёт. Привёз бензин, потом он ещё слетал по координатам на нашу прошлогоднюю закладку и привёз ещё бензин прямо под нашу гору. Вертолёт был маленький, частный. На  вертолёте прилетели не волшебники, а какие-то рыбаки из Абакана. Вот для них развлекаловка была: а покажите машины – а они вот на этом склоне, метров 900 от нас – а долго до нас ехать – да пару дней будет.



Пришли в лагерь радостные бензоносы. Сейчас, думали, зальём бензик в машинки и поедем, только успевай к деревьям верёвки привязывать. Не тут-то было. Самая ближняя к лагерю машина наотрез отказывалась заводиться. Перебрали всё, что можно было перебрать, продули какие-то фильтры и трубки. Не заводится! Проверили аккумуляторы, переставили справа налево и слева направо. Нет искры. Смеркалось. Послали всё далеко и легли спать.


14 августа.



Утром – солнце, синее небо, птички поют. Настроение не очень – начинать заново. До стерильности вытерли свечи, ещё раз всё проверили – завелось, затарахтело. Что это вчера было?! Думаю, что это мистика – была пятница 13-е, значит нам не надо было никуда ехать. И как-то всё пошло, поехало. Слава богу – снялись мы с этого перекособоченного лагеря, оставив напоследок, бочку с памятной надписью, выпиленную просеку и вытоптанный пятачок в лесу на склоне. По-моему можно подивиться – как здесь можно было 4 дня жить??? И фотографий нет почти – фотоаппарат запотел изнутри и не хотел работать…



И продолжился увлекательный, на 6-ю категорию сложности, спуск. Проехать-то всего оставалось метров 800, но по склону… не буду уже повторяться. С позднего утра и до позднего вечера спускались и не спустились. Пилили, пилили, таскали брёвна таскали, Потом опять пилили и таскали, и ещё пилили и спускались. Как, как народ не падал вечером, ещё раз хочу задать этот вопрос! Начало сказываться нервное напряжение.



Пока ползли как улитки по склону, вокруг всю собрали всю жимолость и выкосили все грибы, которые были похожи на съедобные. Оставили голодным местного медведя.


Опять пришлось ночевать в лесу, на склоне. Здесь было поровнее, посуше и мягкий мох. По крайней мере у меня под палаткой. Слева метрах 50 красивый, бурный горный ручей.


15 августа



И только поздним утром следующего дня вышли мы на простор речной долины. Здесь нас ждал бензин в бочках, что привёз вертолёт. Остальной бензин ждал в районе радоновых источников на реке Кижи-Хем, и куда мы должны доехать и встать на днёвку. Отдыхать, париться в бане, принимать лечебные радоновые ванны и морально разлагаться.


Рыбаки бросили свои штурманские обязанности, схватили снасти и бросились ловить хариуса. Шикарная рыбалка на Кижи-Хеме. Самые жирные хариусы. Много. Вкусные. Спасибо нашим рыбакам за то, что рыбку ловят нам!


Когда мы подъезжали к радоновым источникам, там стояли 2 аборигена из деревни Ырбан. Они в шоке: из таких дебрей вдруг выезжает три машины! Здесь никогда не было машин. Никаких. Просили сфотографироваться и обязательно прислать им фотки, потому что в Ырбане да и окрестных сёлах им просто не  поверят! Нам не жалко – пообещали.



Место, где выходит источник у аборигенов известное. В этих водах приезжают лечиться со всех окрестных сёл. (Это 150-200 км) Приезжают летом на оленях, семьями, стоят несколько дней, потому что надо несколько раз по 5 минут в день лежать в радоновой ванне. Вода тёплая, очень это похоже на источники на Калгутах, по дороге на Укок. Сделан сруб и купель. На склоне сделан из дерева желоб, можно стоять как под душем с тёплой водой.



Здесь мы встали на днёвку. Я пошла на источник искупаться. Встала под «душем». И так мне там хорошо стало! Стою просто под водой, струи текут, вода журчит... Полная отключка, как я не упала, сама не знаю. Много в этой воде находиться нельзя, а я выходить не хочу. Так мне хорошо было... Весь вечер ходила в полуотключке, потом добавила баню и 100 грамм. Вообще, чуть к звёздам не улетела... Благостное место.


16 августа


Немного спустившись по Кижи-Хему, свернули направо вверх по реке Улуг-Даштыг-Хем.


В нижнем течении река идет по узкому ущелью, поэтому ехали по лесу. По дороге конечно же паслись на попадавшейся ягоде, и косили грибы. Потом шли по реке. И даже не запомнился этот день ничем особенным, шли по реке, с берега на берег, ели ягоду, собирали грибы.



17 августа.


Продолжаем движение по реке.


Сломался 8-й. Починились, поскреблись далее к нашей цели. Бензин расходуем экономно, в кабине стоит бутылочка со шлангом. В кустах 10-й рамой сел на валежины. Два бревна крест-накрест лежат, их в зарослях не видно. Пришлось выпиливать. Потом сломался 8-й. Пару часов ремонтировались. Саня облазил окрестные кедры, набил мешок шишек. Шишки зеленые, надо в костре обжигать. Хорошее дополнение к рациону.


Очень неудобный берег реки, узкие места проезда, огромные камни, заросшие кустами, в одном месте пришлось ехать по узкой полоске между невысоким обрывчиком и огромным снежником. Ширины расчищенной от кустов «дороги» хватало на одну машину. Потом у 21-го опять что-то сломалось.



18 августа.


Оказалось, что у 21-го сломался правый бортовой редуктор, задний. Вывалился кусок коробки, сломался зуб шестерни. Делали полдня.



Поехали после обеда, повернули налево на реку Аржан-Хем. Это река, на которой те же самые аборигены лечатся. Только здесь они несколько дней пьют воду. Вода сладкая, газированная, очень-очень вкусная. Но в канистрах не хранится, становится мутноватая и невкусная. И море мошки... Всё лето мошка кормится на оленях, которые здесь пасутся, пока больные лечатся. Потом олени уходят, а мошка остаётся. А тут мы...


На вечерней стоянке скормили полкотла ужина местным богам. Лагерь стоял на склоне. Костер тоже. В один прекрасный момент тренога с котлом вдруг упала, полкотла вылилось. Не ожидала, что местные боги такие любители горохового супа. Главное - не успели закинуть шкварки с тушняком...



19 августа.


Сначала хотели подниматься на перевал (назовём его Арыскан) хребта Даштыг-Хем, но пешая разведка сказала, что он реально непроходим. Если Салтасты просто непроходим, но вы же… это… ну того… То на Арыскане точно делать нечего. Но через Салтасты на 30 км. дальше.



Опять начались склоны с опасными уклонами, ненавистной карлушкой и мерзким болотом. Кусты, кусты, а под ними ручьи и всё это по склону. Какая эта мука ползти по такой болотине. Чуть выше на склонах ущелья растут в основном кедры. Они такие красивые, большие, пушистые. Такие величественные.


Поднялись мы немного, закончилось болотина, кусты не так мешают, хорошо так. Какое-то другое настроение стало. То ли понимали, что немного осталось, то ли что уверены были, что пройдём...


Вот опять встали непосредственно под перевалом, надо отдохнуть чуток и провести разведку самого тяжёлого участка. Опять проверка машин и ремонт.



20 августа.


Пока народ собирался, пошла смотреть наверх – что же перевал такой Салтасты? Наверху Салтасты мне почему-то напомнил Укок. Тянет всё-таки туда. Кто там побывал может равнодушным остаться и жить дальше. А есть глупые люди, которые открывают там своё сердце. И тогда сладкая отрава Алтайских гор проникает в самые уголки, и человек хочет вернуться ещё и ещё туда же, в то же место...



А в это время народ начал подъём, на который без содрогания не взглянешь. Кустов нет, канаву для страховочных тросов не рыли, привязываться не к чему. Первая машина (10-й, только у него осталась приспособа «Crawler gear» для суперпониженной скорости) без страховки должна подняться по конной тропе. А ещё и обсуждение было: может лучше по каменному ручью подниматься. В нём если что далеко не улетишь, ну навернёшься пару раз, хоть будешь как живой, будет что привезти домой. А с конной тропы улетишь и собирать нечего будет – где машина, где пилот не разобрать...



Всё равно решили по тропе подниматься, потому что наверху каменного оврага затык, машинам не подняться. А мне опять надо было снимать на видео: очередные работы на каменоломне для расширения тропы в типа дорогу, толкание машины в гору и т.д. А потом оставшиеся две машины на лебёдке поднимали уже в "лоб", в гору, по куруму, без каких-либо страховок  и прочего. Вот уж точно, если бы лебёдка порвалась – летело бы далеко и долго и что бы долетело до низа не понятно.



Мне здесь было реально страшно. Я что-то поснимала и сказала – вы как хотите, а я это снимать больше не буду, потому что я не могу на это смотреть, мне от этого зрелища плохо делается... Стоит машина на полочке мордой к обрыву, тянет лебёдкой снизу другую машину, и у неё отрываются задние колёса от земли сантиметров на 30, и кажется сейчас машина эта мордой вниз кааак улетит, навстречу той, нижней. И дружно, в связке и до низа...



И я пошла собирать свои вещи, и перебираться наверх. Потому что лагерь остался внизу. А я себе решила, что внизу я не хочу ночевать. Наверх значит наверх. А то сейчас всё затащим, потом вниз идти спать, потом утром на себе всё тащить. Поэтому я два раза сходила вниз-вверх и чуть не сдохла от этого. Хоть часть вещей и доехала на машине, всё равно много пришлось нести до места ночёвки...


В первом часу ночи вышла из-за гор луна полная. И такой восторг охватил! Просто дух захватывает, какая красотища! Горы, луна, звёзды! Жаль возможностей наших фотиков  не хватает передать всего этого.


21 августа



И вот пройден наш последний перевал. Теперь километров 30 и дорога. А где дорога, там и конец трофи.


У народа сразу же настроение другое, очень быстро-быстро ехать домой.


Спустились мы с перевала, вдоль ручья, опять по лесу, с кренами, и прочими прелестями. Встретили аборигенов-тывинов из деревни Ик. Ехали на лошадках на минеральные источники. Надеюсь, что они не сильно расстроились, когда увидели расширенную конную тропу.


Вышли к реке Соруг. Повернули вверх по течению.



22 августа.


Погода шикарная. Солнышко, тепло. Горы в ярких красках осени. Золотые и багряные листья деревьев и кустарников. Кое-где ещё зеленая трава, скалы и местами белые снежники. В Саянах началось бабье лето.


Потом был не то чтобы перевал, а так водораздел. Ехали вверх по реке Соруг. Река вытекает из очень красивого озера. Сломался 21-й. ремонтировался. Рыбаки пытались ловить рыбу в озере. В прозрачной воде видно, что озеро обитаемо, мелкая рыбешка, что-то вроде пескарей.



Проехали озеро, проехали перешеечек метров 100 и всё – здесь уже другое озеро, другая река – Ак-Суг, и течёт она в другую сторону.


Проехали старую базу геологов. До новой базы ехали на последних каплях бензина. Переливали в бутылочки из одной машины в другую. Оказывается это очень популярная у трофистов игра - отними бензин у товарища. Приехали на базу геологов, затарились бензином и прочими жизненными, для авто, жидкостями. Предложили в столовой компот и хлеб. Народ давай хлеб метать да ещё с какой-то зверской самодельной аджикой и запивать это компотом… Завхоз посмотрел на этот голодный табор и накормил нас пельменями с лосятиной. Вкусные !!!! Необыкновенно какие вкусные! Закупили хлеба еще, пряников и чая. Спасибо им за все вкусняшки!


И помчались дальше – домой, к близким людям и пирогам.



23 августа


Ночевали на красивом озере, здесь была последняя в сезоне рыбалка. Очень много хариуса самых разных размеров. Поймали одного ленка.


Неинтересно рассказывать про дорогу – скакали и скакали по кочкам и ухабам. Пейзаж хоть и своеобразно красивый, но однообразный, здесь бы на лошадках проехать, неторопясь, с остановочками и обозреванием пейзажа.


Дорога пыльная и тряская. Очень утомительная.



24 августа.


Вброд преодолели реку Чаваш, наконец-то мы добрались до реки Хамсара (Хам-Сыра). Съездили в деревню Ырбан, сходили в гости к товарищу, с которым познакомились на Кижи-Хеме, поставили печать в маршрутной книжке и пробежались по магазинам.


На Хам-Сыре, оказывается, будет происходить самое интересное. Переправа через упомянутую реку. Река довольно широкая и довольно глубокая. Мостов нет, парома нет (затонул лет 6 назад). Я и не знала, что это одно из самых увлекательных частей нашего трофи! Геологи переезжают реку на лодке, всё что тяжёлое едет поздней осенью машиной «Урал», осенью река мельче и можно в паре мест переехать.



Небольшое отступление. На старте вместе снами выехала команда из Украины, которые должны были ехать нам навстречу. То есть мы едем Нижнеудинск-Кызыл, а они Кызыл-Нижнеудинск. И где-то в горах мы должны были встретиться. Украинцы для переправы через Хамсару приготовили специальные понтоны. В общем ребята маршрут не прошли и вернулись, а понтоны оставили нам у мужика, который занимается извозом на реке.


Вот этими понтонами мы и должны были воспользоваться. Из деревьев связать раму, к которой привязывались баллоны, потом это чудо инженерной мысли надёжно привязывалось к машине, потом это плавсредство цеплялось к моторной лодке. Моторная лодка ехала, давая направление до противоположного берега. В принципе, как только колёса у машины отрывались от дна, вся эта конструкция становилась почти неуправляемой. (мне почему-то вспомнился анекдот: А теперь, пристегните ремни, и мы посмотрим, как вся эта халабудина попытается взлететь)



Здесь мне тоже было страшно смотреть. На перевале было понятно, что машина ёкнется вниз, и видно, где лежит, а здесь – уйдёт под воду и всё, не видно ничего. Но и это мы прошли. Особенно мучились с пустой рамой, которую надо было перевезти на другой берег против течения, чтобы переправлять следующую машину. Дерево намокло в воде и конструкция стала неимоверно тяжелой, но за счёт понтонов плавучей. Лодка не тянет, её сносит вниз по течению. Кое-как дотащили раму до другого берега. Там машиной тянули вверх по течению к месту старта. Мужики, шагая по воде, направляли понтон вдоль берега. Смотреть на этих «бурлаков» было невозможно – казалось, сейчас они просто упадут, ручки отпадут, ножки отстегнутся, язык отвалится.


Первым на сплав вышел 8-й, потом, почти в темноте – 21-й.



25 августа.


Утром благополучно переправили 10-го.


И опять дорога, от реки и до Бояровки, где появляется первый асфальт, тяжелая, пыльная, вытряхивающая душу из тела. Судя по всему все дороги Тофаларии и Тоджи чудовищные.



27, 28, 29, 30 августа.


А далее, по асфальту просто гонка – ехали и ехали – домой.



P.S. Нашла сказку:


Сказка о происхождении тофаларов. Пришли три человека. Один был бурят, другой-тувинец, третий – татарин. Стали они жить на новом месте, ловить рыбу, охотиться на диких зверей. Однажды во время охоты они поймали олененка, приручили его, и через некоторое время стало у них много оленей, много еды и одежды. Как стало много еды, и людей стало много. Расселились тогда эти три рода: один по Уде, другой по Ие, третий в Гутаре. И так образовался тофаларский народ.






ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий