Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Тунгусский феномен | Тунгусские записки новичка | (1961 г., КСЭ-3)

Валерий Папе (Новосибирск)

Тунгусские записки новичка

(1961 г., КСЭ-3)


"А мы и не знали, что все это может случиться,


Когда первый раз уходили с тобою в тайгу"


06.08.61


Вечер, 10.30. Чургим. Мы почти в Центре. До изб осталось примерно 4 километра. Последняя ночёвка. Можно идти до конца, но там скучно, по словам космодранцев остался один завхоз - все на тропе. Кто на "стрелках", кто на болотах, кто на "динамике взрыва". И ещё много других работ, в которых я еще слабо разбираюсь.


Вкратце о пути.


Поезд Новосибирск-Красноярск. Много сна, еды. Вокзал в Красноярске чистый, но очень скромный. Улицы аккуратные, но не выдающиеся. Главные улицы - Карла Маркса, Ленина, Сталина. Много магазинов, но большинство их закрыто. Кафе и столовые хилые, особенно кафе. Мало мяса, много морской курицы-камбалы, как в Новосибирске.


На другой день - на Красноярские Столбы.


Здорово, красиво. Воспитывается ловкость, но тоска: нелепо, почти завершив спуск со второго Столба, разбился Алик Тульский - крепкий инженер из СОАН СССР. Метров с тридцати - головой о камни и через две минуты - готов. Нелепую смерть принимать трудно. Добрались до Красноярска, сопровождал Алика в морг тоскливая организация.


2 августа вылетели в Кежму. Приблизительно через два часа были там. В Ангаре второго не купался - разбил ноги на Столбах. Зато какая радость купания утром третьего: Ангара удивительно тёплая, прозрачная. Словно очистился от тоски. Вернулась радость жизни. Кежма - перевалочный пункт на пути в Ванавару. Туда вылетели третьего утром. Через 2 часа были на месте. Виды с борта самолёта: тайга во все стороны, изредка плешины болот и змейки речек. Темно, зовут к ужину.


07.08.61


Утро, 11-00. Сижу на Чургиме. Интересный ручей. Чудеснейшая вода. Берёт начало в Южном болоте, устья нет исчезает под камнями. Водопад - метров десять. Спад под углом примерно 80 градусов. Естественный душ. Подъём по склону водопада - каменные террасы через 1-1,5 метра. Течёт Чургим в каменном русле. Вид, достойный Кавказа. Даже неповторимей - скалистые берега, смешанный лес. Здесь же свечки - следы взрыва.


Замечательные люди. Чургим очень привлекателен и является как бы центром тайги - сюда сходятся вечером группы, кто сможет. Здесь все романтики и остроумные, весёлые ребята. Отношения людей - коммунистические.


Есть две Тамары из Томска - студентки, перед практикой поехали на Тунгуску. Потеряли все документы и допуска, просрочили практику. Но надо видеть их, чтобы почувствовать молодость и красоту.


Мы - источник политических новостей. Здесь давно не читали газет. Остроумие - до предела. Здоровые предложения о сменяемости органов и перспективах коммунистического строительства.


Ели блины - никогда не ел лучше, пели замечательные песни.


Трое в палатке ночью - холодно и страшно. Остроумия через край, мысли работают свежо и ново. Утром - сразу тепло.


10.08.61


Пристань. Изба Кулика на Хушме. Интересные места. Работают здесь обогатители и геологи - анализируют пробы, считают шарики вещества. Живут не пыльно.


Прибыли мы в 14-30 - кто спит, кто варит обед. Здесь завершается первый этап нашей работы.


Не писал дневник - был в бегах. С гостеприимного Чургима 07.08.61 отправились на Заимку - основную ставку Кулика. От Чургима до Заимки тропа идёт по приличной просеке Кулика. Тропа захватывает часть Южного болота это ровная трясина, имеющая громадные размеры. Здесь же часть Северного болота. Кулик полагал, что Южное болото произошло при падении Тунгусского метеорита. Прошлогодние работы показали, а этого года подтвердили, что болото это естественного происхождения. Окончательно опровергнута гипотеза Кулика, который был прямо-таки фанатичен в отстаивании своих научных убеждений.


Но это был замечательный человек и упорный исследователь. Одну за другой он организовывал экспедиции, делал просеки, избы, лабазы. Пришла война - добровольцем пошел на фронт и погиб - целеустремленный человек, романтик - учёный. Это чудак, один из тех, которые украшают жизнь.


Заимка Кулика - несколько бревенчатых изб, лабаз на высоких сваях, серия палаток.


Чудесный ресторан "Тунгусский гурман" - квадрат из дощатых столов и очага посредине. Здесь я прочитал, что потерян Тунгусский метеорит, серо - палевого цвета, весом 1x10в12 степени грамм (если не ошибаюсь). Нашедшего просят сообщить по адресу: Москва, Комитет по метеоритам, Кринову. Обещано небольшое, но приличное вознаграждение.


Гостиница "Радость тунеядцев" - огромная палатка - можно ходить стоя. Ещё достопримечательность - уборная ширма из зелени - перед ней метров за двадцать табличка "Занято" - "Свободно".


Так вот, 8-го протолкались на 3аимке. Читал перевод книги француза Мишеля о летающих блюдцах (тарелках). Толстая книга насыщена фактами, показаниями очевидцев явлений летающих сигар и блюдец во Франции в 1952, 1954 годах. Выводов автор не делает, но призывает не отмахиваться от фактов, анализирует психологию наблюдателей, варианты возможных ошибок при наблюдении и т.д. Всё это исследование выполнено весьма добросовестно. Увлечение блюдцами - это одно из увлечений членов КСЭ. Ещё телепатия, система йогов. Есть здесь один доморощенный убеждённый йог Попов, человек исключительной физической силы и трудоспособности, силы воли и выносливости.


Вечером 8-го вернулись на полюбившийся нам Чургим - там была разбита наша палатка.


11.08.61


Прервался вчера писать - вкусно поели и поработали на Пристани над обработкой своих проб. Во взмученном состоянии проба промывается через все умельчающиеся сита. Беспрерывно лил дождь и жрали мошки: они дождя не боятся и лезут, подлые, везде, даже в сапоги.


Далее, промокнув насквозь, резались в домино в избе.


Прибыли Демин и Васильев со своими пробами. Оба как из воды, хоть выжимай. Однако решили идти все на 3аимку, несмотря на поздний час, чтобы обсудить дальнейшие маршруты.


Пошли довольно бодро, через полчаса были на Чургиме. Конечно, заглянули на огонёк княжества Чургимского, поприветствовали его герцогиню - крупного учёного химика Емельянова в знаменитой чёрной шали, которую боятся все комары. Он к тому же корифей по ловле бурундуков. Ловит их даже руками. Садит в железные клетки и кормит. Они к нему уже привыкли.


Далее в полной темноте ринулись на Заимку. Тропа хорошая, но слякоть, дождь и темень затрудняли ход. Раза два свалился, бесчисленное число раз цеплялся за сучки, проваливался. Однажды потеряли даже тропу. Но добрались. Были по достоинству вознаграждены. У костра на Заимке нас ждали горячие блины, каша и т.д.


Под занавес нам с Валерой (тезкой из Сталинска) повезло еще раз. Спали в чудесных спальных мешках: один из них - академика Палея, второй - начальника экспедиции Флоренского.


Продолжаю свои записи от 10.08.61.


На Чургиме, куда мы прибыли 7-го вечером, нас ждали. Сегодня день рождения Аллы Бояркиной и по традиции национальный праздник космодранцев. Из-за отсутствия завхоза спирт был выпит раньше времени. К тому же гибель Алика. Торжество омрачилось.


Однако затем были провозглашены остроумные заздравные тосты, под которые "пили" уху из чудеснейшей щуки (кг на 5) с реки Кимчу, пойманной болотоведами и подаренной Алле. Далее местный поэт Карпунин выдал стихотворные опусы на темы КСЭ. Написано талантливо. Сопровождалось чтение взрывами смеха и аплодисментами. Потом последовала чудесно-остроумная песенка, сложенная группой Игоря Зенкина про "маленький лабазик". Песни до рассвета - рассветает рано, часа в 3 ночи. Следуют размышления о блюдцах, Казанцеве, Кринове и сон.


08.08.61 вышли на 3аимку - получили задание. В связи с прорывом металлометрия отложена, занимаемся работами по плану Академии. Я, Алла и Валерий идём на Западный разрез за пробой почвы. В ней будут искать вещество космического гостя. На нашем направлении ранее проба была взята, но видимо, малоталантливо. По кольцу вокруг эпицентра она выглядела как белая ворона с пониженным содержанием шариков. Наша задача - повторить.


Вышли часов в 5 вечера. Идём вначале с километр на юг, по тропе Кулика. Далее видим тур - треугольник отметки тропы. Сворачиваем и идём по просеке Западного разреза. Просека проложена в прошлом году. Имеются таксометрические метки через 200 метров, вешки, затёсы. Сама просека элементарно проста - не очень прямая, но идти легко - хорошо видна тропа.


Продуктов - на три дня, снаряжение обычное плюс инструменты и мешочки для взятия пробы.


Вдоль тропы-просеки длиной 18 км заложены 13 пробных площадей. Далее перпендикулярно просеке - тропа на Муторай и просека кончается. Дорога на реку Хушму от Муторайской тропы идёт лишь по затесам на деревьях. Шли в темноте наощупь часа полтора, вскоре вообще потеряли продолжение затёсов - остановились на ночлег. Разбили палатку, разожгли костёр, из-за отсутствия воды поели всухомятку колбасного фарша со сливочным маслом и сухарями и легли спать. Наутро по затёсам легко прошли остаток пути около 2 км до Хушмы. Здесь она в виде приличного ручья, но никак не похожа на речку, которая у Пристани. Перешли её "вброд". На противоположном берегу, высоком, с чистым лиственичным и сосновым лесом, сплошь устланным ягелем и мхами, часов пять брали пробу. Необходимо было освободить 3 кв. м земли от растительности, снять почву до минерального (глинистого) слоя и просеять сквозь сито диаметром 5.


Назад вышли часов в 7 вечера. Палатка и снаряжение ждали нас на месте прежней ночёвки. Бодро упаковались и побежали. Заночевали за 9 км до Заимки. Тропа хорошая, но скорость ночью мала, да и торопиться незачем - мы и так стахановцы - на маршрут было дано 3 дня Заночевали опять с малым количеством воды - лишь во фляжках. Утром бегом до тропы - на 3аимку. Рюкзаки оставили ни тропе. Это уже было 10 августа. Ресторанный швейцар приветствовал нас постукиванием о чугунную плиту. Позавтракав, пошли на Чургим и Пристань. Вот тик прошёл мой первый маршрут.


12.08.61


Часов в двенадцать пошли с Аленой в однодневный маршрут по "стрелке" - выбирать белые пятна вывала в центре. Шли на Фаррингтон, известную гору - государство, основанное в прошлом году и процветавшее на взаимовыгодных торговых отношениях с 3аимкой. Оно поставляло золу с большим содержанием стронция, а Заимка продукты. Свободное государство Фаррингтон ныне зачахло, остался лишь тур на вершине, банка с записками 1958-1961 годов и гвоздь, на котором в прошлом году красовался бог Огды - всесильнейший бог тайги, покровитель космодранцев.


Я понимаю Кулика. Его, конечно, завлекло это интереснейшее болото - Южное. С Фаррингтона оно очень красиво и величественно. Охватывая полукругом гору Стойковича, окаймленное цепью холмов, оно бледно-зелёным одеялом, зеленью островов производит сильное впечатление природной красоты. Оно коварно, гибло, это болото, но, увидев его однажды, трудно не стремиться снова встретиться с ним.


С Фаррингтона прямо на юг - двуглавая Шахорма. Карта, полученная нами, весьма неточна. Наша задача выявить направление вывала, плотность его, засечь старый лес (выжившие лиственницы).


Как-то с трудом привязались на высоту. Пошли, спустились с Фаррингтона. Азимут на Фаррингтон брать бесполезно. Он сложен из курумника, аномалии стрелки огромны. Пошли по направлению вывала. Вот когда я прочувствовал значительность Тунгусского дива. Вывал плотный и точно направленный. Деревья вывалены с корнями, сломаны иногда. Мощные деревья длиной метров по 30, толщиной до полуметра. Они сгнили, покрылись мхами, но впечатляют. Молодой лес густой, могучий - прирост деревьев после катастрофы увеличился. Заложили 3 пробные площадки на расстоянии примерно 3 км. Вывал деревьев без всяких дисперсий, плотность 150-200 деревьев на 0,25 га. Сопка оказалась весьма низкопробной, с неё ничего не просматривается. Пришлось лезть на дерево, что удалось лишь с третьей попытки, брать обратный азимут. Вернулись на вторую Фаррингтонскую вершину, далее на первую и на Заимку.


На обратном пути гнали по тропе выводок тетеревов - тупые, не уходят с тропы. По одной разбежались. На Заимке ужин, песни и сон в палатке кандидата лесных наук Некрасова.


13.08.61


Брали с Димой Деминым пробу по металлометрии в направлении 295 градусов, километрах в 4 от центра, на сопке 490 м. Оттуда шли по азимуту, вышли на тропу приблизительно в 2 километрах от Заимки. Снова лазил на сосну: обновил свои раны, чтобы не засыхали. Интересно - нашёл мешок с бинтами: можно подумать, что мне нравится бинтовать. Сходили на Заимку, оставив рюкзаки на тропе. Поели и быстро на Пристань. Пробу оттащили и вернулись обратно, затратили часа 3 на дорогу.


Снова песни у костра, разговор об эволюции человека через 50 тысяч лет. По мнению Васильева, эволюция будет скорее социальной, чем биологической. Язык эсперанто, иностранные языки - темы бесед. Затем сон в мешке из трёх одеял, тесновато втроём.


Вчера прибыли ребята из Красноярска, от них мы узнали о полёте Титова и о событиях в Берлине. Кричали ура и были встревожены соответственно. Пели о пыльных тропинках далёких планет.


14.08.61


Были с Аленой на "стрелке" в центре. Маршрут - на юг, затем по восточной просеке через Южное болото, и далее по сопкам и долинам, по азимуту и с привязками. Южное болото с высоты - красиво. Но коварно. Идёшь по нему вода примерно 30 см, верхний наст колышется. Толщина его около полуметра. Далее - трясина глубиной до 9 метров. Наст иногда проваливается, некоторые погружались до пояса. Болото заросло на приличных пространствах северной берёзкой - труднопроходимой зарослью в виде кустарника.


Болото миновали благополучно. По краю болота много звериных троп. Явно видны свежие следы крупного зверя сохатого или медведя. К встрече с медведем подготовлены слабо: только перочинный нож у меня и четыре ноги на двоих. Встреча с медведем - не редкость. Вчера на расстоянии примерно 10 метров с ним встретились две девчонки. Они были на стрелках. Первая реакция -изумление: "Ой, мишка!". Затем одна спрашивает другую: "Что нужно делать при встрече с медведем? Бежать?". Вторая поняла это как призыв и кинулась утекать. Первая же отметила молодость и симпатичность мишки, подняла карту с земли метрах в пяти от себя и с достоинством удалилась.


17.08.61


Чёрт возьми! Не мог не взяться за карандаш. Такое бывает не часто и вдохновляет. Пять минут назад был участником и очевидцем удивительного события.


Прежде всего, я вышел из избы "Главной" примерно в 15.50. Иду по тропе к каптёрке, навстречу Валерка Кувшинников. Иди, говорит, послушай очередную историю о встрече с медведем. В самом деле, взволнованная девушка рассказывает: "Пошла на Чургим. Невдалеке от тропы на Чеко залаял Пёстрый (Чуча?). Обернулась: метрах в десяти стоит мишка и смотрит на пса". Она, конечно, двинулась обратно на 3аимку. Пёстрый, дурачок, перестал держать медведя и побежал вперёд, а медведь за ними. Она находчиво останавливается, науськивает Пёстрого, тот кидается и лает на медведя, медведь снова стоит. Она снова бежит. Но Пёстрый повторяет свой маневр и всё повторяется. Пёстрый не то, что Красный. Тот умница, о нём напишу позже. Вскоре медведь отстал, по её мнению. Она вернулась на Заимку. Так вот, стоим мы и слушаем её рассказ. Удивления мало - это не впервой.


Стоим я, Люба, завхоз Иван Никифорович и эта девушка, ещё не знаю, как её звать - пришла недавно с маршрута.


Тут вяло залаял Пёстрый. Видим - метрах в 25 медвежья рожа - со стороны болота. Мы чему-то обрадовались, кинулись к медведю. Он дал дёру. Валерик Кувшинников, услышав про медведя, схватил мелкашку (ружей на Заимке не оказалось). За мелкашкой сбегал и Никифорович и - за медведем. Но тот сиганул и след простыл. Стоим метрах в 50 от изб, обсуждаем случившееся, обзываем медведя молодым, да дурным, к тому же нахальным.


Не торопясь возвращаемся к избам. Вдруг вижу знаки Валерки - тише, мол. Он метрах в 20 впереди нас стоит возле каптёрки. Смолкли, шёпотом предполагаем, что он боится спугнуть птицу - её здесь хватает - и хочет сделать нам дичи на обед. Но Никифорович с интересом сообщает - медведь уже на кухне. Гляжу - метрах в 25 в нашем "Тунгусском гурмане" ходит мишка и лазит по кастрюлям. Я - за топориком туристским. Взял, бегу слышу выстрел дуплетом и бодро бегущего медведя - с огромной скоростью. Скрылся в лесу. За ниим побежал Пёстрый, но вскоре вернулся.


Валерка рассказывает - увидел мишку у каптёрки, у банки с маслом. Банка железная. Валера близорукий, в очках. Мишку увидел метрах в 10. Тот его испугался, но не очень. Несколько отбежал. Валера с мелкашкой за ним. Он ещё отбежал. Тогда Валера спрятался за дерево. Мишка побрёл в ресторан. Далее события описаны.


Вот так. Одни факты. Рука заболела писать. Посочувствовали Никифоровичу и его лабазу - что с ними будет, если так же нахально продолжат приходить медведи. Несколько огорчились, что не убили медведя. Оба стрелка целились в голову, но Валера утверждает, что пули мелкашки отскакивают от черепа безвозмездно, надо попасть в глаз. Этого, видимо, не произошло. Не осталось ни мяса, ни шкуры, один лишь рассказ, очередной. Следы, впрочем, сохранились у канистры с маслом. Да ещё осталась надежда, что эта встреча не в последний раз и будут, однако, и у нас медвежьи шкуры.


19.08.61


Ночь холодная весьма. Спал в гостинице "Радость тунеядца". Это предвестница хорошего, то бишь сухого дня. Вчера ходили на стрелку в районе горы Добре - ориентировались прилично. Назад возвращались не по просеке через Южное болото, а напрямик. Вначале ощущение довольно определённое, когда чувствуешь, как ходит под тобой верхний покров болота. Затем привыкаешь и прёшь напропалую. Было одно гиблое место. Набрал полные сапоги, но болото прошли. Вышли на Стойковича, пересекли просеку Кулика. Тропы не видно, но просека чудесная. Прямая и капитальная (широкая). Вскоре были на месте. Дня два перед этим шёл дождь. Я сидел на штабной работе, занимался статистикой, так как сбил ноги. Сейчас, видимо, опять пойду на стрелки до вечера. Вечером - большой сбор на 3аимке. Вскоре отъезжают человек тридцать. Остаётся порядка пятидесяти человек. Пришло письмо Алене из Новосибирска. Пишут, что Бибишева отпуск не оформила, что нам ставят прогул, что продолжают отправлять в колхоз. В общем, тоска. Нужно что-то делать. Известий с большой земли не имеем уже с неделю. Что происходит в мире - загадка. Вещества не нашли. Вскоре приезжает один из сторонников гипотезы ядерного взрыва Золотов и Ко.


23.08.61


6 часов утра. Третий день в походе. Идём пока четверо: Демин, Шикалов, Валера Кувшинников и я. Направление на север. Вскоре Демин и Валерий К. свернут. У нас с Шикаловым - 40 км маршрут за пробой на речку Ядуликан.


24.08.61


Вчера в 11 часов расстались с ребятами. Место расставания - долина с ручьем, не обозначенным на карте, весьма хилым. Пошли по азимуту с целью пересечь реку Молешко, вдоль которой мы шли. Прошли 2 км - её нет. Решили, что хилый ручей - видимо, Молешко. Вернулись назад. Затратили на бесполезный экскурс 2 часа. Начали жарить грибы. На это ушло ещё около 3,5 часов. Шёл дождь, мы мокли, собирали грибы и жарили. Грибов объелись и тронулись. Погода тоскливо-дождливая. Мокры насквозь. Шли до 7 часов вечера. До 10 часов оформляли палатку на настиле и ели сухари со сгущенным молоком и маслом. Подбитая Леней утка осталась целой из-за отсутствия воды, кроме непрерывного дождя.


Накануне ели, ещё вчетвером, тетерева, подбитого Кувшинниковым. Мясо весьма достойное. Пред сном прикинул пройдено по прямой (по маршруту) 8-9 километров за день. Темп неважный.


Ночь была весьма продолжительная и прохладная. Ворочались на жердях настила, с сухарями вместо подушки, на мокрых телогрейках.


Утром сегодня проснулись и пошли в 11-30. Погода пасмурная, изредка дождь. Через 500-1000 метров Леня переобувается, мучают сапоги. Пишу в один из таких привалов. Тайга здесь симпатичная. Высокие старые лиственницы, сосны. Падение метеорита лишь сбило сучки, обожгло, надломило здесь деревья, но они снова ожили. Вывала мало. Есть хлысты и деревья с обломанными вершинами. Лес смешанный. Ниже сосен - березняк и кустарники. Много голубики и брусники. Грибы постоянно. Идем по азимуту, ориентиров близко нет. Через 4 км должен быть ручей. Считаю шаги. Пошёл дождь. Кончаю. Леня ещё возится - вот тоска - так всю дорогу.


23-00. Укладываюсь спать. Пишу при свече в палатке. Леня сушится у костра. Прошли сегодня по тайге в общей сложности по прямой порядка 7 километров. Много времени (3,5 часа) затратили на обед. Варили утку и гречневую кашу. Потом поменялись сапогами. Мне его несколько жмут, трут, но терпимо. Он же в моих побежал довольно бодро. В 19-30 вышли на холмик. Перед этим пересекли несколько болотистых долин с ручьями. Тайга пошла красивейшая. Вначале лохматый, замшелый и низкорослый бор. Сосны по преимуществу седые, мох сплошной подушкой. Идти интересно, мягко и таинственно. Тем более что дождь капает реже, хотя мы насквозь мокрые от деревьев. Далее идёт редколесная с мощными соснами и лиственницами роща. Сосны преобладают. Мощные сухостойные деревья свободно валятся. Роща на холме, внизу ручей. Мощь и красота действуют благотворно на нас. Хотя неизвестны наши точные координаты, мы рады, решаем разбить на чудесном холмике ночной лагерь. Я говорю, что здесь можно с недельку отдохнуть. Леня отвечает, что с нашими продуктами можно жить месяц (вместе с дарами природы), но мало соли. Это нас гонит вперёд, правда пока быстро не получается. Варю немыслимый суп из гороха, сушёной картошки, морковки, свёклы, лука. Приготовил неплохо, но пересолил. Поели, завтра сориентируемся. Сейчас спать. Good s1еерing.


28.08.61


Пишу уже на Заимке. Вчера вечером пришли с маршрута, уложились в рабочий срок. Плутали 24-го недолго, пошли по долине одного из ручьев и по изгибам его сориентировались. В тот же вечер вышли на долину Ядуликана - она весьма заметная и привлекательная. Крутые холмы - и серия озёр с утками. Долина большая - вдалеке по законам перспективы сходятся лес и желтизна долины. На переднем плане и повсюду - сосёнки. Картина шишкинская. Лес на северной стороне долины - красиво-пасмурный, преимущественно сосновый, лиственничный. На склоне одной из высот взяли пробу и переночевали. Утром - обратно. Бег обратно был напряжённый, преимущественно вдоль долины Молешко по тропам. Мокреть насквозь уже не замечается. На неё реагируешь только во время кратковременных остановок, когда увеличивается выделение жидкости из носа из-за остывания организма. Убили дичи пять штук, из них одну - я из двустволки, перепёлку. Это первая моя дичь - с первого выстрела. Изрядно помял ноги в Лениных сапогах, но темпы сохранились. Шли почти без компаса, интуитивно и по долине.


За 10 км до Заимки убили сову. Я настоял, чтобы ее не принимать за дичь и не брать с собой. Ребята на Заимке сожалели: из неё делают отличный шашлык


В центре, как всегда, тепло костра, улыбок, вкусная дичь и кисель. Далее двенадцатичасовой сон. Сейчас пишем отчёт по походу и тащим пробу на Пристань.


30.08.61


Собираемся в новый поход. Нынче идём на севере-запад. Маршрут 60-70 км. Идем втроём: я, Леня и Ира. Вчера был день отдыха. Отбыли с пробами в лечебницу-курорт Пристань, отъедались и отсыпались. Вечером пошли на Заимку. Вышли поздно, быстро стемнело. Решили прибежать утром, а ночевать на Чургиме. Там сейчас один наследный принц Чургимский Валерий Мильчевский. Принцесса Емельянов с бурундуками отбывает в Москву. Посушились у костра, залезли в стационарную (на настиле) палатку. Прибежал Емельянов с Заимки - говорит, что приготовлен товарищеский ужин, нас ждут, хоть до часа ночи (Леня именинник). Быстро собрались и пошли. Природа улыбнулась нам, бог Огды был в настроении. Выглянул на чистейшем небосклоне фонарь Луны. Масштабы и рельеф тропы изменились. Всё стало таинственно и задумчиво, как "Ночь на Днепре" Куинджи. Лесов стало мало, остались одни болота и вымученная дождями и пятками космодранцев тропа. Шли долго, пели что-то каждый своё. Другой либо молчал, либо подтягивал. Пришли (я, Леня, Валера М.) с опозданием - спирт был почти весь выпит, дичь съедена. Но Лёне торжественно преподнесли здоровейшее зеркало, мы наелись каши с тушёнкой, нашёлся и спирт. Затем разговоры до двух часов у костра. Беспокоимся о командоре, поругиваем его. Слушаем Димины переложения песен.


А сегодня здесь первый на моей памяти чудесный жарко-летний день, сухо и много живности (гнуса). Ребята получают продукты на 10 дней, я пишу дневник. Затосковал по работе.


01.09.61


Утро. Сегодня второй, официально третий день похода. Вышли 30-го. Однако прошли всего порядка 5 км: перешли Южное болото, продвинулись несколько по восточной просеке и остановились на ночлег. Темнеет быстро - в 9 часов темно. Читали при свече в палатке "Туманность Андромеды". Утром 31-го пристреливали винтовку - малокалиберку. Это потому, что накануне Леня метров с 20-ти дважды стрелял в одного рябчика, спокойно сидевшего на сучке, и не попал. Ирина - перворазрядница по стрельбе. Варился завтрак, были сделаны мишени. Оказалось, что винтовка центрального боя и стреляет прилично - даже я, стоя без упора, только раз попал в молоко. Вывод: рябчиков стрелять можно и нужно, так как на Лабазе тушёнка закончилась и мы без мяса. Сказано - сделано, и за вчерашний день не убито ни одной птицы - не попадалось.


Зато дорога по восточной просеке - я бы назвал её одной из самых удачных в начале маршрута. Болот мало, сухие грибные смешанные леса. Грибы: подосиновики, подберёзовики, белые, грузди, рыжики - в бесчисленном количестве, единственный пока элементарный заменитель мяса. Просека проходит по пересечённой местности: холмы, долины, ручьи, снова холмы и т.д. Зрелище всегда разнообразное и радостное. Может быть, это из-за солнечного дня, чего ещё не было ни в одном из походов. Ручьи Укагит, затем Ямоко - весьма приличные и аккуратные. Дно галечное, вода чистейшая. На Ямоко высокий обрыв, обнажение скалистых пород красно-бурого цвета. Пробы лесотаксационные одна за другой и, наконец, чудесная долина Укикиткона с эвенкийскими тропами. Склоны ручья крутые, с ярко выраженным, я бы сказал милым глазу, вывалом Кулика. Готов завтрак. Кончаю.


02.09.61


Вечер. 19-20. Темнеет. Иринка сидит у костра, делает оладьи. Леня сушится. Я пишу. Прошло два дня с момента последней записи. Оба дня плутали отчаянно, шли по азимуту, считали шаги. Наконец, вы6рались на тропу, сориентировались. В итоге пройдено по прямой на север порядка 20 км. Утром 1-го шли по свежайшим затёсам на север до пересечения с тропкой, обозначенной на карте. Пошли по ней. Вскоре при переходе через болотце тропка потерялась. Перед этим Леня с увлечением рассказывал о взаимодействии элементарных частиц с той точки зрения, что фотон - первооснова мира. Выдвинуто несколько постулатов:


а) скорости распространения частиц бывают больше скорости света,


б) масса постоянна, эффект увеличения массы - фикция:


в) гравитационное поле имеет первоосновой электромагнитное.


Много плеши, по-моему, но интересно. Надо тщательнее разобраться.


Так вот, сбившись с тропы, много лазали по болотам, долинам, шли по разным азимутам - проверяли гипотезы. К вечеру 1-го сориентировались. Прошли часа два - тропы не нашли и, видимо, снова сбились. Ночевали на высоком холме. С Леней услышали свист летящего блюдца, но не увидели его, кричали гориллами, слышали сап медведей, шипение змей. Всё это часто нарочно, чтобы напугать милую Иринку. Она и так должна волноваться и волнуется - сбились с пути. Но держится молодцом. Часто корректирует Лёху: когда он идёт по азимуту, то рыскает как шакал из стороны в сторону - обходит трудные места. Иринка волнуется - надо идти пря-мо. Сегодня шли долго и тщательно на север. Пересекли ряд долин. Удивительное сочетание холмов, долин, ощущение безбрежного леса - пространства и себя, заброшенного в нём - все это было - ради этого стоит жить. Шли по сильнейшему ветровалу, по утомительно длинным (2,5-3 км) плоскогорьям с дурным лесом. Это ветровал берёзы (что-то новое), берёзовые столбы, густой молодой лес -трудно продираться. Наконец, выбрались в приличную долину, которая показалась нам достойной того, чтобы по ней сориентироваться. Пошли вдоль неё, фиксируя изгибы, и вышли - о, чудо! - на тропу, ту самую, желанную. Иринка обрадовалась, мы умылись - вроде поклонения богу Огды, напились чаю. Тропа и пешеходная, и гужевая: по ней ходят люди - эвенки и космодранцы, редко и олени. По тропе - чумы неприхотливого северного народа. Ринулись по тропе. Вскоре пришли на зимовье Укикиткон. Здесь две избы (одна только что срубленная) и ни одного человека. В избе - нары, весы огромные. Остановились. Жарили оладьи. Пробовал - здорово вкусно. В 20-00 темно. Кончаю.


04.09.61


Утро, 8-15. Леня побежал за водой, Иринка спит. Вода метрах в семистах. Вчера с утра - приличный бег до вечера. Пробежали по тропе Ванавара - Стрелка примерно 25 км. В связи с нашими хождениями по азимуту в начале пути, мы опаздываем. Идём к месту уже пятый день. Тропа пересекает много болот, идёт вдоль долины Иркиного ручья. С утра полил дождь и не прекращался до вечера. Это первый такой день за время этого похода. Были мокры, но бодры. Сочиняли на мотив "Сюзанны" куплеты на местные темы. Я выдал на гора три куплета:


1. На сухом ручье Ай-Чудо мы устроли ночлег


Свое фирменное блюдо мы придумали для всех.


2. В блюде есть морковь и свёкла,


Есть грибы и есть пшено,


Много соли, но тушёнки,


Нам для блюда не дано.


3. Чтобы крепким был и сладким


И горячим чай вполне,


Обменялись поцелуем


Мы с девчонкой при луне.


И так до бесконечности. Обедали на берегу ручья, у чума эвенкийского - их много вдоль тропы. Спугнул утку. Взял винтовку. Пошёл охотиться. Лазал по ручью - дно чудесное, галечно-песчаное. Взмок до костей, пролазал полчаса - уток не нашёл. По дороге, у разрушенного зимовья Кимчу, Леня подстрелил два самолёта - глухаря килограмма по три каждый. До конца пути осталось километра три. Тайга, вернее люди тайги, сделали нам хороший подарок, улыбку - новое зимовье, не обозначенное ещё даже на карте. В избе железная печь, стол, нары, сухие дрова. Одним словом - коммунистическая изба тайги. Долго и утомительно варили самолёт, ели его. Долго стремились заснуть - жарко и душно.


Сейчас 9-00 часов утра. Иринка причёсывается, русалка, да и только.


05.09.61


Утро, 8-15. Готовится завтрак. Я сижу на лавочке - по возможности везде создаем себе уют. Рядом Леша жарит шашлык. Это останки глухарей. Вчера взяли, наконец, пробу. Пошли назад. Выдержал нелёгкие переговоры с Лёхой. Он стремится везде остановиться, чтобы поискать лучистый ожог деревьев, измерить направление сучьев и т.д. При этом он очень упорен и настойчив. Против него масса доводов и основной - то , что мы не укладываемся в контрольные сроки - будут беспокоиться. У него резон один: явление слабо изучено, за 40 км от эпицентра может наблюдаться след кометы, нужен фон по сухостою. Побежали назад с трудом: рюкзаки с пробами впечатляют. Тропа свернула от тракторного следа-просеки и пошла на юг-восток-юг. Направление пока благоприятствует. Я доволен , идём по новым местам. Места менее болотистые, тропа узкая. Видимо, охотничья, но есть стоянки старые, следы оленей. Тропа обжитая, куда-нибудь приведёт.


Леса сейчас стали по-осеннему красивы. Берёзы и лиственницы нежно-жёлтые, кусты голубики бордовые, красные, самые различные. Тайга шумит, ветры гонят тусклые тучи, ночи же с необычно чистым небом, яркими звёздами, морозные. Подошла Иринка - она у нас сейчас пионерка - делает себе две элементарные косички с бантиком. В тайге трудно оформлять причёски. Шашлык вечерний задержал начало сна до 12 часов ночи. Сегодня тяжелый труд: впереди болото, тяжелый рюкзак и тропа на северо-восток, может быть сразу в Ванавару.


06.09.61


Утро 8-00. Удача. Приучился писать с утра. Ребятишки побежали умываться. Я у костра. Утро задумчиво-пасмурное с хилым солнышком. Рядовой день.


Вчерашняя тропа вела себя достойно. Сократив путь километров на шесть, она слилась с основной тропой, имеющейся на карте. Карандашом нанесли тропу на секретную карту, минуя первый отдел. Прошли до места встречи с тропой, после плутаний на прямом пути. Устроили ночлег. В подарок людям, имея запас спичек, я выдолбил в сосне отверстие и положил в полиэтиленовой плёнке пару коробок. Здесь эвенкийское зимовье, пригодятся.


09.09.61


Вечер, часов восемь. Точно не знаю. Часы забрала девчонка Света из Уральско-Волжской группы Золотова, одного из убеждённейших авантюристов-исследователей Тунгуски. Сижу в штабе. Здесь же командор Плеханов, Дима Демин, а Иринка копирует карту, 6-го добежали до 14 пробы. Далее дорога знакомая и неинтересная, 7-го были на Заимке, 8-го мылись в бане на Пристани отменно, с тройным купанием в Хушме.


11.09.61


13-00. Я в Центре, на Заимке, зам. зава по хозчасти. Собираю имущество КСЭ к отправке. Тоскую. Постараюсь поскорее вырваться в маршрут. Изредка пролетают вертолёты, самолёты. В Кежме пробка - до двадцатого билеты распроданы. Письмо Шолохову написано. По работе скучаю.


14.09.61


Уют. 24-00. Сижу на чердаке штаба. Ноги в спальнике, свеча на ящике, вокруг спилы - образцы. В проёмах чердака костры, наш и золотовский. Рядом сопит будущий журналист Женя - не работает, то бишь не пишет. Я же так, для души.


11-го к вечеру вырвался с Женей на небольшую пробежку за пробой на радиусе 20 км, путь примерно 25 км. Выходит, по профессии я безнадёжный пробник. Впрочем, сейчас этим занимаются многие: усиленно ищем шарики вещества. Начало маршрута мало обнадёживающее. Опять милое сверху, но хлипкое снизу Южное болото, родная восточная просека с Ямокой и Укагитом. Дальше стало несколько интересней. Шагаем 7 км по азимуту. Буреломы, чаща, глухие медвежьи углы с явно видимыми свежими следами косолапого, с лежанками его, с его жидким сиреневым, почти фиолетовым, помётом от голубики. И так всё время. Женя чертыхается: за три месяца работы таксатором он впервые продирается по такой тайге. Женя - это могучий, бородатый студент журфака МГУ, Илья Муромец, по Никифорычу. Малый довольно разговорчивый, учился уже в двух институтах до фака, служил. Склонен к абстракционизму, горой за золотую молодёжь - это, мол, современность. Вообще имеет характер весёлый, ходит хорошо.


Вывалились мы довольно точно на Хушму. О ней особый разговор. Она напоминает доверчивую, невинную милую девушку, дитя тайги, скромно, со скрытным любованием выставляющую свои прелести любопытному космодранцу. Она бывает и ветренна и неопрятна - старицы и немыслимые виражи русла свидетели этого, но это естественно для неё - она не знает преобразующей руки Человека и это простительно. Ночевали с комфортом, видом на море, палатка-дом поставлена Женей. И во второй раз я сплю в спальном мешке, неплохом изобретении белого человека, жителя севера. Утром 13-го закончено взятие пробы и мы повздрагивали.


Началось претворение в жизнь приличной идеи. Идти по азимуту сразу на запад - выигрываем примерно 14 км пути, минуем Южное болото и главное - по новым местам, которые должны же быть лучше чащоб начала пути. Холодно и поздно, ложусь спать!


15.09.61


11-15. Чердак, Иринка смеется снаружи, ищет осиные гнёзда. Женя заряжает плёнку. Продолжаю повествование. Дорога по азимуту с надеждой пересечь тропу Кулика была удачей. День солнечный. Шли быстро, по солнцу. Необычайно красивые берёзовые рощи - прямоствольные, белобрысые, осенний жёлтый лист с его шуршанием и ароматом. Лес поредевший, более светлый.


О лиственницах особо. Ель зелёная, красивая своей геометрией. И рядом пожелтевшая лиственница. Голубое небо, настолько голубое и чистое - такое редко увидишь в других местах. И на фоне неба трепетно-нежное, милое, нежно-жёлтое, светящееся светом, пронизанное им, как бы тающее на фоне голубого, почти розовое: это веточки и хвоя лиственницы. Это симфония красоты, целомудрия и рациональности природы. Выспренне написано, но душа тает то ли от тоски, то ли от радости.


Пересекаем долины очень похожие, но всегда чем-то новые. Чувство уверенного хода. И после нескольких десятков минут блужданий по сопкам и долинам - выход на Хушму, неожиданный, но по-прежнему радостный. Обед, бег вдоль долины красавицы Хушмы, чудесная ориентировка и богатырский сон (часов десять) у подножия холма.


Затем снова утро, морозное, со льдом на ручье и бег до тропы, уже вне пределов карты. Потом опять Хушма, Пристань с обедом, тройное пересечение Чургима, скалолазание, поиски бутылки шампанского от Флоренского (с запиской экспедиции 1958 г.) и, наконец, Заимка. Перед этим чувство осеннего обновления, умиротворения на отрогах Южного болота, махра, по традиции, у лестницы Кулика. Я снова почувствовал радость жизни и тоску прощания с Тунгуской. Ещё тревога о работе.


Всё это было. Сейчас сижу на чердаке. Иринка читает, Женя Шугаев курит. Ждет вертолёт: предстоит увлекательный бросок километров на 140 к реке Чуне. Обратно - либо через 3 дня, либо через неделю, в зависимости от погоды. Погода, кстати чудная. Но вертолёта не слышно.


17.09.61


10-40. Чердак. Умылся. Варят завтрак. Вертолёт не прилетел ни позавчера, ни вчера. Сегодня воскресенье, вероятность его появления стремится к нулю. Занимаюсь свёртыванием экспедиции. Стоят лучшие дни за время пребывания здесь. Сухо, тихо, жарко, гнуса мало. Вариант с полётом откладывается на понедельник. Вчера пришёл Дима Демин. Алена в бегах, будет числа 19-го. Вечером много песен, вечер лирической песни всех времен. Затем наизусть поэмы из студенческой жизни, об Иве Монтане. Жаркий спор - кричат временами все одновременно - о развитии цивилизации лет через 300 и о столкновении, контакте цивилизаций. Некоторые считают, что цивилизация конечна, ограничена, что невозможно установить связи. Другие же - что мы имеем уже сигналы связи из других миров, но либо их не понимаем, либо относим их к объективным явлениям природы. Наша цивилизация будет развиваться неограниченно. На высшем уровне развития цивилизации контакт с другими мирами состоится. Я за второе мнение. Ещё мысль - изучить основательнее теорию относительности, космогонию, кибернетику, биологию. Почитать книжку Полетаева "Сигнал".


18.09.61



21-30. Костёр на мысе озера Чеко - лебединого озера в сибирской тайге. Жарко от костра. Темно, тяжело сопит угрюмая Кимчу, как некий зверь в спячке. Только сейчас с Женей ходили с оружием - топор, малокалиберка и фонарь - выяснять причину интенсивного шороха. Сердце вздрагивало в предчувствии мишки, но его не оказалось. Решили, что это бурундуки, не зная более достойного объекта здешней фауны. Теперь оба пишем. Лебеди на Чеко нередки и прекрасны, по словам очевидцев. Для нас с Женей это пока теоретический факт, так как мы прибежали сюда 3 часа назад и лебедей ещё не видели.


Очевидно, однако, что это наша лебединая песня. Я имею в виду наше здесь пребывание. Быть на Тунгуске и не побывать на Чеко нельзя.


Чу!! Услышал сейчас гортанный крик, крик лебедя. Крик сонный, но явный. Теория подтверждается. Завтра утром будем искать лебедей.


Так вот. Босс Плеханов понял нас и после тоскливых трудов по свёртыванию экспедиции разрешил сбегать на Чеко. Не был против и Елисеев, завхоз экспедиции, бывший разведчик. Работой моей он доволен: угощал водкой с солёными грибами, чтобы самому выпить за компанию. Согласился на такой вояж с тем, чтобы принести с Чеко разборную лодку и пр.


До Чеко 12 км. Пробежали за 2 часа 15 минут, подстрелив рябчика на дороге. Легко перенесли небольшой дождь, путаницу тропок. Чеко впечатляет. Расположено в котловине с крутыми склонами на одной из сторон. Эхо изумительное. Четко воспроизводятся целые предложения, например: "Наша Маша дура".


В озеро втекает и из него вытекает Кимчу, собственно, это разлив Кимчу в распадке. Глубина местами до 47 метров. На Чеко жило славное племя чекистов, которое занималось искусственным вывалом леса, исследуя динамику вывала (Кронид Любарский и другие), исследованием придонных илов по веществу (академик Палей и другие), ловлей рыбы и охотой. Здесь мы нашли сахар, котелок, крахмал и тлеющий костёр; за день до нас здесь справляли именины золотовцы. Рябчик был съеден по буржуйски, с рисовой кашей. Я приготовил уютный ночлег: спальные мешки в лодке и сверху навес из полиэтиленовой плёнки на случай дождя.


Появился на небосводе, недолго, примерно с час, прокантовался и зашёл месяц. Однако я успел выстрелить в его отражение на воде - дерзкое слово природе. Женя считает, что пуля срикошетила о воду и полетела дальше.


Сейчас небо прояснилось, сильно вызвездило, кричат утки. Женя всё ещё иногда ищет фонариком источник продолжающихся сильных шорохов, а я пошёл спать.


21.09.61


Утро, 10-15. Химкорпус. Уют железной печки и разбросанных на полу спальников. Заимка свёртывается. Вертолётов нет и не будет. Прошли чудесные сухие дни, настала пора слякоти и небесной хмурости. 19-го помогал Никифорычу, пил водку, закусывая чесночинкой, курил. Всё это хулиганство с тоски. Время маршрутов закончилось. Свёртывание трудно для души, когда ждет работа.


Вчера пробежал километров 30, эвакуировал Пристань и Западное болото, устал зверски, опасаюсь за ноги - завтра бежать в Ванавару.


Однако сегодня предстоит снова сбегать пару раз туда и обратно на Пристань - флотационная машина требует своего отправления. Но туда-то она забрасывалась вертолётом....


25.09.61


11-30. Фактория Ванавара.


22-го в 7 утра выбежали с Валерой Мильчевским на Ванавару:


Шли Валеры по тропе,


Шли Мильчевский и Папе.


Бодро продефилировали до Чамбы к вечеру, встретив "стрелочников" Алену, Трухачёва, Зоткина. Утром 23-го переправились и дошли до Ванавары. Дошли легко и свободно. Ноги и самочувствие чудесные. Много хороших встреч с геологами и студентами, много новых песен. Шампанское и горчица, 7 блюд в столовой, новость о гибели Хамаршельда - приобщаемся к цивилизации.


До свидания, Ванавара. До новых встреч!






ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий