Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Спелеологический клуб СибирьПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Terra Incognita | Д.И.Ражев
Мумии и мумификация в Западной Сибири

Глава из готовящейся к изданию монографии о раскопках вблизи пос. Зеленый Яр


Слово «мумия» происходит от персидского mumeia или mum, что значит смола, асфальт. В античное время такое вещество использовалось в медицине, а в средние века сходную коричневую субстанцию стали извлекать из сохранившихся останков древних египтян. По всей видимости, тогда же этим названием стали называть и сами останки, из которых получалось лекарство. Позже, по аналогии, этот термин стали распространять на все сохранившиеся мертвые тела и их части. В результате сейчас стало обычным говорить о перуанских мумиях, алеутских мумиях, мумифицированных капуцинах из Палермо, болотных мумиях и т.п. (Peck, 1998)


Однако, несмотря на такую широту понятия мумия, производный от него термин мумификация имеет куда более узкое значение. Мумификация это высыхание трупа или его частей до состояния не подверженного разложению (гниению) (например, Крюков,1990). Из этого определения становится очевидным, что процессы, ведущие к образованию мумий в широком смысле слова, не ограничиваются только мумификацией, они включают также замораживание, торфяное «дубление», бальзамирование, консервацию, элементное замещение и т.д


Обращаясь к находкам мумифицированных останков и условиям их возникновения, мы не беремся дать полный обзор феномена мумификации, однако постараемся затронуть, по меньшей мере, его самые яркие и принципиальные аспекты.


Начнем рассмотрение с мумий, созданных преднамеренно с целью длительного сохранения останков. Наиболее дорогие и трудоемкие варианты мумификаций обязательно предполагали нарушение анатомической целостности тела.


Ярким примером этому является способ бальзамирования, применявшийся в Древнем Египте к трупам богатых покойников. Впечатляющее описание этого процесса было дано Геродотом: «Сначала они извлекают через ноздри железным крючком  мозг. Этим способом удаляют только часть мозга, остальную же часть — путем впрыскивания [растворяющих] снадобий. Затем делают острым эфиопским камнем разрез в паху и очищают всю брюшную полость от внутренностей. Вычистив брюшную полость и промыв ее пальмовым вином, мастера потом вновь прочищают ее растертыми благовониями. Наконец, наполняют чрево чистой растертой миррой, кассией и прочими благовониями (кроме ладана) и снова зашивают. После этого тело на 70 дней кладут в натровый щелок. Больше 70 дней, однако, оставлять тело в щелоке нельзя. По истечении же этого 70-дневного срока, обмыв тело, обвивают повязкой из разрезанного на ленты виссонного полотна и намазывают смолой (камедью), ее употребляют вместо клея. После этого родственники берут тело назад, изготовляют деревян­ный саркофаг в виде человеческой фигуры и помещают туда покойника. Положив в гроб, тело хранят в семейной усыпальнице, где ставят гроб стоймя к стене.» (Геродот, кн. II, 86). Вынутые внутренние органы также очищают, высушивают, обрабатывают расплавленной смолой, затем заворачивают в полотнище и помещают в специальные контейнеры разных форм (Peck, 1998).


«Если родственникам из-за дороговизны [первого] приходится выбирать второй способ бальзамирования, то [мастера] поступают вот как. С помощью трубки для промывания впрыскивают в брюшную полость покойника кедровое масло, не разрезая, однако, паха и не извлекая внутренностей. Впрыскивают же масло через задний проход и затем, заткнув его, чтобы масло не вытекало, кладут тело в натровый щелок на определенное число дней. В последний день выпускают из кишечника ранее влитое туда масло. Масло действует настолько сильно, что разлагает желудок и внутренности, которые выходят вместе с маслом. Натровый же щелок разлагает мясо, так что от покойника остаются лишь кожа да кости. Затем тело возвра­щают [родным], больше уже ничего с ним не делая.» (Геродот, кн. II, 87).


Последующее сохранение мумий происходило в песке погребений или в усыпальницах в условиях жаркого и сухого климата Северной Африки. В настоящее время многие экспериментаторы с разной степенью успешности пытались повторить описанный процесс на телах животных и даже людей. А. Лукас (Lucas, 1962), проводивший наиболее удачные эксперименты по древнему мумифицированию, пришел к выводу, что успешное завершение этого процесса, в конечном счете, зависит от использование сухого натра


Идеи и методы бальзамирование умерших сохранились в Египте, и после подчинения его Риму. В Европе технологии мумификации, включающие эвисцерацию, продолжали существовать вплоть до наших дней то, сужаясь до отдельных выдающихся личностей то, приобретая широкую популярность (например, многосотенные «мумии» Палермо (Fornaciari, Capasso. 1996))


Еще одним географически близким примером преднамеренного сохранения тел умерших являются мумии гуанчей – жителей Канарского архипелага. Обряду мумификации подвергались элитные члены общества гуанчей. Для этого имелась особая группа специалистов, женщин или мужчин (в зависимости от пола трупа). «Открывшие» архипелаг испанцы были крайне удивлены прекрасной сохранностью тел


При обследовании мумий гуанчей достоверно были зафиксированы, по меньшей мере, три приема сохранения:

- Эвисцерация (удаление внутренностей). На некоторых мумиях наблюдались грудные и брюшные разрезы, которые могли использоваться для удаления внутренностей. Вполне возможно, что эвесцерация применялась только в отношении индивидуумов наивысшей страты;

- Консервация с использованием различных материалов. Анализ выявил в мумифицированных телах наличие минеральных веществ (например, пемза), остатков растений (хвоя канарской сосны, древесина драконова дерева; травянистые стебли, уголь) и затвердевшего жира;

- Наполнение песком освобожденных полостей тела.

Весьма вероятно, что выдерживание на солнце и копчение тел также могли играть некоторую роль в процессе высушивания. Последней стадией процесса мумификации было оборачивание тела в животные шкуры, количество которых зависело от социального положения умершего. После этого покойный укладывался на погребальный помост в пещеру и изолировался от внешнего мира стеной из камней. Островной климат обеспечивал подходящие условия для длительного сохранения тел. (Rodriguez-Martin, 1996)


Бальзамирование умерших применялось и в центральной части азиатского континента населением. В погребениях Горного Алтая IV-II вв. до н.э., относящимся к пазырыкской культуре, найдено множество мумифицированных останков. Большинство из них имели разрезы, часто зашитые конским волосом. Наиболее известными и разносторонне изученными из этих находок являются мумии из могильников Ак-Алахи 3 и Верхнего Кальджина II (Деревянко, Молодин, 2000).


По мнению Н.В. Полосьмак (2000, с 124), пазырыкцы бальзамировали всех покойных. У них, также как у египтян и гуанчей, существовало несколько способов обработки тел, различавшихся по степени сложности. Так умерших особ, занимавших высокое положение в обществе и, по всей видимости, выставлявшихся на всеобщее обозрение в течение длительного времени, бальзамировались более изощрен­но и искусно. Череп умершего трепанировали, труп освобождали от внутренних органов, а иногда мышц и части грудной клетки, а для восстановления формы тела и ос­вободившиеся полости набивали тра­вой, шерстью, конским волосом, хвоей и шишками лиственницы. Лицо умершего для сохране­ния портретного сходства покрывали особым составом, содержавшим масло и воск. Иногда этим же составом покрывались и ноги. Более простой процесс бальзамирования, предполагавший лишь выставление усопшего в кругу семьи, включал эвисцерацию, без последующего заполнения полостей, и покрытие лица консервирующим составом.


Мумифицированные останки людей из Ак-Алахи и Верхнего Кальджина были обнаружены в заледенелых высокогорных погребениях. И главной причиной сохранности пазырыкских мумий было быстрое замерзание могилы и последующий низкотемпературный режим. При отсутствии этого даже подвергнутые бальзамированию тела, едва ли смогли бы пребывать длительный период в хорошем состоянии. (Полосьмак, 2000)


Пожалуй, самым северным местом, где в погребальной практике применялся сложный обряд сохранения тел, были Алеутские острова. И здесь техника мумификации варьировала в зависимости от социального статуса погребенного. Наиболее трудоемкий из них был таковым. Тела выдающихся охотников и вождей племен освобождались от внутренностей через разрез в области верхней части живота или таза. Внутренние органы удалялись из брюшной полости, которая заполнялась травой. Далее тело опускалось в проточную воду для полного удаления жира, но сохранения кожи и мышц. Затем умершему придавали скорченное положение – позу отдыха привычную для алеутов, и закрепляли. После этого согнутое тело сушилось на воздухе с аккуратным вытиранием проступившей влаги. По окончании высушивания веревки убирались, и мумия заворачивалась в лучшие одеяния. Обычно одежда из морских птиц следовала за водонепроницаемой одеждой из кишок морского льва, затем варьировались слои из шкур тюленей, морских львов, каланов и т.д.. После этого водонепроницаемой сверток переносился в погребальную пещеру, где и укладывался на платформу или подвешивался к потолку для предотвращения контакта с влажным грунтом. Пещера, в которой были найдены мумии, обогревалась энергией вулканических выходов, создававших теплую, сухую атмосферу (Zimmerman, 1998)


Следующим пунктом обзора является Австралия. Техники высушивания частей тел были достаточно широко распространены по континенту. И только в некоторых восточных регионах (от полуострова Кейп-Йорк на севере до залива Спенсера на юге) зафиксирована практика сохранения целых тел умерших родственников. При этом применялись методы разной степени сложности. Так при одном из них, после изъятия внутренних органов, останки высушивались на солнце. В некоторых областях этот процесс ускоряли путем зашивания всех отверстий и выставлением туловища на помосте над дымом костра. Когда тело высыхает, его раскрашивали и хранили в ветвях деревьев или на специальной деревянной платформе. Техники мумификации, применяемые австралийскими аборигенами, обеспечивала сохранность умершего на недолгое время. Однако выраженная родственная связь оставалась в группе не многим более двух поколений, что ограничивало необходимость искать более эффективные методы (Pretty, Calder, 1998)


Далее рассмотрим такие варианты мумификации, когда явно проявляется намерение сохранить тело умершего человека, однако вскрытия и манипуляций с внутренностями не проводится. Наиболее многочисленные примеры такого способа сохранения тел обнаруживаются у разных племен юга и юго-востока североамериканского континента, а также северных горных и прибрежных районов Южной Америки.


В типичном случае умершему придавалась сидячая поза, с согнутыми ногами и прижатыми к корпусу руками. Затем тело оборачивалось несколькими слоями тканных и кожаных покровов, включавших одежду, куски ткани, одеяла. Тела маленькихдетей оборачивались войлокоподобной массой, сделанной из листвы юкки, и пеленались в одеяло или в одежду из перьев. В результате получался объемный сверток, из которого в ряде вариантов выступала голова или лицо. Некоторые племена дополнительно укладывали кокон в плетеную корзину. Затем погребальный объект помещали в особое укрытие: скальную трещину, навес, пещеру. ( El-Najjaretal, 1998)


Оставленные тела мумифицировались под воздействием сухих условий хорошо проветриваемых скалистых укрытий. Высыхание усиливалось за счет плотного закутывания в абсорбирующие слои, способствовавшие удалению жидкостей, образовывавшихся в процессе разложения. Кроме этого важную роль в этом процессе играла специфика высокогорного воздуха, которая заключается в пониженном содержании бактерий и грибков из-за облучения большими дозами ультрафиолета. Сохранение тел до нашего времени связывается с сухим микроклиматом пещер. (Vreeland, 1998)


Получившиеся в результате этих процессов мумии имеют в основном неповрежденную кожу на корпусе и конечностях, в то время как незащищенные дополнительными покровами ткани головы, и в особенности лица, большей частью не сохраняются. Внутренне органы также редуцируются до состояния пыли, и только кусочки волокон соединительной ткани остаются прикрепленными к стенкам полостей тела.


Другим случаем намеренного усиления естественных факторов мумификации  является способ сохранения покойных в Италии вплоть до XIX века. После смерти знатного человека его тело оставлялось на несколько месяцев в помещении церкви в сидящей позе. Трупные выделения при этом собирались в большой каменный или керамический сосуд, называемый кантарелла. После этого времени тело, сохраняющее гибкость, укладывалось горизонтально в специальную ванну и покрывалось минеральным вулканическим грунтом для завершения обезвоживания. После полного высыхания покойного одевали и укладывали в гроб. (Fornaciari, Gamba, 1993)


Особенный обряд добровольного прижизненного запускания механизмов мумификации известен в Японии. Такая практика мумификации проводилась в соответствии с буддистскими принципами, развиваемыми в учении о бодхитсатве Майтреи – Будды грядущего. Согласно им через несколько миллионов лет после перехода Шакьямуни в нирвану Майтрея придет в этот мир для спасения всего живого. Некоторые священники желали помогать Будде согласно своему сану, когда придет время. Акт самомумификации приводящий к возникновению мумии назывался нюдзо (nyыjф) – вошедший в Нирвану.


Священникам, становившимся мумиями, давался титул никусин-бутсу – Будда тела, или нюдзо-бутсу – Будда Нирваны, и они почитались как изображения Будды. Метод, которым достигалась мумификация, понят еще не полностью. Однако из записей и традиции этот процесс может быть представлен следующим образом. За счет постепенного и длительного сокращения приема пищи и особенно пяти хлебных злаков состав тела изменяется таким образом, что становится устойчивым к разложению. После смерти телу, придавалась определенная сидячая поза, и оно помещалось на три года в подземную каменную комнату (цисту). Затем останки эксгумировались и досушивались. Получившиеся мумии сохранялись в буддистских храмах. (Sakurai et al, 1989, с.308-314)


Внутри рассматриваемых типов мумификаций вполне уместно обратиться к еще одному из методов сохранения тел у австралийских аборигенов. Первоначально умершего оставляют связанным в сидящей позиции, часто с конечностями, согнутыми у груди и живота. Тело остается открытым, пока ткани сушатся на солнце, затем его хранят в ветвях деревьев или на специальном помосте. (Pretty, Calder, 1998)


В Китае типичный обряд мумификации тел буддийских священников, практикующийся с VI в. н.э., предполагал помещение тела в большую бочку или урну и закапывания на три года в землю с последующей эксгумацией. (Sakurai et al, 1989, с.309)


Весьма примечателен еще один способ сохранения тела выявленный в результате раскопок усыпальницы молодой женщины в Мавангтуи (провинция Хунан). Погребальный контекст идентифицируют ее как жену высокопоставленного вельможи государства Чангша (Восточная династия Хань, II в. до н.э.). Захоронение было совершено в трех гробах, плотно вставленных один в другой, на глубине двадцати метров. Умершая была завернута в многочисленные шелковые и льняные покровы и наполовину погружена в желто-коричневую жидкость, содержащую ртуть. На момент раскопок тело оставалось влажным, мягкие ткани сохранили определенную эластичность, суставы были частично подвижны. Единичные находки подобные этой обнаружены и в других областях Китая.


Анаэробная атмосфера погребальной камеры и наличие слабого раствора ртути в самом начале подавляли процессы гниения и сохранили останки в прекрасном состоянии. (Sakurai et al, 1989, с.329)


Рассматривая умышленное сохранение тел, без нарушения анатомической целостности, мы вновь не можем игнорировать Египет. Копты фаюмского оазиса до сих пор закапывают умерших соплеменников в горячий песок пустыни на 70 дней. Затем их извлекают, пеленают и захоранивают окончательно. (Васильев, в печати)


Этот пример является естественным переходом еще к еще одной категории мумифицированных тел, а именно к телам, сохранившимся без специальных манипуляций, благодаря лишь естественным условиям захоронения. Рассмотрение примеров естественной мумификации нам представляется целесообразным провести по регионам со сходными климатическими условиями


Первое, на что мы обратим внимание, будут территории с жарким климатом. И первым среди них будет вновь Египет. В додинастический период (ранее III тыс. до н.э.) умершие помещались в ямы, вырытые в песке, в сопровождении погребального инвентаря. Тела часто оборачивались в лен, тростниковые циновки или шкуры. Могильная яма иногда выстилалась циновками. Небольшой холм, возвышавшийся над могилой, не препятствовал тепловому воздействию солнца. Горячий, сухой песок, достаточно легко проникавший в погребальную камеру, способствовал быстрому высушиванию тканей. Результатом этого является бесчисленное количество прекрасно сохранившихся мумифицированных тел. (Peck, 1998)


Начиная с 1970-х годов, в пустынях Такла-Макан и Гоби китайской провинции Синьцзянь в неглубоких могилах были обнаружены десятки прекрасно сохранившихся тел. Самые ранние находки датируются II тысячелетием до н.э., наиболее поздние рубежом эр. Согласно об­щепринятой точке зрения, эти мумии - результат естественных процессов [*]. В качестве факторов способствовавших мумификации и сохранению тел называют высокую температуру и исключительно низкую влажность летом, холод зимой и высокое содержание солей в грунте (Mair, 1995).


Для умеренного климата Европы характерен особый феномен естественного сохранения останков известный как болотные мумии. Болотные тела обычно рассматривались как результат специфических форм жертвоприношения или наказания бытовавших среди германского населения рубежа эр на северо-западе Европы, но современные исследования и информация о старых малоизвестных находках из Голландии и с Британских островов показали, что подобная практика наблюдалась и там.


Болотные мумии имеют, как правило, хорошо сохранившиеся мягкие ткани: кожу, волосяной покров, мышцы, внутренние органы, однако кости под воздействием кислой болотной среды декальцинируются и становятся мягкими или полностью растворяются. Частичному растворению могут подвергаться и внутренние органы. Причина подобной сохранности тел заключается в специфике физических и биохимических условий болот. Внешний вид близкий к моменту захоронения имеют тела, обнаруженные в верховых болотах, кислотных по состоянию среды. Важным является также температурные условия попадания покойных в болото. Для предотвращения быстрого разложения тела необходимо чтобы температура окружающей среды была достаточно холодная (менее 4°С). Если же погребение происходило при теплой погоде, то анаэробные бактерии, находящиеся в пищеварительном тракте, разрушали мягкие ткани прежде, чем болотная вода попадала в тело. (Fischer, 1998)


Теперь из территорий с умеренными климатическими условиями переместимся в еще более холодные регионы. Хотя морозные условия Арктики кажутся способными обеспечить отличную сохранность мягких тканей, в действительности, тела там сохраняются только благодаря особым обстоятельствам. Примером такой ситуации является обнаружение в июле 1982 г останков пяти человек в разрушенном зимнем доме поселения Уткиагвик (XV-XVI вв), расположенном на крутом утесе, возвышающемся над Арктическим океаном (современный город Бэрроу). Смерть людей произошла при попытке спастись из разрушающегося дома во время снежной бури. Останки трех людей были скелетированы, тела же двух других женщины сохранились очень хорошо. (Zimmerman, Aufderheide, 1984)


Менее экстраординарные условия сопутствовали находкам эскимосских погребений сделанным в 70 годах прошлого века в Гренландии. Две могилы с мумифицированными телами эскимосов находились в скальной трещине рядом с заброшенным селением Килакитсок на северо-западе Гренландии. В них было найдено 6 взрослых женщин, 2 маленьких ребенка и младенец. Естественная мумификация произошла благодаря благоприятным локальным условиям: хорошей вентиляции, круглогодичной низкой температуре, низкой влажности воздуха, защищенности могилы от животных, снега и прямых солнечных лучей. Согласно радиоуглеродной дате, находка относится к 1475 г, поэтому является самыми старыми хорошо сохранившимися останками людей и одежды, относящимися к культуре Туле. (Hart Hansen et al, 1991)


Климатические условия с минусовой температурой на протяжении большей части года имеются также в горах. На южноамериканском континенте население Анд еще до установления империи инков почитало горы священными местами. Инки переработали эти верования в имперский культ поклонения солнцу. На многих вершинах были созданы специальные места, оборудованные жертвенниками. Иногда там находят останки молодых людей, по всей видимости, принесенных в жертву. Некоторые были убиты ударами по голове или задушены, некоторые отравлены или одурманены наркотиками и оставлены умирать. Мумификация и последующая сохранность тел обеспечивалась комплексом причин сходным с только что приведенным. (Reinhard,1996)


В горах Европы наиболее известная находка мумифицированного тела была сделана в сентябре 1991 года. Два горных туриста в Оцтальских Альпах, вблизи границы Австрии и Италии, на высоте 3210 м обнаружили кажущимся нагим труп мужчины, частично вмерзший в лед. Вместе с телом были обнаружены вещи, указывавшие на его древний возраст. Радиоуглеродное датирование показало дату около 5200 лет назад. Находке было дано название Этци (Oetzi). Останки хорошей сохранности принадлежало мужчине, умершему в возрасте 40-50 лет. Тело мумифицировались без следов жировоска. Умерший вероятно был засыпан снегом сразу после смерти; мумификация имела место под снежным покровом и завершилась до погружения тела в лед в небольшой расщелине, где оно и сохранилось. (Spindler et al., 1996)


В завершении обзора представляется уместным привести классификацию мумий, предложенную Дж. М. Вриландом по итогам исследования перуанских погребений (Vreeland, 1998). Было выделено три основных типа мумификации:

1. естественная мумификация, происходящая под воздействием различных факторов;

2. преднамеренная естественная мумификация, осуществляемая при целенаправленном использовании или умышленном усилении естественных процессов;

3. искусственная мумификация, проводимая различными техниками, включающая изъятие внутренних органов, огневую и дымовую консервацию, применение различных бальзамирующих веществ.

В дальнейшем эта классификация нашла широкое применение в отношении мумифицированных останков по всему свету. Проведенная сводка также основывается на ней. Небольшая модификация проявилась лишь в том, что разделение 2 и 3 типов мы провели по наличию эвисцерации, в результате чего австралийские мумии перешли из третей группы во вторую. Однако для обсуждения находок в могильнике Зеленый Яр наиболее важным является дифференциация первой и второй групп, а в этом мы полностью следуем за Дж. М. Вриландом. Именно в этой системе мы и попытаемся определить место рассматриваемых в данной книге мумифицированных останков


Приведенный краткий обзор разных типов мумий и процессов, приведших к их возникновению, позволяет сделать некоторые обобщения. Хотя условия возникновения мумий значительно разняться их объединяет несколько единых ключевых процессов.


К ним относятся: 1 - подавление жизнедеятельности гнилостной микрофлоры и тем самым остановка процесса разложения, начинающегося вскоре после смерти; 2 – удаление из тканей воды, после чего прекращаются автолитические процессы и ткани становятся недоступными для воздействия бактерий и грибов и может сохраняться неопределенно долгое время. Очевидно, что еще одним существенным условием сохранение мумии является защищенность тела от макроразрушений животными, людьми или природными явлениями


Факторами, подавляющими микрофлору и дезактивирующими ферментную активность, при искусственной мумификации являются: удаление органов и тканей, разлагающихся в первую очередь, использование бактерицидных и фунгицидных веществ: например, камедь в Египте, бальзамы в средневековой Европе, коптильные составляющие дыма в Австралии и Южной Америке, соединения ртути в Китае. При естественной мумификации консервирующими факторами выступают низкая температура, быстрое высыхание мягких тканей или природные условия с низким содержанием микроорганизмов, как, например, в высокогорьях Америк.


Удаление воды из тела или высыхание – это необходимый и основной этап мумификации. Он присутствует в процессе возникновения всех мумифицированных тел: искусственно созданных, образовавшихся в жарких, высокогорных и, в не меньшей степени, в холодных условиях (очевидным исключением являются болотные тела). Для обезвоживания мягких тканей очень важным является преимущественная односторонность этого процесса. Вода может выходить из тканей, но обратное ее проникновение в органы без работы живого организма невозможно. При увеличении влажности окружающей среды вода не проникает глубоко внутрь тела, а лишь затрагивает поверхностные слои


Основным фактором высыхания является низкая влажность окружающей среды. Такой средой чаще всего является воздух, но также может быть и что-то другое, например, натрон, в случае с египетскими искусственно созданными мумиями. Усиливающими факторами является высокая температура, интенсивная вентиляция, гигроскопическое окружение: песок, ткани, шкуры. В холодных условиях процесс высыхания также наличествует, но его механизм не вполне ясен. Очевидно, что и там влажность окружающей среды понижена, но какой способ удаление воды из тканей является превалирующим для мумий холодных регионов: сублимация, вымерзание влаги на поверхностях, испарение в теплые периоды или другой, в настоящий момент однозначно утверждать затруднительно.


Следующее обобщение, которое можно сделать, имеет менее обязательный характер. Совмещая территориально разные типы мумификации можно видеть, что в большинстве случаев там, где практиковалась искусственная мумификация, ей предшествовала и сопутствовала естественная. Нагляднее всего это видно в Египте, но также хорошо прослеживается в пещерных захоронениях Америки, сюда же, по всей видимости может быть отнесены пустыни Синцзяня. Пожалуй, одним из самых серьезных исключений из рассматриваемого правила, является обряд мумификации на Алеутских островах, так как естественная сохранность тел в условиях влажного не очень холодного климата маловероятна


По ориентировочным расчетам к настоящему времени по всему миру обнаружены сотни тысяч мумий, однако, распределение их по регионам и уровень изученности крайне неравномерное. Десятки тысяч мумифицированных тел были извлечены из песков Северной Африки. Многие из них безвозвратно утрачены, некоторые были «распеленаты» на «естественно-научных» вечерах в европейских салонах 19 века, но все же многие были изучены или сохраняются до сих пор доступными для научного исследования во многих музеях Старого и Нового Света. Сотни мумий хранятся в музеях Китая (Mair, 1995). Тысячи частичных и полных мумий обнаружены в горных «саркофагах» Нового Света. Несмотря на то, что огромное количество разрушено грабителями, сотни тел сохранены в музеях, и многие разносторонне исследуются


В равнинных регионах с менее аридным климатом количество мумифицированных находок резко понижается. Они оказываются в основном результатом преднамеренной мумификации – сотни итальянских мумий, около двух десятков мумифицированных тел японских священников и представителей правящих домов, десятки австралийских мумий нового времени и, наконец, свыше сотни «болотных тел»


 Несмотря на то, что холодные условия Арктики и заснеженных высокогорий кажутся предрасположенными для сохранения тел, как уже говорилось выше, это происходит только в редких случаях. Так в поле зрения ученых попали единичные мумии с гор Америки, Европы, Азии (Деревянко, Молодин, 2000). Доступных для исследования мумифицированных тел древнего населения заполярного круга и близки к нему территорий по всей Арктике известно несколько десятков. Эти находки концентрируются в основном в Гренландии, на Аляске и на Алеутских островах. (Spindler et al., 1996; Cockburn et al., 1998)


Для северных же территорий России, хотя и имеются краткие сообщения о находках останков с сохранившимися мягкими тканями, публикация же материалов исследования мумифицированных тел производится впервые. К числу упоминаний относится сообщение об уникальном погребении в гробу-лодке естественно мумифицированного ханта в похоронной одежде со всем погребальным инвентарем с кладбища на берегу реки Лонгот-Юган из коллекций Д.Т.Яновича. Этот экспонат выставлялся в этнологической экспозиции Музея антропологии, существовавшей между 1910 и 1930 годами на втором этаже здания Московского университета (Балахонова, 2000, с. 372)


Камеральному исследованию мумифицированных останков посвящены изложенные ранее части монографии, а так же соответствующие приложения. В этой же главе мы остановимся на механизмах мумификации останков в условиях севера Западной Сибири, а также доли преднамеренных действий в сохраняющих процессах


Для начала мы вновь обратимся к описанию погребений, в которых обнаружены останки с мягкими тканями. При этом рассмотрим представленность мумифицированных останков и условия их сохранения. После этого попробуем выявить механизмы, обуславливающие ключевые процессы мумификации в данных условиях. На протяжении всего исследования особое внимание будет уделено наличию следов посмертного вскрытия или другим преднамеренным способам усиления консервирующих процессов.


Погребение 15. В погребении обнаружены мумифицированные останки ребенка. Наилучшим образом мягкие ткани сохранились на голове и в средней части туловища, хуже на конечностях: от бедер и голеней сохранились только кости, однако в дистальной области вновь встречаются мумифицированные части стоп. Покровы лица и туловища тёмного цвета с неровной поверхностью и глубокими складками.


Погребальная конструкция до момента расчистки потревожена не была и представляла собой прямоугольный берестяной короб с древесной обкладкой. После снятия берестяного покрытия были расчищены слои меха, являющиеся остатками одежды. В южном конце ямы расчищен мех пушного зверя, по-видимому, части головного убора. Под ним обнаружилась голова человека, лицевая часть которой была закрыта покрывалом с пришитой бронзовой пластиной изнутри. В области лба и щеки при камеральном обследовании также обна­ружились небольшие бронзовые пластинки. В головной части погребения, где хорошо сохранились остатки берестяного короба, удалось установить, что вокруг головы был довольно плотно уложен сфагнум.


Погребение 22. Останки представлены костными элементами практически всех отделов обеих ног. На левой бедренной кости в большем количестве сохранились мягкие ткани. Правая бедренная кость коричневого цвета, левая ­– черно-коричневая.


Юго-западная, головная часть погребения разрушена. В ней встречались отдельные мелкие фрагменты меха, человеческих волос, куски бересты, дерева, костного тлена. В северо-восточной, ножной части расчищена верхняя половина берестяной конструкции, представляющая собой сшитый берестяной чехол, имитирующий форму лодки. После снятия верхнего слоя бересты фиксировались многочисленные слои меховой одежды. Мех залегал по бокам и между костей ног погребенного, образуя складки. Между слоями меха обнаружены: в области таза – бронзовая пластинка и фрагмент цепочки от шумящей подвески, в области колен – фрагмент бронзового дрота. Под левым бедром обнаружены остатки кисти левой руки. Еще ниже – железный нож с бронзовой рукоятью. Клинок сильно корродирован. Рядом с ножом располагались два фрагмента витого кольца (накосника или гривны) из бронзы. Части ног с фрагментами кожаной одежды лежали на слое сшитого оленьего меха


Погребение 23. В погребении обнаружены уплощенные мумифицированные останки, представляющие собой несколько крупных и множество мелких отдельных частей мумифицированного тела ребенка. Поверхностные покровы черные, местами коричневые, морщинистые. Головная часть сильно фрагментирована. Мягкие ткани лица практически не сохранились. Туловищный отдел представлен крупным и средним фрагментами. Останки не соединены между собой, но находятся в анатомическом соответствии. В нижней части туловищного блока обнажились тела позвонков. Область живота представлена неидентифицируемыми фрагментами. На обеих руках сохранилось значительное количество мягких тканей. Ноги состоят из нескольких фрагментов средних размеров. Наибольшее количество мумифицированных тканей осталось на правом бедре и обеих стопах.


Погребение ранее непотревоженное. Погребальная конструкция представляет собой закрытую сверху, долбленую колоду, имитирующую лодку. Сразу после снятия дерева верхней части колоды была зафиксирована шкурка пушного зверя. Между складками меха и внутри его обнаружены фрагменты бронзового изделия. После снятия шкурки обнаружились мумифицированные останки ребенка. Под шкуркой с головы зверя были расчищены человеческие волосы, на них лежали две округлые медные пластинки от стенок котла. Между волосами был также вложен сверток меха с бронзовой калачевидной височной подвеской. Ниже, в районе рта, зафиксировано скопление каменной крошки от рассыпавшегося кусочка крупнозернистого песчаника. Одежды на останках погребенного не зафиксировано. Ноги были обуты в сапожки-кисы из оленьего меха. Внутри сапожков под пятками были обнаружены медные пластинки. Тело располагалось на двух слоях меха, между которыми была вложена медная пластинка


Погребение 24. Для камерального исследования оказалась доступной верхняя часть тела ребенка: голова, руки, корпус. Левая рука представлена двумя мумифицированными фрагментами, правая – единым блоком: от плечевого отдела до фаланг. На обеих руках большинство мягких тканей сохранились в области предплечий. В исследуемых останках хорошо просматриваются костные элементы и органы брюшной полости, плотно обтянутые мягкими тканями. Сохранившиеся ткани темно-коричневого цвета, с немногочисленными продольными складками.


Непотревоженное погребальное сооружение представляло собой долбленую колоду, напоминающую лодку. После снятия верхней части колоды открылся слой меховой одежды, в которую был завернут погребенный. Под слоем меховых покровов обнаружились пять широких медных пластины, стягивающие тело поперек груди, живота, таза, коленей, щиколоток. Еще одна пластина оказалась в районе головы, пришитая к меховому головному убору. Помимо этого на лице находились две небольшие медные пластинки с отверстиями для пришивания. На предплечья и запястья были также надеты медные пластины, согнутые, как браслеты. Ноги погребенного были обуты в сапожки типа кисов, в одном из которых также была обнаружена медная пластинка. В верхней части живота, в разрывах мумифицированных тканей фиксируются многочисленные косточки ягод, морошки или княженики.


Погребение 25. Мумифицированные останки представляют собой несоединенные части тела ребенка. Мягкие ткани головы сохранились на правой половине лица и немного на затылке. В области грудной клетки мумифицированные ткани перекрывают только левые ребра. На правой руке небольшое количество кожных покровов и мышц прилегает к верхней части плечевой кости, от левой руки сохранилась мумифицированная кисть. Большое количество мягких тканей осталось в верхней части ног – в области таза и бедер. Мумифицированные ткани черного, местами коричневого цвета, очень плотные, с продольными складками


Погребение ненарушенное. Внутримогильная конструкция оказалась колодой выдолбленной в форме лодки. Сразу после снятия дерева обнаружились восемь  медных пластин, лежащих в средней и нижней частях погребения, и перемежающихся с остатки меховых изделий. В области головы фиксировалось лицевое покрывало. Под ним в районе глаз и рта также располагались кусочки медного котла. После снятия пластин и меха обнаружились останки погребенного. При камеральной разборке в волосах на затылке было обнаружено бронзовое кольцо. Между левой рукой и левым боком погребенного зафиксированы следы разрушенного коррозией железного предмета. У левого колена – вновь небольшой фрагмент медной пластины. После снятия останков, обнаружились еще четыре медные пластины, положенные под спину и ноги погребенного. Между артефактами погребального инвентаря и мумифицированными останками погребенного обнаружены листья и стебли травянистых растений, корни, части лесной подстилки. Очевидно, погребенный был уложен на пласты дерна


Погребение 27. В погребение обнаружены останки взрослого мужчины. Мягкие ткани, достаточно полно сохранились на голове и фрагментарно в области груди, живота и ног. Хорошо сохранилась лицевая часть и левая сторона головы. Общий цвет мумифицированных и костных останков тем­но-серый с переходом в темно-коричневый с зелёным оттенком. Складчатость выражена сильно


Погребение без следов вторжения. В могильной яме расчищена долбленная, закрытая колода-саркофаг, имитирующая форму лодки. После удаления древесины верхней части колоды был расчищен сверток из меха. Погребенный был полностью обернут тонким мехом, зажатым в области ступней медным конусом. Под верхними слоями меха обнаружена медная пластина, закрывавшая всю среднюю часть погребения, примерно от области ключиц до колен. Ниже неё фиксировалась собранная в многочисленные складки одежда из оленьего меха, закрывавшая покойного от шеи до ступней ног. Обувь сохранилась плохо. На голове погребенного был надет головной убор типа капора из меха росомахи, лицо закрывала треугольная заплата. Под заплатой обнаружилась прямоугольная медная пластина, которая как бы обжимала всю лицевую часть головы. Под пластиной находилось еще одно лицевое покрывало из шкуры росомахи. При камеральном обследовании в затылочной области обнаружены два медных накосника. После снятия покровов, обнаружились останки человека. Справа от таза зафиксирована бронзовая пряжка с изображением головы медведя. Так же справа, около локтя погребенного обнаружен сильно корродированный железный топор и несколько железных наконечников стрел


Погребение 30. В погребении обнаружены костные останки четырех индивидуумов. Часть элементов скелетов трех взрослых людей находились в непотревоженном состоянии. Кости же ребенка были обнаружены только в заполнении могильной ямы в беспорядке. Останки двух взрослых людей и ребенка полностью скелетированы. К индивидууму же № 3 помимо костных элементов отнесена и мумифицированная часть грудного отдела. Она включает правую лопатку и несколько правых ребер покрытых мягкими тканями. Дорсальная поверхность блока гладкая, черная, очень плотная. Мягкие ткани с латеральной стороны образуют складку


Вся южная часть ямы до середины и даже больше была разрушена грабительским вкопом, останки захороненных разрушены, перемешаны и сброшены обратно в яму. Все они в полном беспорядке зафиксированы в южной половине погребения. Среди костей были обнаружены фрагменты дерева, бересты, ткани, меха. Там же был найден фрагмент серебряной тарелки с растительным орнаментом. Вероятно, это могла быть лицевая накладка с фрагментом мехового покрытия. Несмотря на нанесенные грабителями разрушения реконструировать внутримогильную конструкцию вполне возможно. В яму был вставлен широкий берестяной короб. На его дно были уложены трое погребенных. Сверху они укрывались сшитыми из бересты полотнищами. В погребении отсутствовали следы «перевязок», обычных в других погребениях, и возможно были лицевые покрывала с нашитыми на них пластинами из металла.


Погребение 34. Доступные для исследования останки взрослого человека представлены черепом, позвонками, элементами почти всех отделов посткраниального скелета, и мумифицированным блоком левой части корпуса. Блок включает левую плечевую кость, левую и правую ключицы, под покровами просматриваются грудина, ребра левой стороны, левая лопатка, фрагмент левой подвздошной кости


В среднюю часть могильной ямы был совершен грабительский вкоп, в значительной степени разрушивший захоронение. Анатомический порядок расположения элементов скелета в погребении нарушен, на месте находился только череп. Ниже черепа, в средней части могилы расчищено скопление костей и мумифицированные останки. Под ними обнаружено несколько слоев меховых изделий. Между этими слоями зафиксированы остатки железного предмета, сильно разрушенного коррозией. В СВ части могильной ямы расчищены элементы верхних и нижних конечностей, остатки деревянного предмета и конус, выполненный из свернутого фрагмента стенки медного котла. Погребальная конструкция восстанавливается как берестяной чехол, сшитый в форме лодки.

Проведенный обзор позволяет выделить признаки, присущие погребениям, в которых сохранились останки с мягкими тканями, и установить механизмы ключевых процессов мумификации.

Во всех непотревоженных погребениях обнаружено:


- Большое количество меховых изделий (головных уборов, одежд, обуви, покрывал?) со всех сторон окружающих тело умершего;


- Большое количество бронзовых или медных изделий. Судя по обнаруженным во вкопах фрагментам, тоже самое реконструируется и для разграбленных захоронений.


- Характерная для всех останков сохранность костной ткани – окрашенность в разные оттенки коричневого цвета и гипоминерализация, выражающаяся в мягкости и сминаемости, указывают на протекании в погребениях “торфяного дубления”. ”Торфяное дубление” — своеобразное обезвоживание, возникающее в трупе при попадании в торфяные болота и почвы, содержащие гуминовые кислоты и дубильные вещества. Тело, находящееся в состоянии торфяного дубления, имеет плотную темно-бурую кожу. Под действием кислот минеральные соли в костной ткани растворяются и полностью вымываются. Кости в таком состоянии по консистенции напоминают хрящи и легко режутся ножом. (Крюков,1990, с 54-55).


А вот погребальные конструкции в захоронениях сильно варьируют (долбленная колода, берестяные чехлы разных форм), и не имеют, по всей видимости, существенного влияния на процессы мумификации


На основании выделенных общих признаков попробуем определить механизм первого ключевого процесса мумификации – подавление жизнедеятельности гнилостной микрофлоры. К условиям, оказывающим бактериостатическое воздействие, в рассматриваемой ситуации могут быть отнесены:

- воздействие кислот и дубильных веществ почвы;

- низкая температура;

- влияние соединений меди;

- по формальным признакам (наличие во всех погребениях с мумифицированными останками) сюда подходит и наличие многослойной обкладки тела. 

При раскопках погребения 15, первого из раскопанных с сохранившимися мягкими тканями, высказывалось предположение о существенной роли мха в процессе мумификации. Однако на настоящем этапе, когда обнаружено несколько таких погребений, этому фактору можно определить более скромное место. Хотя сфагнан – вещество, содержащееся в клеточных стенках сфагнума, и оказывает наряду с другими компонентами болотных вод угнетающее воздействие на микроорганизмы, присутствие мха только в одном погребении исключает его из общих факторов мумификации


Теперь остановимся на каждом из перечисленных претендентов на роль основного бактериостатического фактора подробнее. И в первую очередь освободимся от формально включенного в список фактора – многослойных обкладок тела. Как очевидно из повседневного жизненного опыта, высушивающая функция обкладки действует только до ее намокания. В условиях же промывного типа почв, когда осадки превышают испаряемость, это наступает в первую же неделю теплого сезона. Далее вместо того, чтобы забирать влагу от тела, обкладка сама требует высушивания. 


Переходя к первым в списке условиям, обеспечивающим антисептическое воздействие, можно констатировать, что глеево-подзолистые почвы, характерные для данного места, действительно характеризуются повышенной кислотностью. В результате разложения лесной подстилки в условиях переувлажнения в большом количестве образуются органические кислоты, среди которых преобладают фульвокислоты и бурые гуминовые с хорошей растворимостью. Вследствие этого почвенный раствор и приобретает хорошо выраженную кислую реакцию (Фатьянов, Тайчинов, 1972).


Кислая реакция среды и имеющиеся в подстилке дубильные вещества угнетающе воздействуютие на гнилостные микроорганизмы, особенно на бактерии. Примером крайнего проявления такого действия и является образование болотных мумий. Однако из того, что в подобных условиях оказались все захоронения, а останки с мягкими тканями найдены только в некоторых, становится очевидным, что этот фактор не является доминирующим механизмом первого этапа мумификации. 


Следующим фактором, рассматриваемым в свете первого этапа мумифицирования, является низкая температура. Действительно активность разлагающих бактерий и грибов полностью прекращается при температуре ниже 5°C (Евгеньев-Тиш, 1983, с.64-73). В рассматриваемой зоне среднесуточная температура опускается до этой черты в сентябре (Рихтер, 1963). Установленное время, по меньшей мере, двух захоронений – август, вполне соответствует холодовому сценарию развития первого этапа. Таким образом, этот фактор можно было бы принять в качестве ведущего, если бы высыхание тела до состояния микробиологической недоступности наступало за один сезон. Однако это не так.


В сухом и жарком климате Сахары это происходит в течение примерно 70 дней, в холодных же условиях лесотундры для этого требуется гораздо больше времени. И крайне маловероятно, что необходимое высушивание тканей достигается за один холодный сезон. Каждое лето же вновь возобновляется разложение, ведущее к скелетированию останков. Тафономическим доводом против доминирования холодовой антисептики может также рассматривается приведенный выше тезис о тотальном воздействии фактора и выборочной сохранности погребений


Третим в списке бактерицидных агентов оказываются соединения меди. Действительно сильным бактерицидным действием даже в незначительных концентрациях обладают любые растворимые соединения этого металла. В токсическом воздействии меди решающую роль играет реакция катионов Cu2+ с SH – группами ферментов. Помимо этого ионы меди способны соединяться с белками, нуклеотидами, коферментами, фосфолипидами, порфиринами, т.е. практически со всеми классами веществ, участвующих в метаболизме клетки. (Муравьева и др., 2000)


Образование растворимых соединений меди происходит следующим образом. Медь окисляется до Cu2+ под воздействием содержащейся в почве угольной кислоты (H2O + CO2) и кислорода, в результате образуется малахит – нерастворимое в воде вещество зеленого цвета. Именно он придает окружающим предметам зеленую окраску. Растворимость соединение меди получает в результате взаимодействия малахита с раствором карбонатов щелочных металлов, например калия, имеющихся в почвенном растворе. В ходе реакции образуется нерастворимый светло-голубой гидроксид меди, также производящий окрашивание предметов, и раствор карбоната меди. Химическая схема этих преобразований такова:

Cu + H2O + CO2 + O2  (CuOH)2CO3
    зеленый, нерастворимый
(CuOH)2CO3 + K2CO3  K2[Cu(CO3)2 + Cu(OH)2
    темно-синий раствор + светло-голубой, нерастворимый

(Некрасов, 1970)

Учитывая исключительные антисептические свойства соединений меди и тот факт, что сохранность мумифицированных тканей прямо пропорционально количеству медных изделий в неграбленных погребениях и расстоянию до них, мы полагаем, что основным ключевым процессом первого этапа мумификации является образование раствора медных соединений. Естественно, что основным условие, в этом случае является наличие в погребении медесодержащих предметов


Вторым ключевым процессом, ведущим к образованию мумифицированных объектов, как уже говорилось ранее, является высушивание. В данных климатических условиях испарение влаги из тканей погребенного тела в теплый период, когда осадки превышают испаряемость и кай­ма грунтовых вод может удержи­ваться в пределах почвенного профиля, происходить не может. Таким образом, высыхание происходит зимой. В основе этого лежит, по всей видимости, механизм сублимации – фазового перехода воды из твердого состояния в газообразное. Невысокая скорость этого процесса вполне компенсируется длительностью холодного сезона, продолжающегося в данном месте семь месяцев: с октября по апрель


Находки мумифицированных объектов, за исключением экстраординарных случаев (например, описанная выше мумия «ханта»), как правило, не регистрируются в археологических отчетах и публикациях. Поэтому количественно оценить распространенность этого феномена на территории Западной Сибири практически не возможно. Однако из личного опыта и в ходе обсуждения этой темы с коллегами археологами некоторая картина все же вырисовывается.


Так обнаружение мумифицированных частей тел разных размеров является обычным делом в ходе раскопок могильников, расположенных начиная с зоны северной тайги и далее на север. Для погребальных же памятников южной тайги такие находки являются крайне редкими. Это, на наш взгляд, является достаточным основанием для утверждения, что холод, а точнее продолжительность холодного сезона, имеет принципиальное значение для процесса мумификации


Основываясь на проведенном анализе можно предложить следующую модель образования мумифицированных останков в захоронениях Зеленого Яра. При совершении погребения в могилу укладывалось некоторое количество медесодержащих изделий: различные бронзовые предметы, пластины из медных котлов и т.п. В теплый период происходило окисление меди и, в условиях повышенной кислотности почв, образование растворимых ядовитых соединений двухвалентной меди (Cu(CO3)22-). В объеме проникновения этого раствора, зависящего от площади предмета, в значительной степени подавлялась жизнедеятельность микроорганизмов и прекращалось микробное разложение тканей. Однако из-за высокой влажности почвы высушивание тела не происходило (или было крайне малым). С наступлением холодов дополнительным бактериостатическим фактором выступала низкая температура, однако наибольшее значение в этот длительный период имело высушивание мягких тканей за счет сублимации – перехода воды изо льда в пар. Весной процессы холодного периода заканчивались, и вновь начиналось образование медных токсинов. Возникновение последних завершалось в течение нескольких лет с образованием нерастворимой патины на изделиях. Однако к этому моменту мумификация тела (или его части) уже заканчивалась


Согласно этой модели ограбление погребений 30 и 34 совершилось уже после завершения процессов мумификации, и из них были изъяты крупные или многочисленные медесодержащие изделия, отсутствующие в ямах на момент раскопок


Таким образом, в климатических и почвенных условия захоронений Зеленого Яра необходимым и достаточным условием формирования мумифицированных объектов является присутствие в погребении предметов, содержащих медь


Экстраполяция предложенной модели на территорию Западной Сибири хорошо объясняет «предания» о распространении находок мумифицированных объектов при археологических исследованиях. Она так же позволяет предсказать, что для территории южной тайги и лесостепной зоны, основную роль в сохранении органических материалов будет играть количество медных и бронзовых изделий в погребениях. Для тундровых же районов доминирующим фактором будет продолжительность холодного периода (с t < -5°C), вплоть до сохранения «замерзших» тел в условиях многолетней мерзлоты


Выяснив механизмы образования мумифицированных тел, перейдем к определению места сохранившихся погребений в системе преложенной Дж. М. Вриландом. Отсутствие признаков искусственного сохранения – крупных разрезов, следов бальзамирования, копчения; наличие внутренних органов (там, где это можно установить), однозначно выводят рассматриваемые погребения из 3 типа – искусственной мумификации. Остаются две позиции преднамеренная естественная мумификация, осуществляемая при специальном использовании или умышленном усилении естественных процессов (тип 2) и естественная мумификация (тип 1)


В процессе исследования позднего могильника не обнаружилось никаких свидетельств в пользу попыток намеренного сохранения тел. Случайный состав мумифицированных погребений в возрастном аспекте и с позиций устройства погребальных сооружений; нерегулярное и неоднообразное использование медных пластин также являются аргументами против отнесения обсуждаемых захоронений и ко 2 типу. Более того, для покойных, по возможности, вместо медных (наиболее бактерицидных) применялись серебряные (более дорогие) покрытия – как в погребении 30.


Таким образом, единственно, что остается, это признать принадлежность сохранившихся тел из погребений позднего могильника к 1 типу системы Дж. М. Вриланда – естественной мумификации. В пользу этого говорят и выявленные для данного некрополя механизмы процесса мумификации и распространенность этого явления на севере Западной Сибири


Подытоживая предпринятое рассмотрение сохранившихся тел из Зеленого Яра, можно сказать следующее. Географический обзор распространения феномена мумификации на земном шаре, а так же количественная представленность таких останков, выявляют неординарность мумифицированных находок Зеленого Яра в мировом масштабе. Для объяснения возникновения этого феномена была разработана двухфазная модель естественной мумификации, широко распространенной на территории Западной Сибири.


Продолжение работ в этом направлении нам видится в аккуратной фиксации и сборе сохранившихся органических объектов при раскопках западносибирских погребальных памятников. Это позволит многократно увеличить банк мумифицированных останков и определить новые задачи по их исследованию.

Литература


Балахонова Е.И. 2000 Об этнографическом собрании по народам России в фондах Музея антропологии МГУ // Народы России: от прошлого к настоящему. Антропология / Отв. редактор Т.И. Алексеева/ Часть 2. – М.: Старый сад, 2000. – С. 368-388

Васильев, Вестник антропологии 11, в печати

Геродот 1993 История. Пер. Г.А. Стратановский. М.: Научно-издательский центр "Ладомир". 1993. - 600 с.

Деревянко А.П., Молодин В.И. отв. ред. 2000 Феномен алтайских мумий /. - Новосибирск: Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН. – 320 с.

Крюков В.Н., (редактор) 1990, Судебная медицина. М.: Издательство "Медицина". 448 с.

Муравьева А.Г., Каррыев Б.Б., Ляндзберг А.Р. Оценка экологического состояния почвы. - СПб: "Крисмас+", 2000. - 164 с.

Некрасов Б.В. Основы общей химии, т. 3. М.: Химия, 1970

Полосьмак Н.В. 2000 Мумификация и бальзамирование у пазырыкцев // Феномен алтайских мумий / отв. ред. Деревянко А.П., Молодин В.И. - Новосибирск:  Изд-во Ин-та археологии и этнографии СО РАН, 2000. - С. 120-124

Рихтер Г.Д. Отв. ред. 1963 Западная Сибирь. Природные условия и естественные ресурсы СССР. - М. Изд-во АН СССР, 1963. - 487 с.

Спирин П., Томилин В., 1994 Из варяг в китайцы// Эхо планеты. – М., 1994. - №33. – с. 30

Фатьянов А.С., Тайчинов С.Н. 1972 Почвоведение. М: Колос. 480 с.

Cockburn A., Cockburn E., Reyman T.eds. 1998 Mummies, disease, and ancient cultures. Cambridge University Press, Cambridge. 402 p.

El-Najjar, M.Y., Mulinski, T.,M.,J., Reinhard K.J. 1998 Mummies and mummification practices in the southern and southwestern United States // Mummies, disease, and ancient cultures / ed. By A.Cockburn, E. Cockburn and T.Reyman, Cambridge University Press, Cambridge. P. 121-137.

Fischer, C. 1998 Bog bodies of Denmark and north-western Europe// Mummies, disease, and ancient cultures / ed. By A.Cockburn, E. Cockburn and T.Reyman, Cambridge University Press, Cambridge. P. 237-262

Fornaciari, G. And Gamba, S. 1993 The mummies of the church of S.Maria della Grazia in Comiso, Sicily (18th-19th century). Paleopatology Newsletter 81: 7-10 

Fornaciari, G.. Capasso L 1996 Natural and artificial mummies in Italy (13th-19th centuris)// Human mummies: a global surveyof their status and the techniques of conservation, vol.3. ed. K.

Hart Hansen J.P., Meldgaard, J, Nordqvist, J eds. 1991 The Greenland mummies. London: British Museum Press.

Lucas A, 1962, Ancient Egyptian materials and industries. 4th edn, revised and transl. J.R. Harris. London: Edward Arnold

Mair V.H. 1995 Mummies of the Tarim Basin// Guide to the Western Mediterran Archaeology.- 1995/ - March/April. P. 28

Peck, W., H. 1998 Mummies of ancient Egypt // Mummies, disease, and ancient cultures / ed. By A.Cockburn, E. Cockburn and T.Reyman, Cambridge University Press, Cambridge. P. 15-37

Pretty, G.L., Calder. A. 1998 Mumification in Australia and Melanesia // Mummies, disease, and ancient cultures / ed. By A.Cockburn, E. Cockburn and T.Reyman, Cambridge University Press, Cambridge. P.289-307

Reinhard, J. 1996 Peru’s ice maidens. National Geographic Magazine 189: 62-81.

Rodriguez-Martin, C. 1996 Guanche mummies of Tenerife (Canary Island): conservation and scientific studies in the CRONOS Project// Human mummies: a global surveyof their status and the techniques of conservation, vol.3. ed. K. Spindler, H. Wilfing, E. Rastbichler-Zissernig, D. zur Nedden, H. Nothdurfer,. Vienna: Springer Verlag. Р.183-193

Sakurai,K., Ogata,T., Morimoto,I., Long-Xiang,P., Zhong-Bi,W. 1998 Mummies from Japan and China // Mummies, disease, and ancient cultures / ed. By A.Cockburn, E. Cockburn and T.Reyman, Cambridge University Press, Cambridge. P.308-335

Spindler K., Wilfing H., Rastbichler-Zissernig E., Nedden, D. zur, Nothdurfer H., eds. 1996 Human mummies: a global survey of their status and the techniques of conservation, vol.3. Vienna: Springer Verlag. 342 p.

Vreeland, (Jr), J.M. 1998 Mummies of Peru // Mummies, disease, and ancient cultures / ed. By A.Cockburn, E. Cockburn and T.Reyman, Cambridge University Press, Cambridge. P.154-189

Zimmerman R.Z., 1998 Alaskan and Aleutian mummies// Mummies, disease, and ancient cultures / ed. By A.Cockburn, E. Cockburn and T.Reyman, Cambridge University Press, Cambridge. P.138-153

Zimmerman, M.R., Aufderheide, A.C. 1984 The frozen family of Utqiagvik: the autopsy findings. Arctic Anthropology. 21: 53-64


[*]Н.В. Полосьмак (2000), основываясь на сообщениях о том, что у некоторых из обнаруженных в Синьцзяне мумий четко видны шрамы, зашитые конским волосом, от якобы хирургических операций (Спирин, Томилин, 1994), полагает, что эти тела могли быть подвергнуты бальзамированию, включающему эвисцерацию.


Использованы материалы сайта http://www.yamalarchaeology.ru/




ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий