Главная Карта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Наше Наследие Исследователи природы Полевые рецепты Архитектура Космос Все реки


История | Трагедия Джунгарии

Трагедия Джунгарии



Название «Джунгария» происходит от монгольского «джун гар» - «левая рука (крыло): ещё Чингисхан для удобства управления разделил Монголию на левое и правое крылья. Географически Джунгария – это крайние западные районы современной Монголии и север Синьцзяна.


В монгольской истории Джунгария сыграла выдающуюся и трагическую роль: джунгары предприняли последние попытки объединить Монголию и вернуть ей статус великой державы, но проиграли войну с империей Цин и частью погибли, частью рассеялись по огромному пространству – от пустыни Гоби до междуречья Волги и Дона.


Джунгары сложились на основе западно-монгольского племени ойратов (отчего джунгар иногда называют ойратами), и различными монгольскими группами, оказавшимися на территории Джунгарии в результате сложения империи Чингисхана.


В 1399 г. джунгары взбунтовались против монгольской династии Северная Юань и создали первое Ойратское ханство (Дербен-Ойрат). Его основатель, тайши (аристократ-чингизид) Угэчи-кашка убил законного монгольского хана Элбега, сам занял монгольский престол под именем Оруг Тэмур-хана, отменил прежнее название Юань и назвал новое государство «Дадань», т.е. «татары». В 1449 г. Эсен-тайши, провозгласивший себя монгольским ханом (на что, не будучи чингисидом, прав не имел), совершил поход против Китая. Джунгары разгромили огромную китайскую армию, причём погибли многие полководцы и вельможи, а император Чжу Цичжэнь попал в плен. Джунгарская армия осадила Пекин. В конце концов был заключён мирный договор, по которому империя Мин признала Монголию, которой правили джунгары, равноправной Китаю державой. Казалось, возвращается могущество Монголии, но этого не случилось. Эсен-тайши поссорился с джунгарскими аристократами, потерпел поражение борьбе с ними и погиб.


Власть джунгаров над Монголию была нелегитимной, а значит - непрочной, и в 1468 г. объединённые силы монголов во главе с императрицей Мандухай-Сайн-Хатун разгромили джунгаров и ликвидировали их государство.


Что всё-таки произошло? Чингисхан, объединив Монголию, ликвидировал племенное деление, перемешал племена и ослабил влияние феодалов, подчинив их бюрократическому аппарату. Но после падения монгольской династии Юань в Китае и ухода монголов обратно в свои степи всё изменилось. Власть стремительно феодализировалась – а как могло быть иначе, если исчезла необходимость в бюрократии? Больше не было обширных земледельческих регионов и богатых городов, которые нужно было держать в повиновении – остались только монголы-кочевники, управляемые феодалами-чингисидами. Общество предельно упростилось. При этом феоды, состоявшие из людей различного происхождения, быстро превращались в новые племена, не совпадавшие с прежними, дочингисовскими. И феодальное общество не могло избежать вечной беды феодализма – междоусобных войн.


Джунгары состояли из осколков племён, в своё время оказывавших сопротивление Чингисхану и покорённых им: найманов, кэрэитов, меркитов и западных киданей (каракитаев). Их слияние, под рукой феодалов-чингисидов, породило новые, джунгарские племена – чоросов, дербетов, хошутов, торгутов, хойтов. Потомки неукротимых меркитов, цивилизованных найманов и бывших хозяев степей кэрэитов вряд ли забыли, что их предки были покорены силой. При правлении Хубилая именно предки джунгаров были ударной силой восстания Ариг-буги и тридцатилетнего отчаянного сопротивления, оказывавшегося имперским армиям повстанцами Хайду.


В XVII веке Джунгария вновь отделилась, и на этот раз - до конца своего исторического существования. В начале того столетия князь джунгарского племени чорос Хара-Хула вместе с нойоном (генералом) хошутов Байбагас-Батуром создали конфедерацию четырёх джунгарских племён, которые де-факто стали независимыми от общемонгольских ханов.


При этом джунгары не смогли сохранить единство. В начале XVII века их часть, кочевавшая в Южной Сибири и в степях нынешнего Казахстана, начала движение на Запад. Разгромив ногаев и ряд казахских племён, дербетский князь Далай-Баатур-хунтайджи и торгутский тайши Хо-Урлюк, заключив вассальный договор с Московским царством, переселили своих подданных на Волгу, Южный Урал и в волго-донское междуречье – там образовалось отдельное Калмыцкое ханство, хотя и не прерывавшее официальную связь с Джунгарией, но связанное в первую очередь с Москвой.


Не желало войти в единый Джунгарский союз и близкородственное племя хотогойтов: их вождь, Шолой Убаши-хунтайджи, распространил свою власть на Урянхай и провозгласил себя Алтан-ханом (так монголы когда-то именовали императоров Китая династии Цзинь) и упорно воевал с джунгарами, пытаясь опереться на союз с Москвой. Государство Алтан-ханов было уничтожено джунгарами к концу 1660-х годов.


Ещё одно независимое джунгарское государство возникло в Цинхае, вокруг озера Кукунор. Его история интересна потому, что она сыграла решающую роль в распространении буддизма среди монголов. В 1620-30-е годы в Тибете шла жестокая межплеменная (феодальная) борьба, принявшая форму религиозной войны между «красношапочной» (Кагью) и «желтошапочной» (Гелуг) школами буддизма. «Красношапочные», поддерживавшиеся феодалами Восточной Монголии, одолевали, и «желтошапочные» в 1637 г. обратились за помощью к джунгарам. Джунгарское войско в Тибет повёл князь племени хошутов Гуши-хан, одновременно переселив своё племя поближе к театру военных действий, на берега Кукунора – в современную китайскую провинцию Цинхай. В тяжёлых боях джунгары разгромили «красношапочных» и их восточномонгольских союзников, но… дальше Гуши-хан стал действовать, как настоящий феодал. Он не вернулся в Джунгарию, а объявил себя царём Тибета, а на Кукуноре основал собственное княжество. Фактическую власть он передал V Далай-ламе Агван Лубсан-чжамцо, причём новый тибетский царь сделал многое для того, чтобы зависимый от его военной мощи Далай-лама стал духовным лидером всех монголов. В 1640 г. монгольские и джунгарские феодалы провели Джунгарский съезд, на котором было принято «Великое [Степное] уложение» - свод законов, а также был утверждён «желтошапочный» буддизм в качестве общенациональной религии всех монголов.


В 1677 г., после жестоких междоусобиц и убийств, князь племени чорос Галдан Бошогту провозгласил себя ханом Джунгарии (показательно, что проигравшие противники, в т.ч. родственники хана, бежали в империю Цин). С этого момента Джунгария вела самостоятельное существование.


Галдан был выдающимся полководцем и талантливым дипломатом. В 1679-84 гг. он завоевал Восточный Туркестан (Синьцзян), поставив во главе уйгурских городов вассальных беков, разбил казахов и тянь-шаньских киргизов, заставив их признать джунгарское подданство, разорил Ферганскую долину и подчинил богатые среднеазиатские города Сайрам, Ташкент, Шымкент и Тараз.



Джунгарские воины


Джунгария стала огромной страной: она охватывала Западную Монголию, Кукунор, Тибет, современные Синьцзян, большую часть нынешних Казахстана и Кыргызстана, Тыву, Хакасию, Алтай, Кузбасс, юг Красноярского края, и формально – обширные степные пространства по берегам Яика и Нижней Волги, а также степи Северного Кавказа. Однако располагавшееся на западных землях Калмыцкое ханство находилось в вассальных отношениях с Московией; Кукунором и Тибетом правили тибетские цари-хошуты, а мусульманские города и земледельческие районы Восточного Туркестана и Средней Азии, а также казахи и киргизы хоть и платили джунгарам дань, сохраняли самостоятельность и были готовы при любой возможности восстать против джунгарской власти. Вассалитет хакасского союза племён (государства Хонгорай), шаг за шагом завоёвывавшегося Московией, так же был призрачным: Джунгария не хотела обострять отношений с русскими и практически бросила Хонгорай на произвол судьбы (некоторые джунгарские владетели воевали с русскими на свой страх и риск, как, например, знаменитый тайши Ибак).


Галдан попытался восстановить единство монголов. Вмешавшись в междоусобицу восточномонгольских феодалов, в 1688 г. джунгары захватили Халху, но воссозданию Монгольской империи помешала феодальная сущность монгольского общества. Но… пока Галдан геройствовал в Халхе, его племянник Цэван-Рабдан совершил переворот и захватил власть в Джунгарии.


В 1690 г. цинский император Канси – формально вняв просьбам восточномонгольских феодалов, а фактически, разумеется, стремясь не допустить восстановления Монгольской империи, вторгся в Халху во главе огромного войска. Несмотря на пятикратное превосходство маньчжуро-монголо-китайской армии, войско Галдана сумело нанести ей тяжёлые поражения на реке Улдза и при Улан-Бутуне, но Галдан был вынужден отступить в Кобдо, оставив почти всю Халху Канси и его монгольским союзникам – ведь восстание племянника лишило его тыла.


Император Канси действовал осмотрительно и целенаправленно. В 1691 г. он созвал на озере Долоннор всеобщий съезд монгольских князей (участие в нём приняли и некоторые джунгарские феодалы), на котором было юридически оформлено вхождение Халха-Монголии в состав империи Цин. Канси послал приглашение и Галдану, которое, разумеется, было отвергнуто. После Долоннорского съезда Галдана покинули, перейдя на сторону империи, халхасские сторонники и даже часть джунгаров – и его войско уменьшилось до 5 тысяч. В 1695 г. три цинские армии, в составе которых были восточные монголы и часть джунгар, начали охоту на Галдана. В следующем году на Тэрэлже десятикратно превосходящее цинское войско разгромило остатки армии Галдана; в бою погибла его жена Ану-хатун. Галдан превратился в вожака маленького партизанского отряда, скрывавшегося в Гобийском Алтае. В 1697 г. в урочище Ача-Амтатай он то ли умер от отчаянья, то ли принял яд. Тело его сожгли уцелевшие соратники, чтобы не допустить надругательства со стороны преследователей.


Мятежный племянник Галдана Цэван-Рабдан оказался энергичным правителем. При его правлении, в частности, создавались земледельческие колонии и строились крепости в собственно Джунгарии: он понимал значение собственной земледельческой базы и важность стационарных укреплений. В это время в Джунгарии появляются русские старообрядцы, уходившие от репрессий Петра I, и даже пленные шведы. И те, и другие находили в Джунгарии радушный приём: они распахивали землю и знакомили джунгаров с европейскими военными новинками. В частности, в то время джунгарские ружья оснащались затворами шведского типа, а пушки по своему качеству мало уступали европейским.


Цэван-Рабдан разбил взбунтовавшихся казахов и уйгуров, превратил в данников каракалпаков на берегах Аральского моря, захватил Самарканд и Ходжент. Однако непокорные казахи попросились в подданство Российской империи, и степи Западного и Северного Казахстана оказались потерянными Джунгарией, причём без войны, а Калмыкия оказалась отрезанной от основной части государства – между калмыками и джунгарами отныне кочевали подданные России. Цэван-Рабдан также потерял Тибет: в 1716 г. джунгарская армия вошла в Тибет, чтобы восстановить пошатнувшуюся власть, но столкнулась с цинской армией, призванной тибетцами. Джунгары, демонстрируя древнюю доблесть, смогли разгромить цинские войска, но восстановили против себя тибетцев грабежами и насилиями: так, они разграбили Лхасу. В 1720 г. новое цинское войско разгромило джунгар в Тибете и вытеснило их в родные степи.


Преемник Цэван-Рабдана попытался оторвать Восточную Монголию у империи Цин, и в 1729 г. вторгся в Халху. Героические джунгары вновь сумели разгромить цинские войска при озере Баркуль, в горах Алтая и у горы Модон-хотон, и дошли до главной буддийской святыни Монголии – монастыря Эрдэни-Дзу (недалеко от нынешнего Улан-Батора), но шансов на победу у них не было. Восточные монголы, не желавшие ни подчинения воинственным джунгарам, ни возобновления междоусобиц, хранили верность Цинам. Тем не менее жестокая война, продолжавшаяся до 1737 г., не принесла успеха империи: впечатлённая джунгарской доблестью, империя Цин заключила с Галдан-Цэрэном равноправный мир.


Но это стало только отсрочкой перед окончательной катастрофой. После смерти Галдан-Цэрэна его наследники сразу передрались между собой. В итоге престол захватил один из сыновей хана Лама-Дорджи, но против него выступили нойоны Амурсана и Дабачи. Они при помощи казахского Среднего жуза свергли хана, но передрались и они. Феодальные усобицы настолько надоели джунгарам, что они начали перекочёвывать в империю Цин, где каждого принимали с почётом, одаривали деньгами и отводили земли для кочевания. Амурсана тоже бежал в цинскую Халху (с ним ушло 20-тысячное войско), и обратился за помощью к императору Цяньлуну. И, разумеется, получил её: идея подчинения непокорной Джунгарии давно не давала покоя Цинам.



Китайское изображение Амурсаны


Это стало прологом к гибели Джунгарии.


В 1755 г. огромная цинская армия, при которой находился нойон Амурсана, вторглась в Джунгарию. Показательно, что воинственные джунгары на этот раз оказали маньчжуро-монголо-китайской армии весьма слабое сопротивление: они смертельно устали от междоусобиц. Многие джунгарские князья со своими отрядами переходили на сторону Амурсаны – а значит, на сторону империи Цин. Дабачи с небольшой армией маневрировал, вырвался из окружения и укрылся в вассальном уйгурском городе Куча. И там увидел, чего стоит верность вассалов-мусульман: незадачливого хана схватили и передали имперцам. Правда, его приняли ласково, отвезли в Пекин и даже удостоили высокого звания цинь-вана (вассального царя). Правда, носил он этот призрачный титул недолго: в 1759 г. Даваци умер.


Император Цяньлун издал указ о включении Джунгарии в состав империи Цин на тех же основаниях, что и другие монгольские земли, а коллаборациониста Амурсану назначил своим наместником. Однако тот, вступив в союз с некоторыми недовольными подчинением империи халхасскими князьями, поднял восстание.


После жестоких усобиц, массового бегства населения в цинскую Монголию, гибели или эмиграции большей части воинов и потери вассальных уйгурских, казахских, киргизских, узбекских и сибирских земель сил на войну у Джунгарии уже не оставалось. А восточные монголы в большинстве своём не поддержали восставших князей – сторонников Амурсаны. Тем временем Цяньлун решил раз и навсегда покончить с джунгарской угрозой: против обессиленного ханства выступила небывалая по численности – полумиллионная – армия. В 1756 г. бесчисленное воинство вошло в Джунгарию, беспощадно расправляясь с джунгарами. Амурсана же смог выставить против имперского войска небольшие силы – сам он командовал армией лишь в 10 тысяч человек; остальные отряды были ещё меньше. Алтайцы, урянхи и енисейские кыргызы, не желая гибнуть в безнадёжной борьбе, скрылись в своих сибирских урочищах. С востока в Джунгарию ворвались отряды бывших данников – казахов и киргизов; эти, мстя за прошлые обиды, не щадили ни женщин, ни детей.



Битва джунгар с казахами


После нескольких месяцев партизанской борьбы в горах Тарбагатая, Амурсана ушёл на территорию России. Туда же прорвался отборный тумен (дивизия) нойона Цэрэна – он ушёл в Калмыкию. Менее крупные отряды пробились в Бухару, на Памир и даже в Афганистан; они приняли ислам и были остались там на военной службе. В сентябре 1757 г. Амурсана умер от оспы в Тобольске; русские власти отказались выдать его тело представителям империи Цин и захоронили его в окрестностях Селенгинска. Некоторые уцелевшие джунгары из окружения Амурсаны, в том числе его вдова, перебрались из Сибири в Калмыкию.


Джунгария была полностью опустошена: до 90% джунгар (их численность до разгрома определяют примерно в миллион человек) погибли, умерли от голода и болезней, либо покинули свою родину. Их земли заселили те сородичи погибших, которые ранее перешли на сторону империи Цин и участвовали в покорении родной страны, а также казахи.


Несчастливой была и судьба калмыцкого народа: растущее давление царских властей и отбор земель в Поволжье, где интенсивно шло земледельческое освоение, провоцировали антироссийские настроения. В 1771 г. основная часть калмыков (примерно 170 тысяч человек из 230) под руководством Убаши-нойона т.н. Торгутский побег или «Пыльный поход» - переход через весь нынешний Казахстан на территорию Джунгарии. По дороге калмыки подвергались непрерывным нападениям казахов; от этих атак, голода, болезней и тягот пути погибло не менее 100 тысяч беглецов. Уцелевшие были приняты цинскими властями и поселены на бывших джунгарских землях. Правда, через некоторое время часть беженцев, недовольная высокими налогами и тяжёлыми повинностями, вновь попыталась вернуться в Россию, но удалось это немногим: цинская пограничная стража хватала беглецов, а Россия не слишком радовалась возвращению непокорного племени.


В настоящее время потомки джунгаров, на время воссоздавших огромную степную империю, проживают в Калмыкии, в западных аймаках Монголии, на севере китайского Синьцзян-Уйгурского автономного района и в китайской провинции Цинхай, на озере Кукунор. О былом величии Джунгарии напоминают только немногочисленные развалины джунгарских крепостей да вырубленные в скалах изображения Будды недалеко от Семипалатинская и в окрестностях озера Иссык-Куль…


***


Джунгария погибла, в первую очередь, из-за крайнего неравенства сил с огромной и могучей империей Цин. Слабостью Джунгарии было и отсутствие собственной земледельческой и торгово-ремесленной базы (её необходимость прекрасно понимали все мудрые степные правители, начиная с хуннского Модэ-шаньюя); попытки создать такую базу, предпринимавшиеся Цэван-Рабданом, привели лишь к незначительным результатам. База в виде вассалов-мусульман (уйгуров и узбеков) была крайне ненадёжной.


Важную роль в падении Джунгарии сыграла и структура джунгарского общества: оно (как и монгольское в целом) в XV-XVI веках приобрело, если можно так выразиться, сверхфеодальный характер. После крушения империи Юань феодалы стали единственной организующей силой общества, не имевшей никакого противовеса. Феодализм способствует развитию общества только тогда, когда развивается в условиях взаимодействия и стабилизирующего конфликта с независимыми от него структурами. В Европе это была церковь, государственная бюрократия, городское и сельское самоуправление. При отсутствии этих противовесов феодалы начинают действовать не в общенациональных, государственных интересах, а в интересах чисто феодальных, т.е. личных. Это отнюдь не чисто монгольская или джунгарская особенность – это свойственно всем феодалам мира. Вестготские бароны ради сохранения своих феодов призвали в Испанию арабов, бургундская знать воевала с соотечественниками-французами на стороне англичан, польские паны коллаборировали с шведами, немцами и русскими против Речи Посполитой, сербские и грузинские князья призывали турок, русские князья ходили в походы против соотечественников в обозе татарских баскаков. Точно так же действовали и джунгарские феодалы, переходя на сторону империи Цин в надежде сохранить или восстановить свои феодальные владения и права. Винить их в этом бессмысленно: такова природа самого феодализма. А церковь (в джунгарском варианте – буддийская) была недостаточно сильна и влиятельна, чтобы выступить моральным авторитетом и противовесом самовластию нойонов, тайши и хунтайджи. Других самостоятельных сословий и сообществ – торговых и ремесленных общин, сельского самоуправления – в Монголии и Джунгарии не было. Низок был и общий культурный уровень населения: просвещение как необходимый элемент развития был в то время ещё не понятно. Джунгарские феодалы даже не пытались восстановить империю Чингисхана – та строилась на железном бюрократическом каркасе; они пытались сохранить либо механически расширить свои феоды, что было в принципе невозможно.


Восточная Монголия попыталась решить эти проблемы по-своему – выбрав союз с империей Цин. Было это порабощение, измена идее национальной независимости, или же разумный выбор?


Источник







Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий