Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Наука | Философия Культуры


Все мы родом из детства

Часть 1


«У нас был свой мир, со своими устоями, здесь по-особенному звучали шаги и во всем был свой особый смысл, в иных краях никому не доступный….


-  Но вот становишься взрослым, живешь по иным законам – и . .начинается . слой правил, предпочтений, привычек и стереотипов. Мы перестаем видеть слонов в удавах – мы видим только шляпы. Мы привыкаем к этому миру, и он для нас неотвратимо сереет и скучнеет. Мы видели закат солнца несколько тысяч раз – и он нас не удивляет. И в какой-то момент некоторые из нас – взрослых – вообще перестают СМОТРЕТЬ на закат и звездное небо. Нам показывают слишком много роз, красивых и пустых, но за них не хочется умереть. Мы перестаем чувствовать ритуалы – мы их просто справляем. Как нужду. Мы придумываем себе развлечения, но они зачастую так же скучны и пресны – ибо не требуют от нас никаких духовных и творческих усилий. Сначала мы думаем, как найти свободное время, а потом – не знаем, как его убить. Нам стыдно, потому что мы бухаем, и мы бухаем, потому что нам стыдно. .

Сент Экзюпери


Ну, если к первой части высказывания уважаемого писателя  никаких сомнений нет, то дальнейшее повествование про взрослую жизнь вроде бы и в чем-то верно, но уж больно какое-то мрачное. Ну… вроде стал взрослым- и… усе. Получается- приехали, и проблемы, проблемы и проблемы.


Но все таки, куда уходит детство, или целый мир детства


По большому счету, детство- это мама, папа, дедушка, бабушка, сестренки, братишки, друзья, приятели. Нежность матери, ласки бабушки, строгость отца и добродушное ворчание деда.  Любимые герои из книжек и кино.  Открытие и познавание мирачто там в книжке, во дворе, на улице, за горизонтом- и все интереснее, интереснее, интереснее. И все это для нас, нам все дозволено- но вроде мешает только то, что мы еще маленькие . И будучи маленькими мы стремились стать взрослыми.


И где кончается детство, где начинается взрослый мир.. Когда все это уходит непонятно куда. Когда рядом уже нет твоих близких. Когда забыты любимые герои, и когда тебе кажется, что мир уже познан, открывать уже нечего. И в какой-то степени прав   Экзюпери


Но….давайте посмотрим на окружающий мир повнимательнее


вот взрослая женщина шлепает босиком по лужам, что-то напевая про себя


вот куча мужичков с азартом гоняют в футбол, или разбирают заводную игрушку


целыми компаниями разновозрастные дяди и тети сидят за компьютерными играми


вот на детской площадке седой и бородатый дед выясняет с внуками какую-то проблему. И посмотрите, в это время он сам чувствует себя таким- же маленьким. Как и внуки, и так же радуется или обижается вместе с ними, если что не по нему, или что- то не получается.


А на лесных дорожках- идет со спортивным разнообразием дедуля с бородой, негромко напевая под ритм шагов:


Будем весело шагать по просторам, по просторам


И конечно напевать будем хором, будем хором.


Так что можно смело утверждать, что  детство никуда не уходит, оно всегда с нами, в наших душах, мыслях, делах, мечтах и надеждах. Детство  вечно, Детство- сама жизнь!


И детство к нам возвращается довольно часто, когда мы на секунду становимся беззаботными счастливыми детьми, и на крутых аттракционах в детских парках развлечений слышится счастливый визг- и не отличишь- детский или взрослый.


Правда бывает и такое, что вроде бы повзрослев, некоторые начинают стесняться. Не дай бог, что у  них проявится какой- нибудь детский поступок.... Вдруг кто-то нечаянно услышит, как он напевает какую-нибудь детскую песенку, или увидят его под дождём без зонта, шлепающим по лужам, и т. д, и т.п.  А ведь нам  в детстве нам было как то до лампочки всё что думают окружающие, а почему сейчас это считается – мол впал в детство, прикладывая к этому самый негативный смысл.


Ну ладушки, каждому свое, а мы продолжим свое повествование.


Живем мы практически в центре Европы, на западе Германии, в Земле ( тут так области называются) с красивым названием Северный Рейн- Вестфалия.


Историей в Европе пропитано все.  Памятников истории тоже хватает. На любой вкус. От мегалитов-  наскальных изображений в пещерах-  римских  развалин- крепостей католических церквей- ну и прочих крепостей, замков, городских сооружений- природных парков и заповедников.


Да и климат вечно умеренный и в основном состоящий из 2-х времен года:


весеннее- осенний

осеннее- весенний


А ежели стукнет морозцем на несколько дней да подвалит немного снежка- это приятное, а для кого то и не- приятное исключение. Иначе- вечнозеленой растительности хватает.


Вот так, и что бы немножко отдохнуть в выходные, я сажусь за компьютер, выбираю красивые или чем-то знаменитые места в радиусе часа езды на машине, и с Линой часто проводим время,  бродя по разновозрастным или природным достопримечательностям.


И вот, как то при очередном путешествии по Европе с помощью Гугле Планета набрел на голландский город Маастрихт, а в нем наткнулся на памятник д’Артаньяну.



И тут Я на какое-то время буквально отключился от действительности и превратился в обычного пацана, который зачитывался приключениями отважных мушкетеров, мечтал оказаться на месте бесстрашного и благородного д’Артаньяна, влюбляться,  сражаться  и прочее… прочее.  А попозже   с компанией приятелей- мушкетеров с палками в руках атакующие отряд соседских пацанов.  Царапины на ногах и руках, порванные рубашки- грязные лица. Пакетики пыли- как гранаты лопаются в стане неприятеля. Звон шпаг- палок, писк, визг и лозунг детства- Один за всех- все за одного. Ну а потом домашние разборки с родителями обеих сторон- и уж как получится.


М-да, такое состояние нарочно не закажешь и не придумаешь. Это врывается в твою жизнь внезапно- вроде дремало, проснулась и вперед.


Нельзя сказать, что д’Артаньян и его мушкетеры были основными героями нашего давнего и прекрасного времени. Были и полярники, и космонавты, и путешественники и много интересного народа.


Но д’Артаньян с компанией-  тоже часть детства. А лозунг – Один за всех и все за одного- вечен, и является условием существования любого общества.


Ну ладушки, мгновение это прекрасно, но начал копаться в воспоминаниях и истории.


Начнем с начала


Маастрихтэтот небольшой городок был основан римлянами еще в 50-ом году до н.э. Именно тогда на пересечении торговых путей они разбили военный лагерь, а после основали поселение Мозе Траектум. В те времена на месте будущего Маастрихта была организована важная переправа через реку Маас. Отсюда и появилось современное название города.


Тесное соседство трех государств – Голландии, Бельгии и Германии не могло не оставить свой след для Маастрихта. В итоге, город являет собой интересное и уникальное смешение трех культур, трех языков и трех денежных систем. Маастрихт - это своеобразное соединении трех разных цивилизаций голландской, немецкой и французской. Кроме того, Маастрихт известен подписанием соглашения в 1991 году, так называемым Маастрихским договором, о создании Европейского союза. И вокруг, точнее в пригороде Маастрихта и развернулись все дальнейшие события.


Французская историк Одиль Борда (Odile Bordaz) утверждает, что ей удалось найти место, где похоронен Шарль де Бац де Кастельмор д'Артаньян, послуживший прототипом известного героя романа Александра Дюма "Три мушкетера".


Вопреки распространенной теории о том, что тело д'Артаньяна после его смерти было доставлено во Францию Борда уверена, что известный мушкетер похоронен в небольшой церкви Святых Петра и Павла на окраине голландского города Маастрихт (сейчас городской район Вольдер). К такому выводу Борда пришла, проанализировав информацию из исторических хроник.


Достоверно известно, что д'Артаньян был убит 25 июня 1673 года во время осады крепости Маастрихт в ходе Франко-голландской войны 1672-1678 годов. По утверждению Борда, в то время стояла жаркая погода, а влажность воздуха была высока, в связи с чем доставить тело во Францию было бы проблематично, а забальзамировать – слишком дорого.


Кроме того, в пользу версии Борда свидетельствует и тот факт, что во время осады Маастрихта погибших французов обыкновенно хоронили в близлежащей католической церкви, а лагерь д'Артаньяна, как выяснилось недавно, стоял неподалеку от Вольдера.


Вернулся к А. Дюма, и вспомнил, как он описал кончину нашего героя


- Всадники увидели д'Артаньяна на открытом со всех сторон месте; он был в шляпе с золотым галуном, в мундире с расшитыми золотом обшлагами, со своей длинной тростью в руках. Он покусывал седой ус и время от времени левой рукой стряхивал с себя пыль, которая сыпалась на него, когда падавшие поблизости ядра взрывали землю.


Под этим смертоносным огнем, среди нестерпимого воя и свиста офицеры неутомимо работали киркой и лопатой, тогда как солдаты возили тачки с землей и укладывали фашины. На глазах росли высокие насыпи, прикрывавшие собою траншеи.


К трем часам все повреждения были исправлены. Д'Артаньян стал мягче с окружающими его людьми. И он совсем успокоился, когда к нему, почтительно обнажив голову, подошел начальник саперов и доложил, что траншея стала снова пригодной для размещения в ней солдат. Едва этот человек кончил докладывать, как ядром ему оторвало ногу, и он упал на руки д'Артаньяна. Генерал поднял своего солдата и спокойно, стараясь ободрить ласкою раненого, отнес его в траншею. Это произошло на виду у всей армии, и солдаты приветствовали своего командира шумными аплодисментами.


Именно в этот момент генерал, обрадованный успехом, услышал рядом с собой чей-то голос:


– Сударь, от господина Кольбера.


Он взломал печать на письме, в котором содержались следующие слова:


«Господин Д'Артаньян, король поручает мне уведомить вас, что, принимая во внимание вашу безупречную службу и честь, которую вы доставляете его армии, он назначает вас маршалом Франции.


Король, сударь, выражает свое восхищение победами, которые вы одержали. Он приказывает завершить начатую вами осаду благополучно для вас и с успехом для его дела».


Д'Артаньян стоял с разгоряченным лицом и сияющим взглядом. Он поднял глаза, чтобы следить за продвижением своих войск, бившихся на крепостных стенах среди вихрей огня и дыма.


– С этим покончено, город капитулирует через какие-нибудь четверть часа, – сказал он посланному Кольбера и принялся дочитывать полученное письмо.


«Ларчик, который вам будет вручен, – мой личный подарок. Вы не станете, надеюсь, сердиться, узнав, что, пока вы, воины, защищаете своей шпагой короля, я побуждаю мирное ремесло создавать достойные вас знаки нашей признательности.


Препоручаю себя вашей дружбе, г-н маршал, и умоляю вас верить в искренность моих чувств.


Кольбер».


Д'Артаньян, задыхаясь от радости, сделал знак посланному Кольбера; тот подошел, держа ларчик в руках. Но когда маршал собрался уже посмотреть на его содержимое, со стороны укреплений послышался оглушительный взрыв и отвлек внимание д'Артаньяна.


– Странно, – проговорил он, – странно, я до сих пор не вижу на стенах белого знамени и не слышу сигнала, оповещающего о сдаче.


И он бросил на крепость еще три сотни свежих солдат, которых повел в бой полный решимости офицер, получивший приказ пробить в крепостной стене еще одну брешь. Затем, несколько успокоившись, он снова повернулся к посланному Кольбера; тот все так же стоял возле него с ларчиком наготове.


Д'Артаньян протянул уже руку, чтобы открыть его, как вдруг неприятельское ядро выбило ларчик из рук офицера и, ударив в грудь д'Артаньяна, опрокинуло генерала на ближний бугор. Маршальский жезл, вывалившись сквозь разбитую стенку ларчика, упал на землю и покатился к обессилевшей руке маршала.


Д'Артаньян попытался схватить его. Окружающие надеялись, что хотя ядро и отбросило маршала, но он, по крайней мере, не ранен. Надежда эта, однако, не оправдалась; в кучке перепуганных офицеров послышались тревожные возгласы: маршал был весь в крови; смертельная бледность медленно покрывала его благородное, мужественное лицо.


Поддерживаемый руками, со всех сторон тянувшимися к нему, он смог обратить свой взгляд в сторону крепости и различить на главном ее бастионе белое королевское знамя; его слух, уже не способный воспринимать шумы жизни, уловил тем не менее едва слышную барабанную дробь, возвещавшую о победе.


Тогда, сжимая в холодеющей руке маршальский жезл с вышитыми на нем золотыми лилиями, он опустил глаза, ибо у него не было больше сил смотреть в небо, и упал, бормоча странные, неведомые слова, показавшиеся удивленным солдатам какою-то кабалистикой, слова, которые когда-то обозначали столь многое и которых теперь, кроме этого умирающего, никто больше не понимал:


– Атос, Портос, до скорой встречи. Арамис, прощай навсегда!


От четырех отважных людей, историю которых мы рассказали, остался лишь прах; души их призвал к себе бог.


Да, написано сильно.


Часть 2


А что же в действительности. Фактически  на роль д’Артаньяна могли претендовать чуть ли не 12 реально живущих персонажей. Но основным прототипом хитроумного гасконца, как известно, был капитан мушкетеров Шарль Ожье де Бац де Кастельмор д’Артаньян, погибший 25 июня 1673 года при осаде голландской крепости Маастрихт.


И как утверждает  Одиль Борда (Odile Bordaz) у французская исследовательница:


- Тело старого воина было предано земле на кладбище небольшой церкви Св. Петра и Павла близ городской стены, к которой он так стремился в своем последнем бою. Сейчас там возвышается бронзовый памятник, запечатлевший сурового офицера в боевых доспехах, властным движением взявшегося за эфес тяжелой шпаги – подлинного д’Артаньяна, а не его литературный прототип, обессмертивший это имя.


Памятник очень красивый. И надпись на постаменте красивая "Один за всех, и все за одного". Все стильно, чудесно и примечательно. Но вот уместно ли?


А если фактически подумать, то за какие- такие почести  французский капитан-лейтенант королевских мушкетеров, по имени Шарль д'Артаньян, захватчик и оккупант и завоеватель по отношению к жителям Нидерландов удостоился такой чести


Ведь как ни думай, за то, как ведут солдаты на оккупированных территориях-памятники вряд ли им ставят


И вот тут то похоже и проявился талант А. Дюма в полной мере.  Как бы не имел реальный герой некоторые общие черты со своим литературным двойником, но д’Артаньян нашего детства это символ героя  приключений, романтики, мужской дружбы и преданной любви.


А символы Героев заслуживают признание. И   в  2003 году, Маастрихт неожиданно решил отметить 330-летие со дня гибели своего прославленного врага. С большим размахом организовали фестиваль, посвященный Д’Артаньяну, с выставками, концертами, демонстрациями фильмов и спектаклей, презентациями книг. Одним из значительных событий фестиваля стало установление монумента д’Артаньяну. Приятно, что автором памятника является русский скульптор Александр Таратынов.


Вернемся к началу.


И вот наконец выбрали время,  собрались, загрузились в машину и вперед. Расстояние от нашего Хюккельхофена до Маастрихта около 60 км, время в пути около 50 минут. Прямых Автобамов нет, так что приходилось вилять по второстепенным дорогам. Но Навигатор нас вывел точно к памятнику.



Спутниковая схема района Маастрихта  с описываемыми событиями


И тут не обошлось без небольшого курьеза. Место для парковки есть, и в добавок и в тени. Хорошо. Рядом стоит парковочный автомат- 2.3 ойро в час.  С почтением  поглядели на статую и пошли платить, но тут какая то бабка сидевшая на скамейке у д’Артаньяна, замахала нам руками, мол сегодня выходной день и платить не надо. Поверили- доверчивые мы люди, не надо так не надо.


А тут  бабка от нас не отстала,


мол дайте бедной нищей на проживание.


Ну и мои спутники выделили ей по пару ойро. Попробовала и ко мне так обратиться, но я ей по русски ответил;


что ни по голландски ни по английски и французски не понимаю. С недовольной физиономией она отстала от меня.


И интересное продолжение этой истории. Когда мы часа через 3 вернулись к машине, на лобовом стекле под стеклоочистителем была прижата квитанция – штраф за неоплаченную стоянку на 50 ойро. Таких жертв оказалось не только мы, а бабки и след простыл- видно соображает старая- или тайный агент Мерии. Мол как накопит машин не оплаченных на стоянку, так вызывает инспектора.


Итак, мы поставили машину у парка Алденхоф, прямо рядом с памятником.


И как опять вспоминаю, мальчишкой я упивался приключениями мушкетеров. Они  были просто реально-фантастичекие, уводили от унылой действительности в особый  мир. И от книги  меня мог отвлечь только сон.


И вот сейчас, бродя по укреплениям Маастрихта, по местам его последнего боя, Я невольно представлял последние мгновения жизни д’Артаньяна.



Общий план. Зелень, скульптура, старая стена города. На скамейке сидит бабкасоветчица



Я с Линой у памятника



Надпись на постаменте « Один за всех, все за одного»


 А метров через 200, через дорогу, находится Вальдек (Waldeckpark) недалеко от Тонгеренской площади- где и произошли все события.  Парк небольшой, зеленый и ухоженный. Толщина некоторых деревьев за 1 метр, это по моим подсчетам около 70 лет отроду.


Сам парк со стороны представляет небольшую холмистую местность. Все бывшие военные сооружения покрыты слоем земли и обсажены зеленью.


Тропки, скамейки, указатели.


Но перейдя через дорогу, и вступив на территорию парка время и пространство как то сдвинулось. И Я представил отчетливо события далекого 1673 года-  и в том числе 25 июня- воскресенье, хорошо описанные  Жан-Кристиан Птифисом - французским ученым, исследователем- «Истинный д’Артаньян»


В мае 1673 года Людовик XIV в сопровождении всего двора и многих тысяч солдат отправился на войну. Ну- цель житейская, приструнить Бельгийцев и наказать Голландцев, которые за год до этого предпочли открыть шлюзы и затопить часть своей земли, нежели уступить французам. Король со своим двором в начале июня остановился под стенами Брюсселя. И большую часть войска  послал на осаду Маастрихта.


Старый укрепленный город на Маасе, который д'Артаньян хорошо знал, потому что был там во время экспедиции несколько лет назад, располагался на стратегически исключительно важном пересечении дорог на расстоянии пяти лье от Льежа и шести лье от Ахена.


РS. Парадоксы истории. На помощь голландцам


Весной 1665 года разразилась война между Англией и Нидерландами.


 Франция, соперничавшая с Англией на Антильских островах*, стала союзницей голландцев и пообещала им свою поддержку.


Чтобы спасти Соединенные провинции *, которые стали жертвой грабительских набегов рейтаров мюнстерского епископа, Людовик XIV составил экспедиционный корпус включавший 4 тысячи пехотинцев и 2 тысячи конников, в том числе 500 мушкетеров с Кольбером де Вандьером и д'Артаньяном во главе.


Но голландцы не позаботились о заготовке провианта и фуража по пути следования армии. Прибыв в Маастрихт, древнюю крепость на Маасе, пришлось дать передышку экипажам, что, впрочем, не помешало войскам продефилировать по городу с поднятыми шпагами так, как это обычно делала кавалерия императора. Население, окружившее "государственных депутатов", изумлялось столь великолепному строевому порядку, толпилось вдоль маршрута продвижения.


Однако это не могло долго продолжаться. Войска отправились на войну с радостью в сердце, но с наступлением сильных холодов их моральное состояние начало ухудшаться. Несмотря на усилия интенданта Карлье, продовольствие удавалось добывать лишь с трудом. …


 И голландские буржуа, обеспокоенные присутствием на своих землях столь многочисленной солдатни, угрюмо ворчали на подкрепление, поначалу пришедшее для того, чтобы помочь им в борьбе против мюнстерского епископа, а теперь опустошающее их земли не хуже последних мародеров.


И вот в моем воображении возникли укрепления - древние стены, снабженные множеством сторожевых башен, - со стороны долины прикрывались тремя рядами бастионов, угловых укреплений и кронверков, каждый из которых представлял собой небольшой, выдвинутый вперед и хорошо обороняемый ансамбль с маленьким гарнизоном.


Отряды землекопов и солдат, вооруженных лопатами и кирками уже довели окопы и траншеи  почти до самых оборонительных сооружений.


При Маастрихте была применена новая тактика, так называемые "параллельные траншеи", уже использовавшиеся турками. Сначала с нужной стороны рыли траншею подальше от городских укреплений, чтобы первое время быть вне досягаемости для выстрелов противника. Затем строили первую линию траншей, параллельную городским укреплениям, после чего при помощи зигзагообразных ходов сообщения рыли вторую и третью линии, параллельные первой и все более приближающиеся к городу. Таким образом можно было безопасно подойти на расстояние нескольких шагов к укреплениям противника на самом гласисе.


Итак, атака на город производилась с трех сторон. Первая - справа от Мааса в направлении городского района Вик, вторая - слева, со стороны Брюссельских ворот, и, наконец, третья направлялась на Тонгрские ворота.


Эти Тонгрские ворота, основной объект французской атаки, давали прямой доступ в город, однако были хорошо защищены угловыми укреплениями, между которыми располагались равелин и гласис.


С утра 18 июня начался яростный артиллерийский обстрел, одну за другой уничтожавший батареи противника. На город обрушился адский огонь. В течение 36 часов грохот взрывов и залпов, производимых с французской стороны 26 батареями, раздирал воздух. Затем была захвачена крепость Св. Петра, расположенная между Маасом и рекой Яар. Пушки крепости сразу же были повернуты против города.


И к 25 июня французские войска смогли приблизиться вплотную к городским укреплениям.


А утро 25 июня было хорошим, над долиной поднялось сияющее солнце и разогнало тучи дыма, плывшие над извилистыми излучинами Мааса.


Капитан мушкетеров не был в это воскресенье 25 июля "дежурным" и рассчитывал отдохнуть от утомления после трудов предыдущего дня. И вместе со своими мушкетерами оставался в арьергарде, не желая вмешиваться в эти действия, которые считал бесполезными. В абсолютном спокойствии он пообедал вместе со своими офицерами. "В конце нашего обеда, - рассказывает далее д'Алиньи, г-н д'Артаньян, который постоянно присматривался к происходящему, сказал нам: Смотрите, на том равелине огонь; следовало бы отбить равелин, пока противник там не закрепился".


Этот взрыв большой мины был сигналом к контрнаступлению голландцев. Фарио- комендант крепости- со шпагой в руке, ведя за собой несколько сот человек, опрокинул французскую гвардию, которая смогла удержаться лишь на краю укрепления. Продолжая начатый штурм, осажденные предприняли массированную вылазку со стороны реки Яар. После нескольких удачно проведенных атак почти все достижения французов предыдущего дня были сведены на нет.


Узнав о стремительном отступлении гвардии д’Артаньян оставил своих сотрапезников и принял решение, стоившее ему жизни. Он, по словам англичанина лорда Алингтона, "повел себя с редкостной бравадой": без королевского или чьего-либо еще приказа, несмотря на то, что ничто не обязывало его возобновлять бой, и послал вестового в базовый лагерь мушкетеров, чтобы собрать все имеющиеся подкрепления.


 Собрав воинов д'Артаньян повел своих людей к знаменитому барьеру, расположенному подле горловины равелина.


И сумасшедшим броском преодолел баррикаду, ведя за собой бежавших людей и не отводя взгляда от вражеского укрепления, которое встретило их картечным залпом.


Спустя несколько минут ожесточенного боя равелин был снова взят. "Мушкетеры проявили чудеса исключительной храбрости, - рассказывает Пеллиссон, - ни один из них не отступил. Многие были убиты, а у оставшихся в живых после тех ударов, которые они наносили, шпаги были погнуты и залиты кровью вплоть до рукоятей".


Когда Людовик XIV лично прибыл к траншее, там подсчитывали потери: 50 офицеров убитыми или ранеными, 100 убитых гвардейцев, 300 человек ранено, из них 60 мушкетеров. Те, кто остался в живых, были охвачены горем при виде своего командира, лежавшего посреди гласиса. "Он был мертв, и его опознали по оружию". Рядом с ним на земле распростерлось вышитое серебром знамя роты.


Да, было время…..


Часть 3


А сейчас казематы и бастионы издали впечатления великого не производят, но приблизишься- метров 5 в высоту будет. Обследовали бойницы, не одно прямо не смотрит- все наискосок.



Цивилизация, указивки чтоб в парке 200 на 200 м не заблудиться.



В парке. Чудо- дерево



Место гибели д.Артаньяна у равелина- обелиск и табличка на стене.


Тишина, спокойствие. Лишь листья деревьев легонечко шелестят о чем- то своем- вечном.



Обелиск на месте гибели



Табличка на стене


А метрах в 100 от этого места старинная пушка, довольно приличного калибра. Вначале даже подумал, не она ли вдохновила А.Дюма описать гибель д.Артаньяна от ядра.


А кто его знает?


Но пушка в какой-то мере оказалась почти современной. Ее дуло было забито пивными бутылками и различным бытовым мусором.



У  пушки



Казематы



Казематы



Казематы



И на прощание- бокал пива


А далее мне интересно стало, а сколько всего памятников Д'Артаньяну существует. Мимоходом обнаружил, что самый почитаемый образ запечатленный в камне- это образ Дон Кихота, его Россинанта и Санчо Пансо


А французский мушкетер Д'Артаньян, обретший бессмертие благодаря Александру Дюма, не просто не забыт, он увековечен на века в бронзе целых три раза!


 Первый памятник Д'Артаньяну поставили в городе Ош ( Auch) в департаменте Жерс в 1931 г., неофициальной столице Гаскони, откуда он был родом (это не очень далеко от Тулузы, то есть в юго-западной части Франции). Он представлен в полный рост, в военном камзоле, на который накинут плащ. На голове – широкополая шляпа, на ногах ботфорты. Правая рука, придерживая перчатку, опирается в бедро, левая на рукояти шпаги.



Второй - в Париже (на площади генерала Катру на бульваре Мальзерб), правда, это памятник не столько д'Артаньяну, сколько Дюма - он сидит наверху в домашнем кресле, а мушкетер словно присел на минутку у подножия возле своего литературного отца.



И, наконец, третийв голландском городе Маастрихт (Maastricht) (в Альденхофпарке), там, где он был убит при осаде крепости в ходе Франко-голландской войны 1672-1678 г.г. .... Ну, об этом уже писали


Летом 2010 года, в подтверждение любви нашего народа к этим нестареющим персонажам, город Кондом получил в подарок статую д’Артаньяна и трех мушкетеров работы скульптора Зураба Церители.


Он подарил памятник господину Монтескье, потомку рода Д’Артаньяна. Но господин Монтескье подарил этот памятник городу Кондом, который считается мушкетерской столицей Гаскони. Сейчас он стоит на главной площади города. Лица великих мушкетеров очень напоминают артистов, сыгравших в нашем фильме. Композиция была доставлена сюда после экспозиции в Гран-Пале в Париже в рамках года России во Франции.



Ну и вот, подошло к концу повествование об одном эпизоде детства, об одной странички из жизни. Как из капель воды получается море, так из страничек жизни получается и Книга жизни.


16.07.2013.

Соколков Олег


Источник: Предоставлено автором







ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий