подушки и одеяла постельное белье купить . |
Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Спелеологический клуб СибирьПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Наука | Природоведение

Ёжики


На Южном Урале в Челябинской области в отряде насекомоядных семейство ежей представляют: ёж обыкновенный и ёж светлый. Обитают уральские ежи в лесах, садах, на полях, где ведут преимущественно ночной образ жизни; с сентября по апрель-май впадают в зимнюю спячку. В июне у ежих рождается до 8 ежат. Питаются животные насекомыми, червями, мышами, лягушками, ящерицами, змеями и плодами различных растений; в домашних условиях не отказываются и от кошачьего «китикета»».


Это было более сорока лет назад... - Не знаю, встречаются ли сейчас эти удивительные создания в окрестностях южно-уральского города Аша?.. - сама я давно живу в другом месте - за тысячи вёрст от тихих улочек детства и юности, а тогда, увидеть ежа в городском парке, в вишнёвом саду или на горных склонах не представлялось большой неожиданностью…


* * *


Весною, чуть успевал сойти снег с прогретых солнцем скал, мы – детвора, спешили в кленовые рощи за белоснежной ветреницей. Хрупкие белые венчики на красноватых замёрзших стебельках едва поднимались над пожухлой прошлогодней листвой в окружении ещё не стаявших сугробов. Подснежники, а мы их звали именно так, походили на комочки чистого снега. Крохотные ножки, всегда прохладные, едва удерживались в наших ладошках, столь те и другие были малы.


Дома мы помещали миниатюрные букетики в невысокий стаканчик посреди укрытого накрахмаленной скатертью стола (первые подснежники создавали праздничное настроение и требовали к себе королевского почтения). Застывшие растеньица в тепле оживали, и через пару часов плотно сомкнутые лепестки венчиков раскрывались белоснежными звёздочками, источая чудный аромат талого снега, обветренных известняковых скал, влажной уральской земли, первой зелени… - детства и счастья.




Как-то, одной из таких вёсен, в одном из таких походов за подснежниками, по проталинам и каменным осыпям я поднялась на вершину Липовой горы. Возвышаясь на высоту более сотни метров, она находится практически в центре города. В те годы, в апреле-мае, заросшие липами склоны покрывались коврами первоцветов - к яркому весеннему солнцу устремлялись фиолетовая хохлатка, сиреневая фиалка, синяя медуница, жёлтый гусиный лук и белоснежная ветреница. Летом – гора наполняла город медовым ароматом цветущих лип, зверобоя, душицы; звенела соловьями и оглушительно стрекотала кузнечиками.








Отдыхая после утомительного подъёма, любуясь красотой горного ландшафта, я медленно шла по проталине и едва не наступила на ежей: два иглистых клубка, соприкасаясь бочками, неподвижно лежали в ямке среди камней и старой травы. В их облике что-то было не так…


Присев на корточки, я осторожно потрогала: «Живы ли?!..» К счастью, клубки от прикосновения рук зашевелились, распрямились и… не убежали!.. а только поменялись местами. И тут-то выяснилась причина невольного моего беспокойства: колючки бочка одного ежа были сожжены, а вместо отточенных пёстро-серых шипов остались лишь скошенные до основания пенёчки; шёрстка в центре ежовой шкурки имела не серый, а ржаво-бурый палёный цвет - она тоже обгорела и выглядела, словно выстриженной до кожицы!


Получалось, что зверьки пострадали во время весеннего или осеннего пала, когда в окрестностях города на обсохших горных склонах неразумные люди поджигают траву. Остаётся только удивляться, как бедняги смогли выжить в огне - потушить себя, залечить ожоги и пережить морозную зиму! Передо мной находилась старая «парочка» - ёж и ежиха, и труднее всего пришлось ежихе. Но, попав в беду, ёж не бросил подругу, его острые колючки и тепло защитили обоих от холода и хищников – лис и собак. Спасшись в лесном пожаре, они благополучно перезимовали.


…Плохо помню, как донесла до дома тяжёлые клубки. …Помню, что прижимала их к куртке, и те не пытались сбежать. Первый момент даже подумалось, что ежи «ручные» и прежде жили у людей, но это было не так. Хорошо запомнилось тепло бочка и животика пострадавшего ежа – его жестковатая, но не колючая шёрстка…


Дома найдёныши без лишних церемоний напились молока из кошачьего блюдца и через два дня совершенно освоились в гостях: под диваном устроили гнездо, куда деловито потащили всевозможные вещички - листки бумаги, очистки картофеля, кусочки хлеба – словом всё, чем их угощали, и что до их появления в доме лежало на полу случайно оброненным.


Ежи копошились под диваном ночами - всё что-то усердно мастерили. Только вот беда!.. – они предпочитали днями спать, а трудиться в тёмное время суток:


Лишь в доме затихало, новосёлы выбирались из укрытия и развивали бурную деятельность: сновали туда-сюда по спящему дому; что-то искали; громко топали, стуча коготками суетливых ног по полу; звучно фыркали носами, чихали; скреблись и всё кого-то ловили… – одним словом, оказались чересчур деловыми и шумными постояльцами. Молодому организму, вволю набегавшемуся за день на свежем воздухе, их возня нисколько не мешала крепко спать, а вот родителям почему-то не понравилась. Мама первая стала жаловаться, что ежи не дают уснуть – будят, и вообще… - ведут себя не подобающим образом… - к тому же мусорят! Не прошло и недели как мне предъявили ультиматум: «Или уноси сама квартирантов из дома - хоть куда!.. – или их завтра же выставят в подпол, а то и на улицу, без моего в том участия!»


Я явственно представила тёмный тёплый подпол с банками варенья и солёностей, с горками картофеля и моркови, но светлые каменные осыпи с полями снега страшили меньше. Расставаться с ёжиками не хотелось, и душа за них болела: «Бедняжки не могли полноценно защищаться от врагов; да и в лесу - холодно, нечем питаться… - выживут ли?..» Только родителям пришлось уступить - упрашивать подержать ёжиков дома до тепла было бесполезно и, не оставалось ничего разумнее как вернуть их туда, откуда принесла.


Без слёз, возражений и слов я поместила клубки в «авоську» (сетку для продуктов) и поднялась на вершину Липовой горы. Переменчивая весенняя погода ухудшилась: наверху дул ледяной ветер, летели колючие снежинки; чёрные тучи зловеще переползали хребты, заполняя долины; далёкий город затих и погрузился в серость; горы стали чужими - опасными и каменными. Плакать от жалости к ежам, от подступившего ощущения одиночества, беззащитности в мире холода я не стала: слёзы ослабляли не только руки и ноги, они пеленой закрывали глаза и делали уязвимой перед людьми и скалами.


Ежей я положила рядышком - в ту же ямку, в которой они зимовали; сверху присыпала листвой. Детское сердце говорило, что они могут погибнуть, но разум всё-таки надеялся на скорое потепление и жизнестойкость лесных обитателей.


Дома меня никто ни о чём не спросил. Неделю шёл снег, и подмораживало, но едва прогнало хмарь, я пришла проведать ежей: поискала по увеличившейся проталине и… - не нашла; позже приходила ещё и ещё, а через месяц или два сбросил лёд Сим, в горах расцвели дикие яблони, и в липовые рощи вернулись соловьи.


* * *


И вот я вновь стою на вершине Липовой горы, но теперь никак не решаюсь спуститься вниз по склону, где ребёнком карабкалась с ежами на руках… - боюсь!.. За минувшие десятилетия скальные уступы заросли кустарником, колючей травой; кишат ядовитыми змеями и энцефалитными клещами. «Не ходите туда! - там гадюки», – слышу за спиной предостерегающий голос. Оборачиваюсь, - на каменистой тропинке, что ведёт к телевизионной вышке, стоит незнакомая девушка… - она давно наблюдает за странной женщиной и, поняв мой замысел, решается остановить.


* * *


…Март, апрель, май… весна, лето, осень… 2008, 2009, 2010, 2011 года…


Вновь и вновь я обошла все ближайшие и не ближайшие окрестности города; побывала во всех горных закутках, где прежде обитали ежи; поднялась на самые высокие вершины, но нигде не встретила даже намёка на их присутствие. Только вот, прежде редкостных чёрных полозов, степных и простых гадюк расплодилось в неимоверном числе, и причиной тому, по-видимому, послужило отсутствие их главного врага… – ежа! …Липовая же гора, получила звание: «памятник природы».





И всё же я нашла его!.. - но не весной, а зимой!


В феврале 2012 какой-то мужчина принёс маленького ёжика в зоомагазин соседнего с Ашой провинциального городка Миньяр. Зиму зверёк жил у него в подполье, а теперь… - сидит в клеточке и ждёт своего будущего хозяина. При моём приближении он поднялся на задние лапки и в знак приветствия поскрёб по стеклу коготками. Взять с собой ежа я вновь не могу … - скоро уезжать на Север! Но продавец, заметив мою тревогу, успокоила. Она охотно рассказала, что он пьёт водичку, ест кошачий корм и долго не задержится «в витрине». Так и вышло: через пару дней маленького ёжика приютила хорошая семья, а я наконец-то сняла груз с души, убедившись, что ежи выжили – они просто убежали тогда из города в горы.


На фотоснимках: окрестности города Аша. Южный Урал Челябинская область. Первоцветы: анемона уральская – ветреница белая, фиалки, гусиный лук, медуница, хохлатка; склон Липовой горы; вершина Липовой горы – там, где жили ежи; вид на Липовую гору с Казарменного хребта.


Немшанова Татьяна

Фотоснимки автора


Материал:   




ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий