Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Наука | Природоведение

Очерки об югорском махаоне

Солнечный махаон

Встреча с махаоном в предгорьях Приполярного Урала


Посёлок Саранпауль – старинное зауральское поселение Ханты-Мансийского автономного округа - Югра; со всех сторон окружён тайгой Западной Сибири: бесчисленные озёра, болота, ручьи, реки и речушки… хвойные урманы и лесотундра на севере; на западе… – уходящая к Ледовитому океану дуга Рифейских (Уральских) гор.


Югорский махаон – это самая крупная на сибирском Севере бабочка семейства парусников. Насекомое занесено в Красную Книгу Ханты-Мансийского автономного округа - Югра.



Ареал распространения махаона простирается от субтропиков Кавказа, Крыма до берегов Белого и Баренцева морей; охватывает север Африки и север Америки. И так получилось, что моя первая встреча с чудом природы произошла не на благоухающем цветами лугу, а… - в собственном огороде!.. – прекрасная бабочка порхала над грядами. …За то, уже ставшее далёким, лето махаон посетил мой огород дважды и единожды - на следующий год; после… на десятилетия редкостные насекомые в селе не появлялись.


В середине июля 2008 года мы с мужем путешествовали в предгорьях Приполярного Урала и фотографировали горные растения. Стоит особо отметить, что на горно-тундровых лугах растения отличаются от равнинных сородичей особой насыщенностью красок; при карликовом росте их соцветия, как правило, крупнее, а цветы ярче. Впервые я обратила внимание на отличительную особенность горных цветов в заоблачных высотах субальпийских лугов Северного Кавказа. Наш Приполярный Урал не является исключением: его горно-тундровое разнотравье максимально вобрало сочность солнечного спектра.


Период цветения в горах и предгорьях Северного и Приполярного Урала краток и чем-то похож на взрыв торжества жизни: десятки видов цветовых растений и трав в середине лета словно возгораются на пару недель и вместе гаснут, осыпаясь до глубокой осени семенами. В середине лета в верхнем течении рек одновременно цветут весенние калужницы и болотная пушица, летняя кошачья лапка (бессмертник белый) и осенние колокольчики, пижма. По вычищенным паводковыми потоками галечным косам благоухают жёлтые кусты курильского чая, повсюду пестрят розовые и белые гвоздики, фиолетовый лук, изящные злаки, осоки, таволга, гравелат, валерьяна, алый очиток, кровохлёбка и ослепительно белый подмаренник.


В равнинной местности вегетационный период тех же растений заметно растянут - с мая до глубокой осени; каждый вид занимает свою временную нишу, а цветы… - мельче и неприметнее. Многие из них отцвели на равнинной территории ещё в начале июня, тогда как в тени высоких елей и кедров, несмотря на дневной зной, лежат куски оплывших речных льдин. В полусотне километров восточнее давно опали душистые лепестки купавок, а тут… - их лимонные головки прячутся под глинистыми откосами. Болота и гари вокруг Саранпауля с июня алы от зарослей кипрея; близ гор… - кустистый низкорослый иван-чай едва распускает свои кисти. Во мху россыпью пестрят колокольчики линнеи северной; над сообществом перемешанного лугового разнотравья высятся головки левзеи и, громко шелестя крылышками, словно изящная тропическая птичка колибри, над их фиолетовыми соцветиями зависает бабочка…



Махаон удивлял нетипичным для северных бабочек огромным размером и редким для таёжных насекомых ослепительно солнечно-жёлтым цветом. Тяжёлое насекомое не садилось на мелкие цветы, а зависало над ними, быстро-быстро трепеща крыльями; обследовав одно растение, перелетало к соседу.


Крадучись, я последовала за ним: где пригнувшись, где ползком с теневой стороны. При моём приближении потревоженная бабочка улетала на другой цветок, но минут через пятнадцать привыкла и стала кормиться рядом. Поймать махаона не составляло большого труда - он подпускал объектив фотоаппарата на сантиметр, практически касаясь, но получить качественный снимок не получалось: крылышки трепетали столь скоро, что снимок размазывался.


* * *


Махаон – представитель царства животных; тип – членистоногие; класс - насекомые; отряд - чешуекрылые; семейство - парусники; род – Papilio; вид – махаон; латинское название – Papilio machaon, насчитывает 37 подвидов. Размах крыльев самцов 6,5-8 см; самок - 7.5- 9,5 см. Задние крылья имеют хвостики до 1 см. На севере Европы насекомое развивается в одном поколении. Лёт бабочек – с июля по август; продолжительность жизни имаго – не более 3-х недель; стадия яйца длится 6-7 дней. Первоначальная окраска гусеницы - чёрная с красными бородавками и белым пятном на спине; по мере роста бородавки исчезают, а окраска меняется на яблочно-зелёную с поперечными чёрными полосами; на каждой чёрной полосе располагается по 6-8 оранжево-красных пятен. Взрослые гусеницы, в отличие от молодых, осметрий (рожки на конце брюшка) для защиты не выдвигают и отпугивающий запах не распространяют. К концу развития гусеница почти не ест. Цвет куколки зависит от цвета окружающей среды: летнее поколение – зеленоватые с чёрными точками; зимующие – бурые с чёрным головным концом и толстыми рожками. В центральной Европе стадия летней куколки продолжается 2-3 недели, зимующей – несколько месяцев. Махаон, заботясь о пропитании для потомства, оставляет на растении лишь по одному - два яйца» и далеко не каждое растение устраивает в качестве инкубатора:


В Подмосковье бабочка облюбовала зонтичные растения (борщевик); на юге России встречали гусениц на растении семейства рутовых. В предгорьях Приполярного Урала махаон питался на цветах левзеи и гвоздики, а в моём саранпаульском огороде гусеницы кормились на ботве моркови и укропа. В соседней деревне Ясунт дети нашли гусеницу в первых числах августа на цветке кипрея, и она отличалась от типичных кипрейно - розовым оттенком. Необычная гусеница в домашних условиях не смогла окуклиться. Через пару дней она погибла. Оказалось, что внутри её тела развивались три крупных тёмно-серых личинки неприятной наружности неизвестного мне насекомого.


Принято считать, что махаон назван Карлом Линнеем в честь врача - сына Асклепия и Эпионы, участвующего в походе на Трою, но мне думается, что наименование обусловлено отглагольным корнем «махать»: зависая над растением, махаон быстро-быстро машет крылышками, и те, подобно пропеллеру вертолёта, делаются невидимыми.


Огородный гость


По возвращению домой я перечитала все свои книги, где упоминалось о российских парусниках. Несколько дней, как в субтропиках, шли ливневые дожди. Дождь без перерыва колотил по крышам… - тепло! сыро!.. - сырые деревья, сырые травы, промокшие стены деревянных построек... лужи во дворе превратились в озёра! Дожди смыли сельскую грязь в располневшие реки. В огороде листья картофеля, кабачков, тыкв - словно чаши - наполнились водой, – стоит прикоснуться и… - в обуви хлюпает вода, а одежда от влаги липнет к телу. Ливни и град прибили к земле хрупкие стебли.


Я прошлась меж гряд: сквозь разросшуюся зелень сверкают в каплях огненные настурции и оранжевые календулы. Тепло и дожди благоприятно сказались на огородном мире – он приобрёл облик заморских джунглей.



- Но что это?!.. - с намокшего жёлтого цветка зимнего чеснока спорхнул махаон! Бабочка была меньше махаона, что встретился пару дней назад в 50-ти километрах западнее Саранпауля. Размах крыльев не превышал шести-семи сантиметров, тогда как у горной особи достигал 8-9 см.


Испугавшись, гость улетел за пределы одомашненного растительного царства.


Прошёл день и… - бывают же чудеса!.. – на цветущей малине ранним утром, когда роса чуть спала, в лучах ослепительного солнца сушился ещё один махаон! То была третья встреча за три дня на территории с расстоянием в 50-60 км (в предгорьях Приполярного Урала и на примыкающей к ним Западно-Сибирской равнине).



Новый огородный гость оказался крупнее предыдущего: размах крыльев достигал, примерно, 9 сантиметров. Пропорциями и формой они напоминали крылья тропических парусников, но окраска оказалась блеклой в сравнении с «маньинским» горным махаоном. И как ни присматривалась, я не заметила густой небесной синевы в кайме: по полю преобладали жёлтоватые и чёрные цвета; не заметила и красных пятен.


Отличие внешнего облика бабочек озадачило: предыдущий посетитель огорода также не отличался яркостью цветовой палитры: «Может, причина в их «старости?» Они проделали дальний путь до нашего села?.. Но отчётливых признаков влияния времени на внешнем облике не ощущалось. И в противоположность «горному» махаону, «равнинные» бабочки в прежние встречи тоже не блистали насыщенностью цвета. В чём причина отличий?.. - разные подвиды? разнополые особи?.. разновозрастные имаго?.. Изменение окраски (мимикрия) под окружающую среду?.. - лишь позже нашлись ответы


* * *


Окончился июль, пришёл август. Заинтересовавшись жизнью редкого насекомого, я целенаправленно стала искать махаона по берегам ближайших таёжных рек среди зарослей зонтичных растений, - но впустую. Вспомнилось, что изредка в огороде встречалась необычно крупная гусеница. И как всё долгожданное случается неожиданно, так произошло и сей раз:


15 августа (2008 года), ровно через месяц (через 30 дней) после посещения огорода махаонами, уже холодным (температура ночами понижалась до -1 +3), но всё ещё солнечным утром, на сыром соцветии укропа кормилась великолепная гусеница махаона! Она поедала верхушки соцветия пряного растения вместе с фисташково-зелёными веточками и цветами, откусывая кусочками. Крупные и холодные капли вчерашнего дождя бриллиантами сверкали в лучах солнца и рядами бусин висели на сорных злаках, чесноке, веточках кориандра; испариной покрывали листы картофеля и клубники. И если б не исключительность красоты августовского дня, гусеница оказалась бы не замеченной: её яблочно-зелёная с ярким крапом окраска, несмотря на внушительные размеры тела, сделала толстушку невидимкой.



Красавица достигала 10-ти сантиметров в длину при толщине более сантиметра и, судя по внешнему облику, находилась в полном здравии. Расцветкой она почти не отличалась от соцветия укропа, поэтому и обнаружилась случайно - лишь, когда объектив сфокусировался на каплях, унизывающих зонтик укропа. Четыре пары выступов-ножек с чёрной точкой на каждом плотно обхватывали тоненький стебелёк с боков, удерживая заднюю половину тяжеловесного брюшка. Конец туловища закреплялся парой крохотных выростов, украшенных чёрными серпиками. Спинка маскировалась поперечными рядами прерывистых чёрных полос и оранжевыми, чёрными точками крапа, зрительно разделяя тело на сегменты в тон окружающей пестроты растений. Передняя часть туловища снабжалась тремя парами коротеньких цепких лапок – ручек с острыми загнутыми вовнутрь коготками, похожими на лапки имаго. (Имаго- это взрослая бабочка.)



Внимательно рассмотрев поедь, я вспомнила, что и раньше замечала алогичные следы жизнедеятельности неведомого животного, но тогда решила: «Гурманы птицы или полёвки что-то попутали в рационе… – кругом выспевал горох, ягоды, огурцы, а они предпочли укроп».


…Дома гусеница пожила несколько дней, ползая по укропу и… - окуклилась! И вот уже восемь месяцев куколка зимует в хрустальной вазочке на холодном окне между рам. Ночами над ней расцветают белые цветы морозных узоров. …Минула осень - сентябрь, октябрь, ноябрь; в прошлом остались декабрь и январь, к финишной черте подошёл снежный апрель!..



* * *


Наблюдать за поведением гусеницы не менее интересно, чем за имаго:


Примерившись с неволей, она поела предложенные ей цветы укропа. Потом… забеспокоилась, попыталась сбежать, но сеточка, покрывающая вазу, удержала. К вечеру 16 августа пленница прицепилась десятью выростами тела, заменяющими ей руки и ноги, к нитям сетки и повисла, замерев, вниз головой. Отдохнув, она приподняла голову и, медленно поворачивая её из стороны в сторону, плела тончайшую серебристую паутинку, надёжно привязываясь к леске сетки. В результате кропотливого труда получилась шелковистая сеточка-гамак, прочно прикрепившая брюшко.



Работа длилась почти сутки и не была лёгкой: гусеница заметно уставала и всё дольше отдыхала, застывая неподвижно в подвешенном состоянии вниз головой; тогда как брюшко постепенно «каменело» и уменьшалось в размере, голова и передняя часть тела время от времени оживали, с трудом приподнимались и добавляли паутину. Периоды отдыха удлинялись, а движения становились медлительнее - сонливее. И вот!.. почти мгновенно голова закаменела, покрывшись серой плёнкой, одновременно темнея до черноты! Преобразования головы свершилось подобно процесса кристаллизации воды, остуженной ниже температуры точки замерзания при встряске.


Утром 17 августа гусеница махаона окончательно превратилась в куколку. Удивительно, что в процессе преобразования она уменьшалась в размере, уплотнившись почти вдвое; на макушке головы появились два угловатых выступа наподобие рожек; складки тела срослись, оставив нерезкие бороздки. Размер тела сократился до 3,5 сантиметра в длину и 8-10 мм в поперечнике. Окраска из яблочно-зелёной изменилась первоначально в пепельно-серую, а затем - в серо-чёрную с коричневым неравномерно пятнистым рисунком. На спинке появились выступы в виде тупых шипов. В конечную стадию преобразования гусеницы на внешней поверхности куколки, ближе к голове, непосредственно за образованием хитиновой оболочки молнией «побежал» разветвлённый тёмно-серый узор, похожий на венозную кровеносную систему. Через несколько минут он почернел и «затвердел», затем постепенно вновь поблек.



Создалось впечатление, что чёрная жидкость (кровь) в кровеносных сосудах застыла, подобно замерзающей воде. На этом, видимые проявления процесса превращения гусеницы в куколку завершились.


- Что творилось внутри?.. – неведомо! – куколка «уснула», а мне подумалось, что по весне я наконец-то увижу махаона во всей его красе! …Какой он будет?.. – так не терпится узнать!



В конце сентября на ботве моркови я нашла ещё одну гусеничку махаона, вероятно второго поколения. Очевидно, она припозднилась с появлением на свет. Размером гусеница не достигла стадии взрослости, а через день настали холода с сильными заморозками и первым снегом…


* * *


-Почему же 2008 год стал «урожаен» на встречи с редкостной бабочкой?.. – вывод напрашивается следующий:


Зима 2007-2008 годов выдалась на севере Югры (в Саранпауле) аномально тёплой: не было обычных для Севера «сороковников»; предыдущая зима 2006-2007 года также отличалась аномальным тёплом. Вероятно, в локальном колебании погодных условий с относительно мягкой зимой последних лет и кроется загадка повышения численности популяции краснокнижной бабочки - махаон смог сохранить потомство и размножится.


Численность популяции махаона у нас, на севере Югры, из года в год непостоянна. Перерыв между всплеском численности оказался более 15 лет! У махаона зимует куколка. На юге России встречаются гусеницы 3-х поколений и только одного - на севере! И очевидно, что далеко не каждый год это единственное потомство выживает. После всплеска численности северного парусника наступает перерыв в 10-15 лет. В моём огороде в прежние годы кормилось до стадии взрослости лишь по одной гусенице, а в 2008 году я обнаружила гусениц 2-х поколений! Первого поколения - взрослую гусеницу в августе на укропе и незрелую гусеницу второго поколения в сентябре на моркови. Гусеница, припозднившаяся, не смогла окуклиться и погибла от холодов.


- Но возможно ли сделать встречи с махаоном обыденными?.. Не попытаться, ли разводить исчезающие виды насекомых, отпуская затем их в природу?.. - тогда и мир обогатится красотой.


* * *


…В цветочном горшочке пустила листики морковь, посаженная на тот случай, если куколка явится красавицей бабочкой до наступления лета…


* * *


…Между посещением бабочками огорода и обнаружением взрослой гусеницы прошло 30 дней и два дня - до преобразования гусеницы в куколку. Получается: от момента отложения на стебле укропа махаоном яйца до превращения взрослой гусеницы в куколку прошло 32 дня! Температура между рамами окна понижалась, примерно, до -5 градусов. Куколка находилась в «анабиозе» с 17 августа 2008 года по 20 апреля 2009 года 8 месяцев и 2 дня (240 дней!) и проснулась великолепным махаоном, предположительно женского пола!..


Рождение махаона


…19 апреля 2009 года. С утра метёт метель. В обед тучи разрываются, разбрасываются многослойными потоками и, на мгновения открывается голубое небо с ослепляющим светилом! Проходят минуты, и вновь тёмно синие, серые тучи заволакивают непроницаемой мглой свет, а солнце блеклым диском ныряет в их гущу и бежит-бежит в облаках, то исчезая, то вырываясь из плена ненастья. Проходят секунды: клочковатые облака, словно побитые, друг за дружкой убегают на северо-восток, оборванными космами, едва не цепляясь за приземистые болотные сосенки. За ними, наступая «на пятки», опустив голову в землю, гонится стена лилово-серого южного атмосферного фронта; нагнав, подмяв отставшие северные тучки, он разъярённым драконом низвергается на заснеженное болото весенним ливнем.


Не успев поверить в реальность дождя среди метельной зимы, безрассудно продолжаю свой путь по окраине заснеженного села. Крупные капли мгновенно прошивают зимнюю куртку. Запоздало сообразив о серьёзности намерений южанки, убегаю под спасительную защиту домашних стен. Скинув промокшую куртку, подхожу к окну: в него вновь слепит солнце.


- Солнце! Бирюза воздушных сводов!.. - секунды! минуты! мгновения!.. – красиво и мощно! Но с севера налетает разгневанный северный ветер, преградой встаёт на пути дождевой туче и… - темнота в сотый раз за день заволакивает очертания леса, домов и далёкой гряды Урала, а первый весенний ливень, застыв, опадает метелью… - Сегодня… – Пасха! Сегодня благодатный животворящий огонь вновь сошёл в руки Человечества, ознаменовав торжество Добра и круга возрождения. Как-то… - давно, бабушка говорила мне, что на Пасху встречаются все погоды: дождь, тепло и холод. Мне же хочется добавить: «И снег!»


* * *


Утро 20-ого апреля. Лёгкий морозец!.. и кристальная прозрачность воздуха!.. - Пасхальная неделя!


В комнате выхолодило – выдуло. На окне поникла, подстыв, распикированная рассада томатов и астр. Настроение неопределённое: не понятно, что творится на душе - читать – не читается, писать – не пишется. «Чтобы всё это значило?!.. И где же пасхальные чудеса?!..» …Централизованное отопление не справляется с пронизывающим ветром - в зимние морозы и то теплее!


…Солнце выглянуло. К полудню от его лучей в комнате потеплело, но на улице по-прежнему морозно и неуютно. Ветер порывами налетает на провода, раскачивает и заунывно гудит, периодично стуча по деревянной стене дома. Внезапно, неплотно прикрытая форточка с грохотом, и оглушительным стекольным звоном распахивается!.. Ворвавшийся в комнату ледяной смерч сметает со стола листки бумаги и швыряет их на пол. От сквозняка срывается с защёлки форточка в кухне.


Опрометью кидаюсь к окну, карабкаюсь на подоконник, дотягиваюсь до упрямой створки – захлопываю. Ледяной воздух успевает застудить руку и просквозить лёгкие. Подхожу к рассаде: зелень в солнечных лучах люминесцирует нежным изумрудом. Шелковистые волоски стебельков и листиков блестят, радужно переливаются, словно и нет за стенами холодов. Контрастность зелени на фоне серости заснеженного уличного пейзажа колдовскими чарами притягивает взор, успокаивает – гипнотизирует.


Любуюсь сочетанием красок. «Но что за обворожительный звук нарушает подвывание ветра?!..» - в сознание проникает негромкий трепет крылышек на окне!..


«Боже! - не уж-то случилось долгожданное чудо?!..» - догадываюсь об источнике звука. «Но зачем, же ты поспешила?!..» – и радость, и горечь одновременно: под сеточкой в хрустальной чаше часто-часто трепетал крылышками только что рождённый махаон!..


* * *


То был первый взмах его крыльев. Вероятно, ворвавшийся в комнату вихрь напугал бабочку, и она попыталась скорее покинуть пристанище куколки. К сожалению, мне не повезло увидеть самого момента выхода махаона из хитиновой оболочки.


Последние дни видимых изменений в зимующей личинке не проявлялось, если не считать, что окраска чуть посветлела. Только интуиция подсказывала: внутри наглухо запечатанного чехольчика начались таинственные процессы. Беспокоясь за жизнь будущей бабочки, я отодвинула вазочку от пронизывающего оконные щели сквозняка. То, что зимой куколка покоилась на холоде, - не беспокоило, но теперь, когда личинку махаона прогрели весенние лучи, следовало опасаться переохлаждения.


…Спешу освободить красавицу из хрустального плена, в которой она прозимовала на холодном окне более полугода. Покинутая шкурка напоминает полую кожистую колбочку. Она, как и прежде, прикреплена шелковистыми нитями к полиэтиленовой сетке. Бабочка, высвобождаясь, надорвала хитиновый покров вблизи головы. На внутренней поверхности, ближе к голове, сохранился отпечаток верхней части передних крылышек с чёрным рисунком полос – жилок и с лёгким жёлтым оттенком в тон окраски махаона. С внешней стороны - вблизи головы, ясно просматривается рельефный слепок глаз гусенички (здесь располагались глаза имаго). На брюшке сохранились рельефные складки – зонки с «перевязочками», оставшиеся от тела гусеницы. Судя по надрыву, бабочка, высвободив голову, выползла из оболочки с помощью передних лапок, словно турист из спального мешка поутру.


Крылышки новорожденного махаона расправились не полностью, их поверхность - чуть гофрирована со следами складочек. В «куколке» они располагались в соприкосновении с чёрными полосками жилок, плотно сжатыми подобно сложенному вееру; передние и задние крылья ориентировались в разных направлениях. И что примечательно!.. - на жёлтых крылышках «не обсохшего» имаго отсутствовал синий и оранжевый крап – имелась лишь чёрная кайма! Но спустя минуты стали проступать вначале два оранжевых пятна, а затем и синий крап на фоне чёрной оторочки, и только через сутки оранжевый и синий крап крыльев проявился в полной гамме насыщенного цвета, создав типичный для махаона рисунок. - Получается, что разные по окраске бабочки, встреченные в Саранпауле и в предгорьях Урала – это не представители разных видов и подвидов махаона, а разновозрастные имаго! И в огородном биотопе находился имаго, только что покинувших оболочку куколки; синий и оранжевый крап проявляется постепенно в процессе расправления крылышек! Изменяется и тело: через сутки на брюшке взрослой бабочки отчётливо проступают чёрные полосы, и расправляется жёлтая шёрстка - махаон предстаёт миру в полном великолепии форм и цвета.


Новорожденная бабочка неумело машет крылышками, подобно желторотому птенцу; неуклюже подлётывает и часто отдыхает, сидя на моей руке, но категорично игнорирует комнатные цветы. В момент вылета бабочки махаона особо уязвимы и легко могут стать жертвой хищников: ящериц, птиц; неокрепшие крылья хрупки и легко травмируются, поэтому они стремятся замереть, отсидеться в укрытии, имитируя пожелтевший листок.


Защитная окраска новорожденного махаона способствует зрительному «растворению» на фоне летнего ландшафта, залитого солнечными бликами; жёлтый цвет крыльев и тела копируют бело-жёлтые отсветы солнца на траве. Резная форма крылышек, чётко очерченные чёрные дуги крапа на брюшке, спинке, голове и крыльях зрительно разделяют монотонную желтизну на мелкие сегменты, создавая иллюзию солнечных зайчиков на почве. Кормится взрослый махаон в солнечную погоду на фоне лазурно неба и пёстрых трав, поэтому для сохранности насекомого в его одеяние добавились кусочки синего и алого.


…Рассматривая идеальное творение природы, недоумеваю: «Как большая бабочка поместилась в крохотном по объёму пространстве оболочки куколки?..» - В едва различимых складочках на крыльях, в ориентации лапок, усиков у молодого махаона ещё просматривается едва уловимое копирование расположения зародыша в оболочке. Становится понятным: «рожки» куколки – это скрученные в тугую спираль усики; бугорок на спинке… – верхняя часть сложенных гармошкой верхних крылышек, чуть запрокинутых к голове. Лапки будущего имаго в «куколке» плотно поджимаются: одни в направлении «коленками» к голове, другие – «коленками» к брюшку; нижняя часть лапок вплотную примыкает к брюшку - навстречу друг к другу и с перекрестием. Зауженный кончик брюшка помещается в конусообразном окончании брюшка личинки.


Каждая лапка новорожденной бабочки снабжена двумя цепкими чёрными коготками (как у гусенички!). И на каждой лапке имеются дополнительные коготки! Их тоже два. Внешне они идентичны первым, но расположены на «коленях»!!! - на расстоянии одной трети от оконечности лапки. В точке их нахождения, лапки махаона сгибаются чуть вовнутрь. Коготки бабочки прочно цепляются за растение, удерживая тяжёлое насекомое даже в период сна в «подвешенной» позе. (Представьте, что наши колени и локти сгибаются вовнутрь и при этом снабжены двумя пальцами с острыми когтями!..) Когтистые колени и локти вместе с когтистыми «кистями» и «стопами» удерживают равновесие насекомого на шатком цветке. Не будь двойной защиты, и порыв ветра оторвал бы бабочку – парусника от цветка, унеся за сотни километров в холодную неизвестность Севера.


Поверхность лапок махаона покрыта острыми зазубринами, что дополнительно помогает бабочке удерживаться на растении. Когда я усаживала махаона на руку, он крепко обхватывал палец шестью лапками, протыкая тонкий слой эпителия кожи 24 коготками! Острия коготков легко проникают вглубь тонкого листа растения, иногда, протыкая насквозь. И дело тут не в силе лапок, а в необычной способности острого коготка проходить сквозь ткань листовой пластинки. На одном коготке новорожденного махаона зацепилась рваная серая чешуйка от шкурки куколки. Она отпала через сутки. Видимо, имаго при выходе из оболочки куколки помогает разорвать хитин лапками (для сравнения: цыплёнок – расклёвывает клювом).


Крупные выпуклые глаза махаона располагались по бокам головы. Изначально они имели тёмно-серый цвет. Меня удивило отсутствие привычного блеска, имитирующего у бабочки зрачок: матовые, без световых отблесков глаза казались незрячими, как у слепца, и словно не существовали. Скорее всего, подобная расцветка на фоне травы и почвы также позволяла новорожденному имаго сливаться с окружающей средой, что, несомненно, служит защите редкого насекомого. Блеск глаз и «осознанность» взгляда появилась только на третьи сутки, когда питомец привык ко мне и «подрос».


Чёрная бархатистая полоска, разделяющая надвое голову бабочки с лицевой и затылочной стороны, усиливала иллюзию отсутствия головы у насекомого, вводя в заблуждение; дополняло иллюзорный эффект «безголовья» треугольное расширение полоски в лобной части и её мягкая ворсистость, рассеивающая солнечный свет. Бабочка при броской расцветке в освещённом солнечным светом пёстром разнотравье зрительно исчезала и, лишь шевеление крыльев выдавало присутствие. Но и шум крыльев не выдавал… – он имитировал ветер! Даже глядя в упор на бабочку, гусеницу или куколку махаона легко их не увидеть, столь точно - до мелочей, природой продумано каждое пятнышко одеяния махаона. Синий цвет крапа – это имитация синих колокольчиков, дикого лука, камешек на реке и неба; красные точки в голубой окантовке… – луговые цветы и солнечный свет! Чёрное… – почва! Жёлтое… – дневной свет и цветы!


Усики бабочки – чёрные и коротенькие. Хоботок чёрный, до десяти миллиметров в длину, плотно скручен в комок или завёрнут спиралькой. Чётко очерченная дугообразная чёрная полоса на брюшке у взрослого имаго вместе с полосками на крылышках составляет грациозный ансамбль, но это не только защитный окрас, они… – что-то вроде «косточек» и «жилок»; вдоль них складывались крылышки в куколке и, возможно, они служат чем-то вроде «кровеносной системы».


В окраске имаго и гусеницы наблюдаются общие черты: у обоих присутствуют чёрные пятна и полосы, оранжевый и синий крап, но цвет гусеницы - желтовато-зелёный (под цвет зелёной ботвы укропа, борщевика), а бабочки… - белёсо-жёлтый (под солнечные блики, яркие цветы и небо); куколка – серо- коричневая (в тон пожухлой травы).


* * *


На закате махаон уснул. Плотно сложив крылышки, он повис вниз головой на стебельке моркови. Очнулся лишь ближе к полдню, когда солнце направило лучи в стекло. Увидев яркий свет, махаон устремился к стеклу, сделавшись недоверчивым: при моём приближении он быстро-быстро трепетал крылышками и пытался вырваться на улицу. А там… - холод, снег… – северный апрель! Предложила бабочке воду, мёд, но она отказалась, вырываясь лишь к солнцу, не понимая, что за окном её ждёт верная гибель.


И всё же чудо рождения махаона свершилось! И теперь ясно, что краснокнижная бабочка поддаётся восстановлению и есть шанс сохранить популяцию редкого насекомого путём разведения. Из первого опыта выяснилось, что длительность «зимовки» куколки определяется температурным и световым режимом. Махаон покидает оболочку при достижении температуры внешней среды в 15-20 градусов и ярком прямом солнечном свете. Зимуя, куколка стойко переносит заморозки до минусовых температур (на окне она покрывалась инеем). Дневной прогрев весенним солнцем спровоцировал (ускорил?) выход имаго из личиночной стадии. В природе, вероятно, махаон подстраивается к изменению температурного режима, но раннее потепление, что порой случается у нас на севере, может обмануть насекомое и ускорить ранний и гибельный вылет бабочек (северная погода непредсказуема и коварна!). Опять же, поздний приход тепла, дождливое промозглое лето, ранние холода и снега, холодные зимы – не позволяют выжить потомству.


* * *


22 апреля 2009 года. Метёт метель. Дома холодно. Стекло окна вновь покрылось ледяными цветами. Бабочка неподвижна и спит, прицепившись коготками к оконной раме в укромном местечке стыка деревянных планок. После обеда проглянуло солнце, и махаон ожил; меня боится и в руки не даётся - улетает, быстро-быстро маша крыльями. Скорость взмахов столь велика, что не удаётся сфотографировать и разглядеть. Предлагаю бабочке воду, мёд, но она не реагирует на еду, игнорирует и комнатные растения – всё пытается сквозь стекло вырваться на улицу, где намело сугробы и не по-весеннему бело. Капаю растворённым медовым сиропом на стекло, где сидит бабочка. В комнате зеленеет рассада томатов, астр, перцев, лука, моркови; цветёт бегония; со шкафа свисают плети традесканции, золотого уса, каланхоэ, но бабочка их избегает, словно боится.


* * *


23 апреля 2009 года. Бабочка активна и бодра, но по-прежнему сидит только на раме окна. При моём приближении бьётся в стекло; улетает и возвращается неизменно к окну (хорошо видит!). Пытаюсь подкармливать сиропом. Получается или нет – не ясно. Впервые бабочка распрямила хоботок. - Что дальше?.. – не знаю… - на улице бело, крыши и земля в снегу.


…Кажется, бабочка проголодалась: она позволила усадить себя на руку, подслащённую медовой водой и, осторожно перебирая лапками, ходит по пальцам. Она как-то присмирела. Решаю, что настал благоприятный момент, чтоб в очередной раз попробовать её накормить.


…Из тарелочки пить отказалась. Вернула красавицу на подоконник и капнула с блюдца на стекло. Вязкая сладкая полоска скатилась к лапкам. Бабочка не отпрянула, лишь повернулась бочком и устроилась удобнее. Ухожу.


* * *


Переделав определённое количество женских дел, возвращаюсь: мой домашний махаон плотно приник лапками и брюшком к деревяшке рамы – присел: между расставленными лапками плашмя, на деревяшке, лежит хоботок - длинная чёрная трубочка с расширением на конце. Хоботок направлен к щелочке между рамой и стеклом, куда стекли капли медового раствора: бабочка пьёт из щели подслащённую воду!


…Беда!.. - переднее крылышко махаон вчера повредил, а сегодня надлом увеличился и, теперь бабочка не может летать, только «подлётывает».


Осторожно пытаюсь приподнять свесившийся на плёночке кусочек верхушки левого крыла. Оно надломилось по верхней жилке, словно по косточке. Вновь отмечаю, что строение крыльев махаона имеет сходство со строением крыла птиц, и чем-то напоминает крыло летучей мыши.


Бабочка не улетела, лишь скрутила спиралькой хоботок, а затем свернула его комочком, плотно подтянув к грудке. Поев, уснула: крылышки плотно прижаты друг к другу, хвостики забавно перекрещиваются. А за окном разыгралась пурга! Крупные снежинки косыми полосами летят к земле. Бело небо, белы крыши, бела земля, бела линия раздела неба, и земная твердь растворилась в снеге. Только в комнате с тропическим парусником северных широт тепло и зелено. Дверь плотно прикрываю, чтоб кошка из любопытства и в поисках комфорта не проникла в созданный рай и случайно не приняла махаона за колибри.


* * *


Бабочка прожила пять дней. В последний день она сделалась пассивной. Травмированное крыло не позволяло летать, поэтому она только подлётывала и подволакивала раненное крыло. Появилась потёртость на крыле. Бабочка больше не ела и чаще сидела. Потом… плохо стали передвигаться лапки. А на закате пятого дня она перевернулась на спинку, прижала лапки к животу, плотно сложила их и крылышки вместе на груди и медленно ушла…


* * *


…Странно… оказывается к крошечному созданию, разум которого мы напрочь отвергаем, можно привязаться. Я не садилась за компьютер несколько дней – не могла забыть утрату. И сейчас, входя в опустевшую комнату, рефлекторно смотрю на стекло, но там никого нет.


* * *


- Какие выводы напрашиваются?..


- Гусеница, куколка, бабочка – это живые существа со сложной тщательно продуманной Природой жизнью. Они хрупки и ранимы. Их благополучие зависит от привередливости климата, от чистоты окружающего ландшафта. Они избирательны в корме и очень уязвимы. У них много врагов и мало друзей. Их крылья чрезвычайно хрупки и легко травмируются. Они боятся человека, но способны к нему привыкнуть и довериться. И, несмотря на все невзгоды, махаоны отлично адаптированы к холодам, сырости, короткому северному лету. Их возможно «одомашнить», выпуская затем на волю, тем более, что вреда от них нет, ибо того же зловредного борщевика никаким бабочкам не переесть вовек, а укропа даже в моём северном огороде достаточно, чтобы прокормить пару махаонов.


Размер моёй бабочки в размахе крыльев достиг восьми сантиметров – это одна из самых крупных бабочек севера Берёзовского района Югры. «Мелкие» бабочки жёлто-чёрного окраса без синего крапа – не отдельные подвиды и виды, а «молодь» – вышедшие из куколки слётки.


Гусеница махаона кормится и растёт несколько дней. Процесс окукливания – превращения из гусеницы в куколку, длится не менее четырёх дней. Бабочка прожила в неволе пять суток. В стадии куколки на холоде находилась восемь месяцев. И ещё… - махаон – это чудо, созданное природой, которое нуждается в нашем уважении и защите!..


На фотоснимках:

- Бабочка махаона кормится нектаром лугового цветка в предгорьях Приполярного Урала.

- Гусеница махаона питается стебельками соцветия укропа на огородной гряде.

- Утром 17 августа 2008 года гусеница махаона окончательно превратилась в куколку и находилась в таком облике до 20 апреля 2009 года.

- Хитиновый покров куколки, покинутый бабочкой - имаго.

- Апрель в Саранпауле.

- Новорожденный махаон впервые расправил крылья.

- Махаон осваивает пространство замкнутого мира комнаты.


- «Тропический парусник» северных широт.


Татьяна Немшанова

Фотоснимки автора

Саранпауль 2008-2012 год


Автор: Татьяна Немшанова






ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий