Директ трафик по контекстной рекламе seop.ru. . Возможно Вы и правы, геодезическая деятельность в Москве актуализирует исходные данные. . |
Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Философия КультурыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Наука | Философия Культуры | Наука

Космос и миф в Тархатинском мегалитическом комплексе



Чуйская степь. Июнь 2012 год.


Тархатинский мегалитический комплекс (ТМК) находится в Кош-Агачском районе Республики Алтай на 26-м километре дороги от районного центра до Джазатора. Здесь, на южной оконечности Чуйской степи, неподалёку от ледниковых моренных валов на ровной поверхности земли выделяются высокие мегалиты. В последние годы ТМК привлекает пристальное внимание исследователей [Кубарев 1980; Соёнов, Шитов, Черемисин, Эбель 2000; Марсадолов 2004–2007]. В работе 2005 года Л.С. Марсадолов назвал ТМК алтайским «Стоунхенджем». Мы изучали ТМК в 2009 и 2010 году.


Объекты Тархатинского мегалитического комплекса расположены по кругу с диаметром около 60 м. От южной точки дуги на юг идёт линия небольших круглых выкладок в сторону лежащего примерно в 90 метрах камня с петроглифами. Мегалиты находятся в основном на северо-западной дуге окружности. На юго-восточной дуге расположены более мелкие камни и выкладки. Формы мегалитов различны и не представляют собой обработанные плиты, как во многих известных кромлехах.


Географические координаты центра памятника, полученные в мае 2010 г с помощью GPS-навигатора: широта – 490 47' 53.1″, долгота – 880 29' 46″, высота над эллипсоидом WGS-84 – 2009 м.


Среди объектов ТМК возвышаются четыре крупных мегалита, превышающих 2 м. Они расположены так, что являются своего рода воротами для Солнца во время заката и восхода. Два из них, называемые нами «Камень со щелью» и «Богатырь», определяют северо-западные ворота, два других – «Камень с носом» и «Сфинкс» – восточные. Вокруг них, как правило, размещены более мелкие монолиты. Среди других объектов выделяется мегалит, занимающий крайнее восточное положение и расположенный в нескольких метрах вне основного круга. В краткой энциклопедии «Республика Алтай» он назван «Колыбель Сартакпая». По своей форме мегалит напоминает кресло или детскую люльку с одной боковой спинкой. Сартакпай – популярный мифический герой, проложивший русла крупнейших рек Алтая, строитель дорог и мостов. В настоящее время этому мегалиту приписываются особые чудесные свойства, помогающие женщинам забеременеть. На каменном ложе оставлено много монет, бус, ювелирных украшений, а ветви у растущего рядом небольшого кустарника обвязаны белыми ленточками. В связи с такой необычной ролью этого мегалита в ритуальной практике местного населения мы называем его «Кресло рожениц».


В расположении объектов ТМК, его мегалитов и выкладок просматрива-ются определённые закономерности, которые уже были отмечены исследователями. ТМК среди подобных сооружений древности выделяется тем, что на его мегалитах присутствуют петроглифы. Древние рисунки в ТМК находятся на трёх объектах: на лежащей в северо-восточной части круга расколотой плите (пять участков), на спинке «Кресла рожениц», а также на отдалённо лежащем камне к югу от комплекса [Маточкин 2010].



Рис. 1. ТМК. Петроглифы южной половины лежащей плиты. Участок № 4. Шкала 10см.


Из всех петроглифов плиты наиболее загадочными являются изображения на участке № 4 южной половины расколотой плиты (Рис. 1). Синкретичное зооморфное существо на человеческих ногах, шагающее на запад, с детальной проработкой костей нижней голеностопной области – уникальный образ в наскальном искусстве. Туловище с головой на короткой шее и хвост с кисточкой в какой-то мере напоминают о солнечных быках эпохи бронзы, а длинные тонкие ноги и нечто округлое, мерцающее мелкими лунками выбивки в верхней части, – о человеке-огне, голова которого светилась. Эти аналогии наводят на мысль, что синкретичное зооморфное существо-скороход с длинными человеческими ногами есть образное воплощение Солнца. В целом же на участке № 4 выбит своеобразный сюжет, иллюстрирующий древнейший миф о космической погоне. Он предстаёт в композиции с двумя более мелкими существами-хищниками. Один из них в традиционной иконографии с закинутым за спину зубчатым хвостом перекусывает переднюю человеческую ногу солнечного божества; другой впился в шею жертвы.


В окуневском искусстве миф о космической погоне выглядит как преследование фантастическим хищником идущего на запад быка, отождествляемого с солнцем. В беш-озекском варианте этого мифа солнце дано в человеческом облике [Кубарев 2009: 57]. В ТМК в палимпсестном изображении оно поначалу, возможно, было таким же, антропоморфным, а позднее – зооантропоморфным. Можно полагать, что в левой части участка в образе дракона с короткими ногами, змеиным туловищем и головой лошади изображено чёрное Солнце нижнего мира.


Складывается впечатление, что на участке № 4 лежащей плиты нашло отражение в мифопоэтической образности суточное движение небесного светила – его бег на запад, спуск к земле, нападение хищников, в результате чего оно угасает и погружается в преисподнюю, где принимает вид хтонического существа. Сам же участок № 4 в таком случае подразделяется на две части – дневную и ночную. В таком же ключе надо полагать, осмысляются петроглифы на противоположной, северной половине плиты. Там участок № 1 с бегущими аргали можно представить как олицетворение дня, а участок № 2 с перевёрнутым изображением такого же дракона с туловищем змеи и головой лошади – как ночь. Здесь чёрное Солнце нижнего мира уже имеет ориентацию на восток, к восходу.


Другой вариант прочтения петроглифов на плите – не суточное, а годичное движение Солнца; рисунки же можно подразделить согласно двум половинам плиты на осенне-зимнюю и весенне-летнюю части. В осеннее равноденствие Солнце пересекает небесный экватор и погружается в южную половину небесной сферы. День идет на убыль, пока не наступает зимний солнцеворот, после чего Солнце начинает возрождаться. В весеннее равноденствие оно снова пересекает небесный экватор, знаменуя начало весны. Косвенное подтверждение такому толкованию – положение плиты с рисунками относительно всего комплекса: в восточных воротах, знаменующих восходы Солнца в дни равноденствий, а также в «световом коридоре», проявляющемся при заходе Солнца в летнее солнцестояние и при восходе Солнца в зимнее солнцестояние.


Многочисленные рисунки присутствуют на обеих сторонах спинки «Кресла рожениц». На лицевой стороне представлено несколько поздних козликов. В центральной части оборотной стороны выделяются три крупных рисунка (Рис. 2). Визуально они прочитываются как сложные синкретичные образы. Центральное место принадлежит контурной фигуре быка, обращённого на запад. На его шее и туловище проведены поперечные полосы. Перед ним выбита зооантропоморфная фигура с длинными руками и более короткими ногами, раскинутыми в стороны. Ниже находится изображение с геометризованными очертаниями. В какой-то мере по своей вытянутой вперёд остроугольной форме его можно сопоставить с мегалитом. Контурные очертания, поперечные полосы, та же патина позволяют предположить, что это непонятное, плохо читаемое изображение было выбито в то же время и, возможно, составляет с двумя другими одну смысловую композицию.



Рис.2. ТМК. Петроглифы на мегалите «Кресло рожениц». Шкала 10см.


«Женщина – бык» – устойчивый семантический блок, распространённый между III и II тысячелетием до Р.Х. [Первобытное искусство 1998: 90]. Бык – хорошо известный символ животворящего солнца [Юнг 1994: 107]. В представлении людей окуневской культуры бык – мужское начало ассоциировался с понятием (образом) Солнца [Хлобыстина 1971: 173]. В петроглифах ТМК рога быка в виде почти сомкнутого круга более напоминают диск солнца, нежели серп убывающей луны. Божественной супружеской парой Солнца-Быка выступает Женщина-Земля, предстающая в виде зооантропоморфной фигуры, отдалённо напоминающей черепаху.


Надо полагать, изображение мифической пары на «Кресле рожениц» по-явилось не случайно и должно было отражать суть астрономических явлений, наблюдаемых на ТМК. Действительно, в летнее солнцестояние здесь происходит нечто необычное. При закате начинает разыгрываться настоящий небесный спектакль. Когда Солнце опускается к гряде гор, замыкающих на западе Чуйскую степь, возникают чёткие острые тени от первых самых высоких мегалитов. Тени эти своими стрелами распространяются на юго-восток вплоть до мегалитов восточных ворот, которые также отбрасывают длинные тени, образуя своеобразный «световой коридор» практически на весь обозреваемый горизонт. Взаимная ориентировка мегалитов такова, что такое совпадение теней происходит лишь в период летнего солнцестояния. Как показывают астрономические расчеты, аналогичный «световой коридор», связывающий самые крупные мегалиты комплекса, возникает и в период зимнего солнцестояния – на этот раз при восходе Солнца на юго-востоке.


Подобная игра теней была замечена в день летнего солнцестояния и при восходе Солнца: появившийся из-за северной гряды гор его диск оказывается на макушке мегалита «Камень с носом», и тень от него достигает соответствующей каменной выкладки на южной дуге комплекса. Вероятно, пригоризонтные хребты и высота мегалитов, дающих тени на закате и восходе, определили диаметр кругового построения Тархатинского комплекса.


Вечером 21 июня Солнце, склоняясь к закату, входит в северо-западные ворота, и его лучи скользят по мегалиту «Сфинкс». Он расположен так, что оставляет в тени мегалит «Кресло рожениц». Но в самый последний момент, перед тем, как Солнцу скрыться за горизонтом, поток света, ранее освещавший только «Сфинкса», попадает на край мегалита «Кресло рожениц». Этот поразительный феномен заставляет подумать, а что же происходило около четырёх тысяч лет назад, в то время, когда, как пишут исследователи, в основном и создавались подобные мегалитические комплексы [Стафеев, Томилин 2006: 100]? Ведь известно, что из-за прецессии земной оси должно было произойти изменение видимого положения Солнца на горизонте при его закате и восходе. Расчёты, выполненные для географической  широты комплекса, показывают, что 4 тыс. лет назад точка захода Солнца в дни летнего солнцестояния была на 55 минут севернее, чем в настоящее время, и тогда его последние лучи при закате должны были попадать как раз в центр каменного ложа «Кресла рожениц». Во все остальные дни годового цикла Солнце при закате не заходит так далеко на север, «Сфинкс» не пропускает его лучи на «Кресло рожениц», и оно остаётся в тени. Регулярно, предсказуемо, только раз в году происходит это знаменательное событие.


Надо полагать, что все три действующих лица этой световой мистерии: Солнце-Бык, невидимая, возлежащая на кресле Жена-Земля и мегалит «Сфинкс» нашли своё воплощение в петроглифах на спинке «Кресла рожениц». В самом деле, геометризованное изображение, находящееся пониже супружеской пары, в своих очертаниях обнаруживает сходство с обликом мегалитического сфинкса.


Перед исследователями встают также вопросы: когда, кто и с какой целью возводил Тархатинский мегалитический комплекс? В научной литературе принято относить возведение подобных мегалитических сооружений ко времени между неолитом и веком бронзы [Стафеев, Томилин 2006: 100]. Изучение ТМК позволяет в какой-то мере конкретизировать хронологические заключения.


Бык – характерный персонаж эпохи бронзы. На спинке «Кресла рожениц» он выбит в иконографии, близкой к изображению красочного турочакского быка, который отнесён к каракольской культуре [Молодин, Маточкин 1992]. Выбитая рядом с быком зооантропоморфная фигура во многом аналогична стилизованным изображениям женщин Калбак-Таша, ко-торые В.Д. Кубарев датирует эпохой энеолита–бронзы (III–I тыс. до н.э.) [Кубарев 2003: 17]. Контурное изображение на участке № 5 лежащей плиты тяготеет к изящным и масштабным образам ранней бронзы. В итоге можно сделать вывод, что петроглифы на ТМК начали создаваться в конце III – начале II тыс. до н.э. и наиболее интенсивно в каракольскую культуру. О времени возникновения ТМК свидетельствуют и геодезические измерения с астрономическими расчётами. Координаты Солнца, освещавшего середину «Кресла рожениц» при заходе в день летнего солнцестояния, соответствуют эпохе 2750 г. до н.э. с погрешностью ± 1000 лет.


У местного населения тархатинские мегалиты окружены особым почита-нием. Весь комплекс круговых объектов получил название «Каменная колы-бель». Считается, что огромные камни принёс и поставил здесь в своё время богатырь Ирбизек. Богатырь этот был такой силы, что мог на своих плечах перенести коня через перевал. Однако этот фольклорный миф возник сравнительно недавно.



Рис.3. Граффити среди выбитых петроглифов лежащего камня. Шкала 5 см.


С комплексом, вероятно, связан лежащий камень, расположенный в 120 метрах строго к югу от центра круга мегалитов. На ровной и гладкой поверхностной корочке в средней части лежащего камня обнаружены граффити – четвёрка антропоморфных персонажей (Рис. 3). Они выполнены несколькими длинными линиями, спускающимися с треугольной головы. Их узкие и длинные фигуры показаны без ног, но с палками-руками, оканчивающимися метёлкой длинных пальцев. В двух случаях кисти держат такие же, даже ещё более длинные, руки-метёлки. Они здесь – метафора необычайной силы. Длинные фигуры, руки, пальцы, маленькие головы – всё это характерно для заострённых человеческих теней при восходе-заходе Солнца на ТМК. В это время в астрономически значимые моменты и наши собственные тени представали в виде удлинённых исполинских существ. Можно предположить, что только такие выгравированные богатыри из мира теней, таинственные, обретающие силу, когда диск Солнца касался земли, могли двигать мегалитами. Видимо, в таком мифологизированном облике представлялись строители этого уникального сооружения.


Известно, что кромлехи символизируют годовой цикл Солнца; многие из круговых каменных памятников являются древнейшими календарями и несут в себе сакральный смысл [Стафеев, Томилин, 2006: 109, 145]. Так и на ТМК пытливая человеческая мысль стремилась познать космические закономерности, связанные с дневным светилом и с теми явлениями, которые оно порождало. Для выяснения эффектов воздействия могущественного Солнца, надо полагать, и был сооружён этот грандиозный мегалитический комплекс. Несомненно, обнаруженные закономерности помогали человеку ориентироваться в пространстве-времени и оптимально выстраивать стратегию своего существования.


Библиографический список

Кубарев В. Д. Археологические памятники Кош-Агачского района // Археологический поиск. Новосибирск, 1980.

Кубарев В. Д. Наскальное искусство Алтая. Новосибирск – Горно-Алтайск, 2003.

Кубарев В. Д. Памятники каракольской культуры Алтая. Новосибирск, 2009.

Марсадолов Л. С. Работы Саяно-Алтайской экспедиции в 2003 г. // Археологические экспедиции за 2003 г. СПб., 2004.

Марсадолов Л. С. Тархата – алтайский «Стоунхендж» // Труды Государственного астрономического института им. П.К. Штернберга. Т.78. Тезисы докладов Восьмого съезда Астрономического Общества и Международного симпозиума «Астрономия – 2005: Состояние и перспективы развития». М., 2005.

Марсадолов Л. С. Древнее святилище в Тархате на Алтае // Археологиче-ские материалы и исследования Северной Азии в древности и средневековье. Томск, 2007.

Маточкин Е. П. Петроглифы Тархатинского мегалитического комплекса // Древности Сибири и Центральной Азии. Сборник научных трудов. Горно-Алтайск, 2010. № 3.

Молодин В. И., Маточкин Е. П. Вторая Турачакская писаница Горного Алтая // Природа. 1992. № 8.

Первобытное искусство: проблема происхождения / под ред. Я.А. Шера. Кемерово, 1998.

Соёнов В. И., Шитов А. В., Черемисин Д. В., Эбель А. В. Тархатинский мегалитический комплекс // Древности Алтая. Известия лаборатории археологии. Межвузовский сборник научных трудов. Горно-Алтайск, 2000. № 5.

Стафеев С. К., Томилин М. Г. Пять тысячелетий оптики: предыстория. СПб., 2006.

Хлобыстина М. Д. Древнейшие южносибирские мифы в памятниках оку-невского искусства // Первобытное искусство. Новосибирск, 1971.

Юнг К.Г. Либидо, его метаморфозы и символы. – СПб., 1994.


Автор: http://lomonosov.org

ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий