|
Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Философия КультурыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Наука | Философия Культуры

Феномен Шамбалы


 Н. К. Рерих.


Легенда о Шамбале – неразрывно связана с калачакра-тантрой и значима в буддизме из-за своей связи с будущим. Предсказано, что воинство Шамбалы выиграет последнее сражение на Земле с силами зла и невежества, после чего на землю из чистой страны Тушита[1] придет Будда грядущего – Майтрея и по всей земле распространится учение калачакры. Наступит счастливая эра буддийского учения – Золотой век. Сюжет о грядущем сражении сил добра и зла получил широкое распространение, таким образом, Шамбала стала достоянием всего человечества. Миф о земле всеобщего счастья и Владыках Шамбалы – «Грозных Держателей Колеса» оказался востребованным в разное время совершенно разными людьми по национальности и своей культуре: сначала буддийскими верующими, потом русскими староверами, позднее известными теософами, мистиками разных школ и направлений, нацистами, искателями приключений и различными авантюристами, рериховцами и романтиками-мечтателями. Традиция мифа, несмотря на кажущуюся разнородность людей, соприкасавшихся с Шамбалой, не прерывалась более тысячелетия. Даже сейчас в начале XXI века можно подвергнуть анализу составляющие сюжета изначального мифа о Шамбале, проследить его эволюцию и внесение последующих дополнений современниками, проанализировать сохранившиеся изображение мандал и танок Шамбалы и в итоге вернуться к исходному содержанию самого мифа. Посредством, какого закона в памяти людей, обеспечивается такое стойкое и долговременное сохранение мифа и правильная передача его содержания от поколения к поколению? Казалось бы, что мистическая Шамбала, какой ее представляли еще несколько лет назад, будет и дальше оставаться в таком же качестве. Но сначала, проявилось верное знание о местонахождении священной страны Уддияны, которую, как и Шамбалу, раньше относили к мистическим странам, а теперь постепенно и Шамбала становится понятнее и реальней. Территориально ее все увереннее определяют вблизи Кайласа, в Западном Тибете, и факты, о которых будет рассказано в этой книге, говорят в пользу этой версии.



Среди множества гипотез возможного местонахождения Шамбалы доминирует буддийское представление об ее небесном внеземном расположении, куда могут попасть только чистые сердцем. Наряду с этим широко распространенным среди буддистов представлением существуют также многочисленные исторические указания на реальное существование Шамбалы в древности в труднодоступной гималайской долине. Об этом можно прочитать в бонских и тибетоязычных рукописях. Анализ подобных текстов, переводы которых с каждым годом становятся все более доступными, позволяют с большей степенью вероятности локализовать древнее гималайское княжество Шамбалы на берегах в верхнем течении Сатледжа, а распространенные ранее версии о возможном местонахождении легендарной страны в бассейнах рек Сырдарья или Тарим признать ошибочными. Вполне возможно, что последующие исследования ученых внесут дополнительные уточнения и тайна Шамбалы будет полностью раскрыта, но пока Шамбала, подобно мифу об Атлантиде, остается легендарной страной, и на ее поиски в Гималаи по-прежнему устремляются исследовательские экспедиции.


Считается, что жители страны Шамбала в результате йогической практики стали могущественными и мудрыми, и даже сама местность приобрела чудесные свойства. Согласно традиционным представлениям Шамбала единственное место, где сохраняется в исконном изложении первоначальная калачакра-тантра. Впервые Шамбала становится известной в связи с проповедью в Индии Буддой Шакьямуни царю Сучандре в 878 г. до н.э. по тибетскому летоисчислению. По мнению современных европейских историков, проповедь этой доктрины относится по исправленной долгой концепции – 483 (±3) г. до н.э. или короткой – 380 (±30) г. до н.э. В летописях сказано, что «для помощи жителям девяносто шести областей своей страны царь Шамбалы Сучандра отправился в Индию и попросил учение калачакры у Будды. Поэтому калачакра имеет особую связь с Шамбалой».



Чтобы правильно понять, причины выделения европейцами Шамбалы из всего класса чистых земель буддизма, следует напомнить о доминирующих научных представлениях конца XIX–ХХ вв. В то время, были распространены представления об Атлантиде и полой Земле, процветала теософия и спиритизм, существовала вера в сохранившиеся от предыдущих цивилизаций хранилища тайных знаний. Тибет был закрыт для посещения европейцев с 1793 г. и поэтому представлялся идеальным местом, где могли существовать духовные центры мудрецов. В появившихся публикациях об исследованиях Центральной Азии, среди прочего, говорилось и о загадочной Шамбале. В восприятии европейцев Шамбала скоро стала одним из таких сокровенных духовных центров, скрывающим в себе наследие и мудрость предыдущих цивилизаций. Отрывочные сведения о, хранившемся в духовных центрах, эзотерическом знании, которое дает человеку полную власть над миром, стали поводом для поиска Шамбалы многочисленными искателями приключений. Хотя в самом Тибете, согласно «Синей летописи» буддизма в Тибете, среди перечисленных святых мест на первом месте значилась Уддияна, а Шамбале отводилась второстепенное значение.


Кандидат исторических наук А.М. Стрелков [2] исследовал миф о Шамбале по первоисточникам непосредственно в Тибете. Его вывод: «Любой, кто задастся целью узнать точные и подробные сведения о Шамбале, столкнется с двумя существенными трудностями – тексты, которые могут открыть эту тайну, крайне редки и сами окружены тайнами и запретами, языки на которых написаны эти тексты – санскрит и тибетский.


Сообщения о Шамбале находятся в текстах калачакры и специальных работах практиков этой системы. Вне этой тантры нет буддийских представлений о Шамбале. Для желающих оказаться в Шамбале, желающих постичь ее мудрость и тайны, путь один – практика калачакра-тантры» [3].


Специалисты знают: в глубинных, изначальных пластах любого мифа обязательно лежит какое-то рациональное ядро. В мифе о Шамбале – это сведения о том, что жители этой страны достигли больших успехов в практике калачакры, поэтому в Шамбалу стремились попасть буддисты-практики, чтобы разрешить свои сомнения в изучении самых сложных тантр калачакры.


Распространение правильного знания о Шамбале сдерживалось закрытостью для непосвященных калачакра-тантры, остающейся чрезвычайно сложной для восприятия и в наши дни. Публичное обсуждение этого учения по традиции не приветствуется, а тайный эзотерический смысл передается только в процессе обучения от учителя ученику в устной форме. Неразглашение сокровенного знания, является одним из существенных аспектов тантры и многих других эзотерических традиций. Причина такого требования заключается в том, что, раскрывая тайны непосвященным, человек попусту растрачивает энергию, может навлечь неприятности на тех, кто не готов к восприятию, и самое, главное, может получить нежелательные кармические последствия для самого себя, если будет необдуманно распространять знания среди недостойных и неподготовленных людей. По этой причине европейцы первоначально получили лишь смутное представление о Шамбале и калачакра-тантре.



Большинство источников связанных с Шамбалой являются тибетоязычными. Согласно традиции о соблюдении тайны, написаны эти тексты «сумеречным языком» (сандхья-баша [4]). Сумеречный язык отличается красочностью метафор, скрывающих истинное значение от непосвященных. Лама Анагарика Говинда, посвященный буддийской тантры, по этому поводу пишет: «символический язык не только служит защитой от профанации сакрально посредством интеллектуального любопытства, ложного толкования йогических методов и психических возможностей невеждами и непосвященными, но является следствием того, что средствами, обыденной речи невозможно высказать высшее проявление духовного опыта. Неописуемое состояние, понятное лишь посвященному или практику, может быть выражено лишь иносказательно, посредством аналогий и парадоксов»[5].


Тем не менее, несмотря на строжайшие тайны, знание о Шамбале в Центральной Азии, в первую очередь среди тибетцев, получило широкое распространение и нашло свое отражение, как в летописях, так и в буддийском искусстве. Известны – тибетские, китайские, монгольские и бурятские, живописные танки Шамбалы на шелке, изображающие эту священную страну совершенно одинаково: в виде 8-лепестковой страны, окруженной снежными горами. В центре этой страны высится драгоценный дворец Калапы и на троне восседает Владыка Шамбалы.


Попробуем разобраться, что в этом мифе было изначально, а что принесено фантазией современных авторов.


Таинственная азиатская Шамбала, подобно Атлантиде из диалогов греческого мудреца Платона, породила множество противоречивых мнений и споров среди ученых и читателей. Уже в средние века, ее местоположение, стало загадкой. Шамбалу пытались найти буддийские ламы и паломники, иезуитские миссионеры и китайские философы. Священную страну искали среди гималайских гор, в Афганистане и в пустыне Гоби. Из Тибета на север на ее поиски отправлялись буддийские паломники, а с севера на юг, из Туркестана и Алтая в это же время двигались в поисках «обетованной земли» русские староверы. Проблема таинственного царства в центре Азии нашла отражение в трудах ведущих востоковедов мира и религиозных лидеров Тибета. О великих махатмах Шамбалы сообщали Е. Блаватская и Рерихи, благодаря этому знание о Шамбале было распространено далеко за пределами Азии. По большому счету, если бы не поэтические очерки Н. Рериха и идея Е. Блаватской о Белой Ложе гималайских махатм европейцы, вряд бы так широко заговорили о Шамбале.



Знаменитый русский художник и мыслитель Н. Рерих в очерке «Сердце Азии» писал: «Если будет произнесено здесь самое священное слово Азии – Шамбала, вы останетесь безучастны. Если то же слово, будет сказано по санскритски – «Калапа»[6], вы также будете молчаливы. Если даже произнести здесь имя великого Владыки Шамбалы – Ригден-Джапо [7], даже это громогласное имя Азии не тронет вас. Но это не ваша вина. Все сведения о Шамбале так рассеяны в литературе. На Западе нет ни одной книги, посвященной этому краеугольному понятию Азии» [8]. С тех пор в мире опубликовано огромное количество книг и статей по этой тематике, но ясности о загадочной Шамбале это не добавило. Шамбала стала классическим примером одной из загадок Центральной Азии. Несмотря на многочисленные письменные свидетельства, путешественникам и экспедициям так и не удалось найти никаких подтверждений реального существования Шамбалы в прошлом. Гималайское царство Шамбала севернее Индии, существовавшее согласно историческим хроникам вплоть до XIV–XV вв. не оставило о себе никаких следов на земле. Так это считалось до недавнего времени, однако некоторые свидетельства и следы Шамбалы найти все-таки удалось.


Авторитетный немецкий исследователь Хельмут Хофман, автор книги «История Западного Тибета» писал: «Страна Шамбала, несомненно, находится вне Индии, и по всей вероятности, первоначально это была реальная область, но со временем ее стали считать чисто мифическим царством». С течением времени Шамбала стала отождествляться в тантрическом буддизме с чистой землей, к перерождению, в которой стремятся все истинные буддисты. О Шамбале стали говорить, как о месте расположенном в другой реальности или в другом измерении, доступном для взора лишь духовно развитыми личностями. Учение о духовной сфере Шамбалы заняло центральное место в тайной тибетской доктрине калачакры. Поиск духовной сферы Шамбалы (особого качества духа) является конечной целью всех учеников калачакры, постичь суть которой можно лишь через сложные медитативные практики, и достигнув просветленного состояния души.


Считается, что попасть в Шамбалу могут только избранные, истинно верующие буддисты, прошедшие предварительное очищение и добившиеся определенных успехов в религиозных практиках. Многочисленные поиски Шамбалы в Гималайских горах ни к чему не привели, поэтому принято считать, что Шамбала в настоящее время стала невидимой и переместилась в иной мир, но мудрецы Шамбалы по-прежнему поддерживают связь с избранными ими представителями человечества.


Среди ученых-востоковедов в настоящее время доминирует версия о Шамбале, как древнем гималайском царстве, реально существовавшем в прошлом. Заброшенные пещерные города Шангшунга, в частности его столицу – Кьюнглунг в долине Сатледжа пока невозможно с уверенностью соотнести со столицей Шамбалы. Там не найдено никаких памятных стел с надписями подтверждающих эту гипотезу, тем не менее многие факты указывает на то, что этот пещерный город – претендент №1 в списке возможных древних прописок Шамбалы. В противовес гипотезе ученых, в представлении религиозных мистиков Шамбала недоступна для посещения и размещается в смежном пространстве, в другом измерении. Так, что же в действительности скрывается под названием «тайного центра всего мира» и «невидимого правительства всего человечества» в этом азиатском мифе? Что же такое Шамбала – миф или историческая реальность?


Объективно разобраться, в опубликованных на сегодняшний день, версиях и определениях Шамбалы достаточно сложно, в разнообразии толкований уже утеряно подлинное первоначальное значение. На английском языке издано и опубликовано несравненно больше книг и статей о Шамбале и о Тибете, достаточно сравнить список доступных для приобретения книг, например, по базовому слову «Тибет» в Интернет-магазинах: на русском языке – 28 книг, на английском – 347. В результате в самом Тибете, ламы, не знакомые с новыми научными публикациями и материалами археологических раскопок, о Шамбале знают меньше, чем западные читатели. Их высказывания о Шамбале туманны, противоречивы и часто свидетельствуют о полном невежестве в данном вопросе.


В поисках правильных ответов мне пришлось перечитать всю доступную по этому вопросу литературу, услышать массу противоречивых мнений, во время своих экспедиций по Центральной Азии встречаться с монгольскими, бурятскими, непальскими и тибетскими ламами. При этом я убедился, что буддийские ламы часто не знакомы с бонскими текстами, а бонские ламы не хотят знать буддийских, и все они совершенно не интересуются и не знают о современных научных работах по истории Тибета, результатах археологических исследований и мнениях западных археологов и историков. Очень часто ответы лам свидетельствовали о довольно узком и специфическом знании, не выходящем за пределы их религиозных школ. Так, на конкретный вопрос о разъяснениях местоположения Мадхьядеша, упоминаемого в исторических летописях Гой-лоцавы, следовала рекомендация непальского ламы спросить об этом в самом Мадхьядеше, оказывалось, что текста Гой-лоцавы лама не знает и то, что Мадхьядеш уже не существует на карте Индии тоже. Об Олмолунгринге буддийские ламы советовали мне говорить с бонскими жрецами, это не входило в круг буддийских понятий. В Иволгинском дацане, ответы лам на вопросы о Шамбале чаще всего сводились к общим формулировкам, подобным высказыванию непальского ламы Пима Рангрига Дордже, с которым я долго беседовал. Он вырос в Западном Тибете, рядом с горой Кайлас, но совершенно ничего не смог рассказать о Шангшунге и ее древней столице Кьюнглунге, которая находится недалеко от места его рождения. О Шамбале он сообщил только стереотипную формулировку, известную со слов Далай-ламы XIV: «Сколько людей, столько мнений. Каждый выбирает версию, которая ему ближе. Каждой дхарме (учению) свое время, когда она появляется на свет. Сейчас Шамбалы нет, скоро в определенное время она проявится. Сейчас вы ее не увидите и не услышите, но когда ее время настанет, она проявится физически». Распространенный стереотип о мудрых буддийских ламах, к которым долго идут в горные обители для получения ответов на самые сложные вопросы, на деле оказался ложной выдумкой журналистов. Их знание целиком и полностью базируется на религиозных догмах, и чаще всего ограничиваются результатами узкоспециализированного изучения буддийских сутр. Многие ламы длительное время проживают в уединении и полной изоляции от внешнего мира в своих затерянных в горах монастырях, не выезжая далеко за пределы монастырских стен. Они могут достичь духовного просветления путем практики медитации, и в религиозных вопросах по буддизму им нет равных. Однако, лишенные многих достижений западной цивилизации – современных электронных средств общения, и возможности знакомиться с новейшими научными публикациями, в вопросах истории своей страны их ответы бывает ошибочными.


По мере перевода буддийских текстов на русский язык в научный оборот будут вводиться новые данные о Шамбале, но уже сейчас очевидно, что миф о ней получил наибольшее первоначальное распространение в Индии и Тибете. Он был связан с реальной земной Шамбалой, расположенной где-то в гималайских горах севернее Мадхьядеша, который в древности находился в среднем течении Инда. Для полноты обзора, в этот текст, включены самые разнообразные сведения, достоверность некоторых из них не поддается проверке из-за отсутствия ссылок на их происхождение. Некоторые из них были опубликованы в единственном авторском варианте, источник которого не удается определить ни одному из последующих исследователей, тем не менее, для полноты представления обсуждаемой темы они также включены в обзор. Чтобы не запутаться в многочисленных цитатах, все они в тексте снабжены точными ссылками на источники.


1 Тушита (санскр. радостный), в буддийской мифологии блаженный мир, чистая земля, где обитают бодхисаттвы; им управляет Майтрея.

2 А.М. Стрелков – историк, оставил Москву и переехал в Улан-Удэ преподавать буддизм, владеет санскритом, тибетским, китайским и монгольским языками. Совершил поездку по монастырям Тибета и в 2003 г. защитил диссертацию по теме «Легенда о Шамбале по тибетоязычным буддийским источникам XVIII – начала XX вв.» Автор книги «Буддизм. Каноны. История. Искусство», М., 2006 г.

3 А.М. Стрелков. Приближение к Шамбале. 2003 г. /неопубликованная рукопись/

4 Шри Свами Рама – наследник традиции гималайских мудрецов в книге «Жизнь среди гималайских йогов» М., 2002 г., стр. 13, пишет: «Гималаи – страна, где был рожден Сандхья Баша. Некоторые современные филологи пытались перевести и истолковать слово «Сандхья Баша» как «язык сумерек». Фактически, тот путь, которым меня учили этому языку, всецело отличен от того представления, которое имеют по этому поводу современные писатели. Это чисто йогический язык, счастье говорить на котором доступно лишь некоторым йогам, мудрецам и адептам. В философском и идеалистическом смысле язык Сандхья Баша очень похож на санскрит, поскольку каждое слово в нем вытекает полным значением из своего корневого звука. Сандхья Баша – язык, предназначенный для обсуждения лишь духовных вопросов, его словарный запас не дает возможности обсуждения деловых вопросов этого мира».

5 Anagarika Govinda. Foundations of Tibetan Mystcism. London: Rider, 1969 г .

6 Калапа ( санскр . Kalapa, «Части, составленные вместе») – название города, столицы Шамбалы, а не страны.

7 Термин Калкин (санскр. Kalki) – идеальный Правитель, заменен в тибетских переводах на термин Ригдан (тиб. Rigs ldan). В тибетских переводах 25-й правитель /Калкин/ Шамбалы носит имя Рудракалки (санскр. Raundrakalki). В иконографии Ваджраяны имя 25-го Калкина принято переводить как: Рудрачакрин. Имя, используемое Н. Рерихом – «Ригден-Джапо» – перевод с тибетского языка имени 25-го правителя Шамбалы и, вероятно, возникло от тибетского Rigs-ldan Drag-po, что в переводе с тибетского означает «кулика Свирепый (обладающий Колесом)».

8 Н.К. Рерих Избранное, М., 1990 г., стр. 157.


Материал:   Байкальская земля

ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий