Все реки ГлавнаяКосмос Кругозор Наше НаследиеИсследователи природыПолевые рецепты АрхитектураКарта сайта
Библиотека

Ксения Алексеевна Меркульева

Происшествия под водой


Annotation

Книга К. Меркульевой «Происшествия под водой» - сборник очерков о жизни рыб и о развитии рыбного хозяйства нашей страны. Все очерки связаны единой темой и содержат большой познавательный материал о том, как разные породы рыб выводят свое потомство, как защищаются от хищников, как живут и чем питаются.Книга написана живо и увлекательно и дает юному читателю много интересных и полезных сведений.



Происшествия под водой


Рождение

Птицы и рыбы

Маленькие строители

Домик из воздуха

Невольная нянька

Каждый заботится по-своему

Как судак толкается

Невидимки

У сельдей

Путина

Где же рождаются осетрята?


Про горбушу

Домоседы и путешественники

В трудный путь

Удивительное превращение

В родных протоках

Что делается с икрой?


Происшествие на Волхове

Так сложилось веками

Путешествие волховских сигов

Откуда водопад?

Как икра превратилась в жир

Что придумали рыбоводы

Утки и «плавательные пояса»

Водяной лифт

Ошибка моториста


На новые места

Обида рыболовов

Уха из окуней

Диковинная рыба

Капризы сигов

Случай с толстолобиком

Беспокойный гость

У каждого свой вкус

Лилипуты и великаны

На новые места

Кто старше?

Рыбий паспорт


Фермы под водой

Как рыба сама приходит в сети

Ровесники

Кому с кем жить

Разговор с рыбоводом

Еще одна хитрость

Еще раз о плотинах

Рыбные хозяйства


Приключения «рваного Плавничка»

Знакомимся с «бронзовой»

Как "бронзовая" очутилась в рыбхозе

Необычный буксир

У шлюза

Появляется "рваный плавничок"

Пятнадцатый

Новые страхи

Путь к морю

Разговор на плотине


Еще несколько страничек о рыбах

Дела и мечты

Познакомимся поближе

Могучее оружие

Двойное дыхание

Говорят ли рыбы?

Шестое чувство

«Грамотные» рыбы

Слово юным рыболовам


Рождение



Птицы и рыбы


Слышишь, какая перекличка высоко в небе, какое ликование! Это журавли летят.


Здравствуйте, журавли! Далеко ли путь держите?


Каждую весну возвращаются из теплых краев на родину журавли, дикие гуси, грачи, скворцы, жаворонки и другие перелетные птицы. Они направляются в родные леса, рощи, сады, летят на озера и болота, где родились и выросли, чтобы построить там гнезда и вывести птенцов.


А из озер и морей движутся в реки косяки рыб! Плывут так называемые «проходные» рыбы - сельдь, осетр, белорыбица, лосось, корюшка… В морях преодолевают огромные пространства треска, морские сельди, морские окуни и другие рыбы. Они, как птицы, устремляются туда, где родились, чтобы выметать там икру и дать жизнь миллионам новых рыбок.


Какие бы разные ни были рыбы по виду, но жить начинают одинаково: выклевываются из икринок, как цыплята из яиц. Надо вам сказать, нелегкое это дело - выбраться на волю из икринки; немало приходится рыбьему детенышу для этого потрудиться.


Мне не раз приходилось наблюдать, как выклевывается личинка рыбы. Смотрела я на это в микроскоп, который увеличивал во много раз, так что всё было отлично видно.


Вот личинка быстро двигается, кружится в своей тесной комнатке. Вот замерла, устала. А через секунду, отдохнув, вздрогнула, напряглась, снова завертелась.


Вся она как крошечная свернутая пружинка.


Еще, еще толчок!


Когда птенчик стучится клювиком в стенку яичной скорлупы, продалбливая дверцу в мир, - мать нередко приходит ему на помощь. Рыбьим личинкам приходится выбираться на свет самостоятельно. Хорошо еще, что к этому времени оболочка икринки становится тоньше, а от движений и толчков личинки она еще растягивается.


Ну, последнее усилие!


Ура! Оболочка треснула, разорвалась, и личинка выскальзывает в воду.


Появилась новая рыбка.


Впрочем, крошечное это существо еще мало похоже на рыбку. В самом деле: взгляните-ка! Ну что это такое - голова да хвостик, а посередине поблескивает что-то большое, круглое, точно пузырь!


Оказывается, это очень важный орган для личинки - желточный мешок. Здесь находится запас пищи на первые дни жизни. Новорожденный еще слаб и беспомощен. Он не может как Следует управлять своими движениями, не может противиться течению воды. Хвостик и плавнички у него совсем маленькие, а тут еще желточный мешок мешает.


И вот представьте себе, что где-нибудь у морского берега появилась на свет масса таких крошек. Оглянуться не успели, а уж рядом чьи-то оскаленные зубы, хищные разинутые пасти.


Спасайтесь! Спасайтесь!


Да куда уж таким пловцам спастись!


Случается, вдруг ветер налетит, поднимет волны, подхватит беззащитных мальков, вместе с волной выплеснет на берег. Тут им и конец. Или разгуляются волны - и угонит мальков далеко - далеко от родных мест, в холодные незнакомые воды, где труднее найти еду: мало водорослей и микроскопических рачков - пищи рыб. А ведь как только используют мальки свой запас еды из желточного мешочка, наступит время самим добывать пропитание.


Часто случается, что личинки и выклюнуться не успеют: много в море любителей икры!


Вот почему у рыб, которые нерестятся - то есть откладывают икру - в морях, очень много икринок. Одна крупная треска, например, откладывает несколько миллионов штук!


А вы ясно представляете себе, что такое миллион?


Если бы кто-нибудь из вас захотел пересчитать миллион икринок и каждую секунду стал бы отсчитывать по одной, ему пришлось бы заниматься этим делом день и ночь целых одиннадцать с половиной суток.



Очень это много - несколько миллионов икринок!


И хорошо, что их у трески так много! Ведь из этих миллионов выведутся, уцелеют и, может быть, вырастут до взрослых рыб всего лишь несколько десятков штук.


В реке спокойнее, чем в море. Можно найти у берега укромное местечко, где и течение слабое - никуда мальков не унесет - и хищников меньше. К тому же на мелких, пригретых солнышком местах, в толще воды плавает масса микроскопических водорослей, всевозможных рачков и других крошечных животных. Всё вместе это называется планктоном. (См. рисунки на стр. 71–74.)


Там, где много планктона, жизнь у мальков сытная и привольная. Тут от голода никто не погибнет.


У рыб, которые нерестятся в реках, например у леща, окуня, щуки, икры меньше: десятки, сотни тысяч икринок. Всё же и это порядочно.


А вот у колюшки всего - навсего одна - три сотни. Это, по рыбьему счету, совсем пустяк!


Можно подумать, что все реки, речки и озера битком набиты лещами, окунями, а колюшку встретишь лишь изредка.


Однако это не так. Наоборот. Колюшек во много раз больше, чем лещей, щук и окуней. Повсюду водится, колюшка: в морях, в озерах, прудах… Да еще сколько ее - без счета!


Как же это? Почему?


Да потому, что колюшка проявляет большую заботу о своем потомстве. Об этом и будет рассказано в следующей главе.


Маленькие строители


Многие из вас, вероятно, хорошо знают колюшку. Она серенькая, с зеленоватой спинкой. Величиной с ваш палец. А ее побаиваются и большие хищники. У нее вместо брюшных плавников острые колючки. Такие же шипы и колючки, только еще погрозней, на спине. Недаром зовут ее колюшкой!


Когда всё вокруг спокойно, она прячет свое оружие, прижимает его к телу. Но чуть грозит беда, - растопыривается, как ерш. Попробуй подступись!


Когда наступает пора икрометания, самец колюшки выбирает на дне реки или озера, среди водорослей и трав, укромное местечко и принимается за работу.


Он усердно таскает во рту веточки и обрывки стеблей подводных растений и складывает в облюбованное место. Строительного материала много вокруг, - но как смастерить из этих обрывков прочное гнездо?


Трудно, конечно, подглядеть, как сооружает колюшка свое гнездо «на воле» - в реке или в озере. Другое дело - в аквариуме. Здесь всё на виду. Наши аквариумисты не раз наблюдали, как ловко втыкала в мягкий грунт маленькая рыбка самые длинные, самые гибкие корешки и стебельки, выбирая их из своего «строительного материала».


А мелочь? Она на что годна?


Очевидно, годится и мелочь, потому что колюшка начинала проделывать над этим ворохом странные на первый взгляд упражнения. Она проплывала вплотную над кучей, касаясь ее каждый раз своим брюшком, приглаживая растения, будто утюгом. Она проделывала это много раз, и постепенно беспорядочно торчавшие во все стороны стебельки и травинки соединялись всё плотнее и прочнее, будто склеивались. Да, склеивались. Каким же образом? Откуда мог раздобыть клей маленький подводный строитель?


Оказывается, он сам его приготовил. Это клейкое вещество, которым смазывал он обрывки растений в то время, когда их «утюжил», вырабатывали почки рыбки.


Работа шла вовсю, и вскоре дно ямки было выстлано «полом» из растений. Затем с таким же старанием были сооружены стенки и верх гнезда.


Очень интересно наблюдать, как хлопочет маленькая рыбка, создавая надежное убежище для своего потомства.


Строитель трудится без устали. Он при этом принаряжается: серенькое брюшко и бока у него краснеют, спинка становится темнозеленой, глаза - ярко-синие.


Вот, наконец, и гнездо готово. Оно похоже на маленькую муфточку, но только с одним отверстием - входом. Самочки заполняют его икрой и уплывают, а строитель остается у входа на страже.


Нечего тут толковать про мелких врагов; стоит только сунуться к гнезду зубастой морде и покрупнее, - навстречу ей стремительно кидается этакое маленькое пестрое чудище с растопыренными колючками!


Нет, лучше от него подальше!



Когда врагов поблизости нет, заботливый отец занят другим важным делом: он непрерывно машет, как веером, грудными плавниками, чтобы в домик всё время поступала свежая вода и омывала икринки.


Наконец из икринок выклевываются личинки с огромными желточными мешками. Первые дни маленькие колюшки почти не двигаются. Неудобно ведь плавать с таким мешком! Захочет малыш повернуть направо, а вместо этого течение перевернет его через голову и понесет совсем в другую сторону.


Такого неуклюжего пловца всякий обидит!


Но колюшка - отец не выпускает из гнезда этих беспомощных детенышей. Только попробуют выплыть, сейчас же загоняет обратно: не время еще таким младенцам выходить на прогулку. Сидите дома, малыши, да питайтесь своим желтком.


К тому же времени, когда у личинок истощится запас желтка, они подрастут, превратятся в стройных молодых колюшек и расплывутся.


Домик из воздуха


Маленькая рыбка макропод также заботливо охраняет свое потомство.


Макропод - обитатель жарких стран. Водится он в реках Африки, Южного Китая, Индо-Китая.


Часто живет в канавах рисовых полей. Уже около ста лет, как завезли его в Европу, но у нас макропода увидишь только в аквариумах.


Это очень интересная рыбка. Приспособилась она жить в теплой стоячей или медленно текущей воде, где так мало кислорода, что другая рыба там задыхается.


А макропод живет.


У него развился особый наджаберный орган. Он соединен с жаберной полостью, где разветвляется масса складок слизистой оболочки. Они изгибаются так причудливо, что напоминают лабиринт. Вот почему рыб, у которых есть такой орган, назвали лабиринтовыми.


Захватывая воздух, макропод катает его во рту, при этом обогащает кислородом воду, которая соприкасается с этим воздушным шариком, и гонит эту воду в лабиринт. Здесь тысячи мельчайших кровеносных сосудиков забирают кислород из воды и разносят его по телу рыбки.


Как же развивается икра у макроподов? Ведь икринкам очень нужен кислород. В теплой стоячей воде они жить не могут, задохнутся.


Что же делать?


И макропод мастерит гнездо для своей икры из самого необычайного строительного материала - из воздуха, из крошечных воздушных пузырьков, прозрачные стенки которых состоят из слюны рыбки.


Когда наступает пора икрометания, самец макропод начинает забирать очень много воздуха, гораздо больше, чем обычно. То и дело высовывается из воды его мордочка, шлепнет губами - и обратно.


Запасшись воздухом, рыбка уходит вниз и выпускает его. Освобожденный, устремляется он кверху маленькими пузырьками. За первым пузырьком уже спешит второй, третий, четвертый… Сколько их! Без счета!


Строительство идет вовсю!


Вскоре на поверхности воды появляется серебристая пена из нескольких слоев пузыречков. Эта пенная шапка светится, переливается разными цветами в солнечных лучах.


Вот и готово гнездо из воздуха! Теперь самочке остается заполнить его икрой.


Я познакомилась с парочкой макроподов как раз в то время, когда значительная часть поверхности маленького аквариума была покрыта пеной из многих слоев этих пузыречков. Строительство воздушного гнезда, видимо, было закончено.


Сам «работничек», нарядный, расцвеченный ярко-красными и изумрудными полосками, плавал под своим сооружением, выражая заметное беспокойство. Он то и дело подплывал к самочке, как бы приглашая ее к гнезду.


А маленькая самочка стояла неподвижно в уголке аквариума, и казалось, - вид у нее виноватый, будто она извиняется, что не готова еще у нее икра, не дозрела, поторопился строитель с гнездом.


Мне рассказали, что нередко в аквариуме можно наблюдать и другую картину.


Воздушный домик еще не выстроен, а самочка начинает проявлять большое беспокойство. Она суетливо плавает по аквариуму, начинает гоняться за самцом и сильно толкает его в бок носом.


Это можно понять так: «Икра у меня готова. Где же гнездо? Что ты, заснул, что ли? А ну, поторапливайся!»


Однако чаще дело обходится спокойнее: гнездо бывает закончено как раз во - время.


И тогда самец загоняет самочку под гнездо, она переворачивается брюшком кверху и выпускает струйку икры.


Вот ведь как ловко! Икринки попадают прямо в гнездо, между пузырьками воздуха. Здесь-то уж икре будет достаточно кислорода. Это как раз то, что так необходимо икринкам. Ведь в каждой началась жизнь, развивается зародыш, он и дышит.


Если какая-нибудь икринка не попадет в гнездышко из пены, макропод - самец тотчас же ее подхватывает и водворяет на место.


Кажется, всё в порядке. Теперь маленький строитель, так же как и колюшка, остается охранять зыбкое свое сооружение и его обитателей.


В аквариуме это не такое уж сложное дело: тут нет врагов, которые захотели бы полакомиться икрой, нет ветра, который может сбить в кучу пузырьки или, напротив, разорвать легкую пену.


Главная забота здесь - «ремонтировать» постройку, заменять лопнувшие пузырьки воздуха новыми.


Другое дело - где-нибудь в южной реке. Там зевать не приходится!


Не успел макропод отогнать какого-нибудь хищника, - новая напасть.


Налетел ветер, дрогнула вода, качнулся легкий домик, и все икринки сбились в кучу. И пузырьки воздуха переместились; в одном месте их много, а в другом почти вовсе нет.


Снова надо наводить порядок. Тут наш сторож превращается в своеобразного «коменданта дома».


Надо расселить жильцов, чтобы всем было свободно и удобно.


Снова осторожно распределяет он, как нужно, икру и пузырьки воздуха.


В домике наступает, наконец, пора великих событий. Икры уже нет, зато появились крошечные личинки. Их почти не заметно, - такие они прозрачные. Но заботливый отец хорошо их видит и по-прежнему не спускает с них глаз, пока они не подрастут и не окрепнут.


Ведь врагов у личинок видимо - невидимо. И даже в аквариуме, где плавает только парочка макроподов, малышам грозит опасность от самки; поэтому аквариумисты ее обычно отсаживают после икрометания в другой аквариум.


Невольная нянька


У макроподов намного икры, а у рыбки горчака - еще меньше, всего сотня икринок.


Водятся горчаки и в наших реках, и во Франции, и в Китае - во многих странах. Любят они жить на быстром течении, но часто встречаются и в медленно текущих, даже стоячих водах.


Снова возникает вопрос: как же в такой бедной кислородом воде может развиваться икра? Ведь гнезд из воздушных пузырьков горчаки не строят.


И вот что заметили ученые: горчаки водятся только там, где есть ракушки с закрывающимися створками - двустворчатый моллюск. Где нет моллюска, там нет и горчаков.


Что за история! Какое значение для жизни горчаков имеет этот моллюск? Питаться им горчаки не могут: моллюск такой же величины, как сама рыбка.


Однако моллюски, оказывается, весьма полезны, даже необходимы для горчаков. Рыбки приспособили их, так сказать, «в няньки» своему потомству.


Самочка, улучив момент, когда створки какой-нибудь ракушки приоткрыты, выпускает свои икринки в тело моллюска. Икринки попадают в жаберную полость моллюска и остаются лежать между жабрами. Здесь всегда много воды, богатой кислородом, и икринки прекрасно развиваются.


Вряд ли непрошенные жильцы доставляют особое удовольствие моллюску, но что поделаешь - приходится с ними мириться.


А икринкам хорошо в раковине - спокойно. Лежат они, будто в маленькой крепости, упрятанные от врагов. Разве только кто-нибудь проглотит самого моллюска. Что ж делать - всё случается.


Когда выведутся личинки, они сперва не покидают моллюска. Невольная нянька медленно передвигается по дну, занятая своими делами, а молодые горчаки остаются в этом живом домике, питаются собственными запасами желтка и подрастают, укрытые за крепкими створками раковины.


Каждый заботится по-своему


А это что за зверь? Поглядите-ка!


Хвост у него загнут крючком, голова похожа на лошадиную.


Хотя совсем мало напоминает это животное рыбу, а всё- таки это рыба. Называется она: морской конек.


Морского конька можно увидеть среди подводных зарослей у берегов Черного и Средиземного морей, Индийского и Атлантического океанов. Впрочем, обнаружить морского конька не так-то просто. Он буровато - зеленый, точь - в-точь под цвет морской травы, среди которой живет. Формой тела удивительно напоминает он ее изгибы. К тому же плавает он медленно, а чаще держится на одном месте, зацепившись крючковатым своим хвостиком за какую-нибудь водоросль.



У морского конька совсем мало икры, всего несколько десятков штук. А по неписаным законам природы - чем мало- численнее потомство, тем больше о нем заботы.


Как же уберечь коньку свои икринки?


Приклеить к растениям или отложить на дне - нельзя. Живет морской конек в прибрежных водорослях. Во время отлива море отходит далеко от берегов, дно и вся прибрежная растительность обнажаются, икра может вскоре высохнуть и погибнуть.


Выпустить икру прямо в воду? Тотчас кто-нибудь проглотит.


Как же всё-таки спасти потомство? Трудная задача!


И вот в течение многих веков рыбка приноровилась к этим суровым условиям жизни. У морского конька появилось интересное приспособление.


К тому времени, как самочка начнет откладывать икру, у самца на брюшке образуются большие складки, своего рода брюшные мешочки. Сюда самочка откладывает икру.


Наступает час отлива. Не страшно! Вместе с водой подальше в море вплывает морской конек со своей драгоценной ношей.


В брюшных мешочках икра всегда хорошо снабжается кислородом, и выклюнувшиеся мальки некоторое время, пока окрепнут, не покидают этого удобного и безопасного убежища.


Морской конек оберегает и сохраняет свое потомство от всяких бед в брюшных складках. А маленькая морская рыбка апогон вынашивает икру во рту. Здесь она не только защищена от многих опасностей, но находится всё время в потоке свежей воды, которая непрерывно притекает к жабрам.


Этим делом занимается не только самец, но и самочка. При этом рыбки так набивают рот икрой, что его не закрыть. Так они с полуоткрытым ртом и плавают.


Вы спросите: а как же они в это время питаются, что едят?


Никак не питаются. До еды ли тут, когда, как говорится, хлопот полон рот!


Забирает в рот свои икринки и обитательница тропических вод - рыбка хромис.



Выклюнувшиеся во рту матери мальки далеко не уплывают, держатся возле своего живого «дома», а рыбка зорко охраняет стайку своих детенышей. При первом же признаке опасности она широко разевает рот и малыши торопятся спастись в этом привычном помещении.


А зазевавшихся она подхватывает в рот сама.


Как судак толкается


Старательно охраняет свое потомство и самец судака.


Однажды рыбовод Марина Федоровна предложила мне посмотреть судачье нерестилище. Мы сели в маленькую лодочку и поплыли по мелководью к отгороженному участку, куда была выпущена пара судаков.


Надо вам сказать, что судак выметывает икру на дне рек и озер, на заливных лугах, среди корней придонных растений. А в этом отгороженном участке все растения с корнями заранее удалили, оставили их только в одном уголке. Там насыпали гору песка. Марина Федоровна хотела узнать, как здесь устроятся судаки. Она наклонилась над водой, пристально всмотрелась.


- Ну-ка, Тоня, - сказала она молодой лаборантке, которая была с нами, - пошарь там хорошенько!



Тоня сунула руку в воду и тут же с криком выдернула ее обратно.


- Что случилось?


- Толкается кто-то. Как налетит да пихнет!


- Тебе показалось, - засмеялась Марина Федоровна и сама опустила руку за борт лодки, но, как и Тоня, поспешно выдернула. По большому пальцу сочилась у нее кровь.


Я спросила:


- Укололась? Обо что?


- Укусил, - отозвалась Марина Федоровна, разглядывая ранку.


- Кто укусил?


- Судак, конечно. Да еще как здорово - в трех местах! Ну, погоди, мы до тебя всё равно доберемся!


И Марина Федоровна решительно закатала рукав до самого плеча.


- Ага! Есть! - раздался ее торжествующий голос. - Вот она, икра! Беру. Сейчас…


Она не договорила. Большая рыбина промелькнула у самого борта лодки. Марина Федоровна покачнулась. Я невольно схватила ее за плечо. Но она уже вытащила руку. В пальцах был зажат какой-то обрывок корешка.


Мы с Тоней удивленно посмотрели на Марину Федоровну. Где же икра?


- Какой молодец! - воскликнула она. - Дерется, как боксер! Ведь я оттуда целую горсть икры захватила. А он как поддаст головой или боком - уж не знаю… Так пальцы у меня и разжались. Несколько икринок всё-таки добыла. Вот они, к корешку как крепко приклеились! А гнездо судаки по- своему переделали. Песок раскопали, дорылись до корней… И знаете, - заметила Марина Федоровна, - судаки, стоя на карауле, то и дело машут плавниками: многих любителей полакомиться икрой и это отпугивает. Но судак делает это вовсе не для устрашения врагов - для этого у него зубы и хвост, - он попросту работает, как вентилятор, - пригоняет к икре свежую воду.


Марина Федоровна бережно опустила корешок с икринками в банку с водой.


- Да, - продолжала она, - охраняет судак свое гнездо с удивительным упорством. В дельте Волги на полоях - впадинах, залитых весенней водой, - а также на заливных лугах, выметывают икру много лещей, сазанов, судаков. Все они плывут сюда из Каспийского моря. Случается, задует в это время сильный северный ветер и погонит воду с заливов, с полоев в море. Местные люди называют этот ветер выгонным. Отхлынет в море вода, и на обнаженной траве остаются миллионы высыхающих икринок. Нередко находят там, возле погибшей икры, мертвых судаков.


Марина Федоровна помолчала и добавила:


- Вы только что были свидетелями того, как рьяно охраняет судак свое гнездо. И так бывает он озабочен этим делом, что не замечает, как северный ветер погнал воду с полоев и заливов, не видит, что лещи, вобла, сазаны, спасаясь, спешат в море, не чует опасности.


А может, и чует судак, да не уйти ему никак от икры, не бросить ее.


Всё пуще лютует ветер, всё меньше на полоях воды, вот уже обнажились, выступили кругом холмики, покрытые обсыхающей травой… Тогда, наверное, пробует судак уйти, спастись, да поздно, - закончила свой рассказ Марина Федоровна.


Баночку с судачьими икринками на корешке Марина Федоровна поставила в свою походную лабораторию. Через два дня там уже плавали крошечные личинки судака.


Значит, и под водой вывелись уже судачата.


Интересно узнать, - что же там происходит?


Мы снова подплыли к тому месту, где толкался судак, но там уже никого не оказалось.


- Всё, - сказала Марина Федоровна. - Малыши уплыли, кончилась отцовская забота. Теперь, чуть только подрастут судачата, лучше не попадаться им на глаза своему заботливому папаше, - проглотит!


Невидимки


Лещ, сазан, вобла приклеивают желтенькие, с булавочную головку, икринки к подводным растениям на мелких местах, хорошо прогретых солнышком.


Отложат рыбы икру - и уходят. Остаются икринки без защиты.


Кто только не пробирается сюда, чтобы полакомиться икрой! И колюшка, и серебристая уклейка, и всевозможные подводные жуки…


Много гибнет этих живых крупинок. Да ведь на каждом стебельке, на каждом листике их без счета. Всех не съесть, не погубить.


Через три - четыре дня - чем вода теплее, тем скорей - из каждой икринки выходит новое существо.


Вылупится личинка - и нет ее, будто пропала.


Ну - ка, поищем!


Оказывается, личинки приклеились к листьям. У них на головках находятся особые желёзки, которые выделяют густой липкий сок - настоящий клей собственного производства.


Приклеились они головками - и висят, не двигаются. Так как личинки совсем прозрачные, их и не видно. Не сразу враги найдут, и течением не унесет: плавают-то ведь они еще плохо.


Когда же используют весь запас желточного мешочка, подрастут немножко, окрепнут, тогда отклеятся и поплывут.


У сельдей


Каких сельдей только нет! Каспийские, волжские, керченские, беломорские, полярные, чуть не десяток разных пузанков: пузанок азовский, дунайский, каспийский. - всех не перечесть!


Есть сельди крупные, чуть не с полметра длиной, встречаются они на Волге. Есть помельче. Водятся и совсем крошечные, со спичку, - кильки и тюлька.



Некоторые сельди проводят всю жизнь в морях. Там у берегов они мечут икру.


На Дальнем Востоке, у берегов острова Сахалин, собираются такие огромные, мощные косяки сельдей, что вода при икрометании становится мутно-белого цвета от молок.


Другие сельди - проходные - плывут на нерест в реки: из Каспийского моря - в Волгу, из Азовского - в Дон. Там и мечут они икру, тоже сразу целым стадом.


У проходных сельдей икра крупнее, чем у морских. В каждой находится маленькая жировая капелька. А ведь жир легкий, поэтому икринки плавают в толще воды: одни у самой поверхности, другие поглубже, третьи - у самого дна.


Плывут икринки вниз по течению, и в каждой развивается будущая рыбка. Так, еще не появившись на свет, икринкой, начинает сельдь свое путешествие по рекам и морям.


Путина


Рыбаков всегда интересует, где и в какое время нерестятся рыбы. Ведь они идут на нерест большими косяками. Во время путины, так называется время большого хода рыбы, ее выгоднее ловить.


Кто живет в Ленинграде, тот хорошо знает, что в мае- июне в магазинах, на рынках и прямо на лотках продается много свежей корюшки. В это время по Неве идут косяки этой рыбы. Она заходит сюда из Балтийского моря, поднимается по реке километров 30–40 до порогов и по пути откладывает икру.


Много сетей ее подстерегает, но рыба, которая благополучно их миновала и дошла до своих нерестилищ, - в безопасности. Никто ее не тронет. Места нереста охраняются законом. Ловить там рыбу строго запрещено: ведь здесь зарождаются миллионы новых рыбок - будущее богатство наших рек и морей.


Итак, ловить можно только- на пути к местам нереста. Эти пути не всегда легко отыскать. Одно дело, когда косяк идет по реке. А в море? Ведь там бесчисленное множество дорог.


Вот, например, треска. Массой движется она в морях и океанах. Но как узнать, открыть ее пути - дороги? Куда направляться рыбачьим флотилиям? Как узнать, где места ее нереста?


Тут рыбакам помогли ихтиологи - ученые, изучающие жизнь рыб.


Научные экспедиции разных стран уже много лет бороздят на больших и малых кораблях Атлантический океан, Немецкое, Балтийское и Белое моря…


Старательно плавали они вдоль берегов. То и дело забрасывали небольшие, густые сети. Изредка, среди другой рыбы, попадались детеныши трески. Вдруг на мелком месте у берега сетка зачерпнула сразу чуть ли не сотню мальков.


Продвинулись вперед, снова закинули свою снасть - еще больше!


Прошли корабли немного дальше в море - исчезли тресковые мальки, снова перестали попадаться.



Так, шаг за шагом прощупывая моря, наносили ихтиологи на морскую карту места рождения трески. Это главным образом отмели у берегов. Солнце прогревает здесь воду до самого дна, тут много подводных растений, обилие планктона.


Немало подводных рыбьих троп и дорог открыли ученые, узнали, какими путями следуют на нерест треска, сельди и другие рыбы, отыскали места, где они откладывают икру.


А вот осетровых нерестилищ долго не удавалось найти.


Где же рождаются осетрята?


Осетр - рыба внушительных размеров. Рядом с ним самый крупный лещ покажется совсем маленьким. Если нарисовать осетра такой величины, какой он на самом деле, на всей странице этой книги только полголовы поместится.


Осетр - древняя рыба. Предки его жили на свете, когда не было еще на земле ни щуки, ни карпа, ни других рыб.


У осетра и его родственников - белуги, севрюги, стерляди - тянутся вдоль тела ряды блестящих костяных бляшек, крепких, как панцырь черепахи; четыре ряда - по бокам, пятый - на спине. Зато костей у осетровых мало, больше хрящей.


Когда едят рыбу, часто говорят: осторожно, не подавись! У осетровых нет мелких косточек, которые так и норовят впиться в десну, а хрящики можно разжевать. Мясо у осетровых очень вкусное - нежное и жирное. Ценнейшие рыбы - осетр, севрюга, белуга, стерлядь! Недаром осетровых всюду усиленно ловили. В других странах их почти не осталось.


У нас в Советском Союзе их больше всего водится в Каспийском и Черном морях. Мы очень бережем наше осетровое стадо, и ученые много делают для того, чтобы этой отличной рыбы становилось всё больше.


Осетровые большей частью живут в морях, а метать икру заходят в реки. Тысячи километров проплывают они, поднимаясь против течения. Особенно далеко заплывают белуга и осетр в верховья Волги.


В районе города Саратова, за несколько сотен километров от моря, рыбаки вылавливали проходных, то есть идущих на нерест, осетров. Икра у них была совсем развившаяся - крупная, зрелая. В этом же районе попадались в очень густые сети из марли крошечные осетровые мальки. Значит, где-то близко были осетровые нерестилища.


Однажды весной, когда высоко поднявшаяся в Волге вода докатилась до крутых саратовских берегов, там появилась лодка.



Очевидно, это были рыбаки. Только сети у них какие-то необычные: металлическая рама, а к ней пришиты два мешка из сеток - один мешок в другом. Меньший - из крупной, редкой сетки, больший - из мелкой. Такая рама с сетчатым мешком называется драгой; но эта драга была особенной, двойной. Люди забрасывали драгу глубоко в воду, до самого дна. Глубина была здесь большая - десять метров.


Лодка медленно шла вдоль берега и тащила за собой драгу по каменистому дну. То и дело драгу вытаскивали. Потянут с минуту - и уже выбирают.


Ну-ка, посмотрим, что за улов у наших рыболовов?



Что это? Вместо рыбы - отшлифованная, окатанная галька. В мешке, где сетка покрупнее, галька побольше, в мешке из мелкой сетки - и камешки мелкие.


Вот так улов! Выкинуть их скорее, эти камни!


Как бы не так! Люди, сидящие в лодке, осторожно берут один камень за другим, внимательно разглядывают и только после этого выбрасывают за борт.


- Опять ничего, - говорят они, осмотрев последний камешек.


Снова закидывается драга', опять вылавливают и разглядывают гальку. И так без конца.


Всем теперь ясно, что не рыбаки здесь промышляют; это, оказывается, трудятся ученые - рыбоводы, они разыскивают осетровую икру.


С утра до позднего вечера можно видеть эту лодку возле обрывистого берега. Рыбоводов палило солнце, поливал дождь, в шторм качали волны.


Но люди терпеливо, настойчиво продолжали свою работу.


Однажды, рассматривая улов, исследователи заметили на одной из галек несколько крупинок, величиной с гречневое зерно. Не веря своим глазам, они молча переглянулись. Уж не ошибка ли? Может быть, им только почудились эти темные крупинки?



Рыбоводы внимательно осмотрели мокрый, блестящий от воды камень. Черные крупинки всё-таки были! Да и не крупинки это были вовсе, а икринки, долгожданные осетровые икринки! Они плотно прилипли к камешку. Просто удивительно, как, такие маленькие, нежные, уцелели они среди тяжелых камней, когда люди вытаскивали драгу.


Как радовались рыбоводы! Ведь это были первые осетровые икринки, которые удалось обнаружить. Значит, осетровые нерестилища, как и предполагали ученые, были именно здесь.


Подумайте, какое нужно было терпение, чтобы добыть со дна реки несколько крошечных икринок! Ведь тут и водолазы не могли помочь исследователям: слишком мутная вода весной в Волге - не разглядеть икры.


Немало еще пришлось рыбоводам потрудиться, чтобы узнать точнее расположение осетровых нерестилищ.


Всё же в конце концов выяснили и это. Ученые даже составили карту тех мест, где осетры и севрюга откладывают икру.


Теперь известно: в районе Саратова, вдоль правого, обрывистого берега Волги, на большой глубине, где быстрое течение и песчаное дно усеяно галькой, откладывают осетры свои черные икринки. Они прилипают к камням. Здесь и выводятся осетрята.



Про горбушу



Домоседы и путешественники


Морской окунь, морские сельди, треска и еще многие морские рыбы не выходят за пределы своего «дома». Здесь они выклюнулись, выросли, по морю же идут в привычные места метать икру.


Это, так сказать, рыбы - «домоседы», ведь в реки они не выплывают.


Впрочем, они не очень-то «сидят» на месте: дома у них огромные, есть где и дома разгуляться!


Другие рыбы кормятся в морях и озерах, а на нерест плывут в реки, где родились.


Путь некоторых недалек. Так, например, лещи, сазаны, вобла, судак устремляются для икрометания из южных наших морей в низовья рек, расходятся по теплой воде заливных лугов и откладывают икру на подводных растениях, на залитой траве.


Существуют и настоящие путешественники: осетры, белуга, кета, горбуша… Они выходят из морей в реки и плывут против течения, поднимаясь всё выше и выше. Так движутся они не день и не два, а недели, иногда месяцы.


Об одной из таких путешественниц «дальнего плавания» мы вам сейчас и расскажем.


В трудный путь


Взгляните на эту рыбу. Вам сразу станет понятно, почему ее назвали горбушей. Только не думайте, что она всегда бывает такой горбатой.


Горбуши - стройные и красивые рыбы. Рыба - мать - серебристая, а у самца спина синяя с зеленым переливом. Такими плавают они в дальневосточных морях.


Весной собираются горбуши в косяки и отправляются в нелегкий путь - метать икру.


Сперва движутся они много дней вдоль берега моря. Немало речек впадает в море, но рыбы не заходят в первую попавшуюся на пути, плывут дальше и дальше. А потом возьмут, да и повернут в одну из рек. И неспроста. Здесь они, оказывается, родились, отсюда и уплыли в море.


Итак, они заходят в родную реку. Случается, что как раз в это время начался отлив. Море отступает от берегов. Волны катятся навстречу рыбам, но они настойчиво пробиваются вперед.


Воды в реке становится всё меньше. Вот уже не плывут рыбы, а ползут, извиваясь, обдирая брюхо о гальки.


Вот совсем почти не стало воды. Запружена речка перекатом. Будто нарочно кто-то накидал здесь камней.


И тогда, изогнувшись дугой и ударив хвостом по воде, передние рыбы прыгают; с шумом выскакивают они из пены, блестя серебристой чешуей, перелетают каменную перемычку и шлеп в реку! Плеск, фонтаны брызг… Но рыбы уже за перекатом, уже плывут, борясь с течением.


За ними шум, прыжки, брызги. Весь косяк перепрыгивает преграду.


Они плывут дальше. Их не останавливают ни каменистые перекаты, ни деревья, сваленные бурей, ни водопады. А сколько ловцов подстерегает их на пути! Многих они перехватывают.


Но те, кто благополучно проскочил мимо, не задерживаются. Вперед! Вперед!


Удивительное превращение


Тут и начинается удивительное превращение рыб. Серебристые самки тускнеют, вот они уже не серебристые, а светло- коричневые, вот стали коричнево-красными, потом покрываются бурыми пятнами.


А что делается с самцами! Их густо-синяя с зелеными переливами спина сереет, затем становится темной, красновато- коричневой. И вместе с этим спина начинает вздуваться, изгибается, и на ней появляется настоящий горб.


Да что же это творится с рыбами? Почему?


Оказывается, это у них такой брачный наряд. Украсили себя - нечего сказать!


Впрочем, о вкусах, как говорится, не спорят!


Горбуши устремляются всё дальше.


Тяжело им приходится. Подумайте сами: всё время бороться с течением, прыгать через перекаты, преодолевать всякие препятствия, - сколько сил надо на это потратить!


С каждым днем худеют рыбы. А горбы у самцов всё увеличиваются. Но этого мало. Изменилась у них и голова: челюсти выросли, вытянулись, нижняя загнулась кверху, а верхняя - вниз, как клюв хищной птицы. Во рту появились огромные зубы - клыки.


Неудержимой лавиной стремятся горбуши вперед, густо идут, бок о бок.


Повернуться некуда, такая теснота!


Труден, тяжел путь. Но ни одна горбуша не возвращается обратно. Отстоятся усталые в тихой заводи, отдохнут немного и снова в путь.


Вперед! Дальше, дальше!


В родных протоках


Чем дальше, тем река становится уже и мельче. Она разбивается на небольшие протоки, и рыба расходится стаями. Каждая стайка устремляется в родной проток. Именно здесь увидели горбуши свет. И они вернулись в свой дом.


Знаете, как это узнали ученые? Они ловили мальков, которые вышли из гнезд, и метили их, подрезая плавнички, - одним верхние, другим нижние. Затем рыбок выпускали. Они приспосабливались плавать и с подрезанными плавниками - и уплывали.



Затем через год - полтора ученые - рыбоводы ловили в этих же местах уже взрослых рыб и узнавали своих, меченых.


Вернулись к родным протокам, и наши горбуши.


Здесь, отыскав место, где вода почище и дно реки усеяно галькой, горбуша самка начинает сильно бить хвостом по дну. Разбрасывая ил и песок, она выкапывает ямку. На дне ее остается крупная галька, а горбуша еще подбавляет, сталкивая рылом туда камешки.


Так усердно трудится горбуша самка.


А в это время между самцами идет жестокая драка, разыгрываются жаркие бои: они хватают друг друга за плавники, за бока, теребят и треплют друг друга. И самые сильные обращают в бегство своих противников, которые, впрочем, если не слишком пострадали, вскоре возвращаются обратно.


Когда ямка готова, самка заполняет это каменное гнездо икрой, оранжевыми шариками, величиной с горошину. Затем, энергично действуя хвостом, забрасывает она икру галькой.


Там, где была яма, образуется холмик.


Много таких бугров возникает в местах нереста.


Так вот ради чего так стремились сюда горбуши, преодолевали все препятствия, не ели, стали худыми, истощенными, горбатыми!


Самки и теперь не уходят, они остаются оберегать холмики от других горбуш, которые готовы разрушить их сильными хвостами, чтобы выкопать ямки для своей икры.


Медленно плавают горбуши - каждая возле своего бугра. С каждым днем они слабеют. Наконец течение их уносит, прибивает к берегу. Они уже не могут плыть, не могут спасаться от врагов.


А врагов видимо - невидимо. Выдры, медведи, дикие кабаны, волки, собаки, бесчисленное количество птиц собралось у реки поживиться легкой добычей. Те, кого не схватит хищная лапа или клюв, гибнут сами от истощения.


Ни самки, ни самцы после нереста не возвращаются в море…


Что делается с икрой?


Глубоко запрятаны крупные янтарные икринки, старательно укрыты галькой.


Может показаться странным, - зачем понадобилось горбушам строить для икры такое громоздкое сооружение? Ведь длина каждого гнезда достигает двух метров, а глубина чуть не полметра!


Оказывается, галька, из которой состоит гнездо, не только надежная защита от врагов, которые не прочь полакомиться икрой. Икринки лежат между камешками, как в маленьких пещерках, свежая же вода омывает их беспрепятственно.


Горбуши проделывали тяжелый свой путь для того, чтобы отложить икринки на быстротоке, в прозрачной, чистой воде. Это стремительное течение могло бы унести икринки, тем более, что они не клейкие, не прилипают к камням, как, например, икринки осетров. Но галька удерживает икру в гнезде.


С каждым днем студенее осенняя вода. Вот и зима наступила. Льдом затянулись реки, дуют ледяные ветры, трещат морозы.


При таком холоде зародыши развиваются очень медленно.


Помните, как выводятся маленькие лещики? Из икринки леща на теплых заливных лугах личинка выходит уже на третий, четвертый день. А здесь, в холодной воде, икра развивается несколько месяцев.


И всё-таки наступает время, когда одна за другой начинают разрываться оболочки икринок и появляются на свет прозрачные личинки. Они намного крупнее личинок леща.


Скоро всё гнездо заполнено этими новорожденными. Нельзя сказать, чтобы им было удобно в своем каменном доме. В щелях между галькой так тесно, что личинкам с большими желточными мешками не повернуться. Кто как выклюнулся, так и живет - кто боком, кто брюшком кверху, кто вниз головой.


Ну, ничего, пусть и вниз головой, зато спокойно и безопасно, - никто не проглотит и течение не унесет.


Питаются личинки, как им полагается, желтком из своего «продовольственного склада». Чуть пошевеливая воду плавничками и хвостиком, освежают «воздух» в своей квартире. А больше пока им и делать нечего!


Но вот желточный мешок рассосался. Теперь мальки могут выскользнуть из каменных щелей; кстати, пришла пора уже приниматься за добычу пищи: желудок требует еды. Появились у них и настоящие плавники, и плавательный пузырь, который можно наполнять воздухом, чтобы лучше и быстрее двигаться в погоне за личинками, циклопами, червячками.


Мальки быстро растут, крепнут,' становятся крошечными серебристыми рыбками, очень похожими на своих родителей - взрослых горбуш. Малыши еще держатся в своем затоне - возле гнезда, но, резвясь и гоняясь за добычей, заплывают всё дальше и дальше. Вот их подхватывает течение, и они пускаются в долгий и опасный путь.


Чуть снесет ниже, уже подстерегают мальков разные хищные рыбы. От их зубов приходится спасаться всю дорогу до самого моря. А тут еще дикие утки да чайки норовят выхватить из воды зазевавшегося малыша.


Сколько их гибнет!


Но мальки идут из всех протоков, из заводей, где родились. Всех их не истребить ни хищной рыбе, ни птицам.


Наконец, молодые горбуши - в море. Растут рыбки здесь год - полтора, становятся взрослыми, сильными и тогда, преодолевая все преграды, прыгая через камни, возвращаются в свои родные' места, чтобы отложить икру и дать жизнь новым миллионам горбуш.


Совсем еще крошечными мальками горбуши спускаются в море, а когда они вырастают, рыба находит дорогу в свою родную реку. Никогда не ошибется, не заблудится!


Много думают ученые о том, как рыбы отыскивают путь к родным местам, да разгадать до конца этой загадки еще не сумели.


Может, ты, когда вырастешь, разгадаешь?




Происшествие на Волхове



Так сложилось веками


Много волнующего можно рассказать о путешествии рыб.


Бывает, что лососи или осетры пускаются в путь весной, а к месту своего рождения и осенью еще не доберутся, приходится дорогой зимовать. Залягут рыбы на тихих, глубоких местах в ямы, а весной продолжают путь до своих нерестилищ.


Конечно, не всем этим подводным путешественникам так трудно приходится, как горбушам. Путь многих других рыб бывает хоть и далек, но не так тяжел. Рыбы меньше истощаются и устают. Похудевшие, слабые, всё же пускаются они после нереста в обратный путь, и многие благополучно возвращаются на свои «пастбища» - в моря и озера. Там можно подкормиться, набраться сил, нагулять жирку.


Когда же наступит пора, - снова в путь!


Просто удивительно, с какой настойчивостью и упорством пробиваются косяки рыб на нерест именно туда, где родились сами.


Туда, только туда!


Так сложилось веками, так повторяется из года в год.


И вот что случилось однажды на нашей северной реке Волхов.


Путешествие волховских сигов


Как известно, река Волхов вытекает из Ильмень - озера, впадает в другое озеро - Ладожское. Там водятся сиги, вкуснейшая рыба, с нежным жирным мясом, в котором совсем мало косточек.


Часть ладожских сигов никуда не уходила из озера; но водились на Ладоге и сиги - путешественники «дальнего плавания». Назвали их волховскими сигами, потому что путь их лежал через реку Волхов.


Сперва они продвигались до того места, где в Ладогу впадает река Волхов, затем заворачивали в реку, поднимались против течения всё выше и выше, пока не проходили Волхов насквозь и попадали в озеро Ильмень. Они не останавливались в озере, а плыли дальше в реку Мету. По этой реке снова поднимались, пока не доплывали туда, где вода чище и прозрачнее; там среди камней и была их родина.


Вот какое путешествие проделывали волховские сиги и никогда не сбивались с дороги.


Откуда водопад?


Однажды - было это лет тридцать тому назад - отправились сиги своим обычным путем, завернули в реку Волхов, стали подниматься. Надо вам сказать, что двигались они, как обычно, посреди реки, против самого сильного течения; тут быстро не поплывешь!


Чем дальше, тем стремительнее становился поток воды, всё труднее было плыть рыбам, всё медленнее они продвигались, но всё же не останавливались.


И вдруг - водопад. Не было раньше водопада, Откуда он появился?


А это вовсе не водопад был, это била вода из-под турбин, потому что советские инженеры перегородили реку Волхов плотиной и устроили электрическую станцию. Вода в реке у плотины поднялась и сильным напором на лопасти турбин приводила их в движение. Колеса турбин вращались и вертели валы других машин, которые вырабатывали электрический ток.


Но всё это мы, люди, понимаем, а им, рыбам, - что! Они одно видят, - водопад. Не пройти!


Может, перескочить можно? Они привыкли прыгать по камням против течения, не раз приходилось.


Начали прыгать.


Никак не перескочить, отбрасывает их течением вниз.


Пришли на их место другие - прыгают, пробуют пробиться. А те, первые, немного отдышались, отдохнули и снова вернулись к водопаду.


Нет - не пройти. Кинулись налево, кинулись направо, а там стена. Попробовали и через стену прыгать. Да куда там! Разве такую перескочишь!


Стоит - крепкая и высокая - до неба.


Толпятся сиги у плотины, бьются о стену, о колеса турбин - кто головой, кто спиной, кто боком. Летит содранная чешуя, в кровь разбиваются сиги. Вот уже многих снесло вниз, плавают на. боку, чуть живы. Но на смену приходят всё новые…


Как икра превратилась в жир


А на плотине стояли двое: инженер, что строил плотину, и профессор - ихтиолог.


Инженер говорит:


- Меньше стало у плотины сигов. Я так и думал… Увидят, что им не пройти, - вернутся назад, в другом месте вымечут икру.


- Это еще не известно, - качает головой профессор, - станут ли они на новых местах метать!


Прошло несколько дней. Всё меньше сигов билось у турбин, - всё равно путь закрыт наглухо! Тогда профессор попросил рыбаков закинуть сети пониже плотины, там, куда ушла рыба. Профессор хотел узнать, выметали ли где-нибудь сиги икру.


Рыбаки наловили сигов. Брюшко рыб - икрянок было по-прежнему тугим, как, барабан.


Прошло две недели. Теперь профессор попросил поймать сигов уже не в реке, а в Ладожском озере.


Наловили и в озере. Оказалось, что они по-прежнему не выметали икры, только икринки стали меньше, чем были. Это значило, что икра стала рассасываться.


У рыб так бывает. Не вымечут икры, - начинают икринки постепенно уменьшаться, а потом сольются все вместе, - и икра совсем исчезнет, превратится в жир.


Вот ведь как получилось! Не стали нереститься сиги в новых, непривычных местах.


Что придумали рыбоводы


Рассказал об этом профессор своим товарищам ихтиологам. Ихтиологи испугались.


Волховские сиги у нас в Ладожском озере самые лучшие; теперь, пожалуй, они переведутся!


Что же придумать, чтобы сиги всё-таки могли пройти на свои нерестилища? Через плотину им не перепрыгнуть. Значит, надо устроить обходную водную дорогу, да еще такую, чтобы они могли по ней взобраться, как по лестнице, ведь плотина подняла в реке воду на десять метров.


Нашим инженерам никогда еще не приходилось создавать таких соеружений.


Построили всё же. И… очень огорчились.


Сиги по рыбоходу не пошли.


- Ну вот, ничего и не получилось, - решили инженеры.


- Значит, не так сделали, - ответил профессор, - надо построить водяную лестницу по - другому - с бассейнами и низкими ступенями, которые сиг может перепрыгивать.


- Да стоит ли трудиться? - возразили ему. - Вряд ли что выйдет. К тому же еще не известно, как они обратно скатятся. Им же надо вернуться в озеро: и малькам, и большим рыбам.


- Они и вернутся.


- Как же они через турбины пройдут? Их же лопастями перемелет!


- А я уверен, что пройдут, - отозвался профессор.


- Но это невозможно!


Утки и «плавательные пояса»


Ничего не ответил профессор, но через несколько дней он снова пришел к плотине. В руках у него была корзина, накрытая мешком. Там что-то шевелилось, мешок всё время приподнимался.


Профессор пригласил инженера пойти с ним на плотину. Здесь он развязал корзину и вынул из нее пару уток с красивыми сизо - зелеными шейками.


- Сейчас утки совершат подводное путешествие, - сказал профессор и бросил их в воду недалеко от турбины.


Что за история! Течение увлекает уток к турбинам, а они не тонут, не уходят под воду! Изо всех сил работают красными лапками и всё плавают; как пробки, держатся на воде!


Ну, конечно! Утки-то легче воды: ведь у них между перьями и пухом много воздуха.


Опыт пришлось отложить.


Сшили маленькие, по утиному размеру, помочи, надели на каждую утку. К помочам привязали по мешочку с песком, так что он пришелся как раз между лапками. С таким грузом плавать трудно.


Тут уж ничего не поделаешь!


Люди, собравшиеся на плотине, увидели, как вода завертела уток, потащила за собой к турбинам и они исчезли в шумном водовороте.


Все перебежали на другую сторону плотины и стали смотреть вниз. Вот в пене мелькнуло что-то пестрое, и через несколько секунд благополучно вынырнули наши утки. Быстрое течение понесло их вниз. Их поймали. Они были живы и здоровы.


Теперь все поняли, что если утки благополучно совершили такое подводное путешествие, то рыбы и подавно смогут пройти через турбины.


Впрочем, решили и это проверить. Разным крупным рыбам привязали к спинке пробковые пластинки - «плавательные пояса».


Рыбам, конечно, пояса не были нужны, - они и так не утонут; это нужно было для того, чтобы после путешествия через турбины они всплыли на поверхность и их легче было выловить.


Рыбы с «плавательными поясами» тоже благополучно проплыли через вертящиеся лопасти турбин.


О чем же теперь было спорить? Следовало делать водяную лестницу по - новому.


Долго трудились наши инженеры и вместе с ними профессор.


Волховский рыбоход переделывать не стали, - это оказалось слишком сложно и дорого. Чтобы спасти волховских сигов от вымирания, на реке Волхов построили рыбозавод. У сигов, выловленных у плотины, берут икру и помещают ее в особые аппараты - своего рода инкубаторы. Когда выведутся личинки, их выпускают в реку.


Новый рыбоход построили на реке Туломе на Мурмане. где тоже перегородили реку плотиной. По этому пути шла на нерест другая ценная рыба - семга.


Сёмужью лестницу на Туломе сделали из отдельных водных ступенек, бассейнов; каждая ступенька высотой с маленький стул, какие бывают в детских садах. На такую высоту семга, которая привыкла ходить по порожистым рекам, может прыгнуть без труда.


Через каждые десять ступенек устроили бассейн побольше. Устали - отдыхайте! Всего на этой водяной лестнице пятьдесят семь ступенек, а длина рыбохода полкилометра.



Недаром трудились инженеры. По новой лестнице семга пошла. Некоторые рыбины проходят лестницу за день, а есть и такие, что поднимаются чуть ли не целый месяц, всё отсиживаются в бассейнах, отдыхают. А всё-таки в конце концов доберутся до верха и поплывут на знакомые места метать икру.


Так сохранили стадо семги на реке Туломе.


Водяной лифт


Сиги, семга, форель и другие рыбы, которые плавают по бурным рекам с перекатами, водопадами и порогами, - отличные прыгуны. А вот, например, осетр, белуга, севрюга - эти совсем не умеют прыгать. Где им было научиться? Реки Дон, Волга, по которым они поднимаются из морей, текут спокойно, перекатов и водопадов там нет.


Как же перебраться осетровым Дона через плотину Цимлянской гидроэлектростанции, чтобы попасть в привычные для нереста места? Высокую водяную лестницу им трудно преодолеть.


Вместо такой лестницы ученые придумали устроить подъемное приспособление - лифт для рыб.


Лифт, который поднимает людей и грузы на верхние этажи, многие из вас, наверное, видели.


Водяной лифт находится в воде, возле гидростанции.


Подплывающих к плотине рыб специальный ток воды привлекает к подъемнику, а когда в эту подводную комнату набьется достаточно пассажиров, - двери крепко - накрепко захлопываются и в лифт пускают воду.


Вы удивляетесь: зачем это делать, ведь он и так находится в воде!


Дело в том, что воды в лифте пока немного, она стоит на той же высоте, как в реке ниже плотины. Если посмотреть на лифт сверху, - он похож на глубокий колодец. Ведь за плотиной уровень воды в реке много выше, - рыбу надо поднять на 20–24 метра.


Для этого в лифте постепенно добавляют снизу воду. Она поднимается всё выше, а вместе с водой всплывает рыба, как пароход в камере шлюза.


Чтобы рыба не уходила вниз, снизу поднимается натянутая на раму сетка, которая осторожно подталкивает этих подводных пассажиров.


Когда же высота воды в лифте сравняется с уровнем Цимлянского моря, отворяются двери с другой стороны подводной комнаты, и плывите, пожалуйста, куда вам хочется.


Вот и прыгать никуда не надо!


Художник на рисунке изобразил момент, когда в садок- ловушку (см. Л С) набилось уже много рыбы, - она ожидает своей очереди.


Тем временем лифт (Л) наполняется водой, а решетка подталкивает уже зашедшую рыбу. Художник нарисовал решетку в лифте в двух положениях: внизу (Р) и посередине (А).


Как только рыба уйдет из лифта в море, верхняя дверь (ВД) закроется, воду спустят, решетка опустится и всё начнется с начала, то есть нижняя дверь (НД) откроется, побудительная сетка (С) загонит рыбу в лифт и потом станет обратно на место. Вход в ловушку снова будет открыт.


Внизу видны трубы, по которым вода подается в садок - ловушку для привлечения рыбы.


В 1955 году на этом водяном лифте подняли около семисот тысяч разных рыб.


Волгу тоже перегораживают плотинами. Там строят большие гидроэлектрические станции. Путь, по которому многие века ходили к своим нерестилищам волжские осетровые, сельди, белорыбица, будет закрыт.



Да если бы даже устроили им водяные лифты и переправили через плотины, - не найти, не узнать будет осетрам своих родных нерестовых мест. Подопрут Волгу плотины, всюду прибавится воды, разольется Волга большими озерами.


Ходили осетры метать икру на быстрое течение, а когда станет вода течь медленнее, занесет нерестилища песком. Не станут осетры нереститься в мутной воде, - икра погибнет.


Долго ученые трудились, думали, как спасти самых ценных наших рыб, и, наконец, научились получать у осетров, белуг, севрюг зрелую икру еще тогда, когда они входят в Волгу, - у самого моря. Икру кладут в особые аппараты и выводят миллионы осетрят, белужат и севрюжат.


Ошибка моториста


Задал же задачу рыбоводам куринский лосось! Лосось этот живет в Каспийском море, и, чтобы добраться к своим нерестилищам, несчетное число лет проходил он длинный путь по реке Куре. При этом он поднимается в горы, к истокам реки.


Настоящие альпинисты эти лососи: они взбирались на высоту в 1500 метров, туда, где на дне реки бьют чистые, прозрачные ключи, там метали они икру.


Проплыть почти полторы тысячи километров по бурной реке, против стремительного течения - дело нелегкое. Восемь- десять месяцев длилось это водное «восхождение». Еще зимой, «упитанные», полные сил, входили лососи из Каспийского моря в Куру и только глубокой осенью, исхудавшие, усталые, добирались до своих нерестилищ.


Что же теперь будет с лососями? Куру недавно советские инженеры тоже перегородили плотиной. Не пройти, не подняться рыбам в горы!


Выводить лососят там, где Кура впадает в море, нельзя: они привыкли к прозрачной, чистой, холодной ключевой воде; не выведутся личинки в мутной, теплой воде Куры, икра погибнет, задохнется.


Строить водяную лестницу невыгодно. Очень высоко подпирает плотина реку Куру - большую лестницу надо строить, дорого она обойдется.


И ученые решили перевезти лососей в горы, к месту нереста.


И вот в один из январских дней в низовьях реки Куры к тоне - месту, где рыбаки ловят рыбу, - причалил буксир. Он привел большую прорезь.


Прорезь - это баржа, наполненная водой. Только вдоль бортов - мостки, по которым можно ходить. Прорезь напоминает пловучий бассейн. Вода попадает сюда в щели, прорезанные в бортах, вот почему эта лодка и называется прорезью.


Однако, если мы с вами плывем на обычной лодке и в ней появится хоть небольшая щель, - мы рискуем вместе с лодкой погрузиться в воду. А в прорези масса щелей. Как же удерживается она на поверхности? Оказывается, на носу и на корме этой громадной лодки устроены особые, наполненные воздухом камеры. Они, как пузыри, поддерживают прорезь на воде.


В камеры можно пустить воду - и тогда прорезь начнет погружаться, можно выкачать воду - и прорезь всплывет, как на поплавках.


Когда она плывет по реке, свежая вода всё время попадает в щели, так что получается, как будто река всё время протекает сквозь баржу.


Вот такую прорезь и подвал буксир к тоне.


Из катера вышел рыбовод и пошел к рыбакам, которые как раз выбирали невод.


Рыбаки осторожно вынули из невода несколько десятков серебристых красавцев весом в 20 и 30 килограммов. Это были лососи. Их пустили в прорезь. Рыбовод вскочил на борт прорези, застучал мотором буксир, - двинулся.


Не прошли и полпути, смотрит рыбовод, - всплывает и ложится на бок один лосось, за ним другой, третий… Плохо дело.


- Эх, - говорит рыбовод, - скорей бы добраться!


Узнал моторист, что лососи гибнут, прибавил ходу, подумал: «Может, успеем довезти».


Да где там! Всё больше всплывает рыб… Ни одной не удалось довезти - все погибли.


Очень огорчился рыбовод, ведь лососей в прорези никогда еще возить не приходилось. Что ж это с ними? Неужели они такие нежные, что и перевозить их нельзя?!


Всё ж решили еще попробовать.


Наловили новых лососей. На этот раз поехал с рыбоводом опытный рыбак.


- Осторожней вези, - говорит мотористу рыбовод.


- Я и так осторожно, - отзывается моторист. А сам думает: «Осторожно-то осторожно, но уж на этот раз я постараюсь шибче двинуть, авось живыми их доставим».


И постепенно набрал скорость. «Теперь, - думает, - довезем!»


Однако на этот раз не прошли и четверти пути, - уже всплыл первый лосось.


«Ну, опять начинается», - подумал рыбовод и прямо за голову схватился.


Но тут вдруг мотор чихнул и замолк.


- Что такое? - спрашивает рыбовод.


- Заело, сейчас налажу! - крикнул моторист.


Торопится моторист исправить машину. Всё же, пока всё наладил, простояли с полчаса. Да, видно, мотор не на шутку закапризничал, прошли совсем немного - и снова остановка.


А в это время рыбовод и старый рыбак пристально наблюдали за лососями.


- Смотри-ка, Иван Терентьевич, - обратился рыбовод к старому рыбаку, - больше ни одна рыба не всплывает - все живы и, по - моему, неплохо себя чувствуют.


- Отдохнули, вот и ладно, - откликнулся Иван Терентьевич.


- Как ты сказал?


- Отдохнули, говорю. Мотору-то что! Тарахтит себе, только горючее подавай! А им, беднягам, плыть да плыть, да еще против течения, да на таком ходу!


- А ведь правда! - воскликнул рыбовод. - И как это мне в голову не пришло! Они уставали! Их прижимало течением к бортам прорези, било о доски. Вот почему мы их не могли довезти.


Тут моторист перелез на прорезь, подходит, говорит:


- Рубите голову, виноват! Не доглядел за мотором! Придется еще постоять, пока починю. Вижу, - натворил беды. Моя ошибка!


А рыбовод усмехается:


- Что не доглядел за мотором - твоя ошибка. Но сегодня эта твоя ошибка помогла мне мою ошибку отыскать.


Починил моторист мотор, и поехали дальше уже по - другому: проедут немного и остановятся +- отдыхайте, путешественники! Так и доехали.


Можно, оказывается, лососей возить.


Потом придумали еще сеткой из плотной марли затягивать щели, чтобы вода не так била в прорезь.


Теперь так и возят лососей километров шестьсот, до пристани. А там - пересадка. Необычных пассажиров ожидают специальные грузовики с большими чанами, наполненными свежей водой.


В чанах течения нет, рыбы могут плавать, как им вздумается, и машины осторожно, но без задержки доставляют лососей на завод. Здесь их держат в бассейнах с холодной ключевой водой, пока не созреет у них икра.


Зрелую икру лососей помещают на всю зиму в аппараты.


Там выводятся личинки лососей. Затем их выращивают в бассейнах.



На новые места



Обида рыболовов


Сколько рек, речек, речушек, ручьев в огромной, прекрасной нашей стране! А озер! Прудов! Водохранилищ!


То-то раздолье рыболовам!


В одних реках и озерах водятся жирные, плоские, как подносы, лещи, золотые язи, красноперые голавли, в других реках - сиги, там хариусы, в быстрых горных ручьях - форели… Да мало ли отличной рыбы на свете!


А попадаются и такие озера или речки, где, сколько ни закидывай удочку, сколько ни ставь переметов, - ничего толкового не поймаешь.


В иных местах только и водится, что серебристая уклейка, верховка, колюшка да плотичка - и та мелкая!


Разве не обидно!


Почему это в одних реках и озерах много хорошей рыбы, а в других мало, да еще плохая?


Такой вопрос задают не только десятилетние рыболовы.


Об этом упорно думают наши ученые. Немало трудятся они для того, чтобы повсюду стало побольше самой лучшей рыбы.


О том, что они для этого придумали, вы сейчас и узнаете… Но мне хочется сначала рассказать вам небольшую историю, которая случилась с двумя рыбаками.


Уха из окуней


Вы из окуней уху когда-нибудь ели? Наверное, ели. А если нет, так попробуйте, она превкусная!


Вот из-за этой ухи всё и началось.


Жил у небольшого озера рыбак Федор. А неподалеку за горой, у другого озера, стояла изба дружка Федора - Антипа.


Антип тоже рыбачил. В то время рыболовецких колхозов было у нас еще мало. Каждый ловил рыбу, как умел. Пришел; как-то Федор к Антипу в гости, а тот ему говорит:


- Эх, жаль, опоздал ты, брат! Каких я нынче людей видел! Ученая экспедиция! Рыбоводы. Знаешь, что они надумали, - рыб переселять!


- Как так переселять? Куда?


- А вот так. Водится, к примеру, в Ладожском озере сиг. Знатный сиг - крупный, жирный; такого, говорят, нигде не сыщешь. В других озерах похуже, помельче, а то и вовсе не водится. Вот и решили ладожского сига пустить в другие озера. Можно, конечно, и не сига, а еще какую-нибудь хорошую рыбу… Они-то, рыбоводы, оказывается, уже немало рыб переселили.


- А переправляют их как?


- По - разному. Когда на самолете икрой, когда мальками, а больших рыб - в живорыбных вагонах.


- Дело! - одобрил Федор.


Вернулся Федор домой, лег спать. Не спится. Ворочается с боку на бок.


Жена его спрашивает:


- Чего не спишь? Заболел?


А он говорит:


- Ты уху из окуней уважаешь?


Жена удивилась.


- Как же, люблю. Только ты это к чему? У нас в озере окуни не водятся.


- Не водятся, - говорит Федор, - так будут водиться.


Чуть свет вскочил Федор - и снова к Антипу. Полпути прошел, до рощи березовой доходит, глядь - Антип навстречу.


- Я к тебе!


- А я к тебе!


- Знаешь, - говорит Федор, - что я надумал: давай и мы рыбу переселять.


- Вот - вот, - обрадовался Антип. - Ведь и я к тебе с этим шел.


- Дело! Поедем на большое озеро, наловим окуней да в наши озера и перекинем.


- Что ты, что ты? - испугался Антип. - Разве так сразу можно! Обдумать надо. Я адрес рыбовода записал - на случай, - давай ему письмецо сочиним. Пусть посоветует, как и что.


- Еще чего! Советоваться! Я тридцать годов рыбу ловлю, сам в советчики гожусь.


- Ловить одно - разводить другое.


- Подумаешь! Так не поедешь за окунями?


- Нет, не поеду. И ты погоди. Мало ли чего получится!


- Чего… чего… Уха из окуней получится - вот чего! А ты жди, советуйся!


Так и разошлись. Антип домой - письмо писать рыбоводу, а Федор - на большое озеро за окунями.


Дело было весной. Наловил Федор окуней. Отобрал лучших самцов и самочек - икрянок, кинул в бочку с водой, привез, да и выпустил в свое озеро.


Прошел месяц, другой. Соскучился Федор без приятеля, отправился к Антипу. Только до рощи березовой доходит - Антип навстречу.


- Ты куда?


- К тебе!


- А я к тебе!


Обрадовались. Друзьями всё же были.


- Ну, как ты, - Федор спрашивает. - Советуешься?


- Советуюсь. Мне рыбовод ответил, чтобы я всё ему про озеро написал: какая там вода и дно, что растет и какая рыба водится. Я всё ему сообщил обстоятельно. Вот он мне и дал указание - сазана завести. На тот год непременно переселю сазана.


- Так, - усмехнулся Федор. - Значит, как в старину говорили: «Год не неделя, всё будет, да не теперя!» Ну, а я попросту, без совета. Могу похвалиться, у меня окуней огромные тысячи в озере подрастают. Скоро позову уху хлебать!


- Ой, да что ж ты натворил! - ахнул Антип. - Я же рыбовода и про твоих окуней спрашивал, - нельзя окуней в озеро пускать. Это же рыбий волк - окунь!


- Какой еще волк?


- Рыбий! Хищная рыба. Он, знаешь, такого натворит!


- Напугал! Я тридцать пять лет рыбачу…


- Ох, и непутевый ты, Федор, человек!


- Больно сам умным стал! - рассердился Федор. - Прощай, коли так!


Покачал головой Антип и повернул обратно. Вот ведь! Из-за каких-то пустяковых окунишек дружба врозь! Обидно!


Однако дело оказалось не таким пустяковым.


Уже осенью, когда Федор закинул сети, попались среди других рыб и маленькие окуньки. У одного из них торчал изо рта хвостик рыбешки верховки.


- Ишь, ты, обжора! - усмехнулся Федор и кинул окунька обратно в озеро.


На следующее лето подросшие окуньки, которые в большом количестве стали попадаться в сети, оказались, как пироги с кашей, набиты мальками леща, карася, плотвы, линя и других рыб, которые водились в озере.


Тут Федор призадумался, вспомнил было слова Антипа про рыбьего волка; но долго задумываться он не привык. И, встретившись как-то случайно с Антипом, Федор насмешливо спросил его:


- Ну как? Всё советуешься?


- Зарыбил нынче озеро сазаном, - спокойно ответил Антип, - как рыбовод указал.


- А мы уже давно окуневую уху хлебаем. Приходи, угощу по старой дружбе!


- Послушаю я, что ты через год. запоешь, еще ко мне прибежишь за советом.


- Еще чего! - пробурчал раздосадованный Федор.


Но на следующий год случилось несчастье. Мелких окуней развелось без счета, встречались и окуни покрупнее. Зато молоди прочей рыбы - линя, леща, карасей, - а ее прежде было в озере множество - стало гораздо меньше. Даже серебристых уклеек, которых и за рыб не считали, заметно поуменьшилось.


Тут уж крепко призадумался Федор.' Очень ему было обидно идти к Антипу, - всё же поплелся.


- Ну вот, ты ко мне и пришел, - усмехнулся Антип.


- Не смейся, брат, лучше помоги, беда у меня.


- Знаю. Окуни всю рыбу подбирают. Так?


- Ох, и жрут! А ты как узнал?


- Я же тебе сразу говорил: окунь - рыбий волк. В книжке, что мне рыбовод прислал, много про него рассказано. И знаешь, что в твоем озере дальше будет?


- Что еще?


- Окуни всех других рыб переглотают и друг за друга примутся.


- Что ж делать-то? - спросил приунывший Федор.


- Сперва угощу я тебя сазанами, жаренными в сметане, они у меня хорошо в озере растут; спасибо рыбоводу; так вот, сазанами закусим, а там рыбоводу письмо сочиним, пожалуемся. Уж он что-нибудь посоветует!


Так вот, как оно случилось. Хотел Федор, чтобы рыбы в озере стало больше, а вышло наоборот. И всё из-за ухи.


Впрочем, может, и не в ухе было дело?


Диковинная рыба


Как же переселяют рыб ученые?


У них дела идут, конечно, совсем не так, как у нашего нетерпеливого рыбака Федора.


Есть у нас в Казахстане озеро Балхаш. Пребольшущее озеро, а рыбой небогато, да и рыба неважная. Что будешь делать! Какая была, такую рыбаки и ловили.


Как-то попались в сети молодые сазаны. Рыба эта, как известно, отличная. Обрадовались рыбаки и вместе с тем удивились. Не было в Балхаше сазанов. Откуда они взялись?


Сазанов становилось с каждым годом всё больше, и стали попадаться крупные и жирные.


Однажды, разбирая улов, молодой рыбак сильно уколол руку. Он отбросил колючую рыбу в сторону. Смотри ты, какая!


- Была эта рыба невелика, с плоским, заостренным книзу рылом. Вдоль тела протянулись четыре ряда круйных белых костяных бляшек, на спине торчал еще ряд. Глаза у нее были маленькие и блестели, как бусинки.


Такой никто не видывал!


Что за рыба? Как ее звать?


Пошли за самым древним стариком, - может, он поймет?


Пришел старик, долго разглядывал рыбу.


- Не знаю, - говорит, - сколько рыбачил, таких здесь не попадалось. И как звать ее, - тоже не объясню.


Кто-то сказал:


- Спросим школьного учителя.


Поглядел учитель на рыбу, потрогал колючки и говорит:


- Это шип.


- Сам знаю, что это шип, - говорит молодой рыбак, - вон как ладонь распорол об эти костяшки!


- Да я не про костяшки. Рыба так называется - шип. За эти самые костяные колючки ее так и назвали. Я на реке Куре таких видал. Самой хорошей они породы, из осетровой семьи. Этот шип еще совсем молодой. Знаете, какие они вырастают? На два пуда! Если у нас на Балхаше шипы завелись… Да вы понимаете, какое вам счастье, рыбаки, привалило!


- Да взялось-то оно откуда, это счастье, - зашумели рыбаки, - с неба, что ли, в сети свалилось?


- С неба, конечно, не только шип, - даже карась свалиться не может. Думаю, что без рыбоводов здесь не обошлось.


Учитель был прав. Шип оказался родом из Аральского моря. Море это с озером Балхаш не соединялось. Оттуда шип самостоятельно в озеро никак не мог попасть. Рыбоводы вместе с рыбаками выловили из Аральского моря несколько сотен шипов, отобрали из них 290 штук лучших, крупных, поместили в специальный вагон и отправили на новоселье.


Выпустили шипов не в озеро Балхаш, а в реку Или, которая впадает в озеро. Далеко от Балхаша выпустили, километров за триста по реке.



Шип прижился на новом месте, рыбы размножились и уже сами, на радость рыбакам, добрались до Балхаша.


Сазанов тоже переселили сюда издалека, из нижнего течения реки Чу. Полтысячи километров отделяет их родину от озера Балхаш.


Немало полезного изобрели рыбоводы. Можно было бы рассказать о многих переселенных рыбах, которые отлично чувствуют себя на новых местах.


Капризы сигов


Не думайте, впрочем, что у людей ученых всё идет гладко, без сучка, без задоринки.


Решили рыбоводы переселить в озеро Балхаш сигов из Чудского озера. Это очень хорошая рыба. Она так и называется: чудской сиг. Куда только не завезли его ихтиологи! Во многие озера Ленинградской области, и на Украину, и в Белоруссию, и в горное кавказское озеро Севан. Всюду чудской сиг хорошо приживался и отлично себя чувствовал.


Почему-то ему не понравилось в озере Балхаш.


А ведь как там о нем заботились!


Икру сигов доставили прямым сообщением на самолете, чтобы поменьше трясло. Везли ее в особых рамках. Бережно, со всеми предосторожностями, опустили икру прямо в озеро, в тихое, защищенное от ветра место. Двадцать три миллиона икринок поручили вынянчить озеру.


Сперва всё шло как будто благополучно. Забросили рыбоводы в озеро специальные сети с. мелкими ячеями. Попались в сети маленькие рыбки. Рассмотрели их осторожно рыбоводы, - сижки - и выпустили обратно. Растите!


На следующий год попались сижки покрупнее. Они хорошо подросла. Затем стало их попадаться почему-то меньше. Потом еще меньше…


Так в конце концов ничего и не осталось от двадцати трех миллионов икринок!


Не прижились сиги в озере Балхаш! А почему? Это еще нё совсем ясно. Но ихтиологи разберутся, в чем тут дело.


Случай с толстолобиком


Толстолобик водится на Дальнем Востоке, в реке Амур. Называется эта рыба так потому, что глаза у нее расположены очень низко и лоб от этого кажется огромным. Когда глядишь на толстолобика, можно подумать, будто рыбу по ошибке перевернули кверху брюшком.


Есть у этой рыбы странная привычка. Если захлопать, зашуметь, закричать, - толстолобик, выскакивает из воды, выпрыгивает, да еще как! Чуть ли не на два метра!


Просто взлетает на воздух, как будто желает посмотреть, кто тут нарушает порядок.


Однажды по реке Амуру шел небольшой катер. Да на полном ходу и врезался в косяк толстолобиков. Им бы удирать во все лопатки, а они, вместо того, чтобы кинуться в стороны, стали выпрыгивать из воды. Многие угодили на палубу. Некоторые ударились о борта - только стук пошел!


- Отчаянная какая-то рыба, - сказал капитан катера.



Впрочем, такие странности толстолобика не мешают ему быть отличной рыбой: и на вкус она хороша, и разводить ее выгодно, - питается он главным образом растительной пищей, не отнимает корма у других рыб, которые поедают мелких водяных животных.


Интересно, что ест толстолобик по - особому, по - своему: ест и дышит вместе, так сказать, заодно.


В то время, когда толстолобик процеживает сквозь жабры воду, он втягивает попутно в рот и пищу - мельчайших водорослей и рачков.


Накопит порцию - и проглотит. Накопит - и съест. И так, пока не наестся.


Возникает вопрос: что ему делать, когда он сыт? Ведь дышать должен он всё время, - значит, и пища всё время лезет в рот.


Не беда! Лишнюю пищу он просто выплевывает, выбрасывает обратно в воду. При таком образе жизни и почти непрерывном питании толстолобик необыкновенно быстро растет и вырастает в довольно крупную рыбу.


Такую рыбу было бы, конечно, заманчиво переселить, развести в других прудах и водоемах.


И вот какой случай произошел с толстолобиками.


Лет двадцать тому назад сотрудник одного института рыбного хозяйства поехал на Дальний Восток, на реку Амур, чтобы привезти оттуда амурских сазанов. Вместе с сазанами захватил он и несколько толстолобиков.


Путь с Амура был долгий и трудный для хвостатых пассажиров. 12 суток ехали они в живорыбных вагонах, в чанах с водой. Почти все толстолобики дорогой погибли. Уцелела только одна пара - самец и самка.


«Ну что ж, - подумал сотрудник, - эти оказались самыми выносливыми, может быть, они приживутся у нас, в Московской области».


И он предложил знакомому рыбоводу:


- Пустите-ка их в ваш пруд, попробуем, что из этого получится!


- Давайте, давайте, - отозвался рыбовод, а сам подумал: «Вот хорошо, если бы прижились толстолобики! От этой пары можно получить большое потомство и развести в пруду отличную эту рыбу».


И он поместил толстолобиков в маленький, самый лучший пруд.


Через несколько месяцев сотрудник, ездивший на Амур, встретил этого рыбовода и спросил его:


- Ну, как там у вас толстолобики поживают?


- Нет у меня ваших толстолобиков, - мрачно отвечал рыбовод.


- Как нет? Пропали?


- Да нет, - махнул рыбовод рукой.


- Так выловил их кто-нибудь, что ли?


- Вот еще, выловил! Никто не вылавливал!


- Куда же они девались?


Рыбовод вздохнул.


- Да вот как получилось… Ехал как-то на лодке по пруду наш сторож. Плыл себе спокойно да песню напевал. Только подъехал к плотине - из-под самого носа лодки как прыгнет рыбина, за ней другая, да обе через плотину - и в речку. Это были они, наши толстолобики. Кто еще мог так прыгнуть! И взяла же меня досада, когда сторож сообщил мне об этом происшествии. Ищи их теперь, этих беглецов! Вот и развели мы с вами толстолобиков!


Да, рыбоводу можно посочувствовать.


Подумать только: ведь жили смирно и спокойно в этом же пруде карпы и караси, никто никуда не удирал, только эти амурские гости оказались такими прыгунами.


Рыбовод, конечно, слыхал, что толстолобики выбрасываются из воды, но, чтобы они такое выкинули, - этого он никак не ожидал.


«Их, наверное, надо было в другой пруд пустить, где дамба повыше», - упрекал себя рыбовод.


Досадно было, конечно, что толстолобики ушли. Сколько с ними было хлопот, сколько труда зря пропало! И всё-таки в этом еще не было большой беды. Ведь можно поймать и привезти других толстолобиков.


Да, наверное, и привезут. Дело это интересное и нужное. Не оставят в покое ихтиологи такую ценную рыбу.


Неудача с сигами на озере Балхаш тоже еще не горе. Рыбоводы - народ настойчивый, выясняют, в чем дело.


Случались неприятности посерьезней.


Беспокойный гость


Карликовый сомик - рыбка, как говорит ее название, маленькая, но зато она очень жирная и вкусная. Родом карликовый сомик из Америки, откуда вывезли его в Германию. Польские рыбоводы переселили его из Германии к себе. Из Польши попал он к нам. Ведь Польша - наша соседка.


Повсюду в новых местах карликовый сомик прижился, быстро размножился и сам уже пошел кочевать по рекам, протокам в соседние озера.


Так расселился он во многих водоемах Белоруссии и Западной Украины.


Являлся как гость, а начинал вести себя хозяином, да еще злым. Ну чем бы, казалось, могла помешать эта маленькая рыбка «местным» обитателям рек и озер - рыбам, многие из которых гораздо крупнее сомика?


А вот помешала!


Прежде всего, этот пришелец оказался необычайно выносливым.


Случилось как-то, что нескольких сомиков перевозили на новое место зимой. Везли их в жестянке с водой. Мороз усилился, и вся вода в жестянке замерзла. Рыбки оказались в ледяной глыбе.


Вы думаете, - они погибли? Ничуть не бывало!


Когда воду растопили, сомики «оттаяли» и ожили.


Размножается карликовый сомик очень быстро, потому что, хотя икры у него немного, но он старательно ее охраняет. Оберегает он и своих мальков, и не только у гнезда, - он плавает со стайкой своих малышей, как говорится, не спускает с них глаз, защищая от всяких нападений.


И надо вам сказать, что. для этой цели сомик отлично вооружен. Откуда бы ни появились враги, они натолкнутся на острые шипы. У сомика их три: один на спине, два - у боковых плавников.


Прекрасная оборона, тем более, надежная, что шипы-то у него не простые, - при уколе они выпускают сильный яд.


Вот и получилось, что, хотя ростом карликовый сомик невелик, а от этого хищного малютки житья не стало линям, плотве и прочему мирному населению озер. Мало того, что толпы юрких рыбешек стали прямо у них из-под носа выхватывать мотыля, личинки стрекоз и ручейника, карликовые сомики начали жадно пожирать икру и мальков мирных рыб.


Поуменьшилось их в озерах, где поселился сомик. Зато сомика хоть отбавляй! Придется его теперь вылавливать.


Да и ловить-то этого хищника надо с опаской. Уколы его шипов ядовиты и для людей. Уколешь палец - рука распухнет.


Вот вам, пожалуйста! Такая маленькая и вкусная рыбка, а неприятностей причинила уйму, гораздо больше, чем принесла пользы.


Теперь-то ихтиологи знают: карликового сомика нужно пускать только в такие водоемы, где не живет ценная рыба и откуда сомик не сможет перекочевать в другие места.


У каждого свой вкус


Немало бывает неожиданностей при переселении рыб; немало огорчений пришлось пережить, да и сейчас многое приходится испытывать рыбоводам.


Что же тут удивительного? Переселение рыб - дело новое, а всякое новое дело не сразу удается.


Даже перевозить этих необычных пассажиров научились не сразу. Размещать переселенцев тоже надо по - разному. Взрослых рыб выпускают в пруд или озеро; икру помещают в особые аппараты, где выводятся рыбки. Каждую икринку, которая там находится, всё время омывает свежая вода.


А для мальков нужен специальный водоем - своего рода рыбий «детский сад». Здесь всё подготовлено к приему малышей: вода густо заселена всевозможными крошечными рачками, - кушайте вволю!


Прежде чем начать переселение, надо заранее многое выяснить. Одни рыбы привыкли к теплой воде, другие, напротив, любят прохладу. Карп может жить и в более мутной воде, форели необходима - прозрачная, чистая, холодная.


И какое дно в реке или озере? Песок? Камни? Ил? Какие организмы - растения и животные, - крошечные и покрупнее, населяют воду? Достаточно ли будет корма для новых жильцов, сытно ли им будет жить? Вкусы-то ведь у всех разные, да еще меняются с возрастом.


Наконец, как будто всё выяснено: и вода подходящая, и корма достаточно. Значит, можно везти переселенцев?


Опытный рыбовод всё же остановит торопливых и нетерпеливых:


- А вы хорошо проверили, какие соседи будут у наших новоселов? Не обидит ли их кто-нибудь? Вы думаете, обидеть могут только хищники: щуки, сомы, окуни и подобные им? Это не совсем так, - мирные соседи тоже могут оказаться врагами. Правда, они не станут глотать новичков, но некоторые могут утащить у них из-под носа лучшую еду. Глядишь, на всех и не хватит, и голодно будет на новом месте.


Может получиться и наоборот. Сами вселенцы начнут обижать «местное население», как случилось с окунями у рыбака Федора или карликовым сомиком.


Всё - всё надо заранее выяснить, многое предусмотреть. Следует тщательно проверить, здоровы ли рыбы, которых хотят переселить, не перенесут ли они в новые места каких-либо рыбьих болезней.


И если всё в порядке, если условия жизни в новом водоеме окажутся подходящими, то можно надеяться, что переселенцы будут себя хорошо чувствовать и приживутся.


Лилипуты и великаны


Водится во многих озерах всем известная рыбка - ряпушка. Она невелика: на ладони поместится. Такая, даже еще помельче, есть в Чудском озере. Весит чудская ряпушка только двадцать - тридцать граммов.


Но в других, тоже северных, озерах, в Карельской АССР живут ряпушки, которые вдвое и втрое крупнее чудских.


Ученые сперва даже не поверили, что это ряпушки. Они стали изучать этих рыб, сравнивать их с рыбками из Чудского озера. Оказалось, что и по форме головы, и по строению плавников и всего тела, и по окраске, и по чешуе те и другие рыбы похожи друг на друга, как близнецы. Только чудские - маленькие, а прочие по сравнению с ними - великаны.


Есть ряпушки еще в два - три раза меньше чудских. Таких крошечных десятиграммовых рыбок ловят осенью в Неве. Зато в сибирской реке Лене встречаются их родичи почти в триста граммов весом. Это рыбины с хорошую селедку величиной.


А сиги!


В Байкальском озере водятся отличные сиги весом в пол- тора - два килограмма. Однако нередко рыбаки вылавливают из Байкала еще лучших, более крупных, - до семи килограммов весом.


В то же время в Кубенском озере существуют 60–граммовые сижки. Выходит, что один Байкальский гигант перетянет на весах больше сотни кубенских собратьев.


Еще интереснее получилось с корюшкой и снетками.


Этих рыбок вы, наверное, знаете.


Снетки - совсем крохотные рыбки - с половину вашего мизинца. Корюшка во много раз больше. Кроме того, корюшки - рыбы проходные, живут в морях и только весной заходят в реки метать икру. А снетки всю свою жизнь проводят в родных озерах и реках.


Кажется, совсем разные рыбы. И имя у каждой свое.


А вот ихтиологи выяснили, что это самые близкие родственники, что корюшка и снеток, в сущности, одна и та же рыба, а стали они так отличаться друг от друга, потому что попали в разные жизненные условия.


Вот какие истории происходят с рыбами!


Ученых это сейчас уже не удивляет. Они-то хорошо понимают, в чем тут дело. Они прекрасно знают, что не только сиги, ряпушка, корюшка, снеток, но и почти все рыбы одного и того же названия заметно отличаются друг от друга, если живут в разных прудах, реках или озерах. Одни бывают значительно крупнее, другие мельче; одни жирные, упитанные, другие тощие; одни растут медленнее, другие быстрее.


Самой любопытной оказалась семга. Эта рыба бывает весом до тридцати шести килограммов. Выходит, что по весу перетянет она любого школьника младших классов.


В реках, однако, встречается много крошечной, но зрелой семги. Такая рыбка на ладони поместится, а весит она всего лишь двенадцать граммов, вдвое меньше чудской ряпушки.


Во сколько же раз крупная семга тяжелее маленькой?


Ну-ка, подсчитаем!


Если вы правильно решите эту задачку, у вас получится число - 3000.


Оказывается, крупная семга больше своего собрата - лилипута в три тысячи раз.


Представьте себе лошадь с кошку величиной. Не игрушечную лошадь, а живую, настоящую, которая бегает, скачет и ржет.


Можно также вообразить зайца со слона ростом. Поставит такой заяц уши торчком, - не уши - паруса! Усы - будто пики. А зубища! Вздумается ему подпрыгнуть по - заячьи, - спасайся кто может!


Такого невероятного зайца или удивительную лошадку можно увидеть только во сне или придумать в сказке.


Конечно, и зайцы бывают помельче и покрупнее, а лошади разных пород сильно отличаются друг от друга по росту, по весу, по силе… Но не во сто и не в тысячу раз.


А вот у рыб одного названия такая удивительная разница в величине не очень редкое явление.


Вероятно, семге - лилипуту жить было не сладко, что пришлось превратиться в крошечную рыбку.


Значит, рыба умеет отлично приспособиться к разным условиям жизни. Раньше попадала она в хорошие или, наоборот, в трудные условия жизни случайно, по капризам природы. А теперь всё чаще в ее жизнь вмешивается человек.


На новые места


Советские люди стремятся всё улучшить вокруг себя.


Наши мичуринцы выводят новые прекрасные сорта растений: пшеницу, которая дает богатый урожай, сладкие, как мед, груши, яркие, пышные цветы.


Какие кони красуются на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке, какие великолепные коровы, какие, необъятной толщины, свиньи!


Если рыбы - переселенцы попадут в хорошие условия, то они не только приживутся на новом месте, но и начнут быстрее расти, станут крупнее, чем были прежде.


Таких случаев уже много.


В Ладожском озере водится сиг - лудога. Лудогой называется он потому, что откладывает икру на мелких каменистых местах - лудах.


Переселили лудогу на Кавказ, в Армению, в горное озеро Севан. Лудога быстро там прижилась, отыскала себе подходящие места для нереста, начала размножаться.


Видно, кавказский климат пошел ей на пользу: растет она здесь, как на дрожжах. Ладожская лудога только на пятом- шестом году мечет икру, к этому времени ее вес достигает восьмисот граммов. Севанская новоселка начинает метать икру уже через три с половиной года. А за четыре года вырастает в солидную килограммовую рыбину.


Как видите, в новых, лучших условиях жизни лудога стала вести себя совсем по - другому. Она и внешне сильно изменилась и заметно отличается от своих северных родичей.


То, что случилось с лудогой, происходит со многими рыбами, переселенными в новые водоемы. Мало того, что эти рыбы быстрее растут и развиваются, становятся крупнее, но и мясо у них нередко делается вкуснее и питательнее.


Есть над чем подумать, потрудиться ихтиологам! Улучшить состав рыб в водах нашей необъятной страны - это ли не заманчивая мечта!


Да уж не только мечта. Уже многое из задуманного начинает осуществляться.


: Есть много отличных рыб, которые веками жили лишь на севере. Мы хотим их приучить к южным рекам и озерам.»


И есть ценные рыбы, которые живут на юге. Некоторых интересно направить на север.


Миллионы гектаров целинных земель завоевывают упорным трудом отважные наши комсомольцы, В пустынных степях возникают благоустроенные поселки, машинно - тракторные станции. Там, где еще недавно росла лишь полынь да разгуливал безудержный ветер, теперь кланяется, радуя сердце, тучная пшеница, поднимаются молодые сады.


А сколько у нас диких, не освоенных людьми, так сказать «целинных», водоемов! Пользы от них - никакой. Их надо переделать, превратить в благоустроенные, заселить ценной рыбой.


Замечательную способность жить в теплой, стоячей воде обнаружила живородящая рыбка гамбузия. Она оказывает немалую услугу людям, - поедает личинки малярийных комаров.


На юге, особенно в Грузии, эту рыбку можно встретить даже в городских фонтанах, бассейнах и баках с водой на улицах и во дворах.


Правда, эта потребительница комаров поедает заодно и «мотылей» - пищу ценных рыб, так что разводить ее надо с оглядкой.


Много еще впереди забот с «целинными» водоемами!


А водохранилища, которые мы создаем, перегораживая реки плотинами!


Одни уже существуют, строительство других заканчивается, третьи появятся через несколько лет.


Какая образуется огромная водная площадь!


В новых водохранилищах рыбоводам много работы. Ведь их надо заселить рыбой, да не какой. попало, а самой лучшей.


Куйбышевское море еще только рождается, а ученые как будто уже видят его перед собой. Ихтиологи наперед знают, какой величины будет Куйбышевское море, какое в нем будет дно, какая растительность… Они намечают, каких рыб тут лучше всего поселить. И уже заранее готовят их к жизни в будущем водоеме.


Одних - воспитывают, приучая примерно к таким условиям, какие будут там. Не всегда же надо «угождать» рыбе, можно и ее заставить «угождать» нам - приспособиться к непривычным условиям жизни. Ведь изменяют же мичуринцы природу растений и животных!


Выводят ихтиологи и совсем новые породы, скрещивая рыб разных видов. Такие помеси - гибриды - оказываются выносливее своих родителей, лучше приживаются в новых местах, быстрее растут.


Очень ценным оказался гибрид - помесь осетра и стерляди. Осетр, - рыба - путешественница, а стерлядь далеко не уходит. Это свойство стерляди передалось и гибриду. Это будет отличная рыба, и ученые надеются, что она останется жить в водохранилищах, созданных людьми.


Уже давно был одомашнен дикий сазан и выведена новая порода рыбы - карп. Это рыба очень ценная, вкусная, она быстро растет. Поэтому ихтиологи задумали продвинуть карпа, дальше на север.


Оказалось, однако, что он плохо переносит холод. Тогда решили получить помесь карпа с диким сазаном, который у себя на родине привык к более суровым условиям жизни.


Помесь удалась. Новые рыбы оказались более выносливыми и растут не хуже карпа.


Кто старше?


Как узнать, хорошо ли чувствует себя рыба в реке или озере, сытно ли ей жить?


Вы скажете: очень просто - надо выловить ее и посмотреть, какая она: большая или маленькая, тощая или жирная.


Вот тут-то можно, оказывается, легко ошибиться.


Выловили мы, например, леща средней величины - ни тощего, ни жирного. Ну, что вы о нем думаете? Как ему живется?



Вы ответите: да как будто неплохо!


- А это еще неизвестно, - скажут рыбоводы, - надо, прежде всего, выяснить, сколько ему лет. Если два года, - значит, лещу привольно здесь жилось, потому что для леща этого возраста он крупный; видно, рос хорошо. А может быть, ему все пять или шесть лет? Для такого возраста он заморыш, отстал от своих сверстников. Выходит, жизнь была у него плохая!


Как же узнать возраст леща или другой рыбы?


Мы с вами этого не сумеем выяснить, а вот ученые узнают, и очень точно.


Рыбий паспорт


Оказывается, у каждой рыбы есть паспорт. Она всегда носит его при себе и, что очень важно, никогда не может потерять целиком, всегда что-нибудь от него останется.


Что же это за такой загадочный паспорт?


Да вот он перед вами.


Вы скажете: какой же это паспорт? На рисунке слева - пень, а на другом - просто кольца какие-то нарисованы. Похоже на срез дерева (см. рисунок на стр. 65).


Правильно, но не совсем. Слева на рисунке в самом деле изображен сосновый пень, а справа… вглядитесь-ка! Да, дейтствительно, тоже напоминает срез дерева. Вот это как раз и есть рыбий паспорт.


Непонятно? Сейчас объясню.


Вы, наверное, слыхали, что, сосчитав кольца на пне, можно узнать, сколько дереву было лет. Ведь дерево растет, становится толще, каждый год на стволе нарастает, откладывается, новое кольцо древесины. Все эти кольца отлично заметны на пне.


Рыба покрыта чешуей. У молодой рыбки чешуйки тонкие и нежные. Подрастает рыба - и чешуя становится у нее больше, толще, грубее.


Быстрее всего рыбы растут летом и осенью. Зимой обычно рост прекращается. В это время и образуется на чешуе узкое темное кольцо. Так каждый год оставляет след на чешуе.


На рисунке справа показана чешуйка воблы. Нарисовал художник так, как она. видна под микроскопом.


По числу годовых колец, по их ширине и по излому чешуйки можно узнать не только возраст рыбы. Паспорт этот расскажет и о прошлой жизни его хозяйки. Когда ей было сытно, когда голодно. Даже какого роста она была два или три года назад.



Если эта рыба - путешественница «дальнего плавания», - паспорт сообщит, когда она жила в море и когда попала в реку, в пресную воду. Или наоборот: когда из реки переселилась в морские просторы. Мы знаем всё это, потому что речные кольца заметно отличаются от морских.


Можно узнать, и сколько раз она нерестилась. Ведь когда рыбы идут на нерест, трудно им приходится: они голодают, края чешуйки делаются тоньше, стираются, частично рассасываются, и на этом месте образуется рубец. Он хорошо заметен под микроскопом.


Вот перед нами чешуйка нашего балтийского лосося. Рассмотрим ее повнимательнее.



Мы ясно различаем на рисунке несколько колец. Кольца разные: два внутренних - маленькие, узкие (см. на рис. 1 и 2), третье и четвертое (3 и 4) - гораздо шире.


Известно, что лососи растут в реке очень медленно, в море - быстрее. Значит, эту страничку паспорта мы прочитаем так: первые два года жизни рыба провела в реке, а затем перекочевала в море. Здесь она выросла в крупную рыбу и на четвертый год своей жизни ходила в родную реку на нерест.


Обратим внимание, что четвертое кольцо чешуи слева наверху разорвано. Это нерестовая отметка.


Последнее кольцо - пятый год жизни. Снова зашла рыба из моря в реку. Тут ее и поймали.


Вот и узнали мы историю жизни лосося только по одной чешуйке.


Теперь понятно, почему такой паспорт не потеряешь. Ведь даже если много чешуек у лосося или другой рыбы содрано, несколько штук всегда останется.


Конечно, чтобы всё это, и многое другое, вычитать в рыбьем паспорте, надо отлично знать биологию рыбы.


Удивительный этот паспорт помогает узнать, где та или другая рыба быстрее растет, где ей лучше живется. Значит, переселяя рыб, можно направлять их туда, где им будет привольно и сытно.


Почти все рыбы покрыты чешуей, но встречаются и голые, например сом, вьюн.



Как же быть с такими «беспаспортными»? Как узнать их возраст? Но ихтиологи и тут придумали, что делать. Они научились определять возраст рыб не только по чешуе, но и по костям. У многих чешуйчатых рыб по костям возраст определяется даже точнее, чем по чешуе.


А возраст осетровых определяют по костяным лучам плавников. Для этого выпиливается пластиночка толщиной в полмиллиметра. Она почти прозрачна. Ее рассматривают под лупой.


На рисунке - спил луча севрюги (см. рисунок на стр. 66 внизу). Выловили эту севрюгу в реке Рионе, на Кавказе, весила она семь килограммов. А по паспорту определили, что ей восемь лет. Сами сосчитайте!



Фермы под водой



Как рыба сама приходит в сети


Всё больше вмешиваются люди в жизнь обитателей наших больших и малых рек, прудов, морей, становятся настоящими хозяевами подводного мира.


Собственно говоря, в прудах люди давно уже распоряжаются жизнью карпов, карасей, форелей. Прудовая рыба превратилась в домашнее сельскохозяйственное животное, только подводное, так что пруды можно, пожалуй, назвать подводными фермами. Основного обитателя этих ферм - карпа - прозвали даже «водяной свиньей», за привычку рыться при поисках пищи в мягком грунте.


Плавают в прудах карпы, форели, и кажется им, что они - вольные рыбы. На самом деле они всегда в наших руках.


Для прудов - особые законы и порядки. Сюда не пускают ни хищников - щук, окуней, - ни «сорной» малоценной рыбы - плотвы, уклеек, ершей… Обитатели подводных ферм растут всё время под надзором человека, без помехи.


Осенью, когда с полей, садов и огородов снимают урожай, начинается и уборка «урожая» из прудов. Для этого их облавливают. При облове вовсе не нужно ездить в лодках и закидывать сети, как это обычно делают рыбаки в морях, на озерах, в реках. Рыба приходит в сети сама. Надо лишь спустить из пруда воду.


Открывают шлюз, и вода начинает постепенно уходить, пруд всё больше мелеет. С последней водой в специальные сети - кошели, пристроенные у водоспуска, непременно соберется вся рыба.


Каждый год труженики земли берут с полей всё лучшие урожаи. Можно повысить и «урожай» пруда. Для этого наши ученые - рыбоводы придумали немало интересного.


Ровесники


Перед вами на рисунках карпы. Один большой, другие, по сравнению с ним, - крошки. Большой весит восемьсот граммов, маленькие - пятьдесят. А ведь они не только ровесники, но и близнецы, дети одной матери, и вышли из икринок в один и тот же день и час.


Каждому от роду шесть месяцев.


Рыбоводы называют рыб такого возраста сеголетками. Слово «сеголетки» можно прочитать так: «сего лета», то есть «этого лета». Значит, рыбки родились в этом году.


Прикинем, во сколько раз больший сеголеток тяжелее малышей? В шестнадцать раз. Вот так ровесники!



А бывает, что один братец - сеголеток перерастает другого в двадцать семь раз!


Почему же это может случиться? Бывает это потому, что растут они в разных условиях.



Маленькие карпики жили в обычном пруду, и их ничем не подкармливали. К осени это были рыбешки весом только в тридцать граммов. Чтобы набрать такой вес, как у их солидного брата, им надо еще целый год расти.


Шестимесячный «великан» получал усиленное питание. Вот и рос он не по дням, а по часам. Таких великанов выросло с ним в пруду немало.


Вырастил их один украинский профессор ихтиолог. Много он для этого потрудился. Несколько лет внимательно наблюдал, как растут карпы, как на них влияет температура воды, различный корм. Чем только не угощал он своих питомцев! Прежде всего, конечно, всевозможными кормовыми смесями, жмыхами, мучной пылью. Кроме того, лягушечьим мясом - сырым и сушеным, моллюсками, долгоносиками, водяными блохами - дафниями и даже майскими жуками.


Понятно, что выращивать карпов чуть не с килограмм весом выгодно. Теперь уж много колхозов выращивают у себя в прудах карпов по новому способу.


Кому с кем жить


Вот еще на что обратили внимание рыбоводы. Они заметили, что в карповом пруде пропадает зря много рыбьего корма - планктона.


Ведь чтобы маленькие карпики лучше росли, пруд, в который выпускают мальков, заранее заселяют мелкими водорослями и всевозможными рачками, инфузориями и прочими крошечными существами, которые составляют любимую пищу малышей (см. рисунки на стр. 71–74).


Весь этот корм в изобилии плавает поверху. То-то раздолье карпикам!


Но, чуть они подрастут, сейчас же спустятся на дно и принимаются за всяких донных животных: моллюсков, червячков, копаются вовсю в мягком грунте, - такая уж у них привычка.


Не успевают карпики съесть планктон, еще много его остается. Значит, масса пищи пропадает напрасно, - ведь осенью пруд спускают. Разве не жалко!



Сколько рыбы могло бы еще жить и расти в этом пруде, питаясь планктоном!


Почему бы не подсадить к карпам компаньонов, которые бы использовали этот корм?


Кого же? Надо поискать. Сделали опыт.


В один пруд пустили только мальков карпа, а в точно такой же соседний вместе с юными карликами поселили мальков леща и плотвы.


Лещ и плотва из того же семейства, что и карп. Они близкие родственники. Интересно, как они будут вместе жить?


Все детеныши млекопитающих животных - теленок и новорожденный тигр, барашек, щенок и волчонок - питаются первые дни своей жизни одинаково: материнским молоком. Мальки всевозможных рыб, даже хищных, тоже едят поначалу одно и то же - планктон (конечно, после того, как у них рассосется желточный мешочек).



Так и в нашем пруде маленькие лещи, плотички и карпики дружно принялись за планктон. Его было много, - всем хватало. Когда же мальки подросли, то плотички начали охотиться у берега за коловратками, ели они также - я микроскопические водоросли, и остатки растений. Лещ заглатывал мотыля и личинки других насекомых.


А карпята разбрелись по пруду. Там на дне было много моллюсков, закапывались самые лакомые личинки и червячки.


В поисках этой добычи карпики глубоко зарывались в мягкий грунт, взрыхляя его своими хоботками.


Да, в этом деле никто не мог перещеголять карпа, - недаром прозвали его «водяной свинушкой»!


Если бы лещ и плотва умели думать, они, вероятно, изумлялись бы, как он там не задохнется. Но карпу хоть бы что!


Нет, такого ни лещ, ни вобла не умели вытворять!


Итак, каждый был занят своим делом, и как будто друг другу никто не мешал.


Когда осенью пруды обловили, из второго пруда, где были посажены лещ, плотва и карпы, выловили по весу больше рыбы, чем из пруда, где карпята росли одни. Это понятно: лещики и плотички ели пищу, которую подросшие карпята не употребляли. И всё-таки карпы из пруда, где они жили без компаньонов, оказались крупнее и жирнее, чем карпы, находившиеся в обществе лещей и плотвы. Значит, эти родственники утащили всё-таки у нашей «водяной свинки» из-под носа часть живой пищи.


Разговор с рыбоводом


О совместной жизни карпа с лещом и воблой рассказал мне один опытный рыбовод, который сам всё это наблюдал.


- Что ж, - говорил рыбовод, - можно, конечно, поселить с карпом уклею и красноперку. Эти всю жизнь питаются планктоном. Да что с них толку! Рыба самая нестоящая… Много мы думали, ставили разные опыты и решили, что самым испытанным товарищем карпу будет всё же карась - серебряный. Рыбка эта неприхотлива, уживчива, ест планктон. К тому же карась очень вынослив. А от карасей, жаренных в сметане, никто не откажется!.. Но карась карасем, а есть у нас еще одна думка: поселить с карпом толстолобика. Того самого толстолобика - прыгуна с Амура, - который так невежливо удрал из одного пруда. Ну, что ж, первый раз сбежал, другой раз не уйдет, - теперь-то распознали его повадки, научились с ним обращаться… Итак, - продолжал рыбовод, - поселим карпов с карасями, еще лучше - с толстолобиками. Это будет отлично, повысится урожай пруда. Иногда еще полезно пустить к ним щук и окуней.



Я от удивления сразу даже сказать ничего не могла. Как? Что такое? Этих хищников пустить к мирным рыбам!


Я спросила:


- А история с рыбаком Федором и окунями! Разве окуни не погубили в озере мирную рыбу? Или этого не было?


- Было, - отвечает рыбовод. - И это еще что! Вы бы знали, как разбойничают окуни и щуки в устьях рек, куда скатывается рыбья молодь!


- Значит, вы пошутили?


- Ничуть! Рыбаку Федору окуни причинили беду, а нам и окунь и щука могут в прудах приносить пользу. Надо только всё делать с умом… В плохие пруды, куда попадает почему-либо из речки сорная рыбешка, посадим годовичков карпа вместе с окуневыми и щучьими мальками. Детеныши этих хищников не смогут причинить карпам зла. Ведь карпы старше и гораздо крупнее их. Зато, когда щурята подрастут, они начнут подъедать окуньков и мелкую сорную рыбешку, с которой мы боремся, - немало она перехватывает корма у карпов! Теперь им останется больше пищи, они станут лучше расти. И осенью из пруда выловят крупных карпов, а вместо всякой сорной рыбы - молодых щучек.



Еще одна хитрость


Как живут в пруде карпы со щуками, я не видела. Где их там разглядишь в пруде с непривычки! Зато одну хитрую затею рыбоводов я видела собственными глазами.


Было это в кубанских степях. Ездили мы с председателем большого колхоза по полям. Председатель показывал мне посевы, молодые сады, пруды, обсаженные деревьями.


Вот указал он мне на небольшой прудик и говорит:


- С этого пруда мы самый обильный «урожай» снимаем: и рыбой и мясом.


- Как это из пруда и вдруг - мясом? - спрашиваю.


- Гляньте получше!


Подъехали мы ближе, пруд весь стал виден, как на ладони.


Что там у бережка белеет, будто снег? Всмотрелась. Утки! Так вот о каком мясе говорил председатель! Утиное мясо!


Говорю:


- Так они же, наверное, рыб поедают, ваши утки?


- Случается, - отвечает председатель, - что и от рыбки они не отказываются. Так на пруде и существуют до осени. Растут да жир нагуливают!


- Значит, рыбы в пруде становится меньше?


- Напротив, - больше.


Ничего не понимаю. Если утки рыбу едят, - значит, ее меньше должно становиться. Ясно, кажется!


- Ну как, - усмехается председатель, - разгадали загадку?


- Нет еще!


- Ладно, я уж вам открою секрет. Карпы в пруде таких размеров, что уткам их не погубить. Целый день поедают эти птицы разную траву, ряску, вроде как сорняки с грядки выпалывают, головастиков подхватывают. Без устали копаются в иле, носами всё дно перелопатят. Еще, учтите, удобрение утиное сюда же в пруд идет!. В пруде, где хозяйничают утки, разводится больше всякой живности. Карпам всё это тоже на пользу. Так и выходит: и мясо получаем мы с пруда, и рыбу отличную!


Еще раз о плотинах


С каждым годом всё больше становится у нас прудов. Но пруды - это небольшие водоемы. Мы создаем и огромные водохранилища - настоящие моря. Вы, наверное, слышали про Рыбинское водохранилище под Москвой, про Цимлянское на реке Дон, у канала, соединяющего Волгу с Доном.


Наполняются Куйбышевское и Горьковское водохранилища на Волге, скоро появятся Сталинградское и много других.


Гигантские эти водохранилища образуются оттого, что мы перегораживаем реки высокими бетонными плотинами и задерживаем весенние воды.


С огромной силой давит на плотину вода. Плотина удерживает реку, а буйную силу воды используют для получения дешевой электрической энергии.


Плотины изменяют всю жизнь рек. Меняется течение, глубины, изменяется и жизнь речных обитателей.


Прежде всего, плотины преграждают путь проходным рыбам, рыбам - путешественницам. Немало приходится ломать голову ученым и инженерам, чтобы сохранить ценных рыб, которым теперь не попасть на свои нерестилища. О том, что они придумали, мы уже рассказывали.


Плотины изменяют условия жизни и для тех рыб, которые не поднимаются высоко по реке, не доходят до плотины, а выходят метать икру в устье рек, на заливные луга.


Так, например, на Волге не будет таких больших разливов, - ведь в половодье весенней водой станут наливаться водохранилища. Кроме того, много воды разойдется по оросительным каналам, на засушливые земли, туда, где растениям не хватает влаги.


Воды в Каспийское море будет попадать меньше, в дельте Волги сократится площадь полоев - заливных лугов, где мечут икру такие ценные рыбы, как лещ, сазан, судак. А тут еще задует «верховой» - холодный, буйный северный ветер. Засвистит, забушует, отгонит весеннюю воду с заливов, с полоев, как метлой выметет. А на обнаженной траве остаются мертвые икринки.


Много хищных рыб собирается весной на заливных лугах, глотают они икринки и только что вылупившихся беспомощных личинок.


Нет, нельзя позволить ветрам да хищникам губить рыбье потомство. Надо взять его под охрану.


Рыбные хозяйства


Придумали устроить рыбные хозяйства.


Рыбхоз - это большое пространство лугов и впадин, которые заливает весенняя вода. Он огорожен земляным валом. Только в одном месте вала оставлены ворота - шлюз. Ворота эти устроены на берегу реки. И, когда при весеннем паводке вода в реке поднимается и затопляет низкие берега, она попадает в открытые ворота шлюза и заливает рыбхоз.


Сунется щука или какая-нибудь сорная рыбешка - не пройти: в ворота вставлена густая сетка.


Подует, загудит верховой, угоняя воду из разливов, а из рыбхоза не угонишь: вал удержит воду и ворота на запоре.


В одном из таких рыбхозов - в дельте Волги - мне пришлось побывать.



Приключения «Рваного Плавничка»



Знакомимся с «бронзовой»


Мы плыли по каналу в маленькой плоскодонной лодке. Моим спутником и руководителем, который всё мне рассказывал, был будущий рыбовод, а пока еще студент техникума - Вася. В руке у Васи был шест, которым он отталкивался от илистого дна. Ни весла, ни руля в лодке не было.


Канал обступили ивы. Склоняясь над водой, они густо переплели свои гибкие тонкие ветки. Зеленый кружевной свод раскинулся над нами. Сквозь матово-серебристую листву с трудом пробивались лучи низкого вечернего солнца. Мы плыли в таинственном зеленом полумраке.


Берега канала всё время меняются. Вот чуть отступили деревья, поредел камыш; отлогий берег - весь сиреневый от цветущей таволги. Дальше белорозовая повилика гигантских размеров протянулась до самых ветвей. Стеной стоят лиловые колокольчики. И снова обступает зеленый строй камыша.


До чего хорошо!


- Это еще что! - отзывается Вася. - Вот чуть позже, на закате, всё кругом становится золотым, а после - красным.


Но красота красотой, а едем мы всё же по рыбхозу. Где же рыба? Ее как увидеть?


- Да вон она ходит, - Вася указал на камыш. Камыш шевелился, хотя ветра не было. Там, видно, и вправду ходила крупная рыба.


Вдруг вода у правого борта лодки вспенилась и огромный золотисто - бронзовый сазан выскочил из воды. На секунду вытянувшись, глянул он на нас желтым выпученным глазом, шлепнул губами и неуклюже, боком, плюхнулся обратно.


- Чего это он? - озадаченно спросила я Васю.


- Прыгнул-то? А поглядеть хотел, не чужие ли. Слышали, губами шлепнул? Это он спросил: «Кто, кто такие?» Ну, увидел, что свои, и успокоился. В общем, познакомились! - и уже серьезно Вася добавил: - Они перед закатом часто прыгают, бывает, - и утром.


Как же эта большая рыбина, бронзовая красавица, попала в рыбхоз? Ведь вода наливалась через густую сетку?


- Попала? - насмешливо прищурился Вася. - Доставили ее сюда со всеми почестями, а не попала.


Вот что рассказал мне Вася.


Как "бронзовая" очутилась в рыбхозе


«Бронзовая» жила в море, недалеко от дельты Волги.


Когда наступили холода, «бронзовая», как и другие сазаны, стала искать для зимовки местечко поспокойнее и поплыла туда, где уже зимовала прошлый год. Это была чудесная подводная яма, настоящий глубокий овраг под обрывистым волжским берегом. Дно устлано мягким илом: зароешься в него - и лежи до весны.


Приплыли сазаны к знакомой зимовальной яме. Только сунулись… Э, да там уже кто-то ворочается… Много их, да какие большие! Сомы! Эти первые сюда явились; они чуть не полгода на боку лежат, как медведи в берлоге, и, пока еще не совсем заснут, возьмут спросонья и заглотают подвернувшуюся рыбу или зазевавшуюся лягушку.


Расположились сазаны своей колонией, к сомам не пошли: лучше быть подальше от этих обжор! Устроились сазаны, обжились, а наверху плеск, шум, - лещи приплыли на зимовку. Эти заняли верхний этаж. Так и поселились. Не смешивается рыбий народ друг с другом на зимней залежке.


Всё короче дни, холоднее ночи, остывает вода - и тело рыб становится холоднее: ведь у них не так, как у теплокровных животных, у них тело только чуть потеплее воды. Если в воде десять градусов, у них - десять с половиной. В воде пять - у них чуть побольше. А когда тело становится холоднее, - и сердце бьется медленнее, и кровь медленнее движется.


Стало совсем холодно, застыли рыбы, спят не спят, замерли, оцепенели, не шевелятся. Теперь и жадные сомы никого не трогают.


Велика зимовальная яма, большой дом в ней спрячется, - вся набита жильцами. Кто в рыбном деле плохо разбирается, тот может на лодке мимо проехать и не заметить зимовальной ямы. А опытный рыбак сразу ее распознает; видит, - круги на воде: в зимовальной яме свое течение, не такое, как вокруг нее, вся поверхность ямы кипит водоворотами, зато в глубине тихо, спокойно.


Много рыбы в яме, но ни один честный рыбак не закинет сети, не потревожит рыбьего покоя. Зимовальная яма - заповедное место.


Замерзнет вода - выставят на лед заградительные знаки. Нет ходу к яме.


Миновала зима, разгорелось весеннее солнышко, растопило лед, потеплела вода. Очнулись рыбы от оцепенения, задвигали плавниками, зашевелились, скоро уйдут.


Но к зимовальной яме тихо, осторожно приближается лодка: это рыбаки из рыбхоза. Подплыли и глубоко в яму забросили особую сеть - накидку, - она похожа на большой колокол. Потом края накидки стали стягиваться и превратился колокол в мешок. Не успела опомниться «бронзовая», как она вместе с другими сазанами очутилась в лодке.


Отобрали рыбаки лучших рыб, и так как наша «бронзовая» оказалась сильной, крупной, с высокой и широкой спиной, то и она попала в число лучших и ее пустили, вместе с другими сазанами, в воды рыбхоза.


После того как солнышко хорошо прогрело воду и выросло много мягкой травы, поднялся там плеск и шум.


Вскоре на каждом стебельке, на каждом листике появилась масса крошечных желтых шариков - икринок.


Через три дня выклюнулись личинки. Все они, как полагается, повисели сперва, приклеившись на веточках. Когда же у них рассосались желточные мешки, они покинули временное пристанище, перемешались с другими мальками.


Пока Вася всё это рассказывал, мы потихоньку плыли да плыли по каналу. Узкие его берега вдруг распахнулись, ивы и цветы остались позади. Перед нами открылась широкая вода, заросшая камышом.


Тут где-то рядом, вокруг нас, миллионы мальков; есть среди них и дети «бронзовой». Поглядеть бы на них! Я нагибаюсь к борту лодки, вглядываюсь в воду. Нет, ничего не видно.


- Да разве их тут заметишь, - смеется Вася: - они сейчас больше у шлюза толкутся. А здесь, среди камышей, их не углядишь. Вон какие джунгли, не пробраться!


Необычный буксир


Нашу лодку всё плотнее обступали камыши. Они обвивались вокруг шеста, шуршали о края лодки. Мы продвигались с трудом, всё медленнее. Вот и совсем остановились.


Уперся Вася шестом изо всех сил, и вдруг раздался треск. Мой спутник ткнулся о борт. Лодку сильно качнуло.



- Так, - сказал Вася, задумчиво разглядывая обломок шеста, - значит, сели.


Как обидно! Заросли почти кончились, еще бы немного - и вышли бы мы на водный простор. А тут радуйся. И ветра нет. Застряли: ни туда, ни сюда. Да еще комар над ухом: «дзззз!»… Веселое дело: зайдет солнце - заедят кровопийцы!


- Вася, а Вася, - говорю я, - рыбы над нами, наверно, смеются!


- Рыбы - не знаю, - ворчит Вася и ожесточенно хлопает себя по шее, - а комары поиздеваются!


- Может, спрыгнем в воду, добредем как-нибудь до берега?


- В крайнем случае придется, только тут ила много, увязнете.


В этот момент где-то недалеко за камышами затарахтел мотор.


- Ура! - восклицает Вася. - Спасены!


- Что это?


- Косилка.


- Косилка? Что же ей тут косить на воде?


- А камыши. Это подводная камышекосилка.


Гул доносился из густого камыша, который стоял за водной поляной. Но косилки не было видно.


Гул нарастал. Вдруг верхушки камыша дрогнули и он целыми рядами стал валиться в воду. Показалась плоскодонная лодка. Это и была подводная косилка.


Вася объяснил, что в лодке есть подвижной вал и на нем укреплена коса; она может спускаться в воду на разную глубину и косить камыш. Работает коса с помощью мотора.


Чем глубже срезать камыш, тем лучше, - он не так отрастает. А выкашивать его надо, потому что он приносит рыбхозу вред. В местах, где растет камыш, не встретишь много рыбьей молоди.


Отчего? Да оттого, что там, в затененных местах, куда хуже проникают лучи солнца, меньше планктона. Меньше корма. Ученые предполагают еще, что камыши выделяют какое-то вещество, вредное для мелких организмов.


Работали на косилке двое: моторист и девушка - уборщица. Она сгребала плавающий вокруг лодки скошенный камыш в сторону.


Но вот камышекосилка кончила работать, и тогда мы подали сигнал бедствия, подняв на обломке шеста мой пестрый платок.


Мне приходилось ездить поездом, в автомашинах, на бричке, на телеге, летать на самолете, плавать на пароходе, на моторной лодке, но ехать на буксире у косилки, да еще подводной, - такого еще не бывало!


Да и способ буксировки оказался у нас особый. Подрулив к нам, моторист Митя добродушно посмеялся над нами, на что мы нисколько не обиделись, а потом скомандовал Васе: «Ну, цепляйся». И Вася крепко ухватился за борт камышекосилки. Так и поехали.


Косилка оказалась чудесным буксиром, - она лихо потащила нас по водной аллее канала.


Нам приходилось всё время низко кланяться ивам, которые хлестали нас с размаху. А озорной Митя - моторист, увидев это, весело закричал: «Ага, попались в мои руки, кланяйтесь пониже!» И еще надбавил ходу.


У шлюза


Солнце спустилось уже совсем низко, - коснулось краем воды. И всё вокруг: небо и деревья - стало золотым с красноватым отблеском.


Так, среди этого великолепия, проследовали мы путем мальков к шлюзу.


Вдруг впереди, совсем близко, раздался выстрел, и туча ворон с криком пролетела над самым сводом нашей водной аллеи. Отдельно от ворон, в сторону, полетела большая белая- птица с черными крыльями.


Я не успела спросить, что это значит, как косилка прибуксировала нас к берегу канала.


Мы попрощались с мотористом и поспешили к шлюзу, который оказался рядом.



На мостике шлюза виднелся человек. Перегнувшись через перила, он целился в воду каким-то орудием, напоминающим острогу. По черным с проседью волосам я узнала директора рыбхоза, с которым познакомилась недавно. Рядом у перил стояло ружье.


- Это вы стреляли?


- Я, Васи-то не было! Одолело воронье, да еще цапля явилась. Так и таскает рыбешку. Жаль, промазал! А вчера застрелил. У нее шестьдесят сазанчиков оказалось в желудке. От птиц хоть отстреляешься, а вот с этими приходится по - другому воевать.


Я посмотрела, куда целился директор своей острогой.


Вода у шлюза была черной от массы рыбьих стай, которые то. толклись на месте, то, срываясь, кидались куда-то в сторону.


Вот они, мальки, бессчетное рыбье потомство. Сколько их! Но что это шевелится среди мальков? Змеи! Да какие большие! Спины у них разрисованы темными и светлыми квадратиками, точно шахматные доски.


- Что это?


- Обыкновенные водяные ужи. Таких не видали? Неопасны. По крайней мере для людей. Зато гроза мальков!


Да, таких у нас на севере не бывает. Наши маленькие, серенькие, безобидные ужи - крошки по сравнению с этими разъевшимися обжорами.


Зацепившись хвостами за деревянные сваи, они медленно покачиваются в самой гуще мальков.


Глупые, глупые малыши! Они совершенно не боятся ужей. Не чуют смертельной опасности!


Между тем то одна, то другая пасть широко разевается - и вот уж нескольких рыбок как не бывало…


- Вася, принимай! - кричит директор, бьет острогой и, поддев извивающееся шахматное тело, швыряет на берег под ноги Васи. Вася взмахивает обломком шеста.


Появляется "рваный плавничок"


У шлюза стояла лодочка. Я забралась туда и опустила руку в черную живую воду, быстро сжала кулак и выдернула руку. В кулаке слабо бились рыбки. Я распрямила пальцы. На ладони запрыгало несколько мальков сазанчиков с темными спинками. Один из них был покрупнее, побойчее, плавничок у него на спине был надорван.


Из чьих зубов ты вырвалась, бойкая рыбка? Чья ты? Может, ты - «рваный плавничок» - один из детей нашей «бронзовой»?


Разглядывать некогда, - малыши просятся в воду, стараются спрыгнуть с ладони. Двое, послабее, обессиленные, легли на бок, но «рваный плавничок» уже на краю ладони. Раз - и шлеп в воду! За ним другие.


Я спускаю руку за борт, и те, что лежали неподвижно, оживают - начинают плавать, сперва медленно, потом быстрее и быстрее.


В воде сверкает что-то большое; вот мелькнула широкая золотистая спина.


- Вася, - кричу я, - уж не наша ли «бронзовая» приплыла поглядеть на своих детей и на «рваный плавничок»?


- Может, и она, - откликается Вася, продолжая расправляться с ужами, - только лучше бы ей не приплывать, - еще ненароком сглотнет своего детеныша. Хотя сазаны - рыбы мирные, но, случается, и хищничают. А здесь сейчас не очень- то сытно. Вот только пускай соберется их больше у шлюза, мы их крупной сетью изловим. Нечего больше в рыбхозе разгуливать. Выполнили свое дело - и хватит!


Пятнадцатый


А что делает «рваный плавничок»?


Попав опять в воду, он поспешил подальше от опасного места, бросаясь то в одну, то в другую сторону. Потом спустился вглубь. Когда же окончательно пришел в себя, то заметил, что он один. Его стайки не было.


Рядом проплывали рыбки; он рванулся к ним. Но то были мальки леща, еще меньше, чем он, тоненькие, с большими черными глазами. Он вильнул хвостом, завернул направо и тут увидел другую стайку. Это были такие же, как он, пузатенькие сазанчики, и он тотчас присоединился к ним.


Стайка плыла к шлюзу.


На сваях, зацепившись хвостами, по - прежнему висели ужи. Выставив вперед голову, один из них пристально смотрел на приближающуюся стайку. Рыбки плыли прямо на него.


Голова вдруг качнулась вперед - наш сазанчик увидел перед собой черную разинутую пасть, увидел, как одна за другой исчезали соседние рыбки. Он заметался, но страшная пасть неумолимо надвигалась.


Вдруг перед самым носом малька пасть захлопнулась. Что-то длинное, темное пронзило воду и пригвоздило ужа к деревянным сваям. Он бил хвостом, волны поднимались вокруг.


«Рваного плавничка» отбросило далеко в сторону. Он, конечно, не знал, что спасителем его был директор, который поднял извивающегося ужа и швырнул на берег.


- Пятнадцатый, - сказал директор, - всё. Больше времени нет. Действуй, Вася, продолжай баталию.


И директор передал свое оружие студенту.


Новые страхи


А «рваный плавничок» отсиживался в подводных зарослях. Там не видно было пятнистых чудовищ. Зато вскоре он заметил красноватого червячка, ползающего между стеблями. Лакомая пища! Последнее время еды тут было маловато.


«Рваный плавничок» бросился к добыче, но его опередил другой малек, - он схватил червячка.



В ту же секунду темное гибкое тело ринулось откуда-то сверху. Цепкая волосатая лапа чуть не задела нашего сазанчика. Он ускользнул в сторону, а лапа схватила рыбку, поймавшую червяка.


Лапа поднесла малька к голове со страшными челюстями- ножницами, острые челюсти впились в рыбку. Она била хвостиком, стараясь вырваться, но всё было кончено, - личинка жука плавунца - а это была она - никогда не выпускает добычи!


И она умчалась с мальком, у которого еще торчал изо рта червячок.


Страхи какие!


«Рваный плавничок» забился в самую гущу подводного леса.


Еще одна личинка жука проплыла мимо, но его не заметила.


Всё же долго прятаться не будешь, - еда сама в рот не идет.


Сазанчик выбрался из зарослей. Ничего страшного как будто нет. Съел по дороге несколько крохотных рачков и снова поплыл туда, куда течение неудержимо влекло его вместе с другими мальками.


Он снова увидел впереди, сазанчиков и присоединился к ним. И с новой стайкой устремился к шлюзу.


На этот раз шлюз был открыт. Ворота, у которых мальки толпились столько времени, распахнулись. И «рваный плавничок» со своей стайкой и другие стайки - все сплошной черной массой ринулись в ворота. Там, впереди, был простор.


Но вместо этого «рваный плавничок» попал в узкое темное помещение. Бросился направо, налево. Выхода не было. А мальков становилось там всё больше. Не то что плыть - двигаться стало невозможно. И тогда что-то щелкнуло. Он почувствовал, что куда-то падает, и очутился… в реке.


Конечно, он не мог понять, что с ним случилось.


А просто он с другими рыбками попал в бачок счетчика. Ведь мальков из рыбхоза выпускают в реку, а директор должен знать, сколько же их выращено.


Один рыбовод придумал особый прибор - счетчик. Установили его в воротах шлюза. Так что мальки, проходя через ворота, непременно попадали в бачок счетчика.


Когда бачок наполнялся, он опрокидывался, и тогда машина щелкала: раз!. Еще одна порция. А сколько мальков помещалось в бачке, было подсчитано раньше.


Путь к морю


Не зная, что он уже подсчитан, «рваный плавничок» бойко плыл со своей стайкой по широкой реке. Рядом с ним был вертлявый сазанчик с царапиной на боку.


Не успели они проплыть и нескольких шагов, как к ним метнулась какая-то тень, раскрылась зубастая пасть.


«Рваный плавничок» шарахнулся в сторону, но с другой стороны, широко разинув рот, ринулась на него толстая рыба поменьше, с такими же страшными зубами. Ему удалось ускользнуть и от этой беды. Он успел лишь заметить, что стайка поредела.


Потом началось что-то непередаваемое: справа и слева на него и на его товарищей кидались рыбы большие и поменьше. Щуки, окуни, судаки… Всюду были оскаленные морды, разинутые пасти, удары сильных хвостов мутили воду.


Перепуганный, оглушенный, он едва успевал увертываться от острых зубов.


Наконец ему удалось забиться в подводные заросли.


Около него оставался лишь вертлявый сазанчик с царапиной на боку. В зарослях было спокойнее.


Мальки отдохнули и двинулись дальше.


Скоро встретили они массу сазанчиков, которые плыли в том же направлении.


Всё-таки здесь было хорошо, привольно и корма хоть отбавляй. Только глядеть надо было в. оба!


Как бы то ни было, «рваный плавничок» и сазанчик с царапиной, окруженные своими новыми товарищами, плыли себе да плыли по течению, спускаясь всё ближе к морю.


Чем дальше они плыли, тем чаще встречались подводные заросли. Наконец рыбки попали в настоящие джунгли. Подводная растительность была здесь так густа, стебли переплетались так цепко, что мальки с трудом могли двигаться. Всё же они находили щели в гибкой толще растений, заполнивших воду, и всё пробирались и пробирались вперед, туда, куда их неудержимо влекло…


Вот уже свободнее стало плыть, уже близок манящий простор моря.


«Рваный плавничок» выплыл, наконец, из зарослей, и его уже покачивали волны.


Какие опасности подстерегали сазанчика здесь? Пока что тут было славно, - простор без края и границ, много таких же, как он, рыбок, много пищи. И, весело резвясь с другими мальками, он исчез вместе с ними в морских волнах.


Вот что было с «рваным плавничком».



Разговор на плотине


А в это время через шлюз всё шли да шли мальки сазанов, лещей, воблы, и бачок счетчика то и дело наполнялся и опрокидывался.


Мальки шли днем и ночью, и казалось, им не будет конца.


Целыми днями дежурили здесь сотрудники рыбхоза, били ужей и лягушек, разгоняли птиц, которые так и вертелись у шлюза. А за шлюзом, в реке, попрежнему строем стояли хищные рыбы и подстерегали мальков.


Однажды собрались - у шлюза директор, рыбовод Аня, студент Вася, моторист Митя. И директор сказал:


- Вот какое дело, товарищи: мы выращиваем мальков и выпускаем их в море, чтобы они там выросли и вернулись в наши реки крупными сазанами и лещами. А сколько этих мальков уничтожают по пути хищники! Надо подумать, как лучше с ними бороться.


- Нужно побольше отлавливать щук, окуней, сомов, - сказал Вася.


- Мы это и делаем, - отозвался директор, - но ведь всех не переловишь. Путь к морю не близок, всюду не расставишь сетей.


- Может, мальков постепенно выпускать, - посоветовала Аня. - Не всех сразу, а отдельными партиями, тогда не так много хищников будет собираться у шлюза.


- Наоборот, - возразил директор, - ведь чем больше сразу их выпустить, тем больше малышей благополучно доберется до моря. А я вот что думаю. Надо их выпускать раньше. Они ведь давно толпятся у шлюза - просятся.


- Ну ведь если они будут еще меньше, их еще легче будет обидеть! - воскликнул студент.


- Вот и нет, - улыбнулся директор. - Кто их больше всего ест? Окунь, щука, судак - крупные хищники. Если мальки будут совсем. крошечные, они легче проскочат сквозь строй хищников, да. те, пожалуй, и внимания на них не обратят. Стоит ли гоняться? Такими не наешься! А в море мальки будут скорее расти.


- А верно ведь! - обрадовался Вася.


- У меня есть идея, - сказал моторист Митя. - Пустите меня с моей косилкой к морю, - они там в водорослях путаются; я как стегну косой - сразу распахну им в море ворота: милости просим!


- Увлекся, дорогой мой, - сказал директор, - слишком много косилок потребуется… А в общем о многом надо подумать, посоветоваться с учеными, как лучше сберечь наш «урожай». Может, сумеем возить в прорези мальков.


Так они говорили. А я стояла тут же, слушала их разговор и жалела, что не моторист и не могу расчистить малькам дорогу косилкой, что я не рыбовод и ничего не могу придумать для спасения маленьких беспомощных рыбешек.


Но директор, и рыбовод Аня, и Вася, и Митя - моторист - все думали об этом. Все тревожились о рыбках, и это меня радовало. Я знала, что если много людей, да еще опытных специалистов своего дела, начнут упорно искать и думать, то уж, наверное, придумают что-нибудь хорошее.


И я уверена, что малькам, которые выйдут из этого шлюза на будущий год, легче будет добраться до моря, больше их доберется и не придется им избегать так много опасностей и переживать столько страхов, как нашему «рваному плавничку».



Еще несколько страничек о рыбах



Дела и мечты


В этой книжке я хотела хоть немного познакомить вас, друзья мои, читатели, с увлекательной работой ученых - ихтиологов и рыбоводов - практиков.


Рассказала я вам, понятно, далеко не обо всем и даже не обо всем самом главном, а лишь кое о чем, и то очень коротко.


Где только я не побывала, чего не повидала, когда собирала материал для этой книги, встречалась со многими рыбоводами - учеными и рядовыми работниками!


Видела я «водяной лифт», который устроен в плотине Цимлянской гидроэлектростанции; наблюдала, как рыбы «принимают соленые ванны»; их купали, чтобы уничтожить опасных паразитов, от которых рыбы болеют. Вместе с директором одного рыбхоза взвешивала крошечных севрюжат и осетрят, - надо было проверить, хорошо ли они подрастают. А росли они в пруде - неслыханное дело для осетровых! И были эти осетрята инкубаторные - искусственно выведенные людьми…


Да разве всё перечислишь!


И так меня заинтересовали дела и мечты рыбоводов, что я от души за них порадовалась и даже чуть - чуть позавидовала людям, которые заняты увлекательной этой работой.


Много в ближайшие годы будет построено новых рыбозаводов, много будет создано рыбных хозяйств. Там заботливо будут выращивать миллионы мальков самых денных рыб для водохранилищ, озер, рек. Добрались ихтиологи и до морей, начинают и там хозяйничать, улучшая и обновляя подводный мир.


Такую работу уже начали в Каспийском море.


Там обитают ценнейшие наши рыбы: осетры, белуга, севрюга, сельди, сазан и многие другие. Чтобы жилось им лучше, чтобы на Каспии стало больше рыбьего корма, перевезли из Азовского моря в Каспийское особого донного червя - нереис. Места, куда его переселили, точно заметили на карте. Он прижился и быстро размножается. Уже попадаются осетры, желудки которых набиты этой сытной и лакомой добычей.



Еще раньше переселили в Каспийское море черноморскую кефаль. Теперь каспийские рыбаки ловят немало отличной крупной кефали.


Между прочим, кефаль сначала поймать не удавалось: она выбрасывалась из воды, перепрыгивала через край невода - и поминай как звали! Пришлось черноморским рыбакам приехать на Каспий, научить товарищей ловить эту новую рыбу.


И ловили ее обычно так: связывали много рогож и окружали этой пловучей рогожной лентой выслеженный косяк кефали. От рогож падала в воду тень. Очевидно, кефали она казалась каким-то препятствием, которое надо преодолеть.


Что тут начиналось! Кефаль выбрасывалась из воды десятками, сотнями и, прыгая через воображаемое препятствие, попадала на рогожи. Можно сказать, сама кидалась людям в руки.



Теперь ловят кефали и по - другому - подъемным, или ставным, неводом. Ставным он называется потому, что сети с трех сторон высоко приподняты над водой. А когда косяк кефали окружен, - поднимают и четвертый край невода. Из такого ковша, как ни прыгай, не уйти!


Увлекательную книгу можно написать о том, как перестраивается растительный и животный мир Каспийского моря.


Большие работы начаты нашими рыбоводами, еще большие задуманы. Но, чтобы осуществить все эти замыслы и мечты, надо еще лучше изучить подводный мир, всех его обитателей.


Познакомимся поближе


Прелюбопытные существа - рыбы. Чем больше с ними знакомишься, тем они оказываются интереснее.


Просто удивительно, как приспособились они к жизни в воде! Сельдь и лосось формой тела напоминают подводную лодку. Плавают они очень быстро, так и рассекают воду. У сельди чешуя, которая покрывает бока, образует на брюхе острый киль.


Ну чем не подводная лодка!


Точнее, впрочем, было бы сказать наоборот: подводная лодка похожа на этих быстроходных рыб; строители нарочно придали ей такую форму, чтобы она могла быстрее передвигаться.


У леща уже совсем другая форма тела - сплющенная с боков. Лещу и не приходится преодолевать большие расстояния, быстро плавать, зато, имея плоское тело, удобно пробираться среди водорослей.


Щука тоже долго и быстро плыть не может, зато она умеет из засады стремительно кидаться на добычу. Тут ей помогает сильный хвостовой плавник. Его силу еще увеличивают другие плавники.


Плавники также служат рыбам рулями поворотов и глубины, помогают скорее плыть или, наоборот, тормозят движение. А летучая рыба распускает большие грудные плавники, словно крылья, и пролетает сотни метров, отталкиваясь от воды хвостом и планируя.


На рисунке (смотри стр. 91) хорошо видно, что нижняя часть хвостового плавника у летучей рыбы длиннее верхней. Действуя им подобно лодочному мотору, рыба и совершает свои взлеты.


Многие рыбы умеют великолепно маскироваться.


Вероятно, вы видели камбалу. Плоское ее тело с одной стороны совсем светлое, с другой - желто-бурое, под цвет песка. Ляжет на дно - и будто исчезла. Если песчаное дно усеяно камнями, то и камбала покрывается темными крапинками, становится рябенькой.


Однажды под аквариум со стеклянным дном, где жила камбала, подложили лист картона, половина которого была выкрашена в белую краску, а половина - в черную. Подсунули картон так, что голова камбалы, которая лежала на дне, оказалась на черном фоне, а тело - на светлом. И что бы вы думали! Окраска рыбы начала меняться буквально на глазах. Через несколько минут вся камбала потемнела.


Взгляните на рисунок. Очевидно, она хотела стать незаметной, но на светлом фоне выделяется отчетливее, чем раньше. Это, конечно, была неудачная маскировка.



Нет, тут не было ошибки. Дело в том, что камбала-то видела только темный фон, ведь ее голова лежала над черной частью картонного листа. Еще пробовали нацепить камбале цветные очки. И тут пыталась она замаскироваться под цвет стекол.


Могучее оружие


Многие рыбы снабжены для нападения и защиты сильным оружием - ядом. Ядовитые железы находятся возле колючих лучей плавников или у игл и шипов.


Попробуй уколоться о морского ерша - вся рука распухнет! Даже уколы судака, сома и других, «обычных», рыб причиняют сильную боль, и ранка долго не заживает.


У некоторых рыб, например у электрических скатов и угрей, электрических сомов, есть особые органы, вырабатывающие электрический ток. Если человек дотронется до такой рыбы, он получит чувствительный электрический удар. А небольших рыбок или лягушек подобный удар убивает или парализует, и они становятся легкой добычей хищника.


Двойное дыхание


Животные, которые дышат кислородом воздуха, не могут пробыть под водой дольше нескольких минут, - они погибают. В свою очередь, рыба, вынутая из воды, вскоре «заснет».


Однако есть рыбы, которые некоторое время могут прожить и в необычной для них обстановке. Дело в том, что у многих рыб существует еще и кожное дыхание. Оно, например, отлично развито у карася. Он лучше других рыб выносит перевозку в мокром мху и живет в воде, в которой мало кислорода. Долго могут прожить без воды угри. Наблюдали не раз, как ночью по мокрой, росистой траве ползли угри, перебираясь из высыхающего озера в полноводное или в реку.


Вспомните, как дышит макропод. Он дополнительно захватывает порцию воздуха, катает во рту эти воздушные шарики и обогащает при этом кислородом воду, чтобы погнать ее затем в лабиринт - особый наджаберный орган, который у него развился. Это дополнительное дыхание позволяет макроподам и другим лабиринтовым рыбам жить в стоячей, бедной кислородом воде.


И двойное дыхание, и форма тела, и умение изменять окраску, и многое другое, о чем мы только что говорили и о чем еще расскажем дальше, - все эти поразительные приспособления сумели в течение многих веков и тысячелетий выработать в себе рыбы, борясь за существование, приспосабливаясь к вечно изменяющимся условиям жизни.


Говорят ли рыбы?


Есть старинная поговорка: «Нем, как рыба».


А рыбы-то, оказывается, вовсе не такие уж немые, некоторые издают звуки.


В одном научном институте в Москве занимаются не совсем обычной работой, - ученые стараются, как шутят рыбоводы, «завести разговор с рыбами».


Если говорить всерьез, - они изучают, какие звуки рыбы могут улавливать и какие издают сами.


Прежде всего, чем рыба слушает? Таких ушей, как у всех высших животных, у рыб нет, это верно. Рыбье ухо не имеет ушной раковины. Орган слуха у них устроен проще и приспособлен к тому, чтобы улавливать те мельчайшие колебания воды - звуковые волны, - при помощи которых распространяются в воде звуки.


Рыбы различают различные тона. Так, например, карликовых сомиков приучили к обеденному сигналу - свисту определенного тона. И сомики сплывались на этот свист, чтобы получить лакомые мясные крошки.


Ну, а чем же рыба «говорит»?


Оказывается, главный рыбий «орган речи» - плавательный пузырь. Рыба «говорит», выпуская из пузыря воздух.


Звуки, которые издают некоторые рыбы, заметно отличаются от «голоса» других рыб. Да и одна и та же рыба «говорит» по - разному, смотря по тому, спокойна ли она или чем-нибудь напугана.


Голоса рыб весьма разнообразны. Каких только звуков не услышит внимательный наблюдатель! Самые «шумные», с нашей точки зрения, - это рыбы тропических морей.


Малайские рыбаки, выслеживая косяки, с давних пор «слушали» рыбу. Для этого старший, самый опытный, рыбак, перегибаясь через борт лодки, окунал голову в воду и с полминуты, пока хватало дыхания, прислушивался.


Сейчас существует прибор гидрофон - своего рода подводные уши. С его помощью можно слышать подводные звуки и шумы.


Звуки, которые издают рыбы, ученым удалось записать на пленку магнитофона, так что их можно воспроизводить. Послушав ихтиологов, можно подумать, что они и на самом деле «затевают разговор с рыбами»! Ведь рыбы отлично различают шумы, свист, звуки разных тонов. Почему бы им не услышать и голоса своих товарищей, записанные на пленку? Для этого надо лишь организовать для них радиопередачу!


Да так, очевидно, и будет. Ученые как раз и собираются это сделать. Рыбам будет транслироваться магнитофонная запись, конечно усиленная, чтобы слышно было далеко.


Среди записанных звуков, очевидно, есть и выражения удовольствия, и сигналы тревоги, которые подавали рыбы - разведчики и вожаки, сигналы призыва и всевозможные другие.


Представьте себе, что, услышав призывные голоса своих товарок, рыбьи толпы начали бы собираться на этот радиозов, создавая, как говорят ихтиологи, промысловое скопление рыб.


Большое спасибо сказали бы им за это рыбаки.


Шестое чувство


Каждый первоклассник твердо знает, что у человека пять органов чувств. Какие же органы чувств у рыб?


О слухе рыб мы уже говорили. Несколько слов о зрении. Глаза у рыб выпуклые и расположены так, что многие видят, одинаково во все стороны. Видят почти всё, что делается впереди, позади, сбоку, внизу, над головой. Но лишь вблизи, - отдаленные предметы различают неважно. Ведь вода не так прозрачна, как воздух, да и освещение в реке или море плохое, - вода задерживает лучи света. Чем глубже, тем темнее становится подводный мир. В глубине морей и океанов царит вечный мрак. Однако всюду умеют рыбы ориентироваться. Некоторые глубоководные жители зажигают, подобно светлячкам, собственные «цветные фонарики». Такие огоньки вспыхивают у них и на голове и в разных местах поверхности тела.


Для чего служит подводная эта иллюминация, - еще точно не выяснено. Жизнь подводного мира еще не изучена, многое еще непонятно. Предполагают, что разноцветные эти огоньки являются какими-то сигналами, служат и для того, чтобы приманивать добычу, и для того, чтобы ее осветить, лучше увидеть.


Значит, они помогают глазам.


Глазам помогают и слух и другие органы чувств.


Неплохо развито у рыб обоняние.


Вероятно, вам покажется странным, как это можно что- нибудь нюхать в воде.


Мы можем, конечно, распознать, чем вода пахнет, понюхать ее, так сказать, сверху, с воздуха.


Если же кто-нибудь вздумает нырнуть и потянет носом воду, такой любитель подводных запахов лишь наберет в нос и в рот воду и будет долго кашлять, сморкаться и отплевываться.


У рыб получается по - другому. У каждой на конце рыла с обеих сторон находится по две обонятельных ямки, заменяющих наши ноздри. Полость этих ямок выстлана слизистой оболочкой; здесь разветвляются обонятельные нервы, они и сигнализируют о всевозможных запахах. Особенно развито обоняние у акул, - издали чуют они добычу.


Есть у рыб и вкус. В этом отношении у них, как выяснили ученые, много общего с вами, мои маленькие читатели. Они, как и вы, страшно любят сладкое.


Любопытно, что рыбы чувствуют вкус не только вкусовыми сосочками, которые находятся во рту. Такие сосочки расположены у некоторых рыб, например у карпа, чуть ли не по всему телу. Налим и сом могут ощущать вкус усами, а некоторые морские рыбы - плавниками.


Пожалуй, это тоже нелегко себе представить. Ну, что бы мы почувствовали, если, скажем, кусочек шоколаду приложить нам к голове или к правому боку! Но, если подобным образом угостить карпа, он, может быть, получит от этого удовольствие.


Чувство осязания тоже отлично развито у рыб. Рыба ощущает самое легкое прикосновение. По всему телу рыбы разбросаны чувствительные точки, а также точки холода и тепла. У многих есть усы и другие своеобразные щупальцы. Были обнаружены совершенно слепые, точнее, просто безглазые, глубоководные рыбы, у которых имелись длинные - предлинные плавниковые лучи. Вероятно, эти лучи - щупальцы в какой-то степени заменяли этим рыбам глаза.


Мы пока насчитали пять чувств. Сейчас скажем и о шестом.


Рыбакам в сети попала как-то щука, у которой глаза были затянуты плотной белой пленкой. Щука была слепая, и тем не менее оказалась она крупной и упитанной. Как же ловила она добычу? Ведь таких щупальцев, как у безглазой глубоководной рыбы, у нее не было.


Слепую щуку поместили в большой аквариум. Как только в аквариум пускали какую-нибудь рыбку, щука настораживалась, почуя добычу, бросалась за ней и настигала рыбку не хуже, чем зрячая. В погоне за рыбешкой щука скользила у самого края аквариума, стремительно проносилась возле камней, положенных в воду, но никогда не стукалась о стекло, не задевала камней.


Тут действовал особый орган - боковая линия. А это вот что такое. Вдоль тела щуки, как и вдоль тела большинства рыб, по правому и по левому боку тянется под чешуей особый канал. К нему примыкают чувствительные клетки, а к ним протягиваются тончайшие веточки от специального нерва. Эту линию можно видеть, например, на треске (см. рис. на стр. 21).


Плывет наша щука возле стенки аквариума; от ее движений вода ударяется о стенку, легкие волны откатываются обратно и попадают на боковую линию. Вот щука и чувствует, что на пути препятствие, и во - время его обходит.


Боковая линия помогает рыбам чувствовать и слабое течение, и давление, то есть улавливать токи воды.


Если к этому прибавить, что у рыб есть чувство равновесия, что на глубине, куда не проникают солнечные лучи, некоторые рыбы зажигают собственные «фонарики»; если вспомнить, что рыба, как барометр, чувствует приближение грозы - перед грозой поднимается к поверхности воды и заглатывает пузырьки воздуха, - если обо всем этом поразмыслить, то, пожалуй, не будешь так изумляться тому, как это горбуша, кета, лососи, осетры, севрюга и другие рыбы, путешествуя без компаса и без других приборов мореплавания, находят пути в бурных морях и океанах и благополучно прибывают в свои рыбьи «гавани».


«Грамотные» рыбы


Ихтиологи поставили опыт.


В небольшой аквариум поместили нескольких пескарей. Им начали спускать под воду корм в маленькой красной чашечке. Вместе с красной чашечкой спускали еще три, точно такие же, но серого, белого и черного цвета. Эти были пустые.


Пескари очень быстро научились отличать свою красную кормушку от других чашечек, и, хотя чашки всё время меняли местами, рыбки сразу устремлялись к красной, где бы она ни появлялась.


Оказалось, что рыбы не только различают цвета, но и оттенки одного и того же цвета.


Ученые также выяснили, что рыбы различают форму предмета, не спутают кубик с шаром или пирамидой. Они могут отличать друг от друга даже крупные буквы. Давая, например, рыбе корм в то время, когда возле кормушки появляется буква К, можно добиться того, что они начнут отличать букву К от О или от С. И даже коротенькое слово, состоящее из четырех букв, они могут отличить от другого слова, сложенного из других букв.


Таких дрессированных рыб, пожалуй, и в цирке можно было бы показывать. При этом дрессировщик мог бы объявить, что он «научил рыб грамоте».


Давайте вообразим на минуту, что мы в цирке.


На арену выкатывают платформу, на которой стоит большой аквариум. В нем плавают несколько десятков карпов.


Дрессировщик зажигает возле аквариума яркую лампу и ставит около нее большие картонные буквы: Л, Е, Щ.


Публика читает: «ЛЕЩ».


Карпы спокойно плавают.


- Смотрите, - говорит дрессировщик, - они знают, что их не так зовут!


Он убирает эти буквы и ставит другие: К, А, Р, П.


«КАРП», - читает публика. И вдруг все смеются, потому что видят: карпы тоже прочитали свое имя. По крайней мере, они со всех сторон сплываются к лампе, возле которой чернеет слово «КАРП».


- Отлично, - говорит дрессировщик, - вам можно поставить по чтению 5! Ну, а как вы отнесетесь к этому?


Он быстро убирает слово «КАРП» и ставит новые буквы: С, О, М.


- Сом! Гроза карпов!


И все наблюдают, как карпы бегут, спасаются от страшного этого слова, как будто сом и на самом деле появился перед ними. Они устремляются к зарослям и забиваются в подводную чащу аквариума.


Вы, конечно, понимаете, что «грамотные» карпы были выдрессированы так: на буквы К, А, Р, П они получали корм, а когда у лампы появлялись зловещие буквы С, О, М, - их пугали.


«Разговоры с рыбами» и дрессировку рыб на узнавание предметов, на умение различать очертания букв и много всяких других опытов проводят ученые в аквариумах, в лабораториях и прямо на прудах или озерах для того, чтобы лучше узнать природу рыб, понять их поведение.


А это поможет сохранить и быстрее умножить наши рыбные богатства.


Слово юным рыболовам


Может быть, кто-нибудь из вас тоже захочет заняться увлекательной работой рыбовода (когда окончит школу, конечно!).


Но если рыбоводами станут всё же немногие, то уж рыболовами, наверное, каждое лето становится добрая половина ребят, особенно мальчики десяти - двенадцати лет.


Вам, юные рыболовы, и хочу я сказать несколько слов. Каждый уважающий себя рыболов не закинет удочку когда попало и как попало. Он знает, в какое время лучше ловится щука, где водятся головль и язь, на какую приманку лучше всего берет судак.


У многих есть еще свои, особые, приметы.


Сколько интересного, порой неожиданного случается во время ловли! Заведи «дневничок рыболова», записывай свои наблюдения, случаи, происшествия…


Твои записи могут принести немалую пользу ихтиологам.


И еще важное поручение тебе, юный рыболов: помоги охранять рыб.


Помни, в рыбной ловле, как и при охоте на пушного зверя и дичь, существуют строгие правила.


Есть заповедные зоны, где рождается и подрастает рыбья молодь. Существуют сроки запрета, когда нельзя ловить ту или иную рыбу.


Сети на каждую рыбу тоже должны быть особые, чтобы молодь свободно могла уйти сквозь ячеи, - ведь ей еще расти надо!


Всё это следует знать рыболову, и большому и маленькому, и объяснить тому, кто эти правила нарушает. Если же тебя не послушают, - сообщи охране.


Пусть каждый рыболов станет другом и помощником рыбовода. Ведь наши охотники и рыбаки - это не опустошители природы, а разумные ее хозяева, которые берут ее дары и богатства и вместе с тем заботливо охраняют их, - чтобы мир вокруг становился еще интереснее, разнообразнее и прекраснее.








Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий