|
Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Философия КультурыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


РГО | НО РГО Kon-Tiki Fest

Остров Пасхи 1955–56

Тур Хейердал



«Вокруг острова и над ним простираются без конца и края море и небо – безграничное пространство, несравненная тишина. Человек, живущий здесь, всегда прислушивается неведомо к чему, чувствуя подсознательно, что находится в преддверии чего – то еще более великого, лежащего за пределами его восприятия».


Кэтрин Раутледж, английский археолог.


Английский археолог Кэтрин Раутледж отправилась в 1914 году на паруснике к острову Пасхи, чтобы больше узнать об удивительной истории острова. Она углубилась в культуру и историю острова Пасхи больше, чем кто – либо другой. Все шестнадцать месяцев, что Кэтрин провела на острове, она трудилась над разгадкой его тайн, но ей это не удалось и, после экспедиции, она написала книгу «Загадка острова Пасхи».


Первый раз Тур услышал об острове Пасхи, когда был еще мальчиком. Тур видел себя в будущем путешественником, первооткрывателем. Хотя открывать было больше нечего, Тур не отказался от своей мечты, он думал, что мир полон неразгаданных тайн, например, есть загадка острова Пасхи.


Тур собирался организовать экспедицию, которая «начала бы первые систематические археологические раскопки на острове Пасхи». Имея опыт экспедиции на «Кон – Тики» и на Галапагосские острова, он не понимал, что могло препятствовать людям из Южной Америки добраться до острова Пасхи, иначе откуда могли бы прийти первые поселенцы острова, если не из Перу, где они также высекали гигантские каменные скульптуры, изображавшие людей. Хейердал отправился в экспедицию, чтобы обосновать ранее выдвинутую гипотезу, он стремился сделать остров своей лабораторией.



Остров Пасхи – самое уединенное место в мире, почти 4000 километров от Южноамериканского континента. На запад – 2000 километров до Мангаревы и Питкерна и 3600 на северо – запад до Маркизских островов. В 1955 году на острове не было аэропорта. Всего один раз в год на остров приходил военный корабль из Чили, чьей территорией является остров. Тур не мог поставить экспедицию в зависимость от такого редкого и ненадежного вида транспорта, он зафрахтовал траулер в Ставангере (Норвегия).


Хейердал находился в выгодном положении самофинансирования. С тем состоянием, что он заработал на экспедиции «Кон – Тики», он мог себе позволить пригласить ученых, и никто из американских археологов не заставил просить себя дважды. Кроме затрат на провиант, оборудование, топливо и фрахт судна Тур обязался платить и остальным участникам экспедиции по таким же ставкам, как на их обычной работе. С такими затратами он никогда не смог бы осуществить экспедицию, если бы зависел от официального финансирования, но Тур готов был пожертвовать свое состояние на поиски ответов на интересующие его вопросы. Экспедиция затратила шесть недель на дорогу от Осло до острова Пасхи.


Первый европеец прибыл на остров в 1722 году. Это был голландский адмирал Якоб Роггевен. Календарь показывал первый день Пасхи, поэтому он и назвал его островом Пасхи. Аборигены называли остров Те Пито – о – те – Хенуа, что означало «Пуп Вселенной». Другие местные названия в переводе звучат «Глаза, смотрящие в Небо» и более позднее полинезийское название -- Рапа – Нуи (Большой Рапа).


Легенды островитян повествуют, что остров был открыт королем Хоту Матуа. Он прибыл из страны, лежавшем в том направлении, откуда встает солнце, в шестидесяти днях плавания и привел с собой свиту из трехсот избранных лиц. Король покинул свою страну не из желания путешествовать, но потому, что там началась война, которую, как он понимал, он не мог выиграть. Бог Маке - Маке открыл ему, что если взять курс туда, где заходит солнце, там найдется большой остров. Родина Хоту – Матуе на языке аборигенов называлась Марае Ренга. После Хоту Матуа на острове правили еще пятьдесят семь королей. Тур предполагал, что король прибыл на остров примерно в 450 году. Письменности островитяне не имели, но на острове существовали загадочные надписи на деревянных пластинках. Согласно легенде, именно Хоту Матуа привез эти таблички с письменами, называемыми ронго – ронго. Похожие письмена были найдены на деревянных дощечках в Перу. Никому из ученых эти надписи не удалось еще расшифровать. Согласно легендам, на острове жили два народа, длинноухие и короткоухие. Тур считал, что длинноухие первыми высадились на берег. Название «длинноухие» они получили из–за того, что удлиняли свои уши, вешая на мочки груз, чтобы они вытягивались, -- такая мода известна среди многих культур, в том числе в Перу. Позднее на остров прибыли короткоухие с полинезийских островов на западе. Длинноухие принесли с собой искусство изготовления каменных статуй и они отправляли короткоухих на тяжелые работы в каменоломни. Долгое время два народа жили, в целом, мирно. На острове собирали хороший урожай, еды хватало. Позже равновесие нарушилось и началась гражданская война. На востоке острова есть плато под названием Поике, по легенде, на нем собрались длинноухие. С трех сторон плато возвышается над морем стеной в несколько сотен метров. Вдоль четвертой стороны длинноухие углубили естественный ров, заполнили его горючим материалом, чтобы, в случае нападения короткоухих, его поджечь. Некоторые короткоухие пробрались на плато и напали на длинноухих с тыла. Длинноухих оттеснили ко рву, где они почти все сгорели. Только трое смогли убежать, двоих затем убили, а одного, по имени Оророина, оставили в живых и от него произошли длинноухие, которые все еще жили на острове, когда туда прибыл Хейердал. Если считать по поколениям, то Оророина должен был родиться около 1650 года, а пожар мог произойти около 1680.


Экспедиция произвела раскопки на месте рва. Древесный уголь из рва, по анализам, выполненными лабораторией Национального музея в Копенгагене, можно датировать 1687 годом. Лабораторные исследования куска древесного угля из более глубоких слоев дали результат -- 387 год. Основываясь на археологических раскопках, Тур разделил историю острова на три периода. В первый период, с 400 до 1100 года н. э., прибывшие люди сумели организовать общество. Во втором с 1100 до битвы при Поике остров переживал свой расцвет. Период от битвы у рва до прихода христиан – период упадка. Победа короткоухих была куплена дорогой ценой. Битва изменила жизнь острова. Раскопки показали, что в первом и втором периодах на острове не было оружия, а в третьем его было очень много, появился каннибализм.


Археологических следов от первого периода не много. Это были платформы аху, которые служили жертвенниками для религиозных церемоний. Каменные блоки в них были так точно пригнаны, что между ними не оставалось щелей. Очевидно, что такая работа требовала мастеров высокого класса. Платформы строились долго и наиболее искусно выполненные части являются самыми древними. Тур предполагал, что техника инков была принесена на остров в полностью развитом виде, но постепенно она деградировала, строители стали использовать большей частью камни в необработанном виде. Далее, те, кто строил аху, потеряли к ним интерес и перешли к работе над статуями моаи. Высота статуй составляла в среднем четыре метра, но были и гораздо большие. Самые крупные, которые не были закончены, в вертикальном положении были бы высотой с семиэтажный дом, весом около девяноста тонн. Моаи перемещали на расстояние до одной мили, а затем устанавливали на аху. По мнению Хейердала, мастера острова должны были изначально принадлежать к более крупной культуре, которая распространилась через океан. Правда, моаи не похожи ни на какие другие скульптуры, но однажды ученые нашли статую другого типа. Статуя была неуклюжая и коренастая, четырех метров в высоту и весом примерно десять тонн. У этой статуи были легкоузнаваемые братья на континенте. Тур видел их в Тиауанако, древнем культурном центре у озера Титикака.



Далее было сделано еще одно интересное открытие. Во время раскопок одного моаи на его груди археологи увидели рисунок корабля в форме полумесяца с тремя мачтами и парусами. С его борта свисала веревка, на конце которой была привязана черепаха. «Именно так изображались папирусные суда на старинных сосудах из Перу». Папирус широко использовался в строительстве судов, для плавания вдоль побережья Южной Америки и по озеру Титикака. Тур предполагал, что в прошлом суда на острове строились для перемещения статуй вдоль берега. Расцвет строительства таких судов на острове Пасха давно закончился, но аборигены умели строить маленькие суда из камыша, который рос на берегах озер, образовавшихся в кратерах вулканов. Данный тростник не был диким растением, он выращивался предками островитян.



Около лагеря археологов лежала одна из статуй три метра в плечах, весом от двадцати пяти до тридцати тонн. Рядом был аху, на котором она когда – то стояла. У Тура возник вопрос: - Смогут ли современные островитяне поставить ее на аху? И команда из одиннадцати аборигенов после восемнадцати дней работы с помощью трех деревянных балок и большого количества камней водрузила статую на ее аху. Впервые после столетнего перерыва один из великанов снова занял свое место.



Позже некоторые островитяне показали Туру пещеры, в которых хранились скульптуры, принадлежащие их семьям. Скульптуры были очень разными: черепа, животные с человеческими головами, лица с бородами, человек – птица с вороньим клювом с руками за спиной, модели папирусных судов с тремя мачтами. Тур не исключал, что среди фигурок, попавших к нему, много современных поделок. Но в глазах Хейердала все они были уникальными.



Хейердал имел все основания назвать экспедицию успешной. Слой за слоем он углублялся в культуру, которая была уникальной. Она давала ему большую свободу постановки новых вопросов или рассмотрения старых под другим углом. Именно вопросы, а не ответы принесли Туру известность. Своей экспедицией Тур сделал остров и его загадки всемирно известными, вырвал остров из тысячелетнего уединения. Но моаи остались стоять на склонах вулкана Рано – Рараку. И память о Хоту Матуа продолжает жить.



(Книга «Аку – аку» пользовалась успехом у публики. Только в Норвегии в 1957 она вышла тиражом 60 тысяч экземпляров. После года продаж цифра возросла вдвое. Американское издание вышло первым тиражом в 100 тысяч).


(с) Е.М. Бойченко, опубликовано: БНИЦ 11.06.2013


Материалы: http://www.norge.ru/heyerdahl_paaskeoeya_56/