Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


РГО | РГОИтоги погони за фукусимской радиацией на Дальнем Восток

Экспедиция Русского географического общества по исследованию радиационного загрязнения Японского моря, Курил и Камчатки благополучно закончилась. Результатами радостно поделился руководитель рейса, завсектором экологии Дальневосточного регионального научно-исследовательского гидрометеорологического института (ДВНИГМИ) Росгидромета Александр Севастьянов. Но помимо безопасного радиационного фона, есть и научный, который тревожен: через десять лет на Дальнем Востоке не останется научно-исследовательского флота для каких-либо экспедиций.



Каков главный вывод научной экспедиции?


Российскому Дальнему Востоку выбросы АЭС "Фукусима-1" не угрожают. Максимальные концентрации, которые мы нашли и которые, тем не менее, в тысячу раз и более ниже норм радиационной безопасности, находятся в морской воде Тихого океана примерно в 400-х километрах от АЭС и в воздухе Сангарского пролива между островами Хоккайдо и Хонсю. А в точках замера в Японском море, вдоль Курильской гряды и на побережье Камчатки значения минимальные, следовые концентрации, чуть выше предела обнаружения гамма-спектрометров. В некоторых случаях предварительные измерения на борту судна вовсе ничего не обнаружили.


А если сменится ветер над Фукусимой? И вместо западных и южных ветров, несущих радионуклиды в Тихий океан, задуют муссоны в сторону материка?


Роза ветров меняется весной, но нынешняя весна у нас запоздалая, и ветра пока не сменились. Я не могу точно предсказать, насколько сильным будет перенос радиоактивных аэрозолей, если ветер задует в сторону Японского моря. Пока выбросы продолжаются, из атмосферы все выпадает в морскую воду. Когда ветер сменится на восточный, то наш институт сможет, помимо обычной работы в Японском море, попутно вести мониторинг загрязнения морской воды, если это будет необходимо.   Я думаю, что ветер не сможет перенести радиоактивные   аэрозоли через все Японское море к Приморскому краю, ведь это более тысячи километров. Мы работали на расстоянии примерно 400 километров от источника, и не нашли угрожающих концентраций ни в воде, ни в воздухе. Мы сравниваем наши замеры с нормами радиационной безопасности для питьевой воды, так как норм для морской воды в РФ в настоящее время нет.


Они нужны?


Никто раньше не занимался данной проблемой применительно к морской воде. Не предполагали, что такая катастрофа случится на побережье и радиация окажется в морской воде. Чернобыль показал, что катастрофы возможны, но он находится на континенте и там загрязнение связано с речной водой, которая является питьевой. Поэтому и есть нормы для питьевой воды. Может быть, после нашего рейса кто-то этим вопросом озаботится, и в практику будут введены какие-то нормы и для морской воды в том числе.


В мире достаточное количество АЭС на побережье. Кстати, наш сосед Северная Корея построила атомную станцию, в Японском море, в нескольких сотнях метров от побережья. И охлаждение станции предполагается проводить морской водой.


Нужен ли экспедиции второй этап?


Думаю, что да. Но уже с другой задачей, мониторинг побережья Дальнего Востока проведен. Следующий этап – это изучение влияния катастрофы в Японии на Тихий океан, на окружающую среду в целом. Там исследования нужно делать гораздо ближе к побережью Японии, начинать как можно ближе к берегу, насколько это позволит ситуация (например, в 50 километрах от берега) и делать сетку гидрологических разрезов. Но для проведения таких исследований нужно запрашивать разрешение у японской стороны,  так как для работы в 200-мильной исключительной экономической зоне нам необходимо разрешение на работы. Не знаю, пойдут ли они на это, захотят ли видеть чужие исследовательские суда в своих водах…


Кроме проб воды и воздуха на втором этапе необходимо провести комплексные исследования, в том числе   океанографические, гидрохимические и гидробиологические, работать не только с поверхностным слоем моря, но и проводить исследования во всей водной толще, до дна. Обязательно должны присутствовать морские биологи, отбирать пробы морской фауны.



10 ЛЕТ ДО КОНЦА


Поговорим о состоянии дальневосточной науки. Понятно, что всё плохо, как и везде. Но есть ли направления, которые чувствуют себя хорошо?


Что касается Росгидромета в целом и ДВНИГМИ в частности, то пока у нас спады компенсируются подъёмами. В 2011 году Росгидромету выделено 13 миллиардов рублей на восстановление сети метеостанций. Это радует, так как в Приморском крае сеть станций порушена. Станций стало в десятки раз меньше по сравнению с советским временем.


Но дело не только в станциях. Мы проводили много исследовательских работ, в том числе и с зарубежными коллегами, связанных с научными исследованиями фактически во всех океанах и морях. У ДВНИГМИ тогда был большой научно-исследовательский флот.


Сколько было судов и сколько осталось?


Было порядка 12-ти, сейчас фактически одно, на котором мы находимся ­- "Павел Гордиенко". Часть судов просто числятся за институтом, это балласт, постройки конца шестидесятых. Некоторые списаны и проданы в Китай на гвозди, некоторые достаивают у причала.


Как обстоят дела у других научных институтов Владивостока?


Ситуация плачевная не только у нас. Возьмем Дальневосточное отделение Академии наук. Там было очень много судов, а сейчас остались 2-3 судна, которые доживают свой век. Несколько судов есть у ТИНРО – Тихоокеанского института рыбного хозяйства и океанографии.


Всего на Дальнем Востоке в советское время было более 50 научных судов. Сейчас наберется где-то с десяток. Но дело не только в количестве судов, но и в количестве рейсов. Раньше было в среднем два-три рейса в год, до десяти месяцев в год судно находилось в море. Сейчас наш "Павел Гордиенко" задействован максимум четыре-пять месяцев в году.  


То есть за последние 20 лет ни одного нового научного судна на Дальнем Востоке не появилось?


Наш "Павел Гордиенко" - последнее введенное в строй научное судно, 1987 года постройки.


© Игорь Ермаченков


Таким образом, сколько лет осталось до окончательной гибели научного флота?


Если нашему судну дать хороший качественный и своевременный ремонт в Южной Корее (наша судоремонтная отрасль развалена окончательно), то оно еще прослужит десять лет. Но ремонт в Корее – это дорогое удовольствие, так как только за топливо туда и обратно нужно заплатить около 20 тысяч долларов, и это не считая стоимости самого ремонта. А во Владивостоке сегодня хорошего специалиста по судоремонту днем с огнем не отыщешь. Являются всякие шабашники, которые толком сделать ничего не умеют.


Но дело не только в теплоходах. Где набирать молодых ученых? Средний возраст ученых ДВНИГМИ давно перевалил за сорок. Молодых специалистов практически никто не выпускает, и они не хотят работать за копейки.


Какие зарплаты в институте?


Я получаю зарплату 16 тысяч рублей, молодой специалист может рассчитывать максимум на 8-10 тысяч. В рейсе, конечно, платят гораздо больше, в несколько раз.


ЯПОНСКИЕ СИНОПТИКИ


В рейсе наше судно использовало японские прогнозы погоды. Закономерное следствие развала приморской метеослужбы?


Не только моряки пользуются японскими прогнозами, но и наше приморское управление Росгидромета использует японские прогнозы.


У нас ведь практически не осталось метеопостов на Дальнем Востоке, а ведь чтобы составить карту погоды посты должны быть везде, а еще должны быть метеоспутники.


Наше судно может автоматически сообщать данные о погоде, но их даже некуда передавать, никто не принимает, они никому сегодня не нужны.


Новая программа Росгидромета улучшит ситуацию?


Эти планы будет осуществить совсем не просто. Места в Приморье дикие, людей и власти в отдаленных районах нет. Любой металлический предмет привлекает охотников за цветными металлами. Не так давно два охотника стащили с сопки и разобрали РИТЭГ - радиоизотопный термоэлектрогенератор, которые использовались как автономные источники электроэнергии для удаленных маяков. Один охотник умер от излучения на месте, другой успел доползти куда-то, но позже тоже умер, вероятнее всего, от лучевой болезни.


МЁРТВАЯ БУХТА


Какие экологические исследования ведет институт в Приморье?


Больше 40 лет мы осуществляем программу ОГСН (государственная система наблюдений) в акватории залива Петра Великого. Есть определенные Росгидрометом точки мониторинга в бухте Золотой рог, в проливе Босфор Восточный, заливах Уссурийский, Амурский и бухте Находка. С апреля и до ноября наше небольшое каботажное судно "Гидробиолог" раз в неделю выходит в море и делает экологическую съёмку загрязнения морской воды, океанографические и гидрохимические исследования, берет пробы морского грунта. Данные мы обрабатываем и на их основе делаем ежегодный отчет, который предоставляем всем заинтересованным организациям.


Каково загрязнение в главных бухтах?


Бухта Золотой рог стала фактически мёртвой. У причалов на дне лежит метр-два иловых отложений, сплошной грязи, пропитанной нефтью и тяжелыми металлами. В бухту также впадает ужасающе грязная речка, в которую сливает воду городская ТЭЦ. В Золотом роге количество загрязняющих веществ   в морской воде и донных отложениях в 10-20 раз выше, чем в Амурском и Уссурийском заливах. При таком состоянии бухта в норму сама уже не придет, необходимы кардинальные меры по очистке бухты, но этого не делается.  


Амурский залив также грязноватый, так как является полузамкнутой системой, с ограниченным водообменном, в него к тому же впадает река Раздольная, которая несет в залив тоже много всякой грязи.


Самым чистым является Уссурийский залив, у которого хороший водообмен с Японским морем.


 Какие изменения вы наблюдаете за 40 лет?


Экологическая ситуация   в целом стабильно стоит на одном уровне уже лет 15. Хотя нефтяного загрязнения в воде стало меньше. Это связано с тем, что в настоящее время все разливы нефти довольно строго наказываются соответствующими контролирующими организациями, предусмотрены существенные штрафы,   да и отследить их стало гораздо проще. Раньше военные суда очень много сливали разного. Бывало, идёшь по бухте мимо,   а вокруг них сплошные пятна мазута и никого это особо не волновало. Сейчас ситуация изменилась в лучшую сторону.


Тем не менее, в последнее время увеличилось количество детергентов и пестицидов в морской воде. Известно, что во Владивостоке очистных сооружений нет, их только строят. И очищенные стоки в общем сливе составляют только десятую часть. Поскольку канализационные стоки сливаются практически без очистки, то и детергентов стало больше, люди все больше пользуются порошками, моющими средствами.


Ухудшило ли экологическую ситуацию строительство к саммиту АТЭС?


В прошедшем году увеличилось количество пестицидов в Уссурийском заливе и заливе Находка. На побережье Уссурийского заливе была городская свалка отходов, которую стали убирать и, возможно, при вывозе грунта было загрязнено море. Хотя по одному году, а концентрации пестицидов резко увеличились в 2010 года, трудно делать выводы.


ЭПИЛОГ


Есть ли будущее у науки на Дальнем Востоке?


Вопрос, на мой взгляд, риторический. Проще, по-моему, ответить на вопрос: есть ли жизнь на Марсе… Надежда умирает последней.

http://inghelg.livejournal.com/2011/05/27/




ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий