|
Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Философия КультурыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


РГО | Кругосветка на тримаране


Тримаран Energy Diet обогнул Мыс Доброй, Сибиряки совершают невозможное.


Евгений Ковалевский в красках и подробностях описал приключения команды тримарана Energy Diet во время перехода Ист-Лондон-Кейптаун. Рассказ проиллюстрирован присланными путешественниками фотографиями.  


19 января 2011, порт Ист-Лондон


После последней проверки океаном, когда мы ремонтировали левый аутриггер в окружении 5-метровых волн на пути сухогруза, океан и небо смилостивились, приняли во внимание нашу неполадку. Мы двинулись к побережью и в 15.00 вошли в устье реки Баффело, где находится Яхт-клуб Баффело-ривер. Успели до закрытия магазинов найти нужного размера трубы – нам предстоит поменять две носовых трубы на левом аутригере.


Вечером на территории яхт-клуба заседание членов клуба. Собралось порядка 70 человек, преимущественно старшего возраста. Как правило, это действующие, либо бывшие мореплаватели. Большинство держит в гавани яхты. Мы влились в общий ужин. Коммодор (первый человек в клубе) рассказал о важнейших событиях недели, о визите российских путешественников. Нам предоставили слово – мы не подкачали. Наше выступление плавно переросло в исполнение русских песен, которое местные яхтеры стали снимать на портативные видеокамеры. Женская половина была в восторге. Мужчины наблюдали за нами с уважением и, как мне показалось, с некоторой ревностью.  


20 января 2011


Всю ночь шел дождь. Утром за нами приехал на машине друг Филипа (наш новый друг из Дурбана, который продолжает нам помогать издалека) Эвальд. С ним 74-летний отец Амон. Поехали с ними в город на пару часов, из которых 40 минут ушло на обмен 700 долларов на местные деньги. Кассирша подробно расспросила, где я взял доллары, записала домашний адрес, подготовила информацию и послала ее по факсу в департамент иностранной валюты министерства финансов (так я понял из ее объяснений). Согласование заняло не менее 20 минут. После очевидного успеха получили ренды (местные деньги – курс 7 рендов к доллару), купили две 2,5 дюймовых оцинкованных трубы. Освободили Женю Ташкина от ремонтных работ и не напрасно – он подготовил чудесный ролик про аварию в океане под песню про мыс Доброй Надежды. Ночью снова шел дождь.  


21 января 2011


Ветер усилился. Пора в путь. Перед отплытием поехали с Тони, менеджером ях-клуба, в его офис переслать по интернету информации в Новосибирск. В это время капитан с Юрой подвязали к носовой части всех трех баллонов металлическую трубу для противодействия возможному загибанию аутригеров при входе в волну.

 


Стартовали после обеда. Ветер попутный – фордевинд. Ставим кливер, скорость 12-14 км в час. Ночью, выйдя  на вахту, попал в непроглядную тьму. Ни звезд, ни луны. Прямо над головой ощущалась серость, смешанная с грозовыми тучами. Толя, передавая мне вахту, порекомендовал уходить от туч, чтобы не попадать в серьезную грозу. Вскоре стало понятно, что уходить некуда – мы были окутаны грозой. Вокруг сверкают молнии, некоторые простреливают прямо сквозь тримаран. Но гром слышен отдаленно. Непрерывно валится монотонный несильный дождь. Сдаю вахту Юре, заползаю в спальник. Холодно. Дополнительно накрываюсь одеялом, не считая того, что я в термобелье и флисовом костюме.  


22 января 2011


Утром Кулик накормил оладушками и яйцами, зажаренными с луком и помидорами. Ветер встречный. Идем галсами, продвигаемся с трудом. Хотя температура порядка 22 градуса, в океане холодно. Пасмурно. Океан серый. Небо серое. Океан и небо объединяются на горизонте, практически сливаясь, что-то замышляют. Холод пробрал не только меня. Весь экипаж «закапустился». На теле термоштаны и терморубашка, поверх термобелья флисовая куртка и флисовые штаны. Затем штормовой непродуваемый и непромокаемый комбинезон и такая же штормовая куртка. Поверх всего спасжилет, леер от которого в непогоду пристегивается на основные веревки на тримаране.

 


День проходит в борьбе с встречным ветром. Снова наступает ночь. Небо пятнистое серо-черное. Кажется, что две составляющие - положительная (серая) и недобрая (черная) перемешались, конфликтуя между собой. Океан абсолютно темный. Если он объединится с темной составляющей неба, будет шторм.  


23 января 2011, порт Элизабет


Пасмурно. Весь день встречный ветер. Решили зайти в Порт Элизабет – подождать до ветра. Нас здесь уже ждут офицеры  национального спасотряда – их предупредили о необходимости оказания содействия российскому тримарану, идущему вокруг планеты. Спасатели в красных неопреновых гидрокостюмах, касках и спасательных жилетах проводят учения. Тут же подъехали корреспонденты местной ежедневной газеты Геральд, взяли интервью, сделали фото и отбыли.


Ненадолго вышли в город в супермаркет. На входе в магазин сидел чернокожий африканец с окровавленной головой, прошли какие-то разборки. Белые, с которыми мы в основном общаемся в Южной Африке, говорят, что преступность чрезвычайно высокая.


Вечер провели в гостях у южноафриканской семьи. В Порту Элизабет живет с женой и тремя детьми родной старший брат Филиппа Роберт. Роберт провез нас на своей машине через весь городок. Хорошие чистые дороги, превосходная разметка, работающие светофоры.


Пока Роберт готовил на гриле сосиски из мяса антилопы Куду, осмотрел дом – 4 спальни, две гостиные, несколько туалетов, бассейн.


Роберт возглавляет горноспасательную службу восточного побережья. Спасслужба практически перешла на самообеспечение. Государство оплачивает только выезды и вылеты на реальные спасработы. Поддержание службы на плечах руководителей спасслужбы – они создали платную систему обучения различным экстремальным навыкам, зарабатывая обучающими курсами на содержание службы.  


24 января 2011


Наконец-то хоть и слабый, но попутный ветер. Ставим штормовой грот. Кливер. Скорость 8-9 км в час. Кулик приготовил салат: помидоры, зеленый перец, лук, чеснок, подсолнечное масло. Вкусно. Кулик и Юра для сугрева приняли вина. Проходим мимо острова птиц Birds Iseland. Полчища бакланов, чаек, поморников, крачек, фрегатов и др. Запах птичьего помета, которым в несколько десятков слоев покрыт остров, мы почувствовали за 7 км до острова. Остров безлюден. На нем высокий маяк, брошенные строения.

 


С обеда ветер усилился. Идем под кливером. Птицы, преимущественно бакланы, интенсивно ловят рыбу. Вот очередной баклан парит над водой, рывок вверх – и с высоты от 5 до 10 метров резкий бросок и стремительное падение вниз. Огромная птица, сложив крылья, уходит глубоко под воду. Хватает добычу и через 1-2 минуты всплывает на поверхность. Птицы символизируют единство неба и океана. Рыбы – океанские обитатели, птицы – небесные жители. Небожитель проникает в океан, привнося с собой частичку неба и передавая ее океану. В свою очередь, океан отдает часть себя в виде рыбы.


Вечером на закате к тримарану бежит золотая нить, связывающая океан и космос. Солнце исчезает за горизонтом – на смену ему приходит Луна.


Ветер усиливается, начинается шторм. Волны постепенно увеличиваются с 2.5 до 4 метров. Скорость движения тримарана достигает 20 км в час. Ночной аврал. Сломан гик. Убрали стаксель, зарифили грот, идем с более медленной скоростью в ожидании рассвета.  


25 января 2011


Подъем в 7.00 Ремонт гика. Мы с Куликом привычно берем доску, соединяем две части поломанного гика, накладываем сбоку доску и привязываем в четырех местах шестимиллиметровой веревкой на закрутках. Держит надежно.

 


Выглядывает ненадолго солнце. Я беру фотометр, который мне передали ученые из Томского института оптики атмосферы и делаю замеры атмосферы. Это моя научная работа в нашей экспедиции (в обычной жизни я сотрудник Томского научного центра Российской академии наук).


Ветер восточный. Скорость ветра до 20 узлов (10-12 м\сек). Штормит. Альбатросов сменили какие-то рыжие птицы. Выполняют ту же задачу – ловля рыбы. Солнце дружелюбное. Океан, несмотря на то, что отдельные волны достигают 5 метров, тоже не сердится.


Кулик варит суп. Замочил полкружки фасоли на три часа. Поставил кастрюлю с фасолью на огонь. Долил воды. Покрошил морковку, затем картошку. Высыпал пакет сухого бульона из шампиньонов. Добавил специй, подборку из пяти перцев, укроп. Пожарил лук. И его туда же. Растворил бульонный кубик – до кучи. Через 20 минут суп готов. Вкусно. Божественно.


Наши друзья из Дурбана, Карин и Филипп, выходят с нами на связь, предупреждают об ухудшении погоды, предлагают варианты захода в гавани по ходу движения. Настаивают на том, что надо переждать надвигающийся серьезный шторм. Но это лишнее, Юра каждый день выходит в Интернет прямо с борта судна с помощью ноутбука и спутниковой связи. У нас есть последние данные о ветро-волновых условиях.

 


Ночная вахта. Океан и небо договорились ночью нас не трогать. Четкая разделительная полоса между черным волнением воды и звездным безоблачным небом. Лунная дорожка по диагонали выходит к корме. Волны, набегающие сзади на корму, хорошо заметны.  


26 января 2011


Утро пасмурное. Температура 21 градус. Холодно. Кулик делает омлет из Энерджи диет с добавлением оливок с орехами. Мы в центре циклона. Ветер упал почти до нуля и меняет направление, крутит. Смещаемся из центра, ветер резко усиливается до 20 узлов и дует прямо в лицо. Приходится идти вдоль Саксонского рифа галсами. Лопнул кевларовый фал, на котором закреплен стаксель. Шторм явно приближается. Мы не можем оставаться без стакселя. На топинанте (веревка, идущая через блок на топе мачты), прямо в океане поднимаем с помощью лебедки Юру Маслобоева к вершине мачты - 10 метров над палубой. Юра заводит фал штормового стакселя на место основного.


Продолжаем галсировать, прорываясь через сильный встречный ветер вперед. Снова на связь выходят Филипп и Карин, они сильно обеспокоены  – прогноз погоды неблагоприятный.


Ночью ветер постепенно меняется со встречного на боковой слева. Проходим знаменитый мыс Игольный – самая южная точка Африки. Виден маяк. Кулик объявляет об усилении бдительности – ночные вахты несем по двое. На картах территория вокруг мыса Игольный обозначена как территория возникновения волн-убийц (непредсказуемая волна, доходящая до 15-20 метров). От мыса Игольный официально начинается Атлантический океан.  


27 января 2011


Утро. Мы в Атлантике. Идем к мысу Доброй Надежды. Небо в облаках. Ветер попутный, усиливается. Солнце пробивается лучами сквозь облачную пелену, опускаясь в серую воду и пытаясь уговорить океан быть помягче к путешественникам. Тщетно. Благосклонность закончилась. Скорость ветра достигает 30-35 узлов (15-18 м\сек). Несемся с высокой скоростью – фордевинд. Волна угрожающе набегает сзади. Снова и снова с нами связываются Филипп и Карин – настаивают на срочном заходе в ближайшую гавань. Мы идем, куда и планировали изначально, в гавань залива Аут Бэй, пригород Кейптауна,. Карин пишет смс, что по последним данным, условия захода в гавань непредсказуемы, ветер ураганный, требуется предельная осторожность, заход чрезвычайно опасен. Мы уже близко к гавани, ветер очень сильный (30 узлов), но не критично.


Впереди двуглавая гора. Это знаменитый Мыс Доброй Надежды. Мыс нашей мечты. Но именно здесь разбиваются корабли, попадающие в шторм и не способные бороться с ураганными ветрами, скорость которых достигает 80-90 узлов.

 


Проходим мыс, капитан отдает распоряжение – готовиться к заходу в марину Аут Бэй. Полная экипировка, задраиваем палатку. Все по рабочему спокойно, но чувствуется некоторая напряженность. Высота отдельных волн превосходит 5 метров. Скорость ветра стремительно растет, 30 – 40 узлов. Виден заход в марину. Справа и слева скалы. Ветер юго-восточный дует справа в нос тримарана. Нас может навалить на левобережные скалы. Надо заходить из-под правого берега. Но там огромная прибойная волна.

 


Страшна не столько ее высота (а мне кажется, что не менее 8 метров), сколько почти вертикальная передняя стенка с мощным гребешком. Такие волны любят серферы: заезжают на досках на формирующуюся волну, а затем несутся с огромной скоростью, ускользая от набегающего гребня.

 


Скорость ветра на заходе уже просто бешеная – 50 узлов (25 м\сек). Мы еще не знаем, что судьба уготовила нам испытать Дыхание Дьявола – ураганный ветер, скорость которого по отношению к океанской удваивается благодаря особому расположению окружающих марину гор.


Мы пытаемся избежать попадания в жесткую прибойную волну и попасть в выположенную область, где волны также высоки, но без гребешка. Нам почти удается. Вдруг на пути возникает большое коричневое пятно метров 70 метров в диаметре. Сначала мы приняли это за стадо тюленей, которых уже видели до этого неоднократно. Нет – не тюлени. Что же это. Бревна?


Если мы сломаем руль – потеряем управление, и нас, скорее всего, выбросит на скалы левого берега. Выбора, по сути, нет, мы не можем останавливаться. Несемся прямо в коричневую массу. Нас спасает то, что тримаран уже практически летит над водой, едва касаясь ее центральным баллоном. Кажется, что ураганный ветер приподнимает и несет нас над волнами. На огромной скорости врезаемся в коричневую массу и понимаем, что это не бревна. Позднее нам объяснили, что это плавучие водоросли, которые могут намотаться на руль и остановить судно. Тримаран тормозится, но пролетает бурое 70-метровое пятно без помехи.  Раздается резкий хлопок – заполоскало стаксель. Порывом ветра разорвало стальной карабин. Парусов нет. Нас просто серфит по поверхности.

 


Юра максимально уводит руль влево. Мы оборачиваемся, чтобы понять наше положение по отношению к прибойным волнам, и понимаем, что мы уже в них. Юра пытается подставить ближайшей надвигающейся волне корму. Тщетно. На нас летит «девятый вал». Левый аутриггер взлетает к небесам. Я в этот момент нахожусь максимально близко к левому баллону с кормы. Понимаю, что мы переворачиваемся. Смотрю вправо. Вижу Женю Ташкина. Он у правого аутригера укрывает от летающей вокруг воды свою видеокамеру. Юра вцепился в руль, Кулик в центре кокпита.


Левый аутриггер зависает в воздухе. Секунда-вторая-третья…. Э-э-эх-ха-а-а! С удивлением обнаруживаю, что все на местах. Мы рухнули в яму сзади волны, оставшись на плаву. А сзади набегает вторая волна, Юре невероятным усилием удается чуть довернуть тримаран, подставив под волну корму. Снова взлет к небесам, снова избегаем переворота. Следующие волны с меньшими гребешками, да вроде бы и пониже. Мы в центре марины. Справа за кормой остались прибойные волны. Вторая гряда прибойных волн идет левее. Волны, кажется, слабеют, но ветер усиливается. Впереди просматривается заход в гавань. Кулик принимает решение завести мотор. Женя Ташкин заводит 8-сильную Ямаху. Юра выводит руль максимально влево. Но и при помощи мотора нам не удается эффективно противостоять натиску Дыхания Дьявола, ураганному ветру, прозванному так местными моряками. Нас постепенно сваливает к левобережным скалам. Если мы туда попадем, тримаран неминуемо разобьет.


В этот момент Карин звонит по мобильному телефону и запрашивает наши координаты. Сообщаю широту и долготу. Через три минуты Карин информирует, что нам навстречу вышли два катера национальной морской спасательной службы NRSI. Ураганный ветер срывает с поверхности воды брызги. Волны уменьшились, но вероятность попадания в гавань до того, как нас выбросит на скалы, невысока. Сообщаю Кулику о выходе спасательных катеров. Женя Ташкин кричит, что через пелену водной взвеси, которой заполнено все надводное пространство, видит катера. До входа в гавань еще не менее 500 метров. До левобережных скал гораздо меньше. Катера обходят нас с двух сторон.

 


Мы знаками показываем, что у нас все в порядке. Некоторое время катера сопровождают нас, затем один мотобот все таки подходит максимально близко к тримарану, на левый аутриггер перепрыгивает спасатель. Молодой парень быстр и лаконичен. Его зовут Грэг. Выясняет, все ли члены экипажа в порядке, так как по имеющейся у спасателей информации двое моряков выпали с русского тримарана за борт в прибойных волнах. Спрашивает про состояние судна. Сообщает по рации коллегам. Быстро обсуждаем опасность выброса нашего судна на скалы. До сих пор непонятно, сумеем ли мы попасть в створ гавани, или из-за того, что тримаран почти глиссирует по поверхности воды, его неудержимо сносит влево. На одном из катеров спасатели приготовили 30-миллиметровую веревку и предлагают зацепить за переднюю балку наше судно и далее буксировать. Кулик опасается возможных при буксировке рывков и не дает согласия. Грэг предлагает все-таки на случай, если у нас откажет мотор, быть готовыми к буксировке.


Готовим 6-миллиметровый спасательный фал. При необходимости, если по каким-то причинам (отказ мотора, чрезмерный дрейф в сторону скал) нам самостоятельно уклониться от скал не удается, бросаем фал на катер, который должен нас удержать на курсе в гавань.


При этом непонятно как будет вести себя зацепленное на веревку наша летающая машина – “flying machine”, как ее уже прозвали местные моряки. Может быть, она окончательно взлетит над водой и прямо к Дьяволу в скалистую пасть, так как сила ветра запредельная. По мнению Кулика, нас давно уже должно разорвать.


До входа в гавань остается 200 метров. Видим как справа и слева на отбойных пирсах стоят яхтсмены, наблюдая борьбу стихии и человека. Третий спасательный катер заходит слева, преграждая возможное непопадание в створ. Но это уже лишнее - flying machine плавно заходит в узкий створ маленькой гавани.


Эскортируемые тремя катерами южноафриканского NSRI чалимся к пирсу. Нам сообщают, что до сих ни одна лодка никогда не выходила и не заходила в гавань в период действия Дыхания Дьявола. Обмениваемся с Грэгом впечатлениями. Грэг сознается, что когда команда NSRI узнала о нашем решении входить в марину, они были в шоке. Но мы справились.

 


К нам подходят руководители разных служб, участвующих в экстремальной встрече российской команды. Крейг из NSRI благодарит за совместно проведенную спасательную операцию – для спасателей это была хорошая боевая тренировка. Коммодор яхт-клуба Крис сообщает нам о том, что нам предоставляются все услуги яхт-клуба Аут Бэй и совершенно бесплатно. Начальник марины Аллан говорит, что парковка на любой период в бухте Аут Бэя бесплатно.

 


Темнеет - наступает ночь. Мы устали и хотим есть. Нам сообщают, что в городке Аут Бэй есть магазин, но до закрытия 15 минут. Седовласая капитанша Анна предлагает рейд на ее машине. Мчимся с Куликом в магазин – берем две копченых курицы, яблоки, груши, хлеб, дыню и помидоры. А после душ в яхтклубе, по стакану пива в баре, еда и спать. На удивление, в палатке почти сухо.  Хр-хр-хр.    


29 января


Отоспавшись после захода в порт Аут Бэй под аккомпанемент Дыхания Дьявола, утром прорабатываем возможности осмотра судна. Нам нужен слип (наклонный бетонный сход в море, по которому с помощью трейлеров (прицепов)  спускают суда на воду и забирают на берег из океана). К 10.00 на автомобиле подъезжает давний друг Кулика россиянка Ольга Росс, которая живет на ферме в городе Веллингтон в 80 км от Кейптауна. С ней вместе сын Андрей, жизнерадостный добряк. Сама Ольга тоже заводная, веселая и очень милая. Ольга предлагает поехать к ней в загородное поместье и отдохнуть перед подготовкой к следующему переходу. Кулик оценивает благоприятно складывающиеся обстоятельства по стоянке и ремонту, смотрит на наши исхудалые лица и принимает предложение Ольги.


Попутно заезжаем в иммиграцию, решаем по телефону вопросы с переходом в Королевский яхт-клуб Кейптауна, где для нас также подготовили парковку.


К вечеру добираемся до виллы. Выглядит волшебно. В долине в окружении красных гор виноградные поля, в тени кустов гордо вышагивают страусы, среди деревьев шустрят  бабуины с детишками на руках. В этом раю вдали от цивилизации комфортно расположился одноэтажный дом, в котором есть всё для сносного коротания ненастных южноафриканских вечеров. Его обитатели, а их немного – Ольга, ее сын Андрей с женой Ольгой, четырёхлетний сын и внук Рома – гармонично сочетаются с окружающим миром. Здесь и нам место нашлось. Насладимся общением с соотечественниками, восстановимся и снова в путь.




Евгений Ковалевский


Использованы материалы сайта http://www.energydiethd.com

Смотреть также http://sibcat.su/

Смотреть также http://sibcat.su/