Главная Карта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Наше Наследие Исследователи природы Полевые рецепты Архитектура Космос Все реки


Peпopтaжи | Западная Фергана

Западная Фергана
Чорку и долина Исфаринки


Из показанных в прошлой части Канибадама и Исфары, городов вроде и старых, но очень советских, продолжим путь вверх по долине Исфаринки, мимо некогда знаменитого санатория "Зумрад" и разрушенной кокандской крепости Сурх в древний предгорный кишлак Чорку, где находится ни много ни мало старейшее деревянное здание постсоветских стран, если не всей континентальной Евразии.


"Зумрад" - это, как в принципе возможно догадаться, "Изумруд", и не исключаю, что такое название навеяно самой Исфаринской (или, как я бы её назвал - Малой Ферганской) долиной, на спутниковой карте действительно выглядящей изумрудом среди бесцветных опалённых гор. Здесь - чуть ли не лучший для человека климат во всей Средней Азии, близость нефти порождает выходы сероводородных вод и озокерита, а в Исфаре в 1960-х годах работал Мирзо Олимов - едва ли не самый известный врач в Таджикской ССР. В общем, создавать именно здесь что-нибудь для отдыха трудящихся на хлопковых полях Долины - что называется, сам бог велел. В 1969-72 году практически на южной окраине Исфары, в 5 километрах от центра города, был создан дом отдыха "Зумрад", в 1975 году перпрофилированный в санаторий, и в 1978-85 годах четыре раза на ежегодных смотрах он признавался лучшей (по крайней мере в своём "межколхозном" классе) здравницей всего Советского Союза. Специально я бы сюда вряд ли поехал, но заскочить на полчасика по дороге - почему бы и нет?


2.



У входа в "Зумрад" встречает мозаика с вдохновляющим современных "людей в белых халатах" Авиценной, а за ней... ну, обычная советская здравница, не считая того, что её постояльцы поверх треников носят чапаны:


3.



Внутри приятный тенистый парк, идеально чистые дорожки да забавные лавочки-качели под навесами от дождя... вот только в окнах зданий старые рамы, и не беруси предполагать, насколько комфортабельно внутри:


4.



Примечательной архитектуры, привычной во многих санаториях позднего СССР, здесь не нашлось, кроме нескольких мозаик и майолик:


4а.



Но заведения попадаются довольно интересные. В "Зумраде" лечат грязями с месторождения Аксукан в Кураминских горах (это север области) и озокеритом, или "горным воском" - нефтяным минералом с констистенцией парафина и запахом керосина. Озокеритовой столицей традиционно считается Трускавец в Западной Украине... но здесь та же не слишком обильная нефть в невысоких предгорьях, а стало быть и те же производные.


5а.



В глубине санатория обнаружился Музей народной медицины (1995) имени Мирзо Олимова, возглавлявшего "Зумрад" в 1975-2001 годах, от создания санатория до своей смерти.


5.



Музей был закрыт, но я заметил, что на дверях не замок, а просто цепь, продетая в кольца. Размотав её, я беспрепятственно открыл дверь, и оказался в единственном пустом музейном зале. Но особого впечатления музей не произвёл - в основном здесь лишь портреты да невзрачные макеты и диорамы, а надписи в большинстве своём не продублированы ни по-русски, ни по-английски - не для кого.... Две змеи, как из фильма про Конана Варвара - не очень точная копия древней скульптуры, раскопанной близ Ферганы (см. обзор Ферганской долины), а о происхождении деревьев (вернее, огромных колод) в музейном зале ничего не знаю.


6.



Чуть поодаль от музея - местная чейхана "Сино" (так звали отца Авиценны, который на самом деле "ибн Сино"), уже третий в моём рассказе про Исфару образец расписных потолков по-советски:


7.



В целом, "Сино" на порядок скромнее показанного в прошлой части "Ориёна":


8.



Но интересно хотя бы одним вот этим! Названия республик, как видите, замазаны - кто ж знал в те времена, что всего-то через четверть века между ними будет так много вражды?


9.



Санаторный парк:


10.



11.



12.



На кадре выше заметна набережная, но вид с неё на забитое ирригационной техникой русло Исфаринки не очень-то приятен:


13.



А в санатории и пруд есть с водными велоспедами:


14.



И даже небольшой водопад, столь уместный в среднеазиатском пейзаже:


15.



Оля, конечно же, не смогла пройти мимо птичника:


16.



В целом, "Зумрад" по-прежнему смотрится неплохо. И хотя ходили мы по нему с большими рюкзаками, в октрытую фотографировали, да и просто были единственными явно не местными - никто нам слова не сказал, и покинули "Зумрад" мы так же спокойно, как и зашли в него.


17.



А на трассе остановили не маршрутку, а грузовичок, маленький и перегруженный, словно ослик. Вёз он орехи... но не миндаль, коим славится здешняя округа, а пошлый арахис, с поднимающимися выше кабины связками коробок еле-еле ползя вверх по склону. Вокруг сгущались Алайские горы - прежде я пересекал их, спускаясь с Памира, а ближайшие дни предстояло провести на их северных склонах:


18.



Несколько раз мы переезжали быструю Исфаринку, над которой в толстых трубах перекинуты арыки, начинающиеся от неё же где-то выше по течению. Река, ветвящаяся в вертикальной плоскости - это впечатляет:


19.



Где-то за горами по правую руку стоит шахтёрский Шураб, некогда снабжавший углём многочисленные ТЭЦ в узбекской Ферганской долине, а ныне ставший едва ли не мрачнейшим городом беднейшей постсоветской страны - население, как где-нибудь на Крайнем Севере, уменьшилось втрое (до 5,8 тыс. жителей), но только выгнали людей не холода, а недостаток пресной воды. Да вражда - в советском Шурабе 80% жителей были киргизы. Шураб, а вернее его последняя действующая Шестая шахта, стоит в конце железной дороги (1932-36), ведущей из Канибадама через Нефтеабад и Исфару. А наша дорога - через старые кишлаки с базарами и мечетями:


20.



Перед кишлаком Сурх (Красный) на карте отмечены горы Паук, Черепаха и Роберт (она же Обезьяна), под которыми стоит пионерлагерь "Солнечный" - как я понимаю, этакий "Артек" масштаба Таджикской ССР. Но с трассы куда как заметнее одинокая и почти разрушенная крепость - остаток целой линии обороны, построенной в середине 18 века Кокандским ханством по склонам Алайского хребта для защиты от непокорных киргизов. Киргизы же и разрушили эти крепости в 1873 году, когда кокандский хан сделался вассалом далёкого Белого царя, но кое-где ещё остались чёткие глиняныне руины - как например Сохская крепость в соседней долине или эта башня над Исфаринкой.


21.



В Сурхе мы оставили свернувший куда-то грузовичок, но почти сразу нас подхватила большая и опрятная машина с хорошо одетым таджиком за рулём, возвращавшимся в родной Ворух из Худжанда. Территория Таджикистана здесь сужается в узкий коготь, глубоко вонзающийся в тело Киргизии, и вот на последней фаланге пальца, из которого этот коготь растёт, и стоит Чорку - огромный и старый кишлак:


22.



Местами пытающийся быть небольшим городком:


23.



Не знаю точно, когда он был основан, но это явно одно из древнейших сёл долины. На весь Таджикистан Чорку славится своей традиционной керамикой, которая выглядит очень знакомой после знаменитого Риштана - к чоркухским мастерами, сохранившим чуть больше памяти о секретах в своей горной глуши, ездили перенимать опыт те, кто стоял за возрождением риштанских традиций.


24. из этнографического музея в Душанбе.



Большая часть кишлака - бесконечные извилистые улицы среди глухих глинобитных фасадов:


25.



И целые улицы - без единого окна:


26.



Мусульманский Восток как он есть:


27.



И если в нижней, в меру европеизированной части Чорку центр - базар, то в этой безмерно азиатской верхней - мазар, который местные называют попросту Хазрати-Шох, то есть Святого Владыки. К его воротам и привёз нас хорошо одетый таджик на опрятной машине:


28.



За воротами - типично среднеазиатский крытый двор перед мечетью, который в намаз устилают коврами, а на коврах молятся люди в тюбетейках. Читал, что прямо под этой площадкой - кладбище, которое пришлось замостить в середине ХХ века, так как прихожане мечети (исправно действовавшей!) то и дело проваливались в могилы.


29.



Под навесом - фасад мавзолея (1903-04) с той узорчатой кирпичной кладкой, которая во всей остальной Средней Азии за пределами Ферганистана встречается только у домонгольских построек.


30.



Но кирпичный мавзолей - лишь футляр, защищающий подлинный Чоркухский мавзолей над могилой таинственного Амир-Хамзы Сохибкирона, что значит просто "Господин счастливого сочетания звёзд". Кем он был - доподлинно неизвестно, но как часто бывает в Средней Азии, скорее всего чтили эту могилу задолго до прихода сюда мусульман. Ну а сам мавзолей уникален тем, что он - деревянный:


31.



Да при том жутко древний - время его постройки расплывчато обозначают "10-12 века", а это значит, что по самым скромным оценкам он ровесник норвежских ставкирок, а по самым смелым - старейшее деревянное здание мира после знаменитого японского храма Хорюдзи 670-х годов. Но даже в тех постройках аутентичных бревён дай бог если пятая часть, а здесь со времён постройки сохранилась вся конструкция. А уж в постсоветских странах нет ничего сравнимого по возрасту с Чоркухским мавзолеем даже близко - старейшая сохранившаяся в России деревянная церковь Воскрешения Лазаря на Онежском озере построена в 1380-х годах, а старейшая деревянная церковь Украины в закарпатском селе Колодное - в 1470-х. Я никогда в жизни не видел настолько старого дерева:


32.



Вот только фотографировать Чоркухский мавзолей сложно - его "футляр" довольно тесен, и вдобавок здесь откровенно темно. По сути дела это, конечно, не полноценное здание, а скорее беседка или навес 3-метровой высоты на 9 тонких колоннах, ни одна из которых не повторяет другую:


33.



Возможно, до постройки "футляра" мавзолей и не был чисто деревянным, и его конструкция служила "скелетом" постройки из периодически обновлявшейся глины. Во всяком случае сами колонны стоят лишь с двух сторон, а с третьей тяжёлый потолок опирается на стену. И кажется чудом, что здание из столь недолговечного материала пережило все войны и стихийные бедствия, выпавшие на долю Туркестана за прошедшее тысячелетие:


34.



Но убранство Чоркухского мавзолея уникально не только возрастом, и в резьбе его можно различит змей, птиц, бабочек и ещё бог весть какую фауну, вообще-то запрещённую к изображению канонами ислама.


35.



А сами мотивы этой резьбы похожи на мотивы фресок и деревянных скульптур Пенджикента, Афросиаба или Варахши, и если так - то перед нами запоздалое деревянное зодчество Согдианы. Кто скажет сейчас, какими были деревянные дома и храмы Византии, Рима, Греции, варварской Европы, Золотой Орды или хотя бы Древней Руси? А в сметённой арабами жизнелюбивой купеческой Согдиане строили нечто подобное:


36.



Словом, почти не известный туристам Чоркухский мавзолей - один из уникальнейших памятников Средней Азии.


36а.



Соседнее помещение с резьбой и росписями 18 века в большие праздники служило для жертвоприношений или скорее их приготовления, а в остальное время - для ночлега паломников:


37.



Пора было искать ночлег и нам... В Таджикистане лучше ночевать в кишлаках, чем в городах с их гостиницами, потому что здешние селяне никогда не оставят гостя на улице, да ещё и денег с него не возьмут. Так и старики около мечети посовещались, и один вызвался поселить нас к себе. Но стоило нам выйти, как из-за угла вылетела видавшая виды "Ауди" в состоянии "пазнего Ижа", а из неё вышел рослый красивый парень комплекции "косая сажень в плечах". Он поздоровался с нами, затем несколько минут о чём-то горячо (но конечно уважительно) заспорил со стариком, и махнул нам рукой, приглашая садиться в машину. Парня звали Юсуф, он неплохо говорил по-русски, да вдобавок жена у него была из Воруха, куда лежал наш дальнейший путь, и как раз завтра он собирался везти оттуда в гости свою тёщу. В общем, я понял, что нам повезло, а перед тем как ехать домой, Юсуф предложил нам покататься по Чорку.


38.



Помимо Хазрати-Шоха здесь, за восточной околицей, есть ещё один мавзолей Лянгари-Мохиён, построенный в 19 веке над могилой средневекового богослова Умара ибн Абдуллазиза по прозвищу Садри Шахид. Нынешнее здание, впрочем, явно современное, да и к тому же было закрыто:


39.



Поэтому больше меня впечатлил сад за мавзолеем и почти японский пруд с островком, в воде которого даже в сумерках можно было различить многочисленных и неспешных рыб.


40.



Дома у Юсуфа нас ждал плов, лепёшки, кислая сметана, чай и фрукты, в том числе сухой урюк, который мы увезли в Москву в бутылке из под "RC-колы" и не доели до сих пор. Это был один из лучших моих обедов в Средней Азии, куда вкуснее, чем в любой чайхане (кроме разве что риштанской), но ещё и совершенно бесплатно да с искренней радостью сделать нам хорошо.


41.



Сам Юсуф - старший сын в очень патриархальной семье, где женщины не говорят по-русски и стараются не встречаться взглядом с заехавшим в гости мужчиной. Его дом - типичное для этих мест каре корпусов вокруг сада, с длинной извилистой улочкой, ведущей до удобств, и руки здесь моют только из кумгана (кувшин с носиком). Помимо Юсуфа, я видел во дворе его молодую жену и старую мать, работавшую за ткацким станком. Но по-русски Юсуф говорил неплохо - он несколько лет работал в Екатеринбурге, а богатырское телосложение обрёл, занимаясь борьбой, и был в своей весовой и возрастной категории чемпионом то ли Согдийской области, то ли всего Таджикистана. В России у него была девушка, вроде бы русская, но вот родители нашли Юсуфу невесту в соседнем Ворухе, и он засобирался домой. Он говорил, что русская подруга его не простила, и то ли подстроила драку, то ли обвинила его в чём-то нехорошем, во всяком случае из России он вылетел с запретом на въезд, предварительно несколько месяцев просидев в СИЗО. Не знаю, что тут правда, что преувеличение, а что прямой вымысел - таджики на самом деле те ещё любители травить байки, но из первых рук знаю истории, как из России в родной кишлак к найденной родителями невесте уезжали не только работяги и водилы, но и вполне успешные и образованные люди.


А дядя Юсуфа незадолго до нашего приезда (дело было, напоминаю, осенью 2016 года) вернулся "из Арабистана" (то есть - из хаджа в Мекку), и потому Юсуф подарил нам привезённые оттуда платок, чётки и вязанную мусульманскую шапку типа ермолки (забыл, как она называется). Оля меряет платок - но это не её цвета, и теперь он висит у меня на стене:


42.



Как и в большинстве таджикских домов, у Юсуфа была специальная гостевая комната со стратегическим запасом курпачей, из которых нам и сделали лежанки:


43.



Рано-рано утром Юсуф уехал на намаз, а вернувшись и позавтракав повёз нас извилистыми улицами Чорку выше по долине. И спрашивается, если Чорку стоит в конце длинного отростка таджикской территории, вклиниваясь в Киргизию, то куда же ехать выше? Но дело в том, что Ворух - это один из ферганских анклавов.


44.



А границы здесь совершенно прозрачны, и тот же Чорку иногда называют анклавов потому, что выше села проходит киргизская трасса из Оша на запад Баткенской области. На неё мы и выехали по сельской грунтовке:


45.



А про Ворух, как вы уже наверное поняли - в следующей части.


Источник







Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий