ГлавнаяКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Наше НаследиеИсследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Peпopтaжи | Поехали!

Путевые заметки по Ямалу
Чумовая экспедиция на край земли



Дни 12й и 13й. Поехали!


11 - 12 апреля. Стойбище оленеводов в Ямальской тундре - Салехард


Мой телефон выключился от холода, и будильник не сработал. Однако я проспал всего на пять минут.


Все ещё спят, только тётя Лида по традиции стоит у огня и расчёсывает волосы.


Дима сказал вчера, что это неправда, что ненцы никогда не моются.


В каждом чуме, помимо умывальника при входе, где каждое утро каждый член семьи умывается, есть угол, не застеленный досками. Обычно такой угол находится также справа или слева от входа и используется для того, чтобы можно было помыться из блюда. Обычно это делается, когда никого посторонних нет в чуме.


Сегодняшнее утро на редкость бодрое, ветер раскачивает чум во все стороны и вдувает внутрь тройную оленью шкуру на входной двери. Сегодня вода в чуме замёрзла, по крайней мере, та, что была на полу.


Даже не выходя на улицу, стало понятно, что каслание сегодня под большим вопросом...


Утренний моцион в сторону "священного бугра" в очередной раз показал, насколько переменчива погода в тундре и насколько решающим являются снег и ветер. Ветер около 15 метров в секунду и колючий мокрый снег заставляют сразу забиться в чум. Температура всего в минус 4 градуса ощущается как минус 20, если не больше, а возможности что-либо делать на улице сведены почти к нулю.


Дима говорит, что если в такую погоду начать разбирать чум, снять один нюк, то другой попросту сорвёт ветром. Оленье стадо не собрать в метель, когда не видно дальше чем на пару десятков метров. Все оленеводы используют бинокли, чтобы найти и собрать оленей. Для этого нужна ясная погода.


Все хозяева как один подтвердили, что Дима наш похож на ненца. Говорят, на корейца ты не тянешь, а вот на наших вполне. Хотели даже оставить его замом Ромкиным, по вопросам рыболовства, памятуя о Диминых заслугах позавчера на священном озере. Еле отбили :)


Погода не лётная, ненцы не каслают. Придётся нам откаслать до Салехарда несколько раньше, не задерживаясь тут до позднего вечера.


Андрей вызвал Спартака на Трэколе. Ромка с Димой отвезут нас на снегоходах до Оби, чтобы Спартак по такой погоде не заплутал в тундре.


От дяди Паши просто так не уедешь. На дорожку снова накрыли стол, на этот раз с рисовой кашей с олениной, напоминающей плов, только без морковки и специй.


Дима говорит, что один его сослуживец с электростанции, киргиз, рассказывал, что как то приехал к нему один знакомый узбек и никак не съезжал. Оказывается, узбек дожидался пока ему плов сварят. Традиция такая.


Мы пошутили, что вот тоже мол без плова не уехали бы, так хорошо тут у них :)


За обедом разговорились о традициях и о религии - теме, которую затрагиваем в последний момент, когда мы и хозяева действительно уже близки и можем поговорить о таких вещах.


Ненцы - анимисты. Некоторые из них также номинально приняли христианство, поэтому исповедуют православную веру наряду в языческими верованиями и ритуалами. Семьи дяди Паши и Ромы не принимали христианства, в их доме нельзя отыскать икон.


Ненцы верят в духов, причём духи эти обезличены. Те редкие молитвы, что они возносят, обращены не какому то конкретному божеству, а незримым духам. Так или иначе, вся вера основана на поклонении духам, заботящимся об оленях и ненецких семьях. Ненцы верят, что не будь оленей, не было бы и их самих. Всё, что они имеют - это производные северного оленя: еда, одежда, чум.


Любой чум считается священным местом. Это своего рода мир в миниатюре. В чуме нельзя сквернословить. Даже если твой недруг зашёл в чум, тут он твой гость.


Помимо молитв, которые хозяин стойбища возносит духам на полной луне у открытой священной нарты, каждая семья имеет своё священное место, где можно отправить мольбы духам. Такое родовое место у дяди Паши и его семьи находится в 300 километрах к северу отсюда. Каждый год во время миграции они проходят через это родовое место и делают ритуальные поклонения.


Расставаться всегда грустно, расставание - маленькая смерть. Особенно когда уезжаешь от таких гостеприимных людей. И хоть и немного времени мы провели вместе, действительно стали своими друг другу, целыми днями вместе и ночи бок о бок.


За обеденным столом по очереди говорим тосты и слова благодарности. Я отдельной строкой благодарю Ромку за то, что он выбрал этот путь традиционного оленевода, за то, что он является продолжателем традиций своих отца и деда. Благодаря таким, как Ромка, живы на земле традиции малых народов и мы можем изучать и восторгаться их уникальными культурами.


Видно, что Ромке эти слова приятны, одновременно ему немного неловко от такого ему внимания. Но я очень ценю решение Романа, потому говорю это искренне и от души, у меня ком в горле...


После тёплого прощания и совместных фото на память, Ромка, Димка и Герман на двух снегоходах доставили нас вместе с багажом до реки, где навстречу нам уже прибыл Спартак на Трэколе.


Ещё несколько минут тёплых рукопожатий и мы уже едем по зимнику, петляя по замёрзшей Оби.


Метель стихла, но намело порядком, поэтому прокатанный зимник снова превратился в испытание, если не для Трэкола и его водителя, то для пассажиров точно.


Как то на мой вопрос о том, как качает в Трэколе, горизонтально или вертикально, Андрей сказал мне, что во всех трёх проекциях. Вот примерно так, несколько раз вломившись головой в потолок, мы ехали до самой Аксарки.


Даже холодное пиво, которое после стойбища должно было восприниматься как награда, совсем не шло при такой тряске...


В Аксарке мы пересели в Газель, и быстро, без тряски, по асфальтированной дороге доехали до Салехарда.


Ужин в уютном итальянском кафе (Сара и Марко снова оценили итальянское название, как и в Яр-Сале :), вручение памятных экспедиционных бейсболок и значков и бутылка крымского игристого вина, которое заставило Сару поморщиться :), сделали вечер и символично успешно завершили нашу экспедицию.


После чума в отеле плохо спится: жарко и душно. Андрей говорит, что ненцы, которые переехали в посёлки, во дворе зачастую имеют чум. Это на случай приезда родственников из тундры. Они попросту не спят в квартире из-за дефицита кислорода и жаркого воздуха. Дядя Паша говорит, что был как то у детей в посёлке, так не смог спать всю ночь. Говорит, до гола разделся, и все равно жарко, так всю ночь и проворочался.


Ранним утром я провожаю моих друзей в аэропорт на рейс до Москвы. Все летят с пересадкой: Дима в Питер, Марко - в Рим, Сара - в Милан, а Ахмет остаётся погостить у друзей в Москве.


Мой рейс домой - вечерний. Есть ещё целый день, чтобы начать разбирать дела, которые накопились за время экспедиции.


На аэродроме Салехарда, наряду с самолетами, можно наблюдать вертолеты. Отсюда много рейсов в северные поселения на полуострове. Там нет взлетно-посадочных полос, поэтому единственный способ связи с большой землёй - вертолёт.


Моя двойная экспедиция на Ямал сегодня завершается.


Когда возвращаешься, невольно задаёшь себе вопрос: хочу ли я вернуться? В случае с Ямалом это даже не вопрос. Это утверждение с жирным восклицательным знаком! Утверждение, которое всплывало в моей голове ежедневно здесь, "на краю земли".


Ямал чрезвычайно интересен как направление для интересующихся этнографией, где, несмотря на доступность некоторых значительных благ цивилизации, ненцы сохранили свою самобытную культуру и искренне заботятся и ценят то, что имеют. Помимо этого, Ямал - настоящее приключение, возможность прожить маленькую жизнь совсем иначе, в отрыве от цивилизации и суеты. Именно поэтому, все больше путешественников стремятся попасть в эти края.


Сегодня 12 апреля - некогда важнейшая дата для любого советского человека. Отрадно, что и сегодня, многие из тех, кто не имеют советской закалки, не забывают и чтят это великое наше достижение. Летать в такой день - отдельное событие, я считаю :)


Я сажусь в самолёт и по-гагарински про себя говорю: "Поехали!"











Источник







Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий