Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Peпopтaжи | Таджикистан. Ямчун – Лянгар – Мургаб

Таджикистан. Ямчун – Лянгар – Мургаб


Рабочий день у крестьян начинается очень рано – надо пасти скот и возделывать поля. Поваляться в постели сверх меры не получится, поэтому я завтракаю, собираю вещи и отправляюсь в путь.


Ждать машин в такую рань смысла нет, зато можно устроить отличную прогулку и насладиться окружающими видами. В Ваханской долине большая концентрация кишлаков, поэтому если нет попуток, можно идти пешком из одного кишлака в другой и не запасаться водой.








Мои верные спутники на этом пути – заснеженные вершины Гиндукуша



После кишлака Даршай началась песчаная буря. Местные называют это явление “афганкой” – со стороны Афганистана поднимается сильный ветер и приносит тонны песка с берегов:




Идти становится тяжело – я закутываю лицо арафаткой.


В общей сложности пришлось пройти около 20км. Наконец проехала машина и подвезла меня до кишлака Ямчун.




Самое время сделать перерыв и переждать бурю.


В кишлаке меня сразу же позвал в гости директор школы. Мы перекусили шир-чаем, поговорили за жизнь и он рассказал мне короткий путь до горячих источников.


Ямчун известен двумя достопримечательностями.


Высоко в горах стоит полуразрушенный форт.



А недалеко от форта находятся горячие источники “Биби Фатима”.


Как и везде на Памире, виды по пути на источники просто фантастические.






Горячие источники.




Дальше на моем пути был кишлак Вранг.


Машину пришлось ждать долго, но под вечер наконец проехала попутка. Больше транспорта не наблюдалось, поэтому я заночевал в доме у продавщицы из магазина.



Проснувшись утром, я обнаруживаю, что на дворе самая натуральная зима. Идет снег! Местные сами удивляются – никогда такого не было, это какая-то аномалия.


Такое возможно только на Памире: вчера песчаная буря, а сегодня зима.



Во Вранге есть буддистская ступа, возвышающаяся над кишлаком – еще одно напоминание о том, что когда-то буддизм был очень воинственной религией.



Местный паренек проводил меня до вершины.




Сама по себе ступа очень невыразительная. Тем не менее, это место активно посещается: каждый год сюда приезжают паломники.



Я поймал машину и доехал до Лянгара.


Лянгар – самое высокогорное селение на Южном Памире (3000 метров над уровнем моря).






Заваленная камнями автобусная остановка – очень символично. Общественный транспорт здесь последний раз ходил при СССР.



Я сел у дороги и стал ждать машину. Наконец ко мне подошла женщина, позвала в гости и накормила яичницей.


На склонах гор есть петроглифы, но без местного проводника найти их довольно проблематично. Я долго бродил по склонам, но так ничего и не нашел.





Лянгар замыкает Ваханскую долину. Следующий кишлак (Аличур) находится аж в 120км отсюда, непосредственно на памирском тракте.


Траффика в ту сторону нет вообще.


В Аличур или Мургаб местные жители едут только в случае свадьбы, либо похорон.


Вариант идти пешком по перевалам отпадает сразу же, потомучто во-первых, это займет четыре дня, а во-вторых дорога там суровая и безжизненная: начиная с Харгушской заставы из поля зрения пропадает вода (если я не ошибаюсь, то по пути есть какое-то небольшое озеро, но до него долго идти). Всю жидкость придется таскать на себе, а это малоприятно.


Но я все-таки не терял надежду проехаться автостопом, поэтому сел у обочины, достал ридер и стал ждать попутную машину. К вечеру стало ясно, что шансов нет и я пошел ночевать в дом, где меня утром накормили.


Ночью я понял, что сильно отравился. Температуры не было, а вот желудок очень негодовал: всю ночь я бегал в туалет.


Следующий день был сущим адом: диарея сменялась рвотой. Я периодически травлюсь в разных странах, поэтому мне есть с чем сравнивать. Так вот, это отравление с легкостью может занять первую строчку в моем топ 3.


На второй день я постепенно начал приходить в себя и хозяйка намекнула мне, что пора бы выметаться из дома. Я побрел на позицию и сел у трассы. До самого вечера так никто и не проехал. Я все надеялся на автотуристов, но в мае их на Памире крайне мало.


За время ожидания, я познакомился с Икболом – очень приятным мужиком, который рассказал про свою работу охранником в тюрьме на севере России. Ночью я гостил у него дома.


На следующий день меня наконец задолбало ждать и я решил заплатить за такси до Аличура. Цена вопроса – 120$ (хотя местные пытаются заламывать 150$, а кое-кто и вовсе называл астрономическую сумму 200$).


Мой водитель начал основательно готовиться к поездке: прицепил запаску на крышу и взял с собой еще одного человека, на случай если в пути что-то случится. Дорога настолько глухая, что там не работает связь, поэтому вызвать помощь в случае необходимости не получится.


Вот мы поехали и зеленые, плодородные долины Ваханской долины сменяют суровые горы. Дорога становится безжизненной.





Первые километры периодически встречаются пастухи, которые ходят сюда пасти скот.




На перевале Харгуш (4137 м) стоит погранзастава.



Наконец мы выезжаем на памирский тракт.



Аличур – пустынный и депрессивный поселок. Никаких огородов и зелени: одни лишь горы, да небольшая речка рядом.


Я вышел из машины и сразу же почувствовал высоту. Дышать уже не так просто и особо не побегаешь – начинается одышка. Предыдущую неделю у меня была хорошая акклиматизация, но в этот день я очень хорошо ощущал набор высоты.



Электричества здесь нет, поэтому на крыше каждого дома стоят солнечные панели



В Аличуре таджики живут вместе с киргизами.


В киргизской половине кишлака я впервые увидел мечеть на Памире. Киргизы – не исмаилиты, поэтому молятся в мечетях.



Местная рыба:



Я просидел у трассы до самого вечера – за весь день не проехало ни одной машины! Вот он, суровый памирский автостоп.


Но на следующий день мне улыбнулась удача. Рано утром я увидел ЗИЛ, собирающий рабочих из кишлака. Ребята как раз ехали в сторону Мургаба и согласились меня подвезти.


Один из начальников даже дал мне ватник, потомучто ехать в кузове на такой высоте – очень холодно.







Дорога пустынная. Жизни между Аличуром и Мургабом нет.




Придорожная чайхана.


Судя по иероглифам, основной траффик здесь – это китайские фуры.



Фото на память.



Рабочие свернули с тракта и поехали по своим делам, а я направился в Мургаб. Финальные 15 км мне пришлось пройти пешком.


Едут китайские дальнобойщики. Они очень приветливые – все мне улыбаются и машут рукой.



Встретился пастух, который хотел подарить мне только что пойманного зайца



Витас из Молдовы



Наконец показался Мургаб – самый высокогорный райцентр бывшего СССР (3600 м).








Это совершенно точно самый высокогорный Ленин в мире



Баня.


Несмотря на мутную воду и отсутствие хорошего пара, я несколько часов здесь кайфовал. Шутка ли – неделю не мылся.


К тому же в каком-то из кишлаков меня покусали клопы и укусы эти сильно чесались.



Я обнаружил, что в Центральной Азии моются в нижнем белье (а я зашел голый ;))


Здесь же я стал свидетелем интересного диалога. В баню пришел помыться командировочный таджик из Душанбе и начал говорить с администратором (киргизом) по-таджикски. Киргиз сказал, что не понимает ни слова и перешел на русский язык. Это очень возмутило собеседника и он стал удвиляться как это киргиз, будучи гражданином Таджикистана, не знает официальный язык государства, в котором живет. Они немного повздорили и разошлись.


Мургаб – почти полностью киргизский город, а в школах учат киргизский и русский языки.


Жульен – француз, путешествующий несколько лет по миру на своем велосипеде. Он мне рассказал, что тоже отравился неделю назад (без температуры, с диареей и рвотой) и скорее всего это тоже была яичница.



Я еще немного побродил по городу и вечером пошел искать ночлег.


Вижу – стоит какой-то мужик и красит дом. Поговорили, слово за слово, и вот он меня позвал в гости. Спасибо тебе Памир за твое гостеприимство! За все время, что я здесь провел, я почти не потратил ни одного сомони.







Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий