Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Peпopтaжи | В горах юго-востока Узбекистана

В горах юго-востока Узбекистана

Долгая Галина Альбертовна



Узбекистан занимает площадь около 450 000 кв.км. Чуть больше двадцати процентов этой площади - горная местность. Если заглянуть за эту цифру, то можно разглядеть бескрайние просторы, испещренные живописными холмами, скалистыми отрогами хребтов, увенчанных снежными пиками, и между ними зеленые долины, по которым растекаются реки.


Прекрасны горы, видимые из долин, и прекрасны долины, когда видишь их широту с высоты тех гор.


Две гигантские горные системы мира распростерли свои каменные руки над Узбекистаном: Западный Тянь-Шань на северо-востоке и Памиро-Алай на юго-востоке. Эти горные системы отличаются друг от друга, как левая и правая рука. Тот, кто побывал и там, и там, сразу заметит разницу и в структуре каменных глыб, и в растительности, покрывающей подходы к скалистым гребням, и даже в воздухе.



Думаю, не ошибусь, если скажу, что немногие знают о горах в Самаркандской, Кашкадарьинской, Сурхандарьинской областях. В основном последние представляются степями, которым нет ни конца, ни края. Но те степные просторы, относящиеся к Туранской низменности, как раз растекаются между хребтами: Зерафшанским, Гиссарским и его отрогами - Байсунтау, Сурхантау, Бабатаг. А все вместе они относятся к системе Памиро-Алая.


Самая высокая точка Узбекистана находится на Гиссарском хребте. Высота того безымянного пика 4643 метра над уровнем моря.



Сурхандарья



Приток Сурхандарьи



Горная река


Сурхандарья, Кашкадарья, Зерафшан наполняются реками, образованными водами тающих ледников и снежников, покрывающих эти хребты. Множество ключей, выходящих из-под земли, позволяют растениям зеленеть в горах даже в самое жаркое летнее время, когда трава в степях полностью выгорает. А подземные реки, заполняющие глубокие пещеры в хребтах Байсунтау, вырываются на волю прямо посередине скалистых стен и низвергаются вниз водопадами.


Высокогорные плато в окрестностях Байсуна вздыбились гигантскими волнами и застыли, образовав вертикальные скальные сбросы, высотой в сто, двести, а то и триста метров. Такие плато местные жители называют "кетмень чапти" - перевернутый кетмень (тяпка). Очень похоже. А минералы, содержащиеся в почве холмов, разукрасили фалды их "юбок" в красные, зеленые, желтые цвета. И среди таких природных красот человек сумел обустроить свои жилища, добавить к растительности гор новые посадки: стройные тополя, пахучие акации, шелестящие спелым колосом злаковые, дающие вкуснейшие плоды сады и виноградники.


Вот об этом крае мой рассказ. Я поведу читателя на юго-восток Узбекистана, начиная от древнего и хорошо всем известного города Самарканд и заканчивая в Денау - небольшом городке Шурчинского района Сурхандарьинской области, жизнь которого течет по своим особым законам и сильно отличается от жизни столицы, да и от других городов Узбекистана.



Гиссарский хребет


Оставив в стороне легендарный город Амира Темура Самарканд, наш видавший виды джип свернул с Большого Узбекского тракта, ведущего в самый южный город страны - Термез, и помчался по дороге, медленно поднимающейся к перевалу Тахта Карача. За грядой Зерафшанского хребта, разделяющей Самаркандскую и Кашкадарьинскую области, раскинулась необозримая долина Кашкадарьи, за которой сияет снегами Гиссарский хребет.



Вид на долину Кашкадарьи и город Китаб


Величественны белоснежные горы. Глядя на них проникаешься особым уважением к природе, которая может быть как очень суровой по-отношению к человеку, так и благодатной. Западная часть Зерафшанского хребта, высоты которого не превышают 2800 метров, относится к последним. Облагороженные человеком, эти горы радуют глаз зеленью арчовников и лесами акаций, высаженных заботливыми руками людей. Огромные скалы, выглаженные ветрами и дождями, напоминают то ползущую черепаху, то голову кобры, раскрывшую свой капюшон.




Ночью над головой сиют огромные яркие звезды, а внизу в долине видны не менее яркие огни городов Китаб, Шахрисабз. Откровенно говоря, я удивилась, увидев россыпь огней этих городов с высоты. Несмотря на то, что на всем пути по южным областям Узбекистана стоят новые опоры высоковольтных линий и даже в самые отдаленные кишлаки проведены линии электропередач, сами города освещены слабо. Порой только по свету из окон домов можно ориентироваться по ночным улицам. Но поток машин от легковых до фур идет в обе стороны от перевала и днем, и ночью. Возможно, свет именно от их мощных фар и соперничает со звездами.


Юго-восточная часть Узбекистана интересна не только природой, но и историей. По горам и долинам Кашкадарьи, Сурхандарьи шли в Индию войска Александра Македонского. Это было в четвертом веке до н.э. Согласно Геродоту, Македонский останавливался в Афросиабе, проходил по Каршинской степи. О пребывании греков на нашей земле говорят находки археологов - монеты, сосуды, украшения.




Неслучайно подумала я о греческом форпосте, когда, проехав современный милицейских пост "Chak-Chak", слева от дороги, проходящей по кишлаку Окробат, что переводится как "белая крепость", у подножия холма увидела необычное для наших мест строение. Две квадратные башни сложены из обтесанных вручную крупных камней и соединены глиняным забором, в котором сохранились каменные бойницы. Внутри за забором находится небольшой двор, разделенный на две неравные части анфиладой колонн. На колоннах сохранилась часть капителей.





Даже непрофессионалу понятно, что это греческий стиль архитектуры. И откуда он в далеком Кашкадарьинском селе? Трудно поверить в то, что узбекские археологи ничего не знают об этом сооружении. И тем более удивляет, что оно разбирается по камням на нужды местного населения. Башен в этой крепости, скорее всего, было четыре. Много ли времени надо, чтобы разобрать и две оставшиеся. Тем более что один из предприимчивых жителей даже включил эту крепость в свое хозяйство, обнеся ее стеной вместе со своим домом.


Еще один археологический объект поверг меня в уныние. В конце семидесятых годов прошлого века мне довелось участвовать в раскопках Древнего Кушанского царства (I-II век). Тогда археологическую экспедицию на городище Дальверзин-тепе, что недалеко от Денау, возглавляла известный археолог и искусствовед Пугаченкова Галина Анатольевна. Ныне всему миру известен золотой Дальверзинский клад. Хранится он в Ташкентском Музее Истории. Будучи школьниками, мы с друзьями раскапывала на Дальверзине несколько домов ремесленного квартала. Я вспоминаю, что дома в том городище были раскопаны настолько глубоко, что их стены поднимались на высоту выше человеческого роста.




У меня сохранились старые фото и, сравнив их с теми, которые я сделала, побывав на Дальверзин-тепе сейчас, ужаснулась. Раскопанные дома вновь погребены под слоем земли. Временем ли, людьми ли?.. Только верхушки широких стены еще возвышаются над домами ремесленников, храмами, инженерными сооружениями древних, среди которых был водопровод, идущий в город изо рва, окружающего его.


Археологические памятники такого уровня могли бы украсить любую страну и стать интереснейшими объектами изучения учеными и посещения любознательными туристами. Нужно всего лишь охранять их от вандализма, защищать от естественного разрушения и принимать меры для того, чтобы они стали привлекательными объектами, как это делается, например, в Израиле, в Италии, в соседнем Туркменистане. Музеи под открытым небом интересны тогда, когда показаны находки, вывешены информационные стенды, реконструкции, рассказывающие об истории города, сооружения, обустроены места отдыха для туристов (хотя бы навесы, защищающие от палящего солнца). Увы... история уходит в небытие у нас на глазах...



Пещера Тешикташ


А вот еще один исторический объект этого края не нуждается в особой сохранности. Его внешний вид зависит только от сил природы - дождя и ветра. Но значимость его для науки огромна. Слышали ли вы когда-нибудь о пещере Тешик-Таш? Кстати, переводится название, как "пещера с дыркой". Эта пещера, вернее, грот, находится в одном из живописных и глубоких ущелий хребта Байсун-тау, в Сурхандарьинской области.




В тех скалах находится Тешикташ



Кишлак Юкарымачай


Высокий холм отделяет то ущелье от кишлака Юкарымачай, который сам по себе интересен. Кишлак раскинулся на берегу реки Мачай-дарья. Его окружают холмы с красной глиной. И дома в этом кишлаке тоже красные, возведенные из сырцовых кирпичей, как традиционно испокон веков строят в Средней Азии. Контраст с зеленью, в которой утопают дома жителей Юкарымачай, создает одну из красивейших картин, достойную кисти хоть Ван Гога, хоть Моне.



Пещера Тешик-Таш известна находкой, относящейся к эпохе позднего Палеолита (40 000 лет тому назад). В 1938 году академиком Окладниковым А.П. в этой пещере было обнаружено ритуальное погребение неандертальского ребенка. По найденному черепу известный антрополог Герасимов восстановил облик неандертальца, жившего в Средней Азии. Первоначально считалось, что это был мальчик, но более позднее изучение останков опровергло эту версию, и теперь мы знаем, что в Тешик-Таш была захоронена девочка. Останки неандертальцев найдены в разных частях света - в Европе, на Ближнем Востоке, в Крыму, в Южной Африке, на острове Ява и в Средней Азии. Но погребение в Тешик-Таш уникально. Оно свидетельствует о появлении у древних людей ритуалов, говорящих о зарождении духовной жизни человеческого сообщества, и даже его первых религиозных представлений. Вокруг могилы девочки были установлены несколько рогов горных козлов, сверху на могиле найдены кости животных, рядом - следы костров. Наверное, девочка была особенной или принадлежала к роду вождя или шамана, а может быть, ее пожертвовали каким-то грозным богам, чтобы они не трогали все племя. Этого мы никогда не узнаем, как и то, почему неандертальцы исчезли с лица земли, уступив вершину первенства кроманьонцу - нашему предку.


Пробираясь к Тешик-Таш сначала по вертикальным сыпучим скалам, заросшим кустами и травами, потом по сухому руслу ручья, я думала о том, какая нелегкая занесла неандертальцев в это ущелье и как они босые лазали здесь, а то и убегали, спасаясь от грозных хищников вроде саблезубого тигра, пещерного медведя или тираннозавра. Конечно, за сорок тысяч лет горы должны были сильно измениться. Возможно, и вода бежала в ручье даже летом, но пещеры - а в стенах каньона не одна пещера! - скорее всего, такими и остались, разве что Тешик-Таш была без дырки.





Хребты Байсун-тау, Сурхан-тау красивы не только рельефами - наклонными плато, глубокими ущельями, складчатыми разноцветными холмами, но и арчовыми лесами. Арча - дерево, которое растет очень медленно, приблизительно один сантиметр в год. Так что красавицы высотой в несколько метров со стволами, которые можно легко обхватить руками одному человеку, на самом деле древние старушки. Арчовые леса в Узбекистане принадлежат только государству и охраняются законом. В заповедниках Заамина растут шикарные древние деревья - раскидистые, с ежегодно обновляемой хвоей, аромат которой целителен для человека, так как в хвое, и особенно в пыльце арчовых соцветий, из которых потом образуются не менее ароматные шишечки, содержится много фитонцидов, убивающих болезнетворные микробы.


В горах Байсун-тау мне довелось погулять по арчовому лесу, пусть не такому древнему, как в Заамине, но не менее красивому. А вот в ущелье, где находится пещера Тешик-Таш, я впервые в своей жизни увидела порубленные деревца арчи. Уже подвядшие ветви, сваленные между валунами, произвели угнетающее впечатление. И зарубкой на сердце отразились прозвучавшие в тиши ущелья удары топора. Дровосек - пожилой мужчина из кишлака, объяснил, что вырубает только старые, сухие ветви, что на пользу дереву, а кто порубил хорошую арчу, он не знает. Может быть и так. Вопрос вырубки арчовых лесов был и остается актуальным. Примером того, что может стать с природой, могут послужить Нуратинские горы, а именно заповедник, в котором некогда вольно паслись бараны Северцева, ныне занесенные в Красную книгу и обитающие теперь в наиболее бдительно охраняемой части Нуратинского заповедника. Баранов сохранили, а арчу нет. Ее вырубили жители кишлаков на дрова. Изменилась вся экосистема гор, исчезли с лица земли некоторые эндемики, что привело и к переселению птиц и животных. Но винить в этом зле только жителей кишлаков нельзя. Их жизнь до сих пор зависит от того, что они добудут в горах, в том числе и топливо. Ведь нужно же на чем-то готовить еду, чем-то отапливать дома. Ни газа, ни угля в дальних кишлаках нет. Электричество дорогое. Да и как воззжечь традиционный тандыр с помощью электроэнергии? (В тандыре пекут лепешки - основную еду жителей кишлаков).





Надо сказать, что люди, живущие в горах Сурхандарьи, Кашкадарьи доброжелательны, приветливы. Все - от ребенка до аксакала - здороваются, приложив руку к сердцу, охотно разъясняют дорогу, желают доброго пути. И вместе с тем я заметила, что женщины прячутся от путешественников, дети смотрят во след с удивлением. Я бывала в этих местах лет двадцать тому назад и, могу сказать, что за прошедшее время в быте, в образе жизни людей ничего не изменилось. Не берусь судить хорошо это или плохо. С одной стороны, сохраняются вековые (!) традиции народа, с другой - народ, особенно молодежь, лишены многих достижений цивилизации. Труд на полях, на выпасах, в своих домах по обеспечению элементарных удобств для жизни занимает все время от зари до зари. Во многих кишлаках и районных центрах стоят новенькие здания школ и колледжей. Дети учатся, а потом... женятся и продолжают образ жизни родителей. Днем в кишлаках пустынно. Жара загоняет всех в тень. А вечером люди выходят из домов. Аксакалы сидят на скамейках, женщины ходят к соседкам или родственникам за какой-нибудь надобностью, парни шумно обсуждают свои проблемы, дети играют. А вот девушки, как правило, прячутся и не только от чужих. Да и одеты все, как и сотни лет тому назад, разве что ткани другие, а так - глухое платье ниже колен, традиционные штаны до щиколоток, и обязательно платок на голове. И не только в кишлаках женщины живут жизнью затворниц, в маленьких городах то же самое. В Денау женщины шарахались не только от мужчин, сопровождавших меня на базаре, но и от меня, когда я была одна. Тогда мне подумалось, какая большая разница между жителями одной страны, проживающими в столице - шумном, современном городе, и в глубинке - в маленьких городах и горных кишлаках наших южных окраин.






В Денау я никак не могла понять, чем же люди зарабатывают на жизнь. Сложилось впечатление, что все проводят время на базаре - кто-то торгует, кто-то покупает. Торговля, что фруктами и овощами, что курпачами или тюбетейками, что баранами и козами идет бойко.


Мы тоже не удержались и купили курпачу (узкое ватное одеяло), несколько тюбетеек, яблок и черешни, и поехали дальше, торопясь увидеть водопады Сангардака и погулять по альпийским лугам Байсун-тау.



Водопады Сангардака видны издалека. Длинными струями они падают вниз, сплетаясь друг с другом, растекаясь среди зелени и распыляясь мириадами капель в свободном полете. Вода выходит из середины скал, высотой метров сорок-шестьдесят. Зрелище великолепное! И микроклимат вблизи водопадов особенный. Когда в округе жара зашкаливает, у водопадов просто рай! Подойти к одной группе водопадов оказалось непростой задачей: крутой склон, на котором хаотично разбросанные камни спрятаны среди густой зелени, словно предупреждал: "Нельзя! Дорога заказана!". Зато вторая группа водопадов оказалась куда доступнее. Прямо с дороги к ним проложены тропинки и даже забетонированные лестницы.






Загадка этих водопадов кроется в подземных реках, которые протекают в пещерах Байсун-тау, а вода находит себе выход либо у подножия плато, либо вот так - в скалах, образуя шикарные водопады. Пещеры Байсуна очень серьезные. Глубина их колеблется от 500 метров до 1415 (пещера Бой-Булок), а длина доходит до 15 км. Прохождение таких пещер под силу только спортивным спелеологам. Когда-то и мне довелось попробовать свои силы в этом нелегком деле. С группой энтузиастов я поднималась на плато, где находится вход в пещеру Бой-Булок, и вместе с семилетним сыном буквально на четвереньках подползала к краю плато, чтобы посмотреть вниз с высоты скалистых стен. А это порядка трехсот метров! В этот раз я смотрела на те стены снизу, и зрелище это было не менее захватывающим.




Но чтобы подобраться поближе к любому плато, сначала надо добраться до отдаленных кишлаков, таких как Дугоба или Бахча. Дороги к ним узкие и рыхлые, и проходят через глубокие ущелья, стены которых закрывают дневной свет, и время от времени осыпаются, грозя похоронить под камнями каждого, кто попадется на пути. Для путешественников такая экстремальная поездка в удовольствие, если только дороги сухие. В дождь даже трактору впору завязнуть. Только ослики - неизменные спутники жителей отдаленных кишлаков - понуро бредут, навьюченные так, что их самих не видно. Эти труженики могут перевозить вес, превышающий их собственный, а управлять осликом под силу даже детям. Ослы перевозят лагеря пастухов, когда стадо перегоняется дальше в горы, и выглядят эти перевозчики на фоне баранов даже величественно.







Восторг и благоговение перед природой вызывают красоты гор, когда постепенно поднимаясь от затерянного среди отрогов Гиссарского хребта кишлака Ходжаасмин, видишь, как на глазах меняется растительность по мере смены высоты.



Внизу у реки цветет джида, шиповник. Травы высотой по колено скрывают только начавшие распускаться летние цветы - лапчатку, клевер, маки. Постепенно разнотравье ставится реже, появляются поляны с цветущими ирисами и великолепными желтыми цветами, напоминающими букеты хризантем.






А на перевале, за которым открывается снежный пояс гор, еще лежит снежник, истекающий ручейками талой воды. На черной от влаги земле цветет желтый безвременник.



На склонах по обе стороны от перевала растут почвопокровные цветы - настолько мелкие, что сразу их и не заметишь, но увидев раз, уже ищешь подобные, скользя взглядом по земле. Вот кажущийся невзрачным высокогорный касатик. Но он радует не меньше, чем шикарные ирисы. Белый азиатский гриб облюбовал полянку между камней, в которых, приглядевшись, сразу узнаешь словно замурованные в камень... морские ракушки!






Какие тайны хранишь ты, природа, лишь только приоткрывая их завесы тем, кто ищет, кто любит тебя и более всего желает, чтобы твои красоты радовали всех жителей Земли еще долгие годы вперед?! Многое зависит от нас, от людей. Мы создали для себя много благ и будем еще создавать, все совершенствуясь и совершенствуясь. Как хочется, чтобы те блага сослужили природе хорошую службу, не обезображивая ее красоты, а сохраняя ее чистоту и неповторимость для будущих поколений.




Источник







ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий