Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Peпopтaжи | Обское море-2015. Так вот ты какой - парусный туризм!


1
2
3
4


Обское море-2015.

Третья часть. Апогей

Ольга Дмитрук

Всемирный фестиваль МАРИНС по парусному туризму


Глава 8. Так вот ты какой - парусный туризм!


Согласно Гоночной инструкции, перед стартом «Полосы препятствий» все суда находились на берегу, со спущенными парусами. По сигналу судьи следовало выйти на воду и на вёслах добраться до стартового створа (метров 300 от берега), после пересечения оного поднять паруса и дальше уже следовать по дистанции.


Вот такие карты с подробными инструкциями были выданы каждому экипажу:



Карта маршрута "Полосы препятствий"



Задания в каждой из точек


Мы не переставали восхищаться подготовкой этой гонки! Ведь накануне нужно было исследовать всю прилегающую местность, отметить координаты интересных мест – мелей, волоков, выходов на берег, узких проток и пр. Разработать удобный маршрут с преодолением всех этих препятствий. Нанести точки на карту, дать описание заданий по этим точкам. Распечатать карту в достаточном количестве. Перед стартом развезти и расставить по особо важным точкам судей на этапах. Потом, по окончании гонки, всех этих людей собрать и вернуть на остров. Работа организаторами проведена просто колоссальная! Руководил всем этим беспределом, естественно, Анатолий Палыч.



Начало "Полосы препятствий", но ещё не старт



На вёслах - наперегонки к стартовому створу



В гонку нас провожали музыканты, прибывшие с "Кон-Тики" на резиновой надувнушке. Приятно стартовать под живую музыку!



Ирина Ахметьянова готовится к пиратской песне



У кого больше вёсел и сильнее матросы - тот и молодец


Попутный ветер своей слабостью словно издевался над участниками. В азарте гонки все рьяно махали вёслами, стремясь к победе. Ибо именно эта гонка своей оригинальностью могла сильно поменять уже сложившийся статус кво среди лидеров. Тут будет мало одной способности рулить и ловить заходы ветра, мало скоростных особенностей судна. Тут понадобятся знания и умения всей команды работать быстро, чётко и слаженно на общий результат, потребуется весь предыдущий опыт туристских походов.


Силы участников пока ещё не были растрачены, и лодки бодро неслись к дальнему острову. На этом этапе явное преимущество получили большие катамараны с многочисленными экипажами – там вдоволь нашлось галерников, чтобы весловать. Особое уважение внушала «Экспедиция» - на ней хватало и людей, и вёсел. И махали этими вёслами они очень дружно.


На их фоне все мелкие катамаранчики проигрывали. В том числе и «Трикстер», потому что грёб у нас только Влад, а я рулём выдерживала курс. Если бы я взяла в руки другое весло, стало бы только хуже и скорости не прибавилось. Потому что физически Влад значительно сильнее меня и начал бы перегребать, а «Трикстер» - рыскать. Опыта слаженной гребли у нас нет, и потому мы, как и большинство экипажей мелких лодок, ограничились одиноким гребцом.


В первой точке предстояло, зайдя в узкую протоку, слева на берегу обнаружить табличку с некой надписью и скрупулёзно, буква в букву, включая знаки препинания, скопировать эту надпись на свою карту. Причём предупредили, что в оригинале допущена ошибка, и эту ошибку следовало в точности повторить.


Забегая несколько вперёд, поведаю тайну: никакой ошибки там не было. Сказано это было для того, чтобы участники не симулировали, а подошли к вопросу со всей тщательностью, выискивая эту ошибку. Надпись гласила: «Осторожно! Злая собака!».



Раз паруса подняты - значит, стартовый створ позади



Влад пока не догадался добавить скорости веслом. Но сейчас приступит к борьбе за победу


Мы подошли к пляжику с табличкой на приличной скорости, в общем потоке с несколькими пролетевшими мимо в камыш катамаранами. Планировали прямо на ходу прочесть, что написано, но скорость и мои подслеповатые глаза, а также близость камышей и других участников план порушили. Пришлось срочно тормозить и возвращаться. Потому что остановиться на попутном ветерке можно было только уткнувшись в берег.


Зная об «остроте» моего зрения, Влад предпочёл чуть не на ходу спрыгнуть и сбегать к табличке, а я уже тормозила «Трикстера» носами в камыш. На пляжике нежились обыватели, для которых всеобщая суета возле банальной таблички стала непредвиденным развлечением. Картина и впрямь загадочная: невесть откуда прилетают парусники, на минуту-другую останавливаются, с них выскакивают люди и наперегонки несутся к никому не интересной доселе табличке и с маниакальной страстью переписывают её содержимое на свой листок бумаги. А потом столь же стремительно исчезают в речной дали вместе со своими парусниками.



Очень красивая заводь с какими-то водными растениями. У нас в Донбассе и на Днепре я таких не видела



Похоже на кубышку или кувшинку, но иного вида, чем у нас


Следующим этапом была довольно просторная протока, в которой ветер поддувал, как в трубу, и на остром бейде мы вынеслись на огибание острова. Согласно карте, впереди ждала мель, ещё одна протока и огибание большого острова правым бортом. Над мелью «Трикстер» пролетел совершенно беспрепятственно, благо, на попутняке мы шли без шверта.


Потом ветер усилился, и большой остров пришлось огибать по сильной ряби и крепкому встречному ветру. Ну да это лучше, чем вёслами махать. Правда, на встречке меня начало заливать брызгами из-под поплавков, и я даже успела замёрзнуть. Остров был довольно большим, а за ним следовало открытое пространство и долгая лавировка к следующему острову.


Где-то в середине того острова нас ждал волок и очень узкая протока, а также судья со спецзаданием. Очень смешно было наблюдать, как парусники один за одним скрывались в лесу и исчезали с глаз навсегда. Словно испарялись.


По пути к острову встретилось оригинальное судно, идущее параллельным курсом в далёкие дали Обского моря – баркас с гафельным вооружением. Туча народа ютилась на баркасе. Приблизившись, мы поняли, что это – детвора. Наверное, очередной детский парусный клуб. Мы помахали им приветственно руками. Однако ничто не изменилось на баркасе. Не взлетело в ответном приветствии ни одной руки. Мы удивились – ведь привыкли, что на Чёрном море взаимно друг другу машут-кричат все плавсредства – от надувных бананов до больших кораблей. А тут какое-то гробовое молчание.


Через какое-то время мы заметили, что паруса на баркасе сняли, а с бортов замелькали десятки вёсел. Детей заняли делом, превратив в галерников. Может быть, поэтому они не радовались при виде нас? Знали, что их заставят весловать, а мы гордо несёмся силой ветра?


Но вот и мы увидели узкую полоску песка, через которую в глубь острова экипажи волокли свои катамараны. Тут, конечно, у маленького «Трикстера» было большое преимущество. Судья на старте волока фиксировал время прихода каждого судна и прямо на ходу каждому экипажу всучивал клочок бумаги со спецзаданием.


Я схватила бумажку и сразу сунула в нагрудный карман – потом разберёмся, сейчас тащить надо. Продолжительность волока – 46 метров, причём нашлись особо дотошные товарищи, которые требовали недостающие 4 метра – ведь обещали волок в полсотню метров! Судья оправдывалась, что более длинного удобного для волока места нигде нет. Довольствуйтесь сорока шестью метрами!


Сразу же за волоком следовал выход во внутренний заливчик, где встречный ветер с радостным энтузиазмом налетал сильными шквалами. Через сто метров этого заливчика следовало свернуть влево – в очень узкую, метров в 15 шириной, протоку и по ней выйти на открытую воду.


Неожиданно сильный встречный ветер в заливчике сильно скомкал стройные ряды парусников. Те, кто после волока были впереди нас, оказались справа или уже не так сильно впереди. Видимо, экипажи не успели сориентироваться и совладать с судами, и их стало дрейфовать.


Мы, конечно же, воспользовались ситуацией и весьма быстро распределили роли: Влад схватил весло и начал подгребать, а я взялась за румпель и все шкоты, выставляя паруса на нужный галс и курс. Благо, что на «Трикстере» очень удобно расположены средства управления – близко и доступно для одного человека. И, в отличие от моего «Мистраля», стаксель не цепляется при поворотах ни за утки, ни за краспицу.


Таким образом очень согласованными действиями мы не позволили ветру сбить «Трикстер» с направления и вошли в узкую протоку, обогнав пару катамаранов. Хорошо, что в протоке, как в трубе, дул попутный ветер и не пришлось лавировать. Тем более, что протока, мало что узкая, так ещё и извилистая и довольно длинная – метров 300. На открытую воду мы вылетели на одном дыхании.


Став на курс бейдевинд, наконец позволили себе заглянуть, что же написано в бумажке со спецзаданием. Оказывается, координаты. Влад прямо на ходу внёс их в навигатор, и мы устремились в заданную точку. Точка находилась где-то в открытом пространстве Обского моря, на горизонте. Ветер потихоньку начал стихать, и потому мы крались в лавировку к этой точке довольно долго. Но, по крайней мере, уже не так сильно брызгало. Кстати, на волоке и во время выхода в узкую протоку в связи с общим ажиотажем и хоть какой-то физической деятельностью я согрелась. А теперь и пообсохла.


По мере приближения к искомой точке всё большие подозрения падали на два небольших островка впереди по носу. Разноцветные паруса толклись в окрестностях этих островков, а потом уходили куда-то вправо от них.


Вот приблизились достаточно, чтобы увидеть так называемую «гантель» - песчаную перемычку между двумя небольшими островками. Видимо, недавно это был один остров, но вода размыла его посредине, образовав из одного острова – два, которые всё ещё соединялись подводным мостиком. Выяснилось, что мостик этот очень узок – метров пять, не больше. И в самом высоком месте подходит к самой поверхности воды: по крайней мере, топчущиеся по нему судьи находятся в воде всего лишь по щиколотку. То есть придётся выбирать и шверт, и перо руля.


Чтобы не тормозить (ветер-то встречный!), мы с Владом выпрыгнули за борт – провести судно вручную – и бухнулись в воду чуть не по пояс. Ибо только сейчас осознали, насколько перемычка узкая – сквозь мутную речную воду этого было заранее не видать.


Но, справившись с неожиданным сюрпризом, не снижая скорости, провели «Трикстера» над перемычкой и, не дожидаясь нового провала по пояс, шустро запрыгнули на борт и уже отработанными движениями ухватились за распределённые вещи: Влад – за весло, я – за румпель и шкоты.


Опыт прохождения после недавнего волока позволил нам без единой секунды задержки стать на курс и понестись на обход левого островка левым бортом. Благодаря образцово слаженной работе мы и на этом этапе обогнали ещё одну лодку, застрявшую после перемычки.


Следующим заданием было полтора раза обогнуть один из очередных островов, до которого пришлось бежать попутным ветром. С этим заданием все справились легко, вот только мне пришлось проконтролировать, чтобы идущие впереди нас суда не ограничились одним оборотом вокруг острова. Потому что мало ли кто как понял и запомнил задачу. И, между прочим, не напрасно – один из катамаранов, сунувшийся, было, дальше по дистанции, после моего напоминания развернулся и пошёл на второй круг. Да уж, бдительность пригодилась.


После полуторного огибания острова нас ждал некий код на берегу. То есть, какая-то бумажка, горизонтально расположенная (чтоб нельзя было увидеть с воды – обязательно причалить) в нескольких десятках метров от уреза воды. Пригодных для выхода на берег крохотных пляжиков было только два, причём бегущая перед нами лодка целилась на ближайший, а навигатор показывал на дальний пляжик. Дальний располагался на выступе острова, а на карте знак стоял на ближайшем, куда шла лодка. Мы растерялись. Чему верить? Навигатору или карте? Решили, чтоб потом не возвращаться, проверить оба пляжика, начиная с ближайшего.


Лишь только носы «Трикстера» коснулись суши, как Влад спрыгнул и со скоростью пули рванул в глубину. Я в это время взялась разворачивать катамаран на 180 градусов, чтоб быстрее выйти на воду. Словно гончий пёс, Влад пронёсся по крохотному пятачку и с той же скоростью прыгнул к катамарану, столкнул «Трикстера» в воду:


- Это не тот пляж!


Экипаж обогнавшей нас лодки тоже понял, что ошибся, и спешно покидал остров. Но мы теперь работали настолько на едином дыхании, что гораздо быстрее отошли от берега, долетели до дальнего пляжика и ткнулись носами «Трикстера» в песок. На той же пулевой скорости Влад прочесал местность, отыскал и переписал код и вернулся назад. Мы уже отчалили, когда, наконец, соседняя лодка подошла к этому бережку. Так на этом этапе благодаря быстрым командным действиям мы умудрились обойти ещё одного соперника, уже третьего.


Пошли бейдевиндом, огибая мысок правым бортом. Влад прижимался ближе к острову – экономил время на пространстве. Однако чем ближе к берегу – тем меньше глубина, а в некоторых местах обширные мели вынуждали нас приподнимать шверт. Мы видели, что соперники берут мористее, но шли по принципу «пан или пропал», на грани фола – потому что так было гораздо быстрее, если не сесть на мель. Но «Трикстер» не подвёл – аккуратно обогнул остров, не застряв ни на одной подводной кочке.


Дальше нас ждала «змейка» по мелким островкам. Но островков перед глазами открылось больше, чем мы ожидали, и который из них начинал «змейку», а который заканчивал, так сходу определить было трудновато, даже имея в руках подробную карту. Ведь вид с воды и с воздуха – совершенно разные вещи.


Ориентироваться на впереди идущие суда было чревато – уже видели, как они могут ошибаться. И вот, когда мы, наконец, догадались, где начало и устремились туда, с борта маячившей неподалёку «Диеты» прокричали маршрут. Оказывается, «Диету» сюда направили специально – для контроля прохождения сложного участка и для подсказывания участникам, с какого островка начинается «змейка».


Это задание мы преодолели с лёгкостью, ведь на «Печенежской волне» уже дважды выполняли подобные действия, только ещё более сложные, потому что «змейку» надо было крутить вокруг часто-густо расположенных буёв. А тут дело немного усложнялось неравномерностью ветра: буи на Печенежском не закрывали его, а здесь растительность на островках перекрывала воздушные потоки, и от этого менялось направление и сила ветра. Однако от этого было только интереснее выполнять задачу.


После «змейки» обогнули последний мысок острова правым бортом и понеслись попутным ветром на ещё не видимый финиш. Там ждало последнее испытание – спасработы. Накануне мы с Владом тщательно взвесили все «за» и «против», решая, кому из нас выгоднее булькать за борт. Влад сильнее меня, и ему проще будет забраться на катамаран. А управиться с «Трикстером» в одиночку мне не трудно. Однако поскольку это – лодка Влада, и он на ней гораздо больше ходил-рулил, чем я, то у него наверняка более ловко и аккуратно получится подойти к «утопающему». А «Трикстер» - не «Мистраль», высота борта не такая уж большая. Если забираться на «Мистраль» быстро мне удаётся только после определённого количества тренировок-повторов, то с «Трикстером» этот вопрос снимается.


Итак, мы пролетели на попутняке мимо судейского судна, главный судья дал команду «Матроса – за борт!», я выпрыгнула в воду, а Влад продолжал двигаться прежним курсом. Метрах в двадцати рядом занимались вылавливанием из воды утопающего ребята, пришедшие к финишу раньше нас. Но, занятые своими действиями, мы как-то упустили их из внимания.


Получив разрешение на вылов матроса, Влад шустро развернулся и встречным курсом поспешил ко мне. Я ухватилась за переднюю балку «Трикстера» и попыталась привычным движением забросить ногу на поплавок. Но «Трикстер» продолжал довольно резво двигаться вперёд, и током воды ногу сбрасывало. Влад решил, что мне нужна помощь и, бросив управление, прыгнул на нос и ухватил меня за руку. Но только помешал.


Зато из-за того, что «Трикстер» остался без контроля, он притормозил, а мне с лёгкостью удалось подтянуться на руках (чему до сих пор крайне удивлена) и через пять секунд оказаться на борту. Мгновением раньше поняв, что помощь мне не нужна, Влад подхватил румпель и шкоты. И так вышло, что мы справились одновременно: я вкатилась на борт, а «Трикстер» под контролем Влада продолжил путь на финиш. Получилась, видимо, очень красивая картина, поскольку раздались дружные аплодисменты что с судейского судна, что с судна-конкурента.


Оставалось только обогнуть оттяжной буй и подойти вплотную к судейскому катамарану. Моментом финиша считалась передача судье карты с кодом и секретной надписью.


Гордые своим мастерством, мы неторопливо бейдевиндом сунулись к Лёше Кирсанову. И тут, как неумолимый рок, сбоку надвинулся конкурент – те ребята, что неподалёку долго вылавливали своего матроса. Ребята подгребали вёслами, отчего их катамаран двигался быстрее нашего.


Я схватила весло и лихорадочно начала грести – не отдадим своего места! К судейскому судну мы подошли почти параллельно, борт в борт, но «Трикстер» - ближе, и потому я успела всучить нашу карту на пару секунд раньше. А ребятам пришлось передавать свою карту через «Трикстер». Так нам удалось в последний миг обойти ещё одного конкурента (хоть в разных классах, но мы по своей противности считали конкурентами абсолютно всех :)).


В итоге в «Полосе препятствий» мы поприходно – 10-е в общей группе и 1-е – в классе. На часах – пятнадцать сорок. Хочется есть – на борту было некогда даже пить и писать. Очень устали (особенно Влад – потому что намахался веслом) и чрезвычайно довольны.


«Полоса препятствий» оказалась гвоздём программы, необыкновенной изюминкой регаты, вымотавшей участников как следует физически и психологически. Эта дистанция параллельно являлась Чемпионатом России по спортивному туризму. И главное – что это был самый настоящий ПАРУСНЫЙ ТУРИЗМ – тридцатикилометровый переход со всеми неожиданностями, встречающимися в парусном походе на надувнушках: веслование, подъём парусов на воде-на ходу, проводка, мели, узкие протоки, открытая вода с сильным встречным ветром, обнос, ориентирование, работа с координатами и навигатором, манёвренность, выход на сушу и отход от берега, спасработы.


Вот бы и нам у себя что-нибудь подобное замутить! Это же вечная мечта моего отца – соревнования, максимально приближённые к условиям парусного похода! Но, правда, сейчас нет возможности – все серьёзные водоёмы «за границей»…


Весь вечер отдыхаем, релаксируем и гуляем по гостям, где нас угощают «в три горла» и распевают песни. На острове наблюдается наплыв мигрантов – с материка «понаехали» участники и гости завтрашнего Фестиваля Пиратской песни. Привозила их неутомимая «Диета», совершавшая регулярные вояжи туда-сюда – с острова на материк и обратно.



Эльвира, как всегда, что-то куховарит, чтобы всех вокруг угощать и кормить



Легендарная "Диета" в роли банального транспортировщика



Интересно, что труднее для красавицы "Диеты" - работа тяжеловоза или героическое преодоление океана?


Оказывается, сегодня снова приезжало телевидение и снимало репортаж о регате. Курьёзно получилось: СМИ выбрали для съёмок именно те два дня, когда гоночная инструкция разрешала пользоваться вёслами. И на экране туристы-парусники постоянно машут вёслами. Посторонние могут подумать, что для надувнушечников это - проза жизни и обязательное условие гонок. Вот какой репортаж получился:


Источник







ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий