Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Peпopтaжи | Обское море-2015. Старт.


1
2
3
4

Обское море-2015.


Старт.


Ольга Дмитрук

Всемирный фестиваль МАРИНС по парусному туризму


"Обское море-2015"


Часть 1. Старт

Глава 1. «Мы – чужие на этом празднике жизни»,

или

Бег с препятствиями.


Приглашение Анатолия Павловича Кулика на Фестиваль туристов-парусников «Обское море-2015» обрадовало несказанно. Но, посчитав стоимость поездки, мы с Владом решительно перевернули страничку с этой своей мечтой – НЕПРЕОДОЛИМО. Финансово. Учитывая полное отсутствие подработок и нестабильно выплачиваемую зарплату при резко подскочивших ценах на пропитание, нам предстояло работать по полгода каждому, чтобы скопить денег хотя бы на поезд от Ростова до Новосибирска. Для примера. Моя (и Влада) зарплата – 2200 руб в месяц. Стоимость билета в один конец – 3200 руб.


Однако Кулик оказался настолько щедр душой, что прислал уже приобретённые билеты на поезд со словами: «Собирайтесь. Главное – найдите деньги доехать до Ростова и на поесть трое суток в поезде. А там мы всё берём на себя».


Устоять перед таким соблазном мы не смогли. И спешно стали готовиться в далёкую дорогу.


Влад посвятил оставшиеся 5 дней ревизии катамарана и сопутствующего инвентаря (который благодаря политической обстановке мигрировал по городу, прятался от обстрелов по разным местам, был частично утерян и т.д.). А я, как обычно, бегала по инстанциям, сидела в интернете, обзванивала людей - занималась общественными связями, раздобывая нужные сведения и налаживая документальную часть нашего путешествия.


Оказалось, что на пути грандиозного мероприятия стоят бесконечные препоны. Преодоление их потребовало огромной выдержки, терпения и настойчивости. Первым препятствием оказался отказ водителей автобусов везти в Ростов наш катамаран. На двоих слишком много груза (100 кг), тюки негабаритные и т.д. При этом все перевозчики обладали неприятным качеством: сначала бронировали нам места, а в вечер перед самой поездкой давали отказ. Как вариант, просили несусветные деньги за груз ( доставка в Ростов 1 человека стоила 250 грн (500 руб), а катамарана – 1200 грн (2400 руб)).


Но, к счастью, я заранее съездила к одному из перевозчиков (не поленившись проснуться ни свет, ни заря и выйти в город до окончания комендантского часа) и лично переговорила с начальником, заручившись его согласием.


6 июля в 6 утра мы с Владом выгрузились возле ещё закрытого автобуса на Ростов. Влад поехал отгонять машину домой по пустынному в такую рань городу, а я приступила к преодолению второго препятствия - обольщению водителя. Потому что, увидав тюки с «Трикстером», он онемел и вытаращил глаза. А потом заявил, что «вот пусть начальник и загружает, раз дал согласие. И через таможни везёт лично!».


Рассказывая водителю парусно-туристские байки, удалось растворить его сердце жалобно-настырным взглядом, и мы погрузились.


Подъехала моя мама, привезла пробирку с кровью нашей собаки Аяра. А об этом – отдельная история. В Донецке закрылся отличнейший центр ветеринарной диагностики, и целый ряд сложнейших исследований теперь можно проводить или в России, или на территории Украины. Поскольку мы всё равно ехали в Ростов, то я предварительно списалась с местной ветлабораторией на предмет возможности сдать на анализы кровь собаки. Обычные общий и биохимию в Донецке делают, но мне нужно было более углублённое исследование на специфическом оборудовании.


Следующей сложностью являлся временной цейтнот. Кровь должна быть доставлена свежей, в спецпробирке со стабилизатором, которую я накануне приобрела. А сколько времени мы будем добираться до Ростова, а там – до клиники, никто не знал. И потому кровь взяли у Аяра в полшестого утра – спасибо моей сестре Виктории и маме. И заодно мудрому Аяру, который милостиво позволил ковырять себе вену на рассвете да в моё отсутствие. Пробирку мама замотала в хладагент и к 6.45 доставила в центр города к отъезжающему автобусу.


Третьим барьером, и весьма нелёгким, оказалась таможня ДНР. Сначала мы шесть (!) часов ждали очереди своего автобуса, истекая потом на раскалённом солнце. Я боялась даже подумать, как поживают хладагент и кровь в пробирке. Напрягла столько людей, а кровь пропадёт! Впрочем, ещё не известно, что скажут таможенники, если вдруг начнут шмонать по полной и обнаружат эту пробирку…


Наконец, подошла очередь нашего автобуса. Выгружаем его полностью, раскладывая вещи на сковородке асфальта. Даже имея на руках именные пригласительные из Новосибирска и сопроводительное письмо от спорткомитета ДНР, чувствуем в ногах неприятную дрожь. Вдруг развернут обратно, конфискуют катамаран, да мало ли что?


Таможенники бегло, но довольно тщательно, проверяют личные вещи. Одному пассажиру ставят на вид лишние сигареты – нельзя много везти в Россию. Приступают к нам. Бодро рапортуем, что везём спортинвентарь в виде катамарана для участие в фестивале и соревнованиях. Мужики просят показать, что в упаковках и отдельно - парус. Влад послабляет стяжки упаковок, позволяя заглянуть в их недра. Наибольший интерес вызвал почему-то парус, в упаковку заглянули, пощупали парусную ткань, поинтересовались, как она называется. Вели себя чинно и доброжелательно, но явно не знали, что с нами делать.


- Осколки от снарядов как презенты не везёте друзьям?


Хлопаю себя по лбу:


- «Семён Семёныч!» Я ж собиралась привезти сувениров в виде этих осколков! И забыла!


- И хорошо, что забыла. На российской таможне вас бы завернули за такие сувениры.


Третье препятствие успешно преодолено – нас пропустили! И даже не предложили как-то задекларировать вывозимый катамаран. Оно и понятно – это же не транспортное средство, а спортивный инвентарь! Накануне я консультировалась у знакомых пограничника и таможенника, и они убедили жёстко стоять на своём: спортинвентарь декларации не подлежит! А тут даже спорить не пришлось – вопрос не поднимался.


Четвёртое препятствие – российская таможня – было преодолено довольно быстро, всего за часа полтора. Таможенники прогнали все вещи, в том числе и катамаран, через «телевизор». Небольшой интерес вызвала сумка с металлическими запчастями, и Владу пришлось провести краткий экскурс в морскую терминологию:


- Это – шпангоуты, это – баллерная коробка, это – ванты, это – талрепы…


Через 2 минуты нас отпустили. О декларации на ввозимый катамаран тоже никто не вспомнил. И на этот момент прошу читателя обратить внимание, поскольку на обратном пути возникли неприятности из-за отсутствия этого документа.


Водитель автобуса, наблюдая, как споро мы с Владом разгружаем-загружаем своё имущество, уже доброжелательно отнёсся к очередному упихиванию катамарана в недра своей колымаги. И даже помогал при перетаскивании тюков к «телевизору» и обратно. Наверное, не ожидал, что ужаснувший его груз будет столь мобильным и не напряжным.


В Ростов прибыли через 11 часов пути, в 18 ч. И это – всего лишь 120 км военных дорог! Выгрузились, как оказалось, на автовокзале, далёком от железнодорожного. Предстояло каким-то образом доволочить тюки до ж/д. А нас уверяли, что «там пешком 200 метров!» Ага. Только не с этого вокзала.


И тут поджидало одно из самых труднопреодолимых- пятое препятствие. Все водители «Газелек» и прочих микроавтобусов меньше, чем за тысячу рублей, а то и полторы, везти на ж/д не хотели! А мы на дорогу от Донецка до Ростова вместе с уплатой за груз потратили полторы тысячи!


Ко всему прочему, угнетало, что надо ещё как-то успеть в ветклинику отвезти кровь, а искать по адресу в незнакомом городе – очень сложно. Да ещё не имея лишних денег, мобильной связи, зато с якорем в виде груды барахла.


А ещё хлопец из спорткомитета ДНР, выдавая сопроводительные бумаги, попросил отправить из Ростова заказное письмо. Но почты были уже закрыты, а в 5 утра у нас – поезд в Новосиб. Так что поедет письмо в Сибирь. Пускай попутешествует.


На часах уже – 20 ч. И чем дальше – тем сложнее и дороже добираться до поезда. На кровь я уже махнула рукой: всё равно хладагент растаял, и она наверняка испортилась. Мы были в отчаянии. Конечно, могли выложить эти полторы тысячи, но денег у нас действительно было в обрез, а какие ещё расходы предстоят – не известно. Хотя бы хватило, в случае полного провала, отсюда домой вернуться!


Отчаявшаяся женщина, идущая ва-банк – страшная сила. Это я ещё по маме поняла, когда наблюдала, как она вытаскивала по сильному ветру и ливню из камышей катамаран, спасая свою внученьку Дашу (см. «Кубок Донбасса-2012», глава "Армагеддон"). Тогда ни один из мужских экипажей не смог вытащить свои катамараны, забитые ветром в камышовую ловушку. А 63-летняя женщина – смогла. Ибо была в отчаянии.


Так и я, на грани истерики от бессилия, смогла убедить одного из водителей «Газельки», что он просто обязан войти в бедственное положение «братского народа», если он – Человек, а не сволочь. В итоге мужичок за одну тысячу рублей:


а) дал позвонить в Донецк и отчитаться, что мы в Ростове;


б) указал, в каком ближайшем магазине в столь позднее время можно относительно недорого купить продукты в дорогу и подождал, пока мы скупимся;


в) отвёз по указанному адресу в ветклинику, где терпеливо дожидался, пока я проконсультируюсь с ветеринарами и оформлю сдачу крови;


г) довёз нас до ж/д и ждал, пока мы найдём парня с тележкой, чтоб перевезти груз в здание вокзала.


На прощание изрёк:


- Ну что, есть на свете братский народ?


Видать, сильно я его «зацепила».


Кстати, продуктовый супермаркет произвёл на нас неизгладимое впечатление своими ценами. Сначала мы думали, что водители пользуются случаем подзаработать на чужих проблемах, но, увидев ценники, поняли, что просто мы – «чужие на этом празднике жизни», как говаривал Великий Комбинатор.


Не с нашими зарплатами.


К слову, в ветклинике мы оставили ещё одну тысячу, заказав несколько исследований, пока есть в наличии годная кровь. Больше такой возможности не будет.


Парня с тележкой тоже пришлось уговаривать пойти навстречу и сбросить цену, ибо его услуги разоряли нас дотла. А без него мы вдвоём физически не могли управиться с грузом. И хлопец уступил, взяв всего одну тысячу – за то, что сначала доставил вещи на перрон, к лавочкам, а в пять утра – до самого вагона. Мы ему очень признательны, ибо только благодаря его советам и действиям нам удалось преодолеть шестое препятствие – загрузку негабаритного багажа в поезд.


Итак, пока Влад отдыхал на вещах, я отправилась штурмовать кассу – приобретать грузовые билеты на катамаран. И тут получила очередной удар под дых.


Предыстория такова. В 2014 г ж/д транспорт России принял новые правила перевозки грузов. Согласно им, возить в поездах можно только вещи, в сумме по трём измерениям не превышающие 180 см. Понятно, что парусные катамараны сразу выпали из этого списка. Как и множество другого спортинвентаря. Российские туристы и спортсмены восстали и добились, что главная пассажирская компания России – ФПК – внесла дополнения, согласно которым спортинвентарь габаритами выше указанных возить можно.


То есть, по закону мы могли везти катамаран. Увы, человеческий фактор – весомая штука. В кассе сказали, что впервые слышат об этих дополнениях. Но билеты продадут (ещё 1800 руб). Однако есть риск, что проводница нас не пустит, и тогда окажется, что мы напрасно выбросили деньги. Придётся или оставлять катамаран в Ростове ( где? у кого?) или вообще не ехать (а приглашающая сторона уже потратила на билеты туда-обратно уйму денег).


В общем, всё мероприятие теперь зависело от того, сумеем ли мы убедить проводницу. А в кошельке оставалось всего 3000 рублей.


Я находилась на грани нервного срыва. Преодолевать столько барьеров за один день – невыносимо трудно. Просто психологически. Да и за одни сутки мы потратили три с половиной моих зарплаты. И остались на мели.


В напряжённом ожидании задремали на лавочках под грохот снующих поездов.


А поутру Влад поздравил меня с днём рождения. Вообще-то по паспорту я вчера родилась, а по факту – сегодня в полночь. Но это уже не имеет значения. Ибо по накалу напряжённости это оказались неповторимые именины.



На ж/д вокзале в Ростове.


На рассвете прибыл парень с тележкой, загрузил вещи, и мы потащились к пятому, багажному, вагону. Проводница принялась за изучение бумаг – билетов и пригласительных-разрешительных. Мы с Владом, как законопослушные граждане, покорно ждали её вердикта и команды «Загружайтесь!».


Однако хлопец с тележкой оказал неоценимую услугу, подав эту команду раньше проводницы. Пока она увлечённо рассматривала буквы, мы забросили в тамбур все четыре упаковки с катамараном. А парус и гермомешки на тележке хлопец повёз к 7-му вагону.


Осознав происходящее, проводница только и смогла произнести:


- У вас эта упаковка меньше двух метров?


Влад, взвалив на плечи один из тюков, честно ответил:


- Больше двух. Куда нести?


- Да нет, здесь меньше. Вот туда несите!


Влад понёсся по указанному направлению в одно из купе, а я следом подхватила за ручку второй тюк и поволокла по проходу. Опешившая от нашей прыти проводница, казалось, находилась под гипнозом, потому что просто констатировала факт, когда упаковка не влезла по габаритам в купе и её пришлось размещать наискось:


- Но тут у вас больше двух метров!


- А я сразу говорил, что больше! – парировал Влад, убегая за третьим тюком.


Не давая проводнице прийти в себя от изумления, мы поспешили перетащить вещи в купе.


- Но это негабаритные тюки! Их нельзя провозить в поезде!


- Ваша Федеральная пассажирская компания сделала исключение для спортинвентаря!


- Но не для такого же! У вас будут проблемы!


- Мы решим с вами эти проблемы.


- Но у вас будут проблемы с ревизорами!


- Мы и с ревизорами решим! У нас сейчас нет времени – поезд отходит через пять минут, а у нас места – в седьмом вагоне, ещё надо личные вещи погрузить! Сейчас поселимся и вернёмся, чтобы решить с вами все проблемы!


С этими словами мы галопом драпанули из грузового вагона, чтобы не дать возможности проводнице хоть как-то противодействовать нашему напору.


Забравшись на свои пассажирские места, перевели дух. Ну всё. Загрузились всем смертям назло. Теперь важно, чтоб ревизоры не выкинули нас по дороге вместе с негабаритным грузом.


Освоившись на новом месте, попытались пройти в багажный вагон, чтобы всё уладить с проводницей. Однако путь преграждал пока ещё закрытый шестой вагон-ресторан, и пришлось отложить свою попытку на потом.


А потом нам было страшно там появляться – вдруг они только того и ждут, чтоб выкинуть нас вместе с барахлом? Пока сидим, как мыши, не напоминая о себе, может, всё утрясётся. Но подтачивала совесть: обещали женщине прийти и не идём.


К концу вторых суток пути всё же добрались до 7-го вагона, увидели в целости свои тюки с наклейками поезда и со спокойной душой вернулись к себе в вагон. Всё. Теперь уж точно можно расслабиться. Не выкинут!


На длинных остановках выходили прогуляться-размяться и хоть немного осмотреться на местности. Что едем в Сибирь – ощущалось всё явственней. Для выхода на улицу мне пришлось вытащить тёплую жилетку. Привокзальные цены продолжали бить прямой наводкой из тяжёлой артиллерии по струнам наших материально нищих душ.



Станция - Тюмень



Глава 2. "И друзей созову, на любовь своё сердце настрою."


10 июля на вокзале славной столицы Сибири нас встретил молодой бородатый богатырь – Алексей Кирсанов. Как впоследствии выяснилось, он же являлся главным судьёй соревнований. Но не счёл за труд лично встречать участников и таскать их катамараны. С этого момента мы уже ощущали себя не чужими, а даже наоборот - желанными гостями и родственниками, которых каждый норовит обогреть, накормить, приютить и порадовать.


Пока Алексей с Владом несли первую партию груза к машине, мне пришлось провести просветительскую беседу со старшей проводницей багажного вагона номер 5. Заметив сваленные на перроне тюки, она с укоризной произнесла:


- Ну вот, всё же согласитесь – провезли вы их не законно.


- Почему? Всё по закону. Вот выписка из Правил перевозки грузов фирмы ФПК: спортинвентарь разрешено провозить сверх установленных габаритов. А вот – бумага от спорткомитета, что мы везём на соревнования спортинвентарь.


Проводница ткнула пальцем в перечень разрешённого к провозу снаряжения:


- Тут написано байдарки, каяки, лыжи, велосипеды и т.д. Про катамараны не написано.


- Если перечислять весь спортинвентарь, то бумаги не хватит! Есть один общий, ёмкий термин – СПОРТИНВЕНТАРЬ. Всё, что под это определение подпадает, провозить разрешено.


- Нет, "катамаран" не написано – значит, не разрешено.


Точку в нашем бессмысленном споре поставили Влад с Лёшей, второй ходкой забрав остатки спортинвентаря.



Грузят "Трикстера" на машину Лёши Кирсанова


Алексей привёз нас к себе в однокомнатную квартирку, где предоставил душ и горячий обед. Кроме того, он купил стартовый пакет «Билайн», чтоб мы были в зоне досягаемости для организаторов. Теперь можно ехать на берег Оби.


По дороге Лёша провёл небольшую автоэкскурсию по Новосибирску, сопровождая её увлекательными комментариями. Потом – в самый оптимальный по цене-качеству продуктовый супермаркет, где мы потратили предпоследние полторы тысячи на продукты. Попутно пожалели, что не привезли с Родины сала, ибо какой поход – без сала? Цена же на местное довольно убогенькое сало ввергла в уныние. И тогда Алексей сделал нам маленький подарок – купил «шматочок» сала. Дожились! Россиянин покупает российское сало приехавшим в гости украинцам! Позор на нашу голову!


Но вот Алексей добрался до какой-то базы отдыха. Под мотором к берегу подошла ««Energy Diet» (по-местному - "Диета") - знаменитый тримаран Анатолия Кулика, на котором он совершил один из этапов своей кругосветки. Впечатляющий габаритами парусник вместо парусов нёс на вантах дикое количество флагов разных стран. Кулик потом сказал, что это – флаги стран, в которых побывала «Диета». Да-а… Что тут скажешь? Только удивишься и восхитишься.



«Energy Diet» (по-местному - "Диета")


С этого момента череда восхищений и удивлений не отпускала нас всё время пребывания на земле сибирской. Так интересны, самобытны и удивительны оказались люди, что они полностью затмили все красоты сибирской природы и всю прелесть Обского моря. Если год назад экзотика Казахстана и волшебного Балхаша полностью забрали у меня все мысли и эмоции, и люди-участники событий как-то отошли на второй план, то здесь оказалось всё наоборот.


Люди – самая большая ценность и самый высокий интерес этого фестиваля. Я всегда осознавала, что туристы-парусники – особые человеки, избранные, необыкновенные – талантливые, трудолюбивые, гостеприимные. Но тут, в Сибири, талантливость, артистизм и хлебосольство превысили все границы моего (нашего?) воображения.


Но обо всём по порядку.


Загрузив кучу вещей и людей на тримаран, Кулик дал команду на отход и немедленно протянул всем полные кружки… красного вина!


- У меня 240 литров! На всех хватит!


И с этими словами бодро вскочил на гик, усевшись на нём с полным комфортом.



На "Диете"


Здравствуй, Обское море! Синие поплавки «Диеты» легко резали мутные речные воды, ветер дул в лицо, а красное вино, словно сок, без труда наполняло тела и веселило сердца. Приключения продолжаются! Подумать только – мы находимся на заслуженном океанском надувном тримаране, за четыре тысячи километров от дома, и пьём вино в компании знаменитого путешественника Анатолия Кулика!


И только Влад стонал, что напрасно несколько лет назад завязал с алкоголем.



«Диета» направлялась на один из островов Шумского кордона, где находился базовый лагерь участников. Место для лагеря было выбрано не случайно. Отдалённость от цивилизации надёжно защищала наше имущество от всяких неясных личностей и происшествий. Кроме того, на праздник жизни туристов-парусников могли прибыть все желающие (их привозили-увозили «Диетой» и парой моторок). А вот чтобы выбраться обратно, всем гостям предстояло предъявить «пропуск» - приобретённый сувенир фестиваля (значок, кружку или футболку). Тем самым они принуждались вносить посильный финансовый вклад в общее дело. Без «пропуска» им оставалось возвращаться на материк только вплавь.


Поставив палатку, оставшееся время потратили на сборку «Трикстера», осмотр местных посудин и знакомство с частью туристского бомонда. А знакомиться было с кем! Кого ни возьми – Личность! Талантище в разных сферах деятельности! И с каждым хочется пообщаться подольше и поближе, ибо очень интересно. А участников – так много!.


В общем, не обижайтесь на нас те, кому не смогли уделить должного внимания – мы просто не успели.


Одна из этих Личностей – комендант лагеря Евгений Горбунов. Большой такой дядечка устрашающей пиратской наружности, при бороде и кустистых бровях. Он напускал на себя суровый вид и не терпящим возражений (но почему-то не обидным) тоном распоряжался всем и вся. Я его окрестила Бармалеем.



Бармалей. Он же - комендант лагеря. Он же - пират Обского моря. Он же - Евгений Горбунов (г.Бердск)


Бармалей указал, где на берегу что находится и кого из начальства где искать. Возражать ему не было никакого желания. Скажет – иди утопись, и пойдёшь как миленький. Скажет – строем в туалет на оправку – и пойдёшь по команде, никуда не денешься.


Правда, со временем мы поняли, что на самом деле Бармалей – очень добрый пират, и суровость напускает, чтобы его слушались все участники, в том числе и не трезвые. А то порядка в лагере не будет.


И, кстати, образцовый порядок в лагере сохранялся! Невзирая на 240 литров только куликовского вина, а также несчётного количества личного алкоголя – никаких криков, воплей, ссор и разборок! Даже когда в последний день, на Фестиваль пиратской песни, понаехали толпы гостей. Мусор не валялся, туалеты не заваливались д…мом, по кустам никто не оставлял пахучих меток. В общем, комендант нас очень порадовал.


Помимо прочего, он всегда успевал быть в нужное время в нужном месте – подсказывал, показывал, убеждал, сообщал новости. И при этом ещё умудрялся петь песни и развлекать гостей! Ай да сибирский Бармалей!



Собираем "Трикстер"


Глава 3. Испытания начинаются!


11 июля – день окончательной сборки судов, подачи заявок и представления участников. О такой штуке, как представление участников, я узнала заранее из гоночной инструкции. И озаботилась – как представить наш экипаж? Мы не могли себе позволить везти лишние вещи, чтобы сделать костюмированную презентацию. Пришлось высасывать из пальца. Муза не посещала. Валяясь на верхней полке экспресса, я с трудом родила на свет несколько малорифмованных строчек.


На открытии фестиваля Командор (он же – Кулик, он же - Палыч) торжественно поднял на флагштоке соревнований клубные флаги приехавших команд. И среди них – флаг «Кубка Донбасса»!



Делаю краткий экскурс в историю флага "Кубка Донбасса"



Флаг "Кубка Донбасса" вольно реет на ветру в компании побратимов


Согласно Положению, каждому экипажу предстояло пройти допусковые испытания накануне основных стартов. Испытания не входили в зачёт, но являлись строго обязательными для всех, будь ты хоть мастер спорта, хоть кругосветчик. Кулик как-то рассказывал, что пришли они к этой проверке не случайно. Бывали курьёзы, когда уже опытные, казалось бы, туристы были не в состоянии правильно отдать на воде якорь, или носили такие спасжилеты, из которых выпадали, оказавшись в воде. И даже не могли забраться на борт собственной лодки! Преодолев немалое сопротивление «аксакалов» и «асов», Кулик настоял на своём.


Испытания выглядели следующим образом. На воду метрах в трёхстах от берега вынесен буй. Судейство в бинокль отслеживает каждый из катамаранов. Требуется удвоенным экипажем выйти на воду, обогнуть буй и вернуться к берегу. Проверяется способность команды работать в территориально стеснённых условиях и возможность судна остаться управляемым и непотопляемым при удвоенной загрузке.


Погодка стояла отличная – лёгкий ветерок с небольшой рябью, и все без труда справились с заданием. В двойной экипаж на «Трикстер» мы пригласили двух стройных девушек - Наталью из Новосибирска и Эльвиру из Уфы. Эльвира прибыла на Обское в компании конструктора и изобретателя Игоря Разина, владельца фирмы «RIG». Игорь привёз для испытаний очередное детище – парусный тримаранчик с одноимённым названием на основе надувной моторной лодки. Судёнышко это Владу удалось опробовать, и выяснилось, что для полноценной лавировки ему катастрофически не хватает длины шверцев. Однако Игорь не унывал. Похоже, что улыбка никогда не сходила с его лица, и к жизни он относился с мягким добрым юмором.



Дмитрий Любимов и Игорь Разин (оба - г.Уфа)


Эльвира оказалась потрясающе гостеприимной, и благодаря в первую очередь её стараниям нам с Владом не удалось похудеть на этих соревнованиях.


Походив в первых испытаниях на «Трикстере», Эля взяла на себя добровольную обязанность нас опекать – и в пищевом плане, и в плане комфорта, и музыкально-культурного развлечения, и в антикомариной заботе.


"Трикстер", как и ожидалось, совершенно не смутился двойным экипажем и прошёл короткую дистанцию без замечаний. Правда, сибирская погода решила похвастаться своими контрастами. И среди июльской жары неожиданно разразился сильнейший ливень. Организаторы отложили следующий этап испытаний - заплыв в спасжилетах. Однако наиболее горячие и молодые головы - экипажи катамаранов "Ducky" - решительно продемонстрировали свою полную независимость от капризов погоды. Прямо в дождевой кисее они устроили оверкили и восстановление своих катамаранов. Зачёт по плаванию в "спасах" они, естественно, сдали досрочно.


А остальные, отсидевшись под навесами, стартовали через полчаса. И "Трикстер" в том числе.


Согласно инструкции, мы дошли до поворотного буя, отдали якорь, убрали паруса. И булькнули за борт. Слава Богу, что сибирская погода баловала своих южных гостей - вода в Оби оказалась тёплой. Обогнув катамаран по периметру, мы легко и быстро взобрались на борт. Ощущение от купания было столь приятным, что мы немедленно прыгнули за борт вторично и повторили круг почёта. Ведь время выполнения задания не учитывалось, можно было не спеша получить удовольствие. Благодаря низкому клиренсу "Трикстера" на борт мы взобрались весьма лихо.


Зарифили грот, подняли стаксель, выбрали якорь, обогнули буй и двинулись на берег. Всё. Допуск пройден!


А ближе к вечеру все расселись на брёвнах и переносных стульчиках вокруг большого «пионерского» костра. Там же разместилась бочка вина. Наливали кому сколько хочется.



"Вина хватит всем!"


Знакомство началось с душевной и весёлой речи Командора – Анатолия Палыча Кулика.


После вышла колоритная барышня с гитарой. И без тени смущения, забавно грассируя, залихватски спела какую-то пиратскую песню.


- Наша Екатерина Лаврина, знаменитая женщина-капитан! – представил её Кулик. А дальше уже она сама в паре фраз рассказывает о своём паруснике «Конь дикий» и его не менее колоритном, чем сама Катя, экипаже. Катина напарница – пухленькая энергичная женщина, напоминающая мою тётю Люсю – забрала у Кати гитару и спела песню своего сочинения:


«Выходят в море катамараны,

А нас с тобой, подруга, ждут чужие страны…»…

«А мы – не волки, а мы – волчицы,

Мы мужикам на суше ночью будем сниться…»


Я, как женщина-капитан, с особым вниманием присматривалась к конкуренткам. Однако до Екатерины мне не достать – ибо она при постройке парусника вообще не нуждается в мужской помощи. Всё (ВСЁ!!!) сделала своими руками! И при эксплуатации и ремонте катамарана преспокойно обходится своими силами. Мне никогда не достигнуть высот такой самодостаточности!


Потом слово предоставили экипажу «Катрея» из Казахстана.



Экипаж "Катрея" из Алма-Аты


А потом Кулик пригласил следующих гостей – из далёкой Украины.


Сергей Кравченко, замотанный в национальный прапор, и Ваня Ляпкало вышли из строя, увлекая за собой своих матросов из России – Алексея и Лилию. Серёжа пожелал всем исполнения заветной мечты, после которой – приобретения и исполнения следующей. Как это случилось с нами – в прошлом году на Балхаше и в этом – на Оби. Наши мечты – сбылись, и пускай у всех присутствующих они тоже сбываются!



А потом я прочла свой стих – с явно выраженным акцентом именно на Донбасс.


Нас пугали обстрелами,

Нас стращали блокадою,

Но мы всё же приехали,

Из Донецка привет привезли.

Вот флаг – символ «Кубка Донбасса»,

Он ведь старше, чем сей фестиваль!

Ему тридцать шесть уже стукнуло,

Но он жив, не смотря ни на что.

Из Донбасса пошёл туризм парусный

По Украйне шагать широко,

И мы с горделивою радостью

Представляем команду его.

«Трикстер» - ловкач и пройдоха,

Герой из народного эпоса,

Проник сквозь кордоны-таможни

И имя своё заслужил.

Он первым прошёл вдоль границ Украины

По южным и тёплым морям,

А сейчас до Сибири добрался –

Славу Донбасса нести!


Я вручила Кулику литровую банку абрикосового варенья, которое мы не поленились припереть из дома. По опыту общения с северянами я знала, что абрикосовое варенье для них – редкое лакомство. А изобилие абрикос – визитная карточка Украины и Донбасса, в иные годы их урожай такой, что лопатами с земли падалицу сгребаем и выбрасываем. Серёга Кравченко потом заметил с восхищением:


- Ну, Оль, с вареньем это вы в точку! Молодцы!


А Ира Ахметьянова позже призналась, что очень любит абрикосовое варенье, вот только привозимые в Новосибирск ягоды не имеют того фантастического вкуса, что краснодарские или украинские. Они потом с Куликом пекли оладушки и всех кругом угощали, предлагая макать их в подаренное варенье. Так что угодили мы с этим сюрпризом…


Из представлений других участников запомнились песни дружного экипажа Кулика, с которым он ходил в кругосветку. И театрализованные мизансцены молодёжи из Барнаула, живописно ознакомившие присутствующих с личностью Жени Укладова – капитана «Красавчика».


Сейчас, по истечении времени, стёрлись из памяти представления большинства участников, но столь интересную традицию надо бы перенести и на наши реалии. Весьма интересно, познавательно и полезно.


Вечер знакомств плавно перерос в вечер песен и туристских баек. Мы насытились фольклором и отправились спать, а неутомимый народ ещё «гудел».



Использованы фото авторов: Станислав Берёзкин, Ольга Дмитрук, Владислав Ульянов, Иван Ляпкало, Иван Опальнюк, Марина Климова, Анатолий Кремень, Екатерина Лаврина.


Источник







ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий