Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Peпopтaжи | Мыс Терпения

Сахалин. Мыс Терпения:


второй закон симметрии Пьера Кюри+


Знакомый всем по школьным учебникам Пьер Кюри, а еще более его вторая половина — Мария Склодовская-Кюри, известны как ученые, открывшие явление радиоактивности. Создав основу развития атомной отрасли, прогресса и будущего человечества, Пьер погиб довольно обыденно и «архаично» — под колесами конного экипажа, который еще не пришел на смену «железному коню». Прогресс, в этом смысле его никак не коснулся. Казалось бы, такой ученый, работающий с минералами урана и радиоактивностью, должен был трагически погибнуть от того «за что боролся». Но нет, он не дал повода своей супруге, порадоваться свечением своего тела, в ночь перед похоронами.


Я это к чему? К тому, что Пьер Кюри не только занимался радиоактивностью. Он оставил после себя труды посвященные симметрии и в заслугу за это человечество получило один из принципов симметрии названный его именем, а именно Второй, или Всеобщий, принцип симметрии Пьера Кюри.


Из этого принципа явствует, что у всех тел и явлений, порождаемых в определенной среде, развиваются только те собственные элементы симметрии, которые совпадают с элементами симметрии среды. Остальные элементы отсекаются и составляют диссимметрию тела.


Ну и что спросит читатель, что из этого следует?


Как? — скажу я, вы еще не поняли, что Второй принцип Пьера Кюри, это есть на самом деле наука называемая экологией, которая занимается изучением взаимоотношений живых организмов и окружающей среды. А во вторых, этот принцип лежит в основе системы воспитания, по крайней мере, так как мы ее представляем. А происходит это через наложение на поведенческие реакции, на весь внутренний мир и исходный архетип личности ребенка ограничений, обусловленных законодательством и обычаями того общества, в котором мы его воспитываем. Но впрочем, не о порочной системе воспитания разговор, сегодня мы отправляемся с вами на экскурсию, по восточному побережью полуострова Терпения, смотреть «проявления» Второго принципа симметрии Пьера Кюри.


Равиль прогревает двигатель еще одного джипа, он предназначен для поездок именно по восточному побережью. Здесь песочек, слагающий пляж более рыхлый, поэтому колеса зарываются более глубоко, машинка может сесть на «брюхо» и быть замытой Охотским морем. Помните, как тот трактор, на реке Незабудка, около Котиково. И тогда ничто уже не поможет, даже лейтенант Шамов с фонарем, освещающий всем путь. Кстати Равиль лейтенанта тоже несколько раз видел, причем днем. Едет себе на джипе по берегу — вдали в километре, фигура в плащ-палатке и фонарем. Подъезжает ближе, настолько, что различимы детали одежды, отвлечется на секунду (дорога то сложная), глаза поднимет, а уж и нет никого впереди.


Один раз фонарь видел горящий, без Шамова. Фонарь стоял на выброшенном на пляж, стволе пихты, обточенной морем. Равиль ехал мимо и фонарь этот увидел. Остановился, подошел. Что интересно, был ветер, какой бывает на Терпения, влажный, несущий с акватории миллиарды малюсеньких, микроскопических капелек воды, а в радиусе 3–4 метров вокруг фонаря была тишь, спокойствие и умиротворенность, даже теплом веяло. Фонарь горел ровно, язычок пламени слабо колыхался и в этом был весь сюрреализм происходящего. Равиль так и не понял этого знака, сел в машину и уехал, оставшись недоуменном на всю оставшуюся жизнь.



Джип для восточного побережья


Джип у Равиля «ручной доводки». На колеса он наварил диски, с помощью которых он наматывает трос и сам себя вытаскивает, машину искусственно облегчил и даже шноркель поставил из канализационной трубы — лень было заводской покупать. На настоящее время эта машинка тоже свой век отслужила. Равиль сейчас всю отслужившую технику по моему совету утилизирует, загоняет в море, в зону прибоя. Пара месяцев и от машины ничего не остается, истирает ее там до атомов. Планета получает химические элементы, которые когда-то у нее забрал человек, обратно, круговорот веществ не нарушается. А канализационную трубу он снял и пустил в дело, сделал из нее слив в «Гостевом домике».



Джип на Терпении, образца 2016 года, Фото: Равиль Алмакаев



Джип на Терпении, образца 2016 года, Фото: Равиль Алмакаев


Пробрались мы по восточному побережью на север почти на 20 км, посмотрели много интересного, как с исторической, так и с географо-биологической точки зрения — несколько красивейших озер, береговые укрепления японцев из бетона, остатки рыбоконсервного завода и уехали аж за мыс Давыдова. Путешествие заняло у нас около 8 часов. Чего только необычного, красивого и интересного мы не насмотрелись за это время, и прежде всего это те самые «проявления».



Мыс Давыдова в 6 км к северу




Флаговые формы



Подушкообразные лиственницы



Подушкообразные лиственницы


Как же проявляется этот принцип в жизни, например у лиственницы. Очень просто — в ее форме. Вот посмотрите, стоит она похожая формой своей кроны на флаг. Эта форма так и называется «флаговая форма». От постоянных жестоких и холодных ветров, дующих преимущественно в одном (преобладающем) направлении. Первая часть принципа: развиваются только те собственные элементы симметрии, в данном случае это ветви и крона, с противоположной (флаговой) стороны. Вторая часть принципа: которые совпадают с элементами симметрии среды, здесь имеется в виду преимущественные (постоянные) направления потоков ветра, которые нужно рассматривать, в качестве элемента среды, не забывая про температуру, влажность, ориентировку по сторонам света и другое. Но главное — направление ветра. Третья часть принципа: остальные элементы отсекаются и составляют диссимметрию тела, видите «отсеченные» элементы, это ветви с наветренной стороны, они либо загнулись, перекрутившись, назад, либо отпали за ненадобностью. Организмы «не прогнувшиеся», под напором линий симметрий среды погибают и превращаются в мертвый лес. Корневая система, уже мертвого дерева, еще держит эти стволы, не давая им упасть. Некоторые деревья, видимо напоследок, поняли тщетность усилий (против линий симметрии не попрешь) и словно спохватившись, пытаются о чем-то предупредить остальных собратьев, тыкая в разные направления, сухими сизыми ветвями. Кстати, кроме оригинальной текстуры, сухие стволы имеют интересный сизоватый оттенок, который им предает еще один фактор — солнце.



Коряги-великаны







Мертвый лес на мысе Давыдова




Мертвый лес на мысе Давыдова



Мертвый лес на мысе Давыдова


Оно, выбелив, превращает ветви в подобие сброшенных рогов, которые встречаются в разных местах тундры. Забавно, но на побережьях полуострова, в одном месте можно встретить все жизненные формы. Здесь кроме «флагов», видишь стелящиеся формы — они распластались по земле, уменьшив, таким образом, нагрузку на свои кроны. Потоки идут поверху пригибая ствол и ветви. Как и в жизни, тоже выход из ситуации. Рядом «подушкообразные» формы — еще один выход. Но здесь нужно иметь общий крепкий каркас, который позволит противостоять потоку и заставит его обтекать такую «конструкцию». В общем, такие вот «жизненные формы», как в жизни. Мне вот стало интересно, чем обуславливается выбор формы, самим деревом, в пределах одного вида — лиственницы? Ведь бытует мнение, что растение, хоть и живое, не имеет сознания, чувств и прочего, что присуще человеку…



Мыс Давыдова



К югу от мыса Давыдова



Морские террасы к северу от мыса Давыдова



Автосъемка на фоне морских террас к северу от мыса Давыдова


По пути на мыс Давыдова, перед мысом, чаша долины, заросшей однообразной осокой, по которой живописно разбросаны покрытые ржавчиной механизмы японского рыбоконсервного завода, которые уже никогда не будут работать. А было бы интересно увидеть. Представляете. Вот вдруг дернется что-то внутри, скрипнет, и провернутся шестеренки, с натугой двинутся механизмы, приводящие в движение станки. Как старые часы, которые стояли сто лет, а потом вдруг пошли. Конечно нет. А хотелось бы чуда. Может появиться лейтенант Шамов с фонарем, и сотворит чудо…Вот ведь ментальность, генетически закрепленная. Вечно ждем, когда кто-то появится и что-то сделает. Шамов, японцы, инопланетяне, еще кто-нибудь…



Таня на фоне мыса Давыдова на месте рыбоконсервного завода



Остатки оборудования рыбоконсервного завода



Равиль у станка - закаточной машинки. Остатки оборудования рыбоконсервного завода



Остатки оборудования рыбоконсервного завода



Остатки оборудования рыбоконсервного завода




Остатки оборудования рыбоконсервного завода



Остатки оборудования рыбоконсервного завода



Остатки оборудования рыбоконсервного завода



Остатки оборудования рыбоконсервного завода



Засолочные чаны из бетона. Остатки оборудования рыбоконсервного завода



"Авача-101" на камнях мыса Давыдова



"Авача-101" на камнях мыса Давыдова


Завод, пока его не национализировали, принадлежал японцам. Когда это произошло, все как-то обрадовались (кроме японцев, конечно. Видя тоску японцев по пропавшему имуществу, решили подстраховаться, ну мало ли. Прислали 26 бойцов для охраны завода, но японцы оказались хитрее. В одну из темных ночей 1946 года высадились в бухте и под покровом темноты вырезали охрану. То, что было съемного, сняли, на корабль погрузили, и в Японию отправили. То, что не смогли унести попортили. В целом логично поступили, вспомните эвакуацию наших заводов на Урал из Европейской части., ничего врагу не оставили. А кто мы для японцев? Конечно враги… В общем всех загубленных японцами солдатиков в братской могиле похоронили на верху мыса Давыдова, с тех пор это место называют «Рота». Подниматься туда мы не стали, так как эту историю я узнал, только недавно, когда готовил этот вот материал. Теперь же вот пишу и мне как-то высветилась связь между алеющими-розовеющими Венериными башмачками, которых у мыса Давыдова тьма-тьмущая и этими событиями. Они как пятна крови вкраплены по всей долине, то группами, то поодиночке.



Венерин башмачок на месте рыбоконсервного завода



Венерин башмачок на месте рыбоконсервного завода



Венерин башмачок



Венерин башмачок


Да и фигура Давыдова у японцев ассоциируется с вероломством, ведь они считают действия этого офицера как минимум непорядочными. Кто не знает, напомню, что Давыдов, выполняя устный приказ камергера Рязанова, разгромил в начале XIX века японские поселения на берегу залива Анива. Магазины отдал на разграбления айну, поднял российский флаг над островом, айну сделал подданными российской империи, раздав старейшинам серебряные медали. Японцы испугались и долго в себя прийти не могли. В общем, отношения после этого с японцами расстроились. Давыдов с Хвостовым на кораблях «Юнона» и «Авось», дополнительно снесли японскую крепость на Курилах, и ушли в свою Русскую Америку, где их ждали женщины-скво. История похождения этих офицеров очень интересна, увлекательна, но это совсем другая история (как-нибудь я вам ее расскажу.


Источник







ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий