|
Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Философия КультурыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Репортажи | Путешествие команды «Gobike.ru»


на велосипедах весной 2010г
через пустыню Такла-Макан, хребет Кунь-Лунь и Тибетское нагорье


Первый, предварительный этап экспедиции:


«Замут» и заезд
(идея, подготовка и заброска)


Тибет настолько популярен и заманчив для туристов и путешественников, что и в нашей читинской команде Gobike давно вынашивался план посетить Крышу Мира.


Один из вариантов маршрута был разработан лидером команды Сергеем Якуниным еще три года назад, однако тогда его не удалось осуществить из-за политических волнений в Тибете. Вместо этого осенью 2007 года мы посетили крайнюю западную часть Тибетского нагорья – Ладакх, проехав по нему на велосипедах и перевалив Главный Гималайский хребет на территории Индии. Идея же путешествия по китайскому Тибету была отложена до лучших времен, когда КНР вновь откроет район для посещения. И как только эти «лучшие времена» наступили, мы стали планировать новое велоэкспедицию на весну 2010г. .



Для путешествия из всей огромной территории Тибета нами была облюбована наиболее дикая и почти безлюдная его западная часть. А чтобы увеличить спортивную сложность и внести новизну родилась идея расширить географию похода за рамки Тибета, и проложить маршрут еще через две безжизненные местности – пустыню Такла-Макан и горную систему Кунь-Лунь. .


Новый проект мы условно назвали «В Тибет через две пустыни». Это означало, что мы начинаем активную часть путешествия от северной оконечности Такла-Макана, пересекаем пустыню в самом широком месте, далее, двигаясь примерно в южном направлении, переваливаем через Кунь-Лунь, за которым собственно и простирается плато Чантанг Тибетского нагорья. А для красивого финала совершаем большую кору (трекинг) вокруг священной горы Кайлас.



Вся подготовка к экспедиции заняла больше полугода, причем наиболее сложной оказалась бюрократическая часть. За последние несколько лет ограничения для иностранцев на въезд в Тибет и часть Синьцзяна настолько ужесточились, что добиться пермита (разрешения) стоило нам больших усилий. Мы также вынуждены были пойти на компромисс и согласиться, чтобы в Кунь-Луне и Тибете с нами был один китайский сопровождающий на джипе. Самое важное то, что изначальный маршрут планировался более коротким и прямым через малоизвестный перевал Кунь-Луня намного восточнее того пути, по которому в итоге мы пошли. Так вышло, что китайцы запретили нашей группе двигаться этой короткой дорогой. В результате длина маршрута увеличилась на несколько сотен километров, а времени на всякие непредвиденные обстоятельства совсем не осталось.


И даже при всем этом окончательное добро от китайских властей на поход мы получили буквально лишь за несколько дней до отъезда.


Команда состояла из десяти человек (все из Читы), руководитель – Сергей Якунин. Возраст участников – от 25 до 52 лет.


30 марта из Читы мы выехали в Пекин, там 2 апреля сели на поезд до Урумчи. Затем, 4 апреля автобус довез команду до уйгурского городка Лунтай на окраине пустыни. И только 5 апреля утром мы пересели на велосипеды.


Второй этап экспедиции:


Пустыня Такла-Макан
и древние оазисы Великого Шелкового пути<


Наиболее известный вариант перевода с уйгурского названия пустыни Такла-Макан – «Зайти и не выйти». Великий шелковый путь обходил губительную местность стороной. Это действительно страшная пустыня – вторая в мире по величине после Сахары. Высота барханов достигает 300 метров, и жизнь тут невозможна в принципе. Сейчас можно сказать: была невозможна до тех пор, пока китайцы не нашли в центре пустыни нефть. Они положили с севера на юг через пустыню асфальт. Но, главное, они смогли защитить дорогу от песков, насадив лесополосы из миллионов саксаулов и тамарисков вдоль трассы и построив колоссальную ирригационную систему капельного полива, добывая воду из-под земли глубокими скважинами..


    Теперь эта «дорога жизни» стала «новым шелковым путем» экономики Синьцзяна и трассой для нашего путешествия.


Сравнивать езду на велосипеде по песку и по асфальту никто, конечно, не собирается, но всех остальных атрибутов песчаной пустыни: жары, пыльных бурь, обезвоживания и т.д. нам хватило сполна. При этом надо сказать, что безопасность путешествия заканчивается метрах в трехстах от дороги. Отойди от асфальта, перевали пару барханов, когда дорога исчезнет из виду или растворится в непрозрачном воздухе, подожди пять минут, пока ветер занесет следы, и ты рискуешь никогда больше не вернуться к людям. Всего триста метров….


Пустыня начинается постепенно. Вначале песков мало. Утром 5 апреля мы поехали от Лунтая на юг по местности, где и земля, и небо, и все предметы, в том числе и редкие деревья, одного и того же – серо-коричневого – цвета. Ветер раздувает пыль и поднимает маленькие смерчи. Солнце белым пятном светит сквозь пелену, как лампочка через плотную занавеску.



Здесь, в Таримской котловине еще не летняя, но уже жара, а впереди горы, снег и стужа. Поэтому поход, по сути, не весенний, и летне-зимний. Велосипеды нагружены предельно. Еды, различного снаряжения, личных вещей примерно по 40 кг. Плюс каждый везет по 20 л питьевой воды в бурдюках.


Ну вот и приехали! Сейчас начнется



В первый же день мы попали в чудовищную пыльную бурю. Откуда-то со стороны на нас неслось оранжевое облако, стремительно увеличиваясь в размерах. Оно быстро заслонило половину неба, потом дунул шквальный северный ветер, и в одну секунду все вокруг погрузилось во мрак. Автомобили включили фары и резко снизили скорость. Микроскопическая коричневая взвесь мгновенно окутала все вокруг, под напором ветра полезла в нос и в глаза. Стало трудно дышать. Вскоре к секущей пыли с песком прибавились крупные острые дождевые капли, начавшие с силой лупить по лицу. Мы остановились, нацепили респираторы, поплотней застегнулись и осторожно поехали вперед, накренившись на ветер. Одежда и все вещи быстро покрылись разводами коричневой грязи. Асфальт намок, надутая на него пыль превратилась в слизь. От резкого порыва ветра потерял равновесие, поскользнулся и упал Игорь, потом ураганный удар сбил Антона. Видимость упала до нескольких метров. Приходилось постоянно останавливаться и дожидаться отставших….





Полтора дня мы ехали по этому царству коричневой пыли. Потом резко начались чистые пески. И с этого места потянулись лесопосадки вдоль дороги и шланги поливочной системы.



Искуственные насаждения саксаулов и капельный полив



Созерцание бескрайних барханных гряд, уходящих до горизонта, в зависимости от погоды может вызвать разные чувства: у кого восторг, а у кого тревогу, а то и депрессию. В любом случае - это впечатляющее зрелище.



Остатки системы защиты от песка




Ширина Такла-Макана в том месте, где мы его пересекали, примерно 550 км, из них около 400 км – это сплошные пески.


На шестой день от старта пустыня осталась позади, и мы выехали в довольно узкую зону оазисов, протянувшихся в субширотном направлении между Такла-Маканом и предгорьями Кунь-Луня.


Первый населенный пункт после пустыни - Ния. Далее старинные города следуют цепочкой, самый большой и известный из них – Хотан. 11 апреля ночью мы прибыли в этот древний оазис. А половину следующего дня ехали сквозь пригороды и многочисленные уйгурские деревни, забыв, что мы находимся в Китае. Это совершенно самобытный мир Востока, настоящая Средняя Азия со всем присущим ей колоритом: мусульманскими традициями, бородатыми мужчинами в тюбетейках, женщинах в платках, сомонными плосковерхими постройками и вереницами ослиных повозок.




Въезд в очередную "Кин-Дза-Дзу"





Между оазисами лежат огромные пустынные пространства, так что большую часть этого отрезка пути мы все же ехали по безлюдной местности, укутанной плотным пыльным смогом.


Наш маршрут лежал на запад, к городу Еченгу, откуда начинается проложенная через Кунь-Лунь в Тибет до самой Лхасы дорога №219. Эта трасса закрыта для свободного перемещения иностранцев. В Еченге нас ждал джип для сопровождения по дальнейшему маршруту. И чем ближе мы к нему приближались, тем чаще становились «проверки на дорогах».



К вечеру 12 апреля, двигавшийся навстречу нам китайский джип, вдруг резко затормозил, развернулся и остановился рядом. Из автомобиля вышли несколько мужчин и одна девушка. «Здравствуйте, - сказала дама по-русски. – Мы - сотрудники «Кашгарское бюро съемки». Я переводчик», - представилась она. Сотрудников «бюро съемки» было трое. Самый главный - высокий уйгур - широко улыбался, он назвался журналистом и был вполне на него похож. Второй, коренастый, тоже уйгур, был молчалив и серьезен (наверное, водитель), а про третьего мы видимо должны были подумать, что он оператор, потому что он достал примитивнейшую любительскую видеокамеру и принялся неумело, с рук снимать «интервью с путешественниками»..


Странным было уже то, что переводчица хоть и плохо, но говорила по-русски, а на наш встречный вопрос: «Откуда вы о нас узнали, ведь Кашгар далеко?», она объяснила: «Это моя работа». Затем последовало собственно «журналистское» расследование.


- Скажите, а откуда вы едете…, когда приехали, что да как…, зачем вы поехали через пустыню?


- Ну, мы любим путешествовать, бывать в красивых местах…


- Пустыня – это красивое место?


- Конечно, очень.
Наш ответ вызвал явное недоверие, если не сказать подозрения.


- Но это же очень опасно! Вы не боитесь, что кто-нибудь из вас умрет?


- У нас большой опыт, - объяснил Сергей Якунин. – Опасность умереть в походе не больше, чем в большом городе.


- Куда вы едете сейчас?
Сергей ответил, что мы направляемся в Еченг и не стал распространяться о дальнейшем маршруте.


- А у вас есть разрешение ехать сюда?


- Эта трасса  открыта для свободного проезда иностранцев.


- У вас есть прибор GPS?


- Нет. У нас хорошие карты.


- Можно посмотреть?


.


Мы показали карты, потом еще была куча вопросов, Сергей достал наши дорожные грамоты. Разведчики стали их с большим вниманием изучать и снимать на камеру. .


В конце концов, нам пожелали приятного путешествия, но мы поняли, что находимся «под колпаком» китайских спецслужб.


Кашгарское "бюро съемки" иностранцев с маршрута



13 апреля с прибытием в Еченг завершился второй этап нашего похода, и чуть было не закончилась вся экспедиция. При очередной полицейской проверке китайский офицер забраковал наш пермит и сунул почитать свою бумагу, написанную от руки почти на русском языке: «Уважаемый иностранные туристы. Мы рад вас приветствовать на Синзяне и надеемся вы палучаите много удовольствия от Синцзян. Вам надо знать, что дорога № 219 запрещена иностранным гражданам. Если вы хотите попадать в Тибет, нужно по дороге … приехать в Галмут, потом едите поездом по железной дороге в Лхасу…». То есть нам предложили вернуться обратно. .


В итоге мы потеряли половину дня, но в конце концов, продолжили маршрут уже в сопровождении джипа, который ожидал нас в Еченге.


г.Еченг



г.Еченг



г.Еченг



Третий этап экспедиции:


Горная система Кунь-Лунь и хребет Аксай-Чин


В 50-ти километрах к югу от полосы оазисов начинаются предгорья Кунь-Луня, затем горы резко вздымаются на высоту до 7000м. Асфальт заканчивается. Дорога через хребты пробита на высотах от 3500 до 5000 м над уровнем моря..


Несмотря на то, что высота местности быстро растет, воздух все также насыщен микроскопическими минеральными частицами и непрозрачен.



15 апреля мы забрались на первый большой перевал 3300 м, а во время подъема впервые за много дней увидели чистое небо и снежные вершины, торчащие из коричневой пыльной мглы, рожденной Такла-Маканом.




В этот же день мы доехали до селения Кудо, где стоит самый серьезный, практически пограничный чек-пост. К этому моменту мы одолели ровно 1000 км от Лунтая. И перед следующим, 1001-ым километром перед нами вырос шлагбаум. Китайцы учинили нам натуральный таможенный досмотр, искали недозволенные GPS приборы, а потом хитростью задержали нас на день в поселке, чтобы в Кудо успел приехать на допрос главный «специалист по шпионам» из Кашгара. Этим человеком неожиданно оказался тот самый приветливый «журналист из кашгарского бюро съемки», бравший у нас интервью несколько дней назад.


Мы стали отставать от намеченного графика. Поспешить было невозможно: очень плохая дорога плюс высокогорье. Следующие перевалы были гораздо выше и сложнее. Временами мы попадали под снег. Горняшкой заболел наш китаец Чен – водитель джипа. Доктор Игорь определил у него прединфарктное состояние и постепенно скормил Чену половину походной аптечки


С 16 по 20 апреля мы проехали еще через несколько больших перевалов в системе Кунь-Луня с превышением до полутора километров (от начала подъема до верхней точки): Сарык (5043м), Кыргызджангал (4930м), Кушбель (4280м).


Перевал Сарык



Подъемы в гору на высотах более 4000 м даются нелегко. Дорога вьется серпантином, и если весь склон не просматривается, после каждого витка ждешь, что вот-вот, уже сейчас за этим поворотом покажется перевальная седловина. Но, вот поворот, и…. новая перспектива подъема. И нет ему конца. Взгляд не отрывается от велокомьютера. Через каждый километр, а то и чаще приходиться останавливаться и переводить дух. Не все вообще могут крутить педали, идут пешком. Пульс зашкаливает до 150-180 ударов. Мышцы на ногах будто ватные, а после перекура первые метров сто вообще отказываются работать. Ехать жарко, стоять – холодно. … Но, наконец, вот он – перевал! И сверху открываются такие немыслимые просторы, такая величественная красота и ты испытываешь такое удовлетворение, что даже о самых тяжелых моментах впоследствии вспоминаешь с удовольствием.


Серпантины перевала Кыргызджангал



На перевале Кыргызджангал



21 апреля мы въехали в район Аксай-Чин – горный массив, часть Кунь-Луня, – территория, которая в начале 70-х годов военной силой была аннексирована у Индии. Напряженные приграничные отношения между КНР и соседними государствами (не только с Индией) сохраняются и сегодня. Именно поэтому западная часть Тибета и Синьцзяна имеют закрытый статус, и жестко контролируется китайской армией. Несколько раз нам встречались мощные военные колонны.
Горы массива Аксай-Чин



Горы Аксай-Чин



   Последний высокий перевал Китайдабан (5190 м) мы преодолели в этот же день, и дальше впереди лежало плато Чантанг Тибетского нагорья.


Тибетское плато Чантанг. Вид с перевала Китайдабан



Четвертый этап экспедиции:


Тибет. Плато Чантанг

.


Не зря Тибет славится сильными ветрами. Мы этих ураганной силы воздушных потоков, останавливающих и сталкивающих велосипедистов с дороги, нахлебались досыта. Плюс отвратительнейшая дорожная гребенка и постоянное нахождение на большой высоте. Несмотря на то, что не стало перевалов с огромными превышениями, общая высота местности выросла, и мы все время ехали между 4500 и 5300 м. .


Но все эти ожидаемые трудности компенсировались необыкновенными тибетскими красотами и ощущением первобытной дикости природы, не затронутой деятельностью человека. Даже трудолюбивые, как муравьи, китайцы пока ничего не успели тут нарыть и настроить, не считая, конечно, самой дороги через «Крышу Мира». Редчайшие, крошечные селения вдоль трассы, похожие на Кин-Дза-Дзу – единственные крупицы цивилизации в этой части Земли. Диких винторогих антилоп, дзеренов и куланов мы видели ежедневно..


Такая приятная дикость сохраняется до города Али – «столицы» Западного Тибета. Впрочем, и далее на восток картины первозданной суровой природы повсеместны, но здесь долины уже более плодородны и точечно заселены людьми.


Озеро на плато Чантанг






По первоначальному плану мы собирались доехать на велосипедах до города Али, и дальше на смену Чена нас должен был сопровождать автобус тибетской турфирмы из Лхасы. Однако мы не вписались в график, а это сулило срыв трекинга вокруг Кайласа. И по новой договоренности автобус забрал нас возле брошенного селения Сумжи на берегу большого высокогорного озера. Дистанцию велопробега пришлось сократить на 200 км.


.


25 апреля, на 21 день активной части путешествия мы встретились с новым гидом в Сумжи. К этому моменту на велокомьютере были уже цифры: 1554 км и 125 часов в седле велосипеда.


Пастушка из селения тибетских кочевников Сумжи



Мы пересели в автобус, но экспедиция на этом  не была еще закончена.




Большое тибетское озеро



Следующим этапом был трекинг вокруг Кайласа.


Расстояние от Али до горы Кайлас, у подножия которой стоит поселок Дарчен, составляет несколько сотен километров. Часть этого пути мы снова проделали на велосипеде. По дороге посетили известнейший в Тибете храм гуру Римпоче – место паломничества, сопоставимое с Кайласом. Территория монастыря расположена на склоне горы над рекой. Рядом из-под земли бьет горячий источник.


Храм Гуру Римпоче



Местные жители из селения вблизи храма



Пятый этап экспедиции:


Священная гора Кайлас


28 апреля во второй половине дня мы своим ходом приехали в селение Дарчен. На этом велосипедная часть экспедиции протяженностью почти 1700 км была завершена. .


Теперь нам предстояло совершить кору вокруг Кайласа – горы, самой почитаемой в буддизме, индуизме и еще нескольких религиях.  Известность и знаменитость этой вершины сравнима, пожалуй, лишь с Эверестом или К-2. Гора настолько популярна у религиозных паломников, а также разного рода мистиков, малограмотных «исследователей» и псевдоученых, что о ней написаны просто горы бреда и глупостей: «пуп Земли, искусственная пирамида, канал связи с космосом» и т.д.



В буддийском мире считается, что каждый верующий должен хотя бы раз в жизни совершить кору вокруг Кайласа – обойти гору по часовой стрелке. А лучше совершить такой ритуал 108 раз. Это улучшит карму паломника и будет способствовать удачной реинкарнации. И совсем хорошо, если кору пройти ползком – простираниями, измерив весь путь своим телом. А это - 54 км высокогорной тропы, поднимающейся на снежные перевалы и пересекающей ледяные реки. .


   Конечно, нам было очень интересно пройти тропой паломников.


Кайлас, Южное Лицо



Маршрут большой коры (есть еще маленькая) пролегает вверх по ущелью одного ручья, затем через перевал Далма (5655м) спускается в соседнюю долину, огибая Кайлас, и возвращается в Дарчен. Считается что для пешей коры требуется три дня, хотя тренированные люди могут пройти ее даже за один световой день. .


Разобрав и зачехлив велосипеды, мы отобрали продукты в расчете на три дня пути и уже через несколько часов вышли к подножию Кайласа. В этот вечер мы успели дойти до первого ручья.



Мы не торопились. Следующие два дня мы видели множество паломников, в том числе нескольких таких же, как мы иностранцев, но с носильщиками. Много идет молодежи – как китайцев, так и тибетцев. Местному населению, постоянно проживающему на высокогорье, кора дается легко. Для европейцев же маршрут – настоящее испытание.
.


Форма горы похожа на пирамиду, а ее грани называют «лицами»: Южное Лицо Кайласа, Западное…. Самая красивая, зрелищная – северная сторона горы.


.


29 апреля сойдя с традиционной тропы, мы поставили лагерь на высоте 5130 м напротив Северного Лица, а потом поднялись вверх по ущелью до 5300 м и подошли очень близко к стене. Действительно, красота горы мало кого может оставить равнодушным. Разве что туриста, загибающегося от горной болезни. И где-то можно понять людей, уверенных, что именно вершина Кайласа, а не любая другая верхушка - обитель богов и летняя резиденция Шивы.


Северное Лицо Кайласа


.


Перевал Далма мы прошли на следующий день, 30 апреля. Это - кульминационная точка коры, а на подходе к перевалу есть несколько мест, где набросаны кучами одежда, обувь, пряди черных тибетских волос. Здесь паломники как бы расстаются с прошлым, принося его в дар священной горе, перед тем как войти в новое духовное состояние.


Перевал был засыпан свежим снегом, но это не остановило ни одного человека. Спустившись в долину, мы увидели то, о чем знали, но что все равно казалось невозможным: двух женщин на тропе, совершающих простирания. Чтобы таким способом пройти кору, требуется несколько недель.


Перевал Далма



1 мая к 10 часам утра, замкнув кольцо мы, вернулись в Дарчен, и в этот же день на автобусе отправились в сторону Лхасы.


Шестой, заключительный этап экспедиции:


Дарчен – Лхаса – Пекин – Чита
(спускаемся с гор, и домой – в Россию!)

 

Путь до столицы Тибета занял три с половиной дня. Грандиозность нагорья теперь увиделась нам в натуральном масштабе. Очень трудно по картам, книгам видеофильмам и чужим рассказам оценить истинные размеры и величие Тибета. Мы посмотрели одно из священных тибетских озер Манасаравар, проехали множество перевалов, красивейших горных кряжей. Отметили, что многие ландшафты удивительно напоминают наши забайкальские пейзажи, но все это находится на большой высоте за 4000 м над уровнем моря.


Еще перед Кайласом нам посчастливилось побывать в типичном тибетском жилище, где нас угощали самой настоящей тибетской едой. Это очень простая пища: цампа – ячменная мука, обжаренная и замешанная на воде, сушеное и сырое мясо, соленый чай с ячьим молоком.


Тибетцы



Тибетская земля очень скупа и неплодордна.



По мере продвижения на восток природные условия немного смягчаются, и здесь проживает основное население. Ближе к Лхасе меняется даже архитектура. Дома становятся менее аскетическими, появляются двухэтажные строения.


Лхаса расположена на высоте 3600 м над уровнем моря. Тут живут примерно 300 тысяч человек. Но древний город при этом выглядит уютным, современным, живым и густонаселенным. В центре, в районе дворца Потала и другого известного монастыря – Джаканг Тэпл – тысячи паломников ходят кругами вокруг своих святынь.


.


Изначально отношение к Потале (лично у меня) было несколько скептическим. Как любой объект, о котором слишком много и часто говорят, вызывает подозрение, что он – мыльный пузырь рекламы и массового модно-религиозного психоза. Однако посещение дворца полностью разрушило предвзятость. На самом деле, это - величайший исторический и культурный памятник буддизма, производящий сильное эстетическое впечатление, и я даже сказал бы, психологическое воздействие не только на верующих людей.


Лхаса. Дворец Потала



Лхаса


.


В столице Тибета мы пробыли лишь два дня, посетили еще несколько интересных мест и вообще увидели много любопытного. Но об этом, пожалуй, стоит рассказывать отдельно.
.


6 мая мы поездом отбыли из Лхасы в Пекин по уникальной высокогорной железной дороге, построенной в 2006 г. Через двое суток, утром 8 мая мы окончательно спустились с гор и оказались столице КНР. А уже вечером, после целого дня экскурсий сели на поезд Пекин - Москва, что означало финал экспедиции и возвращение домой.


Использованы материалы: http://lesnyanskiy.livejournal.com/38945.html