Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Репортажи | Ольга Маслобоева Путешествие в Новую Зеландию

 Состав экспедиции:


Ольга Маслобоева (Новосибирск), Александр Проваторов (Барнаул), Олег Новицкий (Томск)


С чего обычно начинается знакомство с любой страной? Конечно же, с паспортного контроля. По прибытии требуется заполнить анкету с кучей вопросов, а в Новой Зеландии эти вопросы особенные:


боятся инфекций, острова всё-таки.


После одиннадцатичасового перелёта Сеул — Окленд вопросы просто вводят в ступор: был ли ты последние тридцать дней в диком лесу или на ферме? — А как же прогулки на лыжах по девственному снегу.. Не сидел ли в тюрьме последний год? А главное, впечатляет стоимость неверного ответа: штраф сто тысяч долларов и местная тюрьма обеспечены. Запрещены к ввозу изделия из природных материалов.


Начинаем мысленно перетряхивать свой багаж: нож с костяной ручкой завалялся в кармане рюкзака, комуз в футляре из кедра привезли знакомым в подарок, а талисман, сопровождающий меня каждое путешествие, — тоже из разряда запрещённых. Судя по всему, нам не суждено будет ступить ногой на долгожданный остров. Надеемся, пронесёт.


Отдельным пунктом анкеты требуется указать бывшее в употреблении туристское снаряжение. Поразмыслив, записали па-латку, разделившую с нами не одну экстремальную ночёвку, и видавшие виды горные ботинки. Грозный секьюрити посмотрел на нас так, будто искал капсулу с новейшим биологическим оружием, и заставил показать подошвы ботинок. Поморщив нос над ботинком Олега, для верности ковырнув пальцем мощный слой сибирской грязи, страж покачал головой. Неужели одним членом команды станет меньше? Однозначным жестом Олегу было указано на тазик с какой-то жидкостью, в котором до него уже «искупалась» не одна сотня ботинок. Палатку взяли на дезинфекцию, вернув через десять минут. Всё! Теперь мы сте-рильны и готовы выйти к «кивусам» — так называют себя жители Страны киви.



Окленд — самый большой город Новой Зеландии, он находится на Северном острове. В центре, как положено, небоскрёбы с офисами крупных компаний, а вокруг спокойные двухэтажные спальные районы, утопающие в зелени и цветах. Город расположен в удобной бухте, его так и называют — городом парусов. По статистике, каждый четвёртый житель имеет яхту или катер, причём океанского класса. Кстати, видели яхту нашего прославленного путешественника Фёдора Конюхова — сейчас она стоит на ремонте, её надпись «Алые паруса» видна издалека.


Трехсотметровая телебашня Окленда просматривается отовсюду. Прозрачный лифт мгновенно доставил нас на смотровую площадку. Здесь есть место не для слабонервных: под тобой бездна — пол стеклянный! От вида сверху просто захватывает дух!


Но это ещё не всё. Как известно, Новая Зеландия — страна любителей экстрима, в которой официально разрешены многие виды опасных развлечений, запрещённых в других странах. Понятно, что сначала требуется подписать бумагу, что ты — доброволец без ограничений по здоровью. Новозеландцы не были бы сами собой, если бы не организовали прыжки с башни: человека в снаряжении монтажника-высотника выпускают на верёвке, притормаживая уже внизу. В этот день у меня был день рождения. Как вы думаете, что мне подарили? Конечно же, прыжок с башни!


Следующий пункт развлечения — океанариум. Там мы посмотрели на разных рыб, в том числе акул, скатов, мурен. Стоишь на бегущей дорожке, а вокруг тебя — диковинные обитатели морских глубин. Проплывают и аквалангисты — «смотрители зоопарка».


Отдельно представлена тема Антарктиды — отсюда до ледового континента совсем близко, пара тысяч километров. Экскурсия по местной «Антарктиде» проходит в маленьком вагончике, за бортами которого встречаются удивительные обитатели ледовых просторов — императорские пингвины. Желающие прямо на месте могут ощутить себя на полярной научной станции начала века: есть отдельная экспозиция с навигационными приборами, «кошками» для ходьбы по льду, шубами из тюленьего меха...


Новая Зеландия — страна любителей экстрима, в которой официально разрешены многие виды опасных развлечений, запрещённых в других странах.



Для путешествия по Новой Зеландии мы снова выбрали велосипед. Однако тащить груз на другую сторону Земли самолётом дороговато, поэтому заранее через Интернет были арендованы и оплачены железные кони. Получив в назначенное время новенькие отрегулированные велосипеды, отправляемся в путь. Перед этим пришлось докупить шлемы, так как за езду без них здесь установлен приличный штраф — двадцать четыре доллара.


Активную часть маршрута начали с городка Роторуа — это курорт в термальной зоне на берегу одноимённого озера. Пейзаж превосходный: множество грязевых вулканчиков, горячих источников и гейзеров, цветные выходы серы, угнетённая ядовитыми испарениями растительность. Вдоль берега в зарослях сизой, с ржавыми пятнами травы проложена тропа. Кто попытается пройти напрямую, рискует обвариться в лужах кипятка.



Издавна эти места были священны для племён маори, которые ещё до европейцев освоили острова Новой Зеландии. Теперь аборигены в значительной мере «цивилизовались», но продолжают жить по принципу, привё-зенному с тропических островов Полинезии: зачем сегодня лезть за кокосом, если завтра он упадёт сам? А заняты маори в основном в торговле и сервисе. И никто никуда не торопится — таков стиль жизни! Вот, например, вроде бы простая задача: три обычных билета в музей плюс четыре льготных, всего на пятьдесят долларов. Сколько сдачи? Русский человек без труда проделает подобные вычисления в уме, даже без помощи калькулятора. А местный кассир, используя спецтехнику, но представляя «завтрашний кокос», затрачивает столько времени, что нам пришлось тут же решить ещё одну задачу: а если подъедет автобус с туристами? Получалось, что первые счастливчики успеют просмотреть экспозицию, пока последние будут терпеливо дожидаться у окошка кассы.


Зато маори с удовольствием показывают туристам то, от чего сами получают удовольствие, разыгрывая эдакий мини-спектакль. Надев набедренную повязку, покрыв тело затейливым рисунком, высовывая время от времени язык, с воинственными криками они идут танцевать. Рядом резчик по дереву искусно украшает пирогу, а тут девушки, собравшись кружком, плетут из листьев местного растения одежду и коврики.


Обязательно стоит посмотреть лесистые холмы Вакареварева. Сто лет назад здесь были высажены береговые калифорнийские секвойи, сейчас «молодые» гиганты уже три метра в обхвате. Солнечные лучи проникают сквозь густые кроны и создают загадочное рассеянное освещение. Теряется реальность происходящего, и ты уже ощущаешь себя лилипутом среди многометровых древовидных папоротников, из-за которых вот-вот покажется заблудившийся динозавр. Впрочем, динозавра придется ещё поискать, а вот реально здесь можно встретить трёхглазую ящерицу гаттерию, или туатару. Это сущеество более древнее, чем ископаемые ящеры; два больших глаза расположены по бокам головы, а рудиментарный третий, поменьше, — на темени, он «пришёл» из самой древности.


Переночевав под огромным деревом в саду небольшой фермы, утром мы проснулись от массированной акустической атаки: стая ярких птиц совершила налёт на облюбованное нами дерево. Быстренько свернувшись, покатили дальше.


Геотермальная зона Вайотапу известна своим «бассейном шампанского». Озеро диаметром метров двести окружено красно-оранжевыми берегами, сопроводительная табличка информирует о механизме образования пузырьков на его поверхности. Этот водоём достаточно глубок, температура воды внизу — двести сорок градусов. Вода перемешивается, и растворённый под большим давлением углекислый газ превращается в пузырьки, которые с характерным шипением вырываются на поверхность. А вокруг ещё несколько огромных зияющих разноцветных озёр, где всё клокочет, булькает, откуда распространяется целый букет удушливых запахов. Вот оно какое — дыхание Земли!


Здесь нам задерживаться нельзя: нужно успеть посмотреть знаменитый гейзер Леди Кнокс, который «пробуждается» в 10 часов утра, как сказано в путеводителе. Быстро подъезжаем к нему. Как оказалось, работник, ответственный за «включение» гейзера, засыпает в жерло пачку стирального порошка. Вскоре гейзер «включается» сам, и ровно в 10 часов начинает бить струёй метров на пятнадцать-двадцать. Говорят, что этот эффект открыли местные, которые решили постирать свои вещи в горячей воде. Пять лет назад в Западном Тибете наша команда тоже проделала аналогичный эксперимент в горячих источниках Титапури. И никакого эффекта! Может, дело тут в стиральном порошке?


Новозеландцы очень внимательно относятся к со-общениям синоптиков — такое впечатление, что без этой информации они просто не могут из дома выйти. Метеорологический прогноз здесь передают каждые три часа — настолько быстро меняются метеоусловия. Местные капризы погоды мы испытали на себе не раз, однажды жара сменилась дождём, а потом и снежной пургой, пришлось срочно менять планы и переносить вос-хождение на вулканы на конец путешествия.


Доезжаем поездом со звучным названием «Трансальпийский экспресс» до столицы страны. Город Веллингтон намного меньше Окленда и прижат к морю горами. Раньше он занимал узкую полоску берега уютной бухты,


Новозеландцы очень внимательно относятся к сообщениям синоптиков — такое впечатление, что без этой информации они просто не могут из дома выйти. Метеорологический прогноз здесь передают каждые три часа — настолько быстро меняются метеоусловия.


а сейчас забирается на окрестные холмы. Обычно здесь промозгло, ветрено и холодно, но сегодня погода жаркая и солнечная, если унять этот холодный ветер.


Красный вагон фуникулёра доставил нас на вершину холма. Всего вагона два, движутся они синхронно на-встречу друг другу по одним рельсам, разбегаясь на про-межуточных станциях. Сверху открывается замечательный вид на город. Отсюда мы начинаем знакомство с бо-гатейшими коллекциями Веллингтонского ботанического сада. Спускаясь по склонам холма, попадаешь то в тро-пики Индии, то в пустыню Южной Африки, уютный садик в японском стиле сменяется мощными араукариями Кордильер. А на осмотр у нас всего полдня, ведь после обеда полуфинал чемпионата мира по футболу среди де-вушек — пропустить такой матч невозможно!



Перебрались на пароме на Южный остров. Говорят, что город Нельсон — рекордсмен страны по коли-честву солнечных дней. Но, видимо, мы в эти дни не попали: вторые сутки дождь хлещет, не переставая. Продолжаем путь через перевалы...


Новая Зеландия — страна малонаселённая, что особенно заметно на Южном острове. Здесь даже автомо-бильные мосты строят односторонние, но с обязательным знаком «Уступи дорогу». Бывают и более интересные решения: въехали на мост, а по нему рельсы проходят — ока-зывается, здесь автомобильный мост совместили с желез-нодорожным. Попадаются и знаки «Осторожно: пингвины переходят дорогу!», но это больше для включения внима-ния водителей.


На западном берегу есть замечательное место, словно кто-то напёк блинов и сложил их в причудливые пирамиды — это Панкейковые (Блинчиковые) скалы. Морской прибой вымыл сложную систему подземных ходов, а за-падный ветер нагнал огромные волны, довершившие формирование «блинчиков» — вода разлетается фонта-нами брызг, поднимаясь и оседая снова и снова.


Несколько раз попадались загоны с ламами-альпака. В Патагонии мы уже видели подобных: эдакая овеч-ка-переросток с верблюжьей мордочкой, длинной шеей и мохнатыми ножками. А здесь разноцветные милашки, словно только что из салона красоты — никого не оставят равнодушными! А вот оленям не повезло. Когда их завезли, то некоторые разбежались, размножились и сейчас болеют туберкулёзом, представляя опасность для других животных. Тем оленям, которые живут в загонах, лучше — им ставят прививки, а что делать с дикими и боль-ными — не понятно.


К вечеру небо совсем расчистилось от облаков. Сегодня запланировали ночёвку на берегу. Солнце садится прямо в океан, осветив мягким тёплым светом сосны. Долго бродим по берегу в ожидании заката. Расцветив облака розовым,эстафету луне, которая вмиг окрашивает всё в чёрно-белую гамму, раскатывая на всю ночь такую дорожку, которая бывает только в полнолуние.



Пожалуй, самое впечатляющее зрелище открывается во время полёта на семиместном самолётике над высо-чайшим горным массивом страны — Южными Альпами. Вокруг горы Кука (3754 метра, наивысшая точка Новой Зеландии) — зона ледников, которые спускаются в разные стороны от вершины. Климат здесь очень влажный, в горах ежегодно выпадает несколько десятков сантиметров снега, поэтому и разрастаются огромные ледники. Самый длинный из них протянулся на двадцать семь киломе-тров, раньше его языки доходили до океана, но за по-следние двести лет заметно отступили. Погода здесь ме-няется очень быстро в течение дня, однако нам повезло: внизу было облачно, но когда поднялись выше облаков, горы открылись во всей красе.


Позже подъехали к нижней части ледника. Прямо на глазах он рушится и тает — очень необычное зрелище. Всех желающих одевают в униформу, дают в руки ледоруб — и вперёд! На месте инструктор проводит курс продвижения по льду.


Ещё один уникальный тур, о котором никто из нас не пожалел, — полёт на маленьком самолёте над из-вестным фьордом Милфорд Саунд, следом — двухчасовая прогулка на катере меж отвесных стен, в гости к морским котикам и пингвинам, а на обратном пути — полёт над водопадом, отвесно падающим из горного озера с высоты шестьсот метров. Здесь находится самое мо-крое место в Новой Зеландии: за год выпадает 9000 мм осадков.


Идеальное место для любителей экстрима — город Квинстаун. Зимой здесь предлагают покататься на горных лыжах, а летом — прыгнуть вниз головой с моста на резинке, проплыть по горной речке, лёжа на метровом куске пластика, покататься на скоростном катере по узкому ущелью и совершить спокойную прогулку на яхте, дабы отдохнуть от избытка адреналина. В США подобные развлечения запрещены, вот и летят любители экстрима через океан в поисках острых ощущений.


А мы в Квинстауне распрощались с велосипедами, ставшими за поход родными, оставшийся путь проделаем на арендованной машине. Подъехали к подножию горы Кука. Ветер усиливается, но пока ясно и ничто не предвещает бури. В информационном центре Эдмунда Хиллари, первого покорителя Эвереста - он родом из этих мест, за что новозеландцы его особенно любят, - нас предупредили: гора закрыта на три-четыре дня из-за непогоды. Не очень в это верилось, но на всякий случай сделали закатные фото - и вовремя: прогноз сбылся, ночью подул ураганный ветер, а низкая облачность закрыла для всех исполина на несколько дней.


Крайстчерч — главный город Южного острова. Создаётся впечатление, что мы перенеслись на сто лет назад в английский университетский городок: студенты в униформе, профессора в беретах, по дорожкам бегает трусцой молодёжь, кто-то катается на гондолах... Кембриджская терраса. Христианский Оксфордский колледж— всё окружено парками и садами, прорезано каналами с изящными мостиками. В Крайстчерче посетили музей военно-воздушных сил и с интересом посмотрели экспозицию, посвященную освоению Антарктиды.


Возвращаемся на Северный остров. В начале нашего путешествия из-за снега и непогоды мы не смогли увидеть вулканы в национальном парке Тонгариро, поэтому на обратном пути предпринимаем вторую попытку. Самый высокий и активный новозеландский вулкан — Руапеху, его высота 2798 метров, последний раз он извергался в 1995 году. В кратере есть незамерзающее озеро с серной водой, но путь наверх по раскисшему снегу сейчас невозможен, а канатная дорога уже не работает — горнолыжный сезон закончился пару недель назад. Мы пешком поднялись до верхней станции, радуясь ин-тересным находкам: то потерянные лыжниками монеты вытаяли под лучами весеннего южнополушарного солнца, то кто-то по зиме оставил прямо на камнях сноуборд, а с кого-то ветер унёс теплые перчатки.


Согласно прогнозам синоптиков, у нас остался только один день хорошей погоды, а значит — есть шанс про-бежаться по вулканам. Трекинг по национальному парку Тонгариро — интенсивная двадцатикилометровая прогулка: надо набрать километр высоты по вулканическому горному массиву, пройти мимо кратерных озёр, сбросить километр высоты и выйти в условленное место. Ровно в 16 часов автобусы забирают вовремя спустившихся туристов. Интересно, а если кто-то не успел? Вокруг — дикая лесная местность, людей и жилья не видно...


Трекинг по национальному парку Тонгариро — интенсивная двадцати-километровая прогулка: надо набрать километр высоты по вулканическому горному массиву, пройти мимо кратерных озёр, сбросить километр высоты и выйти в условленное место.


Утром нас забросили к хижине Мангатепопо. Несколько групп, готовых к «бою», проверяют снаряже-ние: погода непредсказуема, да и дорога не из лёгких. Надо запастись одеждой на случай снежной бури, также настоятельно рекомендуется иметь GPS-навигатор для передвижения в тумане. Поднимаемся на седло вулкана Нгаурухое, ему «всего» две с половиной тысячи лет. Идеальный конус высотой 2291 метр, на вершине — ак-тивный кратер диаметром с полкилометра. По дну высо-хшего озера и дальше вверх перебираемся на соседний вулкан Тонгариро (1968 м). Временами налетает облако, выпускает снеговой заряд, приходится останавливаться и пережидать непогоду: вдруг что-нибудь интересное пропустишь.



Размеченная тропа идёт по самой кромке красного кратера, который мы осмотрели со всех сторон. Видна щель, откуда шла лава по время последнего извержения 1926 года. Но и сейчас, сквозь порывы сильного бокового ветра, нет-нет да и потянет сероводородом, дыхнёт жаром Земля. Этот жар греет и лежащие вокруг камни: если прикоснуться к ним, то можно отогреть замёрзшие руки.


Девушка плачет: немного не рассчитала силы для такого маршрута. Её уговаривает парень. Кто-то хромает: натёр ногу. И это только половина пути! Нас просят сделать фото: группа из Африки нашла небольшой снежник и несказанно счастлива.


Между вулканами, в активных кратерах, блестят разными цветами несколько озёр, три озера ядовито-изумрудного цвета из-за примесей серы, по их берегам расположены характерные жёлтые выходы солей. К озёрам тропа спускается особенно круто, здесь главное — быстро перебирать ногами, вытаскивая их из-под огромной массы округлых лавовых окатышей. Пожилая японка, не в силах справиться с такой крутой «бегущей дорожкой», просит о помощи, её тут же подхватывают под руки молодые парни и начинают аккуратно спускать.


А мы продолжаем удивляться многообразию природы на столь небольшом участке. Кратер Голубое озеро заполнен сильно минерализованной водой, на дне кратера Серная лагуна осаждается самородная сера, а на склоне кратера Катетахи — фумарольные и геотермальные поля с действующими гейзерами. Погода преподнесла очередной сюрприз, на часок плотно укутав нас облаком, пришлось вслепую спускаться по крутой тропе сначала по лавовым полям, а потом по дождевому лесу с его лианами, папоротниками, причудливыми мхами и орхидеями. Наконец-то вышло солнце, но здесь оно еле пробивается сквозь густую листву. От множества цветущих растений запах, как в парфюмерном магазине.


Постепенно обгоняем группы туристов, упорно про-двигающиеся к финишу, поражают именно новозеландцы — лихая нация, с детства ведущая активный, здоровый образ жизни. Проводят время в движении не только мо-лодые, но и люди в возрасте: семидесятилетние старушки и старички в дорогом снаряжении, бойко перебирая тре-кинговыми палочками, спускаются по тропе. Хорошо бы и нам сохранить такую форму к этому возрасту!



Прилетев в Страну киви, нужно обязательно увидеть древнюю и загадочную птицу киви. Однако высмотреть её в природе трудно — птица ночная, поэтому новозеландцы соорудили по всей стране «киви-хаусы». Сначала мы ознакомились с типичными предста-вителями пернатых, живущих в вольерах, потом перешли в тёмный загон, где искусственно сменили день на ночь. Птиц было две. Представьте беспокойную, почти слепую, нелетающую курицу на мощных ногах, бегающую по кустам. Длинным клювом она лихорадочно роет землю в поисках червяков. Носовые отверстия находятся как раз на кончике клюва: так обонять удобнее. Наступило время кормёжки, принесли чашку жирных червяков, одна из них подскочила и, пока вторая лазила по кустам, со скоростью дятла заглотила добрую половину обеда. Трапеза доставила ей, вместе с нами, — истинное удовольствие. К сожалению, фотографировать птицу нельзя — от этого у неё стресс.


Главный враг птицы киви — поссум. Капитан Кук в своих дневниках, описывая этих австралийских животных, чтобы подчеркнуть различие от южноамериканских опоссумов, обычно опускал в слове первую букву. Теперь в Австралии и Новой Зеландии водятся исключительно поссумы. В середине XIX века этих зверьков завезли из Австралии, чтобы истребить крыс, появившихся здесь чуть ранее. Крыс-то они извёли, но потом, оголодав, принялись разорять птичьи гнёзда, особенно полюбились этим зверькам яйца и птенцы киви. Теперь поссум — бич новозеландских садов, лесов и линий электропередач. Заберётся эдакая кошка с пышным лисьим хвостом на телеграфный столб, устроит короткое замыкание — зверёк сам погибнет и целый город оставит без света. С ним в настоящее время ведут безжалостную борьбу, но, судя по количеству раздавленных на автострадах тушек, это мало помогает.


Четыре недели отпуска подарили нам целый ворох впечатлений, и теперь далёкая Новая Зеландия кажется нам знакомой и близкой.


Фотографии, 1


Использованы материалы: Ольга Маслобоева Путешествие в Новую Зеландию






ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий