Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Репортажи | Велосипедный поход по Китайскому Памиру, Каракоруму, Гималаям

Кашгар-Исламабад, 1, 2, 3, 4, 5


4. Описание маршрута


31.08.05 Кашгар


Ночной Кашгар

Кашгар - старинный город на западном краю пустыни Такла-Макан - расположен на перекрестке древних торговых путей. Он считался основным центром торговли как со Средней Азией, так и с Кашмиром, Тибетом, Бадахшаном.


Отсюда по Великому шелковому пути вывозились известные всем европейским государствам кашгарские шелка и ковры, уникальные сорта чая и великолепно выделанная кожа.


Издавна этой земле, древнейшему центру уйгурской цивилизации, населенной земледельцами, искусными ремесленниками, было чем гордиться – неземные красавицы, великие ученые и поэты, сказочные дворцы и невольничий рынок прославили Кашгарию.


Накануне уже поздним вечером после двух авиаперелетов остановились, как и в прошлом году, в гостинице «Семан». Здесь всегда много иностранцев, которые путешествуют самостоятельно, можно обменяться ценной информацией. Утром собираем велосипеды во внутреннем дворике гостиницы. Впечатление такое, как будто минувшего года не было, и мы никуда не уезжали. Попутно беседуем с двумя европейцами-велосипедистами, которые направляются в далекое путешествие в Тибет. Это путь наша команда проделала в прошлом году, поэтому даем советы перед дорогой.


Позавтракали на базаре пловом с лепешками, быстро прокатились на велосипедах по лабиринту узких улочек «старого» города, отметив постепенно уходящую старину. Поменяли деньги в Национальном банке Китая (обменные пункты только в лицензированных банках) на центральной площади напротив статуи Мао.


Для разминки посещаем мусульманскую святыню, находящуюся в нескольких километрах к северо-востоку. Это - мавзолейный комплекс Абака Ходжи, построенный в персидском стиле зеленых и синих тонов.


Основная задача этого дня – закупить продукты на поход. В супермаркете недалеко от гостиницы нашлось все необходимое из ожидаемого ассортиментного минимума.


Остаток дня проводим в ночных покатушках, перемежая это с поглощением фруктов, шашлыков и лагмана в уличных забегаловках.


01.09.05. Кашгар – р.Гез (Гездарья)


Каракорумское шоссе, старт

Утром, упаковав велорюкзаки, выезжаем. Каракорумское шоссе (ККН) является продолжением центральной улицы Кашгара (Xiyu St.), километровые столбы появляются сразу за городом. Широкое асфальтированное шоссе, обрамленное несколькими рядами пирамидальных тополей, уходит в юго-западном направлении, незаметно набирая высоту. Тянутся бесконечные поля и фруктовые сады, разделенные арыками, глинобитные строения, развалы овощей и фруктов на многочисленных базарах: сезон персиков, дынь, арбузов, винограда. Дастарханы – прямо у дороги, пообедать можно в любом месте.


В Китае на трассе


можно вкусно пообедать

За селением Орал (Упал) дорога поворачивает на юг. Постепенно Кашгарский оазис с неизменными пирамидальными тополями заканчивается, уступая место полупустыни с редкой растительностью, небольшая дымка. Шоссе выходит к р. Гез, воды которой орошают Кашгарский оазис. Ущелье сужается, окружающие скалы приобретают разнообразные оттенки цвета терракоты и красного вина. Холмы за рекой похожи на плиссированную бумагу. В пойме реки пасутся двугорбые верблюды-бактрианы. Завидев нас, один выходит на дорогу и с удовольствием позирует перед фотоаппаратами. К вечеру спускаются облака, выше в горах начинается непогода.


Скалы у селения Ойтаг

Догоняем двух велосипедистов. Еще в Новосибирске при посадке на самолет до Урумчи мы приметили этих ребят. Итальянцы, прилетев в Урумчи, купили велосипеды, добрались до Кашгара последним вечерним рейсом, остановились с нами в одной гостинице. План у них аналогичен нашему – Каракорумское шоссе. Выехав утром на пару часов раньше нас, они уже встают на ночлег в придорожных кустах.


У селения Ойтаг красные скалы расширяются. Перезжаем по мосту р. Ойтагсу - левый приток р. Гез. За мостом – развилка дороги. Хорошее асфальтированное шоссе уходит на запад вверх по р. Ойтагсу, а мы продолжаем движение по левому берегу р. Гез. На левом берегу реки видна тропа по скально-осыпному склону, уходящая серпантином в небеса. Еще одна ходка, велокомпьютер показывает, что первая сотня километров пройдена. Останавливаемся напротив зим. Токай, в широкой пойме реки на песчаной отмели, набрав за день 600м высоты. Вода реки мутная, не пригодна для питья, но рядом – небольшой чистый ручеек.



 


02.09.05 р.Гез – оз.Каракель


Контрольно-пропускной


пункт Гез

Утро встретило нас низкой облачностью. После завтрака продолжаем движение вверх. Постоянный набор высоты по асфальту пока нас не очень утомляет. Пустынная скалистая местность, леса нет, даже кустарник редок. Долина реки постепенно сужается, поворачивая на запад. Кое-где видны загоны для скота в устье небольших боковых притоков. Подъезжаем к устью р. Тегерменсу - правого притока р. Гез. Здесь через р. Гез наведен мост. Сквозь низкие облака проглядывают висячие ледники массива Конгур.


Еще через пару ходок подъезжаем к устью правого притока р. Кургинколсу. Здесь находится военная часть и контрольно-пропускной пункт Гез. Начинается погранзона. Въезд по пропускам или при наличии пакистанской визы. Перед нами на КПП подъехал автобус, поэтому, ожидая очереди на регистрацию, подкрепляемся арбузом и лепешками. Вдоль дороги раскинулись лавки с продуктами и товарами первой необходимости. При желании можно отведать и горячего, а также остановиться на ночь на постоялом дворе типа простой мазанки.


На КПП записали свои данные в журнал для регистрации иностранцев. Полистав несколько предыдущих страниц, обнаружили, что подавляющее большинство зарегистрированных – жители Западной Европы и японцы.


Люди едва


различимы на фоне


отвесных стен


каньона р.Гез

Сразу за КПП начинается резкий набор высоты, дорога входит в двадцатикилометровый каньон. Справа над нами вздымается на несколько сот метров скальная стена, видны следы многочисленных камнепадов, кое-где – провалы дорожного полотна. Хочется побыстрее проехать это неуютное место. Делаем несколько витков серпантина, затем огибаем очередной скальный контрфорс. Слева возвышается ледовый массив Конгура, то появляясь, то исчезая в облаках.


Часто встречаются провалы


дорожного полотна

Скалы немного расступились, через р. Гез перекинут небольшой мост. На правом берегу несколькими ярусами расположилось небольшое селение. Трое девушек прямо у дороги предлагают нехитрые сувениры, старые монеты, стеклянные бусы. Удивило нас «ожерелье» из старых советских рублей, дополненное незатейливым узором. Еще раз основательно перекусили, уничтожив запасы питьевой воды.


Серпантин дороги


в долине р.Гез

Дорога по мосту переходит на правый берег р. Гез. За сегодня уже набрали километр высоты, но в наши планы входит встретить рассвет на озере Каракель (Каракуль, Karakul), поэтому надо торопиться.


Каньон заканчивается, долина расширяется, поворачивая на юг. Перед нами открываются широкие, местами заболоченные, разливы левых притоков Моджису и Чотсу, долины которых разделены гигантскими осыпными песчаными дюнами. Искрится на солнце небольшое озеро Булункель. С запада подходит Сарыкольский хребет, по которому проходит граница с Таджикистаном. Пейзаж напоминает сырты Восточного Памира. Верхнее течение бассейна р. Гез, как и Восточный Памир, заселено преимущественно горными киргизами.


Традиционная красная арка в китайском стиле, обычно означающая новый административный район, приводит нас в уныние. Здесь неожиданно заканчивается асфальт. Уже давно исчезли и километровые столбы. Дальше идет широкая щебеночная дорога. Слева нас сопровождает все тот же мощный массив Конгура (7719м), распустивший в долину многочисленные щупальца висячих ледников.


Первый небольшой киргизский поселок – Булункель. Самое время перекусить, останавливаемся у юрты. Местные жители совершают традиционное действо – обряд заклания овцы.


Щебеночный участок


Булункуль – оз.Каракель

Дорога переходит по небольшому мосту на левый берег. Здесь нас ожидает новый неприятный сюрприз: ремонтируют основное полотно, приходится то и дело съезжать с дороги то вправо, то влево, согласно выставленным указателям. Съезды, понятно, сопровождаются тряской по крупному галечнику, скальным выходам. Добавим к этому постоянную пыль от снующей дорожной техники и проходящих машин, а также постоянный набор высоты. Тем не менее, куда-то в глубину нашей памяти складываем живописные картины зеленых пастбищ, розовую закатную шапку показавшейся горы Музтагата (7546м).


И я помогаю!

Уже в сумерках показалась гладь озера Каракель с несколькими киргизскими юртами по берегу. Съезжаем с дороги, хотим остановиться на берегу озера, но местные конкретно намекают на платную стоянку. Причем, возможны два варианта: в палатке или в юрте на кошмах. Естественно, все за плату. Поторговавшись, предложили бескомпромиссный третий вариант: отужинать в юрте за плату, а ночевать в палатке бесплатно. Нам удобно: уже поздний вечер, готовить не надо, а мясо с овощами сейчас будет очень кстати. Палатку ставим в темноте, рюкзаки скидываем внутрь, велосипеды, как всегда, пристегиваем, Были опасения, что во время ужина палатку могут посетить непрошеные гости, но все обошлось.



03.09.05 оз. Каракель – пер. Улуграбат - Ташкурган


Утро на оз.Каракель

Рассвет на озере Каракель – незабываемое зрелище. Солнце постепенно озаряет розово-золотым светом ледовый купол вершины. Все это перевернутой пиалой отражается в озере, чуть подернутом мелкой рябью. На противоположном, южном берегу, прямо под вершиной узкой полосой протянулся поселок Каракель, чуть правее и ближе к нам видны белые бетонные строения, стилизованные под традиционную юрту.


Щебеночная дорога уходит


от оз.Каракель к перевалу

Обязательная фото-охота, традиционная зарядка, утренние водные процедуры, завтрак. Неторопливо собираем вещи. Мимо проплывает роскошный двугорбый верблюд, за ним следует погонщик в традиционной киргизской шапке.

Выбираемся снова на дорогу, оставляем слева по ходу небольшой туристский комплекс, рассчитанный на состоятельных западных туристов, далее, по правой стороне дороги военную базу и станцию СТО.


Вид на пер.Улуграбат с севера

Ровная щебеночная дорога огибает озеро с запада. Постепенно поднимаясь, выезжаем в широкую плоскую долину р. Чонг-Карасу. Несколько разбросанных юрт, мирно пасутся яки. Впереди виднеется относительно невысокий, сильно расчлененный Сарыкольский хребет, а слева, прямо над нами – ледовая Музтагата. Отсюда, с запада, она предстает перед нами двумя вершинами, разделенными широким языком ледника.


Подъем на пер.Улуграбат


начинается у подножия


Музтагаты

Бригада рабочих благоустраивает дорогу. Пока уложено три километра асфальта, а выше продолжается плохо укатанная щебеночная дорога, переходящая, местами, в крупный щебень. Вслед за машинами приходится съезжать на пыльную грунтовку. Впереди виден наш первый пер. Улуграбат (4120м). Две широкие петли серпантина выводят на перевал. Плакат на седловине напоминает, что мы вступаем на территорию таджикского автономного района.


Спускаемся с перевала в долину р. Карасу. На небольшом крутом участке каменистой дороги с множественными выбоинами приходится аккуратно работать тормозами. Далее выезжаем на профилированную щебеночную дорогу. В данный момент этот участок находится в ремонте. Трубы для отвода воды заменяют бетонными коробами-водоводами. Все полотно аккуратно разрыли, поставив долгосрочные указатели: «Объезд».


Ремонт основного полотна


на спуске с пер.Улуграбат

Объезд осуществляем согласно указателям по ужасной изматывающей грунтовке с крупным галечником. Регулярно перебираемся через основную насыпь, обгоняя медленно идущие грузовики, за которыми тянется длинный шлейф пыли.


Километров через двадцать – «пробка». Работают грейдеры, расчищая завал. Здесь же подтянулась другая дорожная техника, скопилось и десятка два грузовиков в ожидании проезда. Аккуратно сделав проводку велосипедов между работающими монстрами, продолжаем движение дальше, ожидая улучшения качества дорожного полотна. Нам опять не везет. Высокая насыпь с выдержанным наклоном еще не готова к приему русских велосипедистов. Мы продолжаем виртуозно лавировать по объездной.


Справа по ходу видны короткие боковые долины Сарыкольского хребта с перевалами в Таджикистан. Говорят, что и сейчас местные жители ходят туда на охоту, так как своего зверя давно перебили.


Дорога в долине р.Тагармису

Пыльно и жарко. Небольшое селение Кокъяр разделено строящейся дорогой на две части. Объезд – круто вниз по сухому боковому притоку. Продолжаем движение. Перед нами – широкая долина, окаймленная высокими снежными пятитысячниками. Слева по ходу в восточной части долины длинной белой полосой в тени тополей и ив расположились аккуратные домики селения Бешкурган. Основная дорога проходит по западной стороне долины. Внезапно появляется свежеуложенный асфальт, по которому мы моментально скатываемся к урочищу Тагарма.


За мостом через заболоченный приток справа в тени деревьев скрывается военная база, а через пару километров проезжаем поселок. Никаких базаров у дороги, ни постоялого двора, ни магазина, даже людей не видно. Уже в конце селения распознали потенциальный магазин по обилию пустой пивной тары, сложенной стройными рядами у мазанки. Странный ассортимент продуктов: две последние бутылки пива, острая капуста в вакуумной упаковке и сладкие вафли. Больше ничего.

Асфальт закончился также внезапно, как и появился (всего километров десять). Долина замыкается. Прямо по курсу, на юге виден перевал Тортеж, куда серпантином поднимается старая грунтовая дорога. Левее, в юго-восточном углу долины видно узкое ущелье, куда устремляется р. Тагармису, собрав свои воды с зеленых пастбищ урочища Тагарма.


Спуск в ущелье р.Тагармису

Дорога не укатанного крупного щебня приводит к небольшому селению. По бетонному мосту пересекаем речку Тушмаизураб. Отсюда основная дорога резко пошла на север в ущелье р. Тагармису, а старая грунтовка – вверх на перевал. Продолжаем двигаться по основной. Колеса вязнут в крупном не укатанном щебне, пылят грузовики. Все это доставляет мало удовольствия, особенно под вечер. Прежде чем нырнуть в темное ущелье, последний раз бросаем взгляд назад: южное лицо Музтагаты, сочные пастбища у подножия, мирно пасущиеся яки, круглые юрты чабанов.


Спуск по узкому каньону проходит по правому борту. Грунтовая дорога с выходами скал то спускается к самой воде, то забирается на очередной прижим. Закончив трудовой день, стоит дорожная техника, рабочих не видно. Долина расширяется. Друг за другом ехать невозможно, так как из-за пыли и безветрия нечем дышать. Еще пару подъемов и спусков по крупной щебенке, и мы выезжаем в Ташкурганский оазис.


Ночевка у Ташкургана

Спокойно несет свои воды р. Ташкурган. Оставляем справа военную часть. За оградой армия играет в свою «любимую» игру – баскетбол. Именно баскетбольные корзины – непременный спортивный атрибут всех военных баз на территории Китая.

Останавливаемся на берегу реки у южной окраины селения Тизнаф, километрах в пяти от города Ташкурган. Вода в реке теплая, как раз для ночного купания вдали от посторонних мусульманских глаз.



04.09.05 Ташкурган – пер. Хунджераб - Суст



Ташкурган – таможенный пункт


на границе с Пакистаном

Утром встаем рано, чтобы успеть на утренний автобус в Пакистан. По поселковому радио включили муэдзина, призывающего правоверных на утреннюю молитву. Асфальт начинается в городе от АЗС, дорога ровной стрелой приводит к автостанции. Автобусы в Пакистан ходят через день, и как раз сегодня. Нам подсказывают, что надо подъехать к таможне к 9-00 по местному времени. Успеваем купить лепешки, сладкое и воду на дорогу.


Ташкурган имеет древнюю историю, упоминается еще Птолемеем. Над городом возвышается форт, которому уже 1300 лет. Здесь до сих пор рассказывают легенду о женитьбе принца Персии на китайской принцессе династии Хань. Сейчас город насчитывает около 6000 жителей, преимущественно таджиков, также проживают уйгуры, киргизы, узбеки и, конечно, китайцы-хань.


При пересечении китайско-пакистанской границы с велосипедом есть два тонких момента. Дело в том, что проезд на велосипеде от Ташкургана до границы (пер. Хунджераб) запрещен. Сразу за городом – шлагбаум, далее – военные базы и чек-посты. Второй момент – отметки в паспорте о пересечении границы двух стран должны быть в пределах суток. Нам ничего не остается, как проехать на автобусе 215км до первого пакистанского пограничного пункта – Суст.


До таможни едем по основной дороге на юг. Здесь расположены государственные учреждения приграничного города: таможня, военная база, пограничный пост, полиция, автодорожная служба. Таможня расположена в одном километре от автостанции. К 9-00 у входа выстраивается очередь. Покупаем билеты, платим за багаж, здесь же заполняем декларации. Приходят китайские и пакистанские представители. Протаскиваем велосипеды и весь багаж через аппарат досмотра, представители штампуют наши паспорта, прочитав предварительно приглашение пакистанской стороны. Выходим с другой стороны здания, ожидаем, пока все пассажиры пройдут эту долгую формальную процедуру. На выходе уже стоят китайские пограничники, зорко следя за каждым нашим движением, ни шагу от автобуса, разве что в туалет – двухкамерная мазанка рядом.


Автобус Ташкурган - Суст

Через пару часов оформления документов и погрузки (багаж и велосипеды – на крыше) выезжаем. С нами в автобус сел армейский сопровождающий со специальным листом, куда вписали всех пассажиров. В автобусе все места заняты, из европейцев – мы одни; три женщины – я, бабушка и женщина средних лет неопределенной национальности.


Широкая сухая каменистая долина р. Ташкурган. Здесь проходила древняя караванная дорога. Мало что изменилось с тех пор, разве что проложили километров двадцать асфальта, который кончается у моста на правый берег реки. Идет постоянный набор высоты, незаметный на глаз из-за широкой ровной долины, километровых столбов нет, высоту и расстояние фиксируем GPS.


Дорога опять в состоянии ремонта. Длинный груженый автобус типа Икарус спускается на объездную дорогу. За час таких объездов насчитали около тридцати. Кое-кому из пассажиров уже плохо. Хорошо еще, что все окна открыты.


Долина сужается. Через три часа от начала движения, и набрав 300м высоты, достигаем крупного таджикского селения Давдар. Миниатюрные поля на высоте 3400м, маленькие аккуратные домики, приветливые местные жители в ярких национальных одеждах. Одновременно можно увидеть верблюдов, яков, коров, овец и коз.


Долина р.Ташкурган

По правому борту долины стеной стоит хребет Ташкургантаг, по левую – Музтаг, снежные вершины которых достигают 5800м. Долина расширяется, перед нами урочище Мазари-Шюбер. Здесь древняя караванная дорога уходит вправо на запад по левому боковому притоку Карачуруксу. Перевалы, через которые проходил традиционный путь, ведут в Афганистан (Ваханский коридор) и в Пакистан (долина р. Хунза). При строительстве ККН трассу проложили через пер. Хунджераб, так как традиционные перевалы находятся в опасной близости от неспокойной афгано-таджикской границы.


Переваливаясь с одной на другую сторону по объездной дороге, через час с небольшим делаем остановку у таможенно-иммиграционного поста Пирали. Отсюда до перевала около 30км. Сопровождающий пошел отметить документы. Пассажиры, разминая затекшие ноги, мигом разбрелись по пустынным окрестностям, отойдя от автобуса не более, чем на 20м.


После Пирали долина сужается, прямо по ходу – развилка. Главная дорога заворачивает на юго-запад, далее – на запад и поднимается вдоль левого притока на перевал, а прямо вверх по правому притоку уходит новая слабонакатанная грунтовая дорога через перевал в долину Яркенда. Неутомимые китайские дорожные рабочие, среди которых много женщин, готовят новую насыпь, стоит завеса пыли. Перевальный взлет – несколько витков серпантина. Открываются острые вершины ледовых пиков высотой 6200м.


Пакистано-китайская граница

Автобус выезжает на широкую седловину перевала Хунджераб – самого высокогорного дорожного пограничного перехода в мире. По хребту проходит и еще одна граница: реки, текущие на север, относятся к бассейну внутреннего стока р. Тарим, а на юг – к бассейну Индийского океана. От Ташкургана до перевала - 125км, набор высоты – 1500м, 7 часов движения.


Сопровождающий с документами выбегает на китайском чек-посту. Вошедший пограничник окидывает всех взглядом, пропускает автобус. Метров через двести – пакистанский чек-пост. Автобус делает остановку. Мусульмане вышли помолиться. Жаркое солнце на перевале в компании с леденящим ветром дает прочувствовать одну из особенностей высокогорья. От тряски и высоты немного побаливает голова.


Спуск с перевала р. Хунджераб


в верхней части идет серпантином

Спуск с перевала в долину р. Хунджераб в верхней части идет серпантином. Появляются редкие километровые столбы, показывающие расстояние до двух ближайших населенных пунктов. Участки асфальта чередуются с отрезками разбитой камнепадами дороги. Быстро теряем высоту, справа приходит р. Бара-Хун. Здесь расположен пост Коксил. Входим в узкий каньон, дорога переходит с берега на берег, становится жутковато, хочется скорее выбраться. Перепад высот от дна ущелья составляет полтора – два километра, по левой стороне стоят зубчатой стеной скальные пики, ледовые зеркала блестят на солнце металлом. Узкие долины с висячими ледниками низвергаются водопадами, крутые боковые притоки чередуются с осыпями из крупнообломочного материала. Да, природа хорошо поработала над этой грандиозной картиной!


Сбросили уже более километра высоты, вдоль реки появляются первые небольшие деревья: ива, боярышник. Через час спуска в тени невысоких пирамидальных тополей делаем остановку у кордона Дих. Справа вертикально вверх устремились снежно-ледовые вершины хребта Музтаг, превышающие 6000м.


Дорога от перевала до кордона проходит по территории Хунджерабского национального парка. Автобус идет без остановки, но по существующим с 1999 года правилам иностранцы должны заплатить за проезд по территории парка 4$, или 250 рупий. Сбор с пакистанцев и китайцев (20 рупий) уже включен в автобусный билет. У чек-поста иностранцам, то есть нам, предлагают пройти в одноэтажную мазанку, используемую под офис. Платим за вход, точнее, за выход и заносим свои паспортные данные в большую амбарную книгу регистрации иностранцев. Потом эта процедура станет для нас привычной при пересечении границы соседних районов.


Продолжаем спускаться по узкой долине р. Хунджераб, впадающей в р.Гунджераб. Зеленые рощицы у воды чередуются со скальными стенами и участками оползней. GPS не ловит спутники на протяжении всего каньона. Еще через полтора часа спуска справа подходит каньон р. Килик-Джилга. В ее верховьях расположены два перевала Киликдаван (4865м) и Минтака (4709м), которые издавна использовались караванами для прохода из Кашгара в Индию.


Долина немного расширяется, принимает справа еще один приток Чепурсан (Chapursan) . В эту долину можно добраться только на джипе и далее с караваном. В верховьях находится ледниковое озеро Раваи (Ravai Jhui), с живущими в нем, по легенде, духами и драконами. Пилигримы поклоняются могиле святого Баба Хунди.


После слияния р.Гунджераб и р.Чепурсан река называется Хунза и несет свои мощные воды в священный Инд. Мы находимся на территории административного района Верхняя Хунза.


Справка по району.


Уже в сумерках, наконец, появляется АЗС и чек-пост, свидетельствующие о прибытии в Суст (Sust, Sost) – пограничный пакистанский городок, где всем прибывшим надо закончить формальные процедуры.


Автобус останавливается у небольшого одноэтажного здания таможенной станции, пассажиры быстро образовали очередь на регистрацию. Мы, немного осмотревшись вокруг, ловим последние лучи заходящего солнца в свои фотокамеры и бредем за всеми штамповать паспорта.


Довольно часто автобус прибывает в Суст поздно, уже после закрытия таможенной станции. В этом случае, все паспорта будут собраны сотрудниками чек-поста и возвращены утром. Багаж, по правилам, должен оставаться на ночь в автобусе, но для иностранцев обычно делают исключение.


Автобус отъезжает на автостанцию, за разгрузку багажа местные грузчики требуют бакшиш. Уже в полной темноте устраиваемся в местной гостинице. Вчетвером заваливаемся в двухместный номер, заказываем на кухне ужин. Услышав ответ: «Заходите через полтора часа», принимаем решение - ознакомиться с пакистанской кухней в придорожной забегаловке. Уставшие, но счастливые, засыпаем мертвецким сном.


05.09.05 Суст - Каримабад


Суст - таможенный пункт


на границе с Китаем

Просыпаемся рано – солнце только озарило макушки гор. Прямо из номера – выход в сад. Садом это можно назвать с натяжкой: пыльная, каменистая почва, несколько молодых деревьев. Абрикосы с красным бочком так и просятся в рот.

Часа два уходит на техосмотр велосипедов, накануне проведших 9 часов трудной дороги на крыше автобуса, обмен валюты, связь с домом в телефонном пункте (спутниковый), завтрак, знакомство с ассортиментом продуктовых лавок, где запасаемся питьевой водой. Все это дополняем подходами к абрикосовым деревьям.


Пакистанские


грузовики

Я, понятно, как настоящая мусульманская женщина, облачилась в свободную непрозрачную одежду, полностью закрывающую руки и ноги, приготовила и платок на голову. Пристальное внимание со стороны пакистанских мужчин я заметила еще накануне в автобусе. А здесь их раздевающие взгляды поначалу заставляли меня опускать глаза.

Сразу бросается в глаза полное отсутствие женщин на улице. Всюду мужчины, слоняющие туда-сюда, детишки в школьной форме с портфелями торопятся на урок, гуляющие козы, собак нет. Шум, гам утреннего приграничного городка. При встрече местные (здесь и далее имеются в виду мужчины) очень бурно обнимаются, хлопая друг друга по спине и пританцовывая на месте.

Пакистанские грузовики - тема отдельного разговора. Владельцы устраивают негласные конкурсы о кого круче дизайн. Мастера тюнинга и стайлинга создают из грузовика настоящее «чудо» в традициях местной моды.

 


Пейзаж верховьев р.Хунза


Абрикосы -


основное богатство


долины

Наконец, выезжаем. Всю долину реки можно мысленно разделить на несколько горизонтальных зон: выше 5500м - сверкающие на солнце снежно-ледовые пики, ниже до 2700м – скально-осыпной пояс, далее - узкая зеленая полоса возделанной земли и внизу – глубоко прорезанное русло реки. ККН идет левым «прилавком» высоко от воды. Общее направление – вниз по течению реки. Во многих местах на дороге - следы недавних камнепадов. Хороший асфальт чередуется с участками давно неремонтируемого покрытия.

Первая ходка – до маленького живописного селения. Спелые абрикосы просвечивают сквозь зеленую листву, на плоских крышах домов сушится курага. Местные жители предлагают отведать абрикос - главное богатство долины и с удовольствием фотографируются на память. На наше предложение написать адрес – долго ищут грамотного, способного вывести затейливую арабскую вязь.


Участок дороги к селению Хайбар


Капитальный подвесной мост

Продолжаем движение, после селения Чалапан (Galapan) переезжаем по бетонному мосту на правый берег. Солнце палит нещадно, спасаемся солнцезащитным кремом. Несколько чередующихся участков спуска-подъема вдоль скал и осыпей приводят к селению Хайбар (Khaibar, Khyber). Повсюду абрикосовые сады, небольшие яблоневые деревья сгибаются под тяжестью плодов. Две приветливые женщины в национальных вышитых тюбетейках не закрывают лиц и даже позируют перед фотоаппаратом (единственный случай за весь поход!).

Далее 15-километровый участок шоссе - Хайбарское ущелье - представляет собой череду высоких скальных стен, гигантских осыпей и галечниковых террас. Высоко наверху тонкой нитью идет старая караванная тропа – Великий Шелковый путь, современная дорога проложена невысоко над водой. Подвесной мост, спроектированный китайскими строителями, перекинут через р.Хунза. У моста – табличка с названием и техническими характеристиками. Основная трасса продолжает идти правым берегом.

Начинается подъем на скальный прижим. Во многих местах на дороге видны следы оползней и камнепадов, приходится аккуратно объезжать эти участки и лавировать между крупными одиночными камнями.


Озеро у конечной


морены лед.Батура


Яблоки Хунзы

Короткий спуск приводит к озеру конечной морены лед.Батура. В районе Верхней Хунзы этот ледник – самый крупный (58км). Несколько раз за лето, собравшись силами, он частенько делает бросок через шоссе, доставляя немало хлопот дорожным рабочим. Интересно, что по бортам ледника расположены живописные селения – летние «дачи» жителей селения Пассу, расположенного ниже. Туристы могут совершить недельный треккинг на ледник, ночуя, при желании, у местных жителей. В связи с высокой активностью ледника были случаи гибели иностранцев в результате внезапных подвижек, поэтому на этот маршрут рекомендуют брать местного гида.

Переезжаем по мосту через бешеный поток, вырывающийся из-под ледника. Отсюда вниз через мост на левый берег р.Хунза уходит узкая джиповая дорога, ведущая в знаменитую своими величественными пейзажами, но до сих пор неизведанную долину р.Шимшал (Shimshal). В верховьях долины – перевалы в Китай, поэтому на посещение района требуется специальное разрешение (пермит).

За очередным поворотом – крутой завал старой морены небольшого ледника, откуда вырываются бурной рекой талые воды. В воздухе стоит долгожданная прохлада разбивающихся брызг. Школьницы из соседнего селения пришли скоротать полуденный зной.


С подъема открываются виды


на снежно-ледовые вершины


Школьницы


пришли


скоротать


полуденный


зной

С очередного прижима открывается грандиозный вид на селение Пассу (Passu), расположенное в широкой плоской котловине, окруженной высокими горами высотой за 6000м. Скатываемся вниз до уровня реки. Время обеденное, но придорожных забегаловок и лавок не видно, а вокруг – ни души. Два европейца-велосипедиста вынырнули из-за поворота и продолжают движение к китайской границы. Перекусываем прямо у дороги, в тени гигантской скалы под каменным козырьком.

Начинается подъем на очередной прижим. По мосту пересекаем поток, скатывающийся с ледника Пассу. В этом районе - самые короткие реки. Ведь длина мощных потоков, вырывающихся из-под ледников, едва превышает километра.

Оглядываемся назад. На севере стоит 100-башенным средневековым замком вершина Тупопдан (Tupopdan, 6106м), на западе ледник Пассу, сплошь покрытый огромными сераками. За каждым поворотом открывался пейзаж еще лучше предыдущего – сколько же там их припасено?


Пешеходный подвесной


мост через р.Хунза


Вид с прижима на


селение Хусаини

Поднимаемся на очередной прижим. Дорога режет несколько контрфорсов, набирая 250м высоты. Пейзаж становится грандиознее, появляются семитысячники. Далеко внизу просматривается длинный пешеходный подвесной мост (Hussaini Вridge) на другой берег р.Хунза. Тонкая черная тень от моста хорошо видна на грязной воде.

Прямо по ходу видны пестрые террасные поля небольшого селения Хусаини (Hussaini), расположенного амфитеатром на склоне правого бокового притока. Река Хунза разливается широкими плесами. Небольшой спуск к кишлаку, шоссе идет высоко над водой. Стрелка указывает на гостиницу. Заезжаем, чтобы купить питьевой воды, отдохнуть в прохладе и отведать горячей пищи. Все закрыто. Нам объясняют, что до вечера у пакистанцев «сиеста», все закрыто, едем дальше несолоно хлебавши.


Терассные поля


ККН в районе Хунзы -


сплошная череда


спусков и подъемов

Дорога идет высоко над водой, проезжаем небольшое селение Гулмит – летнюю резиденцию эмира Хунзы. Здесь же находится самое старое в округе поле для игры в поло. Древняя игра родом из этих мест. Второй подвесной пешеходный мост гораздо короче, поэтому не так впечатляет. Солнце начинает клониться к закату, жители потихоньку выползают на улицу, открывают магазинчики и закусочные. Запасаемся питьевой водой.

Начинается очередная полоса оползневых участков. Правый скальный склон обрывается крутыми водопадами, которые преодолеваем вброд. Небольшие боковые потоки выходят на дорогу бетонным ложе, приятно освежая ноги. Понимаешь, что взять в качестве основной обуви - сандалии - правильное решение.


Водопады преодолеваем


вброд


Мост у селения Шишкут

Спускаемся вниз к длинному бетонному мосту через р.Хунза и поднимаемся вверх на левый борт долины. Здесь проходит граница между административными районами Верхней и Центральной Хунзы. Маленькое селение Шишкут (Shishkut) где-то прячется за тени садов. Солнце начинает опускаться за высокие горы, пора выбирать место для ночевки где-нибудь на боковом притоке. Начинается самая суровая часть ККН в этом районе – 30-километровый Хунзанский проход, а за ним Каримабад – туристская «мекка» Северного Пакистана. Скалы смыкаются, вовлекая нас в узкое глубокое ущелье. Общее направление меняется с южного на западное. Дорога изобилует резкими и крутыми поворотами, скальными козырьками, участками пыльной грунтовой дороги и выходами скал. Скорость снижается, так как даже на спусках приходится аккуратно выбирать дорогу и вписываться в поворот. От моста поднялись на 150-200м, река бушует глубоко внизу. Грузовики включили ночное освещение и теперь похожи на огромный громыхающий передвижной разукрашенный цирк. К вечеру поток грузовиков заметно увеличился. Часто идут колонны, предупредительно сигналя встречным еще до входа в поворот.


Скалы смыкаются,


вовлекая нас в узкое ущелье

Все боковые ручьи сухие, останавливаться без воды после жаркого дня совсем не хочется, поэтому, приняв вызов, мы режем и режем контрфорсы. Глубоко внизу на противоположном склоне долины замигали огоньки небольшого селения. Догоняет легковая машина. Молодые пакистанцы спрашивают: «Все ли в порядке, чем помочь?», сами принимают решение ехать чуть за нами, освещая дорогу дальним светом. Спуск к мосту через р.Хунза. За ним дорога делает S-образную дугу, еще сотня метров набора высоты и Каримабад, а точнее, небольшая гостиница на краю городка. Заезжаем в ворота. Портье, очевидно давно уже под кайфом, долго понимает чего мы хотим, наконец, открывает 3-местный номер.

День был очень насыщен. Опускаешь голову на подушку, и ярким калейдоскопом проносятся картины сегодняшнего дня. А ведь еще вчера были протяженные пустынные пейзажи Китая.


06.09.05 Каримабад


Мост через р.Хунза


у Каримабада


Долина р.Хиспар

Утром проснулись рано. Пока варится на примусе молочная кашка, забираюсь на крышу оглядеться. Вокруг открывается захватывающий дух вид на три снежных пика выше 7000м: Ракапоши (Rakaposhi, 7788м), Диран (Diran, 7200м), Ультар (Ultar, 7388м), а также, на остроконечную гранитную иглу Дамский пальчик (Lady Finger, Bublimating, 6000м). Зеленые вертикали тополей, фруктовые деревья и сады, желто-зеленые террасы, разграниченные каменными кладками, контрастируют с безжизненными скалами. Здесь уютно и спокойно, хочется остаться подольше. Подобное чувствовали, наверное, в древности и торговые караваны после опасностей на старой тропе Великого Шелкового пути. Немного жаль, что вчера вечером мы проскочили одно интересное место - наскальные рисунки, но аналогичные памятники древности у нас еще впереди.


Сегодня у нас дневка, точнее, знакомство с достопримечательности Каримабада. Одеваюсь, чтобы не привлекать внимание, накидываю платок, так как будем посещать религиозные места. Велосипеды оставляем в гостинице.


Справка по району


Ганиш - старинная деревня


мусульман-шиитов


Сторожевая башня на фоне


гранитной иглы Дамский палец

В ста метрах от гостиницы начинается узкая дорожка, приводящая к одной из тщательно охраняемых загадок долины - старинной деревне Ганиш. Тропинка вдоль арыка приводит во внутренний дворик. Интересная особенность здесь – панель в полу. Это – местный «холодильник», где жители хранят сливочное масло, завернутое в березовую кору. Это масло специально хранится более 20 лет и предназначено для церемоний, например, по случаю рождения сына.


Бассейн, которому около 500 лет, имеет интересную историю – утверждается, что он прежде использовался для обучения плаванию мальчиков и юношей при подготовке внезапных нападений на соседнее княжество Нагар, расположенное по ту сторону бурной горной реки.


Р езной декор


мечетей

Здесь же - караван-сарай – место отдыха путников и чинара, которая считается самым старым деревом в этих местах. Она имеет семь главных ветвей по числу основных семей деревни. Если вслушаться в эти фамилии, можно услышать слова древнего языка: Budin, Rupi, Tamim, Mamoro, Yami.


Узкий проход и лестница приводит к месту общественных собраний. Тесно прижавшись друг к другу, лепятся домики-мечети, которым более 300 лет. Только здесь, в небольших молельных комнатах мусульмане-шииты были в безопасности среди соседей-исмаилитов. В богатом резном декоре угадывается древний орнамент, буддистская свастика, греческий меандр. Из 14 смотровых башен, которым более 500 лет, и в случае опасности могла спрятаться вся большая семья, до наших дней дошли 3. Одних разрушили землетрясения и наводнения, других - просто не пощадило время.


Покидаем хорошо сокрытый от посторонних глаз Ганиш и поднимаемся вверх по старой пешеходной дороге к Каримабаду. Отсюда открываются живописные виды на долину р.Хиспар. Автомобили добираются широким серпантином по новой асфальтированной дороге.


В лавках большой


выбор оружия

Городок, расположенный на крутом склоне в окружении садов, быстро застраивается гостиницами для иностранных туристов. Многочисленные лавки с изделиями народных промыслов (чеканка, ковры, вышивка, национальная одежда и обувь, чистошерстяные платки) и антикварным оружием, изделиями из местных ювелирных и поделочных камней. Кофейня европейского типа, где за чашечкой кофе с национальным абрикосовым пирогом можно пересмотреть весь ассортимент фотоальбомов и карт по району. Пару магазинов туристского и альпинистского снаряжения. Днем многие лавки открыты – ради туристов можно и отменить «сиесту».


В тени деревьев издавна


любят встречаться


пожилые жители

Очередной подъем приводит к низкой каменной кладке рядом с древними ивами, где издавна любят встречаться пожилые жители. Любопытно, что мужчины долины Хунза, в отличие от соседних народностей, внешне очень похожи на европейцев.


Еще рывок, и мы у форта Балтит, который возвышается над долиной реки на 300м. Внутри расположена богатая экспозиция оружия, утвари, предметов быта, связанных с семьей эмира Хунзы.


Форт Балтит

Окружающий вид просто захватывает дух. Гора Ракапоши 5-километровым великаном возвышается над долиной. Закатное солнце чуть золотит ледовую вершину. На противоположном берегу р.Хунза видна долина левого притока р.Хиспар. В верховьях находится одноименный ледник, длина которого составляет 62км и, выходя на водораздел, перетекает в противоположную долину ледником Биафо. Эти два ледника образуют самую длинную гляциологическую систему мира (124км) вне полярных шапок.


Уже в сумерках спускаемся вниз, последние лучи солнца освещают замок Алтит, расположенный на скале в полутора километрах отсюда. Ужинаем в одной из многочисленных забегаловок. Огромная крыса покушалась на наш ужин, кинули кусок, отстала.



07.09.05 Каримабад – Чалт –Рахимабад


Массив Ракапоши


возвышается над долиной


на 5500м

Продолжаем движение по долине р.Хунза. Кое-где через реку переброшены пешеходные подвесные мосты. Дорога идет высоко от воды правым «прилавком», пересекая небольшие контрфорсы. Небольшие деревни практически образуют зеленый оазис. Прямо перед нами – массив Ракапоши, который возвышается на долиной на 5500м. Проезжаем Алиабад (Aliabad) – центр торговли Центральной Хунзы. Вдоль дороги на пыльных обочинах начинается непрерывный базар, сюда приезжают за покупками жители отдаленных селений.


Второстепенная дорога


серпантином спускается


к мосту через р.Хунза

Первая авария: множественные проколы, предположительно колючками огромного чертополоха. Приходится менять сразу несколько камер и ставить заплатки. Впереди несколько протяженных самых опасных оползневых участков на всем ККН. На дороге - рытвины, одиночные камни, постоянные обвалы превратили полотно в грунтовку. Гигантские валуны размером с дом разбросаны на большом протяжении вдоль дороги.


Джип проходит опасный


участок

За поворотом ненадолго отклоняемся вправо в долину бокового притока р.Хасанабад Нала (Hasanabad Nala), начинаем очередной подъем на прижим. Останавливается джип. Нас приглашают отобедать на обзорной площадке у подножия Ракапоши, принимаем приглашение. Погода постепенно портится. Облака спускаются на Ракапоши, скрывают узкие ледники, круто спускающие с вершины. Поднимается порывистый ветер, несущий мельчайшую пыль. Ущелье сужается, по новому бетонному мосту переезжаем на левый берег, поднимаемся на очередной осыпной участок, идущий высоко над водой. Здесь проходит граница Центральной и Нижней Хунзы. На противоположном берегу видна джиповая дорога и тропа, поднимающаяся серпантином куда-то в заоблачную высь дорога.


Восходящие потоки несут


массу песка и пыли

Начинается песчаная буря. Вся долина погружается во мрак, восходящие потоки несут массу песка. Вскоре обрушивается ливень, заставляя нас искать убежище. Повсюду по осыпным кулуарам текут грязные потоки. Дождь заканчивается также внезапно, как и начался. Выглянувшее солнце высушивает асфальт, лишь Ракапоши продолжает скрываться за облаками.


Подъезжаем к обзорной площадке у подножия Ракапоши. Здесь конец языка лежит на небывало низкой высоте 2300м. В дневное время, специально для туристов, работает небольшой придорожный ресторан, где и решаем пообедать. Гид, обогнавший нас на джипе, настоятельно уговаривает остаться на ночь, чтобы завтра совершить пешую экскурсию в базовый лагерь.


Тропа на противоположном


склоне идет по оврингам

После короткого отдыха продолжаем движение. Долина расширяется, река прорезает узкое русло где-то глубоко внизу. Опасные участки миновали успешно, проезжаем несколько зеленых оазисов. Оглядываемся назад, пытаясь увидеть сверкающую Ракапоши, но вершина по-прежнему закрыта облаками.

Начинается еще одно интересное место. Долина сужается и поворачивает на юг. Около селения Чалт мы видим хаотичное нагромождение скал метаморфизованных, вулканических и осадочных пород, гигантские складки земной коры, выходы темно-зеленого змеевика. Именно в этом месте шоссе пересекает край древней Азиатской плиты. На небольшом камне видна краткая надпись «Здесь континенты столкнулись».


Снова вынужденная остановка, опять проколы. Все запасные камеры закончились, клеим заплаты. Сворачиваем с шоссе на пятачок, похожий на вертолетную площадку. Недалеко под скалами раскинута простая брезентовая палатка, как оказалось, это сторожевой пост. Подошли двое солдат в полном обмундировании и при оружии.


Пакистанская армия круглый


год живет в палатках

Ниже Чалта начинается новый административный район – Гилгит. Общее направление долины меняется на южное, скальные стены зажали реку с двух сторон, дикий пустынный ландшафт узкой долины. Дорога спустилась почти к самой воде. Небольшие боковые притоки в это время года сухие, в некоторых местах еще не ликвидированы последствия селей.


Небольшое селение Джаглот (Jaglot) растянулось полосой вдоль дороги узкого ущелья. Здесь расположилась база дорожных мастерских, много мелких продуктовых лавок. Грузовики делают остановку. Подкрепились вкусными пирожками типа самсы с чечевицей и запаслись водой. Скоро надо искать место для ночлега.


Ночевка на камнях

Постепенно скалы немного отступают, дорога поднимается на левый прилавок. Еще ходка, останавливаемся на ночевку под деревьями на краю селения Рахимабад (Rahimabad), расположенного узкой полосой вдоль дороги высоко над водой. Виноградная лоза лианой пущена на невысокие деревья боярышника, молодого тополя, абрикоса. Ночью местные жители открывают многочисленные шлюзы, пуская на поля и сады воду отведенного выше бокового притока. Поэтому велосипеды пристегиваем внизу, а сами ночуем под открытым небом на больших плоских камнях.



08.09.05 Рахимабад – Даниер – мост Алям – Сасли



Типичный пейзаж


района Гилгит

Просыпаемся рано. Надо успеть до дневной «сиесты» добраться селения Даниер (Danyore, Dainyor), чтобы подкупить продуктов и бензин.


Сегодня облачно, остались позади снежные вершины, окружающий пейзаж изменился и не радует глаз. Широкая долина, пустынный каменистый ландшафт, лишенный растительности. Река течет далеко внизу, редкие селения. Справа приходит широкая долина р.Гилгит, куда впадает р.Хунза.


Русский богатырь

Даниер – пыльное селение, протянувшееся вдоль дороги. Докупили недостающие продукты и воду, немного подкрепились, так как далее больших селений не ожидается. Рабочие разбивают кувалдой огромные валуны. Русский богатырь - Санька Бекишев - не ударил в грязь лицом. Ему хватило хватило три удара


На чек-посту

Крутой спуск приводит к мосту через р.Гилгит. У моста – чек-пост, записываем в книгу регистрации иностранцев свои данные. Поднимается вверх на широкий «прилавок» правого берега р.Гилгит. Здесь – развилка, направо вверх по долине реки дорога уходит в районный центр Гилгит, а мы продолжаем движение по ККН на юг вниз по широкой долине р.Гилгит, несущей свои воды в р.Инд. Прямо по ходу за облаками иногда появляется массив горы Нангапарбат (Nanga Parbat, 8125м), входящий в горную систему Гималаев.


Здесь сходятся три великих


горных хребта мира: Гималаи,


Каракорум и Гиндукуш

Здесь, в месте впадения р.Гилгит в р.Инд, находится знаменательная географическая точка. Река Гилгит разделяет два великих хребта Каракорум на востоке и Гиндукуш – на западе. А река Инд, как известно, является границей Каракорума и Гималаев. Следовательно, в этой точке сходятся три великих горных хребта мира: Гималаи, Каракорум и Гиндукуш.


Алям мост через р.Гилгит

ККН уходит прямо, а мы, расставшись с ним на пару недель, уходим налево вниз через мост Алям (Alam Bridge) и далее в долину Инда. После моста – крутой выход вверх, идем пешком. Перед нами - многокилометровая сухая безжизненная долина р.Гилгит, внизу рядом с новым мостом – остатки старого. Выбираемся наверх, сильный встречный ветер. Узкая дорога выходит в долину р.Инда. Начинается сплошная череда скальных, оползневых участков, длиной до десятка километров. Склоны похожи на многослойный шоколадный торт с белым кремом. Протяженные отрезки пересыпаны слоем песка, кое-где следы камнепадов и селей, так как вчера, похоже, и здесь дождь. Ночуем в кустах на боковом притоке в районе селения Сасли, как показывает GPS.



09.09.05 Сасли – Ронду


Печаная буря в


каньоне р.Инд

Продолжаем движение вверх по каньону р.Инд. Судя по карте, изматывающая дорога на пару дней нам обеспечена. Общий набор высоты по долине Инда на этом отрезке до Скарду -отправного пункта альпинистских экспедиций – составляет километр. Многочисленные локальные спуски и подъемы, нависающие скальные козырьки, отрезки глубокого песка как на обочине, так и в каждой колее, проработанной тяжелой техникой. Зачастую, мы вынуждены съезжать на обочину в песок и останавливаться, чтобы пропустить грузовой транспорт, а то и чадящую военную колонну. Подъезжаем к небольшому базару в устье ручья. Местные продают виноград, гранаты (в это время они еще зеленые). Отсюда начинается новый район – Балтистан. Сегодня не очень жарко, переменная облачность с ветром.


Справка по району

Иногда внизу видны следы аварий. На остановках и в ключевых точках определяем свое местонахождение на карте по GPS. Редкие населенные пункты приурочены к боковым притокам.


Cправа по ходу через узкое скальное русло прорывает мутный Инд. В узком месте через Инд перекинут трос с люлькой. Как мы узнали потом, таким образом местные переправляются в штольни добывать поделочные и полудрагоценные камни. Интересно, на той (гималайской) стороне Инда кое-где высоко наверху зеленеют узкими горизонтальными полосами крошечные оазисы. Круто спускаются узкие тропки прямо к новому подвесному мостику, который заменил тросовую переправу.


Оазис Ронду раскинулся на


крутом берегу р.Инд

Внезапно начинается песчаная буря. Откуда-то сверху множественными потоками течет песок, кое-где с мелкими камнями. Жутковато ощущать себя под этим дождем. Бесконечная череда скальных, осыпных участков .


Подъезжаем к остановочному пункту в устье крупного притока Астак Нала (Astakk Nala). Здесь несколько одноэтажных домиков с лавками и парой придорожных забегаловок. Подкрепляемся лепешками и сладким чаем в большом количестве, запасаемся водой и продолжаем движение.


На крутом противоположном склоне Инда начинаются зеленые оазисы – это земли княжества Ронду (Rondu). Дорога начинает забираться на высокий прижим, а мы решаем отложить этот участок на следующий день и встаем на ночевку выше дороги на безопасной площадке в кустах. Запас воды у нас с собой есть.



10. 09.05 Ронду – Качура – рад.выход на оз.Верх.Качура – Скарду


Дорога вьется


асфальтовой змейкой


под скальными


козырьками


Вид на широкие разливы


Инда и мост Аюб с тропы


на оз.Верх. Качура

Утром начинаем резкий набор высоты. На противоположной стороне открывается оазис Ронду, расположенный высоко над рекой между несколькими боковыми притоками, круто впадающими в Инд.


Несколькими крутыми серпантинами спускаемся к развилке. Автомобильный подвесной мост на другой берег Инда ведет наверх в Ронду. Продолжаем движение по основной, отходим от русла реки, выезжаем на прилавок к крупному селению Товар (Towar, Tuar), расположенному среди полей кукурузы. Можно подкрепиться и подкупить воды. Далее дорога вьется асфальтовой змейкой под скальными козырьками невысоко от воды еще километров двадцать пять.

Наконец, долина расширяется, мы подъезжаем к большому подвесному мосту Аюб (Ayub Bridge) через р.Инд. За мостом – чек-пост, отмечаемся в книге регистрации. Резко меняется ландшафт: перед нами неторопливый широкий Инд течет множественными рукавами между огромными песчаными дюнами, теснина Инда осталась позади.


Живописное оз.Шангрила

От моста проезжаем немного вверх до селения Качура (Kachura), там договариваемся оставить в лавке велорюкзаки, и, взяв немного продуктов и воды для перекуса, отправляемся к озерам Качура. Налегке по крутой узкой грунтовке забираемся вверх по боковому притоку около 3км до живописного озера Шангрила (Shangrila). Здесь – шикарная гостиница для состоятельных туристов. Домики, в стиле буддистской пагоды, расположены среди фруктовых деревьев. Чуть выше – рощица сосен, которые мы видим в Пакистане впервые. Все вокруг дышит спокойствием, резко контрастируя с дикой тесниной Инда. Поднимаемся еще пару километров по узкой деревенской улочке на старый моренный завал, откуда открывается потрясающий вид на широкие разливы Инда, песчаные дюны, чуть подернутые дымкой, мост Аюб, после которого река надолго уходит в страшный и опасный каньон.


Женщины, как и везде,


заняты по хозяйству

Проводим велосипеды по каменистой тропе прямо через крохотные поля, разделенные высокими каменными стенками. Ориентируясь по белым стрелкам на камнях, круто спускаемся к верхнему озеру. На берегу оз.Верх. Качура компания пакистанцев (служащие кабинета министров правительства!) отдыхает от летнего зноя столицы. Нас приглашают разделить нехитрую трапезу: пепси-кола и чипсы («сухой» закон ведь!). Завязывается непринужденная беседа об образовании в Пакистане и, конечно, о составе нашей необычной группы (одна женщина и три мужчины). Прекрасный английский язык наших собеседников выдает их европейское образование.


На оз.Верх. Качура

Пока новые знакомые совершают идиллическую прогулку по озеру на лодке, наши мужчины дружно, шумно, крича и фыркая, кидаются в теплую прозрачную воду, пугая рыб, которые, кстати, ловятся руками. Я, словно мусульманская женщина, не решилась на подобное на виду у мусульманских мужчин.


Быстро крутим педали вниз, забираем рюкзаки и делаем последний рывок до Скарду - Скарду – столицы древнего княжества Балтистан. Неширокая асфальтированная дорога с еле заметным уклоном идет левым берегом широкой долины. Скудная растительность песков чередуется с участками искусственного орошения. Здесь заложены большие плантации фруктовых деревьев и бахчевых культур. Проезжаем государственный Кадетский Корпус, построенный, можно сказать, прямо на голой земле под отвесной каменной стеной, откуда низвергается мощный водопад – единственный источник питьевой воды в округе. Современные одно-двухэтажные здания, спортплощадки, воспитанники в белых рубашках с галстуком. Возникает мысль о близости цивилизации.


По обеим сторонам дороги появляются селения, военные базы, аэропорт, вертолетная часть, бесчисленные лавки, мастерские. Облака, сопровождающие нас целый день, сгущаются над долиной. Под конец дня, все-таки, решив сыграть с нами злую шутку, низвергаются настоящим ливнем. Последний десяток километров под дождем с ветром и грязью от проезжающих машин выматывает нас окончательно.


Долина р.Инд у Скарду

Обратившись в первую гостиницу, получаем отличный 4-местный номер со всеми удобствами и видом на город, а портье заносит наши мокрые грязные вещи. Приводим себя в порядок и идем в город поужинать, а затем искать турагенство, способное за невероятно короткий срок и удаленность от столицы страны сделать пакет необходимых документов.


Уже стемнело, ощущаются последствия дождя: некоторая промозглость и запах мокрого навоза. Ужинаем в ресторанчике китайской кухни. Местные (опять имеем в виду мужчин) глазеют в телевизор, потягивая пепси-колу – настоящий мужской напиток.


Пакистанский грузовик


в ночи

Возвращаемся обратно, нас окликает пакистанец. Разговорились. Узнав нашу цель, мигом предлагает свои услуги в качестве лицензированного гида. Турагентство, к которому прикреплен гид, находится рядом с гостиницей.


Начинаются долгие переговоры востока с западом. Нас уверяют, что все документы сделает агент в Исламабаде и пришлет факсом. Останется только зарегистрироваться у бесчисленных военных и пограничников и договориться о джипе. Сегодня уже субботний вечер, министерство работает, так как у мусульман пятница – выходной. К военным можно попасть только в понедельник. В лучшем случае, выезд в понедельник в обед. Такой срок нас еще устраивает.



- А как же личное присутствие на брифинге?


- Подпишут без Вас.


- У нас есть только неделя времени


- А какова Ваша спортивная форма? На какой высоте Вы были?


- Десять дней крутим педали. На высотах выше 5000м были все, а двое покоряли Эверест.


- Сколько часов в день Вы готовы идти?


- Весь световой с перерывом на горячий обед.


- Трудно, но можно. Но надо взять портера, лучше двоих.


Взвесив за и против, соглашаемся. Оставляем аванс. Теряем, в случае чего, время и деньги, зато приобретем, возможно, несравненно большее. Обойдемся без портеров.

Справка по треккингу на лед.Балторо.


11.09.05 Скарду


Скарду – столица


Балтистана

Завтрак в нашем отеле уже включен в стоимость. Шведский стол, как нельзя, кстати. Делаем несколько подходов. Медленно тянутся часы напряженного ожидания: кинут – не кинут, прогнозируем возможные варианты.


Идем знакомиться с городом. Покрываю голову платком, так спокойнее. Длинная торговая улица, большой стадион и поле для игры в поло, современная мечеть с минаретом. И, конечно, полный набор административного центра: несколько специализированных школ и колледжей, большой госпиталь, радиостанция, воинские части.


С форта Харпочо


открывается вид на


песчаные плесы


долины р.Инд

Встретили несколько иностранцев, возвратившихся с треккинга. Все в восторге! Поднялись в форт Харпочо, нависающий над городом на неприступном скальном утесе. Сверху открывается восхитительный вид на широкую долину Инда, песчаные плесы, город в зелени пирамидальных тополей. На юг в боковое ущелье круто вверх уходит дорога на высокогорное плато Деосай – последний отрезок нашего велопохода.


До начала треккинга надо решить еще несколько задач: запастись продуктами и бензином, поменять палатку, взять напрокат горные рюкзаки и раскидать вещи, переехать в более дешевую гостиницу и договориться о велосипедах. Продуктовых лавок на главной улице – великое множество, но только в одной (впервые за 10 дней нашего путешествия!) мы нашли один вид мясных и два вида рыбных консервов. С крупами и сладким – проблем нет. Гид ходит за нами хвостом, контролирует.


Решить задачу со снаряжением оказалось не так-то просто. Походили по базару, рюкзаки - одно старье, да и объемы какие-то несерьезные, 50-60 л. Наконец-то, с помощью гида в разных местах подобрали 70-80 л. Заплатили за 10 дней, так как дата выезда пока не ясна. Нашу палатку пришлось продать, так как впятером в нее не втиснуться, купили новую ветроустойчивую, с алюминиевым легким каркасом, двумя входами и тент с ветрозащитной юбкой.


Гарем на прогулке

Переезжаем в соседнюю гостиницу в один двухместный номер. Обстановка попроще, цена дешевле, велосипеды и велорюкзаки договорились оставить бесплатно.


Три раз в течение дня наведываемся в турагенство, чтобы держать руку на пульсе. Гид напугал, что по дороге в Асколе (начальная точка треккинга) камнепадом завалило нескольких японцев и надо ждать сухой погоды. Еще одно осложнение. В наших паспортах на пакистанской визе прикреплена бумажка, которая свидетельствует, что нам нельзя без пермита посещать ограниченные районы, как будто остальным можно… Исламабадский представитель пытается обойти этот момент.


Вечером сильный ветер несет огромное количество песка. Босые ноги ощущают конкретное покалывание, лицо приходится закрывать руками.



12.09.05 Скарду (2260м) – Асколе (Askole, 3000м) –р.Бралдо


Неужели, все срастается? Бумаги пришли факсом, осталось договориться с военными, пограничниками, и в путь. Садимся в джип 60-х годов выпуска и вместе с гидом совершаем рейд по нескольким военным частям. Везде жмут руку, говоря, что теперь у нас проблем с армией не будет. Хорошо бы!


Дорога до Асколе

Выезжаем в обед. В джипе разместилось семеро: нас четверо, водитель, гид и какой-то местный. В 12-км от Скарду через Инд построен мост, спроектированный китайскими инженерами. Отсюда до Асколе 112-км. Переезжаем р.Инд и через небольшой перевал попадаем в широкую долину р.Шигар (Shigar). Даже этот, относительно небольшой, участок дороги блокируют частые оползни. Долина очень живописна. Пестрым зеленым ковром раскинулись террасные поля пшеницы, ячменя, кукурузы. На плодородных почвах прекрасно плодоносят абрикосы, персики, яблони, груши, тутовник. Пасутся козы, овцы и бойкие зомо – местное название гибрида коровы и яка. Уютное селение Шигар, раскинувшееся в тени огромных деревьев – столица древнего княжества. Многие дома построены из дерева, окна и двери украшены затейливой деревянной резьбой.


Последние участки асфальта кончились. Узкая дорога песчаной колеей пробивает себе путь. Огромные пространства каменных выносов боковых притоков преодолеваем медленно с величайшей осторожностью.


Началась уборка урожая. Женщины в ярких одеждах и национальных балтистанских шапочках под покрывалом, сидя на корточках, серпами жнут золотые колосья. Бригада мужчин спиливает высокие тополя вдоль узкой дороги, на которой двум машинам не разъехаться. Сейчас конец треккингового сезона, дорога пуста, встретили всего пару машин. Подъезжаем к военному чек-посту перед селением Дассу (Dassu). Здесь и дальше в горах военные напоминают, скорее, спортсменов на сборах. На веревке сушатся спальные мешки, военную форму даже часовые заменили на спортивный костюм. Тщательно проверяют документы. Забирают копию пермита. Наш гид долго что-то объясняет. Пропускают.


Остановка у


каменоломни

Следующую остановку делаем у каменоломни, расположенной у подножия гигантского скального «зеркала». В районе несколько месторождений турмалина, топаза, граната. У входа валяются инструменты и небольшие камни, видимо, не представляющие большую ценность. Сюда же спускаются веревки, по которым можно забраться по отвесной стене к верхним выработкам. Гид показывает и рассказывает, как занимаются этим нелегким и опасным промыслом. Интересно было, согнувшись в три погибели, забраться под землю и поработать молотком.


Дорога несколько раз по подвесным мостам переходит с берега на берег, серпантином забирается на крутой скальный прижим, спускаясь вновь к реке. Оползневые участки чередуются с отвесными стенами, от крошечных зеленых оазисов куда-то вверх, в заоблачную высоту, тонкими ниточками расходятся тропы.


Интересное ощущение: когда едешь по опасной дороге на велосипеде, спокоен, так как доверяешь сам себе. А здесь, в машине, все в напряжении. Успеть бы выпрыгнуть, в случае чего. Кое-где даже зажмуриваю глаза. Водитель, крутя баранку, с невозмутимым видом произносит: «Madam, relax!» К вечеру добрались до Асколе. Дольше только пешком. Договорились с машиной на утро седьмого дня.


Гид уговаривает нас переночевать здесь, в лагере. Но в условиях короткого дня каждый час светового времени приближает нас к финишу, поэтому надо идти. Позже выяснилось, в местном медпункте, построенном по итальянскому проекту, работает его подружка. Эх, обломали мужика…


Тропа идет по


крутым склонам

Сразу за деревней закончились и поля, тропа идет между гигантских разноцветных камней, размером с дом. Это – результат обвалов и землетрясений. Крутой подъем на скальный прижим с полными рюкзаками заставляет нас взбодриться, а ведь это только начало.


Встали на ночевку на песчаном берегу миниатюрного озера, затерянного среди завалов старой морены. Теперь в палатке нас пятеро. Гид упорно отказывается поужинать с нами, хотя вкусная кашка приготовлена и на него.


Старая травма колена дает о себе знать, достаю эластичный бинт.


13.09.05 р.Бралдо - Пайю (3390м)


Подвесной мост

Ясное утро. Идем правым берегом реки по древнему торговому пути между Балтистаном и Яркендом. Слева огромной 150-м стеной вываливается конечная морена ледника Биафо (Biafo). Этот ледник – часть именно той самой длинной гляциологической системы, начало которой мы видели неделю назад в Каримабаде.


Отрезки скальной тропы над рекой чередуются с плоскими участками галечнико-песчаных выносов, поросших мелкой колючей облепихой, красным шиповником, боярышником и эфедрой. Лагерь Корофон (Korophon) расположен в живописном месте среди спокойных чистых ручьев между невысоких раскидистых деревьев. За завалом виднеется и застава военных под неизменным черным флагом ислама. Навстречу выходит пакистанец, которого мы приметили накануне в Асколе, и начинает требовать денег за ночевку, на которую мы, якобы, должны были встать. Об этом мы не договаривались. Пугает полицией и военными, страсти накаляются, гид молчит. Мои мужчины делают мне знак обходить стороной. Пробираюсь через ручейки, выхожу на тропу. Услышав по-русски: «Да пошел ты…», понимаю, что конфликт исчерпан.


Переправа по тросу

Погода прекрасная, ясно, но жарко. Время от времени мажемся защитным кремом. Небольшой подъем на невысокую старую морену, редкие одиночные деревья прокаленной солнцем смолистой арчи, скальный участок над рекой, вкрапления гранатов поблескивают на солнце, радуя глаз. Старая караванная тропа уходит налево в боковую долину правого притока р.Думордо (Dumordo) и дальше в Китай. В двух километрах выше по притоку у моста расположился следующий лагерь Джола (Jola, Jula). Мы не будем делать 4-км крюк, а, спустившись к реке, хотим переправиться по тросу через мутную р.Думордо. Гид предупреждает, что клиентам запрещено переправляться таким способом, только по мосту, но за 40 рублей можно. Квадратная каменная кладка, покрытая старым брезентом, – лагерь военных на противоположном берегу притока. Сюда подходит мощный телефонный кабель, протянутый от Асколе по леднику и до верхних лагерей пограничников. Выходят несколько военных, гид договаривается о переправе, быстро переправляемся на тот берег. Спрашивают лекарство от зубной и головной боли. Оставляем часть таблеток. Угощают горячим чаем с молоком – стандартный напиток здешних мест.


Сейчас низкая вода, возможно движение прямо по песку среди кустарников у самой воды, верхней тропой пользуются в разгаре лета. Бодримся кислой облепихой, спелым шиповником и барбарисом. Чистый приток пробил себе путь в узком ущелье, здесь и падаем на обед. Хочется укрыться в тени и не шевелиться. Восполняем потерянные калории, восстанавливаем водный баланс.


Рядом со следующей стоянкой Бардумал (Bardumal 3250м) - огромный камень, мемориал погибшим гидам и портерам. В ближней пещере затаился очередной наряд пограничников.


Башня Транго

Темнеет, взобравшись на очередной прижим, видим скальный участок тропы, уводящей за перегиб. Там в тени ивовых деревьев у подножия одноименного пика (6610м) расположился лагерь Пайю (Paiju, Payu). Впереди закатное солнце озаряет впечатляющие массивы остроугольных башенок, напоминающих замок. Это Ури Биафо (Uri Biafo, 6417м) и группа Транго (Trango Group, 6617м) с знаменитой вершиной Транго Тауэр (Trango Tower, 6239м). Восточная сторона этого, самого высокого в мире, скального утеса смотрит на ледник Дунге (Dunge). Отсюда в 1992г спрыгнули два австралийца. Огромный ледник Балторо, перекрытый мощным чехлом из обломочного материала, круто обрывается к реке.


Группа изделий из


итальянского санфаянса

Заходим за перегиб и видим необычную картину: группа изделий из итальянского санфаянса на фоне золотистых разливов реки. Это сильно! Рядом – скворечники индивидуального посещения.


Все довольны, идем в соответствии с нашим планом, рассчитанным на 3 дня в одну сторону. Сегодня, по словам гида, сделали четыре дневные нормы организованной группы, 27км и набор высоты 400м. Немного ноют плечи, а уход за ногами – главная наша забота на последующие 5 дней.



14.09.05 Пайю (3390м) - лед.Балторо - Урдокас (4065м)

Одна ходка – и мы под ледником. Налево уходит тропа в базовый лагерь под массив Транго, чьи знаменитые вершины будут сопровождать нас сегодня целый день.


Ледовый грот, за ним видна


знаменитая Транго

Взбираемся на ледник по крутой боковой морене, пересекаем его с правого борта на левый, поднимаясь и спускаясь на очередной вал. Ледник находится в постоянном движении, образуя промоины, пещеры, гроты. В течение сезона приходится прокладывать отдельные отрезки тропы заново. Огромные «чемоданы» сменяются мелкой осыпью. Бредем по плоским участкам мелкого белого песка, раскаленный колышащийся воздух придает законченность пустынному пейзажу, а рядом в зеленом ледниковом ложе стремительно несется талый поток. Тропа выходит в карман боковой морены, проходим место очередного лагеря, огороженное каменной кладкой. В боковых притоках сейчас нет воды, наши запасы тоже закончились. Гид говорит, что знает еще одно место, где можно встретить воду.

Останавливаемся на обед под конгломератной стеной рядом с чудом уцелевшей теплой лужей. Разница температур на солнце и в тени составляет по нашим подсчетам градусов двадцать. Решаем оставить часть продуктов на последние полтора дня, чтобы не таскать туда-сюда, тем более, что гид нашу жратву игнорирует.


Всю вторую половину дня продолжаем подниматься узким гребнем боковой морены. Впереди показался первый восьмитысячник – Броад Пик (Broad Peak, 8047м) и трапециевидный Гашербрум IV (Gasherbrum IV, 7925м). Фотографы ловят последний свет заходящего солнца.


Поднимаемся узким гребнем


боковой морены


Величественный Собор

Встаем на ночевку в последнем зеленом лагере Урдокас (Urdokas), расположенном на крутом склоне над ледником в окружении пиков. Темнота опустилась мигом, только яркая луна освещает величественный Собор (Cathedral, 5866м) и грандиозный скальный массив Транго. Внизу на морене стоят белые полушары армейских палаток, доносится незатейливый местный напев.


Сегодня сделали две дневные нормы, 21км и набор высоты 650м, виды потрясающие, настрой боевой, сушим ноги.



15.09.05 Урдокас (4065м) - Конкордия (4630м)



Над поверхностью ледника


возвышаются ледовые


пирамиды

Утром спускаемся на ледник и движемся по центральной части. Обгоняем организованную группу, которая вышла из лагеря с рассветом. Неторопливо идут хорошо экипированные разгруженные клиенты, мощно нагруженные портеры (носильщики) несут газовую плиту, баллоны к ней, пластиковые столы и стулья, повара обдумывают меню на обед, гиды идут налегке. На одного клиента, по правилам, положено 6-8 человек обслуги, гидам оплачивают дни треккинга, портерам - за каждую стадию (нормированный дневной отрезок). Короче, дорогое удовольствие.


Сегодня ясная погода, не так жарко, дорога полегче, спокойно набираем высоту. Навстречу попадаются небольшие группы, спускающиеся вниз. Одну пожилую японку сопровождает 8 человек. Быстро движется мелкими группками по двое-трое и армия в своих неизменных спортивных костюмах.


Преодолеваем


многочисленные


трещины

Над поверхностью ледника, сплошь покрытого плоским обломочным материалом, стоят рядами правильные ледяные пирамиды, боковые притоки приходят ледяными чистыми реками. Просто дух захватывает! Нас окружает множество знаменитых пиков. Седой Машербрум (Masherbrum, 7821м), легендарная Чоголиза (Chogolisa, 7665м), крутая башня Музтага (Muztagh,, 7273м). А впереди весь день доминируют Броад Пик и Гашербрум IV.


Остановились на обед на открытом месте, чуть выше – очередная база пограничников, а ниже – следующий лагерь Горо (Goro II). Ледник тает из-под камней ручейками, удается нацедить воды для супа. Гид упорно отказывается от нашей еды.


Продолжаем движение по широкому гребню центральной морены, все время набирая высоту. Постепенно открываются все вершины массива Гашербрум, разноцветные пики Кристалл (Crystal, 6252м) и Мраморный (Marble Peak, 6256м).


Появляются


восьмитысячники

Короток осенний день, ловим золотой снег закатного солнца своими фотоаппаратами. Вместе с солнцем и температура моментально опустилась ниже нуля. В поздних сумерках выходим на плоское место, призрачно белеют полушары армейских палаток, вершина перед нами, словно хмурый замок, окружена светом мерцающих звезд. Наконец, слышим голос гида, оказывается, дошли. Быстро ставим палатку, гид приносит в ведре воду, ужинаем и спать, чтобы не пропустить рассвет.


Сегодня сделали две дневных нормы, последние 22км пути и набор высоты 550м.



16.09.05 Конкордия - Урдокас


Вершина К-2 – второй


восьмитысячник мира

Рассвет в горах – незабываемое зрелище. В 5 часов 20 минут утра открываем палатку и обращаем взоры на север. На небе – ни облачка. Восходящее солнце начинает золотить ледовую макушку величественного гиганта Чогори (К-2, 8611м) постепенно заполняя весь склон косым розовым светом. Не отстают и другие восьмитысячники. Проходит полчаса, розовый свет исчезает, приходит солнце.


Лагерь Конкордия (Concordia, ). расположен слияния ледников Годвин Остен (Godwin Austen), Гашербрум (Gasherbrum), Верхнего Балторо (Upper Baltoro) и Вигне (Vigne). Отсюда открываются лучшие панорамы на четыре восьмитысячника Пакистана К-2, Броад Пик, Гашербрум I, Гашербрум II и другие знаменитые вершины.


Отдыхаем, делаем фото, посещаем местный «ресторан». Низкая каменная стенка из плоских плит перекрыта плотным полиэтиленом. Вползаем на коленках. На импровизированных полках представлен ассортимент продуктов, оставшихся после летних экспедиций. Угощают (за наши деньги) чаем с молоком и жареными лепешками.


На фоне стены Гашербрумов

Собираем вещи в окружении десятка портеров, пришедших поглазеть на четверку чудаков, преодолевших 75км с полной загрузкой за три дня, чтобы несколько часов полюбоваться грандиозными видами.


Поздний завтрак, быстрые сборы, ловим себя на мысли, что совсем не чувствуем высоты. Выходим в 11 часов, спуск по знакомой дороге занимает меньше времени, навстречу поднимаются груженые портеры, еще ходка вниз, встречаем и медленно поднимающихся клиентов. На высоте около 4500м на вершине ледовой пирамиды мирно беседуют две черные вороны.


Вечерний Машербрум

Четвертый день интенсивного треккинга подходит к концу. У гида - проблемы с ногами. Мозоли с пузырями требуют срочного вмешательства. Достаем аптечку.


Уже в сумерках прыгаем по огромным «чемоданам», поднимаемся по моренным валам левый склон. За поворотом неожиданно возникает лагерь Урдокас, освещенный фонарями, пробивающими чернильный сумрак.. Надо отметить, что все стационарные лагеря в рабочий сезон используют солнечные батареи.



17.09.05 Урдокас - Пайю



Товарищеская встреча по


шахматам Барнаул – Томск


собирает толпу

Продолжаем спуск по знакомой тропе. Боковые ледниковые притоки обрываются крутыми ледопадами, Определенную сложность представляет пересечение талых потоков, текущих в ледниковом ложе. В этих местах пополняем запасы воды. Очень жарко.


На месте прошлого обеде взяли часть продуктов, оставленных по пути туда. В верхние армейские лагеря, а через час и назад, пролетел вертолет МИ-8. В некоторых местах из-за обвалов последних дней приходится прокладывать новую тропу. С морены уже видно зеленое пятно знакомого лагеря Пайю. Пришли засветло. Сейчас в лагере многолюдно. Сюда успели спуститься группы, которые шли нам навстречу пару дней назад. А завтра наверх уходит экологический десант по уборке территории в конце сезона. Товарищеская встреча по шахматам Барнаул – Томск (Александр – Олег) собирает толпу гидов и портеров.



18.09.05 Пайю - Асколе

Наступает шестой день треккинга. Хмурое прохладное утро особенно радует фотографов: будет, что снимать. Остался участок, равный четырем дневным нормам. Каждый идет своим темпом, собираемся вместе на перекусы. Жаркое солнце все-таки сумело пробиться сквозь плотную завесу. Ветровые потоки расслоили нижние облака, опустив их на дно долины. Временами накрапывает слепой дождик, проявляя вкрапления гранатов, которые мерцают на солнышке многоцветными искорками.


Типичный каракорумский


пейзаж

Подходим к переправе с тросом, чай уже не предлагают. Гид начинает переговоры со старшим. Подтянулась и пара портеров, не горящих желанием идти в обход 4км. Цена возросла до 80 руб., а портеров вообще отправили в обход.


Спустились почти до 3000м, жарко, мужчины сняли футболки, а потом и штаны. Можно взбодриться шиповником или облепихой. Впереди разноцветным лоскутным одеялом показались крохотные поля деревни. Гид предупреждает, что скоро селение, пора бы одеться, а то у него будут проблемы.


Начало смеркаться. Неспешно идем по узкой улочке, зажатой между двумя каменными стенками забора. Спугнули стайку женщин, стирающих в арыке белье, чуть выше здесь же детишки моют посуду. Заходим в ворота лагеря, которые за нами закрыли на ночь. В тени ив несколькими ступенями сделаны места для палаток, умывальник, туалет. Гид предлагает заказать у местных жителей ужин. Заказываем курицу. Приносят через час килограмм вареного риса и кастрюлю наваристого бульона, в которой сиротливо плавают, похоже предварительно обглоданные кем-то, куриные кости. Хоть бульона напились на славу!


Устраиваюсь на ночь на коврике в спальнике под открытым небом и долго не могу заснуть, перебирая яркие впечатления этого экстрим-марафона.



19.09.05 Асколе - Скарду

Рано утром до восхода солнца громкоговоритель голосом муэдзина зовет мусульман на молитву. Не спеша встаем и мы. Убираем ботинки в рюкзак, натруженные ноги отдыхают в сандалиях. Оставляем нашему гиду старый примус, налобный фонарик, флисовку и еще кое-какие мелочи. Спускаемся по крутой каменистой тропе на вертолетную площадку. Посчитали оставшиеся дни до вылета домой, остается неделя, но уже завтра надо начинать заключительный этап велосипедного похода. Через полчаса за нами приезжает джип.


Возвращаемся в Скарду около 2 часов дня. Пыльно, душно, жарко, все лавки, рестораны и закусочные закрыты, а кушать хочется и много. Сбегали на рынок за овощами и картошкой, договорились на кухне приготовить обед по-русски: салат из помидор с луком, жареная картошка во фритюре (построгали тонкими пластиками прямо с кожурой) и тушеные баклажаны. Повара гостиницы (у них тоже обеденный перерыв) с удивлением наблюдали за русскими, с высокой скоростью колдовавшими над казанами и газовой горелкой.


Стол был накрыт по всем правилам ресторанного искусства. Помощник управляющего гостиницей и гид разделили с нами трапезу. Подведя итоги интенсивного треккинга, постепенно перешли на политику и отношения между странами…


В сувенирной лавке

Вечером делаем набег на сувенирные лавки, докупаем недостающие продукты, расплачиваемся долларами, так как банк опять-таки закрыт. Хозяин лавки помнит нас и очень любезен.


Сегодня полнолуние, у мусульман религиозный праздник. Погружаясь во тьму, город и окрестные горы зажигаются тысячами огней. Огненные змейки факелов пересекаются друг с другом на крутых тропках окрестных гор, каждый дом озарен масляными светильниками, повсюду слышан треск питард, на улицах - народное гуляние по-мусульмански, то есть исключительно мужчины, и стар, и млад, пьющие пепси-колу.


Просто валимся с ног, но надо сделать над собой последнее усилие и постирать грязные вещи.



20.09.05 Скарду - р.Садпара - пер.Али Малик Мар - плато Деосай

Утром готовим велосипеды к последнему, но самому тяжелому, препятствию. Набор высоты на коротком, но крутом участке по прогнозам ожидается более 1800м.


Вид на селение Садпара

Дорога в долину р.Садпара и далее на высокогорное плато Деосай отходит направо от главной перед ирригационным каналом и сразу начинается заметный подъем на грандиозный завал. За последними пирамидальными тополями узкая асфальтовая дорога идет по правому берегу бешеного потока, прорезавшего завал. В узком месте верхней части подъема ведется большое строительство, вероятно ГЭС. Еще небольшой подъем, и мы выезжаем к красивому и спокойному оз.Садпара. Направо пошла тропа через мост на левую сторону долины к памятнику буддистской эпохи: медитирующий Будда вырезан из огромного валуна.


Дорога поднимается высоко над озером и огибает его с восточной стороны. Сегодня переменная облачность, ехать не очень жарко. В небольшом расширении долины расположилось селение Садпара. Жители говорят на языке шина (Shina) и известны в Балтистане как «жители высокогорья». Здесь асфальт заканчивается, а далее вверх продолжаем путь по джиповой дороге. У чек-поста, как всегда, записываемся в книгу регистрации иностранцев, рядом у чистого ручья – огромные валуны с доисторическими рисунками, буддистскими и арабскими надписями.


Ущелье сужается, постоянный подъем, несколько коротких петель серпантина, Появляются кустарники, небольшие деревья, в том числе и наша березка. Здесь уже царство «золотой» осени.


Подъем по ущелью р.Садпара

По мосту переезжаем на левый берег и останавливаемся на обед. От жаркого дыхания песчаных дюн Скарду не осталось и следа, прозрачный горный воздух, чистая речка. Старая пешеходная тропа продолжает идти правым берегом, сейчас она сильно разрушена оползнями. Мы продолжаем подъем, пересекая вброд маломощные сейчас боковые притоки. В этих местах полотно дороги выложено бетоном. Окружающие горы постепенно приобретают плавные формы.


Небольшой колесный трактор заехал сюда на заготовку дров. Местная бригада «лесорубов», быстро перебирая ногами, забирается вверх по крутой осыпи. Там, наверху, еще сохранились старые деревья можжевельника. Выкорчевав стволы, лесорубы спускают их по осыпи вниз на дорогу. Сердце кровью обливается, глядя на это. Скоро красноватые коряжистые стволы будут гореть в печке, наполняя жилище характерным смолистым запахом.


Выход на плато

Ущелье поворачивает налево, крутизна уменьшается. Участки средней осыпи сползают на дорогу в нескольких местах. Деревья и кустарники остались далеко внизу, впереди виден выход на плато


Вот и долгожданный перевал. С широкой седловины открывается вид на высокогорное плато Деосай. Резкий холодный ветер заставляет нас приодеться, даже шерстяные носки пригодились.

Справка по району.


На пер.Али Малик

Здесь, в верхней точке, расположен чек-пост Национального парка. Платим за вход, билеты должны показать на выезде из парка. Навстречу едут два джипа с японскими туристами, одетыми в пуховки и с повязками на лице. На юге стоят снежные вершины индийского штата Кашмир, спокойный рельеф плато напоминает монгольские степи и резко контрастирует с узкой глубокой долиной р.Садпара. Длинный пологий спуск на плато по каменистой грунтовой дороге приводит к развилке. Налево уходит дорога в закрытую для иностранцев зону к пер.Бари Ла (Bari La, 4675м), далее спуск к пограничному селению Матиял (Matiyal). Двигаясь по правой дороге, пересекаем по мосту р.Бурджи-Лунгма (Shatung), поднимаемся на водораздельный холм, чтобы спуститься к очередному притоку р.Бара Пани (Bara Pani). Вечереет, красное закатное солнце предвещает перемену погоды, температура опускается ниже нуля, ветер.


Дорога по плато

Встаем на ночевку у подвесного моста через р.Бара Пани. В летнее время, похоже, здесь, на специально расчищенных площадках, разбивают палатки туристы, путешествующие на джипах. В ста метрах от дороги расположились белые полушары армии и научной станции программы Himalayan Wildlife Project. Вооруженный до зубов (от медведей) егерь любезно разрешил поставить палатку бесплатно, сезон-то закончен.


Ночь опустилась мгновенно, принеся с собой ясное звездное небо.



 


21.09.05 Плато Деосай – оз.Шеосар - пер.Чхачор – Чилам - р.Астор - Астор


Стоянка у р.Бара Пани

Приближающаяся осень дает о себе знать: утром термометр показывает минус 8°, вода во фляжках замерзла напрочь, а велосипеды покрылись инеем. Не хочется выбираться из палатки, пока первые лучи солнца не отогреют землю. Спускаемся к реке за водой. За ночь уровень упал на пару десятков сантиметров, образовав тонкую наледь, по которой осторожно добираемся до воды.


На водоразделе между р.Бара


Пани и р.Калапани

Переправляемся на другой берег: мост буквально ходит ходуном. Начинаем очередной подъем. Внизу, у моста трудно оценить набор высоты. Дорога идет несколькими треками, сплошь усыпанными камнями. Монотонный подъем серпантином приводит на широкий водораздел в долину р.Калапани (Kalapani). Наверху сложены несколько пирамидок-туров. GPS показывает, что набрали уже 250м. Спускаясь к броду через р.Калапани, теряем 200м высоты. Здесь река разливается на несколько рукавов, представляя для нас серьезное препятствие: ширина около 20 метров, ледяная вода, да температура воздуха плюс 8° с ветром.


Брод через р.Калапани

После брода поднимаемся на очередной водораздел. Перед нами – широкая долина, буквально пронизанная сетью ручьев. Огромные жирные сурки, как эстафетную палочку, передают нас, отсвистывая что-то друг другу. Можно только представить пестрый разноцветный ковер цветов, распускающихся летом.


Подъем после р.Калапани

Налево отходит слабо наезженный трек в долину р.Сар-Сангри и область, называемую Чота Деосай (Chota Deosai), иначе «Малый Деосай». Иностранцам туда проезд запрещен: погранзона. Продолжая движение по основной, набираем от последнего брода 200м высоты и выезжаем к оз.Шеосар (Seosar). Только озер верховых плато бывает такой глубокий синий цвет воды. Короткий крутой подъем по каменисто-осыпному участку выводит нас на последний пер.Чхачор. Впереди виден крутой спуск в долину р.Астор. Из-за облаков слегка проглядывает громада Нангапарбата.


Спуск с пер.Чхачор

Теперь только вниз, за пару дней надо сбросить 3 км высоты. Грунтовый отрезок дороги сменяется крутым каменистым серпантином, приходится аккуратно работать. После «бесснежной зимы» спускаемся вновь в «золотую осень». Внизу видно первое селение. Стога сена на крышах, женщины в ярких одеждах серпами жнут ячмень, скот топчет колосья, мужчины лопатами веют спелое зерно.


Хозяйство ведут по старинке

Спускаемся к чек-посту Национального парка, стоящему, практически, на краю селения Чилам. Надо показать билеты, но второпях вчера сунули куда-то и не можем найти. Поверили на слово, интересно, на какое: русское или английское? Деду-часовому все равно, он понимает только по-своему.


Обедаем в селении Чилам, по левому притоку вверх уходит древняя тропа в Кашмир. В Чиламе уже построено несколько аккуратных каменных домов, бригада заканчивает очередной. Камнетесы примитивным инструментом камень за камнем ловко убирают лишнее, получая кирпичи одинакового размера. Все вручную!


Справка по району.


Ночевка у селения Астор

Небольшие селения уютно расположились на правом пологом склоне долины, на скалистом крутом левом берегу еще сохранился реликтовый сосновый лес, над которым гигантской 4500-метровой стеной стоит Нангапарбат. Облака плотно скрывают этого гиганта.


Участки асфальта чередуются с каменистой грунтовой дорогой под скально-осыпными склонами. Ущелье сужается, дорога переходит с берега на берег, слева приходит р. Астор. По мосту переезжаем на левый берег р.Астор и поднимается к селению Гурикот. К вечеру уже открыты несколько лавок, пополняем запасы воды. Отсюда начинается подъем в обход очередного прижима р.Астор. Набираем 200м высоты под скально-осыпным склоном, дорога змейкой режет контрфорсы высоко над водой. Пологий спуск приводит к развилке. Наверху на крутом холме расположилось селение Астор, а основная дорога идет прямо, не спускаясь к реке. У развилки на краю поля и встаем на ночевку, устроившись прямо под открытым небом.


22.09.05 Астор - р.Астор - Доян - мост через Инд у Таличи - Райкот мост - Чилас

Продолжаем головокружительный спуск вниз. Река уходит в глубокий мрачный каньон. Высоко над водой хорошо видна старая караванная тропа Великого Шелкового пути, до сих пор поддерживаемая местными жителями в хорошем состоянии. В старых хрониках эта долина описывается как опасная и безжизненная.


Ущелье р.Астор


Обвалы на дороге

От Астора до Дояна, небольшого селения, протянувшегося узкой полосой вдоль трассы, сбрасываем километр высоты. Из 30км сложной дороги около 10км представляет собой особо опасный участок. Грунтовая горная дорога с выходами скал, следы камнепадов, обвалов, потоки воды боковых притоков. Несколько раз обвалы обрушиваются на дорогу при нас, заволакивая пылью всю долину. Немногочисленные машины пережидают под естественными скальными козырьками, короткими перебежками двигаемся и мы. Дорожная техника наготове, расчищает завалы, восстанавливая трассу. Можно представить этот участок весной или в дождливый период.


У очередного чек-поста записываем данные в книгу регистрации. Мы покидаем район Диамар и въезжаем в район Гилгит. Продолжаем спуск, быстро сбрасывая высоту на появляющихся отрезках асфальта. Сзади доносятся раскаты продолжающихся обвалов. Дорога идет скальным каньоном, высоко над водой, отвесные стены поднимаются на несколько сот метров. Впереди видна долина Инда с такими же безжизненными пейзажами.


Нижняя часть ущелья


р.Астор

Подъезжаем к развилке. Направо через реку по новому подвесному мосту Рамгат (Ramghat) уходит дорога на Бунджи (Bunji), далее вверх по ККН и в Гилгит. Мы продолжаем движение по левому берегу к месту впадения р.Астор в р.Инд, переезжаем по новому бетонному р.Инд, поднимаемся на высокий «прилавок» и выходим вновь на ККН, которое мы покинули почти две недели назад. Маленькое селение Таличи (Thalichi) осталось за холмом. Отсюда открывается круговая панорама на каракорумские и гималайские вершины: Ракапоши, Харамош (Haramosh, 7409м), Добани (Dobani, 6134м) и Нангапарбат.


Движемся вниз по правому берегу р.Инд высоко над водой. Полуденное пекло дает о себе знать, подкрепляемся и допиваем последние остатки воды. Небольшой скальный участок прижимов длиной в несколько километров кажется теперь пустяком, по сравнению с долиной р.Астор.


Райкот мост через р.Инд

У селения Райкот через Инд высоко над водой перекинут очередной уникальный мост, дорога переходит на левый берег. У моста расположились продуктовые лавки, рядом – одноэтажная гостиница для организованных туристов. Отсюда можно подняться вверх к подножию Нангапарбата.

Остановились на обед прямо у моста. Лавки сейчас, в разгар жары, закрыты, в ресторане гостиницы нам тоже отказали. Минут через пятнадцать, сжалившись, насмотревшись на отсыхающих от жары велосипедистов, один хозяин все-таки открывает свою лавчонку. Вода и несколько видов печенья, на которые мы уже не можем смотреть. Открываем последнюю банку рыбных консервов, оставшихся еще с треккинга, закусываем ее соленым крекером.


Местные охотники

Продолжаем движение по широкому «прилавку» левого берега р.Инд. У селения Тата Пани (Tatta Pani) на поверхность в нескольких местах выходят горячие минеральные источники. Далее опять начинается тревожный участок с частыми оползнями, блокирующими дорогу. Отрезки асфальта чередуются с пыльной грунтовой дорогой.

В небольшом селении Гунар (Gunar Farm) еще англичанами была построена экспериментальная ферма, где хозяйство вели по-британски, как указано в путеводителе. Ничего интересного мы не заметили.


Несколько больших мостов перекинуты через р.Инд к небольшим селениям боковых долин. Постоянные небольшие подъемы и спуски, участки асфальта открытых отрезков чередуются с грунтовой дорогой под скальными склонами. У селения Бунар Дас (Bunar Das) можно окунуться в минеральную ванну горячих источников (естественно в одежде). Еще ходка, наполняем бутылки вкусной холодной родниковой водой, следуя примеру местных водителей. Солнце начинает садиться, жара спадает.


Маршрутное такси

По левому боковому притоку Так Гах Нала (Thak Gah Nala) уходит дорога на печально известный пер.Бабусар (Babusar, 4530м) и далее в опасный район Индус Кухистан (Indus Kohistan). Несколько лет назад там пропадали иностранные туристы, были зарегистрированы и смертельные случаи.


На повороте мальчишки "забавляются" метанием камней в проезжающих велосипедистов. Об этом мы читали в путеводителе, но никто не думал, что до сих пор это актуально. Когда мне по ноге прилетел нехилый булыжник, то очень захотелось, чтобы родители (имеем в виду папаши) этих юных хулиганов запомнили простую русскую барышню. Взяв похожий по размеру камень, развернувшись, я буквально понеслась на папашек, сидящих недалеко на завалинке. Те вскочили, закрыли своих чад, плотно сомкнув плечи. Затормозив в нескольких метрах, я замахиваюсь камнем. Папашки заорали, отчаянно замахав руками. Сделав стоп-кадр, я простым русским языком сказала все, что о них думаю.


Под вечер вкатываемся в большой поселок Чилас (Chilas).Останавливаемся в одной из многочисленных простых гостиниц.



23.09.05 Чилас - Харбан Дас


Справка по району.


В лавке пряностей

На выезде из Чиласа регистрируемся на чек-посту. Вместе с поселком заканчивается и зелень. Асфальтированная дорога петляет по левому борту широкой долины над водой, пересекая многочисленные круто падающие боковые притоки. Останавливаемся у камней с наскальными рисунками.


Вокруг на многие километры лентой вдоль реки протянулась безжизненная каменистая пустыня. Хаотично разбросаны огромные черные камни, контрастирующие с белым песком, поблескивающем на солнце. Искрятся вкрапления кварца, слюды. Нагретый воздух колышется над поверхностью земли, ветер буквально обдает нас жаром пустыни, не принося никакой свежести.


На другой берег перекинут подвесной мост, отсюда отходит грунтовая дорога в селение Гудор (Hudor), зеленым оазисом примостившееся в устье одноименной реки. После селения Торе (Thore) - небольшой участок заметного спуска. Капитальный мост перекинут через р.Инд в устье правого притока р. Канбари Га (Khanbari Gah). Эта река славится хорошими уловами форели.


Широкая долина р.Инд ниже Чиласа

Долина р.Инда постепенно сужается, дорога то спускается к воде, то вновь удаляется, чтобы пересечь очередной боковой приток. Зелень боковых притоков освежает мрачноватый пейзаж.


Подъезжаем к полицейскому посту в Харбан Дас. Мы приближаемся к границе очень неспокойного района Индус Кухистан. Здесь, по плану, мы должны закончить активную часть нашего путешествия. Командир, говорящий неплохо по-английски, не советует в данный момент двигаться на велосипедах. Даже рейсовый транспорт собирают в колонну и дают сопровождение.


Нам рекомендуют уезжать ночным автобусом. Отдыхаем после жаркого дня в тени деревьев. Мальчишки предлагают виноград, спелые дыни. Вечером по одному подтягиваются автобусы. До Исламабада есть свободные места. Привязываем велосипеды и рюкзаки на крышу.


Колонна из пяти больших и нескольких микроавтобусов выезжает уже в полной темноте. Действительно, впереди и сзади колонну сопровождают машины с автоматчиками. Становится жутковато от возможных перспектив.


До Исламабада почти 400 километров, автобус идет всю ночь, а точнее около 12 часов, с двумя остановками на перекус. Мы пару раз выскакиваем для регистрации на чек-постах, в нескольких местах дорожная техника разгребает следы горных обвалов. Ущелье то сужается, то расширяется, помещая в расщелинах селения, ниже которых уходят скальные пропасти. В свете луны можно различить далеко внизу ленту могучего Инда, зажатого скалистыми утесами.

24.09.05 –26.09.05 Исламабад - Карачи

Приехав утром в Исламабад, точнее в Равалпинди, города-спутника столицы, добираемся на велосипедах до железнодорожного вокзала. Через три часа отправляется поезд до Карачи, а следующий – только завтра. Берем билеты в самый дорогой вагон, с кондиционером. Прикидываем, как отдохнем на чистых простынях…


Из окна поезда

Все получилось гораздо прозаичнее: трехэтажный жесткий плацкарт без кипятка и тридцать часов езды. Спасает только кондиционер, в тамбур выйти невозможно: обдает жаром как из топки.


Выжженная пустыня за окном чередуется с зелеными плантациями пальм на орошаемых землях, грязные селения, пыльные городки с бесконечными базарами, скотоводы-кочевники с одногорбыми верблюдами и ходусочными козами. Как это резко контрастирует с чистыми, яркими картинами Северного Пакистана! В глубоких сумерках прибываем в Карачи и устраиваемся в недорогую гостиницу в торговом районе Саддар.


Аравийское море

Берем такси и едем к морю. В этих местах Аравийское море славится сильным прибоем, в летнее время полиция даже запрещает заходить в воду. Сейчас, в конце сентября, море немного успокоилось. В это время ночью гигантские морские черепахи выходят на берег откладывать яйца. Один такой пляж находится на окраине Карачи, куда мы и направляемся.


Новорожденная черепашка

Пустынный песчаный пляж, температура воздуха и воды примерно одинакова, около 24°, ветер. Сильный прибой буквально сбивает с ног, можно только прыгать на волнах. Сегодня выходной день, похоже, и у черепах тоже. Гигантских так и не увидели, но одна маленькая, только что вылупившаяся черепашка, все-таки, ткнулась в нас по пути в свою морскую обитель.


 


27.09.05 Карачи – Дубаи - Новосибирск


В Карачи мы подтверждаем наши авиабилеты, обратившись к администрации гостиницы. Для упаковки велосипедов раздобыли картонные коробки, которые с помощью ножа и скотча приводим к нужному размеру. Общественное и часть личного снаряжения упаковываем вместе с велосипедами, оставив место для маневра с велорюкзаком. В случае доплаты за негабарит, мы сможем переложить часть снаряжения из коробки в велорюкзак, уменьшив тем самым вес негабарита. Для уменьшения общего перегруза пользуемся проверенными приемами: все вещи – на себя, тяжелое – по карманам, ручную кладь можно не взвешивать, повесив на нее бирку показанного фотоаппарата.


При регистрации авиабилетов в Карачи багаж отправляют сразу до Новосибирска, поэтому не было никакой волокиты с получением и дальнейшим транзитом велосипедов. Нам «простили» разницу перегруза до Дубаи (норма 25кг), пришлось заплатить за перегруз в 5кг до Новосибирска, хотя первоначально в Карачи мы оценили общий перегруз в 55кг.


Единственное неудобство – многократный досмотр личных вещей, постоянное раздевание, ощупывание тебя человеком в форме (женщину – женщиной), снова горные ботинки с шерстяными носками, Виндблок, Гортекс с оттопыренными карманами в летнюю жару, немного смягченную кондиционерами.


На комфортабельном лайнере совершаем полуторачасовой перелет из Карачи в Дубаи. По прибытии мы обращаемся в кассу регистрации транзитных пассажиров, где отмечаем наши следующие билеты и транзитные багажные квитанции. После беготни по огромному аэропорту в целях знакомства с достижениями сувенирной отрасли арабских братьев и алкогольного отдела (в аэропорту Карачи такого отдела просто нет – страна мусульманская) попадаем в накопитель. Здесь сразу бросаются в глаза наши, почему-то, светлые соотечественники, возвращающиеся домой после комфортабельного отдыха, а русская речь, услышанная впервые за последний месяц, просто вгоняет в ступор: ты возвращаешься в пространство, где опять все понимаешь, и понимаешь одно: вылетаем домой.



Кашгар-Исламабад, 1, 2, 3, 4, 5

Веб. дизайн: Маслобоева О.Е. Новосибирск, 2006.




ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий