|
Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Философия КультурыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Репортажи | Ёще раз о Монголии


В Монголии мы были трижды. В 2006 году, мы побывали в Западной Монголии, совершив "ознакомительную поездку" по Монгольскому Алтаю и посетив фестиваль беркутиной охоты. Через два года мы пересекли страну по классическому маршруту - от Кяхты на границе с Бурятией, следуя через Улан-Батор до Ташанты на границе с республикой Алтай. И в 2009 году мы отправились на юг - в сердце пустыни Гоби. В общей сложности за это время мы проехали около 6000 километров, из которых асфальтированные дороги составили около 15% пути.


В этом очерке я покажу много фотографий и вкратце расскажу о том, что из себя представляет одна из самых фотогеничных стран мира.



Как правило, Монголию считают степной страной, хотя на самом деле это не так. Степи простираются на восток от Улан-Батора: большая же часть территории страны - это пустыни, хребты и плато. Я назваю Монголию "полупустыней", так как одну половину занимают пустыни, а вторую - горы. Низшая точка Монголии находится на приличной высоте - 518 метров, а юг, запад и центр страны испещрен горными хребтами, крупнейшим среди которых является хребет Монгольский Алтай. Вдоль этой горной цепи мы и отправились во время нашего первого визита на родину Чингисхана.



Западная Монголия - это потрясающий регион по разнообразию и насыщенности красок. Красные камни и желтый песок, голубые озера и синяя дымка на горах, а в июне еще и зеленые пастбища - идеальные контрасты ландшафтов, особенно для фотографов-пейзажистов. Окрас камней имеет и экономическое значение: он говорит о присутствии различных руд и минералов. В частности, здесь добывают вольфрам и молибден, а на территории соседней республики Алтай - ртуть. А однажды утром, уже путешествуя по пустыне Гоби, мы обнаружили около нашего лагеря целые россыпи сердоликов и сапфиринов.



Модник в деревне Цэнгел. Кстати, трикотажные изделия с орнаментом Louis Vuitton и Yves Saint-Laurent весьма популярны в Центральной Азии - я встречал большой платок с буквами LV даже на буддистских святынях, где он был повязан в качестве ритуального шарфа-хадака.




Монголы говорят, что в их стране проживает три миллиона человек, из которых один миллион живет в Улан-Баторе, второй миллион живет в маленьких городках, и еще миллион - в юртах. Мы не проверяли эту статистику, однако выглядит она правдоподобно: практически по всей стране белеют юрты, в которых живут кочевники-скотоводы. Скота здесь много: на каждого жителя страны, включая стариков и младенцев, в среднем приходится по 12 голов скота. Летом кочевники живут в юртах, а с наступлением холодов перебираются на зимние стоянки. Как правило, богатый скотовод держит стада больше тысячи голов. Он может позволить себе содержать семью в двух-трех юртах, чаще всего у него есть ЗИЛ и УАЗ, а также телевизор. Бедные кочевники обычно довольствуются небольшими стадами до 100 голов скота и имеют в лучшем случае старый УАЗик, а в основном - двух-трех верблюдов в качестве грузового транспорта. Доход такой семьи составляет около тысячи долларов в год на пять-шесть человек.



Долина реки Ховд. Эта местность считается богатой, так как здесь растут настоящие леса, а это значит, что местные жители могут себе позволить строить дома из дерева и топить печи нормальными дровами. В остальных же регионах страны капитальные строения возводят из речных камней, скрепляя их глиной, а печи топят сухими кизяками. Каждый день дети кочевников отправляются собирать "топливо", чтобы не только растопить буржуйку для обогрева и приготовления пищи, но и чтобы сделать запасы на зиму.



Два топлива для повседневной жизни кочевников - бензин и кизяки.



"Все свое вожу с собой". На снимке - кочующие скотоводы, которые перемещают свой нехитрый скарб на зимнее стойбище. На двух верблюдах умещается одна юрта, печка-буржуйка, стол, бутыль для воды и какие-то пожитки вроде домбры, привязанной к столу.



Это наши УАЗики, на которых мы перемещались по маршруту.



Одно из главных событий в жизни Западной Монголии - это фестиваль беркутиной охоты, который проходит каждую осень в Баян-Ульгийском аймаке. Центральное мероприятие фестиваля - это соревнования охотников, когда беркут по команде должен взять приманку. Есть и другие развлечения - скачки на маленьких монгольских лошадках-иноходцах и верблюдах, или "кокбар" - перетягивание двумя всадниками шкуры козла. Опытные участники соревнований настолько крепко вцепляются в шкуру, что часто от сильного рывка в правильном направлении на землю валится не только противник, но и его лошадь.



Основное население Западной Монголии - это не монголы, а казахи. Соревнования считаются престижными, поэтому каждый участник старается надеть лучший костюм, найти какие-то украшения, и "при параде" отправляться на фестиваль. Конечно, некоторый "туристический" налет здесь присутствует - например, в цене входного билета, указанного в долларах, и в сотне-другой западных туристов. Но ни беркутиный фестиваль, ни главный праздник года Наадам население Монголии не считает туристическими - они действительно важны для местных жителей.




А через два года мы отправились в большую экспедицию "Запад-Восток", часть маршрута которой проходила по Монголии. Мы пересекли страну от границы с Бурятией до границы с Алтаем, найдя целый ворох приключений, познакомившись с уймой людей и даже совершив одно маленькое, но собственное археологическое открытие.



Монгольские дороги - не дороги вовсе, а направления. Десятки колей вьются по долинам в тех местах, которые можно считать "федеральными трассами". И даже если правительство строит какую-то центральную трассу (например, на снимке - "Дорога тысячелетия", проходящая через всю Монголию), местные жители все равно ездят в основном по многочисленным мелким колеям. Это связано не с тем, что монголы не ищут легких путей - просто грунтовые трассы в степях и пустыне очень быстро превращаются в "стиральную доску", и ехать по основной дороге становится невозможно.




Экстремальное развлечение - покурить над бензобаком бензовоза:)



Автопоезд с двумя прицепами. Иногда сверху еще и несколько человек могут посадить, если нужно увезти их с покоса.



Пески Монгол Элс, северные районы пустыни Гоби. Вообще Гоби - это не только барханы. Монголы говорят, что есть 33 Гоби, каждая из которых имеет свои отличия. На самом деле пустыня намного разнообразнее, чем просто скопление песчаных дюн. Когда мы пересекали Гоби, ландшафты менялись каждый час. Сначала нас окружали пески, потом земля под колесами стала красной, еще через час - черной, а вскоре перед нами возникли пустынные горы Гобийского Алтая.





Самой неожиданной встречей в этом путешествии стало знакомство с арабами, ловцами соколов. Стоимость такой птицы в аравийских странах может достигать 30 000 долларов: шейхи используют их как дорогой подарок. А для поиска птиц с "правильным" окрасом они отправляют в Монголию ловцов, которые живут в юртах где-нибудь в пустыне, но ведут традиционно арабский образ жизни. Продукты питания и большая часть всех необходимых для жизни вещей привозится из Эмиратов. Вопрос бензина решается просто - весной в Монголию завозят цистерну с топливом, которой хватает на год практически беспрерывного использования. В качестве помощников работают местные казахи, знающие арабский язык. Это очень хорошо оплачиваемая работа, помощники получают тысячу долларов в месяц. К слову, один мой знакомый, работающий в провинциальном монгольском банке и имеющий зарплату чуть больше тысячи долларов, может себе позволить содержать в качестве хобби небольшую телевизионную компанию.



Самый распространенный вид спорта в Монголии - это не стрельба из лука, не борьба и не скачки. Это бильярд. Столы для бильярда стоят повюду - на базарах, во дворах домов, просто на улице. Большая часть маленьких юрточных поселков в четыре-восемь юрт вдоль "Дороги тысячелетия" имеет бильярдный стол, за которым чаще всего можно увидеть нескольких человек.



Этот наскальный рисунок расположен на Алтае, на Чуйском тракте, соединяющем Россию и Монголию. Местные экскурсоводы рассказывали, что это единственное известное изображение кабана в такой стилистике. Вторая половина I тысячелетия до н.э, скифское время. 


В 2008 мы проехали по северным районам пустыни Гоби. Это было интересно, но хотелось еще. Поэтому в следующем году мы снова отправились в Монголию, чтобы на этот раз забраться в "самую сердце" пустыни Гоби.



Остановка на обед: в Монголии можно очень здорово комбинировать знакомство с жизнью кочевников и время обеда, поскольку многие скотоводы за скромное вознаграждение предлагают путникам поесть. В Монголии путник всегда был самым важным человеком в доме, и если в семье оставалась последняя корка хлеба, то ее нужно было отдать путнику, а не голодным детям. Монголы исходили из той логики, что путнику предстоит долгая и трудная дорога, а хозяин дома можем что-нибудь придумать - например, пойти на охоту, заколоть барана или, на худой конец, попросить немного еды у соседей. Сейчас древние традиции смешиваются с современными реалиями: кочевники по-прежнему рады встретить путника, накормить его или напоить кумысом, но за это положено отблагодарить хозяев некоторой суммой тугриков.



Заброшенный монастырь. Времена строительства коммунизма больно ударили по стране, бывшей когда-то вторым центром ламаизма. Ламы были репрессированы, дацаны разрушены. Сегодня в крупнейших монастырях Монголии живет не больше 300 монахов, а большая часть храмов по-прежнему стоит в руинах. 



Кочевник с верблюдами в песках Хонгорын Элс. Разведение верблюдов - относительно выгодное занятие в Гоби. Верблюды - выносливые животные, наилучшим образом приспособленные для пустыни. Дают молоко и шерсть. И на них в летний сезон можно катать туристов.



Пески Хонгорын Элс - самые высокие дюны в Монголии и одни из крупнейших в мире. Название переводится с монгольского как "поющие пески": весной сильные ветры перемещают миллионы песчинок, которые издают сильный гул - пески "поют". Мы слышали легкие "завывания", но, конечно, это нельзя сравнивать с весенним "пением", ведь весной в Гоби дуют настолько сильные ветры, что по воздуху летят мелкие камни.









А это ущелье Баянцаг, знаменитое "кладбище динозавров", где в начале 20 века американский искатель приключений Рой Эндрюс нашел останки сотен древних рапторов. Многие из них сейчас хранятся в музее природы Монголии в Улан-Баторе, в том числе гигантский скелет тарбозавра - "родного брата" тираннозавра. Здесь же находятся скелеты дерущихся динозавров - велоцираптора и трицератопса, убитых в момент схватки неизвестной третьей силой.




Ущелье Йолыйн-Ам - узкий каньон, пробитый небольшим ручьем в скалах. С древних времен на дне каньона лежал ледник, который не таял на солнце благодаря укрывающим его скалам. Но в 2008 году ледник растаял, и мы увидели лишь его засыхающее ложе. Еще одно свидетельство серьезнейшего потепления климата в Центральной Азии за последние двадцать лет. 



Йолыйн-Ам переводится как "падь ягнятника". Здесь очень много хищных птиц, так как в каньоне укрывается их основная добыча - горные козлы и грызуны. Для грызунов каньон - единственное безопасное место в окрестностях, так как хищные птицы не могут охотиться среди узких скал. Поэтому их здесь действительно МНОГО. Но стоит неосторожному суслику или пищухе выйти на открытую местность - как он станет обедом для пернатых.



Это - стены монастыря Эрдэнэ Зуу, одного из трех крупнейших монастырей в Монголии. Эрдэнэ Зуу находится в городке Хархорин, который был основан Чингисханом в качестве столицы Монгольской империи. Сегодня Хархорин по российским меркам - обычное село с парой банков и офисом "Телекома", но Эрдэнэ Зуу по-прежнему является масштабным сооружением. По периметру монастыря расположены 100 буддистских ступ, а внутри - несколько храмов, которые посвящены жизни Будды. К сожалению, действующим храмом является только один - все остальные с социалистических времен находятся в ведении Национального исторического музея. Несколько лет назад было построено небольшое училище, поэтому в монастыре сейчас можно увидеть и хувараков - молодых послушников, только начинающих свое обучение философии.



Раньше Монголию населяли тысячи голов дикого скота: лошади, верблюды... Сейчас же существует лишь три единственных в мире популяции диких верблюдов в пустыне Гоби, лошади же были полностью истреблены. Современные лошади Пржевальского - это потомки нескольких особей, существовавших в начале 20 века. Парк "Хуйстай" - одно из немногих мест в мире, где лошади живут в диких условиях и если выехать утром на водопой и на солончаки, то можно с очень близкого расстояния понаблюдать за настоящими дикими лошадями.



И заключительные снимки - из Улан-Батора, куда мы попали на 75-летие победы в битве на Халхин-Голе.



Эти воины - Монгольский военный оркестр. Через несколько минут они начали исполнять российский гимн в честь празднования победы над японскими интервентами, и у меня, сидящего у огромной статуи Грядущего Будды, случился разрыв шаблона:)



Для тех, кто не остался равнодушен к Монголии и к нашим приключениям - через три недели мы едем в четвертую, заключительную в этой серии экспедицию в страну кочевников. Мы уже пересекли страну с севера на юг и с востока на запад, забрались в пустыню Гоби, и теперь отправимся в самый труднодоступный регион - через котловину Великих озер туда, где горы Монгольского Алтая соединяются с песками Гоби. По пути посетим и фестиваль беркутиной охоты.


Стартуем из Барнаула 28 сентября, вылет из Москвы 27 сентября вечером. Возвращение в цивилизацию - 12 октября.


Материал:  http://alex-traveler.livejournal.com/28989.html#cutid1