Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Новости | История техники | Пир ученых

Афиней из Навкратиса (Перевод: Н.Т. Голинкевич)

Athenaeus Naucratita. Deipnosophistae (Αθήναιος Nαυκράτιος. Δειπνοσοφισταί)

Первый вариант перевода


206d-209b


"О сооруженном Гиероном Сиракузским корабле, строителем которого был также и геометр Архимед, я считаю невозможным умолчать, после того как его описание сделал некий Мосхион, и я его недавно основательно прочитал. Пишет же Мосхион так: "Диоклид из Абдеры славен гелеполой, которую Деметрий подвел к стенам во время осады Родоса; Тимей – костром, воздвигнутым сицилийскому тирану Дионисию; Иероним – постройкой колесницы, на которой перевезено было тело Александра; Поликлит – светильником, сделанным для персидского царя; 28 Гиерон же, царь сиракузян, верный друг римлян, усердствовал в сооружении святилищ и гимнасиев и он же был ревностным строителем кораблей и строил суда для перевозки хлеба; о сооружении одного из них я и упомяну. В качестве строительного материала он заготовил лес с горы Этны, достаточный для постройки шестидесяти тетрер. После же этого он заготовил гвозди и материал для ребер, для нижней и для верхней их части; древесину для прочих надобностей – частью из Италии, частью из Сицилии; для канатов – пеньку из Иберии; паклю и смолу – с побережья реки Роны; все остальные потребные материалы – из многих мест. Он собрал также кораблестроителей и иных мастеров и, поставив над всеми архитектора Архия из Корианды, велел ретиво взяться за работу и сам немало дней провел на постройке. И половину всей постройки корабля закончили в шесть месяцев; я по мере того, как та или иная часть была построена, ее обшивали сделанными из свинца пластинами, причем было триста человек, выполнявших плотничную работу, не считая вспомогательных рабочих. И было приказано корабль в таком виде спустить на воду, чтобы уже там он получил остальную отделку. Когда же при спуске его на воду возникло много затруднений, механик Архимед спустил его один с помощью нескольких человек: изготовив систему блоков, он сдвинул в море судно такого размера. Ведь Архимед первым изобрел устройство сложных блоков. Когда же и остальные части корабля были закончены в течение следующих шести месяцев, причем весь он был скреплен медными гвоздями, из которых большинство были в десять мин весом, 29 остальные же в полтора раза тяжелее (они были вогнаны при помощи сверл и скрепляли ребра; а дерево было покрыто свинцовыми пластинами с прокладками из просмоленного холста) – когда закончили внешнюю отделку, принялись за внутреннее устройство. Этот корабль был по типу двадцативесельным и имел три продольных прохода: нижний шел к грузу, и спуск к этому проходу происходил при помощи постоянных лестниц; другой был устроен для желавших пройти к жилым помещениям; а за ним последний – для состоявших при снастях. По обе стороны среднего прохода находились за перегородками четырехместные помещения, числом тридцать. А капитанское помещение имело пятнадцать мест, и при нем было три трехместных каюты, из которых кормовая служила кухней. Все эти помещения имели пол, выложенный мозаикой из разноцветных камней, изображавшей весь миф Илиады. Во всем этом были изумительно сделаны убранство, потолки и двери. У верхнего прохода устроен был зал для упражнений и место для прогулок, размеры которых соответствовали величине судна; среди них были разнообразные сады с поразительным изобилием растений, которые орошались при помощи свинцовых труб, а кроме того шпалеры из белого плюща и виноградных лоз, корни которых получали питание из бочек, наполненных землей; они пользовались тем же орошением, что и сады. Эти шпалеры осеняли галлереи для прогулок. Рядом с ними был покой, посвященный Афродите, где пол состоял из агатов и других прекраснейших камней, какие только встречались в Сицилии. Стены и кровля были из кипариса, а двери – из слоновой кости и туи; помещение было роскошно отделано картинами и статуями, а также прекрасными вазами. Рядом находился пятиместный кабинет со стенами и дверями из самшита; в нем была библиотека, а на кровле – солнечные часы, сделанные по образцу часов из Ахрадины. Была и трехместная баня с тремя медными ваннами и баком емкостью в пять метретов [200 л], разукрашенным мрамором из Тавромения. Оборудованы были и помещения для морской пехоты и для ведающих откачкой воды. Кроме того, были и стойла для лошадей по десяти у каждого борта; в них находился и корм для лошадей и снаряжение для всадников и конюхов. Был и закрытый водоем в носовой части, вмещающий две тысячи метретов [80000 л], сделанный при помощи досок, смолы и парусины. Рядом с ним находился закрытый рыбный садок из свинца и досок; он был наполнен морской водой, и в нем содержались многочисленные рыбы. А с обеих сторон по бортам были выдвинуты на соразмерное расстояние балки, на которых находились клети для дров, печи, кухни, мельницы и многие другие службы. С наружной стороны вокруг корабля стояли атланты в шесть локтей [3 м] вышиной, принимавшие на себя в всю верхнюю тяжесть и балки с триглифами; все они были на соразмерном расстоянии друг от друга. Весь корабль был расписан подходящими картинами. И было на нем восемь башен, величиной соответствовавших размерам корабля: две башни на корме, столько же на носу и остальные в средней части корабля. На каждой башне были укреплены две балки, а на них висели корзины, из которых можно было сбрасывать камни на подплывающих неприятелей. На каждой башне помещалось по четыре вооруженных воина и по два лучника. Вся внутренность башен была полна камней и стрел. По всему кораблю проходила стена с бруствером и навесом, укрепленная на сваях; а на ней был установлен камнемет, сбрасывавший камни в три таланта и стрелы в двенадцать локтей. Эту машину соорудил Архимед. И те и другие снаряды он метал на стадий [164 м]. Затем были прикрытия, состоявшие из толстых бревен, висевших на медных цепях. Мачт было три, и на каждой по две камнеметные реи; с них спускались на нападающих крючья и свинцовые слитки. Была вокруг корабля и железная ограда против тех, кто попытался бы взойти на него, и железные кошки, которые, спускаясь при помощи механизмов, завладевали кораблем противника и подводили его под удар. На каждом борту стояло по шестидесяти воинов в полном вооружении, и столько же их было у мачт и камнеметных рей. Были и на самих мачтах в медных гнездах люди, на первой трое, а на каждой из следующих это число уменьшалось на одного. Им подавались рабами в эти защищенные гнезда при помощи воротов камни и стрелы. Якорей же было четыре деревянных и восемь железных.

Из мачт вторую и третью найти удалось легко, первая же была найдена с большим трудом в горах Бруттия каким-то свинопасом. К морю ее доставил механик Филей из Тавромения. Вода из трюма, хотя бы и стоявшая очень высоко, вычерпывалась одним человеком при помощи бесконечного винта, изобретенного Архимедом. Имя кораблю было "Сиракузянка"; когда же Гиерон его отсылал, он переименовал его в "Александриду". Вспомогательными судами при нем были, во-первых, грузовой бот, поднимавший три тысячи талантов [178,6 тонн]; двигался он только на веслах. Далее, – вмещавшие полторы тысячи талантов лодки и челноки. Команда же была численностью не менее… [в тексте пропуск] …помимо названных, и еще шестьсот человек на носу, которые были наготове, чтобы исполнять приказания. Для разбора проступков, совершавшихся на корабле, существовал суд, в который входили капитан, кормчий и носовой дозорный, судившие по сиракузским законам. Зерна грузили на корабль шестьдесят тысяч талантов, сицилийской соленой рыбы – десять тысяч бочек, шерсти – двадцать тысяч талантов и двадцать тысяч талантов других товаров; кроме этого, продовольствие для плывущих на корабле. Но когда Гиерон услышал, что одни гавани не могут вместить этот корабль, другие же даже опасны для него, он решил отправить его в подарок царю Птолемею в Александрию, ибо в Египте был неурожай. Так он и сделал, и корабль отравился в Александрию, где он и был поставлен в док. Гиерон же наградил Архимеда, автора эпиграмм, написавшего эпиграмму на этот корабль, тысячей медимнов [52000 л] пшеницы и переслал их на собственный счет в Пирей".


"Поскольку мы уже заговорили о постройке кораблей, расскажем – ибо об этом стоит послушать – и о кораблях, построенных царем Филопатором. 30 О них так рассказывает Калликсен в первой книге своего сочинения об Александрии.

"Филопатор построил тессераконтеру, имевшую в длину восемь локтей от борта до борта, а в вышину до акростолия – сорок восемь локтей. От конца афласта до уровня воды было пятьдесят три локтя. Корабль имел четыре руля по тридцать локтей и транитские весла – самые большие – по тридцати восьми локтей; так как в их рукоятках находился свинец в они во внутренней части были очень тяжелыми, то, находясь ь равновесии, оказывались весьма удобными для гребли. Имел он два носа и две кормы и семь бивней, из них один передний; а другие отступающие, некоторые на скулах корабля.

Скрепляющих поясов он имел двенадцать, каждый в шестьсот локтей. Корабль был очень пропорционален. Удивительно разукрашен был он и в других отношениях: на корме и на носу были фигуры не менее двенадцати локтей вышиной, и повсюду он был расцвечен восковой живописью, а часть борта с отверстиями для весел до самого киля была разукрашена резьбой – листвой плюща и тирсами. Очень красивы были и снасти; они заполняли все отведенные для них части корабля. При испытании корабль получил свыше четырех тысяч гребцов и четыреста человек обслуживающей команды; на палубе поместилась пехота в числе трех тысяч без ста пятидесяти; да кроме того под скамьями гребцов – еще много людей и немало продовольствия. Спущен он был с помоста, сколоченного, как говорят, из материала, достаточного для пятидесяти пентер, и толпа стаскивала его с криками и трубными звуками. Однако впоследствии один финикиец изобрел способ спуска, устроив ров длиною, равной кораблю, и вырытый рядом с гаванью. Тут он заложил и фундамент из крепкого камня на глубину пяти локтей и по нему пропустил поперечные катки во всю ширину рва, оставлявшие пространство глубиной в четыре фута. Проведя канал от моря, он наполнил морской водой вырытое пространство и легко ввел туда корабль при помощи немногих людей. Загородив потом [порча в оригинале] канал, они вычерпали воду машинами. После этого корабль оказался прочно посаженным на упомянутые выше катки".


Примечания


28. Упоминаемые здесь в качестве строителей Диоклид и другие на самом деле были авторами, описывавшими все перечисленные технические сооружения.

29. Десять мин – около 4,5 кг.

30. Птолемей IV Филопатор, 220-204 гг.




Второй вариант перевода


Книга пятая (203e-209e)


[...]


[Корабли Птолемея Филопатора]


37. Поскольку мы уже заговорили о постройке кораблей, расскажем и о кораблях, построенных царем Птолемеем Филопатором, ибо об этом стоит послушать. Тот же Калликсен так рассказывает о них в первой книге своего сочинения «Об Александрии»:

«Филопатор построил тессараконтеру30, имевшую в длину двести во семьдесят локтей, а от борта до борта тридцать восемь локтей; в вышину же до верхнего края борта — сорок восемь локтей, а от верха кормы до ватерлинии — пятьдесят три локтя. Корабль имел четыре рулевых весла по тридцать локтей; длина весел верхнего ряда — самых больших — была тридцать восемь локтей; так как в их рукоятках находился свинец, то они во внутренней части корабля были очень тяжелыми, что давало им равновесие и делало удобными для гребли. Корабль имел два носа и две кормы и семь бивней, из них один передний, а другие постепенно уменьшающейся длины, некоторые на скулах корабля. Скрепляющих обвязок он имел двенадцать, каждая длиной в шестьсот локтей. Корабль имел необычайно красивые пропорции. Удивительно красиво было и его снаряжение: на корме и на носу были фигуры не менее двенадцати локтей вышиной, и повсюду он был расцвечен восковыми красками, а часть борта с отверстиями для весел до самого киля была разукрашена резьбой — листвой плюща и тирсами. Очень красивы были и снасти; они заполняли все отведенные для них части корабля. При испытании корабль имел свыше четырех тысяч гребцов и четыреста человек обслуживающей команды; на палубе поместилась пехота в числе трех тысяч без ста пятидесяти; да кроме того, под скамьями гребцов — еще много людей и немало продовольствия. Спущен он был с помоста, на который, говорят, пошло столько дерева, сколько на пятьдесят пентер31, и толпа стаскивала его с криками и трубными звуками. Лишь потом один финикиец изобрел иной способ спуска. Он выкопал рядом с гаванью ров, длиною равный кораблю, и выложил его крепким камнем на глубину пяти локтей, и расставил по нему поперечные катки во всю ширину рва, оставлявшие пространство глубиной в четыре локтя. Проведя канал от моря, он наполнил морской водой вырытое пространство и легко ввел туда корабль при помощи первых попавшихся людей. Загородив потом ...[порча в оригинале]... канал, они вычерпали воду машинами. После этого корабль оказался прочно посаженным на упомянутые выше катки.

38. Построил Филопатор и речное судно, так называемую «барку с каютами» (θαλαμηγός), длина которой достигала полутора стадий, а ширина тридцати локтей, высота же вместе с палубными надстройками — почти сорок локтей. Конструкция барки, будучи приспособленной к плаванью по реке, отличалась и от длинных военных судов, и от круглых торговых. А именно, для придания ей малой осадки днище ниже ватерлинии было сделано плоским и широким, корпус же был высок и широко растянут, особенно в носовой части, что придавало силуэту барки изящный изгиб. Барка имела два носа и две кормы32, борта же были сделаны высокими из-за того, что на реке нередко поднимались большие волны. Внутри корпуса были обеденные комнаты, спальни и все остальное, необходимое для проживания. Вокруг судна с трех сторон шла двухэтажная галерея длиной не менее пяти плетров. По своему устройству нижняя палуба походила на перистиль; верхняя же — на закрытый перистиль, обнесенный стеной с оконцами. Поднимаясь на барку с кормы, человек оказывался перед открытым помещением с колоннадами справа и слева, со стороны же носа находились пропилеи из слоновой кости и дорогого дерева самых ценных пород. Проходящие его оказывались как бы перед крытым просцениумом, за которым находилось за четырьмя дверями помещение с выходом на галерею. По обе стороны, слева и справа, на уровне пола находились амбразуры, обеспечивавшие проток воздуха. Через эти входы можно было пройти в большой зал на двадцать лож и с колоннами по стенам. Большинство колонн было из расколотого кедра и милетского33 кипариса; а двадцать дверей со всех сторон были склеены из туевых досок и украшены слоновой костью. Декоративные гвозди и дверные кольца были из красной меди, позолоченной на огне. Стволы колонн были из кипариса, капители же, коринфского ордера, были покрыты золотом и слоновой костью. Балка над колоннами была из чистого золота, и на ней был фриз с видными фигурами из слоновой кости высотой более локтя — посредственной работы, но впечатлявший роскошью. Потолок был штучный, из кипарисового дерева, с позолоченной лепниной. К обеденному залу примыкала спальня на семь лож; из нее можно было выйти в узкий коридор, шедший поперек всего судна от одного борта до другого; он отделял женскую половину от мужской. На женской половине был обеденный зал лишь на девять лож, но великолепием не уступавший мужскому, и женская спальня на пять лож. Таково было устройство первого этажа.

39. Поднявшись на второй этаж по лестницам, расположенным около спальни, можно было пройти в зал на пять лож с потолком из ромбовидных панелей. Рядом располагался круглый храм Афродиты с мраморной статуей богини. Напротив него был еще один роскошный обеденный зал, окруженный колоннадами из индийского мрамора. На этом этаже также размещались спальни, убранством подобные нижним. Пройдя по направлению к носу барки, можно было войти в зал тринадцати лож, посвященный Дионису, тоже со всех сторон с колоннами. Карнизы и архитравы всех четырех колоннад были позолочены; потолок же был расписан в духе этого бога. Со стороны правого борта в зале была устроена ниша; снаружи она имела вид природного камня, но была искусно изготовлена из драгоценностей и золота. Здесь стояли портретные статуи царского семейства из паросского мрамора. Очень хорош был и верхний обеденный зал, располагавшийся над самым большим залом; он был устроен на манер шатра и вместо крыши имел навес: на дугообразных прутьях, шедших вдоль длины всего зала, натягивались пурпурные ткани. За этим залом шла открытая палуба, располагавшаяся над нижним вестибюлем. С нее по винтовой лестнице можно было спуститься в крытую галерею и обеденный зал на девять лож. Он был выстроен в египетском стиле. У египтян колонны утолщаются кверху и складываются поочередно из разных барабанов, белых и черных. Иногда капители их колонн круглы и походят на приоткрывшийся розовый бутон. А вокруг идут не завитки и аканфы, как на эллинских капителях но чашечки цветов речного лотоса и бутоны финиковых пальм; иногда бывают изваяния и других цветов. Нижние части капителей, так называемые «корни», прилегающие к барабану, были в том же стиле: они представляли собой переплетенные цветы и листья египетских бобов. Таковы египетские колонны; стены они разукрашивают полосами из белого и черного кирпича; однако иногда их делают также из так называемого алебастрового камня. На корабле было еще много других помещений, размещавшихся на всем протяжении корпуса. Мачта имела высоту семьдесят локтей, парус был выткан из виссона, а его верхняя часть была окрашена пурпуром».

Все сокровища царя Птолемея Филадельфа, сберегавшиеся столь долгое время, были пущены на ветер последним Птолемеем, ввязавшимся в габиниеву войну и показавшим себя не мужем, но флейтистом и фокусником.


[Корабль Гиерона]


40. Я думаю, нельзя умолчать и о корабле, построенном Гиероном Сиракузским34, тем более что постройкой его руководил геометр Архимед. Некий Мосхион издал об этом судне сочинение, которое я недавно внимательно прочитал. Вот что пишет об этом Мосхион:

«Диоклид из Абдеры удивляется осадной машине, которую Деметрий подвел к стенам города Родоса35; Тимей дивился погребальному костру сициийского тирана Дионисия, Иероним36 — колеснице, изготовленной для перевозки тела Александра37, Поликлит38 — светильнику, сделанному для персидского царя. Сиракузский же царь Гиерон, друг римлян, строитель храмов и гимнасиев, более всего усерден был в сооружении кораблей и строил множество судов для перевозки зерна. О постройке одного из них я напомню.

Заготовляя материал, царь велел привезти с Этны столько лесу, что его хватило бы на шестьдесят четырехрядных кораблей. Когда это было исполнено, он доставил — частично из Италии, частично из Сицилии — дерево для изготовления клиньев, шпангоутов, поперечных брусьев и на другие нужды; для канатов коноплю привезли из Иберии, пеньку и смолу — с реки Родана; словом, все необходимое было свезено отовсюду. Гиерон собрал также корабельных плотников и других ремесленников, а во главе их поставил Архия, кораблестроителя из Коринфа, и приказал ему немедленно приступить к работам. Он и сам также целые дни проводил на верфи. За шесть месяцев корабль был наполовину закончен. Каждая готовая часть немедленно обшивалась свинцовой чешуей; ее выделывали триста мастеров, не считая подручных. Наконец царь приказал спустить наполовину готовое судно на воду, чтобы там завершить остальные работы. О том, как это сделать, было много споров; но механик Архимед один с немногими помощниками сумел сдвинуть огромный корабль с места, изготовив систему блоков с лебедками: Архимед первым изобрел устройство сложных блоков. Остальные работы на корабле заняли также шесть месяцев. Все судно было сбито медными скрепами, большей частью они весили по десять мин каждая, а иные и в полтора раза тяжелее: они скрепляли поперечные брусья, и гнезда для них сверлили буравами. Дерево обшили свинцовой чешуей, подложив под нее пропитанное смолой полотно. Когда внешняя отделка корабля была закончена, стали оборудовать его изнутри.

41. Это было судно с двадцатью скамьями для гребцов и с тремя проходами один под другим. Самый нижний проход, к которому нужно было спускаться по множеству крепких лестниц, вел к трюму, второй был сделан для тех, кто хотел пройти в каюты, и, наконец, последний предназначался для вооруженных воинов. По обе стороны среднего прохода находились каюты для едущих на корабле, числом тридцать, по четыре ложа в каждой. Помещение для корабельщиков имело залу на пятнадцать лож и три отдельных покоя по четыре ложа в каждом; к ним примыкала находившаяся на корме кухня. Пол этих кают был выложен из плиток разного камня, и на нем были удивительно изображены все события «Илиады». Там же искусно было сделано и остальное: потолки, двери, убранство.

Возле верхнего прохода находились гимнасий и помещения для прогулок, соразмерные величине корабля. В них были грядки, дивно цветущие разными растениями, получавшие влагу из скрытых свинцовых желобов. Были там и беседки из белого плюща и виноградных лоз, корни которых питались из наполненных землею глиняных бочек; эти тенистые беседки, орошавшиеся точно так же, как и сады, служили местом для прогулок. Рядом было святилище Афродиты, в котором могли поместиться три ложа, его пол сложили из агата и других самых красивых камней на острове, потолок и стены были из кипарисового дерева, а двери — из слоновой кости и туи. Покой был обильно украшен картинами, статуями и разными сосудами.

42. За ним шла зала для занятий размером на пять лож39, стены и двери здесь были из самшита (здесь была библиотека), а на потолке — небесная сфера, как на солнечных часах в Ахрадине40. Была на корабле и баня размером на три ложа с тремя медными котлами и ванной из пестрого тавроменийского камня, вмещавшей пять метретов воды. Было и много кают для солдат и надсмотрщиков трюмов. Поодаль находились конюшни, по десять у каждого борта, рядом с ними был сложен корм для лошадей и пожитки конников и рабов. Закрытая цистерна для воды находилась на носу корабля и вмещала две тысячи метретов; она была сделана из досок и просмоленного полотна. Рядом с нею был устроен рыбный садок, также закрытый, сделанный из досок и полос свинца; его наполняли морской водой и держали в нем много рыбы. А по обе стороны бортов через равные промежутки наружу были вынесены балки, на которых находились клети для дров, печи, кухни, мельницы и многие другие службы. Снаружи борт корабля опоясывали атланты по шести локтей в высоту; расположенные на одинаковом расстоянии друг от друга, они поддерживали всю тяжесть надстройки. И все судно было покрыто подобающей росписью.

43. На корабле было восемь башен, сообразной ему величины: две на корме, столько же на носу, остальные — посредине. На каждой было по две выступающих балки с проемами, чтобы бросать камни в плывущих внизу врагов. На каждой башне стояли четверо тяжело вооруженных воинов и два стрелка из лука. Вся внутренность башен была заполнена камнями и стрелами. Вдоль всех бортов шла стена с зубцами, а за ней — настил, поддерживаемый трехногими козлами. На настиле стояла катапульта, бросавшая камни весом в три таланта и копья длиной в двенадцать локтей. Машину эту построил Архимед; и камни, и копья она метала на целый стадий. За стеной были подвешены на медных цепях кожаные занавесы из плотно сплетенных ремней. К каждой из трех мачт корабля было приделано по две балки для метания камней; с них в нападающего противника можно было бросать абордажные крючья и свинцовые глыбы. Корабль был обнесен частоколом из железных брусьев против тех, кто захотел бы ворваться на судно. Железные крючья вокруг бортов, приводимые в движение механизмами, могли захватить вражеский корабль, силой повернуть его и поставить под удар метательных орудий. У каждого борта стояло по шестьдесят юношей в полном вооружении, и столько же окружало мачты и башни с камнеметами. И на мачтах, на их медных верхушках, сидели люди; на первой — трое, на второй — двое, на третьей — один. Рабы поднимали камни и дротики в плетеных корзинах при помощи ворота.

На корабле были четыре деревянных якоря и восемь железных. Бревна для второй и третьей мачты были найдены легко; но дерево для первой мачты с трудом отыскал в горах Бруттия какой-то свинопас, а к морю его доставил механик Филей из Тавромения. Трюмную воду, даже когда ее набиралось очень много, вычерпывал только один человек при помощи винта, изобретенного Архимедом41. Назвали корабль «Сиракузия», но когда Гиерон отослал его [в Египет], он был переименован в «Александриду». На буксире за ним шли: первым — грузовой бот грузоподъемностью в три тысячи талантов, двигался он только на веслах, а за ним — рыболовные суда, по полторы тысячи талантов каждое, и множество лодок. Экипаж судна составлял не менее [...] человек; кроме тех, кого я уже упомянул, еще шестьсот человек стояло на носу в ожидании распоряжений. Чтобы судить за совершенные на корабле преступления, был создан суд, состоящий из корабельщика, кормчего и командира над гребцами; судили они по сиракузским законам.

44. На корабль погрузили шестьдесят тысяч медимнов хлеба, десять тысяч бочек с сицилийскими соленьями, две тысячи талантов шерсти и две тысячи талантов прочих грузов, не считая продовольствия для плывших на нем людей. Однако, когда к Гиерону стали приходить сообщения, что такой корабль в одни гавани вообще не сможет войти, в других же не будет находиться в безопасности, он решил послать его в дар царю Птолемею42 в Александрию, потому что в Египте тогда был недород. Так он и сделал: корабль был отведен в Александрию и там вытащен на берег. Гиерон также вознаградил поэта Архимела, написавшего в честь корабля эпиграмму, тысячью медимнов пшеницы, отослав их в Пирей за свой собственный счет. Вот она:

 
Кто дерзновенный корабль исполинский воздвигнул на тверди?
Крепким канатом его сдвинуть по суше сумел?
К ребрам дубовым приладил он прочные, гибкие доски,
Острой секирой срубил чреву гигантскому крепь.
Корпус пенителя моря, возвысясь вершинною Этной,
Ширью бортов посрамит остров кикладский любой.
Кто совершил этот подвиг? Гиганты ли, гордые силой,
Гневного Зевса презрев, вышли на неба тропу?
Мачтами звезд достигает; трехглавые гордые башни,
Скрытые пологом туч, мощным подобны горам.
Якорь же держат канаты, достойные Ксеркса-владыки.
Им, крепкожильным, легко с Сестом связать Абидос.
Нос корабля, как скала; остановит прохожего надпись:
С твердой землей разлучив, морю он отдал корабль.
Се совершил Гиерон, Гиероклом рожденный наследник.
Властью не зря облечен, дорог дориец богам.
Дарит плодов изобилье Элладе Сицилии милой.
О колебатель земли, бурям корабль не отдай!»


Я сознательно не говорю о священной триере Антигона43, при помощи которой он одержал победу над стратегами Птолемея при Левколлах на острове Кос, где он и посвятил ее Аполлону; ведь водоизмещение этой триеры не составило бы и трети, если не четверти, «Сиракузии» или «Александриды».


Примечания


30. Тессараконтера — корабль либо с сорока скамьями для гребцов, либо с сорока гребцами при каждой вертикальной группе весел. Ср.: Плутарх. «Деметрий». 43.

31. Пентера — корабль с пятью скамьями для гребцов или с пятью гребцами при каждой группе весел.

32. ...два носа и две кормы... — Два носа, как и две кормы, были расположены один над другим.

33. ...милетского... — Возможно, имеется в виду Милет на Кипре.

34. Гиерон Сиракузский — имеется в виду Гиерон II.

35. ...осадной машине, которую Демерий подвел к стенам города Родоса... — Речь идет о Деметрий Полиоркете, который в 304 г. до н.э. после годовой осады взял Родос. См.: Диодор. XX. 81; Плутарх. «Деметрий». 21 сл.

36. Иероним — по мнению Якоби, здесь имеется в виду Иероним из Кардии (см.: PWRE. Bd. VIII. P. 145, а также: Hornblower J. Hieronimos of Cardia. Oxford, 1981). Верли приписывает эту цитату Иерониму Родосскому (Hieronimos of Rhodos, fr. 49 Wehrli).

37. ...для перевозки тела Александра... — Тело Александра Македонского было перевезено из Вавилона в Александрию в 323 г. до н.э.

38. Поликлит — Поликлит из Ларисы, по-видимому, участвовал в походах Александра Македонского и составил историю Александра (см. 539а).

39. ...зала для занятий размером на пять лож... — Буквально «зала для проведения досуга», т.е. для ученых и литературных занятий. У древних греков не было письменных столов — во время чтения или письма они возлежали на ложах.

40. ...на солнечных часах в Ахрадине. — Ахрадина — центральная часть Сиракуз. Дионисий I повелел установить там издалека заметные солнечные часы; см.: Плутарх. «Дионисий». 29.

41. ...винта, изобретенного Архимедом. — Ср.: Диодор. V. 37. 3 сл.; Страбон. XVII. 1. 30; III. 2. 9; Витрувий. X. 6.

42. ...в дар царю Птолемею... — Птолемей III Эвергет.

43. ...триере Антигона... — Речь идет об Антигоне Гонате, который в 262 г. до н.э. окружил флот Птолемея II возле острова Кос.

Публикация:
Эллинистическая техника. М.-Л., 1948; Афиней. Пир мудрецов в пятнадцати книгах. Книги I-VIII. М., 2003


Использованы материалы:  http://www.xlegio.ru




ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий