Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


История | Деревянко капитуляцию Японии принял!


Кузьма Николаевич Деревянко

Деревянко капитуляцию Японии принял!


Все знают, что маршал Жуков принял капитуляцию фашистской Германии, а генерал Макартур (США) – капитуляцию Японии. Но редко кто (кроме фронтовиков и дальневосточников) знает, что Акт капитуляции Японии подписал от Советского Союза генерал-лейтенант Кузьма Николаевич Деревянко.


Меня всегда мучили вопросы. Кто он? Почему выбрали именно его, а не кого-то из маршалов первой шеренги? Какова его судьба? Где и когда он закончил земные дни? Наши энциклопедии незаслуженно молчаливы об этой теперь уже несомненно исторической личности. Попробуем хотя бы немного рассказать об этом замечательном человеке.


«Товарищ Верховный Главнокомандующий! Генерал-лейтенант Деревянко капитуляцию Японии принял!» Эти слова Кузьма Николаевич вполне мог произнести 30 сентября 1945 года, когда докладывал И.Сталину о выполнении ответственного поручения.


Перед Сталиным стоял сорокаоднолетний человек с достаточно характерной для своего времени биографией.


Родился Кузьма Деревянко 14 ноября 1904 года в селе Косенивка Уманского уезда Киевской губернии Российской империи. Сейчас это Уманский район Черкасской области Республики Украина. С трех до девяти лет жил на Вологодчине, куда (в Великий Устюг) сослали в 1907 году отца за участие в революционных событиях.


В Красной Армии с 1922 года, имея за плечами церковно-приходскую школу, несколько классов гимназии и большой трудовой стаж (каменотес, разнорабочий, пахарь). Основное образование получил в армии. Киевская, а затем Харьковская военные школы, а через 10 лет – военная академия. Обычная и ровная до академии карьера – командир взвода, роты, помначштаба полка. В 1936 году он всего лишь капитан. Но ряд ответственных специальных поручений выдвинул по службе К.Деревянко к началу войны с Германией. Во время войны он уже начальник штаба нескольких армий (53,57,4-ой гвардейской). Участвовал в Курской битве, в битве за Днепр. Внес значимый вклад в успешное завершение Корсунь-Шевченковской операции. Его штаб организовал разгром противника в Ясско-Кишиневской операции. Участвовал в освобождении Будапешта и Вены.


Один из немногих генералов награжденных всеми тремя орденами имени выдающихся полководцев – Суворова, Кутузова и Богдана Хмельницкого. Не просто сухой вояка, а живой человек с яркими чувствами и пристрастиями, мужеством и выдержкой. Определил в разведку, а затем в училище своего пятнадцатилетнего сына дважды успешно сбегавшего на фронт из глубокого тыла (Челябинск). Любил музыку. В ещё неполностью освобожденной Вене поручил сыну найти могилы великих композиторов, а когда тот нашел кладбище, где похоронены Штраус, Шуберт, то дал денег и поручил купить большие букеты живых цветов и возложить их на эти могилы. Очень сожалел, что могила Моцарта неизвестна.


Закончил войну на Западе генерал Деревянко начальником штаба 4 гвардейской армии 3-го Украинского фронта (командарм-генерал-лейтенант Захватаев Н.Д.). В связи с предстоящей войной с Японией был переведен на Дальний Восток на аналогичную должность в 35 армию. Но в августе (в Чите) ему было приказано покинуть поезд и прибыть в ставку Главкома Советскими войсками на Дальнем Востоке маршала Василевского. Там ему была вручена телеграмма Сталина и начгенштаба Антонова о назначении представителем Главного командования Советских войск на Дальнем Востоке при штабе Макартура.


25 августа из Владивостока Деревянко вылетел на Филиппины, где в Маниле дислоцировался штаб американских вооруженных сил на Тихом океане. Лететь пришлось через ряд зон заградительного огня японской зенитной артиллерии. Обошлось…


Уже в Маниле 27 августа Деревянко получил телеграммой приказ о переподчинении Ставке Верховного Главнокомандования и полномочиях на подписание Акта о безоговорочной капитуляции Японии от имени Советского Верховного Главнокомандования.


30 августа вместе с Макартуром и представителями стран союзников Деревянко прибыл в Японию, а 2 сентября 1945 года принял участие в церемонии подписания Акта о капитуляции.



Церемония происходила в Токийском заливе, но на американской территории – на борту авианосца «Миссури» в 10 часов по токийскому времени. Советской делегации, в которую кроме К.Деревянко входили также вице-адмирал Стаценко (от флота)(умер 24.11.1960г.) и генерал-майор авиации Воронов, матросы авианосца устроили овацию.


От Японии Акт о капитуляции подписали министр иностранных дел М.Сигемицу и начальник Генерального штаба Умедзу.


От имени союзных держав Акт подписал вначале генерал Макартур, а затем другие представители, в том числе и К.Н.Деревянко.


После этого настала пора выполнить другое поручение. С огромной опасностью для здоровья генерал несколько раз посещает города Хиросима и Нагасаки, недавно подвергнутые американской атомной бомбардировке. Составив об увиденном детальный отчет, он вместе с альбомом фотографий представил его в Генштаб, а затем лично Сталину при докладе 30 сентября 1945 года. Украинский биограф генерала доктор исторических наук В.Шевченко утверждает, что материалы К.Деревянко об атомной бомбардировке были использованы в ходе разработки советского атомного оружия (украинская газета «День» № 201 от 2.11.2002г.)


Позволю себе несколько соображений о том, почему выбор Сталина пал на Деревянко.


Во-первых, требовался соответствующий статус, а проще - генеральское звание. Оно имелось и вполне заслужено. Первую генеральскую звезду он получил в трудное время – 4 мая 1942 года (одновременно с назначением начальником штаба 53 армии Северо-Западного фронта и награждением орденом Красной Звезды). Представления делали комфронта Н.Ф. Ватутин и замначгенштаба А.М. Василевский. Вторую генеральскую звезду К.Деревянко получил 19 апреля 1945года.


Второе – это знание английского и японского языка. Последним Кузьма Деревянко заинтересовался еще в Харьковской школе красных старшин, где учился в начале 20-х годов. Сын героя – В.К. Деревянко, написавший об отце книгу «Солдат, генерал, дипломат», утверждает, что, по словам сослуживцев (И.Усаченко), к выпуску из школы Кузьма Деревянко уже говорил и писал по-японски. (Издательство «Промiнь», Днепропетровск, 1971г., с.13). Не случайно в академии имени М.Фрунзе, куда он поступил в 1933 году, для изучения им были выбраны английский и японский языки.


Не думаю, что в РККА в 1945 году было много генералов, владевших одновременно английским и японским языком. Ведь направляли Деревянко к Макартуру, а затем в Японию работать, а не только представительствовать.


Третье качество Деревянко – он штабник и аналитик, умеющий как наблюдать, так и действовать в отрыве от основных сил. Именно эти качества требовались в Японии. А проявились они давно.


В 1936-38 годах капитан Деревянко выполнял секретную операцию по снабжению оружием китайских войск, воевавших с японскими агрессорами. Орден Ленина за это ему вручал в Кремле лично «всесоюзный староста» Калинин.


Во время финской войны (1939-40гг.) доброволец майор К.Деревянко – начальник штаба Отдельной особой лыжной бригады. Это было разведывательно - диверсионное подразделение, сформированное в основном из студентов Ленинградского института физкультуры имени Лесгафта. Сам Деревянко занимался не только планированием. Когда лыжный отряд мастера спорта В.Мягкова (посмертно - Героя Советского Союза) попал в засаду белофиннов и был разгромлен, Деревянко во главе другого отряда вынес раненых и погибших отряда Мягкова. За финскую войну Деревянко награжден орденом Красной Звезды и вне очереди стал полковником. С августа 1940 года К.Деревянко – замначальник разведотдела Прибалтийского особого военного округа.


В январе-марте 1941 года он выполнял особое задание в Восточной Пруссии, а с 27 июня 1941 года – начальник разведотдела штаба Северо-Западного фронта. В этом качестве он в августе 1941 года возглавил рейд в тыл гитлеровцев в ходе которого из плена концлагеря под Старой Руссой было освобождено около двух тысяч наших пленных красноармейцев, многие из них пополнили войска фронта.


Психология истинного штабиста – особенная. Если послать к Макартуру «чистого» командира – неизбежны психологические конфликты, потребуется смирять гордыню, стремление к лидерству и другие качества первых руководителей. А начальник штаба уже привык быть в тени, работать в команде.


В четвертых, у Деревянко имеется пусть небольшой, но опыт дипломата. После войны он некоторое время представлял СССР в Союзном Совете по Австрии.


Думаю, что именно редкая совокупность вышеназванных профессиональных и личностных качеств и привела генерала Деревянко сначала к столу, где подписывался Акт о капитуляции Японии, затем на радиоактивные пепелища японских городов и на послевоенную дипломатическую работу в Токио.


В декабре 1945 года в Москве на совещании министров иностранных дел великих держав-победительниц была достигнута договоренность об образовании Союзного Совета для Японии с местопребыванием в Токио. Это соглашение было опубликовано в газете «Известия» № 304 от 28.12.1945.


Целью этого органа была дача советов главкому оккупационных войск по вопросам, касающимся осуществления капитуляции, оккупации и контроля над Японией, а также выполнения директив, выполняющих эти условия.


Председателем Союзного Совета был назначен главнокомандующий оккупационными силами союзников генерал Макартур, а членом этого немногочисленного Совета от СССР Постановлением СНК СССР от 2 января 1946 года – генерал Деревянко. (Раньше по пятнадцать дней после нового года не отдыхали). Кроме них в Союзном Совете было еще 2 представителя: от Китая и от Соединенного Королевства (этот член Совета представлял одновременно также Австралию, Новую Зеландию и Индию).


Об этом периоде работы сын К.Деревянко пишет так: «Многие важные вопросы Макартур решал самолично, не согласовывая их с другими членами Совета, даже если эти вопросы прямо затрагивали интересы того или иного государства.


В такой сложной обстановке, при попустительстве других членов Совета, приходилось работать представителю Советского Союза. Кузьма Николаевич Деревянко твердо и последовательно проводил линию нашего правительства. Диапазон вопросов, подлежащих решению на очередных, а иногда и внеочередных заседаниях был очень широк. Только за период с апреля 1946 года по январь 1949 года он подготовил и вынес на обсуждение 33 заявления и рекомендации, включая вопросы о выборах в японский парламент, об учете и деятельности бывшего японского офицерского корпуса, о реорганизации японской полиции, о создании японским правительством комиссии по расследованию причин войны и поражения Японии, об изъятии фашистской, милитаристской и антисоюзнической литературы и многие другие. Однако по вине генерала Макартура они не находили положительного решения».


Думается, что этот период работы еще ждет своего исследования. Для сахалинцев и курильчан очень значимым является то, что именно после назначения К.Деревянко в Союзный Совет генерал Макартур 29.01.1946г. издал директиву № 677, которой было предписано японскому правительству прекратить осуществление или попытки к осуществлению «государственной или административной власти в любом районе вне Японии» (п.1) и для целей этой директивы из состава Японии были исключены Курильские (Тисима) острова, группа островов Хабомаи (Хабомадзе) включая острова Юри (Юрий), Акиюри (Анучина), Сибоцу (Зеленый), Тараку (Полонского), Сикотан (Шикотан) (см. п.3, пп. В).


Союзный Совет прекратил свое существование с заключением в 1951 году Сан-Францисского мирного договора. К.Н.Деревянко перевели в Москву, где он работал в военной академии начальником кафедры вооруженных сил иностранных государств, а затем начальником управления информации Главного разведуправления (ГРУ) Генштаба.


Вследствие ядерного облучения, полученного во время посещения Хиросимы и Нагасаки, здоровье К.Деревянко серьезно ухудшилось и после продолжительной и тяжелой болезни он 30 декабря 1954 года скончался от рака. В некрологах, появившихся в «Правде» и «Красной звезде» (31.12.54 № 310) не была (ввиду специфики службы) указана последняя должность Кузьмы Николаевича и не перечислены иностранные ордена (американский «За заслуги» и два венгерских). Но и два ордена Ленина (второй - в 1947 году), два ордена Красного Знамени, вышеназванные полководческие ордена – говорили и говорят сами за себя. Подписали некролог министр обороны – Н.Булганин, выдающиеся полководцы – Г.Жуков, А.Василевский, В.Соколовский, И.Конев, С.Тимошенко, Р.Малиновский - семь маршалов и ряд видных друзей-генералов.


Похоронен Деревянко Кузьма Николаевич 3 января 1955 года на Новодевичьем кладбище в Москве. Думается, что есть основания увековечить его память на Дальнем Востоке.


Сергей Пономарев,

депутат Сахалинской областной Думы,

координатор депутатского внефракционного

объединения «За Российские Курилы!»

Опубликовано в газете «Советская Россия», 30 августа 2005 г.


Источник:







ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий