Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Новости | История | Дело о подопытных гражданах


Дело о подопытных гражданах



Черные хлопкоробы получали одну несомненную выгоду от участия в медицинских экспериментах — их бесплатно хоронили

Фото: © Science Photo Library/DIOMEDIA


$10 млн компенсации получила группа афроамериканцев, на которых в течение 40 лет ставили жестокий медицинский эксперимент, не спросив их согласия. В медицинской практике известно немало случаев неэтичных экспериментов над людьми. Подобными исследованиями занимались и многие знаменитые врачи, внесшие неоценимый вклад в развитие медицины. При этом экспериментаторами двигала не только преданность науке, но и желание заработать, поскольку государственные и коммерческие структуры порой с удовольствием финансируют подобные исследования.


Кирилл Новиков


Игла в веществе головного мозга


Летом 1972 года в США разразился крупный скандал. После статей в The Washington Star и The New York Times разоблачения сыпались как из рога изобилия, и в воздухе запахло процессом века. Сенатор Эдвард Кеннеди потребовал провести в Конгрессе особые слушания о вскрывшихся фактах, и конгрессмены охотно согласились. В ходе слушаний все изложенное в разоблачительных статьях полностью подтвердилось. Оказалось, что в штате Алабама на базе Института Таскиги проводился эксперимент, в ходе которого пострадали сотни чернокожих жителей округа Мейкон. Это был один из самых долгих экспериментов в истории медицины. В 1932 году под наблюдение врачей были взяты 600 афроамериканцев, 399 из которых были больны сифилисом, но не знали об этом. Исследователи наблюдали за больными и здоровыми в течение 40 лет, чтобы описать все стадии болезни. От зараженных скрывали диагноз и не лечили их, дабы не нарушить чистоту эксперимента. 28 испытуемых умерли от сифилиса, 100 скончались от порожденных им осложнений, 40 пациентов заразили жен, в результате 19 детей унаследовали этот недуг от родителей.


Общественность была в шоке. Старшее поколение еще помнило послевоенные процессы нацистских врачей, ставивших опыты на людях, к тому же у всех в памяти была борьба за гражданские права чернокожих. Эксперименты над черными в одном из южных штатов были восприняты как проявление расизма в самых уродливых его формах. На деле же расизм играл здесь далеко не главную роль. Достаточно сказать, что Институт Таскиги был и остается одним из "традиционно черных университетов", где подавляющее большинство студентов и преподавателей составляли афроамериканцы. Значительную часть исследовательской группы также составляли черные. А самое главное заключалось в том, что эксперименты на людях давно стали частью медицинской культуры США, и цвет кожи подопытных тут ни при чем. Главным фактором были и остаются деньги.


Во времена рабства американские врачи действительно предпочитали экспериментировать на черных в силу их полного бесправия. К тому же на рынке медицинских услуг существовал запрос на особую медицину для рабов. В те времена считалось, что представители разных рас болеют разными болезнями и лечить их надо по-разному. Один врач из Луизианы писал с сочувствием: "Бедных негров лечат как белых, отчего они продолжают болеть и умирать". Плантаторы хотели снизить смертность среди рабов и требовали от врачей новых достижений в области рабской терапии. Находились исследователи, пытавшиеся решить проблему. В 1846 году врач Уолтер Джонс из штата Виргиния разрабатывал революционный метод лечения тифозной пневмонии у негров. В ходе экспериментов он с интервалами в четыре часа поливал спины своих рабов кипятком, надеясь, что это поможет "стимулировать капилляры".


Иногда подобные эксперименты приводили к настоящим прорывам в медицине. В 1840-х годах врач Мэрион Симс, которого считают одним из основателей современной гинекологии, искал способ устранения везико-вагинальных фистул, из-за которых женщины страдают недержанием мочи. Врач купил трех рабынь с этим диагнозом, которых звали Анарха, Бетси и Люси, и начал учиться методом проб и ошибок. Женщины перенесли множество операций, причем обезболивающее им не полагалось. Анарха страдала больше всех — она пережила 30 операций. В конце концов Симс нашел метод лечения и начал лечить белых женщин, которые могли заплатить за анестезию. Карьера Симса была просто головокружительной. Достаточно сказать, что в 1863 году он стал личным врачом супруги Наполеона III.



Добровольцев для своих опытов гинеколог Мэрион Симс покупал на невольничьем рынке

Фото: Hulton Archive/Getty Images/Fotobank


Когда рабство отменили, американские врачи переключились с черных рабов на белых слуг. В 1874 году в Цинциннати в больницу "Добрый самаритянин" обратилась служанка ирландского происхождения по имени Мэри Рафферти с сильным ожогом головы. Доктор Роберт Бартоло решил проверить данные, полученные в ходе экспериментов на собаках, и прописал Мэри трепанацию черепа. Затем в журнале врача появилась следующая запись: "При проникновении иглы в вещество головного мозга у больной появились острые боли в шее. Для получения более сильной реакции сила тока была увеличена... При подаче тока на иглы на лице испытуемой появилась гримаса боли, начались крики. Вскоре ее левая рука вытянулась вперед... возникли клонические спазмы, взгляд остановился, зрачки расширились, губы посинели... Испытуемая потеряла сознание и стала биться в конвульсиях. Через пять минут наступила кома". Через несколько дней Мэри Рафферти умерла, и в заключении было написано, что она скончалась от рака. Доктор Бартоло не понес никакого наказания и сделал блестящую карьеру.


В экспериментах над людьми было одно общее правило: опыты ставили на тех, кто не мог отстаивать свои права. В 1880-х годах на Гавайях врачи сознательно заразили сифилисом шесть девочек, содержавшихся в лепрозории. В 1895 году в Нью-Йорке педиатр Генри Хейман заразил гонореей 4-летнего мальчика и 16-летнего подростка, оправдываясь тем, что оба были идиотами. Он же заразил 26-летнего молодого человека, который умирал от туберкулеза, а значит, ему, по мнению врача, было уже все равно. Американские специалисты столь же плодотворно работали с филиппинскими заключенными: заражали их холерой и бубонной чумой. Доставалось и сиротам. В 1908 году в Филадельфии в приюте Святого Винсента врачи прописали детям какие-то глазные капли. Детям закапали туберкулин — вещество, содержащее ослабленный возбудитель туберкулеза, которое используют в пробах Манту. Несколько воспитанников приюта ослепли. В журналах экспериментаторов такие дети именовались отработанным материалом.


Порой у подопытных спрашивали согласия на участие в эксперименте, особенно если это было предложение, от которого они не могли отказаться. В 1913 году доктор Лео Стэнли был назначен главным врачом тюрьмы Сан-Квентин в Калифорнии. Доктор верил в евгенику и стремился улучшить человеческую расу с помощью скальпеля. В частности, он считал, что, если преступнику поправить дефекты лица, его внутренний мир также облагородится. Поэтому Стэнли стал практиковать пластическую хирургию, набивая руку на обладателях самых зверских физиономий. Как и многие светила медицины 1920-х годов, Стэнли верил, что человеку можно вернуть молодость с помощью половых гормонов молодых животных. Он вводил престарелым заключенным содержимое бараньих тестикул, а когда понял, что это не работает, переключился на материал, полученный от только что казненных молодых преступников. Врач считал, что многих мужчин на преступление толкает половой инстинкт, из чего делал вывод, что стерилизация поможет уменьшить число рецидивистов. К тому же если преступники не смогут иметь детей, то человеческая раса начнет постепенно очищаться от плохой наследственности. Стэнли подверг стерилизации более 600 заключенных; все они добровольно согласились на это, поскольку врач обещал замолвить за них словечко перед тюремным начальством. Испытуемые рассчитывали, что операция поможет им получить досрочное освобождение. Стэнли оставался в должности до 1951 года и все это время продолжал свои хирургические изыскания.



Афроамериканцы из округа Мейкон верили, что их лечат от несуществующей болезни, но на самом деле их не лечили даже от того, чем они болели

Фото: East News


Дурная кровь


В 1932 году, когда в округе Мейкон начались наблюдения за сифилитиками, большинство врачей в США и за их пределами не усмотрели бы в этом эксперименте ничего аморального. Во-первых, опыты над людьми давно уже никого не шокировали, во-вторых, подобный эксперимент уже был проведен в Норвегии в начале века, и в-третьих, надежного средства от сифилиса в те годы просто не существовало. Известные тогда способы лечения этой болезни подразумевали использование высокотоксичных веществ, так что пациенты редко выздоравливали, но часто умирали. К тому же сам образ жизни сельхозрабочих на алабамских хлопковых полях не способствовал исцелению. Доктор Харрис, инспектировавший округ, утверждал: "Совершенно бесполезно пытаться лечить сифилис у негров в сельской местности округа Мейкон в Алабаме, пока мы не справимся с многочисленными случаями туберкулеза, недоедания и пеллагры и не изменим бытовые привычки населения". О каких привычках шла речь, говорил доктор Оливер Венгер: "Мы не должны забывать, что эти пациенты редко моются и спят в грязном нижнем белье".


Были и другие причины, повлиявшие на решение оставить больных без врачебной помощи. Идею исследования выдвинул доктор Талиаферро Кларк, возглавлявший отдел венерических заболеваний при местном отделении Службы общественного здравоохранения США. Помимо научного интереса им двигало желание перенаправить финансовые потоки в свое ведомство. В штате активно действовал благотворительный Фонд Розенвальда, который щедро жертвовал средства на повышение уровня жизни негритянского населения. Фонд поддерживал Институт Таскиги и другие учебные заведения для черных, а доктор Кларк хотел, чтобы эти деньги пошли на здравоохранение. Врач признавался: "Я сомневаюсь, что неграм следует давать слишком высокое образование. Мы вырастим поколения черных "белых воротничков", которым останется только стать преступниками... Я смотрю на то, как фонд и местные власти потратили $26 млн на школы для негров, и не вижу, какую прибыль могут принести эти затраты".



Медсестра Юник Риверс умела убеждать подопытных в том, что экспериментаторы — их лучшие друзья

Фото: AP


С началом Великой депрессии поток грантов от фонда иссяк, и вместо миллионов речь пошла о нескольких тысячах. Тем не менее Кларк выбил грант на обследование чернокожего населения округа. Фонд выдал $7,7 тыс. на организацию обследования и еще $2,2 тыс. на оплату труда тех, кто будет его проводить. К исследованию подключились глава клиники при Институте Таскиги доктор Юджин Диббл (черный) и глава венерологической клиники доктор Оливер Венгер (белый). Непосредственным руководителем исследования стал доктор Реймонд Вондерлеер (белый), а душой проекта — медсестра Юник Риверс (черная), которая взяла на себя общение с пациентами и лично объездила всю округу. В работе принимали участие многие специалисты "черного университета", а также студенты, лаборанты и аспиранты. Кларк рассчитывал, что исследование займет несколько месяцев и будет состоять из двух фаз. В первой фазе будут выявлены и взяты под наблюдение врачей все сифилитики. Предполагалось, что этот период продлится примерно девять месяцев. Затем наступит фаза лечения, когда испытуемым попробуют помочь. Однако в условиях депрессии фонд отказался спонсировать вторую фазу. Кларк обиделся и вышел из игры, но остальные и не думали прекращать работу, ведь закрытие проекта означало бы прекращение всякого финансирования. Вондерлеер и команда решили растянуть первую фазу до бесконечности, благо средства для наблюдения за больными продолжали поступать.


Когда среди всех зараженных были отобраны 399 участников эксперимента, с ними заключили особые соглашения. Больные получали бесплатный проезд до клиники, где им обещали медицинскую помощь в случае проблем со здоровьем. Им также обещали оплатить похороны, если они подпишут соглашение на вскрытие их трупов. Все это выглядело весьма заманчиво, к тому же медсестра Риверс обладала даром убеждения. Постепенно у больных проявлялись симптомы сифилиса, но экспериментаторы пользовались их невежеством. У многих сельхозрабочих были различные кожные заболевания, и все они назывались у чернокожих одинаково — "дурная кровь". Врачи не стремились разубедить пациентов и говорили, что лечат их от этой мифической хвори.


Большинство пациентов были молодыми и крепкими, так что с началом Второй мировой войны подопытными заинтересовались на призывных пунктах. 250 человек были обследованы военными врачами, и их диагноз был выявлен. Экспериментаторы упрашивали оставить им подопытных, но военные были неумолимы, и призывников стали лечить. Остальные продолжали оставаться в неведении относительно своего недуга.


Эксперимент Таскиги окончательно разошелся с медицинской этикой в середине 1940-х годов, когда было найдено эффективное лекарство от сифилиса — антибиотики. Теперь лечить испытуемых было можно и нужно, но тогда команда лишилась бы гранта. Между тем неэтичный эксперимент оставался тайной только для подопытных. Команда Вондерлеера публиковала данные в медицинских журналах, но никого это не удивляло. К тому же с 1940-х годов в Америке начался золотой век экспериментов над людьми, который продолжался как минимум 25 лет.



Эксперимент Таскиги попал во все газеты, включая стенные, как яркий пример нарушения врачебной этики

Фото: Alamy/Фото ИТАР-ТАСС


"Акры человеческой кожи"


В XIX веке, как и в первой половине ХХ века, на людях экспериментировали в основном одиночки-энтузиасты, рассчитывавшие преуспеть благодаря новым открытиям. После начала Второй мировой войны у этих энтузиастов появился богатый заказчик в лице государства, и ученые, готовые поступиться моральными принципами, могли теперь рассчитывать на щедрую финансовую поддержку на всех стадиях работы. Пока американские солдаты страдали в джунглях малярией, Госдепартамент США совместно с военным ведомством заказали Университету Чикаго исследование, призванное помочь в борьбе с этой заразой. Ученые специально разводили малярийных комаров, а потом с их помощью заражали заключенных Стэнвильской тюрьмы в штате Иллинойс. Разумеется, все укушенные были "добровольцами". Эксперимент, начавшийся в годы войны, продолжался 29 лет.


Еще большее значение для государства имел Манхэттенский проект, частью которого было изучение воздействия радиации на человеческий организм. Три пациента клиники Биллингс при Чикагском университете получили инъекции плутония. Вскоре после того, как на людях была испытана сама атомная бомба, специалисты из Университета Вандербильта угостили "витаминным коктейлем", содержащим радиоактивные элементы, 820 беременных. Все испытуемые описывались как "бедные женщины белой расы". Кто-то из рожениц впоследствии умер от лучевой болезни, кто-то — от рака, многие дети родились больными, четыре младенца скончались.


Пока врачи из Таскиги едва сводили концы с концами, правительственные агенты действовали с размахом. В 1946 году исследовательская группа Службы общественного здравоохранения США под руководством Джона Катлера создала в Гватемале секретную лабораторию. Ученые платили проституткам, зараженным сифилисом и гонореей, за связь с заключенными, а потом испытывали на больных антибиотики. Было заражено около 1,5 тыс. человек, 83 испытуемых скончались. Власти Гватемалы были осведомлены о происходящем и оказывали всяческое содействие великому северному соседу. В 1948 году исследования были свернуты, но опыт Катлера не пропал даром. Он примкнул к исследователям из Таскиги и продолжил свои исследования на новом материале.


Между тем в Нюрнберге судили нацистских преступников, включая врачей, ставивших чудовищные опыты на людях. В Нюрнбергском процессе участвовал американский психиатр шотландского происхождения Юэн Кэмерон. На его долю выпало определить степень вменяемости Рудольфа Гесса, которого всегда подозревали в неадекватности. При этом сам Кэмерон придерживался похожих с Гессом взглядов. Он, в частности, поддерживал тезис об исключительности немецкой расы, хотя считал, что эта исключительность имеет деструктивный характер, и предлагал запретить части немцев размножаться, дабы Германия больше не смогла развязать войну.


Вскоре разразилась холодная война, и Кэмерон был призван на невидимый фронт. Он получил грант от ЦРУ в размере $69 тыс. для работы по суперсекретной программе "МК-Ультра", целью которой была разработка средств контроля над сознанием. Бюджет всей программы составлял около $25 млн, и многие проекты, профинансированные из этого источника, так или иначе были связаны с экспериментами над людьми.



Благодаря главе программы ЦРУ "МК-Ультра" Сиднею Готлибу некоторые врачи забыли о клятве Гиппократа

Фото: AP


Кэмерон полагал, что человеку можно полностью стереть память, а потом создать совершенно новую личность. Свои эксперименты он ставил в "Аллан Мемориал Инститьют" — небольшой психиатрической клинике под Монреалем. Пациентов с незначительными нервными расстройствами помещали в медикаментозную кому и включали запись с шорохами и скрипами или же с простыми повторяющимися командами. Одного несчастного продержали в таком состоянии три месяца. Успехи были впечатляющими: некоторые испытуемые забывали, кто их настоящие родители, и начинали считать таковыми своих мучителей, а некоторые даже забывали человеческую речь. В дальнейшем Кэмерона ждал стремительный карьерный взлет. Он занял пост второго президента Всемирной психиатрической ассоциации, а также возглавил психиатрические ассоциации США и Канады.


Врачи не всегда экспериментировали на людях по прямому указанию государства, поскольку иногда в роли заказчика выступали коммерческие структуры. В 1950-х годах свои опыты начал доктор Альберт Клигман из Университета Пенсильвании. Врач-дерматолог экспериментировал над заключенными Холмсбергской тюрьмы. Он работал на армию США, а также на компанию Dow Chemical, производившую химическое оружие, гербициды и прочие опасные вещества. В годы войны во Вьетнаме Dow предоставила ему грант в размере $10 тыс. на исследование свойств диоксина. Доктор вколол токсичное вещество 70 заключенным, отчего у них появились страшные незаживающие язвы. Испытуемых не лечили в течение семи месяцев. Другим заказчиком Клигмана была компания Johnson & Johnson, которая хотела знать, какой эффект произведут ее кремы и пудры на человеческую кожу. Благодаря этим заказам тюремные "добровольцы" постоянно чем-то мазались и красились. О своем отношении к подопытным Клигман говорил со всей откровенностью: "Я видел перед собой только акры человеческой кожи... словно фермер, который глядит на плодородные поля".


Не следует думать, будто над людьми экспериментировали только наймиты ЦРУ и военно-промышленного комплекса. Этим занимались и подлинно великие ученые, такие как создатель вакцины от гепатита-В Саул Кругман. В 1960-х годах школа Уиллоубрук была самым крупным в США государственным интернатом для умственно отсталых детей. Школа располагалась на окраине Нью-Йорка и была рассчитана на 4 тыс. воспитанников, однако в середине 1960-х в ней проживали около 6 тыс. детей. Скученность и антисанитарию дополняли жестокость и халатность администрации. Бывший воспитанник, выживший во всем этом ужасе, вспоминал о порядках в интернате: "Меня связали веревкой так, что я не мог двигаться... А потом воспитательница била меня бейсбольной битой по лицу и выбила мне все передние зубы". В таких условиях вспышки гепатита были нередки, что и привлекло внимание доктора Кругмана и его младшего коллегу вирусолога Роберта Макколума. Они работали в школе с 1963 года, причем Кругман лично убеждал родителей отдать детей в это чудесное заведение. Исследователи сознательно заражали детей гепатитом, чтобы понять, как бороться с этим заболеванием, и в конце концов преуспели. В 1966 году они прервали работу из-за скандала, связанного с общими условиями содержания воспитанников. Сенатор Роберт Кеннеди проинспектировал Уиллоубрук и заявил, что дети "живут в грязи и вони, их одежда — лохмотья, а их комнаты хуже клеток, в которых держат зверей в зверинцах". Впрочем, Кругмана и Макколума скандал так и не коснулся, и вакцина была найдена.



Американские заключенные получали не только баланду, но и возможность попользоваться продукцией компании Johnson&Johnson, а также укол диоксина

Фото: Time & Life Pictures/Getty Images/Fotobank


Если хочешь быть здоров


В 1960-х годах общественная атмосфера была еще такова, что многие ученые могли открыто выступать в поддержку экспериментов над представителями человеческого рода. В 1966 году доктор Генри Бичер заявил в своей книге: "Благополучие, здоровье, даже само существование нынешнего человечества, как и наших потомков, зависят от того, продолжатся ли эксперименты над людьми. Они должны продолжаться, и они будут продолжены. Главный предмет изучения человечества — сам человек". За громкими фразами скрывалась убежденность профессионала, знавшего, как дела обстоят на самом деле. Доктор Бичер знал, что никакие эксперименты над животными не дадут стопроцентной гарантии, что то или иное средство подействует на людей, ведь человеческий организм отличается от организма даже самой человекообразной обезьяны. Более того, опыты над животными нередко приводили к ошибочным результатам. Известно, что аспирин может убить кролика, и, если бы врачи отбраковали это лекарство на стадии испытаний на кроликах, люди продолжили бы страдать от головной боли. Разумеется, Бичер не имел в виду, что людей нужно подвергать опасности против их воли, однако на практике выходило, что без этого не обойтись.


В 1952 году крупный онколог Честер Саутэм, пытаясь проверить свою гипотезу о вирусном происхождении рака, ввел раковые клетки трем сотням заключенных в тюрьме штата Огайо, но так и не пришел к определенным выводам. В 1962 году он повторил эксперимент с пожилыми пациентами Еврейской клиники хронических заболеваний в Бруклине. Несмотря на название, большинство пациентов были афроамериканцами, а евреями были в основном врачи. Они-то и усмотрели в эксперименте параллели с деяниями нацистских преступников и потребовали его отменить, однако за спиной Саутэма стояла Служба общественного здравоохранения, и инъекции продолжились. И тогда возмущенные врачи обратились к прессе. Скандал вышел нешуточный. Саутэм оправдывался тем, что люди добровольно никогда не согласились бы участвовать в его экспериментах, которые могут потенциально спасти миллионы жизней, но эти аргументы не были услышаны. Впрочем, врачебное сообщество не бросило Саутэма в беде. Его на год лишили врачебной лицензии, но затем ее восстановили, а сам исследователь через пару лет возглавил Американское онкологическое общество. И все же начало было положено. Впоследствии обращение к общественности через прессу стало самым надежным средством борьбы за права пациентов.


Между тем эксперименту в Таскиги не было видно конца. Исследователи уже провели достаточно вскрытий и бесплатных похорон, чтобы прийти к выводу, что больные сифилисом рано или поздно умирают, однако останавливать программу никто не собирался. Беда пришла, откуда не ждали. В 1965 году на работу в Службу общественного здравоохранения поступил молодой эпидемиолог Питер Бакстан. Он работал в Сан-Франциско с пациентами, страдавшими венерологическими заболеваниями, и случайно от коллег услышал о делах, творящихся в Таскиги. Бакстан стал наводить справки и в 1966 году подал протест своему начальству в связи с неэтичностью алабамского эксперимента. Протест остался без ответа. Бакстан снова пытался протестовать в 1968 году, но с тем же успехом. Наконец, в 1972 году он рассказал свою историю молодой журналистке из The Washington Star Джин Хеллер, и страна узнала о происходящем.


Медицинскому сообществу Таскиги грозили большие неприятности, да и в Службе общественного здравоохранения могли полететь головы. Дело было улажено во внесудебном порядке. 74 выживших подопытных получили от государства компенсацию в размере $10 млн, и скандал удалось заглушить. В 1974 году Конгресс принял Национальный акт об исследовательской работе и создал Национальную комиссию по защите лиц—участников биомедицинских и поведенческих исследований, которой было поручено пресекать нарушения прав подопытных.



В сиротских приютах дети начинали служить науке раньше, чем читать и писать

Фото: Time & Life Pictures/Getty Images/Fotobank


Впоследствии американцы узнали много шокирующих подробностей о деяниях экспериментаторов от медицины. В 1973 году Америку потряс уотергейтский скандал, приведший к отставке Никсона. На этом фоне директор ЦРУ Ричард Хелмс почел за благо уничтожить все документы, связанные с программой "МК-Ультра", однако бюрократическая машина дала неожиданный сбой, и часть секретных материалов затерялась в архивах. В 1977 году потерянные документы были обнаружены. В 2001 году некоторые из них были рассекречены, и мир узнал о зловещих экспериментах по стиранию памяти. Разоблачения продолжались многие годы и продолжаются до сих пор. История об экспериментах в Гватемале всплыла лишь в 2010 году, когда в руки историка Сюзан Реверби случайно попал архив доктора Джона Катлера.


Неэтичные эксперименты медиков нанесли вред не только тем, кто невольно в них участвовал, но и тем, кто о них читал или просто слышал. Во второй половине ХХ века американский городской фольклор заполнили всевозможные страшилки и теории заговора о зловещих кознях федерального правительства и фармацевтических компаний. Многие люди, в особенности бедные и малообразованные, стали избегать контактов с врачами, дабы не стать жертвами очередного эксперимента.


Тех, кто испытывает ужас перед медиками, можно понять, ведь опыты над людьми продолжаются до сих пор. В 2004 году стало известно, что британский фармацевтический гигант GlaxoSmithKline с 1995 года испытывал новые препараты против СПИДа на сиротах, зараженных ВИЧ. Дети содержались в нью-йоркском детском доме, так что за отсутствием родителей согласие на участие в эксперименте давали городские власти. Самому младшему из подопытных было три месяца.


В 2012 году аргентинские власти оштрафовали GlaxoSmithKline на 400 тыс. песо ($240 тыс.) за испытание на детях какой-то новой вакцины, в результате которого 14 детей скончались. Доктора Эктор Абате и Мигель Треньяги, непосредственно проводившие вакцинацию, были оштрафованы на 300 тыс. песо каждый. Врачи были наказаны главным образом за то, что вводили родителей в заблуждение относительно свойств вакцины. Дети, как водится, были из бедных семей.


Медицинская этика нарушалась и продолжает нарушаться, поскольку в самих ее постулатах заложено противоречие. Врач должен лечить людей, но для того, чтобы вылечить многих, ему приходится сначала кого-то покалечить. Есть один способ понять, как работает человеческий организм,— сломать его и посмотреть, как он устроен. Зная это, некоторые гуманисты предлагают сознательным гражданам из числа обеспеченных и образованных добровольно участвовать в медицинских экспериментах. Однако пока что волонтеры не выстраиваются в очереди в лаборатории, а значит, эксперименты так и будут проводиться на бедных и беззащитных.


Использованы материалы сайта: http://www.kommersant.ru/doc-rm/2281229






ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий