|
Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Спелеологический клуб СибирьПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Новости | История | Журнал Киевская Старина

Журнал Киевская Старина

Кіевъ въ 1654-1855 гг. VIII.


Какъ мы видѣли, Кіевъ въ теченіе продолжительнаго времени былъ то религіознымъ цептромъ (какимъ онъ всегда оставался), то съ одной стороны воешіымъ городомъ, а съ другой замкну­той въ самое себя общиной. Съ тсчепіемъ времени старые устои расшатались, а новые (какъ введете общихъ учрежденій съ 1782 г.) не могли еще дать опредѣлеішыхъ результатовъ. Совѣстный судъ, которому Екатерина придавала такое широкое значеніе[1]), не имѣлъ успѣха вслѣдствіе укоренившейся привычки къ тяжбамъ, но онъ указывалъ свою долю вліянія тамъ, гдѣ имѣли мѣсто дѣла, связанныя съ суевѣріями, волшебствомъ и т. п. *). Расширеяіе больницы (на 100 чел., съ двумя отдѣл., мулсскимъ и жеаскимъ), принятой на счетъ города (па сборъ отъ город, вѣсовъ), по рѣ- шенію почетнѣйшихъ гражданъ, Дума прямо приписывала «влія- нію» новыхъ учреждепій[2]). Причиною медленнаго роста города и его промышленнаго процвѣтанія, одиеъ изъ современныхъ наблюдателей считаетъ то, что магистратъ не давалъ права на гра­жданство пришельцамъ и не позволялъ имъ имѣть собственные дом» *). Печальное состояніе торговли Кіева во второй половинѣ ХУШ ст. , (почти лишь одной мелочной) отчасти подтверждается признаніемъ самаго магистрата[3]). Такимъ образомъ, въ 1775 г., на запросъ коммерцъ-коллегіи о состояніи фабрикъ и торговли въ городѣ и уѣздахъ, Кіевскій магистратъ, по требованію геи. губ. Воейкова, сообщилъ, что здѣшніе мѣщане и нѣкоторые ре­месленники (цеховые) производятъ торгъ въ лавісахъ иѣмецкими и великороссійскими шелковыми, бумажными, шерстяными, пуш­ными и желѣзными товарами, а пѣкоторые держатъ отъѣзжіе торги за границу: въ Польшу, въ Цесаріго, Саксоніго, въ ІІруссію, въ Гданскь, возятъ товары великороссійскіе пушные, китайку, холстъ, крашенину, малороссійскіе говяжье сало и воскъ. Цеховые питаются рукодѣліемъ, а чернь, находящаяся въ сотняхъ, рабо­таете у партикулярныхъ людей. Въ городѣ имѣются казенный шелковый и партикулярные кожевенные и кирпичные заводы, ткац­кие станы, на которыхъ работают» здѣшніе ткачи для своихъ и обывательскихъ домагинихь иуждъ. а также на продажу холстъ и другія надобности, какъ-то шерстяной мухояръ, изъ котораго монахи одѣяніе носятъ, сермяжпыя сукна и т. п., а никакихъ особенно достойныхъ, по знатости ихъ, примѣчанія промысловъ (металическихъ, минеральныхъ и др.), казенныхъ и частныхъ, ка­кому либо мѣсту или народу принадлелсащихъ, нѣтъ [4]).


Въ свою Очередь, изъ таможенныхъ книгъ за 1762-17Ѳ5 №. видно, что вывозъ изъ Малороссіи былъ самый ничтожный, ПАёнымъ образомъ состоящій изъ мѣховъ соленой рыбы, кращеййШі-, шерстяныхъ одѣялъ и поясовъ. Всѣ же мануфактурный иройШ- денія, англійскія и силезскія сукна, льняныя и шелковыя матерій и т. н. доставлялись изъ-за границы1). Такъ, за 1762 Г. по йё- жигородской таможнѣ значилось въ доходѣ 4685 р. съ ввозййхъ пошлинъ и всего 860 р. вывозныхъ. Кіевъ являлся тогда Пойнымъ отраженіемъ страны въ отношеніи производства. Заводов- и фабрикъ, за ничтожными исключепіями, не существовало въ немъ 2). А между тѣмъ онъ не могъ сдѣлаться, подобно горо*■ »■ >4 даиъ-тлѣваго берега Днѣпра, чисто земледѣльческимъ поселеніемъ: мѣшала почва, песчаная въ большей своей части, не годная для обработки ’). А потому главнымъ и почти единственнымъ источ- никомъ существованія и доходовъ города попрежнему является винокуреніѳ. Фабрикація водки и напитковъ, столь прыбыльная тогда, была, можно сказать, единственною формою производства, существовавшаго въ Кіевѣ. Крещатикъ былъ обращенъ чуть не въ сплошную винокурную слободу. Винокурни были разбросаны .вокругъ всего Кіева. На одномъ Подолѣ, въ магистратскихъ шинкахъ выписывалось ежегодно 25-30 тысячъ ведеръ водки, до- ставлявшихъ доходовъ магистрату до 10000 р.[5]). Понятно отсюда, почему винокуреніе вызывало въ Кіевѣ такую ожесточенную борьбу между мѣщанами и казаками, магистратомъ и монастырями. По- слѣдніе не уступали въ этомъ отношеніи другимъ. Печерская лавра, монастыри Софійскій, Михайловскій, Никольский имѣли свои много- численныя винокурни и вели эту торговлю на самыхъ широкихъ основаніяхъ [6]). Въ виду массы шинковъ, украшавшихъ тогда почти всѣ улицы города, и предмѣстья, понятпымъ становится й смыслъ фразы извѣстнаго уже намъ путешественника Лукьянова о жителяхъ Кіева: «На Подолѣ строеніе узорочное, тщательны, лихоманы и много у нихъ чудотворныхъ иконъ, а письмо иное кажется живопись; сердечная вѣра у нихъ велія къ Богу; и къ нищимъ податливы вельми. Да шинки ихъ въ конецъ разорили, да кабы изъ того у нихъ сильно скаредно; и добрый человѣкъ худымъ будетъ»


Гетманъ Разумовскій повидимому понималъ это зло и еще въ универсалѣ 6 іюля 1761 г. пытался положить предѣлъ столь широко распространенному, во вредъ хозяйству, обычаю. «Мало- россіяне, писалъ онъ, не только пренебрегаютъ земледѣліемъ и VIII, 214); два док. о монаст. хоз. (Соф. и Выдуб. мон.) въХѴШст. (К. Стар. 1893, Я» 8, с. 719-734); о хоз. хлопотахъ духовенства (1884, № 3, с. 465-470; ср. Матер., VII, 136-156). Духовенство въ своихъ заявленіяхъ въ Екатер. ком. признаетъ. что винокуреніе содѣйствуетъ паденію земледѣлія, но хдопочетъ о разныхъ льготахъ въ свою пользу, а монастыри ходатайствуютъ о правѣ содержать шинки (Сборн. Р. Ист. Общ., ХЫІІ, 440-441, 492-493). О разореніи на- селенія отъ продажи вина (Кіев. Стар. 1903, № 11, с. 57-58); Къ ист. пьянства въ Малороссіи-два распор, гр. Румянцова-Задунай- скаго (1894, № 8, с. 286-288). Купецъ Зябкинъ, содержавшій пи­тейные сборы въ Кіевѣ, Нѣжинѣ и Переяславѣ въ 1775-1779, по- терпѣлъ убытокъ отъ незаконно заведенныхъ шинковъ и недоимка съ него была снята въ 1807 г. (Архивъ Государств. Совѣта, III, ч. I, 354-355).


г) Въ значительной степени этими привычками населенія объяс­няется замѣчаніе Екатерины II, во премя пребыванія ея въ Кіевѣ: «Здѣсь по улицамъ не безопасно: грабятъ и быотъ людей. Сказать должно фельдмаршалу (Румянцову), чтобъ приказалъ городничему умно­жить о семъ бдѣніе» (апр. 11-го 1787 г.). Сборн. Р. И. Общ., XXVII, 407). Ср. любопытное дѣло объ ограблене въ 1780 г. подъ Кіевомъ корон, польск. хорунж. Стан. Потоцкимъ съ реестромъ вещамъ и день- гамъ (орд. гр. Румянцева кіев. об. коменд. Елчанинову, Кіев. Стар. 1903, № 11, стр. 64-66).

ркатѳводствомъ* отъ которыхъ притекаетъ богатство народное, но еще, вдаваясь въ непомѣрное винокуреніе, часто покупаютъ хлѣбъ по торгамъ дорогою цѣною не для пріобрѣтенія себѣ какихъ-либо выгодъ, а для одного пьянства; истребляя лѣсныя свои угодья и нуждаясь отъ того въ дровахъ, необходимыхъ къ отапливанью щъ хижинъ. Во избѣжаніе происшедшихъ отъ сего безпорядковъ опредѣляемъ: 1) чтобы винокуреніемъ занимались одни только владѣльцы и казаки, имѣющіе грунты и лѣсныя угодья, кромѣ духовенства, купечества и посполитаго народа; 2) полковникамъ и сотникамъ, подъ опасеніемъ въ противномъ случаѣ, лиіпенін мѣстъ, надзирать за точнымъ исполненіемъ сего; 3) запрещается іщѣть винокурни и шинки великороссіянамъ и вообще не та- мошнимъ владѣльцамъ, въ особенности купцамъ и крестьянами


4) возбраняется также полковникамъ и полковымъ старшинамъ нанимать бѣдныхъ, хотя и имѣгощихъ грунты, казаковъ для нро- изведенія подъ ихъ именами винокуренія и шинкарства, но каж­дому предоставляется производить оныя на своихъ земляхъ и изъ собственнаго имущества». Легко понять, что подобпыя палліа- тивныя мѣры не достигали цѣли. Уже въ 1816 году, во время пребыванія въ Кіевѣ, императоръ Александръ I замѣтилъ: «Вино- куреніе привело Малороссію въ совершенное изнеможеніе; она находится въ такомъ ноложеніи, какъ человѣкъ разслабленный. Но нельзя пенять на помѣщиковъ, что они обратили вниманіе на сію отрасль промышленности, казна даетъ имъ въ семь при- мѣръ: главнѣйіпій доходъ ея состоитъ въ откупѣ; министръ финансовъ называетъ оный жемчужин’ою нашихъ доходовъ» [7]).


ІІослѣдствія такого односторонняя) развитія города можно видѣть въ оффиціальной вѣдомости о населеніи Кіева, представ­ленной гр. Румянцовымъ импер. Екатеринѣ въ 1785 г. Такъ, въ ней показано: на ІІодолѣ купеческихъ домовъ 10; мѣщанскихъ 1974, разночинческихъ 89, владѣльческихъ поданныхъ 37; на ІІе- черскѣ: купеческихъ 20, мѣщанскихъ 46, разночинческихъ 315, солдатскихъ 63?., владѣльческихъ подданныхъ 172; на Старомъ городѣ купеческихъ домовъ 1, мѣщанскихъ 54, разночинческихъ 222, солдатскихъ 305; всего 3899 домовъ *).


Введеніе духовньтхъ штатовъ въ Малороссіи (1786), произвед­шее большой переполохъ въ Кіевѣ2), значительно сокращало коли­чество монастырей (на 42), монаховъ и монахинь (на 1000) въ епарАскоченскій, Кіевъ, II, 339. По количеству населенія пока­зано на Подолѣ съ предмѣстьями-6034, въ томъ числѣ куицовъ 334 и мѣщанъ 4566; остальное количество приходилось на польскихъ вы- ходцевъ и иностранцевъ (37), великорос. и малорос. городовъ (51), казен. крестьянъ, отпущен, на волю (26). Въ 1795 г. пришлаго эле­мента было 875 чел., купцовъ христіан. закона лишь 281, за то по­является статья о евреяхъ (94), какъ вслѣдствіе присоединенія юго- запад. областей, такъ и духа терпимости, почти одновремено заявлен- наго въ Австріи (1782) и Россіи (1786). См. Кіев. Стар. 1884, X» 2, 352-54; 1901, № 1, с. 74; Матер., П, 13). По даннымъ 1792 г. евреевъ было 73 (польск. 61, бѣлорус. 12); одинъ изъ нихъ былъ надв. совѣт. польской службы (Бея. Шпееръ), пріѣх. для лѣченія и поставки провіантовъ въ Черн, губ., одинъ для продажи винъ оптомъ, одинъ прус, евр. съ зятемъ, содерж. трактиръ, съ 1786 г., еще одинъ, съ 1781 г. (дольше всѣхъ), изъ Богеміи (Полнеръ) и два другихъ, въ качествѣ подрядчиковъ; остальные были ремесленники, поселивгаіеся съ 1779- 80 гг. и только два хозяина-портные съ 1783, изъ Сатанова. По ма­гистр. вѣдом. значилось 4 порт., 1 серебрен., 2 шмукл., 1 сапож., 1 тракт., 1 рѣзч. Всѣ они внесли (кромѣ рѣзч., дѣлав. натурою), 275 р. въ приходъ городу (Матер. I, 154-155). «Жидовъ очень мало» (Ви- гель, I, 47).


2) См. Кіевская пертурбація 1786 г. (К.. Стар. 1883, № 4, с. 895-899). Ср. Плачъ кіев. монаховъ. Сатира въ виршахъ, рук. 1792 г. славян, шрифт., Рус. Стар. 1881, ХХХП, 435-444.


хіи, вслѣдствіѳ чего должны были потерпѣть многіе кіевскі%мона- стыри. Дух. академію предполагалось перевести въ лавру, Глав, нар. училище помѣстить въ Соф. митр, домѣ, мон. Братскій, Ме- жигорскій и Кирилловскій отдать на больницы, госпиталь и по- мѣіценіе дла инвалидовъ. Впрочемъ м. Самуилу, по ходатайству гр. Румянцова, удалось сохранить ихъ на прежнемъ положеніи х); только Кири д. мон., по настоянію Потемкина, былъ обращенъ въ инвалидный домъ для престарѣлыхъ и увѣчныхъ воиновъ и, кромѣ того, въ помѣщеніе для богоугодныхъ заведеній и дома умалишен- ныхъ [8]). Вмѣстѣ съ тѣмъ разрѣшился, въ интересахъ города, жгучій для него вопросъ о правѣ куренія водки. Въ рескр. на имя гр. Румян­цова, дан. 17 апр. 1787 г., указывалось, чтобы деньги на устройство въ Кіевѣ больницы для прилипчивыхъ болѣзней были взяты изъ городскихъ доходовъ, которые должны значительно увеличиться, такъ какъ, за упраздненіемъ монастырскихъ шипковъ, вся вообще винная продажа, находящаяся во всѣхъ частяхъ города, по вы- соч. повел., отдана въ пользу города [9]). Однако уже 14 авг. 1791 г., по представленію и. д. ген. губ. Кречетникова, послѣдовалъ сенатскій указъ, гласившій, чтобы въ городахъ и на городскихъ и казенныхъ земляхъ винокурни, какъ заведеніе не свойственное городамъ, были уничтожены [10]).


Въ это время Россія утверждала свои завоеванія въ предѣ- лахъ Новороссійскаго края, къ которому, по многимъ причинамъ, съ такимъ вниманіемъ относилась Екатерина II,-и вотъ явля­лась мысль о неизбѣжности и даже необходимости неремѣщенія русской столицы изъ Петербурга на югъ-въ древнее ея мѣсто

пребиваніе-Кіевь и даже южнѣе, гдѣ красовался уже своимъ име- немъ Екатеринославъ •). Но вотъ что отвѣчала Екатерина на эти мечтанія своему постоянному корресподенту, барону Гримму: «Изъ исторіи Россіи видно, писала она, что народы, жившіе на сѣверѣ го­сударства, легко подчиняли себѣ народы, жившіе на югѣ; южные же жители, предоставленные самимъ себѣ, были всегда слабы и не имѣли прочнаго могущества, тогда какъ сѣверъ легко обхо­дился безъ юга или безъ гожныхъ странъ. Но,; по моему мнѣнію, настоящая столица имперіи еще не найдена и, по всей вѣроятно- сти не мнѣ ее найти. Еслибъ въ шведскую войну меня здѣсь (т. е. въ Петербургѣ) не было, то потребовалось бы шестьдесятъ ты- сячъ лишняго войска для противодѣйствія стремительному напа- денію шведовъ» [11]). И она радовалась, что «народная ненависть» къ Петербургу уменьшилась [12])...


Еще 10 апрѣля 1786 г. [13]) послѣдовалъ высочайшій указъ, которымъ новелѣвалось при бывшемъ каѳедральномъ Кіевософійскомъ монастырѣ помѣстить Главное народное училище Кіевскаго намѣстничества, заводимое отъ коммиссіи объ установленіи на- родныхъ училищъ; но въ бытность Екатерины II, предположеніе это было отмѣнено[14]);а открытіе училища состоялось лишь 1 мая 1789 г., одновременно съ училищами, основанными въ другихъ южныхъ губерніяхъ. Зданіе для училища въ Кіевѣ было приго­товлено на Подолѣ, какъ наиболѣе населенной и важной но тор- говлѣ части города. Первыми учителями этого училища были че­тверо молодыхъ людей, отправленныхъ въ 1788 г. изъ Кіевской академіи въ Петбрбургъ для приготовленія' къ своимъ обязанно- стямъ въ тамошней учительской семинаріи. Октрытіе училища происходило въ обычной торжественной обстановкѣ, при сте- ченіи многочисленной публики ’), съ молебствіемъ, совершен- нымъ м. Самуиломъ, причемъ прот. Леванда сказалъ слово «о важности открываемаго училища», а одинъ изъ преподавателей рѣчь «о пользѣ наукъ»; рѣчь была сказана и однимъ изъ уче­никовъ 2). Во время торжества изъ магистратскихъ пушекъ про­изведены были 31 выстрѣлъ. Курсъ былъ пятилѣтній, въ числѣ учащихся находились и дѣвочки, но онѣ заканчивали курсъ двумя низшими классами. Впрочемъ и мальчики не всегда проходили полный курсъ. ІІолугодичныя испытанія совершались въ присѵтствіи почетныхь гостей и публики и также сопровождались рѣ- чами учителей, учениковъ и ученицъ, а иногда производились физическіе опыты. Содержаніе на училище отпускалось изъ кіев- скаго приказа общественнаго призрѣнія. которому на общемъ основаніи были подчинены училища. Основаніе въ Кіевѣ учи­лища встрѣтило полное сочувствіе въ тогдашнемъ обществѣ, что и выразилось тотчасъ же разнообразными пожертвованіями на бѣдныхъ учениковъ и библіотеку. Эти книжныя пожертвованія и покупки легли въ основаніе библіотеки 1-ой гимназіи, такъ какъ библіотека училища цѣликомъ перешла къ ней. Въ такомъ видѣ Кіевское главное народное училище существовало съ 1789- 1803 г., когда начинается постепенный переходъ его въ гим­назию х).


Къ царств. Екатерины II относится начало въ Кіевѣ ма­сонства. Это была «Ложа безсмертія», основанная русскими офи­церами, но любопытно, что она возникла безъ всякой связи съ. петербургскимъ и московскими масонствомъ и находилась въ подчиненіи ложи польскаго «Великаго Востока», а попытка основать такую же ложу въ ІІетербургѣ относится у лее къ 1787 г. Въ 1788 г. въ Кіевѣ была основана Еллизеномъ, по эклектической системѣ, ложа «Трехъ колоннъ», но она скоро закрылась2).


Въ концѣ ХѴПІ ст. русское общество въ Кіевѣ представля­лось чрезвычайно разношерстнымъ. «Кіевъ былъ проѣзжій, погра­ничный городъ и почти столица Малороссіи; кругомъ его были распо­ложены войска, въ немъ стекались и воинскія чиновныя лица, и украинскія помѣщики по дѣламъ и тяжбамъ, и великороссійскіе на­божные дворяне съ семействами для поклоненія святынямъ, и нако- нецъ просто путешественники, которые для развлеченія посѣщали тогда южную Россію, какъ нынѣ ѣздятъ въ чѵжіе края». Въ ряду слу- жащихъ лицъ авторъ записокъ (Вигель) называетъ кн. Хованскаго (в.-губ.), жена котораго, урожд. Нарышкина, отличалась привѣт- ливостыо; кн. Дашкова, сына извѣстной Екатерины Романовны, ко- мандовавшаго Сибирскимъ нолкомъ, но поссорившагося съ матерью изъ-за неравнаго брака; губ. предв. двор. Дем. Дем. Оболонскаго, владѣльца 8000 душъ крестьянъ, державшаго зимою открытый домъ, чтобы «покормить бѣдняковъ», какъ онъ выражался о своихъ пріемахъ; предсѣд. гражд. пал. Ив. Гр. Туманскаго, судившаго но законамъ, «слѣдственно къ неудовольствію половины тяжущихся», но не было ни одного человѣка, который не любилъ бы и не ува- жалъ его, и др. Въ Кіевъ нерѣдко наѣзжала но своимъ дѣламъ А. В. Браницкая, урожд. Энгельгардтъ, племянница Потемкина, знаменитая своимъ богатствомъ и скупостью. Изъ лицъ нерус- скаго происхожденія назовемъ инж. ген. де-Шардона, въ домѣ котораго давались маленькія пьесы и пантомимы, неизвѣстныя еще кіевлянамъ, артил. ген. Нилуса, пастора Граля, семью Бунге... («По­чтенный старецъ Г. Ф. Бунге (•}• 1792)живетъ здѣсь уже 36 лѣтъ, го­ворить Мёллеръ (въ 1787 г.»). Кромѣ ботаники, химіии фармакологіи, онъ занимается еще элеістричествомъ, приготовленіемъ барометровъ и термометровъ, токарнымъ искусствомъ, а также дѣлаетъ и оттиски медалей. Его комната украшена портретами древнихъ мудрецовъ. а также двумя прекрасными перспективными китайскими карти­нами на бумагѣ, которыя онъ получилъ въ наслѣдство отъ одного настоятеля базиліанскаго ордена, бывшаго въ КитаЬ. Тщетно я разспрашивалъ, прибавляетъ тотъ же путешественникъ, объ уче- ныхъ и коллекціяхъ минераловъ или картинъ; но здѣсь все ды- шетъ Беллоной или слѣдуетъ за Меркуріемъ. За исключеніемъ двухъ токарей, въ Кіевѣ напрасно было бы искать художников^». Кромѣ того, Мёллеръ упоминаетъ Еллизена изъ Гойи, губерн- еваго врача, любителя охоты, и хирурга штаба Бланка, которыхъ хвалили за познанія въ ихъ наукѣ. Изъ нѣсколькихъ сыновей Бунге-Андрей наслѣдовалъ его аптеку [15]); Иванъ основалъ новую, а Христіанъ потомъ служилъ врачемъ при госпиталѣ и учебныхъ заведеніяхъ (духовн. академіи и др.).

Балы начинались тогда рано (не позже 7 часовъ), на которыхъ можно было видѣть и малороссійскую метелицу, и голубца, и ка­зачка; плясали и порусски и поцыгански, но всегда танцы должны были начинаться польскимъ и оканчиваться алагрекомъ. Вальсовъ еще не знали [16]). Карты составляли необходимую принадлежность этихъ вечеровъ, а въ среднемъ классѣ они доводили часто до разоре- нія 2). Комнаты освѣщались довольно плохо, въ богатыхъ домахъ восковыми свѣчами, что тогда считалось роскошью3). У одного кн. Дашкова (получившаго образованіе за границей) начинался новый вѣкъ, у него были у лее и трубки, и пуншъ, и смѣлое обхожденіе безъ разбора лѣтъ и пола. Жители черниговскихъ уѣздовъ, а еще болѣе новгородъ-сѣверскихъ сохранили или приняли много русскихъ обычаевъ. Жители южной Малороссіи остались почти такими же казаками, какими были они еще при Хмелышцкомъ4). Богатѣйшіе изъ тогдашнихъ кіевскихъ помѣщиковъ весьма рѣдко покидали свои хутора; съ крестьянами своими, которые лѣтъ 20-30 назадъ были имъ равными, имѣли одинаковые вкусы, обычаи, пищу5). Румяпцовъб) и Разумовскій имѣли свои дома въ Кіевѣ, но это были хотя и обширные, по деревянные дома. Въ послѣдпемъ, дотолѣ необитаемомъ, при Павлѣ жилъ воен. губ. гр. И. П. Салтыковъ. Домъ этотъ висѣлъ надъ-стремниной и открывалъ чудные виды за Днѣпръ. Онъ казался волшебнымъ, когда въ лѣтнхою ночь блисталъ огнями, говоритъ Вигель. Въ царскіе дни бывали фейерверки, иллюминаціи, а иногда спускались небольшіе воздушные шары[17]).


Домашнее воспитаніе высшаго класса предоставлялось ино- страннымъ гувернерамъ и гувернанткамъ, преимущественно нѣмцамъ. Нѣсколько позже (при Павлѣ) прибыль въ Кіевъ проф. Граафъ, который не хотѣлъ заводить школы, а устроилъ у себя небольшой пансіонъ[18]). Болѣе широкіе интересы ума удовлетво­рялись по прежнему академіей[19]). Даже послѣ пожара 1780 г. би- бліотека ея все еще представляла выдающееся, по выбору, собра­те книгъ. Здѣсь были и древніе классики и сочин. Эразма Рот- терцамскаго, и магематическія произведенія[20]). Для выписки книгъ изъ Москвы находился при академіи коммиссіонеръ, а въ торговыхъ рядахъ помѣщался и антикварій, скупавшій и продававшій старыя и рѣдкія книги. Но праздниками для насъ были, говоритъ И. Ѳ. Тимковскій, пріѣзды итальянцевъ изъ Ломбардій, всякій годъ весною, на мѣсяцъ, съ большою лавкою латинскихъ и фран- цузскихъ книгъ, эстамповъ и учебнаго снадобья; а какъ рисо­вание было почти общимъ у всѣхъ, то намъ пріятно было въ той же лавкѣ получать образцы и матеріалы, а при выборѣ на- глядѣться и другихъ новостей... Я весь былъ в;ь моихъ урокахъ и, по обычаю, съ весны, для оживленія ихъ, часто ходилъ съ то­варищами на Крещатицкія горы, нависшія по Днѣпру вдоль Царскаго сада1). Тамъ горы, кусты и пригорки наполнены были шумомъ учащихся, а подъ ногами бьетъ священный ішочъ свой Ге- никонъ». Въ размытыхъ лее провальяхъ этихъ горъ иногда можно было набрести на кувшипъ съ древними монетами, въ томъ числѣ и кіев. гриваами, а таклсе кольцами и перстнями, которые тутъ же сбывались серебренику и пріѣзлшмъ итальянцамъ. Кіевлянинъ не былъ прихотливъ еще на ѵдовольствія. Онъ пробавлялся захожимъ чудакомъ изъ Бѣлоруссіи, одѣтымъ арлекиномъ съ высокою пестро окрашенною жердью и болынимъ колокольчикомъ на верху «я, который разсказывалъ народу о постѣ 12 пятницъ въ году, х) Ежегодные разливы Днѣпра, причинявшіе вредъ Подолу, по­будили въ 178а г., по случаю голода, чтобы дать работу «вольноприходящимъ», предпринять отводъ Днѣпра, для чего разрывали у лѣ- ваго берега рукавъ его Черторый; а когда обмелѣлъ Днѣпръ, то по­лагали запереть этотъ рукавъ (Сборн. матер, о Щевѣ, 167). Постоян­ные разливы Днѣпра и дурное санитарное состояніе Подола, иоро- ждавшія болѣзни, отражались какъ на приростѣ населенія, такъ и на большей смертности сравнительно съ возвышенными частями города. Цифра умершихъ 40-60 лѣтъ значительно превосходитъ среднюю и указываетъ на неблагопріятныя для жиьни условія (И. Пантюховъ. Статист, и санит. очерки Кіева, К. 1875, по метрич. книгамъ съ 1781 г.). Только послѣ чумы 1771 г. въ Кіевѣ устроены были отдѣльныя кладбища для каждой части города (Подола, Стар. гор. и Печерска, К. Стар. 1897, № 6, с. 453-59) и еще въ 1766 г. магистратъ не же- лалъ принимать на свое содержаніе врача (іЬ. 1903, № 12, стр. 141). О частной аптекѣ на Подолѣ упоминаетъ Гильденштедтъ (1774 г.).


страданія в. муч. Екатерины, дѣянія апостоловъ и т. п., или страннымъ астрологомъ и провѣщателемъ, который занялъ боль­шой домъ въ переулкѣ возлѣ Духовской церкви и ежедневно появлялся на крыльцѣ, выходящемъ на улицу, въ чудныхъ крес- лахъ, въ парчевомъ стянутомъ платьѣ до колѣнъ, съ перекину- тымъ на шеѣ широкимъ зодіакомъ, въ золотой островерхой митрѣ. Когда приходили къ нему любопытные, онъ бралъ плату, смотря по лицу и вопросу, вводилъ въ темную комнату, освѣщаемую се- мисвѣчникомъ и за обрядами представлялъ свои мистеріи-фокусы, а больше еще, поглядывая на разложенные листы съ знаками, высказывалъ свое искусство въ физіогпоміи и хиромантіи. Неви­димому онъ былъ венгерецъ. Въ Кіевѣ «провѣщатель» этотъ пробылъ двѣ или три недѣли ').


ХIX.


Въ 1797 г. образовалась Кіевская губернія въ настоящемъ ея составѣ и Кіевъ былъ назначенъвъ ней губернскимъ городомъ [21]); предположеніе объ уничтоженіи Подола, какъ части города, было отмѣнено [22]); а 19 сентября 1798 г. возобповлепы прежнія права и нривелегіи Кіева и магистратъ былъ возстановленъ въ преж- немъ составѣ и съ прежними назвапіями членовъ. Права эти въ цар. Александра I еще разъ были подтверждены. Между тѣмъ 13 іюля послѣдовало высочайшее иовѣленіе «дабы впредь цер- тсовпыхъ парадовъ не было, предоставляя сіе единственно рези­денции'». Тогда кіевляне стали хлопотать объ отмѣнѣ сдѣлапнаго распоряжения. Императоръ ІІавелъ I спизошелъ іп» просьбѣ кіев- сішхъ гражданъ и снова позволплъ отправлять издавна введен­ную въ Кіевѣ 1-го января и 1-го августа церемонно, т. е. «всѣми цехами при сабляхъ и ружьяхъ съ хоругвями выходить, а по- четнымъ гражданамъ въ одиііаковомъ одѣяніи наГ лошадяхъ вы- ѣзжать на р. Днѣпръ при освященіи воды и пальбу производить». Есіи возстановленіе означенныхъ нривелегій кіевлянъ нослѣдовало по ходатайству воен.-губ. А. А. Беклешова, пользовавшегося вниманіемъ у импер. Павла, то вѣроятно не иослѣднее мѣсто занимало въ данпомъ случаѣ и воспоминаніе императора о чрезвы- чайномъ пріемѣ, оказаішомъ ему пѣкогда киевлянами х). Незави­симо отъ того магистратъ получшгъ въ свое вѣдѣпіе (по хода­тайству Беклешова), вновь учрежденную въ 1798 г., на мѣстѣ остатковъ погорѣвшаго древняго Межигорскаго мон., фабрику фаянсовыхъ издѣлій (образцы ихъ были доставлены еще Екате- ринѣ II, въ 1796 г.), отъ успѣшпаго дѣйствія которой ожидали значителыіаго дохода [23]); но, въ дѣйствительпости, она стоила го­раздо больпгахъ издержекъ, а въ 1810 г. пожаръ истребилъ почти

всѣ ея строенія, машины и запасы. Накопившійся долгъ (въ ко­личеств^. 90000 руб. асигн.) былъ возвращенъ городу въ 1822 г., по передачѣ фабрики въ вѣдомство кабинета, а въ 1874 г. она совсѣмъ прекратила свое существованіе и только въ последнее время на мѣстѣ фабрики снова устроенъ (вм. муясскаго женскій) монастырь *).


До насъ дошла вѣдомость о числѣ домовъ и зданій, быв- шихъ въ Кіевѣ въ 1797 г. Не считая лавры, въ ней показано: ка- менныхъ церквей 26, деревянныхъ 20, монастырей и церк. строеній камен. 29, публичныхъ строеній камен. 18, част, домовъ камен. 1?., деревян. 3672, изъ нихъ на ІІодолѣ 2068, на Старомъ городѣ 506, на Печерскѣ 1098. Въ 1796-1800 г.г. жителей въ Кіевѣ насчи­тывают до 19,000, а нѣкоторые до 30000. Умноженію населе- нія и распространенно города въ концѣ ХѴПІ стол., какъ пола- гаютъ, способствовало перенесеніе въ 1797 г. крещенской ярмарки изъ г. Дубно (сюда лее переведена она въ 1774 г. изъ Львова, по присоединеніи Галиціи къ Австріи) въ Кіевъ, называемой контрактами (такъ какъ при этомъ совершались разныя сдѣлки), на которую стали съѣзлсаться, въ количествѣ нѣсколькихъ (до 5) тысячъ, нреимущ'естенно помѣщики, дворяне и купцы, и произво­дить здѣсь обороты на значительны» суммы [24]). Благодаря этимъ съѣздамъ, Кіевъ становится многолюднымъ и шумнымъ городомъ [25]),


Тѣмъ не меиѣе удучщеніе въ матеріальныхъ условіяхъ городи не могло такъ скоро измѣнить вкусовъ и понятій жителей древ­ней столицы относительно самыхъ необходимыхъ удобствъ и по­требностей. «Нѣгь домовъ каменныхъ, нѣтъ порядка въ строеніи, нѣтъ регулярности и архитектуры. Улицы не мощены, пески покрываютъ ихъ! восклицаетъ В. В. Измайловъ, одинъ изъ самыхъ горячихъ и ревностныхъ ісарамзинистовъ, потомъ издатель ;кур- нановъ, переводчикъ и авторъ «Сентиментального нутешествія въ полуденную Россію» (ч. I, М. ^1800; ч.ч. I-IV, М. 1802). «Са­мый Подолъ, говорить онъ, болѣе населенный, пелсели другія части города, пе имѣетъ совсѣмъ вида города. Деревянныя кровли, ішзкія хижины г) прикрываются церквами и монастыремъ. Улицы такъ узки на ІІодолѣ, что едва ли двое дролсекъ могутъ разъ­ехаться. Сообщеніе между тремя частями города чрезвычайно затруднительно. Калсется, что вы видите три разныя селенія. Я говорю селенія, ибо и весь Кіевъ едва ли заслуживаетъ названія города»,:-какъ будто бы авторъ повторяетъ здѣсь отзывы Екате­рины II и ея спутниковъ о Кіевѣ, конечно, ничего не подозре­вая объ ихъ мнѣніяхъ на счетъ этого предмета[26]). Между тЬмъ городское хозяйство въ к. ХУШ ст. представляется далеко не въ удѳвлетворительномъ видѣ. Такъ, ежегодный доходъ города ■составлялъ 46830 р. (въ 1780-хъ годахъ онъ не превышалъ 15- 20000 р.), расходъ въ 1799 г. свыше 138370 р., а въ 1800 г. свыше 140000 р. Главный доходъ опять доставлялъ винный откупъ, «оторымъ завѣдывалъ магистратъ[27]); далѣе слѣдовали налоги на

разныя торговыя предпріятія въ городѣ и тірѳдмѣстьяхь, оброчныя статьи, проценты съ капитала, отданнаго въ кредитъ купцамъ и мѣщанамъ (въ 1800 г. въ долгу числилось 68556 р.) і). Что же касается расходовъ, то весьма тяжкимъ бременемъ па городѣ ле­жали военныя повинности въ разныхъ видахъ (въ 1799- 16885 р.; въ 1800-до 15000 р.), содержаніе фаянсовой фабрика (въ 1799 г. 23180 р., въ 1800-18240 р.) и конной почты въ городѣ (въ 1799 -9206 р., въ 1800 г.-9683 р.). Изъ другихъ расходовъ заслуживают упоминанія: 1) содержаніе городской богадѣльни для нищихъ обоихъ половъ (2543 и 2030 р.); 2) со- дѳржаніе больницъ, народнаго училища и другихъ заведеній (оспѳкнаго дома), приказа общ. призрѣнія (7000 и 5000); 3). иснравленіе по взвозамъ дорогъ и на покупку фашинь (2628 и 3334); 4) засыпка провала па Печерскѣ (3066 р.); 5) освѣщеніе- города фонарями (1105 и 901); 6) исправленіе пожарныхъ ин­струментов* (1320 и 939 р.); 7) жалованье городскому архитек­тору, его помощнику и ученику (544 и 744 р.) и т. п. Пред- ставленныя смѣты вызвали въ свое время рядъ замѣчаній со сто­роны казенной палаты и ген.-губернатора (Фенюа), а вопросъ объ, отягощеніи города военными повинностями восходилъ къ генералъ- прокурору (Беклешову) и разрѣшенъ былъ до извѣстной сте­пени въ благопріятномъ для жителей смыслѣ [28]).


Съ открытіемъ въ 1782 г. намѣстничества въ Кіевѣ и при- численіемъ къ его губерніи почти всей южп. Полтавской и части Черниговской губ., составъ служебной администраціи въ губерн- скихъ учрежденіяхъ, начиная съ высшихъ должностей и кончаяі 'канцеляріями, наполнился почти всецѣло лицами изъ лѣво- 'бережной Украины. Съ 1797 г., по отдѣленіи лѣвобережныхъ уѣз- довъ, число русскихъ чиновниковъ и мэлороссійскихъ дворянъ начало уменьшатся и въ такой же степени увеличивалось коли­чество слул;ащихъ польскаго происхолсденія *). Въ цар. Павла, какъ извѣстпо, послѣдовало облегченіе въ употребленіи поль- ■скаго языка въ судопроизводстве юго-западныхъ губерній *), что •еще болѣе укрѣпило положеиіе служебнаго персонала польскаго ироисхожденія въ означенномъ ісраѣ. Теперь въ Еіевѣ сдѣлались постоянными жителями или посѣтителями гр. Рлсевускій, Чацкій, Грохольскій, Дульскій, Олизаръ и ми. другіе, люди отмѣнно вѣжливые, хорошаго тона, остатки лучшаго варшавскаго общества, * говорить Вигель. Нужно ли повторять здѣсь, прибавляетъ онъ, что въ нихъ не было замѣтно и тѣни недоброжелательства къ Россіи; они предпочитали ее Австріи и Пруссіи, гдѣ ихъ оби­рали и гнули въ дугу, и далее, какъ умѣли, говорили они порусски. Въ числѣ женщинъ выдавались княгиня Яблоновская, связанная родствомъ со многими польскими домами, владѣтельница Стёблева, •бившая въ глаза своими выѣздами и титулами, подробно пере­численными на огромной визитной панкартѣ, и кп. Шуйская, «лад. Ясногородки; а въ числѣ молодежи блистали двѣ Залѣскихъ. Гурковская, Росцишевская и др. 8). Поляки хорошо уживались и съ администраціей, акъвоен.-губ. Беклешову даже благоволили, не­смотря на то, что онъ нисколько не поступался своими требованіями *). Требованіе ими. Павла относительно одежды, хотя и поздно, рас­пространилось въ Кіевѣ и значительно измѣншіо физіогномію высшаго общества. Евреи по прежнему оставались жителями города *). Въ 1799 г. нредставленъ былъ проектъ о способѣ уве- личенія дохода съ нихъ «въ Кіевской губ., ІІодоліи и Волыніи»посредствомъ продажи мяса *).


Постояннаго театра въ Кіевѣ еще не было 3); но въ 1897 г. лослѣдовало распоряженіе о сборѣ не только съ постоянно су- ществующихъ, но и съ времепныхъ общественныхъ и въ част- ныхъ домахъ открываемыхъ театровъ въ пользу воспитателыіага дома нѣкотораго взноса. По этому поводу узнаемъ, что въ Ма- лороссійской губ. никакихъ публичныхъ увеселеній и позоршцъ. не оказалось; а въ Кіевѣ, по донесенію коменд. Вигеля воен. губ. Розенбергу, имѣлись: театръ во флигелѣ государева дворца и «редута» (собраніе) въ городскомъ домѣ на ІІечерскѣ, «въ кото- ромъ италиапецъ представлялъ на стене тень одинъ разъ (зіс!) я концертъ игранъ одинъ такъ же разъ». По собраннымъ справ- камъ выяснилось что, съ нихъ выручено было (за вычетомъ на освѣщеніе и музыку) 745 р. (театръ далъ 193 р., «редута» 486 р., концертъ 40 р., тѣни-26 р.), изъ которыхъ десятая часть и была взыскана въ пользу Спб. воспит. дома 4).


X.


Вскорѣ по вступленіи на престолъ, ими, Александръ I под- писалъ лсалованную грамоту г. Кіеву, которой подтверждались всѣ его права и преимущества, какими онъ издавна пользовался. «По этому поводу 16 февр. 1802 г, въ 11 час. утра состоялось торжественное шествіе изъ магистрата всѣхъ его чиновниковъ, въ сопровожденіи коменданта (Массе) въ Успенсірй соборъ (на ГІо- долѣ), при пушечной пальбѣ, во время котораго по обѣ стороны пути до собора стояли всѣхъ 15 цеховъ мѣщане въ надлежащемъ вооруженіи, съ ихъ начальниками и «корунгвами». Высоч. грамотѣ предшествовали въ народномъ одѣяніи съ обналсенными саблями по три въ рядъ всѣ почетпѣйшіе, такъ наз. реестровые іраоісдане. Потомъ несены были штандартъ и золотое магистратское знамя при играніи градской духовой музыки. Государственная грамота несена была па бархатной съ золотою бахрамою и кистями по- дуШкѣ войтомъ «Именитымъ Граждапиномъ» Георгіемъ Рыбаль- скимъ и двумя депутатами, Именитымъ Гражданиномъ Сем. Бала- бухою и Степеннымъ Гражданиномъ, бургом. Петр. Барщевскимъ. Затѣйъ слѣдовалъ комендантъ съ полицейскими чиновниками, а за ними члены магистрата и почетнѣйшее гражданство. Во время лптургіи, которую совершалъ митр. Гавріилъ (Бодони !), присут­ствовали воен. губ. А. С. Феишъ[29]), гражд. губ. М. С. Коробышъ[30]), гепералитетъ, важнѣйшіе воинскіе и гралсданскіе чиновники. Высоч.

грамота лежала на особомъ для того приготовленномъ столѣ передъ Образомъ Спасителя; по окончаніи литургіи говорена была при­стойная случаю проновѣдь, а по окончапіи ея читана была среди церкви магистратсішмъ писаремъ грамота. Накопецъ, совершено было молебствіе, а во время міхоголѣтія окроплена была грамота св. водою, послѣ чего производились колокольный звонъ и пушеч­ная пальба, Такимъ лее порядкомъ грамота была несена въ магистратъ, для храненія ея вмѣстѣ съ прочими въ особливомъ ковчегѣ. Обѣдешіый столъ въ тотъ день состоялъ на і 12 кувертовъ въ новопостроешгомъ контрактовомъ домѣ, по особому приглашепію. При иитіи за Выс. здравіе, изъ пушекъ, поставленныхъ про- тивъ означенпаго дома на Андреевской горѣ, учинено было 150 вы- стрѣловъ, а вечеромъ контрактовый домъ, магистратъ, и Андреевская церковь, были иллюминоваиы и вообще весь городъ освѣщенъ; передъ домомъ же, *гдѣ былъ балъ и ужииъ, поставлены были иллюминованные щиты съ вензелями именъ Ихъ И. Вел. и при­стойными прозрачными картинами. Балъ продолжался до 2 ч. по полуночи и за ужипомъ производима была пальба. Подобное же празднество, сопровождаемое балами и иллюмипаціей, продол­жалось въ теченіе 3-хъ дней, причемъ вольнаго состоянія гра­ждане и другіе городскіе обыватели были приличнымъ образомъ угощены отъ магистрата 0- Описаіиіе этого торжества свидѣтель- ствуетъ объ общей радости гралсданъ, которые въ зпакъ «вѣрио- подданнической благодарности», по общему согласію, собрали сумму въ 10000 р. для постройки, вмѣсто обветшалой новой, на каменномъ фупдаментѣ съ надлежащими службами, богадѣлыш, «для 100 чел. дряхлыхъ, увѣчныхъ и бѣдныхъ сего города мѣщанъ», и, кромѣ того/опредѣлено было соорудить каменный па- мятникъ съ фонтаномъ, на Крещатицкомъ источникѣ, на мѣстѣ бывщаго крёщенія сыновей Бладииіра св., и учредить таиъ ежегодно «торжествецнѣйшій крестный ходъ» 15 іеоля, въ воспомгтаніе будущими родамъ нынѣ дарованныхъ сему городу, яко древней столицѣ, монаршихъ милостей» х).


Такъ торжествовали и повѣствовали о своемъ празднествѣ граждане Кіева въ оффиціальномъ тогда изданіи-«Мосісовскйхъ БѢдомостяхъй (1802 годъ, 30 апрѣля. среда, ^ 35, стр. 519- 520), не предполагая, что это будетъ послѣдпее подобное праздне­ство невинпаго чествованія ихъ старинныхъ правъ и привилегій.


В ь цар. импер. Александра I въ Кіевѣ возникаетъ рядъ об- щественныхь построекъ и учрелсденій, соотвѣтствовавшихъ совре- меннымъ потребностямъ города. Такт,, въ 1805-1809 гг. воз­двигнуто было на Печерскѣ трехъ-этажное здапіе (на мѣстѣны- нѣшняго дворцоваго сквера) для црисутственныхъ мѣст ь, въ кото- ромъ помѣвдались послѣдпія до 1850-хъ гг., когда, по случаю войны и постройіси крѣпости оно было срыто[31]); въ 1806 г. состоялось открытіе Кирилловскихъ богоугодныхъ заведеній, освященныхъ м. Серапіономъ- въ присутствіи магистрата, сопровождавшееся «богатымъ завтракомъ» [32]); въ 1808 г., на Подолѣ устроенъ былъ фонтанъ, извѣстный подъ именемъ Сампсона (раздирающаго че­люсти' льва), у котораго совершалось водоосвященіе 1-го августа съ особенной церемоЕііей до 1835 года[33]); въ 1809 г. заложенъ (тамъ же) каменный гостиный дворъ, имѣющій въ длину -50 саж. (съ 52 магазинами), значительно улучшенный въ І828 г; въ 1809-16 г.г. устроенъ быль Инвалидный домъ[34]) фельдм. кн. Про­зоровская на Печерскѣ [35]). Послѣ большого пожара, постигшаго Кіевъ 9-го іюля 1811 г. и истребившаго почти весь Подолъ[36]), отъ котораго пострадали магистратъ [37]), а также монастыри и

академическая библіотека (см. выше), былъ выстрёвнъновый кон­трактовый домъ (составляющій впрочемъ часть ранѣе ! лрйектиро- ванныхъ большихъ построекъ). Послѣ этого пожара ііредставлялъ весьма жалкій видъ; вскорѣ, однако, было ассигйбВано правитѳльствомъ 200000 р. на возобновленіе Братскаго и ФлёрОв- скаго монастырей, чэстнымъ же лицамъ выдавались пособія 1)‘г,и собирались пожертвованія, а отечественная война (1812) значи­тельно отдалила и возможное удучшеніе городу. Не задолго до этого пожара митр. Платонъ, посѣтивтій Еіевъ (1804), писалъ: «ІІодолъ есть жилище граждаіп. кіевскихъ, состоитъ изъ строеніл деревяпнаго, весьма мало гдѣ каменнаго, невидпаго, тѣспаго и еще въ порядокъ не приведеннаю, по пизкости мѣста и по тѣ- снотѣ улицъ по мѣстамъ грязпаго. Нѣсколько отличнѣе строеніемъ каменнымъ ратупта, на башпѣ которыя сдѣлапъ апгел ь, который, сказываютъ, ударяетъ копіемъ, означаетъ часы; по при насъ сего не случалось» 2). Нѣсколько раньше механизмъ дѣйствовалъ, по дѣйствіе его Гильденштедтъ описываетъ иначе.


Между тѣмъ, политическія обстоятельства отвлекли на нѣ- которое время вниманіе правительства отъ Кіева, а опасности грозившія Россіи передъ отечественной войной, вызвали новыя мѣры по усиленно и расширенію кіевскихъ укрѣпленій *). Такъ, въ 1810 г. къ югу отъ Печерской крѣпости основана была Звѣ- рипецкая крѣность 2); въ 1812 г. прибыли въ Кіевъ военные инженеры, которые устроили рвы и валы надъ самыми пещерами для помѣщенія батарей, и хотя, по ходатайству митрополита (черезъ Аракчеева), работы были ограничены, а вскорѣ затѣмъ и валы были срыты г), но въ то же время возникла мысль о за- ложепіи па Печерскѣ каменной крѣпости, на случай вралсдебнаго вгорженія съ западной границы. Опасность эта, однако, пока миновала, а вопросъ о постройкѣ крѣпости не возобновлялся до 1830 г. [38]).


Въ этотъ періодъ дважды посѣтилъ Кіевъ (1810, 1817) извѣстпый въ свое время писатель и авторъ путешествій по раз- нымъ провипціямъ Россіи, преимущественно южнымъ, кп. И. М. Долгоруковь, внукт. злосчастной Нат. Бор. Долгоруковой. Въ 1810 г. онъ писалъ: «Вообще городъ великъ и хорошо устроены: оігь имѣетъ 15 верстъ длины и много домовъ со вкусомъ. Без- престанно надобно всходить или сходить съ горы [39]); до сих'ь.


порт, ихъ обрабатываюсь и углаживаютъ. Улицы не мощеныя. Недавно разломаны ворота, такъ наз. Золотыя, какъ и во Вла- димірѣ, для употреблѳнія матеріаловъ съ большею пользою въ дру- оомъ мѣстѣ. Трактировъ нѣсколько, модныхъ лавокъ болѣе 10, музыкальные магазины и книлшыя лавки; одна изъ нихъ съ над- пею: «СаЬіиеІ <1е іесіиге». Дворецъ-строеніе огромное, залы большія и прекрасный садъ; въ немъ живетъ военный губериа- торъ и часто даетъ роскошные праздники *). Музыка военная, а иногда роговая, почти ежедневно забавляетъ публику въ его саду и онъ всегда паполненъ 2), а, идучи отъ дворца къ монастырю, ■отдѣльіваютъ бульваръ и деревья при насъ садили 3). Ремеслец- пиковь въ городѣ очень много; все нужное есть; на каждомъ домѣ вывѣски три, четыре, разнаго мастерства: жить здѣсь въ ■свободѣ пріятно, я очень этому вѣрю; но, погобязанностямъ службы, думаю, что очень тягостно, потому что губернія наполнена вся-


резъ нѣмецкое кладбище (Дневн., 444), которое находилось тогда въ концѣ Крещатика близъ нын. бульвара (Закревскій, 385).


*) Рѣчь идетъ о М. А. Милорадовичѣ. Нѣсколько позжо во дворцѣ . жилъ нач. 4-го корпуса Раевскій, который также славился своими пріемами (кн. Долгорукову Пут. 1817, с. 112-113, 117, 119; Зап. Мисдавскаго, 690).


?) Для отдохновенія сдѣдана въ саду большая галерея, изъ ко­торой виденъ Днѣпръ съ разными излучинами и Подолъ-прелесть всѣхъ видовъ кіевскихъ. Садъ содержится не совсѣмъ въ хорошомъ состояніи, есть оранжерея, а музыка и пѣсенники безпрестанно готовы къ услугамъ гудяющихъ (291), прибавляетъ кн. Долгоруковъ. Оркестръ роговой музыки принадлежалъ кн. Лобанову, который, женясь на до­чери гр. Безбородка, жилъ въ Кіевѣ и давалъ (1817) аимою празд­ники народу (121).


3) Это, конечно, были «Липки», лучшая улица, назв. такъ но аллеѣ великолѣпныхъ линъ въ ёя средннѣ (К. Стар., 1882, IV, 615). Сады въ Кіевѣ содержались вообще дурно (Гольденштедгь) и фрукты были дороги (Долгоруковъ). Однимъ изъ первыхъ хорошо устроилъ фруктовый садъ Хр. Бунге, большой любитель садоводства, пріобрѣвъ усадьбу въ 1818 г. въ Липкахъ.


еимъ народомъ; въ ней поляки, малороссы и россіяне; разность нравъ, нравовь и обычаевъ калсдаго изъ нихъ напосятъ служа- щимъ большія хлопоты и затрудненія. На Подолѣ выгорѣли ряды и строятся новые; между тѣмъ купцы торгуютъ по домамъ [40]). Тутъ рынки, торги, лавки, магазины. Ничто такъ не удивляетъ, какъ магазинъ Губарева, у котораго вы найдете все, что молсеть обворожить самаго равнодушнаго къ прелестямъ роскоши скупца; все выписное: стекло, фарфоръ, бронзы; о мел^чахъ улсе и гово­рить нечего: сюрпризы, какихъ лучше нѣтъ и въ Москвѣ; все это завелось здѣсь съ тѣхъ поръ, какъ сюда перенесены кон­тракты [41]). Это очень возвысило красоту города и воспособило его ■отстройісѣ. Домъ для контрактовъ выстроенъ превеликій на Подолѣ... Всѣ знаютъ, что такое контракты. Они начинаются въ январѣ и продолжаются недѣли три. Въ эту бѣніеную пору всѣ магазины, лавки опустошаются, все распродаютъ. Поляки наѣзжаюгь ку­чами отвсюду для своихъ продажъ, размѣновъ, арендъ и отку- цовъ [42]). Изъ кармановъ ихъ сыплются кучи золота, и я видѣлъ такіе дома, которые даютъ невѣроятный доходъ хозяину [43]), напр, домъ Сперанскаго занимается улсе нѣсколысо лѣтъ сряду во время контрактовъ граф. Потоцкой, которая за двѣ недѣли найма пла­тила до 4000 р., а домъ деревянный и далекъ отъ того, чтобы быть обширпымъ !). Воть крупный черты города. Кіевъ старь, но древпость его не такъ видпа, не таісъ осязательна, какъ нов­городская, тамъ столѣтія на всякомъ церковітомъ здапіи, на вся- тсомъ шпицѣ колокольни явственно изображены и свидѣтельствуютъ долговременность города: здѣсь все что-то новое, больше моды, меньше старины. Такое отсутствіе большой древности авторъ вп- дитъ и въ церквахъ: Софійскому собору онъ отдаетъ преимуще­ству передъ лаврой [44]), и, будучи человѣкомъ вполиѣ релпгіознымъ, дѣлаетъ, однако, не лишенные интереса замѣчапія въ бытовомъ отношеніи. Заведенія приказа общ. призрѣпія разсѣяны на нѣ- сколькихъ верстахъ вокругъ города. Я не ѣздилъ ихъ смотрѣть, потому что они не имѣютъ Тамъ большой славы» *). Въдругомъ мѣстѣ тотъ же путешественникъ замѣчаегь: «не совѣтую никоыу ѣздить смотрѣть Кіева нивъУспенскій постт.[45]), пи въ контракты. Въ первое время тьма богомольцевъ и суеты пабожныхъ посѣтителей, въ послѣднее-толпа поляковъ и роскошные праздники пе дадутъ времени ни о чемъ подумать, все въ развлеченіи: и монахъ, и міряне, всѣмъ недосугъ» [46]).


Въ 1812 г. утвержденъ былъ планъ для Подола, распла­нировано опустошенное мѣсто, обозначены кварталы ж улицы, а спустя пять лѣтъ тотъ же путешественникъ, замѣчаетъ: «Вся эта часть опять устроена и пожаръ способствовалъ ея украшенію. Улицы разбиты гораздо правильнѣе, дома построены въ порядкѣ и по хорошимъ рисункамъ; вездѣ промежутки наблюдены въ при­стойной мѣрѣ. Нѣтъ прежней тѣсноты, которой опасность дока­зана была столь пагубнымъ опытомъ». Но авторъ съ упрекомъ относится къ магистрату и купцамъ, которые не хотѣли удовле­творить требованіе «начальства» относительно починки Андреев­ской церкви (она принадлежитъ дворцовому вѣдомству, а казна денегъ не даетъ)>и въ этомъ снорѣ проходятъ годы, а зданіе нри- мѣтнымъ образомъ разрушается и скоро на развалинахъ старин- ныхъ будутъ указывать развалины нашего времени, если казна не придетъ на помощь» г).


Само собою понятно, что упорядоченіе ІІечерска и постройка црисутственныхъ мѣстъ въ этой части города, содѣйствовали умно- лсенію частныхъ домовъ въ ней (графа Безбородка, кн. Прозо­ровской, Ипсиланти, быв. Вигеля, «прекрасный домъ», Обо- лонскаго, гр. Самойлова, Бѣгичева. ген. Бухгольца, Корта (зятя Массе [47]), увеличение населенія [48]), развитію торговгли [49]) и возни&новенію новыхъ потребностей въ означенной части города *). Несмотря однако, на эти существенный перемѣны, городъмало улуч­шился въ смяслѣ благоустройства. Въ Кіевѣ царила тогда ужас­ная пыль лѣтомъ и бездонная грязь осенью и весной, не исклю­чая и лучшей части города,-Липокъ; а какъ тогда, кромѣ ра- бочаго люда., никто еще не ходилъ нѣшкомъ, а ѣздилъ, какъ могъ. то улицы «матери всѣхъ городовъ русскихъ» и днемъ не были безопасны отъ множества собакъ... Тогда въ Кіевѣ часто вспы-. хивали пожары, выгорѣлъ весь Подолъ (1811), на перекресткахъ ходили часовые «ратники», въ нредохраненіе отъ поджоговъ, въ которыхъ въ народѣ нодозрѣвали «жидівъ и ляхівъ» [50]). И тотъ же наблюдатель, возвратившись въ Кіевъ спустя; (съ 1817) нѣсколько лѣтъ'(1824), пишетъ: «Кіевъ почти въ такомъ лее поло- женіи, какъ я его оставилъ, прибыло нѣсколько новыхъ камеп- ныхъ домовъ и убыло лачужекъ. Подъ великолѣпными липами устроили нѣчто въ родѣ бульвара, но все та же пыль ио ули- цамъ и все тѣ лее искоеш враждующія между собою партіи мон- текки. и канулетти, грязныхъ жидовъ и тощихъ псовъ. Изрѣдка несущаяся четверня барина съ визгливымъ форейторомъ или цугъ

съ бачежъ яснаго иана, обращали на себя вниманіе. воююйщхъ партій, изъ которыхъ дѣти Израиля, «становясь торопливо, подъ палящимъ солнцемъ, трясли свои ■ мѣховыя шанкй, чтобъ не за­вязли въ нихъ ермолки, и униженно кланялись, д собаки, съ воплемъ отчаянія, бросались за лошадьми» *).


Политическія обстоятельства, заставившія сосредоточить зна­чительный войска на югѣ Россіи [51]), и экономическое оживленіе, вызванное торговыми сдѣлками, въ свою очередь привлекали сюда на болѣе или менѣе продолжительное время окрестныхъ рус­скихъ помѣщиковъ и дворянъ. То было великое и славное время русскаго представительства въ древней столицѣ русской и во всей древней Кіевщинѣ, пишетъ совремешшкъ. Послѣ заграничныхъ походовъ, въ Кіевѣ жилъ со своей семьей Н. Н. Раевскій, ко- мандиръ 4-ро корпуса 1-й арміи, штабъ которой находился также здѣсь. Раевскіе были изъ числа богатѣйшихъ помѣщиковъ Нев­ской губ. (м. Болтышка). Пышно жили они въ Кіевѣ, какъ и ихъ богатЬіе родственники: графим Браницкая (м. Бѣлая Цер­ковь), ея братъ Энгельгардтъ (м. Ольшаны), ген. временъ По­темкина, извѣстный силачъ гр. Николай Ал др. Самойлов'!, (м. Смѣла), Алкивіадъ того времени, его сестра Елена Захаржевскан (Жаботшгь), Давыдовы (Грушевка, Каменка), Высоцкій (Золото- ноша), Лопухины (м. Шпола), Бороздины, ІІоджіо и мн. др.; какъ Орловы (м. Матусово), Кудашевы, Могилянскій и т. д. Мо- гучъ былъ тогда не только въ Кіевѣ, по и во всей Украинѣ блестящій русскій элементъ» [52])...


*Во время войнъ иервыхълѣтъ цар. Александра и 1812 г. въ Кіевѣ появились новыя лица-эмигранты (француз, геи. Пупаръ) и военио-шіѣшше. «Трогательное было зрѣлшце, гово­рить тотъ же свидѣтель, когда на зимнихъ балахъ вводили на костыляхъ выздоравливающихъ руссішхъ офицеровъ и плѣнныхъ французскихъ и саксонскихъ (французовъ приглашали по списку* данному ихъ ген. Раппъ). Начинались танцы, плѣнные весело плясали, и кончались уже къ утру веселымъ ужиномъ.7. Фран- цузскій ген. Раппъ и саксонскій Эргардтъ были вездѣ желанными и пріятными гостями. Эргардтъ рисовалъ, а Раппъ писалъ стишки въ альбомы. Многіе же французы и пѣмцы изъ плѣнныхъ при­строились гувернерами въ разныхъ домахъ !).


XIX


Двумя указами Павла I, изданными въ 1797 г., ноль- скимъ дворянамъ въ присоединенныхъ отъ Польши областяхъ предоставлялось право избирать изъ своей среды на сеймикахъ губернскихъ и уѣздныхъ маршаловъ и другихъ чиновниковъ, а также генеральныхъ судей въ главные суды и председателей въ прочіе суды, причемъ возстановлялось дѣйствіе Литовскаго статута и судопроизводство на нольскомъ языкѣ, съ прибавкою, однако, чтобы сношенія главнаго суда съ присутственными мѣ- стами велись ненремѣнно на россійскомъ діалектѣ, что под­тверждено было и въ 1807 г. [53]). Съ тѣхъ поръ почти всѣ адми­нистративные и судебныя должности въ юго-западныхъ губер- ніяхъ исключительно были заняты поляками. Общая численность русскаго дворянства въ Кіевской губерніи (въ числѣ которыхъ. были: кн. Лопухинъ, гр. Самойловъ, гр. Бобринскій, Трощинскій и др.) вмѣстѣ съ безпомѣстными русскими чиновниками въ 1812 г.

простиралась всего лишь до 1170 лицъ, тогда какъ польскихъ дворянъ считалось свыше 43677 чел., изъ которыхъ около 3000 были собственно помѣщики, а остальныя составляли такъ наз. шляхту >). Когда въ 1-806 г. было объявлено о созывѣ чрезвы­чайная ополченія на защиту отечества, то дворяне Кіевской губ. сформировали десятитысячную земскую милицію, въ составѣ ко­торой находился особый конный отрядъ въ 600 чел., набранный исключительно изъ польскихъ шляхтичей. Гла^нымъ начальникомъ этого ополченія былъ помѣщикъ Кіевской губ. гр. А. Н. Самой­лову но званія повѣтовыхъ начальниковъ милиціи, тысячныхъ и далѣе до сотенныхъ комаидиров'ь и другія должности польскіе дворяне, исключительно распределили между собою. ГІо этому случаю состоялся дворянскій съѣздъ въ Кіевѣ. Кіевскому онол- ченію не пришлось принять участія въ военныхъ дѣйствіяхъ, но милиція продолжала существовать еще нѣкоторое время; однако вскорѣ ее распустили. Замечательно также, что, по случаю на- значенія кіевскаго воен. губ. Тормасова (1805) командовать вы­ступившими къ границѣ полками, временное управлѳніе Кіевскою губ. поручено было предсѣдателю гражданской палаты Моршков- скому[54]). Губернскими маршалами въ этотъ періодъ состояли: Козловскій[55]), гр. Ад. Ржевускій, Фр. Потоцкій. Изъ иовѣтовыхъ маршаловъ только въ двухъ уѣздахъ-черкасскомъ и чигиринскомъ были русскіе, въ остальных!, лее всѣ поляки *).


Выборы (дворянъ и чиновниковъ), происходившіе въ Кіевѣ, бывали чрезвычайно многочисленны и шумны [56]). «Католики имѣли перевѣсъ не только въ числѣ, но и въ знатности, и въ богатствѣ», замѣчаетъ м. Серапіонъ. Православныхъ депутатовъ владыка на- зываетъ «мелкотравчатыми», а между католиками отмѣчаегь т. с. Козловскаго и нѣсколысихъ «съ кавалеріями польскими» (въ пер­вый разъ 5, а въ другой до 10 [57]). Дворянство имѣло свои со- бранія въ собственномъ домѣ (на мѣстѣ нын. конторы государств. банка[58]), на которомъ значилась огромными золотыми буквами надпись: «Ю\ѵог2аіІ8ка Коттій^а». Представители дворянства обык­новенно употребляли польскій языкъ8). Въ'1817 г. состоялась закладка костела въ Кіевѣ во имя св. Александра, близь Ми- хайловскаго монастыря (вмѣсто деревяннаго, построеішаго въ 1799 г. на ІІечерскѣ и сгорѣвніато въ 1817 г., при которомъ, какъ и посдѣ, служйли доминикане), постройка котораго закон­чена была лишь въ 1838 г.*). Съ образованіемъ Варшавскаго

герцогства, а затѣмъ царства Польскаго, настроеніе польскаго об­щества въ Кіевѣ значительно измѣнилось и вмѣстѣ съ тѣмъ обостри­лись отношенія къ мѣстной администраціи (при ген. губ. Мило- радовичѣ и позже). Образованіе народнаго ополченія въ 1812 г. встрѣтило болыпія затрудненія со стороны польскаго общества. Весьма удобнымъ временемъ для общихъ собраній являлись кіев- скіе контракты. Мѣстное дворянство обыкновенно устраивало въ это время свои собранія, выборы; магнаты давали балы и вечера, на которые приглашались мѣстныя власти и представители рус­ская общества. Сюда съѣзжались не одни помѣщики гого-заігад- ныхъ губерній, но и жители другихъ областей Рѣчи Посполитой. Теперь польская молодежь стала часто отправляться въ Варшаву и тамъ оставалась; много толковали о политикѣ и хотя въ пуб­личных/ь собраніяхъ (па контрактахъ, въ театрѣ) соблюдалась «благопристойность» (по донесеніямъ администрации), но тишина эта казалась подозрительной. Министръ полиціи требовалъ имѣть строгое наблюденіе за поведеніемъ жителей[59]). Съ своей стороны, администрация (губ. де-Санти) указывала на лицъ, какъ совер­шенно неблагоиадежныхъ въ политическомъ отношеніи, хотя безъ явныхъ выралсеній, на марш. гр. Потоцкая, быв. маршала гр. Ржевускаго, звенигор. повѣтоваго марш. Обремскаго, предсѣд. 2 департ. кіев. глав, суда Проскуру и сообщала рядъ сомнитель- ныхъ характеристик относительно многихъ другихъ дворянъ, въ томъ числѣ и Ѳад. Чацкая; но гр. ІІотоцкій и Чацкій являлись главными виновниками настоящаго возбужденія умовъ и хотя серьезныхъ нослѣдствій отъ этого настроенія польскаго общества не произошло, но образование ополченія не состоялось[60]).


Съ развитіемъ экономической жизни города нѣкоторое влія- ніе сталъ пріобрѣтать и другой элементу мало проявлявшій пока значеніе,-еврейскій; но кіевскій магистратъ держался прежней точки зрѣнія на этотъ воаросъ. Въ дек. 1809 г. иослѣдній обсу­ждался въ Комитетѣ министровъ, изъ журналовъ котораго видно, что Сенатъ препроводшгь на разсмотрѣніе мин. ви. дѣлъ просьбу магистрата о переселеніи въ другіе города евреевъ, живущихъ въ Кіевѣ, и о воспрещеніи имъ впредь тамъ селиться, приводя въ основаніе своей просьбы, съ одной стороны, прежнія приви- легіи, которыми воспрещалось евреямъ записываться, жить и торговать въ Кіевѣ, а, съ другой, происходящая отъ нихъ много- численныя тяжбы и ссоры. При этомъ по справкѣ оказалось:


1) что евреи начали селиться въ Кіевѣ по общему дозволенію съ. 1794 г. и ихъ теперь тамъ 452 души и домовъ собственныхъ 25; 2) что ук. 1797 г. всѣ древнія привелегіи Кіева подтверждены во всей силѣ; 3) что въ 1801 г. выс. повелѣно евреевъ изъ го - рода не переселять; 4) что грамота, въ томъ же году данная Кіеву, подтверждаетъ привилегіи, если онѣ не противны государствен- ныыъ постановленіямъ; 5) что положеніемъ о евреяхъ въ 1804 г. дозволено записываться имъ въ города, коихъ привилегіи тому не противны и тамоішіій губернаторъ мнѣніемъ своимъ пола- гаетъ переселить евреевъ только изъ Подольской части города, а оставить ихъ въ Печерской и Софійской. Мин. вн. дѣлъ, по уваженію къ тому, что евреи записывались въ Кіевѣ съ закон­ная дозволенія уже болѣе 15 лѣтъ и тамъ основали свои жи­лища и что по самому ноложенію о нихъ преимущественно на­значены для ихъ жительства города, а не села и деревни, гдѣ они не столько могутъ быть полезны, а прекращеніе безпорядковъ зависитъ отъ бдительности мѣстнаго начальства, полагалъ, что не должно выселять сихъ людей изъ Кіева и запрещать имъ запи­сываться въ цехи и гильдіи. Комитета мин. опредѣлилъ, согласно съ мнѣніемъ мин. вн. дѣлъ, оставить евреевъ въ Кіевѣ въ настояіцемъ положеніи [61]). Такое разрѣшеніе вопроса несомнѣнно стояло въ связи съ той общей точкой зрѣиія на улучшепіе быта и положенія евреевъ, .съ какой онъ разсматривался въ началѣ цар. Александра и если не былъ рѣшенъ тогда, то въ значитель­ной степепи по стараніямъ самихъ евреевъ [62]). Нисколько раньше (1808) въ Госуд. Совѣтѣ было обращено внимаиіе, что, не смотря на частый переводъ мѣдпыхъ денегъ въ Кіевъ, замѣчался постоянный ихъ недостатокъ, что вліяло на гголоженіе курса, вслѣдствіе того, что въ Кіевской губ. и во всѣхъ отъ Польши пріобрѣтенныхъ губ. почти всѣ мѣдники евреи и занимаются передѣлываніемъ монеты въ мѣдь, потому что цѣпа на нее возвысилась до 30 рублей и болѣе за пудъ; однако открыть это злоупотребленіе не удалось*). Въ дневн. м. Серапіопа находимъ также любопытную черту изъ кіевскихъ нравовъ. Во время освяіценія церкви Николая Добраго (13 сент. 1807 г.) «вдругъ сдѣлался на мостовой чрезвычайный крикъ у самой церкви... И крикъ сей учинили .жиды, человѣкъ 30; они для послѣдняго дня празднованія кущей ходятъ по улицамъ и поготъ. И были изъ нихъ многіе взяты въ полицію. 20 ноября эти жиды явились къ митрополиту съ просьбою о прощеніи ихъ неумышленная проступка»[63]). Въ другой разъ м. Серапіонъ записалъ: «Быль у митрополита раввинъ жидовскій и просилъ проіценія въ лолшомъ доносѣ самому государю, аки-бы дочь его (раввина), будучи выкрадена, была окрещена» [64]).


Въ 1803 г. (начать въ 1801, а открыть 9 сент. 1803 г.) возникает1!, въ Кіевѣ постоянный театръ (деревянный, на мѣстѣ нын. Европейской гост.), пе пользовавшійся вначапѣ хорошей репутаціей. Кн. Долгоруковъ пишетъ о иемъ (въ 1810 г.): «Театръ. хотя и есть въ Кіевѣ, и снаружи хорошъ и велику но, за пе- достаткомъ актеровъ, въ пемъ игры пѣтъ. На одни только кон­тракты наѣзжаетъ какое-то иноплеменное сборище скомороховъ. и что-то представляетъ; роскошь и мотовство болѣе, нежели вкусъ- къ театру, его наполняюсь» ’). Въ акустическомъ отношеніи онъ былъ превосхоценъ. Въ немъ было 2 яруса ложъ (32), кресла и партеръ (за креслами, гдѣ стояли), амфитеатръ к галерея, всего на 470 чел. При трудности имѣть постоянно хорошихъ актерову антрепренеры часто мѣпялись. Преимущественно это были со­держатели польскихъ труппу который ймѣли мѣсто далее до 60-хъ годовъ; по вмѣстѣ съ тѣмъ давались русскія и малорусскія пьесы. Афиши печатались на русскомъ и нольскомъ яз. Одно время здѣсь имѣла представлепія малорусская труппа помѣщика Ширая, а въ 1821 содержалъ театръ иріѣхавшій изъ Полтавы, знаме­нитый впослѣдствіи моек, актеръ М. С. ІЦепкинъ. Въ этоть іте- ріодъ изъ пьесъ преобладали произвеценія романтической школы. Изъ переводныхъ и передѣланныхъ пьесъ встрѣчаются произведенія Шекспира (Гамлетъ, Графь Эссексъ), Шиллера (Карлъ Морь), Мольера (Скупой и др.), Расина, Скриба, но особеннымъ вни- маніемъ пользовались пьесы Коцебу. Часто давались также оперы, преимущественно «волшебнаго» характера, и особенно часто пе- редѣлка изъ нѣмецкой оперы «Дпѣстровская русалка» и- Дюваля «Іосифъ въ Египтѣ», но ставились и «Цирюльникъ Севильскій», и «Донъ-Жуанъ или наказанный вольнодумецъ»; а изъ русских!» «Мельникъ» Аблесимова и «Филаткина свадьба» Бняжтшпа и на малорусскомъ яз. «Украинка или волшебный замою,». Кромѣ того, ставились въ театрѣ пантомимы, балетъ и интермедіи. Рус­ски! пьесы часто играла польская труппа; а игра -актеровъ иногда соединялась съ пѣніемъ и танцами проѣзлшхъ артистовъ. Въ 1823 г. между дѣйствіямн представленія пѣли артистка львов- скаго театра Герлетцъ и нѣвецъ Крулинскій, а польскіе танцоры

и танцорки исполняли русскіе, фрацузскіе и др. танцы, И въ томъ лее году давала большой концертъ пѣвица Каталаних). Преобладание польскаго репертуара объясняется тѣмъ вліяніемъ, какимъ сталъ пользоваться польскій элемента въ Кіевѣ съ конца ХУШ стол., благодаря ітолитическимъ условіямъ края, преобла- данію польскаго дворянства въ общественныхъ дѣлахъ и преиму­щественному участіго его въ экономических'!, сдѣлкахъ со времени перенесенія контрактовъ въ Кіевъ. Какъ видно изъ бффиціальнаго донесенія, въ театрѣ тишина не всегда соблюдалась, часто си- дѣли въ шапкахъ, а отсутствіе благопристойности бывало иногда причиною, что публика уклонялась отъ посѣщенія представленій[65]). Во время контрактовъ два раза въ недѣлю давались балы въ контрактовомъ домѣ, куда поляки обыкновенно являлись «въ народ- номъ костюмѣ» и танцовалимазурку въшанкахъ, причемъ, вовремя танцевъ, происходили нерѣдко столкновения между поляками и русскими, оканчивавшіяся часто крупными ссорами. Шалости пріѣхавшей на контракты публики принимали иногда и болѣе крупные размѣры. «Къ счастно, замѣчаетъ Вигель, до поедин- ковъ, не доходило. Феншъ, разумѣется, держаль сторону ноля- ковъ и офицеровъ сажалъ подъ карауль». На вечерахъ, которые давалъ Феншъ во дворцѣ, гдѣ онъ жилъ, также выдавалась полька Моршковская, урожденная Ворцель [66]). Настроеніе общества, господ­ствовавшее при немъ и нѣсколько позлее, значительно измѣнилось при Милорадовичѣ [67]).


ІІріемы уФенша1), имѣли скучный и чопорный характеру Кутузовъ часто отсутствовалъ; но правы дворца измѣиились, когда въ немъ поселился богатый и тароватый представитель власти. Подъ 30 августа 1810 г. м. Серапіонъ записалъ: «По случаю царскихъ имянинъ былъ у воен. губ. М. А. Милорадовича хоро- шій фейерверкъ съ пушечною пальбою. И народу была тьма до полночи, и былъ балъ и угощеніе веліе всѣмъ» 2). Въ другой разъ онъ дал ь блестя щій праздникъ въ честь Мятйевой, ур. Салты­ковой, пріѣхавшей изъ Рима, и затѣмъ гр. Безбородко устроил], чай въ своей, роскошно убранной ѵсадьбѣ, въ Линкахъ 3).


Въ 1811 г. въ Кіевѣ побывалъ гр. де-Лагардъ, роялисту онлакивающій прошлое и предпочитаюіцій Франціи чужіе края въ то время, когда въ ней господствует!, «узурпаторъ» (То у аде <Іе Мозсои а Ѵіеппе, Р. 1824). Въ Кіевѣ онъ представлялся военному губернатору и познакомился съ поселившимся тамъ господаремъ Молдавіи и Валахіи Ипсиланти. «Озабоченный весь благосостояніемъ своихъ нодданныхъ, замѣчаетъ де-Лагардъ, онъ не оставляетъ заботъо своемъ состояиіи, которое громадно». У Ми­лорадовича путешественникъ былъ на великолѣпномъ балѣ. «Сады были иллюминованы до самаго низу горъ и въ чащахъ деревьевъ спрятаны были хоры музыки, которые сообщали этой прекрасной ночи какой-то волшебный колоритъ. За нѣсколько дней передъ тѣмъ разосланы были гонцы къ дамамъ, которыя почти всѣ теперь по деревнямъ. Генѳралъ открылъ балъ съ одной изъ прелестнѣй- шихъ особ ь, какую я видѣлъ въ жизни, госпожей Давыдовой, рожден­ной Аглаей. де-Грамонъ»[68]). Не менѣе того французъ восхищается и ужиномъ. Въ два часа ночи былъ концертъ, въ которомъ соперничали между собою на віолончели и скрипкѣ Ромбергъ и ЛафоЕіъ. ГІотомъ танцовали до свѣта. Въ 9 час. утра иоданъ былъ въ саду завтракъ. Спустя два дня онъ пишетъ: «Ген. Милорадовичъ возидъ меня вчера къ гражд. губ. Панкратьеву. Народу было мало и общество удалилось въ гостиную, установленную цвѣтами, гдѣ рѣшили раз- сказывать по очереди разиыя исторіи. Дамы потребовали, чгобъ исторіи были страшныя, чѣмъ и воспользовался словоохотливый пу гешественникъ. Здѣсь же, въ Кіевѣ, онъ встрѣтилъ ген. Чанлица, друга принца де-Линя, который разсказалъ ему эпизодъ изъ путешествія Екатерины П въ Крымъ. На пути изъ Кіева онъ взглянулъ на Б. Церковь Браницкой и посѣтилъ Тульчинъ и Умань Потоцкихъ, причемъ сообщаетъ объ образѣ жизни ихъ богатыхъ владѣльцевъ, основанномъ на трудѣ массы крѣпостітыхъ, громадныя цифры ко­торыхъ онъ здѣсъ и приводить [69]).


Изъ другихъ семействъ выдавался цріемами домъ Юл. Ко нет. Веселицкой, ио первому мужу Бѣлухи-Кохановекой. Второй мужъ ■ея былъ послѣднимъ русскимъ посланником!» при крымскомъ хаиѣ... «Домъ ея былъ столь же веселый, какъ иазваніе ея и она сама. Постоянное ея веселонравіе, приличная ея лѣтамъ шутливость и украипскій ея языкъ дѣлали ее для всѣхъ пріятно-оригинальною; хлѣбосольство ея не знало предѣловъ, за ея столомъ сливались обычаи и нравы, общіе Руси-восточной и западной, великой я малой. У нея обыкновенно гостили ея малороссійскіе родствен­

ники: Иваненки, Гудимы, Масюковы и др.; они никуда не выѣз- жали, въ ея домѣ видѣли весь Кіевъ, и, пробывъ нѣкоторое время, возвращались восвояси» ').


Бывали удовольствія другого рода. Однажды (21 апр. 1807) митрополитъ на переходахъ у себя съ гостями ожидалъ спуска шара изъ дворцоваго сада; но шарь не полетѣлъ, а спустя мѣ- сяцъ (21 мая), къ НІулявской рощѣ, принадлежавшей митропо­личьему дому, въ присутствіи митрополита, кнг Кутузова, мно­жества дамъ и другихъ людей «шаръ пущалъ десарецъ». Шаръ поднялся саженей на сто, пролетѣлъ около 10 мипутъ и спустился на дорогѣ близъ рощи. Развлекались и болѣе замысловатыми представлениями. Такъ, «въ присутствіи владыки, ректора и пре­фекта акедеміи, знатнѣйшихъ лаврскихъ и домовыхъ старцевъ, въ прихожемъ иокоѣ митрополита иностранецъ съ ученою ло­шадкою и принадлежностями фокусъ-покуса представлялъ разныя штуки». Изъ іюслѣднихъ всего болѣе удивило то, что въ часы, лежащіе передъ глазами зрителей фокусникъ вкладывалъ кар­точки, не касаясь часовъ. Въ заключеніе «живыя птички аки бы крѣпость осаждали и палили изъ пушече'къ, и вся крѣпость при пальбѣ зажлсена была порохомъ и имѣла видъ аки бы фейерверка». Фокусникъ нолучилъ отъ митрополита 50 рублей [70]). Представления эти, конечно, повторялись и въ другихъ кіевскихъ домахъ, а молсетъ быть и публично.


Какъ и прежде, иі’ра въ карты занимала большую часть досуга у праздныхъ кіевляпъ; но во время контрактовъ она достигала гран- діозныхъ размѣровъ. Все съѣхавшееся общество вело игру на тысячи и па десятки тысячъ... Уѣхать съ контрактовъ было гораздо труд- нѣе, чѣмъ собраться туда, говорить одинъ изъ свидѣтелей этого «бѣшенаго времени». «Можно сказать, прибавляете онъ, что Вар­шава танцовала, Краковъ молился, Львовъ влюблялся, Вильна охотилась, а старый Кіевъ игралъ въ карты и, въ виду этого передъ возрожденіемъ университета, забылъ, что онъ преднареченъ Богомъ и людьми быть столицей всеславянства» 5).


- ХIX.


Малороссійскіе депутаты въ Екатерининской коммиссіи ходатайствовали объ учреждении университета въ Кіевѣ[71]); по встушіеніи на престолъ импер. Александра I и учрежденіи новыхъ университетовъ (въ Казани и Харьковѣ), Кіевъ былъ поставленъ на очередь. Въ 1805 г. посѣтилъ Кіевъ гр. П. В. Завадовскій[72]) и велъ рѣчь («аки бы по волѣ государя») с/ь митр. Серапіономъ


о   соединеніи академіи съ университетомъ, который предполага­лось здѣсь открыть[73]); но не встрѣтилъ сочувствія этому проекту со стороны высшаго духовенства (какъ бывало, впрочемъ, и раньше, напр, при Екатеринѣ П относительно образованія богословскаго факультета »). Между тѣмъ, еще въ 1803 г. состоялось отчислѳніе Кіева и главнаго училища изъ управления Приказа общественнаго призрѣнія въ вѣдѣніе Виленскаго университета и о назііаченіи па содержаніе училища суммы въ размѣрѣ 3736 р. Въ это время попечителем[74]!. Виленскаго учебнаго округа назначенъ былъ кн. Адамъ Чарторыйскій, рёкторомъ университета гр. Стройповскій, а визитаторомъ училищъ губерній Кіевской, Волынской и Подоль­ской-Ѳаддей Чацкій. Въ 1804 г. Чацкій въ первый разъ посѣ- тилъ главное народное училище и внесъ въ кни^у актъ объ этомъ на нольскомъ языкѣ. Чацкій высказываетъ въ своей визитѣ не­удовольствие, что учителя не знаютъ иопольски, что въ библіотеісѣ училища нѣтъ польскихъ книгъ и т. п. ’). Тогда лее началась под­готовка училища въ гимназію. Въ это время оно находилось, какъ всякое учреждение въ переходный періодъ, почти въ упадкѣ[75]). Но въ 1809 г. состоялось улсе пазначеніе директоромъ Кіевской гимназіи и ѵчилшцъ Кіевской губ. Як. Мышковскаго [76]). До 1812 г.

гимназія оставалась на прежнемъ мѣстѣ-на Подолѣ, а съ 1812 г. она, но настоянію Чацкаго и по желанію дворянства, собравгааго значительный капиталъ на пользу новаго учреждения (до 450000 рублей, по 1 р. съ ревизской души) была помѣщена въ Клов- скомъ дворцѣ (быв. помѣщеніе губернатора О на Печерскѣ, гдѣ жили тогда нольскіе магнаты. Въ 1811 г импер. Александръ утвердилъ грамоту, предоставлявшую гимназіи (названной Вышнею) особыя преимущества, которыя состояли въ расширеніи курса наукъ[77]. въ назначепіи преподавателям, почти двойного оклада и предоставление окончивишмъ курсъ правъ дѣйствительныхъ сту- дентовъ. Желанія жертвователей, «чтобы знатная часть наукъ преподавалась яа польскомъ языкѣ»„ не было, однако, принято. Открытіе гимназіи совершилось 30 янв. 1812 г. при весьма торжественной обстановкѣ, сопроволсдавшейся везеніемъ высочай­шей грамоты въ Печерскую лавру визитаторомъ и членами фун- душевой коммиссіи, при участіи губернскаго маршала (гр. Потоцкаго) и новѣтовыхъ маршаловъ, дворянства^ чиновъ всѣхъ присутственнымъ мѣстъ, членовъ магистрата, мѣщанскихъ цеховъ со своими хоругвями1), мѣстныхъ войскъ и т. п. Подобное лее шествіе совершено было и обратно. Въ 3-мъ часу дня послѣдовало самое открытіе (101 выстрѣлъ). Въ рѣчи Чацкаго (на польскомъ языкѣ). сказанной въ примирительномъ духѣ, между прочимъ читаемъ: «Почитайте славу и несчастія далее угасшаго отечества однихъ, уважайте отечество другихъ. Докажите, что въ этомъ общемъ уже государствѣ есть Монарху котораго благодѣянія обязываютъ насъ къ благодарности». Вторую рѣчь, еще длиннѣе, говорилъ гр. Рлее- вускій и третью-маршалъ повѣтовый; наконецъ, иорусски дирек.


КІЕВСКАЯ СТАРИНА


Торжество закончилось «богатымъ обѣдомъ» (въ 7-мъ часу), даннымъ въ гимназическомъ залѣ Чацкимъ, и баломь у ген.-губернатора, сь иллюмииаціей всого города, украшенной (передъ гимназіей) вензелями и миѳологическими картинами. Па управленію, гимназія первоначально подчинялась Виленскому университету, съ 1813 г. непосредственно министерству пароднаго просвѣщенія, затѣмъ опять Виленскому университету, а съ 1818 г. Харьковскому. Въ виду необходимая подготовительная заведенія для Высшей гимназіи, курсъ кіевскаго уѣзднаго училища былъ расширенъ нреподаваніемъ латинская и новыхъ языковъ. Число- учениковъ гимназіи, постепенно увеличиваясь, не достигало, однако, значительной цифры (1812-48; 1815-63; 1818-98; 1824- 112; 1828-119). Въ кіевской гимназіи воспитывались дѣти всѣхъ сословій, съ преобладающим^ конечно, числомъ сыновей дворянъ и чиновниковъ (на 119-42 двор., 39 дѣтей чиновниковъ, 8 купцовъ, гралсданъ-4, мѣщанъ-18, казак.-1, иностранцевъ-1, вольно- отпущ.-2, кантониетовъ-2 [78]). Многопредметность иреиодаванія, при краткости курса, отсутствіе вполнѣ подготовленныхъ препо­давателей и соотвѣтствепныхъ учебниковъ, должны были неблагопріятно повліять на успѣхи преподаванія: при сравнительно- пеболыномъ количествѣ учащихся, число учениковъ, оканчивав- шихъ курсъ, составляло лишь і/12 всего ихъ состава[79]).

Кіевъ сталъ пополняться и другими учебными заведеніями, не смотря на неблагопріятпыя условія, въ какія поставлена была средняя школа[80]). Въ сент. 1801 г. былъ открыта пансіонъ «ино­странца» Ивана Броецкаго; въ дек. 1802 пансіонъ отст. франц. капитана Карла Компаньона, а въ мартѣ 1803 г. вдовы Каролины Штуцъ[81]), какъ одновременно съ тѣмъ открываются пансіоны въ другихъ городахъ Кіевской и малороссійскихъ губерніяхъ[82]). Правда, мин, нар. проев, съ самаго начала неблагоприятно смотрѣло па пансіоны, устраиваемые иностранцами и потому тогда же уста­новило правила относительно ихъ содержанія, платы, препода­вания и обязательная введепія русская языка (съ постепенностіго для губерній «присоединенных!, отъ Польши»), а также и над­зора, ввѣренная университету и въ такомъ видѣ они просуще­ствовали до 1826 г.[83]). Съ 1806 г. въ Кіевѣ открыто было уѣзд- ное училище[84]), помѣщавшееся вмѣстѣ съ гимназіей и въ Клов- скомъ домѣ[85]). Кромѣ того, упоминается нѣсколысо приходскихъ

училищъ (и на Подолѣ), въ томъ числѣ и для дѣвицъ, который также иногда подвергались опасности содержать военный постой <).

Въ 1818 г. одинъ русскій журналъ писала: «Нынѣ Европа наполняется училищами взаимнаго обученія; они умножаются въ Америкѣ; учителя сей методы находятся въ Корсикѣ. на мыслѣ Доброй Надежды, въ Антигоѣ, Калькутѣ и на Цейлонѣ: другіе отправляются въ Сенегалъ; правительство Гаити также требовало ихъ и получило; одинъ уроженецъ отаитскій перевезъ сію си­стему изъ Лондона въ Новый Вались, и въ сочиненіи, назначенномь для споспѣшествованія распространенія оной въ обшир- ныхъ областяхъ Россіи, изъявлено желаніе и поданы средства ввести ее между кочующими народами, незнающими еще хри- стіанской религіи, учредить школы въ кибиткакъ и къ обыко- венному вьюку верблюда присовокупить еще снаряды кочеваго училища». Дальше авторъ сообщаетъ о методѣ взаимнаго обуче­ния, по поводу книги Іос. Гамеля, о методахъ Белля и Ланкастера, нереведенной съ нѣм. языка на французскій 2). Въ 1819 г. было утверждено «С.Петербургское Общество учрежденія училищъ по методѣ взаимнаго обученія», . въ числѣ первыхъ жертвователей котораго были имп. Марія Ѳедоровна и Елисавета Алексѣевна и «многія почетнѣйшія особы въ Имперіи». Въ Петербургѣ эти школы были учреждены при училищахъ, находившихся въ ве- дѣніи имп. Маріи Ѳедоровны, въ гвардейскомъ корпусѣ, кото­рыми завѣдывалъ Гречъ, и особое училище, заведенное обще- ствомъ (на 274 чел.) въ части города, населенной недостаточ­ными людьми, въ которомъ за три года перебывало 815 чел. и лѣчилось 312 дѣтей; далѣе, въ Кропіптадтѣ главнымъ командиромъ порта (па 170 мальчиковъ), причемъ замѣчепо, что изъ нихъ 150 въ 8 мѣсяцевъ совершенно выучились читать, писать и ариѳ- метикѣ. Школы устраивались при всѣхъ военно-сиротскихъ отдѣ- леленіяхъ въ разныхъ городахъ (въ Новгородѣ на 630 чел., въ Херсонѣ на 660 чел. и т. д.) и при всѣхъ баталіонахъ и ро- тахъ поселяемыхъ войскъ, для которыхъ была высоч. учреждена особая коммиссія, состоявшая подъ вѣдѣніемъ гр. Аракчеева, со­ставившая и издавшая нужныя для того книги, руководства и ирочія учебныя пособія. Гречъ издаетъ свои наблюденія о шко- лахъ (Ланкастерскія школы. Отрывокъ изъ путевыхъ записокъ издателя Сына Отечества, Спб. 1818), и составляетъ «Руковод­ство ко взаимному обученію» (Спб. 1819); а книга Гамеля переводится па русскій языкъ («Описаніе способа взаимнаго обу- ченія по системамъ Белла, Ланкастера и другихъ, въ коемъ из­ложены начало и успѣхи сего способа въ Англіи, во Франціи и въ другихъ странахъ, правила и порядокъ употребления онаго въ училищахъ»; и издана департ. госуд. хозяйства (Спб., типогр. воспит. дома, 1820). Высшіе сановники принимаютъ участіе въ этомъ дѣлѣ: первая такая шкбла (еще въ 1819 г.) была учреждена гр. Н. П. Румянцевымъ въ Гомелѣ, при содѣйствіи извѣстнаго пе­дагога Я. И. Герда '); мип. вн. дѣлъ гр. Кочубей устраиваетъ въ своихъ ииѣніяхъ въ Малороссіи; С. С. Анраксинъ и А. Н. Соймоновъ-въ Московской губ., а въ Иркутскѣ содѣйствуетъ открытію школы Сперанскій [86]) и, по недостатку помѣщенія, она устраивается въ залахъ ген.-губернаторскаго дома. Въ Перми, Орен­бург!;, Тифлисѣ школы открывались мѣстными гражданами и военными властями. Въ Вологдѣ завелъ учалищѣ мѣщашшъ Муромцовъ «человѣкъ ограниченная состоянія (на 100 мальч. и 30 дѣв.) и самъ занимался обученіемъ». Въ Волхов Г,, Одессѣ, Вильнѣ, Ви­ленской и Подольской губ. устраиваются университетомъ, лицами учебная вѣдомства, помѣщиками, католическимъ духовенством!.. Для Подольской губ. таблицы и учебныя пособія составлены были на польскомъ языкѣ; на изданіе таблицъ и прочихъ пособій на молдавскомъ яз., для открываемыхъ училищъ въ Бессарабской обл., имп. Александръ пожаловалъ 6700 р. Въ 1822 г., по хо­датайству Венинга, открыто подобное же училище въ Петер­бург! для иностранцевъ, а въ 1823 г., по мысли Сарры Киль- гамъ, для женщинъ, преобразованное въ 1862 г. въ училище св. Елены. Изъ тѣхъ лее свѣдѣній видно, что въ Кіевѣ существо­вали школы взаимнаго обученія при 3-й понтонной ротѣ на 160 чел., заведенная полк. Шварценбургомъ, и при военно-сирот. отд. почет, член. Общества ген. майор. М. Ѳ. Орловымъ, на 800 чел., извѣстнымъ устройствомъ подобныхъ школъ въ войскахъ 4- корпуса, находившаяся подъ нач. П. Н. Раевская. Орловъ близко интересовался этимъ дѣломъ и старался облегчить спо­собы усвоенія означенная метода преподаванія, которые онъ называлъ своею (орловскою) системою и надѣямся даже заслу­жить себѣ славу 2). Онъ познакомился съ методомъ взаимнаго обученія во время пребыванія русскихъ войскъ въ ІІарижѣ, от­куда онъ получалъ книги и таблицы, переведенныя на рус. языкъ для кориуса гр. Воронцова и напечатанныя въ крѣп. Мо- бежъ въ 1817 г., и, кромѣ того, состоялъ въ непосредственных!, сношеиіяхъ съ Обществомъ взаимная обученія въ Парижѣ 3). По

нѣкоторымъ указаніямъ, самое начало способа взаимнаго обученія было положено Орловымъ въ Кіевѣ (1816-1820), а потомъ онъ примѣненъ былъ въ Петербургѣ и въ другихъ губерніяхъ. Въ Кіевъ присылались изъ разныхъ мѣстъ ученики для подготовки въ этомъ дѣлѣ, откуда ихъ разсылали въ Москву, Могилевъ и Хер- сонъ. Даже послѣ перехода Орлова на службу въ Кишиневъ, гдѣ онъ продолжалъ свое дѣло, ланкастерскія школы въ Кіевѣ (ими завѣдывалъ инж. капит. Прасоловъ) пользовались хорошей репутаціей, учителя отличались ревностью и самое заведеніе было доступно дтя всѣхъ интересовавшихся познакомиться съ нимъ [87]). Съ возникновеніемъ реакціи въ 20-хъ годахъ ланкас-терскія школы подверглись заподозриванію и вызвали нападки на нихъ въ выс- шихъ сферахъ [88]), которыя отразились въ извѣстонй репликѣ ста­рушки Хлёстовой въ комедіи Грибоѣдова[89]). Съ охлажденіемъ главныхъ дѣятелей постепенно онѣ стали закрываться, отчасти по указаннымъ причинамъ, а отчасти по недостатку средству приливъ которыхъ вскорѣ прекратился. Слѣдуетъ, однако, замѣтить, что въ м. Городищѣ, принадлежавшемъ гр. М. С. Воронцову, ланкастерская школа, основанная имъ для своихъ крестьянъ (на 40 чел.) въ 1820 г., существовала и послѣ 1840 г. [90]). При- бавимъ къ этому, что еще въ к. 50-хъ годовъ Печерское приход­ское училище называлось ланкастерскимъ 8).

«Академія видъ имѣетъ хорошій, писа.чъ м. Платоиъ въ 1804 г., своими особливо переходами съ колоннами. Величиною въ два этажа, длиною до 35 саж., съ церковью». Видѣлъ строеніе ака- деміи, говорить кн. Долгоруковъ, и нашелъ его прекраенымъ; зала собрапія велика въ сравненіи съ прочими, ей подобными, и со вкусомъ расписана... Зала, наполнена портретами благотвори­телей академіи. Надъ ними на хорахъ разставлены грудные списки съ остроумныхъ писателей въ язычествѣ. Вы найдете Цицерона, Саллюстія, Виргилія и пр. Кто располагалъ эту залу, тотъ не былъ суевѣръ. Мнѣ полюбились болѣе прочихъ слѣдующіе за­мыслы живописца: надъ дверьми философскаго класса изображенъ Фаэтонъ; надъ дверьми богословскаго-Аполлонъ; Фаэтонъ хотѣлъ поревновать солнцу и взялъ его упряжку, но кони его помчали и онъ стремглавъ низвергся на землю; Аполлонъ, напротивъ, прямые лучи Феба отражаетъ на себѣ и лира его плѣняеть всю вселенную... Академія считаетъ у себя до 1400 учениковъ, изъ нихъ 400 на казенномъ коштѣ» і). Дважды средства академіи были ѵвеличины (1797, 1807). По прежнему она должна была высылать своихъ учениковъ по требованію медицинской коллегіи, снабжала ими персоналъ гражданскихъ чиновниковъ въ Ю. 3. краѣ, а въ теченіе 1803 - 1816 г., для составлепія контингента учителей, изъ академіи было взято въ Петербургъ 19 студентовъ; но, вообще, со 2-й пол. ХѴШ стол, академія все болѣе спеціали- зируется; воспитаніе въ ней становится исключительно религіозко- церковнымъ; число выдающихся учениковъ, вышедшихъ изъ пея, все болѣе уменьшается; а въ 1817 г. она обращена была даже въ семинарію [91]). Уставъ 1819 возстановилъ академію, но какъ учи­лище, предназначенное для богословскаго образованія и приго- товленія церковныхъ пастырей а). М. ІІлатонъ, посѣщая академію

въ 1804 г., призналъ все ея значеніе для другихъ училищъ въ аредшествовавшій періодъ ея существованія. «Бывъ приглашены въ академію, говорить онъ, почтили насъ тамъ привѣтствіемъ на разныхъ языкахъ, прозою и стихами съ инструментальною му­зыкою *). Чѣмъ бывъ обязаны, изъявляли свое обрадованіе, что узрѣли ту Академію, которая столько учеными людьми прослави­лась. и особливо почли себя одолженными возблагодарить на са- момъ томъ мѣстѣ, откуда по большей части бы:йі взимаемы учи­тели въ Московскую академію, отъ коихъ и мы имѣли счастіе нѣкоторое получить просвѣщеніе» 2).

Необходимо замѣтить, что еще съ 1787 г., вслѣдствіе рас- поряженія м. Самуила о доставленіи дѣтей духовнаго званія въ якадемію и съ увеличеніемъ свѣтсішхъ училищъ 3), число уча­щихся въ академіи изъ разночинцевъ значительно падаетъ (въ 1790-232; а дѣтей дух. званія-419; въ 1803-172 и 1015; въ 1811-129 и 1062, изъ нихъ на казенномъ содержаніи- 533 4), но, со введеніемъ устава 1819 г., когда всѣ студенты переведены были на казенное содержаніе, число ихъ понизи-

х) Подобныя привѣтствія были обычны въ то время и въ дру­гихъ торжественныхъ случаяхъ. Въ днев. Серапіона о посѣщеніи академіи мин. нар. проев. Завадовскимъ, читаемъ: «былъ въ академіи, гдѣ выслушалъ на разныхъ языкахъ стихи и рѣчи». По поводу ро- жденія дочери у имп. Александра въ академіи трудились надъ сочи- неніемъ одъ на сей случай (430, 432). Въ ожиданіи пріѣзда вел. кн. Константина Павл., въ 1804 г. митрополитъ поручилъ ректору ака- деміи готовить одну сіе асіѵепіи М. І)исів Сопві. Р. (427).

2) Путешествіе въ Кіевъ, с. 41.

Ср. Матеріалы для ист. Кіев. акад. 1800-1802 (о преиоданіи, Кіев. Стар. 1904, № 6, стр. 61-68; Н. И. ІІетровъ, Акты и доку­менты, относ. къ ист. Кіев. акад. отд. П, т. I, (1721-1750), чч. ІиП, К. 1904.

3) 0 его дѣятельности см. в. Рождественскій, Самуилъ Мислав- скій, митр, кіевскій (съ 70 письмами, напеч. съ рукоп. К. Соф. соб. и Кіев. консист., К. 1877 (тоже въ Труд. К Д. акад.).

4) Макарій, 104, 108.

лось до установленной нормы (120 *); а другая часть была от­влечена въ семинарію, основанную въ томъ же году, сначала на мѣстѣ дух. училища у берега Дтіѣпра, а съ 1832 г. перемещен­ную въ ІІетропавловскій мон. на Подолѣ лее, который былъ за­нять раньше греческимъ моиастыремъ [92]).

Почти одновременно возникаешь въ Кіевѣ учрелсденіе, имѣв- шее своею задачею болѣе широкія религіозно-просвѣтительныя цѣли. Мы разумѣемъ «Кіевское отдѣленіе Рос. Библейскаго об­щества». Открывъ свои дѣйствія (съ 6 дек. 1812) подъ вліяніемъ Великобританскаго общества, подъ покровительством!, свыше и при содѣйствіи многочисленных !» членовъ и матеріалыіыхъ средству Рос. Библ. общество вскорѣ распространило свою дѣятельиость почти на всю территорію Россіи и посредством!, переводовъ свящ. писанія почти на всѣ языки и нарѣчія, имѣвшія мѣсто на ея территоріи, не исключая и заботь о слѣныхъ и заключенныхъ вгі» тюрьмахъ. Благотворительныя цѣли и просвѣщепіе массы носред- ствомъ тѣхъ лее ланкастерскихъ школь также входили въ де­ятельность Общества [93]). Такимъ образомъ, въ моментъ прекраще­ния деятельности послѣдняго въ 1826 г., вслѣдствіе иредшествовавшихъ реакціонныхъ тенденцій и мистическихъ увлеченій [94]), оно располагало имуществомъ до 2-хъ мил. руб. и 289 отдѣленіями и сотовариществами. 11 августа 1817 г. было открыто отдѣленіе Общества въ Кіевѣ, какъ и въ другихъ мѣстахъ Россіи, при весьма торясественной обстановкѣ. «Изъ лавры, говорить, сви- дѣтель этого открытія, м. Серапіонъ повелъ всѣхъ въ свою залу, и тамъ, стоя у больгааго стола, иакрытаго алымъ сукному съ возложенными на немъ духовными регаліями и толстою Библіею, старецъ сей нрочелъ всему собранію рукописную своего сочине- пія рѣчь, и когда, по выслушаніи ея, всѣ возсѣли около его на свои мѣста, предложилась подписка. Младенцу на зубокъ по­ложили изрядное приданое (митроиолитъ нодписалъ 1000 р. единовременно и 300 ежегодно г). Въ это и слѣд. засѣданіе по- слѣдовали выборы членовъ и дереііторовъ, въ число которыхъ пзбранъ былъ и лютеранскій пасторъ, отмѣчаетъ митрополитъ въ своемъ дневникѣ [95]). Общество номѣщалось и имѣло засѣданія въ лаврѣ з). Недавиій «арзамасецъ», человѣкъ съ литературным!, образованіемъ и связями, такъ горячо относившейся къ возни­кавшим!. тогда лапкастерскимъ школаму М. О. Орловъ и здѣсь является самымъ вліятельнымъ членомъ. «Лучшее ,въ Орловѣ, писалъ о немъ А. И. Тургеневу есть страсть къ благу отече­ства. Она сберегаешь въ немъ душу его благородпую и возвы­шенную» [96]). Онъ мечталъ о возстановленіи стараго масонства, а затѣмъ примкнулъ къ «Союзу благоденствія», въ которомъ состоялъ по 1821 годъ. Какъ членъ «Общества начальная образованія въ ІІарижѣ», въ мартѣ 1818 г. онъ сообіцилъ послѣднему изъ Кіева объ опытахъ, сдѣланныхъ имъ здѣсь, благодаря ген. Раевскому подг. нач. котораго онъ служшгь, и просилъ, выслать ему жур­налу посвященный методу взаимнаго обучепія. Вмѣстѣ съ тѣмъ онъ принимает!. дѣятельЕіое участіе въ дѣлахъ Библ. общества вице-президептомъ котораго онъ былъ избрану а дѣятельность его онъ разсматривалъ «въ смыслѣ либеральнаго учрежденія» и стремился соединить ея съ устройством!, ланкастерскихъ школъ.

Онъ предлагалъ открыть образцовую школу въ Кіевѣ, которая была бы доведена до 300 чел. съ безплатнымъ обученіемъ и по­служила бы примѣромъ для другихъ школъ. Въ своей рѣчи, про­изнесенной въ годичномъ собраніи Библ. Общества 11 авг. 1819 г. •онъ указывалъ на задачи этого послѣдняго, какъ органа про- •свѣщепія и воорул;ался противъ тѣхъ, кто въ широкой обще­ственной дѣятелыюсти видѣлъ только опасность и, въ свою оче­редь, ссылаясь на примѣры исторіи, выставлялъ, какъ образецъ, дѣятелыюсть прогрессивныхъ правительствъ). Въ подобномъ лее панравленіи онъ продолжалъ действовать и въ Кигаиневѣ, но уже въ 1821 г. послѣдовало закрытіе ланк. школъ въ военныхъ частяхъ и передача ихъ въ мин. нар. проев. [97]). Какъ извѣстно. въ 1818 г. посѣтиль Россію кватсерь Грелье, проѣхавшій черезъ губерніи отъ Петербурга до Кавказа; а въ 1818-21 гг.-агенты Великобрит. библ. общ. -ІІатерсопъ и Гендерсонъ объѣхали почти всю среднюю и южную Россію съ цѣлыо ознакомления съ поло- жепіемъ дѣлъ Общества, тюрьмами, благотворительными учрежде- піями и т. п., и между прочимъ посѣтили Кіевъ. ІІо этому слу­чаю въ дневникѣ м. Серапіона (4 апр. 1818 г.) отмѣчено по- •сѣщеніе его пасторомъ Гендерсономъ. распространявшим'!» Би- ■бліи и Новый завѣтъ среди евреевъ, и миссіонеромъ Патерсо- номъ, причемъ они меюго бесѣдовали объ обращеніи евреевъ въ христіанскую вѣру [98]). Подъ 11 апр. 1820 г. митр. Серапіонъ •опять отмѣтилъ: «генеральное собраніе Библейсісаго общества въ лаврѣ» [99]).

Вѣдомость о Кіевѣ за 1817 годъ сообщаетъ нѣкоторыя новыя явлепія въ жизни города, указывающія на ростъ населенія и увели- чепіе его потребностей. Въ ней называются: римско-катол. костелъ. протест, церк., старообряд. часовня [100]), 2 евр. "молитв, дома, 13 церк.

школъ, 4 приходскихъ училища (всѣ въ дерев, домахъ), 3 пансіона,

1 школа, театръ (деревянный), 1 воспитательный домъ, 6 казен- ныхъ и частныхъ аптекъ ]), 2 гостиныхъ камен. дома, 1 дере­вянный, 21 трактиръ [101]), обывательскихъ домовъ каменныхъ-49 (на Печерскѣ 14, на Старомъ гор. 10, на ПодОлѣ 23, въ Плоской части 2), деревянныхъ-3919; монастырей 7, церквей каменныхъ 42, дерев. 12; воен., город, и общ. зданій-60, промышлен. за- веденій^ 211, лавокъ 316. Общее число жителей въ это время полагали до 23,514 чел. т. е. сравнительно съ 1797 г. увеличи­лось на 20% [102]). Слабость прироста населенія объясняется большими пожарами, военными событіями и болѣзнями. До насъ дошла вѣ- домость о дѣятельности Приказа общ. призрѣнія за 1816 годъ, знакомящая съ его учрежденіями. Кіевскій прик., открытый въ 1781 г. имѣлъ собственная капитала 315200 р. ассиг., 6200 р. сер., 2090 черв.; постороннихъ 907640 руб. ассиг., 42140 р. сер., 4340 р. черв.; доходовъ 75850 р. ассиг., 1140 р. сер., 180 черв.; расхода 40480 р. асс. Въ его вѣдѣніи были: инвалидный домъ, двѣ больницы, воспит. домъ съ родильной, богадѣльня, суконная фабрика (осн. въ 1810 г.), 3 мельницы, доставлявшія доходу 1500 р., дома умалишенныхъ, рабочій и смирительный, городская богадѣльня, аптека съ лабораторіей, отдававшаяся въ наемъ, кир­пичные и черепичные заводы, приносившіе доходу 1500 р. ]).

В. Иконниковъ.

(Продолжены слѣдуетъ).

х) Варадиновъ. Исторія Мин. вн. дѣлъ, т. II, ч. I, 110, 168, 456. Въ 1821 г. Приказу разрѣіпено было выдавать ссуды подъ залогъ и деревянныхъ домовъ (ч. 2, стр. 144); а въ 1825 г. разъяснено было, что ссуды должны выдаваться не одному дворянству, но и про- чимъ сословіямъ (Арх. Гос. Сов., т. IV, ч. I, 415, 418).


3)   Кіев. Стар. 1891, № 7, с. 119-120.

’) Закревскій, 86. «Каменныхъ домовъ очень мало», нрибавляетъ но этому поводу Лерхе. «Дома почти всѣ деревянные и съ номерами; названія также находятся на угловыхъ домахъ». замѣчаетъ путешествен- никъ въ 1787 г. (,Г. \Ѵ. Моііег, Кеізе ѵоп ТѴоІЬупіеп пасЬ СЬегзоп іп Кив8Іап<1, НатЬ. 1802; ср. К. Стар. 1895, № 9, стр. 64).

Маркевича, Од. 1892); заводъ сальныхъ свѣчей былъ устроенъ лишь въ 1811 г. на Печерскѣ, купцомъ Ходуновымъ (тамъ же, 159). Кіев. мѣщане не охотно допускали и великорусскихъ прикащиковъ для тор­говли (Мат., ѴШ, 161). Ср. Нѣск. дан. о великорус, купеч. въ ХѴШ стол, и объ отнош. къ нему мѣст. магистрата, А. А. Андріевскаго (Чт. въ Общ. Нест. Л., VI, 171-189).

г) Мы знаемъ уже какъ сказывались недостатокъ хлѣба или не­урожаи въ Кіевѣ. Ср. данныя о голодѣ въ Кіев. губ. въ 1799 г. съ цифровыми свѣдѣніями о питающихся въ извѣстной долѣ лебедою или одною лебедою и о запрещеніи винокуренія помѣщщсамъ, если крестьяне ихъ не будутъ имѣть хдѣба (Матер., изд. Андріевскимъ П, 187-191; VIII, 161).

1)   Бантышъ-Каменскій, Ист. Мал. Россіи, III, 205-206. Ср. какъ исполнялся универсалъ Разумовскаго (К. Ст. 1901, № 11, с. 57-60).

1) 1887, № 4, с. 895-99; 1890 № 12, с. 492-93.

х) Сборн. Рус. Истор. Общ., т. ХЬІѴ, 560, 643.

ѵ) По донес, губ. Ширкова до 3000. Временно училище было помѣщено въ домѣ,” принадл. Ассигн. банку и проданномъ почтамту, а въ 1789 г. переведено въ свой домъ, купленный у ген. Нилуса (на Рожд. ул., въ приходѣ Николая Добраго). Кіевск. Стар. 1900, № 9. стр. 5). Въ помѣщеніе училища (при открытіи) были допущены име- нитыя лица и родители.

*) Училище открывалось для мальчиковъ и дѣвочекъ (поступило первыхъ 58 и вторыхъ 18). См. Откр. въ Кіевѣ Главн. нар. учи­лища, Н. Рыжкова (К. Стар. ‘1893, № 7, с. 136-138). Иовидимому произнесеніе рѣчей, быть можетъ подъ вліяніемъ академіи, вошло въ обычай у кіевлянъ при торжественныхъ встрѣчахъ и въ другихъ слу- чаяхъ; такъ, передъ обѣденнымъ столомъ, предложеннымъ Екатеринѣ II магистратомъ (на 65 персонъ) 11 апрѣля, об. камерг. Шуваловъ представилъ ей купеч. старосту Ефима Митюка. который сказалъ рѣчь отъ купечества (К. Стар. 1893, № 3, с. 413).

*) Къ Г. Ф. Бунге она перешла отъ вдовы Анны Гуннингеръ, на дочери которой (отъ перваго брака) Ек. Гейтеръ онъ былъ женатъ.

г) Записки И. Ѳ. Тимковскаго (Москвит. 1852, кн. 17-я: Рус. Архивъ 1874, № 6).

1)   Кіевское представительство прежняго времени (Кіев. Стар. 1882,т. П); А. А. Беклешовъ, малорос. воен. ген.-губ., кіев. воен. губ. и ген. прокуроръ (тамъ-же, 1890, т. ХХѴІП). По поводу испрошенія о подтвержденіи городу привилегій отправлена была въ Петербургь депу- тація (Матер, изъ арх. Кіев. губ. правд., X, 129).

*) Опис. Ків. губ., изд. Фундуклеемъ, Ш, 187-210; ЗакревскіЛ, 497-501; Сементовекій, 252.

*) Попросту «убогія избы, выстроенный по украинскому спо­собу изъ плетня снаружи, извнутри облѣпленныя глиной», гово­рить Эренстремъ (Рус. Стар. 1893, т. ЬХХІХ, № 6, с. 9). По сло- вамъ Гильдентштедта почти при каждомъ домѣ были сады съ орѣ- хомъ и шелковицей, а на Подолѣ и шелковичная плантація, но жи­тели шелководствомъ не занимались.

*) Городъ же состоялъ въ долгу купцамъ Котляревскому и До­линному 87 т. р.

1)   О составѣ кіевскаго общества въ 1782-1797 г,., А. Андріев- скаго (Кіев. Стар. 1894, № 2).

2)   Б. С. Зак., т. XXIV, стр. 727-733; т. XXV, с. 552-555, нричемъ прибавлено, чтобы сношенія главнаго суда съ присутствен­ными мѣстами велись непремѣнно на россійскомъ яз., чтб подтверждено и въ 1807 г. (т. XXIX, стр. 1026). Подробнѣе скажемъ ниже.

3)   Воспом. Вигеля, I, 85-88.

4)   ІЬісі. 123-124; Мёт. йе і>гіпсе Ай. Сгагіогузкі, I, 225 - 26.

*) При Павлѣ I относительно пребыванія ихъ въ Каменецъ- Подольскѣ было выражено: «Оставить на томъ основаніи, какъ онн и въ другихъ городахъ свободное пребываніе имѣютъ» (П. С. Зак.,. т. XXIV, с. 725). Ср. Арх. Госуд. Совѣта. т. П, 535.

4)   Кіев. Стар. 1897, ЬѴІ, № 2, стр. 038-39. Напомнимъ здѣсь. о сатирическомъ произведеніи офицера Уманскаго стоявшаго съ пол- комъ въ Кіевѣ въ к. ХѴІП в., въ которомъ онъ описываетъ кіев- ское общество: клубъ и домашнія собранія, мужчинъ и дамъ, русскихъ и поляковъ, разбогатѣвпіаго на «шинкахъ» еврея, вѣмцевъ и т. п. .

Но во всѣхъ домахъ здѣсь съ тономъ Испыталъ я самъ не разъ,

Угощаютъ лишь бостономъ И злословяп. на заказъ...

(К. Стар. 1885, т. ХШ, с. 543-551).

!) О немъ статьи В. Чеховскаго (Тр. К. Д. академіи 1904).

2)   Родомъ англичанинъ, вынужденный вслѣдствіе какой-то несчаст­ной исторіи оставить отечество, команд. Елецкимъ, а потомъ Москов- скиыъ полкомъ (Вигель, I, 209-210).

3)   По Закревскоиу Коробинъ (809), а по другимъ Коробкинъ (К. Стар. 1900, Л» 11, с. 92), но Вигель, лично его знавшій, говорить; «Коробьинъ (какъ и оффиціально, см. Арх. Госуд. Сов., Ш, ч. 1, 1596), старый артиллеристъ. хорошій, добрый и честный человѣкъ, и не безъ состоянія, любилъ приглашать иногда къ себѣ; другіе русскіе чинов­ники жили всѣ про себя, а въ Кіевѣ, какъ казенномъ городѣ, общество только и поддерживалось служащими лицами». (Воспом., I, 209).

!) Такими же торжествами праздновались рожд. у государя дочери Елисаветы, заключеніе мира и т. п. (К. Стар., IX, 432, 457). Въ этомъ посіѣднемъ случаѣ (1814), по словамъ м. Серапіона, былъ данъ 101 гіуш. выстрѣлъ, а вечеромъ устроена иллюминація, причемъ на соф. колокольнѣ горѣло 100 плошекъ, а на лаврской-200, „къ вели­кому удовольствію гражданъ“.

*) Кіев. Стар. 1896, т. ІЛѴ, № 9, стр. 65-69 (Изъ жизни Кіева въ нач. исход, стол.).

*

х) Дневн. м. Сераніона (К. Стар. 1884, X, 451 - 58). Въ 1812 г. записано: 30 іюня митр., возвращаясь изъ лавры, нашелъ, что крѣ- пость была уже заперта, и ходили уже на главную гофъ-вахту до­кладываться въ пропускѣ (451). 14 іюля: съ полов, іюля стали при­водить плѣнныхъ французовъ. 15 іюля коменданта просилъ у м-та позволенія въ пѣвческомъ корпусѣ поставить плѣнныхъ французовъ, коихъ ведутъ 290 чел., да вслѣдъ за симъ будутъ до 400. 29 сент. лекарь Бунге сказывалъ м-ту, аки бы Москва была сдана французамъ на капитуляцію. Наконецъ 3 окт. м-ту удалось получить прямое извѣстіе о Моеквѣ (453-54). 20 сент., въ полдень многіе въ Кіевѣ видѣли при солнечномъ сіяніи луну и подъ нею малую звѣзду, «изъ чего раз­ный дѣлали заключенія» (454) и т. д. рядъ извѣстій о текущихъ со- бытіяхъ.

’) Дѣлая визиты, она надѣвала брилліантовъ на мнлліонъ руб­лей (К. Стар., т. IX, 427).

3)   Чтен. въ Общ. ист, 1869," стр. 259-302).

томъ станутъ васъ посѣщать. Куча незнакомыхъ сдѣлаются пріяте- лями, но на пользу ни отъ одного не жди ни шага, ни слова, былъ бы соблюденъ этикета, а время убито» (124).

!) Чтен. въ Общ. ист. 1870, И, 106-107. О ней см. Данныя архива св. Синода # кіев. цер. св. ап. Андрея .первозв., К. Здраво- мыслова, со снимк. 1809 г. (К. Стар. 1897, № 4, с. 1-12); зам. по лов. брош. А. М. Кіев. храмъ св. ап. Андрея первозв., К. 1898 (іЬ.


1898, X» 10, стр. 31-32, Н. М.).

Въ 1817 г. здѣсь былъ уже книжный магазинъ (Долгору­ковъ, 117).

1) Замѣтки стар, кіевлян. (К Стар. 1882, IV. 615-616, 619).

2) ІЬійеш, 616, 618, 620.

3) Между ггѣмъвъ 1782 г., яа запросъ о выборѣ фискала въ Кіевѣ, Малорос. коллегія отвѣчала, что въ этомъ послѣднемъ и его округѣ дворянъ нѣтъ (К. Стар. 1898, № 9, с. 83). Съ 1784-1795 г. въ родосл. книгу дворянъ г. Кіева и его округа внесено было всего 175 лицъ (Стат. опис. Кіев. губ., изд. Фундуклеемъ-трудъ Журавскаго, I, 189-192).

4) Кіев. губ.-ръ указывалъ, что въ его губерніи земская иолиція состоитъ большею частью изъ мелкопомѣстныхъ и нечиновныхъ ноль* скихъ дворянъ, находящихся въ полной зависимости отъ дворянства, поэтому въ дѣлахъ нѣтъ ни справедливости, ни успѣшнаго геченія (С. М. Середонинъ, Ист. обз. дѣят. Комит. мин., 279).

5) Подъ 4 ноября 1809 г. митр. Серапіонъ отмѣтилъ: „Былъ у митрополита гражданскій губернаторъ Панкратьевъ и между прочимъ показывалъ табакерку, отъ дворянства кіевскаго ему поднесенную, съ надписью на нольскомъ языкѣ брилліантовыми словами: „за добродѣ- теди и труды отъ шляхты кіевсісой!“ (стр. 4 40); а подъ 13 марта 1810 г. онъ же лишетъ: „Скончался гражд. губ. II. П. Панкратьевъ. Погребеніе было въ субботу 19 марта. Въ 9 часу утра митрополитъ поѣхалъ въ домъ скончавпіагося для ноднятія тѣла... Затѣмъ читана была у самаго гроба на нольскомъ языкѣ рѣчь нредсѣдат. граждан, суда Проскурою. Шествіе продолжалось ‘11/2 часа. Въ провожаціи на­роду была тьма. Едва не весь городъ былъ. И были несены (въ Ііи- рилловскій мон.) огь шести цеховъ шесть пустыхъ гробовъ (при по- гребеніи войта Рыбальскаго несли 12 гробовъ; при погребеніи Ипсиланти участвовали 15 цеховъ со своими гробами, см. дневн. м. Серапіона, 455, 458 , накрытыхъ покрывалами, шитыми очень богато и хорошо золотомъ по красному бархату" (441 -442). Дворянство Кіевской губ. приняло на. свой счетъ содержаніе дѣтей умершаго гу­бернатора. (Тревожные годы въ Кіевѣ 1811-1812, О. И. Левицкаго, Кіев. Стар. 1892, № 11, 196-197). Заслуги его были оцѣнены по­ляками еще въ рѣчи васильк. марш. Хоецкаго въ собр. дворянъ Кіев. губ. 28 дек. 1806 г. Необходимо замѣтить, что онъ былъ губернат. съ 1806-10 г., когда воен. губ. состоялъ М. И. Кутузовъ, занятый воен­ными дѣлами и не всегда проживавши въ Кіевѣ '(іЬісі., 189, 198- 199). Олизаръ благосклонно отзывается о русскихъ губернаторахъ въ Кіевѣ (Бухаринѣ и Ковалевѣ) и, напротивъ, рѣзко выражается о польской администраціи на Волыни (137, 150, 171-175; ср. Вигель, II, 70). Въ этомъ случаѣ еще заслуживаешь вниманія рѣчь м. Евгенія въ Соф. соборѣ къ дворянамъ, адресъ къ нему всѣхъ дворянъ и раздача имъ этой рѣчи на нольскомъ языкѣ (К. Стар. 1899, № 8, стр. 46).

') Дневникъ Серапіона (462): Закревскій, 455. Сборъ однако продолжался и въ 1842 г., не исключая православныхъ помѣщиковъ (К. Стар. 1897, т. ЬѴІІ, Л?2 5, с. 68-69). Другой бытописатель, размышляя объ этомъ сборѣ, замѣчаетъ, что гр. Браницкая не дала,

*) Журн. Комит. мин., I, 412. Подобное же отношеніе къ евреямъ, изъ боязни захвата ими торговли, выражено было въ прошеніи гражданъ Нѣжина обращенномъ къ гр. Салтыкову о запреіценіи евреямъ рознич­ной торговли (К. Стар. 1898, № 6, с. 86-89; 1902, .№ 7-8, с. 12).

3)   Арх. Госуд. Сов., Ш, ч. I, 459.

!) Къ ист. польскаго театра въ Ігіевѣ, П. Т. (Кіев. Стар. 1890, № 6, стр. 533-540); Н. И. Николаеву Драм, театръ въ Кіевѣ <1803 -1893), К. 1898, с. 14--18. О труппѣ Ширая (К. Ст. 1901, .№№ 7-8, с. 010).

*) Вигель говорить, что «въ военномъ дѣлѣ онъ мало понималъ, а въ гражданскомъ ровно ничего, самая наружность его не вселяла З'важеяія...; онъ не имѣлъ ни одной оригинальной черты англичанина, отличался самымъ безцвѣтнымъ характеромъ и физіогноміей, не умный и не глупый, не добрый и не злой, не лривѣтливый н не грубый. Находили, однако, что онъ имѣетъ нѣкоторую ученость, потому, что хорошо умѣетъ говорить поанглійски и знаетъ, что такое парламенту о которомъ немногіе у насъ тогда слыхали. Жена его, Софія Карловна, напоминала собою нянекъ и ключницъ своей націи и пофранцузски англійскимъ нарѣчіемъ говорила очень забавно1* (Воспом., I, 210). Польское общество весьма охотно у нихъ собиралось (209).

2) Дневникъ (К. Стар. 1884, т. IX, 443-444).

3) Подробное описаніе у кн. Долгорукова (299-300).

*) Воспом. Вигеля, I, 208-209. Путешественники вообще хвалять гостепріимство кіевлянъ (Долгоруковъ, Пут. 1810, с. 300-301; 1817, с. 140-141). Измайловъ выражается: «Въ Кіевѣ болѣе краса- видъ, но въ Москвѣ болѣе грацій; москвички милѣе для холоднаго разсудка, а кіевлянки для пламеннаго сердца».

х) Заииски Чайковскаго (Р. Стар. 1895, № 12, стр. 153, 157-158.

5)   Дневникъ Серапіона (Кіев. Стар., IX, 430). М. Самуилъ (въ 1786), повидимому, былъ сговорчивѣе и склонялся къ совмѣстному помѣщенію академіи и училища въ соф. митр, домѣ; онъ указывать даже на возможность заимствованія академіей „ученія въ народаыхъ училищахъ преподаваемаго, коему сообразоваться и всѣмъ дух. учи- лищамъ (указаніе на распоряженіе 1785 г.) предписано"; однако, онъ находилъ, что помѣщеніе ихъ на Старомъ городѣ неудобно, который

с. 339), что Мышковскій былъ воспитанникъ іез. школъ; но это оши­бочно. Въ изд. мин. нар. проев. „Матеріалахъ“ (т. I, И, III), помѣ- щенъ его послужной списокъ, отзывы о его дѣятельности, вѣдомости, имъ составленныя и пр. (ом. т. I, по обстоятельному указателю'1, изъ которыхъ видно, что онъ былъ урожд. Могилевской губ., сынъ свя­щенника (изъ дворянъ), учился въ могилев. семин., оттуда посланъ, по вызову, въ- учит, семин. въ Петербургу затѣмъ состоялъ учителемъ Гл. нар. уч. въ Могилевѣ, директоромъ (съ 1800 г.) училищъ Подоль­ской губ. и, наконецъ, въ Кіевѣ и женатъ былъ на русской. Онъ зналъ польскій яз., какъ урож. Могилевской губ., а намъ сообщали на основаніи архивныхъ данныхъ кіев. І-й гимн., что онъ рѣшался вступать въ борьбу и съ Чацкимъ. Сношенія съ округомъ, дѣлались, однако на польскомъ яз.; но въ дѣлахъ сохранялся и русскій переводъ бу- магъ (К. Стар. 1896, № 12, с. 74).

! ) Переходъ ея въ Кловскій домъ не сразу состоялся. Въ аирѣлѣ

1812 г., ислѣдствіе сконленія раненыхъ въ воен. госпиталѣ (1800 чел.), Кловсгсій домъ былъ занята для больныхъ (250 чел.), а гимназія вы­ведена въ д. гр. Потоцкой, бывшій Сперанскаго (Матер., изд. Мин. нар. проев., Ш, 719-723).

’) „Вѣроятно въ теченіе своей многовѣковой жизни Кіевъ только разъ оглашался въ вечернее время такимъ патріотическимъ громомъ, какой устроили теперь три польскихъ трафа" (Дневникъ м. Серапіона, Кіев. Стар. IX, 450).

х) Истор. Вѣст. 1887, XXIX, 650-556).

*) Выписка изъ отчетовъ Комитета Высоч. утвержд. Си. общ. учрежд. училищъ по методѣ ведимнаго обученія, читан, въ торж. собр. Общества 15 ян. 1821 и 1 іюня 1822 г. (С. Отеч., 1823, ч. ЬХХХІѴ', № 10, стр. 97-107); письмо о составѣ и цѣли Общ. учрежд. уч. взаим. обученія(іЬ. 1823, ЬХХХІТ, 170-173): тамъ же (за 1818-20 гг.) и другія свѣдѣнія о нихъ.

_2) Рус. Стар., т. ХЬ, 657; Остаф. Архивъ, I, 456-59.

3) Сборн. Р. Ист. Общ., т. ЬХХУШ, стр. 523-528.

5) Памят. книжка Кіев. губ. на 1858 годъ, сост. ред. Кіев. Губ.

Вѣд. Н. Чернышевымъ, К. 1858, стр. 346.

*) Путеш. 1810, 289-290. По оффиц. дачнымъ тогда было въ ней 1069 дѣтей дух. зв. и 129 разночинцевъ, въ 1814 г. 904 (Серебренниковъ, 202, 216).

3)   Макарій, 203-208. Въ 1822 г. на старомъ 2-этажномъ кор- ііусѣ постройки Мазепы возведенъ былъ 3-й этажъ, а въ 1863 и 64 гг. зданіе было вновь перестроено (Закревскій, 171).

!) Закревсісій, 171.

*) ІІутеш. въ Кіевъ 1817 г. кн. Долгорукова, 109-110, со скеп­тическими замѣчаніями на счетъ самаго Общества.

3)   Берлинскій, Опис. Кіева, 124.

5)   N Тоиг^иёпеЯ, Ьа Кивзіе, I. 160.

’) Сборн. Р. Ист. Общ., т. ЬХХѴНІ, 519 -528: Остаф. Лрх., 1,639.

ок. 1820 г. близъ Флоровскаго мон., на улнцѣ Черная грязь. Приходъ былъ небольшой, такъ какъ въ 1859 г. числилось въ немъ всего 167 мужч. и 168 женщинъ (Закревекій, 832).

!) Повидимому хлопоты Малорос. коллегіи (см. главу У) увѣнчались успѣхомъ. Лерхе въ 1770 г. упоминаетъ о запасномъ магазинѣ аптек, вещей, устроенномъ главн. упр. медиц. части (быв. медиц. коллег.) и тогда завѣдывалъ имъ провизоръ Ведель. Оно находилось на Подолѣ возлѣ ц. Покрова; въ 1830 г. имъ завѣдывалъ Циммер- манъ, а на уступахъ горы, между Михайловскимъ мон. и Андреев­ской ц. расположенъ былъ аптекарскій садъ. Четыре частныя аптеки въ Кіевѣ принадлежели нѣмцамъ. Кромѣ аптекъ воен. вѣдомства была еще аптека Прик. общ. призр. (Закревскій, 189, 569, 839).



[1]) См. Кіев. Стар. 1904 г., № 9.

2) Храповицкій, Дневникъ, 1.

[2])   Матер., изд. Андріевскимъ, 130-135. Въ 1790 г. въ ней содержалась свыше 100 чел.


Томъ 87.-Октябрь, 1904.                                         1-1

[3])   Матер, изъ арх. Кіев. губ. правд., ѴШ, 173; ср. II, 13.

[4])   Матер, изъ арх. губерн. правд., V, 158-161. Въ пун- ктахъ 1754 г., повторенныхъ въ 1767 г., губерн. канцел. высказы­вается, что въ Кіевѣ «множество есть народа празднаго безъ всякаго

дѣла», который заботится о ежедневной пищѣ, не думая о завтраш- немъ днѣ, «ибо фабрикъ никакихъ нѣтъ и работы сыскать негдѣ». При этомъ рекомендовалось заведеніе суконной фабрики, для которой съ пользой могла бы идти овечья шерсть; упорядоченіе красильнаго производства и т. п. (К. Стар. 1888, № 5, с. 39-40). При обиліи кожевенъ (22 двора) не существовало выдѣлки кожъ, между тѣмъ какъ въ раскольничьихъ слободахъ было нѣск. кожевенныхъ заводовъ (Ма- теріалы, VI, 1-9). Предметы первой необходимости получались изъ- заграницы (напр, чиненныя кожи), юфть, свѣчи и мыло шли черезъ Кіевъ изъ Россіи, не говоря о такихъ товарахъ какъ шелковыя ткани и ревень, которые получались изъ Москвы (К. Стар. 1895, №9, стр. 66), или о такихъ издѣліяхъ какъ оружіе-оно было восточное или западное. О зависимости такого порядка отъ самаго строя то- гдашнихъ юго-заЯад. городовъ см. В. Б. Антоновичъ, „О промышл. Юго.-заи. края въ ХѴШ стол. (Зап. Ю. 3. отд. И. Р. Геогр. общ., I, 179-191).

!) Для пріѣзжихъ кунцовъ былъ устроенъ на Подолѣ гостиный дворъ, который предоставлялся имъ три раза въ годъ во время ярмарокъ, но они предпочитали останавливаться у мѣстныхъ купцовъ, по­чему гост, дворъ доставлялъ мало дохода (Матер., I, 137-138).

2) Первый и единственный заводъ мѣдныхъ, желѣзныхъ и чу- гунныхъ издѣлій въ 40-хъ годахъ XIX стол, принадлежалъ братьямъ Дехтеревымъ, переселившимся въ первой четверти этого стол, изъ Калуги (Опис. Кіев. губ., Ш, 168; Калужскіе купцы Дехтеревы, А. И.

[5])   Кіев. Ст. 1887, № 8, с. 579. И. В. Лучицкій. Кіевъвъ 1766 г., по описанію малорос. полковъ Румянцова (іЬій. 1888, т. XX, 1-74).

[6])   Болѣе важные эпизоды и черты изъ этихъ отношеніи см. въ Матер., III, 1-24; Кіев. Стар. 1886, № 12, стр. 664-708; 1893, № 2, с. 738; 1894, № 10, с, 154-155; 1895, №№ 7-8, с. 14-20;

1897, № 1, с. 137. Цѣны на крѣпкіе напитки (Матер., I, 128, 135;

[7])   Дневникъ Михайловскаго-Данилевскаго (ІПильдеръ, Императ. Александръ I, т. IV, 66). Необходимо прибавить, что крупные помѣ- іцики и въ великорос. губ. широко пользовались винными откупами. Въ одной жалобѣ к. ХѴІП стол, сообщается о злоупотребленіяхъ продажей вина въ имѣніяхъ Теплова, Зиновьева, Панина и др. «Графъ такъ опузатѣлъ отъ вина, что ему любо», говорится объ одномъ изъ помѣщиковъ (Р. Стар. 1875 XII, 402-405).

[8])   Закревскій, 357; Днев. м. Серафима (К,. Стар. 1884, УПІ, 431-32). Содѣйствовало тому, вѣроятно. противодѣйствіе, оказанное администраціи консисторіей и монастыремъ въ 1771 г., по случаю по- мѣщенія чумньіхъ больныхъ, за что было Синодомъ наложено взыска- ніе (К. Ст. 1898, т. ЬѴП, № 6, с. 165-459).

[9])   Матеріалы, I, 133; К. Стар. 1892, № 9, с. 424-25.

[10]) Арх. Госуд. Сов., II, 399.

[11]) Сборн. Рус. Ист. Общ., т. ХХШ, 648-649.

[12]) Рус. Отар. 1873, ѴШ, 648.

[13])  Кромѣ духов, школъ въ Кіевѣ упоминается гарнизон, шкода въ 1784 г. (Кіевъ, изд. Кіев. ком., 128).

[14])  Аскоченскій, И, 353-354.

[15] Ѳ. И. Яновичъ-де-Миріево или народ, училища при Екатеринѣ И, А. Воронова, 93-94; Городскія училища въ царств, имп. Екате­рины II, гр. Д. А. Толстого, Спб. 1886; Андріяшевъ, Кіев. главное на­родное училище (въ Отчетѣ о состояніи 1-й Кіев. гимназіи за 1885- 86 г.); Столѣтіе Кіев. 1-й гимн., Садовскаго (Кіев. Стар. 1889, т. XVII); Матер. Арх. кіев. губ. правл., IX, 225; Къ начальной исторіи Кіевскаго народи, учил. 1789-1803, В. Д. (Кіев. Стар., 1900, т. ЬХХІ, № 10, стр. 1-10;-объ учебн. персоналѣ и преподаваніи). Число учащихся колебалось 58-218, а въ числѣ первыхъ препода­вателей встрѣчается и имя препод. исторіи, географіи к естествен, наукъ-Макс. Берлинскаго. Кромѣ того преподавались: священная ист., ариѳм., геом., физика, механ., архитектура, рус. и нов. языки, латин. яз., о должностяхъ человѣка и гражданина, рисов, и чистонисаніе.

2) Лонгиновъ, Новиковъ и москов. мартинисты, стр. 215-216; Пыцинъ, Хронологич. указатель русскихъ ложъ отъ перваго введенія масон, до зацрещ. его, 1731-1822, Спб. 1873, стр. 23, 27, 28.

[16] Воспом. Вигеля, I, 63.

2) Воспом. Тимковскаго (Р. Арх. 1874, стр. 1418). «По несчастію эта язва тогда свирѣпствовала. Я самъ видалъ въ Кіевѣ тѣхъ же щеголей, выходящихъ изъ трактиревъ полумертвыми, въ одной ру- бахѣ и солдатской шинели».

3) Роскошь была весьма яеразорительяа, такъ какъ цѣны на съѣстные припасы были самыя низкія (Вигель, I, 62). Впрочемъ, цѣны часто колебались по случайнымъ причинамъ (неурожай, военныя со- бытія, К. Стар. 1884, т. XI, 431, 434, 435).        ч

) Объ образѣ жизни ихъ, даже въ 1-й четв. XIX ст., яе отличавшемся отъ стараго быта, но проникнутомъ уже крѣпостни- ческими порядками (съ указаніемъ лицъ), см. въ дневн. Михайлов- скаго-Данилевскаго (Рус. Стар. 1900, т. СІѴ, № 10, с. 212-214).

5) Воспоминанія Вигеля, I. 36, 48, 46-76.

6) Р. Стар. 1893. № 7, с. 8. Влизъ лавры (К. Стар. 1895, № 9, стр. 65; ср. 1904, № 1, 04).

!) Вигель, I, 85, 997-98. Легенда о домѣ (Васильчиковъ, 461). Въ 1798 г. наѣзжадх въ Кіевъ принцъ Конде съ герц. Ангіенскимь и своей свитой (Вигель, 101).

[18])  Вигель, I, 37, 69, 73, 149.

[19])  0 состояніи академіи, личномъ составѣ, цреподаваніи и со­держант учителей въ 1798 г. см. Матер, для ист. Кіев. дух. академіи (К. Стар. 1894, т. ЬХХХІѴ, № 4, стр. 6-13). По прежнему она сохраняла общеобразовательный характеръ. Въ ней прибавлено было ри- сованіе и выражено желаніе ввести опытную физику и возстано- вить преподаваніе франц. языка, прекращенное въ дух. учебяыхъ заведеніяхъ вслѣдствіе бывшихъ во Франціи событій.

[20])  Въ 1780 г. академическая библіотека заключала въ себѣ до 12000 рукописей и печатныхъ книгъ, которыя собирались со времени Петра Могилы, но пожаръ этого года истребилъ ихъ почти безъ остатка, а вновь собранная библіотека (до 4000 т.) отчасти пострадала въ 1811 г. (Макарій, 135-136). «Библіотека хотя не велика, но хороша, гово­ритъ кн. И. М. Долгоруковъ, составлена изъ книгъ отборныхъ и во вкусѣ словесности, много иностранныхъ сочиненій на разныхъ язы- кахъ» (Путеш. въ Одессу и Кіевъ 1810 г., Чтен. въ Общ. ист. и древн. рос. 1869, Ш, 290).

[21]) Въ кратковременное царств. Павла I въ Кіевѣ смѣнилось 9 воен. губернаторовъ, а именно: М. Н. Кречетниковъ, гр. И. II. Салты- ковъ, А. Г. Розенбергъ, гр. И. В. Гудовичъ (не доѣхавъ, перемѣщенъ въ К.-Подольскъ), кн. П. М. Дашковъ, А. А. Беклешовъ, С. А. Беклешовъ, Повало-Швыйковскій, А. С. Феншъ (РепсЬа\ѵ).

[22])  Статистич. опис. Кіев. губ., изд. Фундуклеемъ, 1, 324.

Съ отмѣною екатеринин. учрежденій, въ Кіевѣ было возстано- влено и званіе полиційместера (П. С. Зак., № 18829; Сенат. Арх., I, 480).

[23])  Къ ней причислено было 370 д. крестьянъ казен. сел. Петро- вецъ, 4000 десят. лѣса и 31 дес. земли. По оффиціальнымъ данныыъ (1803 г.) она доведена была тогда «до того совершенства, что прино­сила весьма значуіцій доходъ и издѣлія ея недоставало на удовле- твореніе покушциковъ» (см. Журн. Ком. министровъ. Царств. Алек­сандра I, т. II, 75). Однако, кн. Долгоруковъ замѣчаетъ: «явндѣлъ работы тамошнія: можно ихъ назвать лучшими въ Россіи; конечно, далеко еще ’фаянсъ нашъ отъ иностраннаго: не чисть въ отдѣлкѣ и не всегда выдерживаетъ горячую воду» (293).


Томъ 87.-Октябрь, 1904.                                  1-2

[24]) Контрактовый домъ (зданіе построено въ 1737 г.) находился на Подолѣ, бдизъ Покровской церкви, и состоялъ изъ двухъ этажей, нижняго каменнаго и верхняго деревяннаго. Послѣ пожара 1811 г. онъ былъ обращенъ въ ремесленную управу (Закревскій, 390); а послѣ вторичной передѣлки въ 1878 г.-въ женскую гимназію (Сементов- скій, 230).

[25])  Опис. Кіевской губерніи, I, 323-26, Ш, 529 -531; Закревскій, 115,390. Общія свѣдѣнія можно найти въброш. Непгук’а ХЛазгуп’а, Коп- ігакіу Куоттокіе. Згкіс 1іІ8Іиг.-оЬус2а,]'снѵу. 1798-1898. РеІегвЪ. 1900, 108 стр. Пять ярмарокъ (3 на Печерскѣ и 2 на Пододѣ), бывшія до того въ Кіевѣ, считались не важными (Гильденштедтъ).

[26]) Кіевъ въ 1799 г. (Кіев. Стар. 1885, XI, 581 - 592). Ср. В. Горленко, Южно-русскіе очерки и портреты, К. 1898.

[27]) Постройка новыхъ четырехъ городскихъ питейныхъ домовъ эъ 1800 г. обошлась въ 4562 р.

[28])  Магистратское хозяйство въ Кіевѣ въ 1799 и 1800 г. (Ма­тер. изъ арх. Кіев. губ. правл., X, 101-149). Въ числѣ другихъ ста­тей городской смѣты упоминается расходъ по содержанію городскихъ. музыкантовъ, «магистратскихъ башенныхъ и комнатныхъ часовъ» и «артиллеріи». По представленію же Беклешова отпущено было (въ. 1799 г.) 12956 р. на починку припіедшаго «въ ветхость» дворца въ. Кіевѣ (Сенат. Архивъ, I, 545).

[29])  Архивъ Госуд. Сов., т. П, 534-36.

[30]) Воспом. Вигеля, 1, 163.

[31])  Кіев. Стар., т. IX, 429-430, 440 (освящ. 14 окт.). «Домъ црисутственныхъ мѣстъ великъ, каменный, съ коловнами и строенъ по новѣйшей архитектурѣ» (Путеш. кн. И. ^І. Долгорукова въ 1810 г., Чтен. въ ОбЕц. исторіи 1869, Ш, 261).

[32])  «ГГримѣчанія достоинъ домъ для сумасшедшихъ, гдѣ многія комнаты съ кольцами на стѣнахъ желѣзными» м. Серапіонъ (К. Стар. 1884. IX, 431). Богоуг. заведенія находились въ вѣд. прик. общ. призрѣяія.

[33])  Закревскій, 875-876.

г) На 6 офицеровъ и 24 солдатъ (Варадиновъ, ч. П, кн. I, 112).

[35])  Закревскій, 247. Кіев. Стар. IX, 493-440. Объ устр. инвалид, дома въ Кіевѣ (Арх. Госуд. Сов., Ш, ч. 1, с. 879). Въ 1809 г. от­крыта была старая дорога къ Днѣпру, назв. Панкратьевскою (Закрев- скій, 193, 408, 532), прежде Спасская.

[36])  Въ течевіе 10-15 часовъ превращено было въ пепелъ 1176- домовъ и магистратъ, 11 камен. церквей, 8 деревян., 3 монастыря (Братскій, Петропавловскій и Флоровскій) со множествомъ имущества церковнаго и обыватёльскаго. О рядѣ пожаровъ, бывшихъ въ 1808-•

1811 см. современный записи (Кіев. Стар. 1884, ѴПІ, 690, и записки митр. Серааіона, IX, 443, 446-447, 461); подр. донес, дир. гимн. Мышковскаго (1896, ЫѴ, А» 12, с. 72-79); Закревскій, 116-119. Ср. „Тревожные годы. Очеркъ изъ обществ, и политич. жизни г. Кіева и Ю. 3. края въ 1811-12 гг.“. (Кіев. Стар. 1891, т. XXXV, 1-21, 170-194). Есть указаніе, что во время пожара 1811 г. пропалъ столъ. Кіев. обществен, коммиссіи, въ которомъ хранилось на 600000 руб. ас. векселей. Так. обр., безслѣдно исчезъ первый кіев. банкъ, устроен­ный въ к. ХѴПІ ст., какъ ссудное учрежденіе, и въ балансѣ Кіев.. город. думы до иозднѣйшаго времени сохранялся счетъ общественной ком. въ суммѣ ок. 14000 р. (Кіевлян. 1898, № 106).

[37])  Послѣ пожара магистратъ помѣщался временно въ городскомъ. домѣ нротивъ Воскресенской церкви, а въ 1838 г. для него пріобрѣ- тенъ частный домъ (Наз. Сухоты) «именитаго купца, ктитора церкви Николая Добраго» (Дневн. м. Сераіііона, 435), близъ той же церкви,, который по перемѣщеніи Думы на Крещэ.тикъ (1878) былъ совершен­но перестроенъ (на что городомъ употреблено 120000 р.) и отданъ. для помѣщенія 3-ей гимназіи. Въ свое время сообщалось, что остав- шійся отъ пожара гербъ арханг. Михаила и старинная серебряна® посуда, употреблявшаяся для торжественныхъ пріемовъ, были проданы управленіемъ перваго состава думы, избранной по городскому поло- женію 1870 г. (Кіевлянинъ 1896, № 93. Къ вопросу объ устройствѣ музея въ Кіевѣ; Перестройка зданія бывшаго магистрата, іЪісІ. 1901, № 342). Гербъ, какъ выяснилось потомъ, помѣщенъ былъ надъ входомъ въ церковь Щекавицкаго кладбища (статуя частью вызолочена,, частью посеребрена). Что же касается мѣдной статуи Ѳемидьт, украшавшей фасадъ зданія магистрата до 1811 г., о которой уиоминаетъ Закревскій, то, какъ говорятъ, она хранилась въ м. Ходорковѣ Сквирского у- у мѣстнаго миров, судьи (Кіевлян. 1896, ЛУ6 93, 96, 109 и 110). Кромѣ того, изъ оффиц. ііоказаній видно, что фигура арх. Михаила, статуя Ѳемиды и двугл. орелъ съ изображ. Петра В. на щитѣ въ 1836 г. находились въ домѣ быв. войта Киселевскаго (К. Стар., 1901, № 3, с. 156). Гетманскія регаліи, по нѣк. показаніямъ, также нахо­дились въ Кіевѣ (1893, № 12, с. 436).

!) Воен. губ. Милорадовичъ ходатайствовалъ о видачѣ жнтелямъ въ ссуду на 10 лѣтъ 790000 р., но, вслѣдствіе затрудненія госуд. казначейства, отпущено было 12850 р. безвозвратно (Журн. Комит. мин., I, 244, 317, 417).

2) Путеш. въ Кіевъ въ 1804 г., въ прилож. къ соч. И. М. Сне­гирева „Жизнь митр. Платона", стр. 40; Свѣдѣнія о его пребываніи въ дневн. м. Серапіона (К. Стар. 1884, IX, 424-426). Встрѣча по- четяаго гостя происходила за Днѣпромъ, гдѣ уже существовалъ „трак- тиръ“, а переѣздъ на кіевскую сторону совершился на паромѣ (іЬігі., 424). Подобный способъ переправы объясняется, вѣроятно, тѣмъ, что понтонный мостъ, находившійся не вдали отъ пещеръ, былъ поврежденъ, какъ случилось и передъ пріѣздомъ Екатерины II (1889, № 5, с. 388; 1900, № 9, с. 66*. Перевозы на Днѣпрѣ находились върукахъ лавры, Выдубецкаго мон., магистрата и казны и доставляли значительный до­ходъ, отчего и происходили постоянные споры между ихъ владѣльцами (К. Стар., 1882, № 11, с. 268; 1897, №№ 7-8, стр. 26-33). При -отъѣздѣ м. Платона ему поднесены были лавр, братіей книги, образа, 16 арш. малиноваго бархата и два погребца, одинъ съ водкой старою -сахарною о 8 гатофахъ, а другой въ 12 бут. венгерскаго. Такіе же подарки дѣлались и м. Серапіону: такъ, могил, еп. Даніилъ, проѣздомъ въ свою епархію, поднесъ м-ту 32 арш. матеріи и 12 бут. венгерскаго. {Дневн., ,456). Отъѣзжая изъ Кіева, м. Платонъ прибылъ къ Неводниц- кой прист., гдѣ сѣлъ въ большую лодку, наз. дубъ, и въ сопровожден»! полиціймейстера перевезенъ былъ на другой берегъ Днѣпра (іЪ., 426).

г) Князь И. М. Долгоруковъ (1810) замѣчаетъ; «Крѣпость въ болыномъ содержится порядкѣ; видно что въ нее смотритъ попечи­тельное око. Внутри ея, кромѣ лавры, замѣтить можно арсеналъ, онъ окруженъ еще и другими строеніями, какъ-то комендантскимъ доыомъ, въ которомъ разведенъ большой садъ, въ ближайшемъ сосѣдствѣ съ пещерами, и провіантской коммиссіей; но домъ ея не краситъ этой части города» (291).

*) Закревскій, 322, 433. Въ городѣ постоянно размѣщены были два полка (Вигель, I, 207; Кіев. Стар. ѴШ, 690; IX, 428).

[38])  Закревскій, 123. Работами этими завѣдывалъ инж. ген. Глу- ховъ, вѣроятно Ил. Алексѣевичъ, состоявшій при Суворовѣ, по плану котораго взята штурмомъ Прага (ІЪ., IV, 622), оставшійся затѣмъ въ Кіевѣ.

[39])  Отмѣчая посѣщенія церквей на Печерскѣ, Аскольдовой мог. и арсенала м. Платономъ, м. Серапіонъ выражается «ходилъ боль­шею частью пѣшкомъ» (Дневн., 426), а м. Платонъ говорить, что «съ горы (Андреевской) на Подолъ по крутизнѣ сходили пѣши» (Пут. въ Кіевъ, 40), такъ трудны были тогда сообщенія. Когда «разбирали старокіевскія крѣностныя ворота», то Серапіонъ ѣхалъ въ лавру че-

*) Это былъ пожаръ 21 нояб. 1808 г., начавшійся въ лавкахъ, у самой Успенской церкви, отъ котораго сильно пострадала позд­няя («такъ, что жалостно смотрѣть») и «до 300 разныхъ лавокъ сго- рѣло» (Днев. м. Сераніона, 437).

[41]І По словамъ автора пут., въ немъ было на нѣсісолько соть ты- ■сячъ товара. Другой магазинъ,-галантерейный, соперничавшій съ московскими,-Маслакова (ІІут. 1817, с. 108).

[42]) Во время контрактовъ заняла уже видное мѣсто хлѣбная торговля (Журн. ТСомит. мин. И, 211-112).

[43])  Посѣтившій въ 1806 г. Кіевъ лутешественнинъ Гунъ, упо­миная о контрактахъ, сравниваетъ ихъ съ одной изъ знаменитѣй- шихъ ярмарокъ въ Европѣ-лейпцигской, получившей начало за три •столѣтія до кіевскихъ контрактовъ. (К. Стар. 1593, № 2, (251). Ему нравится мостовая изъ брусьевъ, «по которой ѣздить пріятно», а также онъ хвалитъ бѣлый хлѣбъ и варенье.

[44])  Подобный же взглядъ на церковныя древности высказываетъ и м. Платонъ (Путеш. въ Кіѳвъ, 28-42).

[45])  Около Усп. дня въ Кіевѣ, говорить кн. Долгоруковъ, всѣ. норки набиты народу, а наемъ домовъ порядочныхъ отмѣнно дорогъ. (Пут. 1817 г., 107).

[46])  Путеш. 1817 г. (іЬій. 1870, П, 125). Къ этому онъ ирисо- единяетъ, что «для осмотра полезныхъ заведеній надобна протекція; а у кого нѣтъ ни знакомыхъ въ городѣ, ни покровительства, тотъ можетъ сто разъ пріѣхать въ Кіевъ, и меньше будетъ его знать, нежели англичанинъ, шведъ, ^нѣмецъ, который прнвезетъ отъ мини­стра письма и для котораго всегда дверь растворяется настежь. Жаль, что это такъ затруднительно въ нашемъ государствѣ; разсужденіе мое о сѳмъ основано на собственномъ опытѣ; присоедините къ этому еще и образъ жизни россіянъ... Всякой требуетъ визита и поклона, по-

[47]) Долгоруковъ, Пут. 1810 г., 299, 301; Пут. 1817, с. 117; Зап. книж. гражд. Миславскаго (К. Стар. 1884, УШ, 690; Днев. м. Серашона (ІЬ., IX, 447); зап. Сем. Сулимы (1882, IV, 621).

[48]) Послѣ пожара 1811 г. Подолъ по числу домовъ уменьшился иочти въ 5 разъ, зато значительно распространились Старый городъ и Печерскъ (Фундуклей, I, 327), которые начинаютъ преобладать.

[49]) Въ февр. (16) 1824 на Печерскѣ сгорѣли всѣ (деревянный) лавки (Записи Миславскаго, 691).


Томъ 87.-Октябрь, 1904.                                 I-3

[50])   Былъ пожарь во дворцѣ у воен. губ. - сгорѣлт, правый корпусъ; погорѣлъ митр, садъ на Еудрявцѣ; горѣли большія дома въ Липкахъ и на Печерскѣ, аптека, домъ войта Рыбальскаго и др., Вы- дубецкій мон.; у митр-та кареты на конюганѣ вытаскивали. «Весь го- родъ нанолненъ горячимъ дымомъ, такъ что дышать было трудно н вдали мало что было видно, страху много причинено, ходили слухи объ ѵгрозахъ, говорили, что 8 чел. нодозрительныхъ отосланы въ Пе­тербурга, а 6 содержатся здѣсь» (Дневн. Серапіона, 445-448). Въ теченіе двухъ мѣсяцевъ насчитывали 20 зажигательствъ (К. Стар., УШ, 690), погорѣли люди, и въ крѣпости подымались мосты и ни­кого даже въ церкви не пропускали безъ билета отъ коменданта. По поводу пожара было схвачено нѣсколько поляковъ, евреевъ, а также французовъ (К. Стар. 1896, т. ЬѴ, № 12, с. 73-74; 1891, т. XXXV, №№ 11 и 12).

[51]) Быть можегь это обстоятельство отразилось и на назначеніи въ Кіевъ военныхъ губернаторовъ. Такъ, въ цар. Александра I здѣсь были: А. П. Тормасовъ (1803-1806), М. Л. Голенищевъ-Кутузовъ (1806-1810), М. А. Милорадовичъ 1810 - 1812). Въ 1812 г. оні, былъ отозванъ для формированія войскъ, а въ 1818 г. назначенъ с.-перб. воен. губ. (О родѣ двор. Милорадовичъ, см. 84). Послѣ него воен. губ. въ Кіевъ не назначали до І827 г. (ср. Вигель, VI, 70; Закревсісій, 895), а управляли имъ губернаторы.

[52])  С. Сулима, Замѣтки стараго кіевлянина (К. Стар. 1884, т. IV, стр. 623, 624).

[53])  И. С. Р. Зак. т. ХХУ, 18850, 552-555; т. XXIX, стр. 1026.

[54])  Дневн. м. Сераиіона (К. Стар. 1884, т. IX, стр. 429).

[55])  «Поляки даже семейные, говоритъ Вигель, жили на холостую ногу. Одинъ только изъ нихъ, весьма почтенный чедовѣкъ, богатый вдовецъ, губ. маршалъ, т. с. Козловскій имѣлъ открытый домъ. Когда судьба отечества его рѣшилась, не прежде, чистосердечно онъ сде­лался преданъ Россіи и двухъ сыновей своихъ опредѣлилъ въ гвардію (одинъ изъ нихъ командовалъ потомъ ІІреображенскимъ нолкомъ). Онъ, безъ различія, принималъ поляковъ и русскихъ, и какъ съ тѣми, такъ и съ другими обходился вѣжливо и ласково» (Воспом., I, 209).

[56])  Кандидатура Олизара (1821) была принята 400 голосами, т. е. почти всѣми польскими помѣщиками Кіевск. губ. За свои рѣчи онъ имѣлъ непріятности (см. Раюі§1;пікі, 203-208). О политич. характерѣ выборовъ въ Подольск, губ. (1808). Вслѣдствіе безйорядковъ на вы- борахъ были отмѣнены (1809) довѣренности (Середонинъ, 260-261).

[57])  Дневникъ (Кіев. Стар. 1884, IX, 430-431, 457-460); (К. Стар. 1892, № 11, 198, 200). Православныхъ приводи;гь къ присягѣ митрополитъ, а католики приносили присягу въ коотелѣ. Съ 1805-- 1808 губ. марш, состоялъ КозловскШ, 1808 по 1811-Ржевускій, 1811 по 1820-Потоцкій. Въ 1808 г., послѣ присяги, м. Серапіонъ принималъ у себя всѣхъ дворянъ. Вслѣдствіе неутвержденія Потоцкаго, испр. должн. маршала (1820-1821) Фр. Моршковскій и Вал. Росцишевскій (Раш.

О.   Оіігага, 130). Съ 1821 г. губ. марш, былъ Олизаръ, отличавшійся наклонностью къ сближенію съ русскими.

[58])  Постройка эта значительной величины состояла тогда изъ двухъ деревянныхъ корпусовъ на каменномъ фундаментѣ (Закрев- скій, 278).

какъ православная: „Графиня скупа, рада привязкѣ, и не дала ни гроша“ (Долгоруковъ, Пут. 1817, с. 138 - 139). Ср. еще Воспомин. Олизара (131-138).

]) Требованіе это распространялось и вообще на иностранцевъ и нѣкоторыхъ изъ нихъ высылали за границу (Журналъ Комит. ми- нистровъ, I, 488, 687).

[60])  Тревожные годы въ Кіевѣ. Очерки общественной и политич. жизни г. Кіева и Ю.-З. края въ 1811 и 1812 гг., 0. И. Левицкаго,

К. Стар. 1892, т. XXXIX, №№ 11 и 12. При Кутузовѣ Чацкій былъ выселенъ въ Харьковъ (іЬ. 1893, № 2, с. 343). Многіе изъ означенныхъ данныхъ получены были мѣстной полиціей черезъ евреевъ.

[61] ІІутеш. 1810 г., с. 262. Поэтому нын. Крещатикъ носилъ тогда названіе Театральной улицы (К. Ст. 1892, № 5, с. 199).

[62]) Богдановичъ, I, 107-109.

[63]) К. Стар. 1884, IX, 435.

[64])  ІЬі<1., 461. Въ 20-хъ годахъ на Печерскѣ сушествовалъ уже „еврейскій трактиръ“ (Воспом. Вигеля, VI, 69). Евреи принимаютъ участіе въ откупахъ (Берлинскій, 28).

[65])  Кіев. Стар. 1892, № 11, с. 207.

Подобныя же черты нравовъ тогдашней ярморочной и театраль­ной публики см. „Бердичевская ярмарка 1823 г. по воспомин. шлях- тича“ (К. Стар. 1893, № 6, стр. 428 - 458), какъ бывало и позже (1901, №, 3, с. 154).

[66])  Воспомин., I, 210-212.

[67])  К. Стар. 1892, № 11, с. 207. Отношенія его къ предвод.. дворянства гр. Ржевускому и гр. Потоцкому крайне обострились (іЪій., 197-198; № 12, с. 353-356).

х) Говорится о женѣ А. Л. Давыдова, урожд. графинѣ Агл. де- Грамонъ, къ которой позже нисалъ Пушкинъ извѣстное стих. „Къ Аглаѣ“ (изд. Литер, фонда, I, 237-238), какъ писалъ и къ дочери ея Адели (281), и къ самому А. Л. (301). Въ 1820 г. Пушкинъ гостилъ ^ нихъ въ Каменкѣ (ѴП, 11).

[69]) Кіев. Стар. 1885, т. ХШ, № 12, стр. 749-757.

[70]) Дневникъ м. Серапіона ;К. Ста,р. 1884, IX, 433-434, 436).

[71])  О постепенномъ закрытіи школъ въ Малороссіи въ связи съ екатерин. учрежденіями (К. Стар. 1904, № 1, с, 023; № 7-8, с. 14-17).

[72])  Онъ остановился въ контрактовомъ домѣ (Кіев. Стар. 1884, т. IX, с. 430).

[73])  Эту мысль поддерживалъ и гражд. губ. Панкратьевъ, указывая, что теперь (академія) почти въ „одно только духовное училище пре­вращена" (Замѣт. о Кіев. акад. въ Чтен. Общ. ист. и древн. 1861,

I, 166-172).

есть мѣсто пустое, безлюдное, безводное, бездровное и, по причинѣ горъ, всегда разрушающихся, непроходгшое (К. Стар. 1900, т. ЬХХІ, .Л» 10, с. 04) и, какъ мы видѣли, при посредствѣ Румянцова, уснѣлъ отклонить отъ себя эту опасность. М. Самуилъ выписывалъ для ака- деміи руководства изъ Ком. народ, учил. (Сборн. матер, для ист. проев, въ Россіи, I, 93 - 97). Представленія губернатора и дир. учи­лища (1789) окончательно утвердили послѣднее за Цодоломъ, такъ какъ учащіеся были собственно подольскіе жители.

г) Заслуживаетъ вниманія, что даже Кіев. акад. должна была подвергнуться ревизіи Чацкаго и онъ не скрылъ своего недовольства въ письмѣ къ Кол.тонтаю (изд. ихъ переписка), въ которомъ, упоми­ная объ этой ревизіи, выражается, что учебное дѣло въ академіи представляется ему «сатирой на умъ человѣческій». (Рус. Вѣст. 1893, Л» 8, стр. 7).

[75])  Путеш. Долгорукова въ Іііевъ въ 1810 г., 292-93. Онъ го­ворить: „Никто меня не зазвалъ въ нее и я ничего объ ней отъ жи­телей не слыхалъ. Право я не холодѣю подъ старость къ просвѣще- нію, но, видѣвъ нѣсколько училищъ, смѣю спросить тамъ ли оно, гдѣ но стату есть домъ, директоръ и учители? “

[76]) Директорами училища до него состояли: П. И. Симоновскій, Н. Р. Иолитковскій, И. В. Глейнингъ. Существуешь мнѣніе (Андрія- шевъ, Ѳ. Кудринскій, въ статьѣ Ѳад. Чацкій, К. Стар. 1893, № 2,

Томъ 87.-Октябрь, 1904.                                       1-4

[77])  Въ составъ его входили: языки латинскій, греческій. фанцуз- скій, нѣмецкій, русскій и подьскій, высшая математика, химія, физика, технологія, архитектура, естественное право, римское, русское право, политическая экономія, коммерция, статистика, естественная исторія, сельское хозяйство, всеобщая литература, русская и польская лите­ратура, нравственная философія, логика, нсихологія и эстетика, а также танцы, фехтованье, музыка, рисованіе. Курсъ преподаванія былъ пятилѣтній. На гимназію изъ казны отпускалось 5050 р.

х) См. Дневникъ м. Сераіііона (Еіев. Стар., IX, 449- 450): „передъ гимназіей стояли цехи съ знаменами и городская милиція на коняхъ, и играли въ литавры". Ср. записи. Миславскаго (ѴШ. 690). Въ 1812 г., когда кіевскій гарнизонъ былъ двинутъ на усиленіе арміи, кіевляне сформировали свой корпус.ъ и содержали караулы въ городѣ и крѣпости (Кіев. Стар. 1882, П, 191).

Въ 1813 г.' въ дневяикѣ м. Серапіона снова читаемъ: „24 января умеръ войтъ Рыбальскій, старикъ почтенный, всѣми уважаемый и умный. Отпѣвалъ митрополитъ. Церемонія погребенія войта была не­обычная: 1) въ церкви было около гроба 18 знаменъ; 2) когда гробъ вынесли изъ церкви, передъ гробомъ ѣхало до ста гражданъ въ наи- лучшемъ уборѣ, на наилучшихъ лоптадяхъ, въ малороссійскомъ бога- томъ платьѣ; 3) впереди всей процессіи несли 12 гробовъ, покрытыхъ богатыми пеленами, шитыми золотомъ и серебромъ і тамъ жеДХ, 455). Погребенъ онъ былъ на ІЦекавицѣ, гдѣ построена имъ каменная церковь.

[78])  Поляки предпочитали воспитывать своихъ дѣтей въ тѣхъ учи- лищахъ, въ которыхъ науки проходились на польскомъ языкѣ, какъ напр, въ Умани и Каневѣ и въ частныхъ пансіонахъ (Андріяшевъ, 31-32; Зап. Чайковскаго, Рус. Стар. 1895, № 11, стр. 168-171, о пансіонѣ Вольсея въ Бердичевѣ, гдѣ учились русскіе и поляки со- вмѣстно). Много данныхъ объ этихъ и др. училищахъ (составъ ихъ и преподаваніе) см. въ Матер., изд. Мин. нар. проев., тт. I-ІУ.

[79])  Историко-статистич. обозр. 50-лѣтія существ. Кіев. первой гимназіи (1812 - 62), А. Андріяшева, К. 1862; Кіев. Стар. 1889, т.

ХХѴТГ, 423 - 429. Въ Дневникѣ Сераніона подъ 14 іюля 1815 г. записано: „Выпускной экзаменъ въ кіев. гимназіи. Новопроизведен- нымъ студентамъ выданы были аттестаты, а еще губернаторъ роз- далъ имъ шпаги “ (Кіев. Стар., IX, 458). Мышковскій состоялъ дирек- торомъ съ 1809-1820 г.; затѣмъ былъ Г. Петровъ.

!) По заявленію ііроизводивіиаго ревизію гимназій Козодовлева, большинство не находило необходимости въ болѣе широкомъ образо­ваны, а считало совершенно достаточнымъ элементарное знаніе.

[81]) Матер., изд. Мин. нар. иросв., I, 453, 498; П, 570.

[82])  Кіев. Стар. 1890, № 9, с. 495-96; 1901,. Л» 6, с. 450-59. Въ Кіевской губ.-въ Умани, Звенигородкѣ, Христиновкѣ.

[83])  Будучи въ Кіевѣ въ 1810 г., існ. Долгоруковъ замѣчаетъ: „Одинъ иностранецъ держитъ Пансіонъ для блаюродныхъ дѣвуіиекъ, я его не видалъ, и судить достоинства заведенія не могу; а, заѣхавши нечаянно въ обѣденную пору, засталъ барышень за столомъ; хозяева, мужъ и жена, вмѣстѣ съ ними обѣдали, и мнѣ показалось содержаніе сего училища но наружности благопристойнымъ" (293).

[84]) Матеріалы, 342, 1083.

[85]) Закревскій, 269-270.

х) Кіев. Стар. 1896, т. ЬѴ, № 12. с. 75. Въ 1814 г. смотритель ихъ Берлинскій жаловался дир. Мышковскому, а послѣдній губерна­тору, что квартирная экспедиція, вопреки предписанію начальства, не отвела для нихъ требуемыхъ квартиръ, а учительница дѣвич. приход, учил., помѣщавиіагося въ домѣ Барскаго, жена тит. сов. Куницкаго заявила, что 22 авг. квартиргеръ коммиссіи, во время самаго ученія, ввелъ на постой проходящихъ донскихъ казаковъ, разогналъ учащихся дѣвицъ и таковымъ яеожиданнымъ поступкомъ разрушилъ начавшееся ученіе, приведши страхомъ въ безпорядокъ учеяицъ и училище" и пр. Необходимо' замѣтить, что губерн. Черепановъ немедленно удовле- творилъ ходатайство директора и потребовать къ отвѣту квартиргера (К. Стар. 1897, т. ЬѴІІ, № 4, стр. 14- 15).

2) Сынъ Отеч. 1818, № 51 и дал., изъ париж. журнала АгЫѵев рЬіІоворЪідиез, роЩідиез еі ІіМёгаігез, Зері;. 1818, № 15.

[86])  Остаф. Архивъ, I, 335.

х) Въ такомъ смыслѣ написана ок. 1820 л. Записка о Ланк. учил, въ Кіевѣ Ив. Ром. Мартосомъ (К. Стар. 1897, Л1» 6, с. 1-2; Л»Л« 7-8, прилож., 65-69).

[88]) Сборн. Р. Ист. Общ., ЬХХѴІП, стр. 15; Шильдеръ, IV, 210.

[89])      И впрямъ съ ума сойдешь отъ этихъ отъ однихъ Отъ пансіоновъ, школъ, лицеевъ, какъ бишь ихъ,

Да отъ ланкастерскихъ взаимныхъ обученій.

[90]) К. Стар. 1898, № 12, стр. 80-82.

[91]) Серебренниковъ, 184-223.

[92])  Закревскій, 163, 171, 597-200. О внутренней жизни ака- деміи см. въ перепискѣ ея питомцевъ (Кіев. Стар. 1882, I, 499-519; 111, 106-136).

[93])  См. статьи А. Н. Пыпина, Рос. Бибд. общество (Вѣст. Евр. 1868, №№ 8, 9, 11, 12); И. Чистовичъ, Исторія перевода Библіи на русекій языкъ, Спб. 1873.

[94])  Ср. характеристику дѣятельности кн. А. Н. Голицына, какъ нредсѣд. Общества и распространителя ланк. школъ съ одной стороны и столпа мистицизма съ другой, въ біогр. его, сост. П. П. фонъ- Гѳтцомъ (извлеч. въ Р. Арх. 1902, № 9, стр. 66-107).

[95]) К. Стар. 1884, т. IX, 462.

[96])Остаф.  Арх., I, 297.

[97])  Остаф. Арх., I, 146, 212.

[98])  Кіев. Стар. 1884, т, XI, 462.

ІЬій., 464.

[100]) Уже въ ХVIII стол, раскольники имѣли постоянное житель­ство въ Кіевѣ (Сенат. Арх.. IX, 698). Раскольн. молельня появляется

[101]) Магистратски трактиръ невидимому настолько былъ хорошъ, что въ немъ въ 1804 г. останавливался принцъ Карлъ мекленб. (Дневн. Серапіона, 427).

[102]) Берлинскій, 123--126, 130; Фундуклей, 1,326-327. Упомина­ются также заводы: шелк. (1), свѣчные (6), кирпичные 116), кожевен. (30), изразцовые (3), мыльные (3), колок. (1), котляр. (3), каретн. (8).


Использованы материалы сайта:




ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий