Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Новости | Первооткрыватель Попигая узнал о «рассекречивании» из новостей


Первооткрыватель Попигая узнал о «рассекречивании» из новостей



Ученые из Института геологии и минералогии Сибирского отделения (СО) РАН «рассекретили» крупнейшее в мире месторождении импактных алмазов в Сибири, сообщает Центр общественных связей СО РАН.


Импактные означает: образовавшиеся в результате удара, что в естественных условиях возможно при ударе метеорита. Именно так 37,5 млн. лет назад образовался гигантский, около 100 км в диаметре, кратер, так называемая Попигайская астроблема.


Название кратер получил по реке Попигай, и лежит он на границе Якутии и Красноярского края в 200 км от Северного Ледовитого океана и почти в полутора тысячах километрах севернее точки падения другого небесного тела – «Тунгусского метеорита».


Хотя попигайский метеорит имел гораздо большее значение в истории Земли, чем его знаменитый собрат. Его падение, вероятно, спровоцировало или оказало существенное влияние на так называемое «эоцен-олигоценовое вымирание», менее катастрофическое, чем вымирание динозавров в результате падения юкатанского метеорита, но, тем не менее, стоившее жизни древним китам археоцетам, родственникам лошадей – палеотериям, и многим видам растений.


«Снаряд», вошедший в атмосферу со скоростью 15 км/с, пробил 1200-метровую толщу осадочных пород, и был остановлен базальтовым фундаментом Сибирской платформы. Энергия взрыва при этом столкновении достигла 10 в 23 степени Джоулей, то есть в тысячу раз превышала энергию мощного вулканического взрыва.


Удар и привел к образованию в центре кратера импактных алмазов, которые, как утверждают сотрудники СО РАН, по показателям абразивной устойчивости вдвое тверже лучших синтетических и натуральных алмазных образцов. Закратерное поле рассеяния импактных алмазов прослежено на расстоянии до 500 километров. Размеры зерен варьируют от первых микронов до двух сантиметров.


Несколько десятилетий назад, как отметили академики, «там были организованы фрагментарные геологоразведочные работы», в результате которых появились два месторождения: Ударное и Скальное. Запасы первого оцениваются в 7 миллиардов карат, второго – в 140 миллиардов карат.


«Оба этих объекта занимают полпроцента от общей площади кратера», – отметил главный научный сотрудник института доктор геолого-минералогических наук Валентин Афанасьев, добавив, что предположительное общее количество алмазов, содержащихся в Попигайском метеоритном кратере – многие триллионы карат.


«Россия является монополистом в плане импактных алмазов, – заявил директор Института геологии и минералогии (ИГМ) им. В.С. Соболева СО РАН академик Николай Похиленко, – и если брать нынешнее потребление технических алмазов за единицу, то прогнозных ресурсов Попигайского месторождения хватит всему миру на 3 тысячи лет. Речь идет о триллионах карат. Для сравнения – сегодня разведанные запасы месторождений Якутии оценивают в миллиард карат».


«Попигайские алмазы могут перевернуть всё, и что тогда будет с ценами на этом рынке – непонятно», – прокомментировал заместитель директора института «Якутнипромалмаз» Геннадий Никитин.


Попигайская астроблема находится под охраной ЮНЕСКО по высшей категории защиты. Ну, это не проблема, и не такие памятники пускали под нож экскаватора. Не проблема и транспортное обеспечение: строится своим чередом «Мертвая дорога» (она же – 501-я до Коротчаево, и 503-я до Игарки, стройки ГУЛАГа), ныне – «Северный широтный ход» от Воркуты до Норильска. Достроят и до Попигая.


Видимо, понятна и причина «рассекречивания» месторождения. Больше пяти лет прошло с момента визита тогдашнего премьер-министра РФ Михаила Фрадкова в ЮАР. Турне включало также Анголу, а в состав делегации входил президент «АЛРОСА» Виктор Вексельберг, что позволяет предположить, что «алмазная тема» была одной из главных, но дальше меморандума о взаимопонимании по двустороннему сотрудничеству в алмазодобывающей сфере дело не пошло.


Россию часто обвиняют в стремлении сколачивать некие монополистические блоки поставщиков сырья, чтобы диктовать цены на международных рынках. Это, конечно, злостный навет, но кто-то может выдвинуть и версию того, что «рассекречивание» Попигая это акт давления на ЮАР.


Проблема в другом. Кто его знает, что там получится со сланцевым газом. Может быть, восстановленная «Мертвая дорога» еще успеет себя окупить. Но если технологии производства искусственных алмазов сделают еще один-два шага вперед, то это для Попигая станет импактом. То есть ударом. Впрочем, это нечестно. Никто еще не заявил, что месторождение начинают осваивать и тем более тянуть туда железную дорогу. «Рассекретили» и «рассекретили».


Почему слово «рассекретили» все время в кавычках?


Вот еще одно заявление Афанасьева: «В нашем распоряжении оказалось несколько проб этого сырья еще с тех времен. И мы начали с того, что попытались убедиться: правы ли были наши предшественники. Повторив исследования по ГОСТовской методике, получили результат, полностью подтверждавший предыдущие выводы. Это дает нам возможность говорить, что это действительно совершенно уникальный материал, и его необходимо использовать в высоких технологиях».


Не совсем понятно, что имел в виду маститый ученый, говоря: «В нашем распоряжении оказалось несколько проб этого сырья еще с тех времен». Даже в общедоступном музее «Самоцветы» (Москва, ул. Народного ополчения, д. 29, корп.1) любой желающий может увидеть коллекцию минералов Попигайской астроблемы. Воскресенье – выходной. Санитарный день – понедельник.


И главное.


Трудно понять, что помешало трем академикам назвать имя Виктора Масайтиса, участника первой экспедиции на Попигай. Искать сибирские алмазы 23-летний геолог начал еще в 1950 году в экспедиции под руководством Ивана Крылова и вместе с Ларисой Попугаевой, которая через несколько лет открыла первую кимберлитовую трубку (подземный «столб» древней лавы с алмазами вулканического происхождения).


Как рассказывал Виктор Масайтис в интервью ИА SakhaNews в феврале 2008 года, начиная с 1963 года, он вместе с Муратом Михайловым и Татьяной Селивановской «решили провести анализ некоторых геологических структур неясного происхождения на территории Сибири. В их числе была и так называемая Попигайская котловина на севере Анабарского щита».


В результате той экспедиции и выяснилось, что котловина представляет собой импактный кратер, след удара гигантского астероида, имевшего в поперечнике около семи километров. «Там были обнаружены очень интересные переплавленные при этом ударе породы. В них были найдены алмазы, однако, не такие красивые, как в кимберлитах, несколько другие, выглядевшие довольно невзрачно», – рассказывал Масайтис.


После открытия Попигайского кратера и алмазоносных импактитов была создана Полярная геологоразведочная экспедиция, а Масайтис был назначен ее научным руководителем по геологии. «Экспедицией были выявлены очень большие запасы импактных алмазов и определены закономерности их распространения. Работала эта экспедиция лет пятнадцать», – заключил геолог эту часть интервью. И перешел к другой, к тому, о чем жалеет: о работе главным геологом советско-корейской экспедиции. Той самой, которая открыла урановые месторождения, на базе которых Северная Корея начала создавать ядерное оружие.


Имя Виктора Людвиговича Масайтиса, 1927 года рождения, доктора геолого-минералогических наук, заслуженного деятеля науки Российской Федерации, обладателя диплома первооткрывателя Попигайского месторождения, не засекречено. Так же, как и десятки его публикаций об импактных алмазах Попигая.


Автор позвонил Виктору Масайтису в Санкт-Петербург. Хотите верьте, хотите нет, но о «рассекречивании» месторождения 85-летний ученый узнал из выпуска новостей «Эха Москвы».


Виктор Людвигович держится молодцом, ситуацию оценивает с должным чувством юмора. Он, скажем так, недоумевает по поводу описываемых открытий и той формы, в которой об этом было заявлено: «Уважаемые коллеги – специалисты по кимберлитам, но не по импактидам. А само заявление похоже на пиар-кампанию, чтобы получить много денег и на что-то их потратить. Нельзя вот так, сплеча заявлять, что попигайские импактиды вдвое крепче синтетических алмазов. Дело в том, что они очень неоднородны. Грубо говоря, разведанные запасы это «руда», мы еще не знаем, как их разделять и сколько получим «конкурентоспособного материала» на выходе. И даже их минералологические особенности и технологические свойства нуждаются в тщательном изучении».


Еще пару лет назад Виктор Масайтис пытался заинтересовать этой темой Санкт-Петербургский научный центр РАН Жореса Алферова, прочитал там научный доклад. Выслушали. Но как деликатно выразился Виктор Людвигович, «у института сейчас какие-то свои сложности».


Безотносительно к вышесказанному, сегодня в России найдется мало научных учреждений, заинтересованных в действительно научной работе с, увы, не всегда предсказуемым результатом. Точнее, не с заданным результатом, потому что научные результаты с массой сопутствующих открытий и наработок, потенциально, возможно, более важных, все равно будут. Хуже того, нет заинтересованности в оценке самой перспективности исследований, поскольку она может быть негативной. Зачем? В «пищу» пригодно всё. Главное – яркая обертка для дилетантов, распоряжающихся бюджетными средствами, и взаимная заинтересованность.


Альберт Акопян


http://www.russianrealty.ru/analytic/articles/rr/163844/" title="">Источник: RussianRealty.ru

Источник: RussianRealty.ru






ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий