|
Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Философия КультурыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Новости |

Золотая лихорадка в морской пучине ("The New York Times", США)


Уильям Броуд (William J. Broad)



Том Детвейлер (Tom Dettweiler) зарабатывает себе на жизнь на большой глубине. Он помогал в поисках «Титаника». После этого его команда обнаружила подводную лодку с грузом золота. В общем и целом, он указал места, где лежат десятки затонувших кораблей. 


А сейчас Детвейлер перешел от поиска утраченных сокровищ к изысканиям сокровищ природных, которыми буквально усеяно морское дно. Он ищет донные породы с богатыми залежами золота, серебра, меди, кобальта, свинца и цинка. Новые исследования в морской геологии совершенно неожиданно привели к открытию сотен таких рудных скоплений, известных как сульфидные массивы из-за высокого содержания в них серы. 


Эти открытия привели к возникновению новой золотой лихорадки. Страны, компании и предприниматели вступили в гонку за права на такие сульфидные участки, испещрившие вулканические трещины на холодном океанском дне. Разведчиками недр движет истощение ресурсов на суше, а также рекордно высокие цены на золото и прочие металлы – и они деятельно собирают образцы и оценивают запасы месторождений, составляющие многие триллионы долларов в денежном выражении. 


«Мы добились огромных успехов», - сказал недавно в интервью Детвейлер, рассказывая о глубоководных поисках своей компании Odyssey Marine Exploration, базирующейся в Тампе, штат Флорида.


Скептики когда-то приравнивали добычу полезных ископаемых в морских глубинах с поисками богатств на Луне. Но все изменилось. Прогресс в морской геологии, прогнозы о дефиците металла в предстоящие десятилетия и новые возможности в спуске на большие глубины превращают мечты в реальность. 


Защитники окружающей среды выражают растущую обеспокоенность, заявляя, что риски добычи полезных ископаемых на морском дне слишком слабо изучены. Добывающая отрасль отвечает на это новыми исследованиями, успокаивающими заверениями и оптимистичными конференциями.


Научно-технический прогресс делает упор на новых роботов, на датчики и прочее оборудование, пришедшее из морской нефте- и газодобычи. Суда опускают поисковую аппаратуру на длинных фалах, а также буровые зонды с острыми зубьями, которые прогрызают скалистое морское дно. Все эти современные подводные приспособления облегчают поиски, нанесение на карту и извлечение подводных ископаемых богатств. 


Индустриальные державы, такие как Китай, Япония и Южная Корея, оказывают государственную поддержку своим компаниям, ведущим охоту за сульфидами в Атлантическом, Индийском и Тихом океанах. А частные компании, такие как Odyssey, проводят глубоководные оценки и изыскания в вулканических районах вокруг островных государств Тихого океана: Фиджи, Тонги, Вануату, Новой Зеландии, Соломоновых островов и Папуа-Новой Гвинеи. 


Расположенное на Ямайке сонное ведомство ООН, носящее название Международное управление по проблемам морского дна, рассматривает вопросы прав собственности на минеральные месторождения в открытом океане, который по площади занимает 51% поверхности Земли. Внезапно это управление стали осаждать просители, претендующие на сульфидные залежи. 


«Мы вступаем в новую эпоху», - заявил на ноябрьском совещании генеральный секретарь этого управления ганец Нии Аллотей Одунтон (Nii Allotey Odunton).


Поскольку островные государства Тихого океана владеют правами на разработку недр в своих территориальных водах, им легче заключать сделки по добыче полезных ископаемых, чем этому органу ООН, который обычно стремится заручиться международным консенсусом.


Компания Odyssey Marine Exploration недавно расширила сферу деятельности, и теперь занимается не только поиском затонувших кораблей, но и разведкой подводных недр. Она начала исследовать воды Тихого океана в 2010 году, обнаружив гораздо больше золота, серебра и меди, чем ожидалось.


«На кон поставлено многое, - сказал Детвейлер. – Если цены на металлы вырастут, миллиардное месторождение может принести сотни миллиардов».


Ученые когда-то думали, что главный источник богатств в глубоководной морской пучине это залежи скальных обломков размером с картофелину. Они полагали, что там можно вести поиски и добычу таких широко распространенных металлов как железо и никель. В 1960-х и 70-х годах предприниматели пытались собирать эти скальные породы, однако доходы никогда не оправдывали большие расходы на разведку, добычу и перевозку.


Ситуация начала меняться в 1979 году с открытием «черных курильщиков», представляющих собой серные горы и холмы, из которых выбрасывается очень горячая вода. Оказалось, что этими курильщиками буквально усеяны 46 тысяч миль вулканических разломов, которые опоясывают океанское дно нашей планеты подобно швам бейсбольного мяча.


Как выяснили ученые, курильщики образуются за счет горячей воды, поднимающейся по вулканическим скальным породам. Она сталкивается с ледяной океанской водой и оставляет на дне самые разные минералы, которые медленно накапливаются в виде фантастических холмов и столбов наподобие кирпичных труб. Одна такая «труба», обнаруженная неподалеку от штата Вашингтон, за свою высоту в 15 этажей получила название «Годзилла». 


Первая волна открытий показала, что в таких вулканических гидротермальных источниках изобилует жизнь. Там живут странные создания, например, целые колонии трубчатых червей. Вторая волна показала, что донные холмы и трубы – горячие и холодные, новые и старые, активные и бездействующие – состоят из самых разных минералов и содержат удивительно большое количество меди, серебра и золота.


Сегодня на суше остается все меньше месторождений меди, которая необходима в современной жизни, поскольку применяется буквально во всем, от труб до компьютеров. Во многих промышленных рудах содержание меди составляет всего полпроцента. Однако исследователи морского дна нашли концентрации в 10 и более процентов – и безвестные месторождения превратились в источник большой наживы. То же самое можно сказать о серебре и золоте. 


15 лет назад будущие подводные рудокопы застолбили первый в мире океанский участок. Компания Nautilus Minerals победила в конкурсе и получила права на разведку 2 тысяч квадратных миль неподалеку от Папуа-Новой Гвинеи, где на дне много вулканических трещин. Эта базирующаяся в Торонто компания неспешно начала добычу, но быстро расширила площадь разведочных работ. Она исследовала сотни участков в Тихом океане и нашла десятки районов, которые могут стать кандидатами на добычу полезных ископаемых на морском дне. 


В прошлом году Nautilus Minerals получила в аренду на 20 лет богатое месторождение в море Бисмарка в юго-западной части Тихого океана. Там холмы минералов высотой в милю. Компания заявляет, что в этом месторождении около 10 тонн золота и 125 тысяч тонн меди. 


Nautilus Minerals планирует приступить к добыче в будущем году, однако говорит о возможных задержках. Она создает роботов высотой до восьми метров, которые будут собирать сульфиды и качать их на поверхность. Затем минералы будут перевозить баржами в порт Рабаул в Папуа-Новой Гвинее, который находится в 30 милях от месторождения. 


«Мы продвигаемся вперед хорошими темпами», - заявил недавно аналитикам генеральный директор компании Стивен Роджерс (Stephen Rogers). 


Критики отмечают, что этот план таит в себе опасности для рыбных промыслов, жителей островов и экосистем. Международная группа экологов под названием Deep Sea Mining Campaign недавно опубликовала 32-страничный доклад, в котором подчеркивает, что в вулканических районах живут сотни биологических видов, неизвестных пока науке.


Эта группа заявляет, что до начала добычи необходимо заполнить информационный вакуум и разработать планы по уменьшению воздействия на окружающую среду. 


В своем интервью Стивен Роджерс назвал анализ экологов несправедливым. «Мы разрабатываем детальные планы защиты окружающей среды, и мы берем на себя обязательства заниматься этой работой, - сказал он. – Мы очень гордимся тем, что делаем». 


Он добавил, что его компания тесно сотрудничает с ведущими океанографами, и что ее деятельность проливает свет на загадки сульфидных глубин. «Мы продвигаем вперед науку», - сказал Роджерс. 


Эксперты всего мира пристально следят за работой Nautilus, стремясь понять, как она будет продвигаться по лабиринтам природоохранной политики, таящим немалые опасности, как она будет применять новаторские технологии и действовать на непредсказуемых рынках. 


«Любой успех станет стартовым сигналом для других горнодобывающих компаний», - говорит российский морской геолог и президент Международного общества по исследованию руд мирового океана (International Marine Minerals Society) Георгий Черкашев. 


Китай, больше всех в мире потребляющий золота, меди и многих других промышленных металлов, не хочет ждать заявлений о достигнутых успехах. Когда Международное управление по проблемам морского дна приняло в мае 2010 года правила геологоразведочных работ по поиску сульфидов, китайский представитель подал заявку своей страны в тот же день.


Китай ведет свою охоту за минералами с борта кораблей. Он также разрабатывает подводный аппарат Jiaolong, названный так по имени мифического морского дракона. Этот аппарат рассчитан на трех человек и может опускаться достаточно глубоко, чтобы исследовать районы скопления сульфидов. 


В прошлом году Китай подписал контракт с управлением по проблемам морского дна и получил исключительные права на поиски сульфидов на участке площадью 3860 квадратных миль, что равно территории Пуэрто-Рико. Расположен он в Индийском океане в зоне крупных вулканических разломов на глубине почти четыре километра. Генеральный секретарь китайского ведомства по исследованию и добыче морских минеральных ресурсов Цзинь Цзяньцай (Jin Jiancai) заявил репортерам, что такие месторождения «помогут Китаю удовлетворить растущий спрос на рафинированные металлы».


Тем временем, китайская компания Tong Ling, являющаяся ведущим импортером медного концентрата и одной из крупнейших в мире корпораций по производству меди, недавно подписала соглашение с Nautilus на покупку более миллиона тонн тихоокеанских сульфидных руд в год. Это соответствует примерно 5 процентам общемирового производства меди. 


В 2011 году океанской лихорадкой заразилась Россия, а в мае в эту гонку вступили Франция и Южная Корея. Сеул также заключил соглашение о разведке на сульфиды в водах Фиджи, дав этой стране возможность воспользоваться минеральным богатством, образовавшимся в результате вулканической деятельности. 


Океанограф из университета Вашингтона Джон Делэйни (John R. Delaney), изучающий вулканические разломы на протяжении десятилетий, заявил, что экологическая угроза от добычи полезных ископаемых на морском дне в большей степени исходит не от проектов развитых государств в открытом океане, а от их добычи в территориальных водах островных государств Тихого океана.


«Их больше беспокоит экономика, чем экология», - заявил он в интервью. 


Доктор Черкашев из Международного общества по исследованию руд мирового океана постарался успокоить экологов, заявив, что одна из причин всемирной поисковой лихорадки заключается в том, что добыча минералов на океанском дне будет иметь меньше последствий по сравнению с добычей на суше. 


«Первым пришел, первым получил», - говорит он по поводу заявок, число которых растет как грибы. По его словам, активные маневры в целях получения прав на самые многообещающие участки представляют собой «последний передел мира».


Оригинал публикации: A Gold Rush in the Abyss

Опубликовано: 09/07/2012


http://inosmi.ru/world/20120715/194959414.html


ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий