Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Горизонт

1
2
3
4
5

А.Скляров

Загадки древней истории Страны восходящего солнца


Гробница или гараж?..


Достаточно известным древним объектом парка А является так называемая гробница Исибутай-кофун, которую историки считают местом захоронения Сога-но Умако, представителя аристократического рода Сога и видного политического деятеля второй половины VI – начала VII века нашей эры, сыгравшего немалую роль в закреплении буддизма на островах Японского архипелага.


Правда, уже здесь у историков начинаются серьезные проблемы. Дело в том, что среди различных достижений и свершений Сога-но Умако упоминается в том числе и создание усыпальницы рода Сога. И возникает закономерный вопрос – почему же в таком случае сам Сога-но Умако якобы был похоронен не в созданной им же родовой усыпальнице, а в отдельной гробнице?.. Логическое противоречие слишком велико, чтобы не обратить на него внимание.



Рис. 58. Исибутай-кофун


Еще более сильные сомнения в справедливости официальной версии возникает при виде самой «гробницы». Исибутай-кофун кардинально отличается от других гробниц парка А размерами гранитных глыб, использованных при создании этого объекта. Некоторые из этих громадин превышают сотню тонн. Так всего два подобных гранитных «монстра» образуют крышу конструкции.


Есть подобные «камушки» и в кладке стен. Например, гранитная глыба, образующая нижнюю часть задней стенки «гробницы» на первый взгляд кажется двумя отдельными блоками. Однако если присмотреться, то можно увидеть, что это – единый блок, треснувший пополам, возможно, в ходе его установки на место к кладке.



Рис. 59. Задняя стенка Исибутай-кофун


Эти огромные гранитные блоки уложены, как может показаться, довольно небрежно. Местами видны не только щели, но и буквально целые дырки – где-то заложенные камнями небольшого размера, а где-то так и оставшиеся незаполненными, образуя своеобразные отверстия для вентиляции. Однако если присмотреться, то можно заметить, что количество подобных дырок минимально для кладки из глыб, имеющих форму, далекую от прямоугольной. Минимальны и оставшиеся щели между блоками. Подобный результат требует на самом деле достаточно нетривиальных конструкционно-инженерных решений.


Вдобавок, при том, что каменные глыбы производят впечатление практически необработанных гранитных валунов, строителям удалось добиться того, что внутренние стены сооружения образуют довольно ровно выдержанные плоскости. И это только снаружи Исибутай-кофун кажется простой грудой камней.


Подобным же образом сделан и наружный коридор, который ведет ко входу в «гробницу». Он также составлен из практически необработанных блоков, а итоговые плоскости стен выдержаны весьма ровно.



Рис. 60. Коридор, ведущий в Исибутай-кофун


Если бы это действительно было построено в VI-VII веках нашей эры, то объект следовало бы признать одним из самых выдающихся сооружений периода Кофун, с точки зрения инженерной мысли и строительных решений. Но в справедливости официальных датировок и достигнутый результат, и эти самые строительные решения как раз заставляют сильно сомневаться. И прежде всего – размеры каменных глыб, использованных при создании Исибутай-кофун.


Зачем нужно было перетаскивать, поднимать и устанавливать в кладку именно такие громадины?.. Другие, реальные гробницы наглядно всем демонстрируют, что в этом не было никакой необходимости. Строители периода Кофун прекрасно обходились блоками меньшего размера, которые в избытке валяются и ныне вокруг «гробницы» Исибутай и которые не требуют каких-либо сверх-усилий по их перемещению и использованию в кладке. Ведь переход от камней весом в несколько тонн к массам в сотни тонн требует не просто арифметического увеличения «тягловой силы», а связан с решением целого ряда дополнительных весьма непростых такелажных и транспортных задач. Это известно любому мало-мальски грамотному «технарю».


Как же решали строители эти задачи?..


У историков, как всегда это имеет место для мегалитических сооружений, ответ прост и наивен – все решалось якобы примитивным методом «тяни-толкай». И для доверчивых туристов возле Исибутай-кофун они поставили плакат, на котором этот метод представлен простенькими иллюстрациями.



Рис. 61. Строительство Исибутай-кофун в представлении историков


Конечно, для перемещения стотонных блоков нужно значительно больше людей, нежели 5-6 человек, изображенных на рисунке. И в принципе, в период Кофун Япония уже достаточно густо была населена, чтобы найти гораздо большее количество рабочих. Только при таких весах для перекатывания камней весом в сотню тонн требуется нечто большее, чем просто тягловая сила и бревна – хотя бы потому что никакая древесина не выдержит подобных нагрузок.


Скажем, при транспортировке установленного под памятником Петру I в Санкт-Петербурге знаменитого Гром-камня, который так любят приводить в пример сторонники метода «тяни-толкай», использовались вовсе не бревна, а специально изготовленные для этого шары из прочной бронзы, которые вдобавок катились не по земле, а по специально же изготовленным из того же материала желобам. И это была уникальная операция, исполненная лишь для одного блока.



Рис. 62. Транспортировка Гром-камня


Здесь же вовсе не один камень был использован. Вдобавок, перемещать блоки для Исибутай-кофун требовалось не по ровной плоскости, а по весьма холмистому рельефу парка А, что значительно усложняет задачу.


Более того. Эти камни требовалось не просто опустить в яму, как это показано на иллюстрации для туристов, а поставить друг на друга так, чтобы получить минимальное количество щелей и зазоров между блоками, да еще и обеспечить при этом единую плоскость внутренних стен. Для этого стотонная громадина должна не просто плавно соскользнуть в заготовленную для нее ямку, а удерживаться на весу такое время, которое необходимо строителям и камнетесам для обеспечения подобного результата. И тут возникают ассоциации вовсе не с бревнами, рычагами и веревками, а с мощными кранами…


В целом ряде древних легенд и преданий встречается утверждение о том, что в незапамятные времена подобные каменные громадины перемещались якобы «с помощью звука». Будто бы для извлечения необходимых для этого звуков жрецы исполняли особые мантры или использовали специальные «музыкальные инструменты». В результате воздействия такого звука камни теряли свой вес и даже «летали по воздуху».


И в наше время, сопровождающееся бурным развитием науки и технологий, это утверждение древних легенд и преданий уже не представляется абсолютно невозможной выдумкой. А разработка эффективных антигравитационных устройств, способных снижать вес, вообще стоит на повестке дня в качестве потенциально вполне разрешимой задачи. И более того, мы уже можем подвешивать в воздухе предметы, которые в прямом смысле слова летают по воздуху – левитируют, говоря другими словами. Термины «магнитная левитация», «ультразвуковая левитация» и «акустическая левитация» уже широко известны. Так, магнитная левитация используется в поездах на магнитной подушке, а акустическая левитация – при разработке некоторых уникальных лекарств.



Рис. 63. Левитирующие капли жидкости


Конечно, между акустической левитацией маленьких капель жидкости и перемещением по воздуху больших каменных блоков с помощью звука – громадная пропасть. Однако когда-то мы ведь начинали с фокусов с эбонитовой палочкой, а ныне строим атомные электростанции. Любая технология должна пройти массу промежуточных этапов развития, прежде, чем с ее помощью можно будет достигать каких-нибудь весомых результатов. Так и с акустической левитацией, которая тоже должна пройти немалый путь, чтобы стать повседневной технологией – возможно, и в перемещении объектов с большой массой.


Только в этом случае мы будем иметь дело вовсе не с примитивными технологиями, которыми, по мнению историков, ограничивались возможности древних обществ, а с весьма высоко развитой технологией. И если некогда в прошлом действительно кто-то мог перемещать каменные глыбы по воздуху с помощью звука, то этот «кто-то» должен был быть представителем весьма высоко развитой цивилизации, обладающей соответствующими совершенными технологиями, а вовсе не охотником-собирателем или даже земледельцем. Ведь просто так подобные технологии с деревянной мотыгой или с луками и стрелами не получить…


Но вернемся к Исибутай-кофун.


Данная конструкция имеет малозаметную, но весьма важную деталь, на которую обратила внимание архитектор Мария Дудакова – участница нашей экспедиции. Прямо посередине вдоль всего коридора проходит желоб, сложенный из небольших камней. Этот желоб явно не является какой-то придумкой современных реставраторов, а представляет собой реализацию некоего плана древних строителей. Желоб присутствует и на всех археологических прорисовках Исибутай-кофун, но ни сами археологи, ни историки не придают ему сколь-нибудь важного значения.



Рис. 64. Желоб по центру коридора


Есть три момента, связанных с этим желобом. Во-первых, пол коридора имеет явный уклон от стенок к желобу. Во-вторых, сам желоб также имеет хорошо заметный уклон от «гробницы» к выходу из коридора наружу. И в-третьих, в самой «гробнице» этот желоб проходит по периметру вплотную к стенам, оставляя в центре как бы приподнятую площадку.


Если учесть эти три момента, то буквально напрашивается вывод, что желоб выполнял функции водостока или дренажного канала, который собирал стекавшую по стенкам Исибутай-кофун воду и отводил ее за пределы сооружения.


Допустим, что Исибутай-кофун был действительно гробницей. Допустим, древние японцы поставили в эту гробницу саркофаг и положили туда чье-то тело. Тогда, по всей логике курганных захоронений, они бы засыпали эту гробницу сверху землей. И будет там вода или не будет – потомков не должно было бы беспокоить. Собственно именно это мы и наблюдаем в других сооружениях, которые были возведены в период Кофун и действительно использовались в качестве гробниц. Там никаких подобных желобов нет.


Однако в данном случае желоб-водосток все-таки был сделан и явно целенаправленно. А это автоматически заставляет сделать вывод о том, что желоб должен был исполнять свою функцию – то есть отводить воду из Исибутай-кофун. Говоря другими словами, должен был работать именно как водосток, обеспечивая в этом сооружении сухой режим. Но тогда это вовсе не гробница!..


Впрочем, как гробницу ее могли использовать позднее, когда начальное назначение уже было забыто. Это довольно часто встречается практически во всем мире, когда для захоронения использовались более древние сооружения. Чего им простаивать за просто так?..


Но каково в таком случае исходное назначение Исибутай-кофун?..


Увы. Тут мы можем только гадать. У одних участников нашей экспедиции возникли ассоциации с неким хранилищем или складом. По аналогии с теми ассоциациями, которые возникали у нас при виде так называемых «гробниц» в древнем греческом городе Микены, с которыми Исибутай-кофун имеет немало общего. Хотя, конечно, конструкции в Микенах сделаны из блоков меньшего размера и более аккуратно…



Рис. 65. «Гробница» в Микенах (Греция)


Другие участники экспедиции были более конкретны. Высказывалась версия ангара, куда на специальной колесной подставке можно было закатывать на зиму какую-то лодку. Звучал вариант полуподземного бункера для ракет типа «Першинг-2». Мне же это показалось похожим на гараж для автомобиля или ангар для небольшого НЛО…


В общем, Исибутай-кофун гораздо больше подходит на роль стационарного укрытия для некоего транспортного средства, которое надо было содержать в сухости, нежели на простую могилу.


«Астрологическая ванна»


Другой древний мегалитический объект, который вызывает еще больше сомнений в официальных датировках, находится на небольшой горе также в парке А. Он располагается на склоне близ вершины в таком густом бамбуковом лесу, что, не зная местных троп, найти его весьма непросто. Это Масуда-ивафун – странная асимметричная «ванна» весом около 800 тонн, издали похожая на потерянный или брошенный какими-то гигантами валун серого гранита. Его габариты по направлению восток–запад – около 11 метров; по направлению север–юг – около 8 метров; высота – около 5 метров.



Рис. 66. Масуда-ивафун


Пожалуй, это один из самых нетривиальных объектов, исследованных нами в ходе экспедиции.


Судя по всему, Масуда-ивафун делали из обычной глыбы, лежавшей либо прямо здесь, либо где-то совсем неподалеку, поскольку сама гора, на которой он лежит, состоит из того же самого серого гранита, в чем мы смогли убедиться, осмотрев скальный выход по соседству – чуть ниже по склону, где материал хорошо просматривался.


Никаких упоминаний о создании этого странного объекта в письменных источниках нет. Поэтому историки, недолго думая, просто отнесли его к весьма позднему периоду – если следовать наиболее распространенной ныне версии, это был постамент огромного памятника Кобо Дайси, жившему с 774 по 835 год нашей эры.


Кобо Дайси – посмертное имя крупного религиозного, культурного и общественного деятеля, в миру при жизни известного под именем Кукай, который был самым почитаемым и известным японским буддистом (Кобо Дайси в переводе означает «Великий Учитель»). Японские предания приписывают ему заслуги в самых различных областях – строительство дамб, медицина, изобретение слоговой азбуки и прочем. Авторитет Кукая был так велик, что даже правители средневековой Японии впоследствии ссылались на его имя для оправдания своих нововведений.


Согласно этой же версии, в более поздние памятник был разбит и использован для строительства каменной стены замка Такатори…


Однако даже при самом поверхностном анализе обнаруживается, что в этой версии концы с концами абсолютно не сходятся – как в целом, так и в отдельных частях.


Во-первых, если это был законченный памятник, то почему постамент был не обработан до конца (см. далее)?..


Во-вторых, зачем кому-то понадобилось ставить памятник в таком месте? Даже если предположить, что ранее на горе не было бамбукового леса, то кто бы смотрел на этот памятник? Ведь поблизости нет ни замков, ни сколь-нибудь больших городов.


В-третьих, если авторитет Кобо-Дайси был столь велик, как это представляют те же историки, то кто бы посмел разрушить его памятник?..


В-четвертых, замок Токатори хоть и находится относительно недалеко от Асуки, но все-таки не ясно, зачем было нужно для его строительства разрушать памятник на расстоянии в несколько километров, если данная местность итак изобилует гранитными породами?..


В-пятых, если по какой-то причине все-таки была такая острая нужда в стройматериалах, то почему заодно на строительство замка Токатори не использовали и постамент?.. Из него было бы даже проще получить необходимую форму блоков, нежели из какой-нибудь статуи. Между тем на Масуда-ивафун нет абсолютно никаких признаков попыток отколоть от него хоть какой-нибудь кусочек – таких, как, например, на плите, составлявшей нижнюю часть Онино-сетчин (см. ранее).


В-шестых, о разрушении здесь какого-то памятника нет абсолютно никаких упоминаний в каких-либо документах, что весьма странно для этого времени, когда очень многие события тщательно фиксировались на бумаге.


И наконец, в-седьмых, в соответствии с волей Кукая, он был похоронен в мавзолее храма Окуно-ин на горе Коя-сан, которая располагается в префектуре Вакаяма к югу от Осаки, то есть на расстоянии как минимум в добрую сотню километров от парка А. И на месте его захоронения до сих пор стоит абсолютно целехонькая статуя Кобо-Дайси…



Рис. 67. Памятник Кукаю (Кобо-Дайси) в храме Окуно-ин


Складывается впечатление, что Кобо-Дайси просто «притянули за уши» к Масуда-ивафун из-за масштабов мегалита – столь большой камень должен был быть постаментом для памятника очень уважаемому человеку. А замок Токатори понадобился для оправдания отсутствия чего-либо на этом «постаменте» и оказался в столь неблаговидной роли лишь потому, что располагается ближе всего к парку А. В общем, данная версия целиком и полностью «высосана из пальца»…


Абсолютно не согласуются с версией постамента для памятника и множественные странные детали, которые имеются у Масуда-ивафун. Это и ассиметричная форма; и разная глубина двух «ванн» – прямоугольных углублений на верхней грани мегалита; и наличие разных «бордюров» с двух сторон – с одной стороны «бордюр» сделан в виде всего одной ступеньки, а с другой – сразу двух. Причем эта двойная ступенька не ограничивается только верхней частью мегалита, а спускается с двух сторон по боковым граням Масуда-ивафун, хоть и не до самого конца, а примерно чуть ниже середины граней…



Рис. 68. «Ванны» и «бордюры» на Масуда-Ивафун


Явная слабость версии постамента для памятника стала причиной появления других гипотез, которые однако на поверку оказываются ничуть не лучше.


Так, например, имеется версия, что Масуда-ивафун выполнял роль платформы для астрономических или астрологических наблюдений. В рамках этой версии предполагается, что в двух «ваннах»-углублениях были установлены визирные столбы для наблюдения за пересекающими их звездами.


Судя по всему, сторонники этой гипотезы абсолютно ничего не понимают в самых азах астрономии и лишь следовали модной среди историков теории палеоастрономии. Достаточно только прикинуть толщину столбов, которые стояли бы жестко зафиксированными в «ваннах» и не качались из стороны в сторону, чтобы понять, что точность каких-либо измерений и даже просто наблюдений с помощью подобных «визиров» совершенно никуда не годится.


Для наблюдений за звездами можно было с гораздо большим успехом использовать простые бамбуковые стволы, которые достаточно ровные, и камни гораздо меньших размеров (если уж кому-то захотелось бы использовать для этого именно камни). Вдобавок, для этого не нужны какие-либо «бордюры» с двух сторон «ванн». Никакой необходимости в столь сложной обработке каменной глыбы для астрономических наблюдений не требуется…


Другая версия предназначения Масуда-ивафун – саркофаг для захоронения праха после кремации, который будто бы накрывался каменной крышкой после размещения праха в углубления. Однако и эту версию явно подводят габариты «ванн». Их объема достаточно, чтобы поместить туда прах не одного-двух человек, а чуть ли не целого взвода погибших солдат в каждой «ванне», если не больше. Вдобавок, Масуда-ивафун стоит в гордом одиночестве, и гора вовсе не похожа на кладбище. Так что мегалит вряд ли когда-либо исполнял роль колумбария…



Рис. 69. Верхняя часть Масуда-ивафун


Еще одна версия является лишь модификацией предыдущей. Согласно этой версии, считающейся у историков наиболее предпочтительной, Масуда-ивафун должен был стать не урной для праха, а целым саркофагом, который якобы бросили недоделанным из-за трещины в камне. Но, во-первых, трещины там хоть и есть, но вовсе не критические. Во-вторых, этой версии полностью противоречит наличие двух «ванн». Каждая из них по отдельности слишком мала для погребения тела. А если их планировалось в дальнейшем объединить, то совершенно непонятно, зачем мастерам понадобилось так усложнять себе работу, начиная с создания не одного, а сразу двух углублений с явно целенаправленно выдерживаемыми прямоугольными формами. В-третьих, южная сторона Масуда-ивафун явно обработана и доведена до конца, но при этом имеет не прямоугольную, а отчетливо выпуклую форму, совершенно не характерную для саркофагов. И в-четвертых, известные саркофаги в японских захоронениях были выполнены вовсе не из твердого серого гранита, а из гораздо более легкого в обработке песчаника, которого в округе было в достатке. Что могло было послужить причиной для смены используемого материала на такой, который требует гораздо больших трудозатрат и принципиально иных по прочности и твердости инструментов, также абсолютно не ясно…


Можно было бы предположить, что «ванны» являются действительно обычными ваннами, в которых планировали освежаться какие-то важные персоны. Японцы любят содержать свое тело в чистоте. Но размер более глубокой «ванны» еле-еле подходит для того, чтобы разместиться там на корточках, а в менее глубокой «ванне» и на корточках не уместишься. Зачем бы тратить столько усилий, чтобы потом испытывать сплошные неудобства при купании?.. Да и сам гранитный валун слишком великоват, чтобы его использовать в качестве обычной купальни. Подобное решение просто нерационально.


Последняя версия, которую мне удалось обнаружить, связывает Масуда-ивафун с ранее упоминавшемся мифическим материком Му. Однако автор версии не приводит совершенно никаких аргументов, которые хотя бы косвенно указывали на наличие подобной связи. Все сводится лишь к голословному утверждению. Похоже, что здесь сказалась еще одна «модная» тенденция нашего времени – все непонятное и загадочное автоматически относить к какому-нибудь погибшему материку…


Таким образом, сколь-нибудь обоснованной версии назначения и происхождения Масуда-ивафун просто нет.


Но прежде, чем перейти к версиям и гипотезам, которые возникли у участников нашей экспедиции, я остановлюсь на тех деталях данного мегалита, о которых обычно не упоминают, но которые представляются мне принципиально важными. Касаются они особенностей обработки гранитной глыбы…



Рис. 70. Северная сторона Масуда-ивафун


Как уже упоминалось, южная сторона Масуда-ивафун производит впечатление законченной поверхности, а вот остальные три стороны остались явно недоработанными. И по характерным особенностям на этих гранях можно восстановить порядок обработки. Мастера предварительно наносили ряды вертикальных и горизонтальных углублений, образующих нечто вроде неровной «сетки», а уже затем снимали материал «ячеек» в промежутках между линиями «сетки». Это отчетливо заметно, например, на северной стороне, где видны сразу три стадии – начальная стадия обработки с нанесенной «сеткой», полностью обработанная поверхность и промежуточная стадия, когда материал в «ячейках» не снят до конца, и еще просматриваются линии «сетки».


На первый взгляд, такая последовательность снятия лишнего материала может показаться логичной. Однако на самом деле она действительно была бы эффективной лишь для мягкого слоистого камня, когда для снятия материала в «ячейках» хватало бы буквально нескольких ударов сбоку – со стороны линии «сетки», и лишний материал скалывался бы единой плиткой. А в данном случае мы имеем дело с гранитом, который из-за особенностей внутренней кристаллической структуры подобными слоями вовсе не скалывается. Тем более для такого большого размера «ячеек», которые имеют место на Масуда-ивафун (расстояние между линиями «сетки» составляет несколько десятков сантиметров).


Но раз так, то нанесение предварительной «сетки» углублений оказывается совершенно нелогичной лишней работой. При ручной обработке лишний материал как при наличии «сетки», так и без нее приходилось бы скалывать постепенно – либо сбоку, либо сверху, постепенно заглубляясь в камень. И на полуобработанных участках, где материал в «ячейках» не снят до конца, не видно, чтобы наличие «сетки» как-то облегчало мастерам задачу снятия материала. Тогда зачем эту «сетку» все-таки наносили, тратя на нее немало дополнительной работы?.. Она выглядит логичной лишь в том случае, если ее создание не составляло для мастеров каких-либо серьезных дополнительных проблем. Но это абсолютно не так для примитивных инструментов и технологий обработки.



Рис. 71. Линии «сетки»


Еще больше загадок возникает при попытке ответить на другой вопрос – а какие именно способы и технологии применялись как при снятии материала и выравнивании поверхностей, так и при создании линий «сетки»?..


Скажу сразу – никаких стопроцентно надежных визуальных следов использования высоко технологичных машинных инструментов типа дисковой, тросовой или даже обычной плоской пилы, которые мы ранее видели в самых разных странах (Египте, Перу, Боливии, Греции и Турции), на Масуда-ивафун мы не нашли. Поэтому на первый взгляд складывается впечатление, что в ходе обработки этого гранитного валуна использовали самые простейшие инструменты, а материал просто скалывали. Однако при более внимательном осмотре мы не обнаружили и тех характерных следов, которые остаются при обычном ручном скалывании материала. Их нет вообще!..


Допустим, мастер скалывает материал с помощью обычного молотка и зубила. Тогда неизбежно во внутренних углах остаются следы зубила в виде периодически встречающихся углублений-каверн. Чтобы убрать эти каверны, требуется дополнительная шлифовка, которую во внутренних углах на таком материале, как гранит, выполнить крайне сложно. И в подавляющем большинстве случаев следы зубила там так и остаются, оставляя яркие свидетельства именно ручного скалывания. Вдобавок при этом нередко места скола чуть меняют цвет материала (серый гранит и базальт, например, приобретают белесоватый оттенок), что делает следы ручной обработки еще более наглядными.


Но и при обработке внешних поверхностей чаще всего остаются тоже весьма показательные следы. Дело в том, что, держа в одной руке зубило, мастер не будет менять положение этой руки при каждом ударе молотка – он будет менять ее положение лишь после серии ударов. Зубило, как правило, держится под некоторым наклоном к поверхности (так эффективней всего скалывать материал) и при каждом ударе молотка немного смещается в сторону удара. В результате на камне от зубила остается либо сплошная линия, либо цепочка небольших углублений. И для устранения этих весьма заметных на глаз следов также требуется дополнительная шлифовка поверхности. Например, подобные следы зубила мы в изобилии видели на статуе из аналогичного материала, которая находится в музее парка А и не вызывает сомнений в ее ручном изготовлении.


Так вот. На Масуда-ивафун нет подобных следов зубила ни во внутренних углах, ни на внешних поверхностях – даже там, где явно никакой дополнительной шлифовки не производилось!.. Более того, следов зубила не видно даже в углублениях, которые образуют линии «сетки», что вообще невообразимо для обычной ручной выборки материала с помощью простого скалывания. Потребовалась бы шлифовка самих линий «сетки». Но кто бы делал эту совершенно бесполезную работу, если создание «сетки» было лишь вспомогательной промежуточной процедурой?..


Так совпало, что параллельно с нашей экспедицией в Японию еще одна группа энтузиастов проехала по Южной Индии с осмотром древних памятников. Один из участников индийской поездки вывесил на форуме Лаборатории Альтернативной Истории некоторые фотографии этих памятников, среди которых оказался гранитный валун с очень похожей предварительной «сеткой».



Рис. 72. Индийский камень с «сеткой»


Внешнее сходство «сеток» очевидно. Однако на индийском камне (даже просто на фотографии) отчетливо просматриваются как раз те самые следы зубила, об образовании которых при ручной выборке материала шла речь выше. Следы, которых совершенно нет на Масуда-ивафун.


Более того. Линии «сетки» на индийском камне имеют также хорошо просматривающийся клиновидный профиль, образование которого как раз наиболее естественно при нанесении вручную подобной «сетки». А вот линии на Масуда-ивафун имеют вовсе не клиновидный профиль, а совсем иной – они имеют форму полуовала. Различия между двумя объектами кардинальные.


«Сетка» на гранитном валуне в Индии не современная, а тоже древняя. И там, и там – твердый и прочный гранит. При этом оба объекта – японский и индийский – находятся при весьма схожих климатических условиях (высокая влажность и частые дожди), которые обеспечивают и сходство эрозионных факторов. Тогда либо Масуда-ивафун гораздо более древний объект (если предполагать, что следы зубила были со временем просто стерты эрозией), а соответственно и его официальные датировки не верны. Либо эрозия вообще не причем, и никаких следов зубила на Масуда-ивафун не было с самого начала. Либо и то, и другое одновременно…



Рис. 73. Сравнение линий на индийском камне (слева) и на Масуда-ивафун (справа)


Но тогда каким инструментом делали линии «сетки» и снимали материал с Масуда-ивафун, если это не было простое скалывание зубилом и молотком?.. На ум приходит только нечто типа мобильной бормашины с довольно крупным диаметром бора (непосредственно рабочей части инструмента). Но это – уже вовсе не примитивный инструмент. Его может создать только цивилизация уже на очень высоком уровне развития!.. Ведь для обработки такого материала как гранит бор должен быть твердым и прочным; бор должен вращаться каким-то специальным механизмом и вращаться с достаточно высокой скоростью; этот механизм должен обеспечиваться какой-то энергией, которую что-то должно вырабатывать и т.д. и т.п.


Японцы времен Кобо Дайси подобной техникой не обладали. Тем более они обладать не могли ею еще раньше – если Масуда-ивафун реально существенно древнее официальных датировок. И речь должна идти о какой-то хоть и древней, но весьма высоко развитой цивилизации, неизвестной историкам.


На то, что мы действительно можем говорить о такой высоко развитой цивилизации, указывает еще одна особенность, которая отчетливо видна на обработанных участках Масуда-ивафун.


Дело в том, что природный гранит не является абсолютно однородным материалом. В нем часто встречаются темные более твердые вкрапления типа диорита и других аналогичных минералов. При обычном скалывании такого материала из-за различия твердости разных составляющих всегда образуется и разница уровней – участки более твердого минерала оказываются либо менее, либо более глубоко сколоты по сравнению с соседними участками собственно гранита, обладающего меньшей твердостью.


На обработанных же участках Масуда-ивафун темные более твердые вкрапления сняты заподлицо с соседними участками гранита!.. Даже там, где явно нет никаких признаков дополнительной шлифовки, которая могла бы нивелировать разницу уровней на участках разной твердости. Отсутствие же признаков дополнительной шлифовки довольно определенно указывает, что это – лишь побочный результат работы инструмента при снятии материала.



Рис. 74. Темные более твердые вкрапления на Масуда-ивафун


Подобный результат можно было бы получить при использовании такого машинного инструмента, который сразу срезает заподлицо участки разной твердости. Но здесь признаков резания как раз не видно. Поверхность даже обработанных участков гораздо больше похожа на результат работы какого-то инструмента, который не срезает материал, а как бы крошит, размалывает его. То есть использовался некий механизм, работающий по тому же принципу, что и некоторые современные горнопроходческие комбайны и валковые камнедробилки…


В ходе осмотра Масуда-ивафун нам удалось взять несколько образцов с обработанных поверхностей для поиска микровкраплений материала обрабатывающего инструмента, который вполне мог застрять между кристаллами кварца в граните (ведь любой инструмент при обработке столь твердой породы неизбежно стачивается). Для исследования образцов использовался растровый электронный микроскоп Tescan Vega LMU, оснащенный системой рентгеновского волнодисперсного микроанализа Oxford INCA Wave 700. Эта техника особенно эффективна для поиска и анализа микровкраплений металлов и их сплавов. Исследования организует и проводит участница нашей экспедиции геолог Юлия Горлова со своими коллегами.


Пока проведены только предварительные анализы, которые, впрочем, уже дали весьма любопытные результаты. В частности, на образце, взятом с восточной боковой стенки западной «ванны» Масуда-ивафун, обнаружены не только частицы железа с примесями титана и ванадия, но и частица сплава медь-железо-никель-кобальт. Подчеркну, что речь идет именно о сплаве, содержащем указанные элементы, а не просто о какой-то частице, которая могла бы оказаться лишь механической смесью указанных элементов. И если частицу железа с примесями титана и ванадия еще можно было бы списать на материал обычного железного инструмента, который уже использовался в Японии в I тысячелетии нашей эры (официальная датировка Масуда-ивафун), то сплав медь-железо-никель-кобальт заведомо не имеет никакого отношения к японскому обществу того времени и указывает на очень высоко развитые технологии. Особо показательно наличие в сплаве кобальта, поскольку ныне около 80% добываемого кобальта расходуется на получение сверхтвердых, жаропрочных, инструментальных и износостойких сплавов. Эти сплавы находят применение в машиностроении, в авиационной технике, ракетостроении, электротехнической и атомной промышленности.


Версии, которые кажутся фантастикой


Возможность соотнесения Масуда-ивафун не с примитивной, а с весьма развитой цивилизацией, позволяет выдвигать принципиально иные – не столь упрощенные как постамент для памятника или саркофаг для погребения – версии назначения этого объекта. Версии, которые могут показаться даже фантастичными, но являются на самом деле вполне допустимыми для цивилизации, ушедшей далеко вперед по пути развития своих технологий.


Мне и Игорю Левашову, уже побывавшим ранее в Южной Америке, прежде всего бросилось в глаза некоторое сходство «ванн» с аналогичными прямоугольными выемками на древних перуанских объектах. Такими выемками, например, буквально изрезаны скалы в окрестности Куско. Причем эти изрезанные скалы имеют явные признаки того, что к ним приложила руки именно высоко развитая цивилизация.


Целый ряд таких изрезанных перуанских скал обладали особенностями, которые позволили выдвинуть версию, что эти выемки могли использоваться для размещения в них какого-то оборудования. Например, аппаратуры радиолокационных станций или пунктов дальнего наблюдения.


По аналогии с этой версией Игорь Левашов выдвинул версию, что и Масуда-ивафун представлял собой лишь некий «фундамент» для подобного оборудования, и здесь некогда располагался центр наблюдения древней высоко развитой цивилизации, следы реального существования которой в далеком прошлом мы находили в самых разных странах.


Правда, эта версия не объясняет некоторые особенности Масуда-ивафун – такие, например, как наличие «бордюров» на верхней части объекта, которые представляются излишними для подобного использования объекта.



Рис. 75. Изрезанные скалы в Саксайуамане (Перу)


В чем сошлись, пожалуй, все участники нашей экспедиции, так это в том, что, несмотря на всю странность деталей и незавершенность Масуда-ивафун, он производит явно впечатление геометрически весьма осмысленного объекта. Причем такого, который не предполагался его создателями в качестве самостоятельного монолита, а должен был составить лишь часть какой-то более сложной составной конструкции. Достаточно сказать, что «ванны» создают ощущение того, что к ним должна быть какая-то «ответная часть». Но какая именно была эта «ответная часть», и что могла представлять конструкция в целом?.. Тут можно лишь гадать.


Скажем, у Екатерины Манжосовой асимметричность верхней части Масуда-ивафун вызвала ассоциации с дверными замками. Но что мог запирать «замок» подобных размеров, и что могло быть «ключом» к такому «замку» – совершенно не ясно.


Весьма неожиданную, но более осмысленную версию выдвинула Мария Дудакова, которая обратила внимание на конусообразность обработанной южной грани Масуда-ивафун. Эта форма напомнила ей конусообразность некоторых современных бетонных опор, которые используются в условиях большого веса конструкции, располагающейся на подобной опоре.


Когда имеется какая-то очень серьезная нагрузка сверху, а опора должна стоять в земле очень прочно без каких-либо колебаний, то оптимальным вариантом как раз будет – сточить ее на конус. Тогда опора под своей массой (и массой располагающейся сверху конструкции) входит настолько плотно в землю, что не требуется никаких дополнительных фундаментов.


Однако если южная боковая грань предполагалась в качестве конусообразной части, уходящей в землю, то Масуда-ивафун предполагалось повернуть на бок – в положение, когда «ванны» оказывались не сверху, а сбоку. И «ответная часть» к ним должна была располагаться горизонтально. В таком случае Масуда-ивафун мог служить, например, в качестве опоры какого-то моста, а его «ванны» могли бы использоваться для крепления в них опорных балок этого моста.


Японские острова характеризуются весьма сложным рельефом местности. И создание тут мостов представляется весьма логичным. Но где предполагался этот мост, что он должен был соединять, и было ли начато где-то изготовление другой его опоры – абсолютно не ясно.


Как бы то ни было, и как бы ни предполагалось использовать Масуда-ивафун, он явно не доведен до конца. Обработку гранитного валуна почему-то забросили, так и оставив этот «полуфабрикат» на месте. Впрочем, с заброшенными и недоделанными древними мегалитами нам доводилось встречаться не раз. И даже в Японии имеются еще подобные объекты. Но об этом чуть далее…


Источник: http://www.lah.ru/




ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий