Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Горизонт

Сейды, мегалиты русской Арктики

контуры полярной мегалитической культуры

Мизин В.


(раздел закончен в 2004, издан в виде книги в 2006, скорректирован и исправлен в 2012)


Европейский север, Карелия и Кольский полуостров являются одними из самых насыщенных «мегалитических» регионов России. Комплексы многотонных камней-сейдов установлены в тайге и тундре неведомым народом в доисторические времена. Загадки лапландских сейдов, также как и их южных собратьев по мегалитическому интернационалу: менгиров, дольменов, кромлехов еще далеки от разрешения. Проблематика таких простых, на первый взгляд конструкций как валун установленный на камни-ножки, оказалась вовсе не простой. Как знать, когда мы наконец узнаем, зачем древние обитатели Арктики возводили среди бескрайней тундры удивительные каменные конструкции, получившие поэтическое название «летучие камни Лапландии»? Данная небольшая работа содержит фактические материалы (этнографические, археологические, мифологические, мистические…), гипотезы, реконструкции и предположения, касающиеся культуры арктических мегалитов, культуры, которую мы начинаем только сейчас открывать для себя.


Материалы, ставшие основой этой работы, были собраны как в походах по Кольскому полуострову, Карелии, Исландии, так и в общении с исследователями, краеведами, "традиционалистами", экстрасенсами. Время покажет, насколько верны высказанные здесь предположения и гипотезы, и верны ли они вообще.


Содержание:


Глава 1. Что есть сейды?

Глава 2. Сейды одиночные и комплексы, конструктивные и ландшафтные особенности, сопутствующие конструкции

Глава 3. Принадлежность саамам - численность, культура, первые сведения.

Глава 4. Истоки: откуда пошли сейды?

Версия-1:Сходство с мегалитами мира, краткий обзор смежных мегалитов - лабиринтов и каменных кладок, распространение.

Версия-2: Сейды - часть и наследие единой арктической культуры?

Версия-3: Сейды - северу!

Глава 5. Культ сейдов – подход рациональный.

Глава 6. Магия сейдов – подход иррациональный.

Глава 7. От простого к сложному и обратно? Возможная эволюция конструкций

Глава 8. "Каменная экспансия" с севера? Сходство с более поздними памятниками Ленинградской области, Карелии и Исландии

Глава 9. Подходы к датировке

Глава 10. Сейды и гиперборейская теория

Глава 11. Общие выводы


Автор благодарен: В.Н. Демину, В. Трошину, Л. Антоновой, С. Симоняну, И.и Н. Белоусовым, А. Бызову, Eva-Ditte Donat , D. Cowan, О.Кодоле, С.Валганову, А. Склярову, А. Уланову, Свете, Владимиру и многим другим кто помогал информацией и просто не мешал


© Art Gratis 2000-2005, все фото ( кроме подписанных отдельно ) сделаны автором в 2000-2004гг., любое несогласованное с автором использование материалов является нарушением закона об авторском праве, при цитировании ссылка на первоисточник обязательна


Вступление: что есть сейды?


Среди доисторических памятников русского Севера и Скандинавии - петроглифов и лабиринтов, сейды остаются наименее известными и изученными. Несмотря на то, что их этнографические исследования были начаты еще в 19 веке, количество научных трудов посвященных теме сейдов можно перечислить по пальцам одной руки. На фоне многочисленных публикаций по этнографии саамов, стоянках Кольского полуострова, лабиринтах и петроглифах, странно выглядит скудость материалов по камням, тесно связанным с верованиями лопарей-саами. Сейд представляет собой большой (иногда очень большой) валун поставленный на маленькие камни-подставки, сверху большого валуна иногда положен один или несколько меньших камней, сложенных пирамидкой. В европейской части русского Севера насчитываются тысячи сейдов - ареал их распространения от северных берегов Ладожского и Онежского озер до Баренцева моря и соответствует ареалу проживания саамов в исторически обозримое время. Сотни сейдов есть в центральной и северной Норвегии, есть они в горах Швеции и тайге Финляндии. Сейды традиционно трактуются как культовые камни саами у которых те делали жертвоприношения, прося например у духов Аккуруви удачи в рыбной ловле, духов Мец успешной охоты и т.д.… Считалось, что все дарованное сейду возвратится дарителю. С приходом православия почитание сейдов и жертвоприношения, мягко говоря не поощрялись, но все же дотянули вплоть до 30гг.20века (27).


Сейды встречающиеся в Карелии и на Кольском полуострове бывают размером от десятков сантиметров до шести метров в диаметре, соответственно весом от десятков килограмм до десятков тонн (вес сейдов рассчитывается из плотности пород, в среднем 2.4-2.7 т/куб.метр). Располагаются как в таежной, так и тундровой зоне, поодиночке и целыми комплексами насчитывающими сотни штук. Часто встречаются на возвышенностях, скалистых "лбах", берегах рек и озер, островах, уступах и террасах, урочищах. Кажется невероятным, но столь многочисленная и крупногабаритная часть северного исторического наследия оказалась малоисследованной, доходило до того что еще совсем недавно поставленные на опоры камни объясняли... природным происхождением - перенесением и установкой камней ледником и даже вымыванием породы. Сложно представить ледник способный в одном месте аккуратно поставить на подставки сотни камней, а прочие просто раскидать на десятки километров вокруг без всякой системы. Главный минус ледниковой версии - невозможность объяснить системы сейдов, сложные постановки и сопутствующие сейдам конструкции. Единственный серьезный плюс - распространение сейдов в северных Европе и Америке совпадает с зонами оледенения. Впрочем некоторые сейды вполне можно объяснить другим природным явлением - действием волн и льда на береговых террасах древних морей. Создание таких сейдов на скалистых берегах Выборгского залива автор наблюдал воочию. Эти сейды легко отличить по расположению, соответствующему древним береговым террасам.


Тому кто видел скудный почвенный покров Заполярья также покажется смешным предположение о эрозии грунта под камнями. К сожалению сейдам уделено гораздо меньше внимания, чем их соседям, лабиринтам и петроглифам, хотя они его заслуживают не меньше. В отличии от каменных лабиринтов распространенных только в северной Европе и петроглифов, распространенных повсеместно, сейды имеют вполне четкие, хотя и не менее непостижимые аналоги среди древнейших мегалитов мира. Древние культовые камни, традиционно приписываемые саамам, поражают не только количеством и размерами, но и многими особенностями, которые при беглом осмотре даже не бросаются в глаза. Стоит внимательно присмотреться и непременно увидишь то искусство с которым валуны поставлены на камни-подставки, какой психологический эффект производит на смотрящего камень установленный так, что кажется он и стоять не должен, до того неустойчиво установлен, но тем не менее сейды стоят уже не одну тысячу лет. Невозможно также не обратить внимание на то как окружающий ландшафт подчеркивает "избранность" камня, что камни-подставки могут быть из совершенно иной породы чем сам сейд. Какие прекрасные виды открываются с многих мест установки сейдов. Уходя с плато сейдов чувствуешь благоговение и восхищение перед разумом и мастерством древних строителей в незапамятные времена в приполярном регионе так умело поставивших столь непостижимые конструкции.


Ну и конечно каждый, кто видел в горах места скоплений сотен сейдов невольно задается вопросом: "кто, когда и зачем все это сделал?"


В данной небольшой работе, содержащей больше вопросов, чем ответов, лишь намечены некоторые возможные направления по которым придется пройти чтобы получить ответы на эти простые, и в тоже время сложные вопросы.


иллюстрации


фото сейдов, классическое представление о предмете



Канонический лапландский сейд, камень на подставках с навершием, в данном даже проскальзывает нечто зооморфное (кстати "шапка" расположена именно на "голове" зооморфного камня, но зооморфность читается лишь в одном ракурсе)



Сейд над тундрой, строгая гармоничная постановка

(фото-2004)



Сейд в тайге, массивный валун на маленьких подставках, на скале под углом. Классика жанра

(фото-2004)


Сейды одиночные и комплексы, конструктивные и ландшафтные особенности,


сопутствующие конструкции...


Среди особенностей расположения как комплексов сейдов так и отдельных камней на Кольском полуострове есть факты, ознакомление с которыми задает много вопросов. Например, почему расположенные в горах сейды часто ставились у источников, или даже над ними? Почему некоторые горы бывают «опоясаны» сейдами по высоте около100м, но выше и на вершине нет ни одного? С чем связан высотный диапазон комплексов 300-700м, когда самые высокие горы Кольского полуострова обойдены комплексами мегалитов, несмотря на обилие подручного строительного материала, а попадающие в данный высотный промежуток горы Карелии отмечены сейдами? В некоторых случаях это можно попробовать объяснить старыми береговыми террасами, но по данным геологов изостатический подъем Кольского полуострова, не говоря о Карелии не достигает 300м.


На многие вопросы четких и однозначных ответов пока нет, можно утверждать лишь однозначную связь комплексов сейдов с некоторыми геологическими особенностями региона. Но, например, мифологически этот высотный выбор можно объяснить культом Рана-нейды(Небесной девы) покровительницы первой весенней травы (43) – именно в этом диапазоне первым тает снег весной, когда невысокие сопки еще укрыты сугробами и в вершинах Хибин, Луявра и подобных снег может оставаться еще долго.


Попытаться проникнуть в тайну северных мегалитов лучше всего с «начала», с выявления внешних особенностей, как камней, так и их комплексов. Конструктивные и ландшафтные особенности сейдов таят в себе немало сюрпризов и интересных головоломок. Сразу можно сказать, что банальное объяснение возникновения полярных мегалитов проделками таявшего ледника придется оставить. Данное предположение не выдерживает никакой критики и не дает ответов на многие вопросы, главный из которых – почему ледник в одном месте «сооружал» сотни сейдов, а в другом ни одного? Каким образом ледник мог создавать системы сейдов - линии, круги, квадраты, а также смежные конструкции (выкладки) и конструктивные элементы (сложные навершия). Ледниковая версия никак не может объяснить те случаи, когда сейд стоит на опорах из той же породы, что и базовая скала. С другой стороны, если допустить, что ледник каким-то чудом мог поставить тысячи сейдов в неустойчивом состоянии, остается неясным как они могли пережить период сильных землетрясений, сопутствовавших изостатическому подъему.


Если обращаться к здравому смыслу, то ледник мог, если мог, нагромождать хаотические и бессистемные конструкции, случайно и в случайных местах, то что часть сейдов соответствует этому признаку также очевидно, но именно эта часть вызывает наименьший интерес и здесь не рассматривается.


Кроме того существуют особые признаки выбора мест для постановки сейдов, которые отсутствуют в местах хаотического скопления валунов разбросанных ледником – вероятность встретить в этих нагромождениях сейд крайне мала, а «подгонку» легко опознать с большой долей вероятности. Несмотря на то, что некоторое рациональное зерно в «ледниковой» гипотезе есть, о чем будет сказано ниже, все-таки её стоит лучше оставить в разряде казусов исторического материализма вроде «лабиринты – ловушки для рыб» (продолжая: «дольмены из-за явного сходства с скворечниками – ловушки для птиц, а стоунхендж не что иное как сушилка для белья великанов...») и т.д. и т.п. Рукотворность многих сейдов, по мнению, автора бесспорна. Наличие не только некоей «разумности», но и инженерной, а также эстетической мысли, несомненно имеется в величественных мегалитах Арктики.


Условно сейды можно разделить на несколько основных типов, отличающихся конструктивными особенностями:

1 в виде камня с одной стороны приподнятого на булыжник-подставку,

2 камень, полностью поставленный на камни-подставки, количеством от трех до десятков.

3 камень сверху которого установлен один или несколько камней(«шапки»),

4 камень на подставках, сверху которого установлено один или несколько камней,

5 пирамидка из небольших камней на вершине валуна.

6 камень установленный на ребро, или узкой частью вниз.

7 камень просто поставленный вершиной вниз.


Это только основные конструктивные особенности сейдов, одиночно встречаются и совершенно уникальные конструкции – маленький камень на подставках расположенный на большом камне на подставках, камень-сейд на двойных подставках-кладках, пирамидка из камней на вершине валуна установленного на подставки, конструкция из нескольких камней поставленных друг на друга, сейд на подставках над трещиной, сейды установленные под углом до 45 градусов на скалах.


Также среди северных мегалитов отчетливо прослеживается традиция увенчивать сейды именно белыми камнями. Сейды располагаются по одному, группами по несколько штук и массовыми скоплениями от нескольких десятков до сотен. Существуют группы одиночных сейдов. Отличительными признаками «плато сейдов», больших мегалитических комплексов, можно назвать разнообразие и экстремальность конструкций самих сейдов – сейды имеют склонность к правильным формам, устанавливаются на самом краю, у обрывов, наличие сейдов мегалитов весом до 2-3тонн, нахождение рядом с сейдами других культовых конструкций – каменных кладок, кругов камней, выложенных камнями трещин в скалах и т.п. Как правило одиночные сейды не соответствуют этим признакам и вероятно являются более поздними репликами. Комплексы сейдов являются крупными скоплениями культовых камней расположенными на возвышенностях, «лысых горах», плоскогорьях (именуемых в Скандинавии «виддами»), известны как Карелии так и Кольского полуострова - гора Воттоваара (несколько сотен сейдов), Кивакка (десятки), Нуорунен (десятки), о-ва Кузова (около полутора сотен), гора Двойная (несколько сотен), на полуострове Рыбачьем (десятки), окрестностях Териберки (десятки) и некоторых других местах. В Норвегии одним из таких мест является плато Финмарксвидда. Все объекты расположены в ныне малонаселенных и относительно труднодоступных местах. Обобщая известные упоминания можно сказать, что в пределах русского севера комплексов сейдов вероятно насчитывается несколько десятков, численностью от нескольких десятков до нескольких сотен сейдов каждый. Характерным признаком сейдовых святилищ является их природная выделенность из окружающего ландшафта это могут быть останцы, самые высокие точки окружающей местности, места где проходят геологические разломы и сейсмически активные участки - места землетрясений.


Безлесые вершины, «лысые горы», часто становились сакральными точками многих народов Мира в том числе и саами, на разных языках Скандинавии у этих северных «лысых гор» свои названия – fjell, fjdll, tunturi. В русском языке последнее стало прообразом слова «тундра», «полярная степь».


Обобщая признаки плато сейдов можно выделить несколько основных пунктов:


1 привязка к геологическим особенностям

2 наличие верховых озер

3 «средний» высотный диапазон

4 «многовершинность» (либо пологое плато, учитывающее предыдущие признаки)

5 наличие мощных останцев (либо многочисленные выходы скал на дневную поверхность)


Места с подобными признаками выделялись не только сейдами, но и петроглифами. В северной Швеции недавно было открыто святилище условно названное «Падьяланта»(52). По основным ландшафтным особенностям – высотному диапазону, наличию небольших озер и мощных останцев, это «стандартное» священное место древних обитателей европейского Севера. Парадокс в данном случае представляет другое – петроглифы-изображения лодок и кораблей на высоте 700-800метров от уровня и на удалении 40км от моря. Свидетельства глобального подъема Скандинавии в послеледниковое время или просто горные саами в своем капище высекали изображения чужеземных транспортных средств? Возможно, что лодки в данном случае были символом перехода между мирами, как это часто упоминается в древних мифологиях норвежцев и саами? Петроглифы-символы подчеркивали сакральность места? Загадки петроглифов, как и лабиринтов тесно переплетаются с темой сейдов и не только на уровне внешних признаков святилищ, но и по взаимному расположению. Хотя среди комплексов сейдов достоверные петроглифы не найдены, но несомненно что эти две категории памятников взаимно дополняющие.


Кроме возвышенностей священными местами считались и ущелья. В Финляндии известно труднодоступное урочище Пакасайво именуемое «лапландским адом». Вход в него предваряет массивный сейд. Привязка магического мировосприятия древних саами к ущельям и трещинам в скалах также очевидна, так в Хибинах есть «ущелье мертвых», сейды иногда ставились над трещинами в скалах, как бы соединяя их.


Сейды сосредоточенные в комплексы часто имеют сильные отличия от одиночно установленных сейдов, Они выполнены более искусно, причем отличия в постановке есть даже между сейдами разных комплексов, но всегда камни ставились так, чтобы производить максимальное визуальное впечатление, то крайне неустойчиво, с наклоном к обрыву, то другим образом. Например, среди сейдов Воттоваары встречаются валуны весом от 2 до 30тонн, причем это не единичные реликты возможно ледникового происхождения, а десятки камней. Сложно представить, чтобы таявший ледник именно в этом месте ставил на подставки десятки огромных глыб. По количественно весовым категориям сейды можно представить следующим образом – основная часть это камни весом от двухсот килограмм до пяти тонн, вероятное их количество не менее нескольких тысяч, вторую группу можно назвать «мегалитической» - камни весом от пяти до двадцати пяти тонн, их количество вероятно в пределах ста-двухсот штук. Говоря об особенностях постановки, нужно упомянуть, что на Воттовааре есть сейды установленные так что камни подставки держатся на краю только весом верхнего камня, подними его и подставки рухнут вниз, конструкция разрушится. Подобные особенности совершенно необъяснимы для места, где тысячелетия назад произошло сильное землетрясение, разрушившее скалы. По современной логике в таком месте святыни должны быть наоборот "сейсмоустойчивыми" при установке, но логика древних была обратной, камни ставились крайне неустойчиво - то вершиной вниз, то под углом, то на самом краю обрыва.


Можно выделить несколько основных способов, которыми древние люди добивались нужного им «неустойчивого» положения сейдов:


1 сейд ставился на одной опоре под углом до 30градусов.

2 опоры наклоняли сейд установленный на склоне. В некоторых случаях создается впечатление, что опоры буквально «подталкивают» сейд к обрыву.

3 сейд ставился фактически на обрыве, под углом до 45градусов, упираясь опорами в скалу.

4 сейд ставился острой вершиной вниз.

5 совершенно уникальная «дольменная» постановка – сейд плита, в горизонтальном положении сверхустройчивая по определению, ставилась на опоры расположенные вершинами вниз.

6 опоры сейда ставились неустойчиво, держась в заданном положении только за счет веса самого сейда.

7 сейд располагался на опорах так чтобы часть его «висела» вне опор.

8 камни ставились «в распорку» – «домиком».

9 сейд ставился «на попа», нечто вроде «менгира-на-шарнирах».


Иногда встречаются и другие варианты постановки, например сейд нависающий над обрывом. Даже те сейды, которые ставились вполне сносно, также тяготеют к обрывам, трещинам, склонам. В некоторых случаях сейды ставились устойчиво со всех сторон – как по постановке, так и по расположению. Но по другим признакам (месторасположению, весу) такие можно отнести к более поздним, возможно средневековым имитациям.


Систематизирую сейды и их комплексы, наталкиваешься на неожиданные выводы: в выборе места для «капищ» главную роль играли «невидимые» геологические признаки. В постановке же самих камней количество камней-опор, вес и прочие внешние признаки также уступали главному требованию – сейдом в комплексе может быть любой камень, хоть вообще без опор, но установленный неустойчиво. Неустойчивость была главным каноном, все остальное было второстепенно. Можно было извращаться с опорами как угодно – главное стремиться к этому «каноническому» условию постановки. Возможно, предположить, что каждый род ставил сейды по-своему, или в разные сезоны постановка была различной, или еще чего подобного, но это все второстепенные детали. Наличие в геологически активных точках неустойчивых камней явно было зачем-то нужно древним людям. Причем эти два требования были ГЛАВНЫМИ в полярном мегалитостроении. Получается, что строители сейдов делали упор именно на некое непонятное нам знание, а не воротили валуны от безделья, величия своих возможностей ради.


Людям во все времена было свойственно использовать то, что есть в недрах Земли – мы сейчас используем нефть, газ, добываем руду, а что могли «качать» своими неустойчивыми камнями в геологических разломах древние люди? Интересно, какую роль играли водоемы в таких местах? Может быть сам химический состав воды в них отличается от равнинных «обычных» озер и рек? Сейды тоже вряд ли «случайно» оказывались над и вблизи источников. Совершенно очевидно, что в этом был заложен какой-то смысл.


В некоторых местах Кольского полуострова сейды являются своеобразными маяками, указующими неведомую дорогу - если идти от сейда к сейду, то от каждого открывается вид наследующий. Кто обозначил священными камнями эти тропы, кто по ним шествовал, и куда они ведут? Пути миграций саамов? (30)


В некоторых публикациях посвященных сейдам встречаются упоминания о двух типах камней - зооморфных, посвященных духам, которым молились перед охотой и антропоморфным, "духам предков". Следует отметить, что данные трактовки являются весьма вольными и небесспорными - да, некоторые сейды похожи на птиц и животных: лемингов, волков, кашалотов, бегемотов, но только в определенном ракурсе. Насчет антропоморфности сейдов вопрос кажется еще более спорным, т.к. сложно назвать похожим на человека камень, венчающий валун на ножках. Если и можно проводить визуальные параллели, то слишком натянуто, в отличии от действительно антропоморфных американских инаксуитов. У саамов существовали священные скальные образования напоминающие контурами людей и также именуемые сейдами - скала Куйвы на Сейдозере, "Раткольский бог"- скала на острове Ратколье, в Онежском озере, скала Астувансалми в Финляндии. Вероятно, что люди выбирали такие объекты, возможно в чем-то дорабатывая, что же касается сейдов то здесь, скорее всего, были случайные эффекты постановки, игра света-тени и ракурса обзора, так как большинство сейдов все таки ставились по другим критериям, без учета быть похожими на известных живых существ.


Интересный комплекс сейдов расположен на горе Двойной в северной части Кольского полуострова, здесь среди сотен сейдов окружающих вершину - скальный останец, не так много многотонных камней, преобладают весовые категории от 500кг до 2тонн, максимальный вес некоторых сейдов 15-20тонн, но сама постановка поражает продуманностью и искусством. Этот уникальный комплекс, по существующей негласной традиции именовать крупные скопления мегалитов по созвучию с самым знаменитым мегалитическим памятником мира, со всем основанием можно назвать «мурманский стоунхендж». Здесь представлено все конструктивное разнообразие форм и постановок сейдов, валуны поставленные на вертикальные подставки установленные острием вниз, некоторые овальные камни имеют несколько мелких опор в самом центре, оставляя массивные части на весу, камни кубической формы поставлены «ромбом» с уклоном в обрыв, другие камни поставлены на подставки вертикально, подобно знаменитым западноевропейским менгирам, есть сейды наклоненные почти под 45 градусов со скалы. Данное плато является самым настоящим "царством сейдов", в какую сторону не обратишь взор везде видишь их десятки, и при переходе на другое место открываются новые перспективы с новыми сейдами, «камнями-шапками», каменными кругами... Также как и на Воттовааре и Кузовах, многие сейды имеют здесь навершия в виде камней "шапок", или даже сложенных небольших пирамидок, реже в виде «сейд на сейде». На Воттовааре, по упоминанию С.Симоняна, большинство камней с «шапками» сосредоточено в восточной части комплекса.


Плато сейдов производят сильное визуальное впечатление и наивно полагать это случайным эффектом, при внимательном осмотре становится очевидным то искусство, с которым ставились камни. Ведь не только сама постановка камня, но выбор места подчеркивал этот эффект, в основном камни ставились на выступах скал, покатых "лбах", останцах, на обрывах. Довольно часто камни ставились и на трещинах, как бы отмечая их.


Говоря о феноменах сейдовых плато нельзя обойти стороной и системы в расположении сейдов. Можно сказать, что сейды не всегда расположены "просто так" на эффектных местах. Пока удалось выявить несколько простейших схем в их расположении - это прямые линии, круги, квадраты очень редко треугольники. Наиболее распространенными системами являются скопления камней сконцентрированных вокруг сейдов – иногда это могут быть «квадраты» отмеченные камнями по углам и парой камней в центре, расположенных симметрично относительно сейда. Некоторые скопления образуют незамкнутые круги, причем иногда «круг» составляется не только из крупных камней, но и кладок мелких. Можно утверждать, что тем, кто возводил сейдовые комплексы было известно о простейших геометрических понятиях - линиях, кругах, симметрии. Ведь если сейды ставились в круг или по линии, то это было для чего-то нужно? Что значила и какие законы отражала эта каменная геометрия? Значит, строителям имело смысл делать именно так, а не иначе. Кроме четко опознаваемых фигур чаще встречаются и совершенно неидентифицируемые выкладки – бессистемные, но явно рукотворные. Все они также тяготеют к скалам. Часто встречаются сдвоено расположенные камни и сейды группирующиеся возле трещин. На плато сейдов в районе Териберки есть интересная конструкция условно названная «мостик» - две скалы через трещину соединяются каменной кладкой увенчанной несколькими белыми камнями. Вопрос о системах сейдов нуждается в дополнительном исследовании и вполне возможно будут выявлены и сложные закономерности в расположении сейдов - это только первые начальные выводы. Наиболее вероятным представляется заимствование данных простейших форм у природных прообразов – линии вероятно с многометровых ровных трещин скал, круги также имеют многочисленные прообразы в природе от кратеров «цирков», дисков Луны и Солнца до лишайников растущих кругами.


Здесь мы можем только гадать, как далеко распространялись познания древних в этой области и какой вкладывался смысл.


Круги на плато сейдов бывают нескольких видов, это либо круг из камней вокруг сейда диаметром до 2-х метров, либо несколько сейдов расположенных по кругу внешним диаметром до 5 метров. В основном камни составляющие подобные конструкции невелики. Встречаются и более сложные варианты, такие как двойные круги вокруг сейдов. Реже встречаются круги образованные сплошными кольцами камней, смахивающие на лабиринты. В настоящее время мистики, практикующие в местах силы, сами часто сооружают круги, поэтому говорить о древности всех кругов на той же Воттовааре нельзя. Но вот на горе Двойной есть уникальный объект - двойной каменный круг, в центре которого расположен валун, причем внутренний круг выложен из темных камней, а внешний из светлых. Древность данной конструкции подтверждает не только сильный нарост лишайников, но и то, что круг расположенный на краю скалы наполовину обрушился вместе с частью скалы и валуны недостающей части валяются внизу. Трещины, разрушившие скалу по цвету не отличаются от соседних скал – видно, что разрушение произошло очень давно. Что было его причиной? Если землетрясение, то основная часть сейдов, получается, была поставлена после, ибо подземный толчок разрушивший скалы стопроцентно уничтожил бы большинство сейдов. Может быть этот круг - древнейший объект комплекса, поставленный еще до сейдов? Кроме кругов встречаются в комплексах сейдов и небольшие круговые выкладки, так называемые "очажные". Часто рядом с сейдами камни ставились над трещинами в скалах, иногда просто забиваясь в них, либо выкладываясь по ним сверху. Интересно также отметить, что скоплениям сейдов иногда сопутствуют и скопления камней условно называемых «шапками», например вокруг одного крупного сейда располагается множество камней поставленных в неестественной позе, подобно сейдам, на обычных валунах. Скопления из десятков подобных конструкций часто пересекаются с скоплениями сейдов и вероятно образуют какую-то побочную ветвь культа. Впрочем, иногда такие конструкции образуют и отдельные «комплексы камней-шапок», менее эффектные, но несомненно также рукотворные. Или может быть это более поздние подобия сейдов, сделанные когда навыки установки многотонных глыб были уже утрачены? Касаясь темы сейдовых плато можно сделать несколько предварительных выводов:


- во первых, для установки большого количества сейдов большого веса необходимо наличие свободного народа и некоей его организующей силы-власти


- во вторых, предположив что сейды ставились на протяжении длительного времени должна существовать и традиция (ритуал? «техническое описание»? методика?) их возведения передаваемая через поколения.


- в третьих, места расположения сейдовых плато выбирались с учетом знания геологических свойств местности, ибо странно предположить, что такие комплексы оказались "случайно" на месте тектонического разлома (г.Двойная, Кивакка) или в центре древнего землетрясения (г.Воттоваара). Кроме этого совершенно очевидно наличие знания о ландшафтных особенностях и наиболее эффективном их использовании в обустройстве комплексов. Сама постановка сейдов также подразумевает познания в сооружении с максимальным визуальным, а следовательно и психологическим эффектом на смотрящего. Что бросается в глаза? В первую очередь неестественность сейдов отличающая их от обычных камней. Интересно, что непременной ландшафтной составляющей комплексов является наличие небольших верховых озер, они есть на Воттовааре, Кивакке, Двойной. Например, над тундрой возвышается сопка высотой метров 400 от уровня моря, самая высокая точка окрестностей, на вершине ни одного сейда, лишь у подножия, возле двух небольших озер, располагается скопление из примерно 10 сейдов. Это тоже явно не случайное совпадение вероятно наличие воды было необходимо для каких-то ритуалов, мистерий, приношений и т.п. действ. Вполне возможно, что вода была важнее «высотности» в выборе места для возведения сейдов. В саамской мифологии горы были олицетворением рая Сайваймо, верховые озера вероятно могли быть прообразами тех колодцев-источников всех земных вод, бывших при сотворении Мира (43). Сами священные озера именовались «сайва»(saivo или saiva) и считались воротами в мир духов Сайвамаа. Расположение сейдов возле озер прослеживается в финской части Лапландии – в округе Енонтекио известны сейды Накала (Nakkala seita) возле озера Наккалаярви, Кикасярви и Сомасярви камни в местности Касиварси, и в горной части Швеции (озеро Виксиярви-гора Мионювара).


Подобный широкий спектр знаний невозможно получить без длительного наблюдения за особенностями местности, обобщающего опыта и схемы его наследования. Условно можно сказать что существовала некая каста шаманов и по совместительству инженеров-геофизиков стоявших у истоков сооружения комплексов сейдов. Также ясно, что эти люди проживали на данной территории относительно длительное время, позволившее им исследовать местность и сделать свои выводы о её структуре и свойствах. Они не были случайно прокочевавшим народом, т.к. культовые комплексы выглядят отнюдь не рассчитанными на один-два сезона ритуальных действ, поскольку содержат разнообразные конструкции, и по тому, что некоторые почитались до недавних пор, почитание это имеет длительную традицию. Сейчас известно, что первопоселенцами европейского Севера были саами. Рассмотрим подробнее сведения об истории этого народа применительно их причастности к строительству сейдов.


Иллюстрации:

Сопутствующие сейдам конструкции



Полуразрушенный круг с кучей в центре.

(фото-2004)



Заваленные трещины на плато сейдов

(фото-2004)



"Шапки"(часто именно белые) на камнях(скалах)

(фото-2004)



"Кладки соединяющие камни", на фото - кладка "мостом" соединяющая две скалы(?)


(фото-2004)



Линии камней - природа или человек? Настораживает симметричность расположения камней в линии(фото-2004)



<Четырехугольные-"жертвенники"

(фото-2004



"Линейные" парные каменные кладки - имитирующие трещины?

(фото-2004)



Каменные пирамидки, называемые "гурий" (иногда с цветными камнями)

(фото-2004)



Иногда встречаются и некие подобия выбитых петроглифов (?). Ущелье Сейдуай

(фото-2000)


Варианты постановки



Трехопорный (фото-2004)



Многоопорный (фото-2004)



Одноопорный (фото-2004)



Вершиной вниз - в некоторых случаях, в зависимости от контекста, возможно природное происхождение

(фото-2004)



"Бодающиеся камни" (на краю!)

(фото-2004)



С "пирамидкой" - природное происхождение исключено (фото-2004)


Неустойчивая постановка



На склоне, на весу (фото-2004)



Частью вне опор (фото-2004)



"Куб-на-ребре" (фото-2004)


Плато сейдов



... в тундре

(фото-2004)



... в тайге

(фото-2004)


"Архитектура" сейдов


"Архитектура" сейдов - условное обозначение некоторых идентичных форм и вариантов постановки северных мегалитов, встречающихся в различных удаленных друг от друга комплексах. Выбранные типы дизайна являются не результатом съемки в "нужном ракурсе", а всесторонне воспринимаются именно так. Сходство форм сейдов различных комплексов далеко не исчерпывается указанными здесь районами. Сейды кубической формы есть на горе Сарисельянтунтури, островах Кузова. Сейды приближающиеся к шарообразной и овальной формам, с группирующимися под центром одним-четырьмя камнями-подставками, есть на полуострове Рыбачий. "Сейды-столы" известны в Швеции и северной Финляндии. Представленные здесь варианты это лишь предварительная часть работы по выявлению "архитектуры" сейдов. Вопрос о роли формы в "культе сейдов" во многом остается открытым. Почему такие формы сейдов ставились именно так? Маловероятно, что камням искусственно придавалась такая форма, но в постановке подобных камней несомненно предпочтение делалось именно такому дизайну. Было это совпадение форм случайным выбором или нет, мы можем только гадать. "Архитектурные" совпадения в общем количестве, на фоне сейдов "хаотических" форм невелики, но они выделяются не только формой, но и манерой постановки - расположением опор, их количеством. Т.е. случайными их назвать сложно. "Архитектура" сейдов это обширная и увлекательная тема для грядущих исследований. Вполне возможно, что те конструкции которые при беглом осмотре кажутся хаотическими тоже подчинены определенным признакам постановки, ориентации, компоновки...


(Отдельное Большое Спасибо В. Трошину за предоставленные фото, а также Зернову В.Б.)



Сейды приближенные к овальной, шарообразной форме с опорами сгруппированными под центральной частью. Кольский п-ов (фото В. Трошин)



Сейд овальной формы с тремя подставками. Для сейдов подобной формы (валуны ледникового происхождения?) бывает характерно именно такое расположение опор - под центром. Под сейдами хаотических форм опоры могут располагаться по разному (фото 2004)



"Сейд-стол", Воттоваара(фото-2004)



"Сейд-стол", Кольский п-ов (фото В. Трошин)



Сейд, Териберка (фото 2004)



Сейд, Кольский п-ов (фото В. Трошин)



Сейд-куб, Воттоваара (фото 2004)



Сейд-куб, Кольский п-ов (фото В. Трошин)


Системы сейдов



Линии

(фото-2003)



Круг

(фото-2004)



"Квадрат" - сейд в центре четырехугольника отмеченного по углам камнями, рядом с сейдом два камня симметрично., направление на запад

(фото-2004)



"Пара" - два близкорасположенных сейда на одном


скальном выступе (фото-2004)



Интересная разнесенная "пара": серый камень с навершием розовым и белый с навершием серым - если идти по линии образованной этими камнями, то выйдешь на крупный останец с небольшой пирамидкой камней и сейд с "шапкой" рядом. Возможно эта "система" - поздняя навигационная имитация? (фото-2004)


Принадлежность саамам - численность, культура, первые сведения


Все известные исторические документы указывают на саамов как на бедный малочисленный народ, живущий охотой и рыболовством. Например, вот какое определение саамов дано в энциклопедии Брокгауза и Ефрона:


"...Летом, занимаясь ловом рыбы, по рекам, озёрам и берегам моря, они живут в примитивных шалашах; на зиму они переселяются в погосты и живут в деревянных избах. Кроме рыболовства и звероловства, лопари занимаются также оленеводством, которое у фильманов развито более, чем у русских лопарей. Оленями пользуются лопари для переездов, запрягая по одному в небольшие лодкообразные санки (кережки)... Лапландцы – народ смирный, робкий, честный, гостеприимный, кроткий в семейной жизни, сострадательный к бедным, почтительный к старшим, среди них почти нет преступлений. Подвергаясь с давних пор эксплуатации со стороны своих соседей, не скрывающих часто своего к ним презрения, и ведя жизнь полную лишений, лапландцы усвоили себе, однако, и менее привлекательные качества – отсутствие энергии, ленность, упрямство, подозрительность, неопрятность, страсть к спиртному, обман в торговле..."(17).


Нищету и варварство северных племен «фенни»(финнов?) упоминали еще римские авторы, есть мнение что именно фени – самое древнее название саами. Само слово саами схоже с суоми – самоназванием финнов. Лопью ( Lapps , Lapins ) саами вероятно назвали викинги раннего средневековья. Самые первые достоверные упоминания относятся к 9 веку и принадлежат норвежцу Халогаланди Оттару - по его описанию страна саамов terj ' inns (Кольский полуостров? Современная Териберка?) пустынна, селения малочисленны. Все последующие упоминания саамов вплоть до 20 века непременно упоминают бедность и малочисленность этого народа. В этом ряду стоят упоминания и Саксона Грамматика 12 века (впервые упоминавшего лопарей как искусных лучников, лыжников и магов), автора книги "Лаппония" Иоганна Шеффера, жившего в 16веке, даже в эстонском эпосе Калевипоэг упоминается "скудный берег лаппу"(18). Карельская Калевала и эстонские сказания (53) среди первых признаков северного народа особо подчеркивали магические способности саамских шаманов. Все свидетельства более дальних стран сводятся к бедности и малочисленности саами. Причем это подчеркивалось даже в советское время, так на месте будущего города Мончегорска в начале 20 века жил всего один саам с семьей (20).


Саамские легенды упоминают, что сейды передвигались сами движимые некоей магической силой, эти верования были настолько распространены, что до сих пор Лапландию иногда именуют "страной летучего камня". Если конечно не соглашаться с этим утверждением, а искать материальные сведения, то получается, что древние саами в своих утверждениях подобны современным людям, которые часто непонятные древности объясняют инопланетным, иномирным и прочим вмешательством. Этот вывод говорит только об одном - у саамов знания о строительстве сейдовых комплексов были утрачены, либо их никогда не было, так как они были возведены до прихода саами. Подобное можно наблюдать и в западной Европе и на Кавказе, где дольмены и кайрны зовут домами карликов или эльфов, а камни знаменитого Стоунхенджа также были перенесены волшебником Мерлином по воздуху. Вот как описывал культ сейдов у саамов русский исследователь конца 19 столетия Николай Харузин (19):


"...Сейды были обыкновенно не что иное, как простые камни, им приносили жертвы. Приносили им их для того чтобы они способствовали хорошему улову, удачной охоте, давали хорошую погоду и т.п., жертвоприношения совершались около самих сейдов. Само место где стоял камень считалось святым".


Далее Харузин описывает некоторые капища саамов и справедливо замечает:


"... это сравнительно большое количество брошенных капищ служит наглядным доказательством как распространенности культа сейдов в прошлом, так и его упадка в настоящее время". Далее он делает вывод:


"... начиная с 13 века история лопарей не дает нам ни одной светлой страницы. История лопарского племени есть вместе с тем история его обеднения" (18).


Интересно, что не указывая на сооружение сейдов, традиционное саамское верование лэхте-верра упоминает о таком свойстве духов населяющих сейды, как неприятие шума. Духи, живущие в сейде, не выносили шума и могли покидать камень, не только "перелетая" в другое более спокойное место, но и материализуясь в человеческом облике. Этнограф В. Чарнолусский в отчетах лопарской экспедиции 1926г. описывал следующий рассказ о сейде в районе реки Иоканги:


«однажды весной, когда уже начали ловить семгу, когда молодая трава уже покрывала землю, молодые парни затеяли играть в лапту, а девушки веселились по-своему – пели песни и шумели. Вдруг из-за горы предстал старик с длинной бородой. Одет он был в самую простую одежду. Он поднялся так, чтобы его все видели. Он возвысил свой батожок и погрозил им разгулявшейся молодежи. Посох его сиял. Другие говорили, что и одежды его сияли золотом. Народ испугался и разбежался кто куда. Вот это и был сейд. Тот, кто живет в камне. Иокангский сейдушка ушел из своего жилища. Это был добрый старик. Стало слишком шумно в округе» (28, 36).


Рассматривая конструктивные особенности сейдов также бросается в глаза их контрастность небольшие одиночные сейды действительно располагаются по путям сезонных миграций саами и вероятно являлись почитаемыми камнями того или иного рода, иногда они расположены у ручьев на видных уступах скал, вероятно являясь и своеобразными "маяками", либо по мнению современных археологов, "родовыми святилищами связанными с почитанием предков". Комплексы из сотен сейдов расположенные, как например на Воттовааре, среди тайги, сложно назвать ключевой точкой миграции небольшого саамского рода, да и зачем кочевому роду на высоте более 200м.(от окружающей тайги) ставить сотни камней на подставки? Это совершенно немыслимое предположение, становится просто нереальным, если учесть что в исторически обозримом времени у саамов не было крупных племенных объединений, кочевья были рассредоточены по тундре и основными занятиями все-таки были способы выживания, а не установки камней на камни. Логично предположить что комплексы могли создаваться за длительное время - возможно в этом предположении есть доля истины, но все равно камни весящие десятки тонн членам немногочисленного рода поставить затруднительно. Более правдоподобно выглядит версия о святилищах, почитаемых многими родами (саамскими сиидами, siide ) вокруг, которые общими усилиями могли создавать сотни сейдов, но и в этой версии не обойтись без объединяющей силы.


Наивно предполагать её отсутствие - это было бы все равно, что крестьянам некоей волости собраться и поставить церковь. Для этого нужна некая "религиозная" направляющая, опыт и традиция. Понятно, что и у саами была подобная сила, скорее всего это могли быть почитаемые шаманы-нойды, жившие в окрестностях "святых мест" и "обслуживавшие" окрестное население. Здесь уместно задаться вопросом о возможной эволюции сейдов. Однако к этому вопросу придется подойти не с начала, а с конца. Самые примитивные сейды встречаются как на Кольском полуострове, так и на южных границах ареала распространения культуры сейдов. Сведения о населении южных границ распространения сейдов в раннее средневековье позволяют говорить о том, что эти края были обитаемы лопарями-саами. Таким образом малочисленным лопарям, кочевым охотникам и рыболовам вполне можно приписать некую примитивную фазу сооружения сейдов, свойственную для региона северных берегов Ладожского и Онежского озер, а также Ведлозера. Следовательно это была поздняя фаза эволюции сейдов, создание огромных комплексов из сейдов весом до 10тонн явно предшествовало этому периоду угасания и профанации. Но здесь точно также можно предположить, что и фазе расцвета предшествовала некая архаичная форма сооружения простых сейдов. Как можно вычленить их из более поздних, возможно средневековых конструкций? Можно попробовать провести разграничительную линию по географии расселения саами. Например, можно признать небольшие сейды в скоплениях сейдов первичными, предположив, что после момента, когда эти святилища были заброшены людьми их никто там не ставил. На том же основании одиночные сейды на берегах озер, у рек и на перевалах можно трактовать как более поздние, отвечающие не только магическим функциям, но и бытовым – навигационным на путях сезонной миграции немногочисленных родов саами. Но это только возможные направления гипотетического решения вопроса о эволюции сейдов, наяву можно зафиксировать только средневековое угасание культа сейдов, когда оставленные предшественниками огромные комплексы мегалитов не отвечали потребностям немногочисленных кочевых родов арктических охотников. Для реальной оценки возможностей саамов сооружать комплексы из огромных сейдов можно привести простой расчет. Исходя из исторических источников можно предположить, что численность саамов Кольского поулострова на протяжении последней тысячи лет была в пределах 1000-2000 человек(18, данные 18-20 веков, но нет никаких оснований судить о большей численности саамов в раннее время, скорее наоборот все источники упоминают малонаселенность севера начиная с 9 века), из них работоспособных мегалитостроителей примерно одна третья - одна четвертая часть, т.е.200-600человек. Площадь только Кольского полуострова при этом около ста тысяч квадратных километров. Получается, что сооружение каждого сейдового комплекса в пару сотен сейдов весом от 200кг до 10тонн нужно собрать фактически все работоспособное население Кольского полуострова с расстояний в 200-500км., к этому надо добавить пересеченную местность отсутствие дорог, невозможность работы длинной полярной зимой. Это если говорить о комплексах, но вот недалеко от одного из Сейдозер, расположенного в северной части Кольского полуострова находится мегалит который можно смело назвать «царь-сейдом». Это огромная плита весом не менее 25 тонн установленная на три крупные опоры, увенчанная навершием – еще одним сейдом средних размеров также покоящимся на трех опорах, общая высота конструкции около 3м, говорить о природном происхождении тут уже не приходится, поскольку и плита и опоры из местной, коренной породы. Но чтобы поставить один такой сейд нужно не менее 250человек, практически мобилизовать большую часть трудоспособного населения полуострова на бессмысленный, с точки зрения охотников-рыболовов труд. Кроме трудоемкой работы по постановке 25-тонной плиты из параметров этого сейда можно сделать выводы и о инженерном искусстве его строителей. Гигантская плита расположена эффектным «клином» так, что самая толстая часть её висит вне опор, компенсируясь наклоном на линии базовых камней. Если бы опоры были расположены прямо горизонтально, то сейд бы просто рухнул – наклон камней-опор выдержан именно для поддержания конструкции в нависающем состоянии. Из-за наклона сейда давление его веса распределяется и на задние опоры. Если бы опоры были расположены под самой тяжелой частью (что было бы логично), то сейд стоял бы намертво, а древним строителям почему-то нужно было добиться именно неустойчивого «экстремального» положения. Пытаясь установить реальную возможность создания мегалитов арктического региона можно обратиться к данным экспериментальной археологии и сравнению с другими регионами, где подобное зафиксировано. Например, жители индонезийского острова Суматра устанавливают на могилах мегалиты весом до 11 тонн, для его транспортировки требуются около 500мужчин и деревянные сани, работы иногда растягивались на несколько лет (37). Эксперименты Т.Хейердала на острове Пасхи позволили установить, что при наличии мощных канатов 180 человек могут тянуть камни весом до 10 тонн, а общий расчет показывает необходимость 16человек на тонну веса (37). Применительно к сейдам весом 5-25тонн можно сделать вывод о необходимости дерева, прочных канатов и участия от 80 до 400человек. Характерно, что гигантский сейд расположен не на возвышенности, а на северном склоне, и он явно не нес навигационных функций, а был именно сакральным святилищем. Такой гигантизм это конечно исключение, но ведь встречаются сейды и более мелких размеров, весом «всего» в 5-10 тонн. Летом 2004года экспедицией организованной А. Скляровым на гору Воттоваару был проведен эксперимент, показавший реальность создания сейда «на ровном месте» весом примерно 300кг силами двух-трех человек, при помощи бревна-рычага. Но практически это снимает вопрос только наполовину, так как большая часть сейдов намеренно располагалась как раз на местах создающих дополнительные сложности при установке – на краях обрывов, вершинах скал, нагромождениях скальных обломков. Встречаются гигантские сейды не только в комплексах, но и одиночно, украшая собой вершины сопок возвышающиеся над тундрой. Напрашивается очевидный вывод, что подобное строительство могло быть осуществлено только при гораздо большей численности населения, а следовательно и в условиях более теплого климата. Насколько это строительство можно соотнести с саамами? Только на том основании, что из известных нам народов они самые древние поселенцы края. Точно нельзя говорить унаследовали саами культ сейдов или нет, но в исторически обозримое время нет никаких сведений о умении саами работать с тяжелыми валунами весом в десятки тонн. Судя по некоторым данным археологов, лопари-саами были распространены еще в раннее средневековье на Карельском перешейке, Приладожье, Архангельской и даже в Вологодской областях (22), что говорит о том, что они были относительно многочисленны, но плотность населения вряд ли была больше известной за тот же период. Следовательно, продвигались на север, постепенно вытесняемые карелами и другими народами, но хронологически на определенном этапе, это могло быть и возвратное движение, а карелы и вепсы могли на этом пути наследовать некоторые оставленные саамами памятники? С другой стороны при таком богатстве мегалитическими конструкциями удивляет бедность саамской "исторической мифологии" - сведенной всего лишь к постоянным конфликтам с врагами (23), что указывает на время не ранее эпохи викингов. Очень сложно предположить подобную амнезию мифологии и деградацию народа от высот мегалитостроения до полного забвения мифов и преданий связанных с мегалитами. Ведь даже индо-иранцы пройдя тысячи километров сохранили предания о северной прародине. Хотя судьбы у разных народов разные, так нынешних коптов, прямых наследников древних египтян, тоже абсурдно спрашивать о способах постройки пирамид и культе Амона-Ра.


Несмотря на то что финно-угры являются самыми древними народами заселившими европейский Север, в их преданиях упоминается народ предшественник – карлики ушедшие в горы или в землю. В лапландских преданиях часто упоминается враждебная чудь, Куйва запечатленный в скалах Сейдозера был предводителем чуди побежденный саамским шаманом-нойдой, c чудью ( tjud ), приходящей с гор, связаны предания в области Финмарк, в северной Норвегии. По одному из источников Куйва переводится как «северный ветер» (60), что позволяет предположить трактовку этого предания как борьбу с враждебным северным населением либо северной стихией? Возможно, в этих легендах запечатлены отношения саами и автохтонного населения досаамской эпохи? В основном этот сюжет развит в мифах ненцев, где карлики-сиртя, аналоги европейских гномов, именуются народом-предшественником (48). В саамской мифологии аналог сиртя – чакхли (чаклинги), но прямой связи чакхли с сейдами в преданиях нет. Зато есть упоминание о том, что чаклинги жили в кочках и трещинах в скалах (61).


Существует и другая версия, по мнению Владислава Трошина, сейды возводились досаамским народом именуемым скольды (в настоящее время скольдами иногда называют часть саами), по этому предположению скольды являются истинными наследниками культуры северных мегалитов, но уже к 16 веку они почти все были уничтожены и в данный момент существуют в виде немногочисленной общины традиционалистов (45). Среди наречий саамского языка существует и скольдский диалект, именуемый еще колто-саамским. Скольды (скандинавское скъельды ( skjold ) – потомки бога Одина из района Варангер-фьорда, сказители – скальды(хранители традиций?), западноевропейское средневековое «скрелинги»Skraelings?) вполне могли быть тем гипотетическим общим источником мифологий кельтов, скандинавов, северных финно-угров. Но так ли было на самом деле? эта версия вызывает у автора большие сомнения. Существует много косвенных фактов в пользу существования на севере древнего народа, элементы религии которого вошли в кельтскую, скандинавскую, саамскую мифологии. Существует предание ( в т.ч. см.42) о том как скрелинги обитавшие где-то в окрестностях Гренландии использовали против викингов некое сверхъестественное оружие заставившие грозных норманнов бежать от столь презренно упоминаемых сагами «дикарей». Обычно норманны именовали скрелингами индейцев и прочих поселенцев, отличных от самих норманнов и традиционно известных им народов инуитов, лопарей и прочих. Возможно, американские мегалиты Арктики помогут осветить забытые в европейских преданиях нюансы. Так легенды канадских инуитов утверждают о том, что мегалиты возводили вовсе не их предки, а народ названный ими «тунитами», предания подчеркивают мирный нрав этого древнего народа, не смогшего противостоять заселению Канадского архипелага племенами инуитов (в некоторых преданиях упоминается, что они были «каблунаитами», «белыми людьми», т.е. возможно европейцами? (42) Тоже самое можно сказать и об ушедших «в скалы», «под землю» ненецких сиртя. Похоже, почти все нынешние народы северных регионов знали о том, что до них эти земли были заселены другими племенами – туниты, сиртя, есть ли в этом ряду место для предшественников саами? В научной литературе для обозначения строителей лабиринтов и прочих северных мегалитов используется термин «прото-саамы» и «культура Комса». Кем они были – загадочный северный народ оставивший после себя непонятное каменное наследие? Есть гипотеза о том, что сиртя ненцев и были остатками прото-саамов (57), согласно этой версии предки саамов откочевали на Кольский полуостров с северного Урала. Некоторую загадку приподносят и петроглифы у города Альта в северной Норвегии: принято считать, что оленеводство привилось у саами в 16-18вв. (по разным источникам разные даты), но на древнейших петроглифах уже есть символические изображения оленей в загонах. Неужели и эти навыки древнейшего населения Скандинавии были утрачены и появились вновь лишь спустя тысячелетия? Или это один из способов загонной охоты? Интересно, что саамский язык среди финно-угорских народов обладают определенным отличием, который может быть объяснен именно заимствованием от некоего другого древнего народа (47) либо даже переходом предков саами с неизвестного языка на финно-угорские (49) или полной ассимиляции предками саами неизвестного народа.


Характерно и то, что саами в средние века вероятно все же имели определенные навыки каменного строительства, свидетельствами чему являются поздние сейды и каменные средневековые могильники на островах Белого моря (46). Возможно это свидетельство заимствования мегалитических навыков от строителей комплексов сейдов. Почему саами заимствовали культ сейдов? Ответ может быть один – из-за значительного превосходства своих предшественников, строивших комплексы мегалитов. В истории известно много случаев когда менее развитый народ заселяет места обитания более цивилизованного, при этом перенимая традиции последнего. Вероятно, здесь было тоже самое, предки саами застали угасающую мегалитическую культуру и, так или иначе, переняли некоторые её черты, именно поэтому вопрос определения принадлежности сейдов столь сложен. В пользу этого предположения говорит и тот факт, что саами и их предки населяли и территорию нынешней Архангельской области, однако этот «протосаамский регион» почему-то лишен сейдов, или они просто там не выявлены. Были на это природные или культовые мотивы пока неизвестно, но довольно странно, при учете того, что общепризнанно "сейды – типично саамская принадлежность", отсутствие сейдов на местах древнего обитания «прото-саамов». В тоже время лабиринты, также соотносимые с прото-саамами встречаются и в исконно мегалитических Швеции, британских островах, где предков финно-угров быть не могло. К слову в европейских мифологиях лабиринты также связаны с сверхъестественным народом - эльфами, великанами и т.д. Еще один намек на то, что северные мегалиты могли быть созданы до саами, содержит сама саамская трактовка понятия сейда. Саами сейдом именовали любые выдающиеся природные объекты – озера, скалы, деревья, то есть нерукотворные образования, и в этом же ряду стоят и явно рукотворные мегалиты, без малейшего упоминания их создания. «Летающие камни» и все. Это наводит на мысль, что саами уже застали эти камни поставленными, и так как они явственно выделяются из окружающего ландшафта, заселили и их «духами». Образно говоря, приравняли непонятные искусственные конструкции к природным артефактам. В камнях живут духи и они могут летать – иначе как могли образоваться эти странные валуны на камнях-опорах?


На данном этапе однозначно определить этническую принадлежность строителей сейдов не представляется возможным существуют факты как за саамскую версию («деградации») так и против. Возможно, попытка выделить корни арктической пра-культуры в мифах и верованиях северных народов и позволит более точно ответить на вопросы связанные с принадлежностью сейдов саами.


Впрочем, можно попытаться подойти к проблеме национальной принадлежности культуры сейдов, ответив на вопрос "откуда пошли сейды?"


Истоки: откуда пошли сейды?


Версия-1. Сходство с мегалитами мира, обзор смежных мегалитов - лабиринтов и каменных кладок, распространение.


Говоря о сейдах, возникает необходимость ввести в оборот понятие "культура сейдов", здесь понятие культура будет отражать собственно памятники сейды, их комплексы, сопутствующие им конструкции и некоторый связанный со всем этим пласт саамской мифологии. Это не будет каноническое определение культуры в археологическом смысле, с поселениями, могильниками, культурным слоем, здесь ничего этого нет, или нет соотнесения, а возможно и не было (или не сохранилось?). Но есть определенная религиозная традиция в которой сейды занимали основное место, оставившая нам в наследие тысячи памятников культового характера и прошедшие через тысячелетия обрывки мифологии. В этом сейды в первую очередь напоминают культуры мегалитов других регионов, оставивших нам прошедшие сквозь время конструкции из гигантских валунов, при крайне бедном обиходе или вообще его отсутствии.


Приход традиции возведения мегалитов в полярную Европу мог быть только с юга, во первых все аналоги расположены именно там, во вторых больше неоткуда, т.к. север и противоположный материк надежно прикрыт льдом. Рассмотрим подробно известные конструкции аналогичные сейдам и расположенные в других странах. Сходство их настолько поразительно, что окажись некоторые сейды не на Кольском полуострове, а скажем в Шотландии, они непременно были бы названы дольменами! Точно также и некоторые конструкции средней России, Украины, США и Европы можно с полным основанием назвать сейдами.


Самыми полными аналогами являются мегалиты Конь-камень на реке Красивая меча Тульской области в России (6) и салемский дольмен штата Нью Йорк в США (7), обе эти конструкции представляют собой валуны поставленные на небольшие камни-подставки. Конь-камень кроме того расположен на возвышенности. Подобные конструкции есть в изобилии в Европе, Корее(8, Taesinri, (Hwasun, Zonnam), Yuri (CahngNyong, Kyongnam)… ) и южной Индии (9).


Наиболее схожие с сейдами дольмены расположены в Канаде. Сам факт наличия дольменов в восточной Канаде, в окрестностях города Галифакс удивителен (31). Причем несмотря на то, что эти конструкции традиционно и именуют дольменами, но гораздо ближе они к сейдам. Сходство поразительно, в отличие от большинства европейских дольменов канадские дольмены представляют собой огромные глыбы поставленные на маленькие камни, причем количество камней подставок идентично именно сейдам северной Европы - три базовые опоры. На данный момент в юго-восточной канадской провинции Новая Шотландия известно три монумента подобных сейдам: у озера Кидстон возле Галифакса, в Адмирал-парке, и скала Садли-рок, названная в честь лесника-первооткрывателя. Канадские сейды ставились аналогично североевропейским - монумент Садли-рок стоит на скальном островке правильной формы, возможно искусственно обработанном, посреди болота на возвышенности, практически точно копируя один из сейдов Кольского полуострова, в Адмирал-парке и возле озера Кидстон мегалиты установлены на покатых скалах возле воды. Если в Европе схожие с сейдами дольмены составляют лишь часть мегалитического разнообразия, то в северной Америке любой дольмен может быть назван сейдом, без каких-либо оговорок, как конструктивно, так и по расположению. Конечно ближайший путь к канадским мегалитам лежит из Западной Европы, чем из северной Скандинавии, но история показывает, что не всегда ближайший путь был верным.


В Европе схожие с сейдами конструкции наблюдаются среди многочисленных дольменов британских островов, но наиболее полные идентичные конструкции, как бы подтверждающие направление движения традиции мегалитостроения с юга на север находятся в Германии (10), Голландии (11), Дании (12), интересный объект в виде плиты поставленной на небольшие камни подставки есть и на Украине (13). В России есть конструкции напоминающие сейды в Ленинградской области и южной Карелии – но это вероятно южная граница ареала культуры сейдов, либо поздние заимствования. Камень, напоминающий сейд, есть и в Новгородской области, на Валдае (50), этот валун по нескольким признакам может быть сейдом, но говорить о саамах тут нетактично, являлся ли этот объект мегалитом доисторических эпох либо раннесредневековым капищем или межевым знаком, либо камнем убранным с поля, пока неясно. В некоторых случаях сходство подчеркивается и наличием каменных кругов вокруг сейдов, подобных кромлехам вокруг дольменов. Эти примеры сходства сейдов с дольменами указывают на высокую вероятность заимствования северных мегалитов с юга. То, что большинство дольменов гораздо больших размеров, тоже косвенно может указывать на эту преемственность. Также наличие затопленных мегалитических комплексов у побережья Бретани, возможно, позволяет отнести датировку мегалитов Европы в «допотопные» времена, ранее 10тыс. до н.э., впрочем убедительных данных о погружении на глубину 9метров кромлехов именно в тот период нет, так как даже более поздние античные города уходили под воду в исторически обозримое и более позднее время (9).


Продолжая эту линию можно высказать предположение что самые крупные и искусно поставленные сейды являются наиболее древними. т.е. комплексы плато сейдов наиболее древние, по сравнению с маленькими одиночными сейдами. Иногда и в некоторых южных мегалитах между камнями опорами и плитой-крышкой располагалась прослойка из небольших камней (фото 9). Ареал распространения сейдов, перекрывается ареалом распространения других северных мегалитов – лабиринтов. Между сейдами и лабиринтами существует несколько связующих звеньев, наводящих на мысль о взаимном пересечении их строителей. Очевидно, что в основе лабиринта лежит круг, и именно круги встречаются среди комплексов сейдов, в Норвегии, в местности Мортенснес существует уникальные мегалит, «переходный от круга к лабиринту» - менгир окольцованный 13-ю каменными кругами. Более того предания именуют этот менгир «камень рыбьего жира», вероятно это намек на то, что этот менгир в качестве жертвоприношения мазали рыбьим жиром. Подобные приношения также были характерны и для сейдов, а менгиры встречаются и на островах Белого моря по соседству с сейдами и лабиринтами. Лабиринты выложены из необработанных камней и также вписываются в пост-ледниковое время, и более-менее точно датируются 3-2тыс. до н.э.


Полных аналогов каменных лабиринтов в других культурах не существует, отсюда можно предположить, что их возведение возникло на севере, но так как для этого тоже необходимо более-менее централизованное общество умеющее работать с тяжелыми камнями, то скорее всего время возникновения их совпадает с временем расцвета культуры сейдов. То есть, возможно, сейды были первичнее, а лабиринты, привязанные к побережью северных морей, возникли уже как следующая ступень развития северного мегалитостроения. Здесь можно предположить, что в какой-то момент развития этой культуры возникла необходимость заселить морское побережье, а наличие лабиринта на Новой Земле говорит о том, что и дальние морские переходы были вполне реальны. Но что могло послужить толчком к этому? Вполне возможно, что увеличение численности населения при ухудшении климатических условий и смене лесов тундрой подтолкнуло людей заниматься морским промыслом. Взаимное географическое пересечение традиций лабиринтов и сейдов, а еще и наличие менгиров приближает эти памятники к западноевропейским мегалитам, выбивая почву из-под ног гипотезы о «прото-саамах». Может быть северные мегалиты одна из ветвей культуры западноевропейских? Перечень арктических мегалитов не исчерпывается сейдами, менгирами и лабиринтами, кроме выше названных конструкций встречаются и каменные курганы, данные насыпи по ареалу распространения больше соответствуют лабиринтам и впоследствии, возведение их аналогов продолжалось карелами вплоть до раннего средневековья. Но тут необходимо отметить, что в Скандинавии лабиринты датируют средневековьем и все выводы о их древности с некоторых позиций оказываются весьма сомнительными. Впрочем, внешнее сходство сейдов с дольменами может говорить и об обратном, не могли ли дольмены быть заимствованы с сейдов?


Сейды, напоминающие простейшие дольмены Европы


(фото-2004)


(фото-2004)


(фото-2004)


Версия-2. Сейды - часть и наследие единой арктической культуры?


Рассматривать культуру сейдов как некое уникальное и единственное проявление "полярного мегалитизма" нельзя. Полярный регион северного полушария представлен землями трех континентов - Европы, Азии и Америки. Сведений о каменных конструкциях полярной зоны Азии к сожалению нет, впрочем это не говорит о том, что их там нет, просто этот отдаленный регион малоисследован и вполне возможно в будущем там будут сделаны интересные находки. А вот американские тундры практически усеяны каменными конструкциями (29). Общепринятое их название инаксуиты, традиционно их относят культуре инуитов и датируют от 2-1тыс. до н.э. Инаксуиты бывают нескольких основных конструкций - антропоморфные фигуры (наиболее часто упоминаемый образ инаксуитов), каменные ворота, пирамидки и столбики из камней. Странным образом некоторые эти американские арктические конструкции, подобно европейским сейдам напоминают более южные мегалиты. Но если сейды схожи с дольменами, то инаксуиты с каменными воротами - трилитами, визирами знаменитого Стоунхенджа. Разнообразие американских арктических мегалитов также широко, инаксуиты порой составляют целые комплексы, в составе которых есть каменные круги, менгиры, фаллические камни, антропоморфные фигуры, конструкции подобные сейдам, каменные насыпи и даже выложенные валунами контуры лодок (могилы). Ареал их распространения, в первую очередь это островная зона северной Канады, остров Баффинова земля и земля Элсмера и побережье Гудзонова залива, Гренландия и Аляска. Инаксуиты были многофункциональными сооружениями: почитаемыми каменными идолами, навигационными знаками, астрономическими визирами. Кроме того, они ставились в "местах силы", образуя в тундре целые взаимосвязанные системы, вероятно ритуального назначения. Причем в некоторых комплексах выявлено и астрономическое значение инаксуитов. Некоторые инаксуиты охватывают точками визирования большие территории, некоторые служат для указания направления и ориентации на какой-либо объект - остров, гору и т.д. Несмотря на внешнее несходство большинства инаксуитов с сейдами их объединяет много общих черт и, может быть, они являются звеньями одной цепи? Частями единой северной мегалитической пра-культуры?


Рассмотрим общее в сравнении сейдов и инаксуитов:


- те кто их возводил, знали строение особых точек Земли - "мест силы", вероятно её энергетической структуры и могли её использовать.

многофункциональность сооружений

- строительство скоплений и связанных в систему обширных комплексов.

- разнообразие сопутствующих конструкций.


Сейд слово русское, в других языках, например в финском оно звучит как "сеита" ( seita ), в норвежском как « seide », в лапландском – «sieidde»(сайад?). Вместе с этим учитывая общие черты сейдов и инаксуитов, возможно они являются остатками некогда единой арктической культуры, впоследствии разделившейся на несколько направлений-традиций?


Казалось бы, возникшие в разных частях Арктики культуры должны были бы создать примерно идентичные сооружения. Но наяву получается совершенно иначе: в северной Европе мы видим явное сходство с дольменами, а в северной Америке с трилитами. Здесь следует отметить и некоторое сходство инаксуитов с традиционными японскими ритуальными воротами, некоторые из которых были каменными и до недавнего времени сохранялись на Сахалине.


Сравнивая две эти арктические "каменные" традиции, Европы и Америки, напрашивается вывод совершенно противоположный первой версии: не были ли наоборот более южные мегалиты заимствованы с севера? Любое конструирование проходит различные фазы отработки мастерства, оптимизации конструкции и доведения её до совершенства. Однако данные, полученные исследователями "классических" мегалитов Европы и Азии говорят о том, что эти конструкции появились практически сразу в завершенной форме, с минимальным периодом развития или вообще без оного. Истоки дольменов ищут везде по Азии и Европе, а корни Стоунхенджа уходят в такой темный лес, что искать их, это блуждать в тумане теорий, гипотез и предположений.


Однако если обратить взор к Арктике, то здесь мы найдем и "прото-дольмены" - сейды, и сооружаемые, уже с зачатками астрономических данных, визиры инаксуиты примитивные "прото-стоунхенджи". По инуитской традиции инаксуиты являлись не только визирами и ориентирами, но и сакральными воротами перехода между мирами. Итак, рассматривая в целом все памятники Арктического региона можно предположить, что именно Арктика могла быть родиной мегалитов и именно с севера распространилась по Земле мегалитическая культура.


В пользу этого предположения говорят следующие факты:


1. распространение с севера, единственное логичное предположение объясняющее широчайшее распространение дольменов по всему миру, т.к. только из Арктики они могли распространиться одновременно и равномерно по всем южным направлениям, это легко объясняет сходство дольменов Кореи, Индии, Шотландии, Канады... Дольменные культуры словно опоясывают земной шар в широтном диапазоне 30-50градусов к северу от экватора, в наиболее благоприятной климатической зоне - севернее уже леса, южнее пустыни. Южные нации могли бы освоить пустыни подобно шумерам, но именно северные, незнакомые с методами освоения пустынь, при миграции скорее всего остановили бы свой выбор на той зоне где распространены дольмены.

2 именно в арктическом регионе находятся прото-формы мегалитов - сейды, как первичные формы дольменов и инаксуиты, как прото-визиры более поздних мегалитических обсерваторий Стоунхенджа и подобных, кроме того, примитивные формы каменных кругов и менгиров также наводят на мысль о том, что не возникла ли идея мегалитического строительства на севере?

3 северные мегалитические комплексы указывает на то, что их строители уже имели простейшие представления об астрономии и ориентировании, кроме того знали о свойствах энергетической структуры Земли и могли их использовать, т.е. имели основы тех знаний которые были доведены до совершенства строителями кромлехов, дольменов и аллей менгиров.


Еще одним связующим звеном между Европой и Америкой являются гурии – навигационные башенки-пирамидки сложенные из камней. На русском Севере они соседствуют с сейдами, в Канаде – с инаксуитами.


Кроме этого гурии известны на Британских островах и Ньюфаундленде (42). Сложенные из плоских камней цилиндрические башенки-гурии известны и на горе Нинчурт в районе Сейдозера, в центре Кольского полуострова. На русском Севере их происхождение приписывается не только поздним саамам, но и поморам, ставивших гурии на берегу океана (хотя подобные, но невысокие каменные пирамидки встречались автору и на скалах Онежского озера). Однако совершенно идентичные конструкции в Канаде наводят на мысль о едином и очень древнем первоисточнике этих башенок. Хотя с другой стороны логика подобных конструкций настолько просто, что будет очевидна любому для решения подобных задач.


Интересно, что некоторые гурии только снаружи являются выложенными камнями, внутри же имеющими забутовку из щебня. Предания инуитов не предполагают возведение башенок предками их народа, повествуя о том что «башни стояли всегда», т.е. были созданы задолго до появления инуитов. Высота гуриев обычно в пределах 1.5-3м, на местности они часто указывают тропы и ставились для навигации. Упоминая о мегалитах северной Канады необходимо упомянуть и фундаменты из крупных валунов, по предположению Ф.Моуэта являющиеся аналогами неолитических построек побережья Британских островов – временных стоянок в которых в качестве крыш использовались перевернутые корабли (42). Подобные непонятные выкладки встречаются и на некоторых островах Белого моря. Кроме перечисленного существует и еще несколько «мегалитических мостов» между Европой и Канадой – так называемые жилищные ямы, именуемые в России «лопарскими», данные ямы вероятно являются основаниями временных жилищ, типа чумов, датировка одно из таких объектов северной Карелии уходит в 3-2тысячелетие до н.э. (46) другая параллель – каменные круги. Подобные конструкции есть в арктической Канаде(29), Алеутских островах, островах Белого моря (47) и Кольском полуострове, северной Норвегии (47), в Канадской Арктике также был свой «расцвет полярного палеолита» с освоением обработки сланца и изготовления так называемых микролитов. Наличие многочисленных сходств может указывать на существование единой арктической пра-культуры? В обоих регионах в преданиях как инуитов так и саамов прямо говорится о том, что древние мегалиты сделаны не их предками. Прямое мифологическое подтверждение гипотезы о затерянной в веках единой пра-культуре? Можно предположить возникновение у разных народов, живущих в схожих природных условиях некоего сходства культур, подобно тому как курганы-маунды возводились в степях Америки и Евразии. Но пересечений возникающих между американским и европейским Севером слишком много, правда говорить о прямом переселении здесь нельзя, так как на фоне сходства есть и явно локальные отличия. Вероятно, все сходства и различия мегалитов северной Америки и Европы можно объяснить одним фактором – данные культуры еще на заре истории разделились, возможно выйдя из общего корня, оставив общими самые необходимые первичные признаки и конструкции.


Сравнивая северные каменные конструкции с примитивным уровнем древних племен, невольно приходишь к интересным выводам. Получается, что обитатели американской Арктики, живущие охотой и рыболовством в суровых климатических условиях, фактически на грани выживания, вдруг непонятно почему начинают не просто ставить камни на камни, выкладывать круги и прочее, но при этом еще учитывать представления о "местах силы", астрономии, навигации. Почему нынешние племена, живущие также охотой и рыболовством и в более климатически подходящих условиях, не начинают тоже самое, а в течении тысячелетий практикуют то, что называют "каменным веком"? А ведь принято считать, что культура развивается только в благоприятных климатических условиях, где человек будет меньше задумываться о борьбе за существование. Что заставляло древних людей Арктики заниматься столь отвлеченными, для охотников и рыболовов, занятиями? Конечно, раз они не строили городов, каналов и прочей урбанизации, то мы не можем назвать их "цивилизацией". Но с другой стороны они явно могли себе позволить думать не только "о хлебе насущном". Что было этим стимулом, в чем его корни и почему все-таки северные камни похожи на уменьшенные копии южных мегалитов Европы, Азии, Америки?


Вполне возможно, что северные каменные конструкции это и есть то недостающее звено начальной эволюции мегалитов. Может быть, скромно укрытые мхами камни тундры являются "прадедушками" знаменитых потомков - Стоунхенджа и Карнака, менгиров и дольменов. Неужели это подтверждает чаяния искателей Гипербореи и указывает на север как прародину древнейших цивилизаций? Дальнейшие исследования покажут, является ли это предположение верным.


Были ли сейды предками дольменов или наоборот пока неясно, но то что они являются одним из проявлений самобытной северной культуры Европы не вызывает сомнений. А может быть, сейды не имеют никакого отношения к другим культурам и возникли именно там, где и стоят до сих пор?


Гурий, Сейдозерский аналог канадских башенок:


(фото-2000)


Отдельная галерея подобных мегалитов северной Европы и Канады


(из 9 типов канадских памятников имеют аналоги той или иной степени подобия 7, отсутствия аналогов некоторых типов(лабиринтов, антропоморфных инаксуитов) возможно свидетельствует о более позднем происхождении этих памятников?)


Версия-3. Сейды - северу!


Внешняя схожесть сейдов с архаичными дольменами может быть объяснена не только гипотезой заимствования, но и самоочевидностью простоты такой конструкции как установка одного камня на нескольких меньших. К тому же между сейдами и дольменами есть и качественное отличие: в большинстве дольменов плита устанавливается на большие камни. В случае с сейдами большой валун ставится на меньшие. Складывается ощущение, что это две ветви мегалитостроения: одна распространившаяся на севере, другая южнее. Но какая из них первичнее? Впрочем, возможно, что сейды возникли именно в том регионе, где мы их можем видеть и сейчас.


Путешествуя по заполярным тундрам и прилежащей тайге, то и дело встречаешь валуны оставленные ледником. Иногда они достигают гигантских размеров, но чаще бросаются в глаза отличием породы от окружающих скал. Конечно, нелепо объяснять все сейды ледником, раскидавшим камни. Но тем не менее и третья версия происхождения конструкций сейдов, скажем так не без помощи ледника, тоже кажется весьма убедительной. Одним из самых главных сейдов почитаемых саамами считается "летучий камень" упомянутый известным этнографом В.В. Чарнолусским, это огромный многотонный камень неведомой силой поставленный на вершину трехметровой скалы. Стандартное объяснение - валун с таявшего ледника опустился на эту скалу и так там остался. Сами саамы объясняют происхождение «летучего камня» тем, что он прилетел из Скандинавии. Объяснение выглядит вполне логично так как невозможно представить как, без привлечения потусторонних сил, древние люди могли закинуть валун на скалу. Исходя из этого можно предположить, что существовали подобные "исходные точки" культа сейдов, аналогичные "летучему камню" пост-ледниковые образования. Количество таких объектов естественно ограничено процентом вероятности удачного «падения» камня с таящего ледника, величиной малой, но все-таки отличной от нуля. В связи с расширением ареала культа сейдов или обитания носителей этого культа естественно возникала проблема "ритуального обслуживания на местах", т.к. исходные святыни остались далеко, выход был найден в рукотворном создании сейдов. Косвенно эту версию подтверждает и то, что у саамов понятие сейд не исчерпывается камнем на ножках, сейдом может быть и скала, и остров, и дерево, также выделяющееся из окружающего фона, так, например в Финляндии считается сейдом урочище Суттесайя расположенное возле священной саамской горы Айлегас – название этого места в переводе означает «незамерзающий поток», подчеркивая ландшафтную и природную особенность места. Также в северной Финляндии известны деревянные сейды, как необычно выросшие деревья, так и идолы. Например, путешественник Ла Мартиньер упоминает не только деревянного антропоморфного идола на Новой Земле, но и поклонение ему (55). Это вполне гармонично подтверждает предположение о возникновении культа камней поставленных на подставки, как копий неких весьма почитаемых аналогичных природных объектов. Так что хотя слово сейд и стало традиционным и общепризнанным в России наименованием полярного культового камня на подставках, оно все-таки не совсем точно отражает то, какое понятие вкладывали в это слово саами. Как бы там ни было, но эта версия тоже упирается в плотность населения, ибо не позволяет ответить на вопрос о необходимости создания комплексов из сотен сейдов малочисленными родами. Если принять эту версию, то вполне можно утверждать и обратную эволюцию мегалитов с севера на юг и считать сейд прообразом дольменов. Но это задача со многими неизвестными и широкое поле для построения сумасшедших гипотез.


В некотором смысле именно предположение о возникновении культа сейдов на севере возможно позволит проникнуть в загадку сейдов, столь почитаемых саамами вплоть до 20 века.


Культ сейдов – подход рациональный


Логика распространения религиозных убеждений и их символизма у всех религий во все времена была идентична. Религиозные представления подчеркивали отношения человека и природы, души и мира богов, отношения индивидуума и социума, живых и мертвых. Предположив, что культ сейдов заимствован с более южных дольменов, мы упираемся практически в тупик, так как достоверно неизвестно с какой целью строились дольмены в столь отдаленных друг от друга частях света. Если черпать истоки культа сейдов именно на Севере, учитывая, что у истоков её лежат особенности северной природы послеледникового периода, то вырисовывается вполне логичная цепочка возникновения и эволюции культа сейдов. Итак, истоки. Сразу зададимся вопросом: на что в первую очередь обращают внимание люди в окружающей природе? Ответ очевиден: естественно на то, что выделяется из окружающего ландшафта - скалистый остров среди камышей, самая высокая гора, водопад, ущелье. Множество памятников свидетельствуют, что именно в таких местах, называемых термином "урочища", древние люди чаще всего ставили свои святилища. В северной природе прообразы сейдов очевидны - немногочисленные валуны оставленные таявшим ледником на скалах, так что их постановку объяснить древнему человеку было невозможно. Прообразы выделялись из обычного нагромождения камней и были явно иррациональны, выпадали из обыденного ряда восприятия и именно поэтому обожествлялись. С этого момента в них поселились "духи".


Саамские предания "ловты", собранные В. Чарнолусским повествуют о предках саамов, некогда окаменевших в тундре и ставших скалами "Праудедками". Вот что писал В. Чарнолусский о двух останцах этих скал Старике и Старухе:


"Казалось, эти люди куда-то шли, но преступили какой-то запрет и окаменели" (28).


Интересно то, что скалы, с которыми легенда связывает предков саамов располагаются недалеко от "летучего камня" Сейдпакх, того самого предположительного прообраза всех сейдов, это наводит на мысль о связи предков именно с этим святилищем. Может быть, легенда косвенно намекает на то, что именно в этом месте зародился культ сейдов, охвативший впоследствии значительную часть Фенноскандии? В этом ключе получает интересное объяснение и другая древняя саамская традиция – камни в трещинах скал, природным прообразом возведения подобных артефактов вполне мог являться эффектный камень Кьерагболтен, огромный валун застрявший(?) в трещине, расположенный в Норвегии и являющейся одной из достопримечательностей этой страны. Вероятно, возможный культ копий природных диковинок сопровождался и определенным мифологическим пластом, подобно тому, как известный выход базальта в прибрежной зоне северной Ирландии именуется «мостовой гигантов». Кстати саамские легенды, говорившие о том, что камни сами летали, на деле недалеки от истины т.к. древнему человеку другое объяснение найти их постановке было невозможно, но составители легенд, отличились прозорливостью, ведь траектория камня несомого ледником после его таяния действительно оказывается идущей буквально по воздуху. Случайное совпадение или они на самом деле догадывались о леднике, только дали понятное для своего времени объяснение? Вполне допустимо, что при благоприятном климате произошел рост населения и распространение почитания необычных камней и в новых местах люди стали ставить камни по подобию исходных природных оригиналов. Это практиковалось во всех религиях: во всех церквях есть кресты, но это не значит, что именно на каждом данном был распят Иисус. Символизм...


Распространение сейдов вполне вкладывается в эту традицию копирования магических символов. Исходя из того, что «исходниками» культа сейдов являлись природные прообразы, необъяснимые древними без привлечения магических сил, можно однозначно сказать, что сейды являлись именно воплощением этих непостижимых сил окружающего мира. Ведь даже сейчас, глядя на сейды, поражаешься тому, как они контрастируют с окружающим ландшафтом и обычными камнями, выделяются своей намеренно бросающейся в глаза постановкой, своим отрицанием такого понятия как устойчивость. Некоторые сейды ставились на скалистых островках среди болот или озер, возможно водная преграда подчеркивала принадлежность камня к миру духов. Связь сейдов с водой отмечается не только в постановках сейдов на островах, либо скалистых берегах верховых озер горных плато, камни-сейды ставились еще и у источников. Отдельные родники в Ловозерских горах окружающих Сейдозеро и Мончетундрах, окружающих другое священное озеро с таким же названием, буквально вытекают из-под сейдов. Это может подчеркивать принадлежность сейдов к верхнему миру духов, который по верованиям саами располагался выше истоков, в то время как нижний мир получал «географическую привязку» ниже устья реки (32). Это вполне объясняет и то почему даже поздние саами обращались к сейдам со столь широким спектром просьб – иррациональным, сверхъестественным силам воплощенной природы должно быть подвластно все, или почти все - удача на охоте и рыбалке, избавление от болезней (27), погода...


Итак, если заключить, что сейды - воплощение магических сил окружающего мира, то следующим пунктом становится объяснение феномена плато сейдов. Здесь также можно наблюдать интересные пересечения. Скоплениями сейдов отмечены особые места, точно также как западноевропейские мегалиты ставились в "местах силы", на пересечениях, так называемых лей-линий (линий определяющих некую энергетическую структуру Земли), скопления из сотен сейдов тоже отмечают то геологический разлом, то эпицентр древнего землетрясения, выход радона (по наблюдениям В.А.Трошина)... В общих словах все это элементы ландшафта наделенные особыми свойствами, отличными от окружения. Нет никаких сомнений, что эти свойства были известны шаманам-нойдам и использовались в магических практиках. Понимание специфики этих мест - "мест силы", вполне объясняет и запрет на посещение(приближение) к сейдам женщин и детей, организм которых в отличии от мужчин, выносливых охотников и рыболовов мог быть более подвержен негативному воздействию энергий Земли. А большое количество сейдов всего лишь подчеркивало "святость" данных мест. Образно трактуя, если в сейде живет дух, то в "месте силы" где природные факторы влияют на человека гораздо сильнее, их количество явно должно отличаться в сторону увеличения от окружающего фона. Сейды мегалитических весогабаритов тоже укладываются в данное объяснение, это стопроцентно были священные центры, подобно "летучему камню", охватывавшие большие территории. Точно также как в православии в небольших деревнях есть маленькие часовни и церкви, а в городах большие соборы. Вполне уместно упомянуть и то, что по некоторым данным возле сейдов делались захоронения умерших членов рода, вполне логично что заботу об ушедших предках древние саами могли поручить тем, кто воплощал в себе магических духов природы, но это уже свидетельствует о переходе простого почитания сил природы к неким почти социальным представлениям о загробной жизни. Возможно то, что утверждение о живущих в сейдах духах умерших предков является более поздней профанированной трактовкой культа. Присутствие "духа" в сейде мифологически "подтверждают" и некоторые природные особенности конструкций, так на Кольском полуострове довольно часто встречаются расколотые сейды. Механизм раскола сомнений не вызывает – камень, поставленный неустойчиво легко трескается от сезонных климатических изменений. Но для древних саами подобные явления могли подчеркивать то, что "дух" покинул камень - "улетел", что вполне могло трактоваться как дурное предзнаменование. Таким образом сейды "жили" своеобразной "каменной жизнью", что несомненно не могло ускользнуть от внимания древних людей.


Интересные данные о культе сейдов могут дать и некоторые сопутствующие им конструкции. Во многих местах Карелии и Мурманской области можно увидеть огромные трещины в скалах, следы древних землетрясений. Но вот на скалах рядом с сейдами трещины часто заполнялись камнями, либо камни ставились над ними или даже сами сейды ставились над трещиной. Практически не вызывает сомнений связь этого обычая с миром подземных духов Ябме-акко-абимо. Возможно, древние люди, размещая камни и насыпи из камней над трещинами, пытались таким образом умилостивить грозные подземные силы «страны матери смерти» (32), силы, способные разрушать скалы – сакральные места и обители духов-помощников Сайво-олмако. Сакральная трактовка гор характерна для всех народов, именно поэтому и многие комплексы сейдов возводились на возвышенностях. Может быть сейды ставились над трещинами и на останцах треснувших скал, нависая над обрывами как противовес духов-помощников верхнего мира, своеобразную защиту от подземной разрушительной стихии саамского ада Ябме-аймо? Пока более детально восстановить эту часть культа древних обитателей Арктики не представляется возможным, но связь культа сейдов с разрушительными землетрясениями в той или иной степени практически не вызывает сомнений.


Разговаривая о культе сейдов нельзя обойти стороной и гипотезу академика Б.А. Рыбакова, который утверждал тождественность сейдов с описанной в карельском эпосе Калевала чудесной мельницей сампо, приносящей счастье и принадлежащей хозяйке Похъелы, как карелы называли страну саами, колдунье Лоухи.


В такой трактовке сейды были олицетворением сампо – мельницы, каменной зернотерки, а сюжет эпоса с похищением «мельницы счастья» карельскими героями у саамской колдуньи Лоухи и последующего затопления сампо в водах, может быть символическим описанием вытеснения карелами лопарей-саами и завершения для европейского севера «золотого века», возможно ассоциированного с эпохой северных мегалитов.


Какая бы версия или синтез версий не оказались в итоге истиной ясно одно, время строительства комплексов сейдов-мегалитов было апофеозом культуры сейдов, объединения племен северной Европы определенными и четко выраженными религиозными убеждениями, и скорее всего происходило это в период наиболее благоприятного климата. В любом случае попытки реконструировать культ сейдов кроме рационального подхода упираются и в магические свойства самих камней, упоминаемые в легендах о лапландских шаманах – нойдах.


Иллюстрации

Возможные природные прообразы сейдов



Одиночный заброшенный силой стихий в трещину валун - не был ли прообразом традиции забивать трещины в скалах камнями?

(фото-2004)



Не был ли этот примерно 50-ти тонный камень темного цвета, брошенный ледником среди светлых скал хребта Мончетундры, на россыпь камней возле ручья одним из прообразов сейдов?

(фото-2004)



Другой вид того же валуна - отчетливо видно, что "подставки" - раздавленная валуном и вымытая часть породы. Рукотворное происхождение маловероятно.

(фото-2004)


Магия сейдов - подход иррациональный и технический.

(Феномены плато сейдов)


В мировозрении древних жителей Саамиедны – страны саами, сейды были населены духами и обладали всевозможными сверхъестественными способностями. Культ сейдов вероятно был главным в полярной тундре, основой древней религии. Возле некоторых сейдов до сих пор можно увидеть следы древних приношений – истлевшие рога оленей. Более поздние упоминания оставленные в 18 веке указывают на приношение сейдам рыбы, камней измазанных кровью жертвенных животных, табака, кусочков ткани. Связь культа сейдов с лапландской магией настолько велика, что в преданиях описывались случаи когда шаман-нойда умирая, «превращался» в сейд, помогая из потустороннего мира своим соплеменникам. Так, например сохранилось предание о том, как нойда по имени Сырец, живший в районе Печенги после смерти стал сейдом Репт-Кедги (32). Этот сейд мог управлять погодой – как выполняя просьбы о хорошей погоде, так и насылая бурю на тех кто шел в горы чтобы уничтожить его. Вообще лапландская магия, вероятно ввиду северного расположения, часто обращалась к управлению погодой. Лапландские шаманы при помощи магических узелков «наколдовывали» мореходам погоду и в средние века. Адам Бременский, хронист 11 века упоминал, что лапландские шаманы могли узнать, чем занимаются люди в отдаленных местах и силой заклинаний выбрасывать на берег китов (55). В сохранившихся до наших дней документах 17 века описываются процессы над шаманами в области Финмарк (Норвегия), занимавшимися вредоносной магией «ганд»(gand). В этих процессах подробно рассказано о ритуале шаманов и инструметарии (бубнах, rune)


Дошедшая до наших времен саамская мифология является синтезом древнейших финно-угорских верований (миф о первопредке олене Мяндаше) и многочисленных заимствований, включая как балтские (балтский и общеиндоевропейский бог Перкунас-Перун стал у саами антиподом-демоном Перкулем, заимствование произошло вероятно в древние времена когда саами жили южнее нынешнего ареала и были теснимы балтами), так и более поздние скандинавские и христианские. Максимально четко и кратко культ сейдов бытовавший у саами в первой половине 20 века записал и сформулировал русский исследователь саамского шаманизма Николай Волков:


«..Сейды как вещественное выражение древнейших верований саамов распространены были в равной мере как среди саамов России, так и зарубежных. Сейд обычно являлся объектом почитания всего селения и, по-видимому, был связан с почитанием предков-родоначальников. Самое слово "сейд" этимологически увязывается с обозначением селения, может быть, рода – "спит". Обстоятельства окаменения – испуг от неожиданного окрика, гнев на родственников или единственный выход при преследовании врагов. Окаменение, как следствие волшебных чар более сильных колдунов, встречается реже в преданиях. Есть основания полагать, что распространение сейдов зависело от распространения охотничьих и рыболовных угодий. Есть упоминания, что с возникновением оленеводства благодетельное влияние сейдов распространено также и на стада прирученных оленей. Указываемые ныне сейды расположены вблизи рыболовных и охотничьих угодий саамов. Первоначально сейды были, несомненно, родовыми фетишами. По мере дробления родовых угодий сейды превращались в семейные фетиши. Сейд, в отличие от вещественных объектов магии, является объектом поклонения и почитания. Прежде всего человек считается с интересами сейда. Сейд не только требует уважения к себе, но и соблюдения известных правил в районе своего влияния, в особенности же поблизости, на виду. Соблюдение тишины, безусловное воздержание от ругани и даже шуток – повсеместно распространенные правила. Сейд, кроме того, любит подарки и пищу, любимую саамами. Взамен оказываемого внимания он загоняет в сети рыбу, помогает на охоте и выпасе оленей. За невнимание, насмешки и грубость сейд жестоко наказывает виновных не только лишением промыслов, но также и болезнями и даже смертью. …» (61)


В приведенной цитате четко представлено примитивное магическое поклонение которое наверняка существовало уже не менее тысячи лет. Но может ли иметь эта вера отношение к строительству комплексов мегалитов? В известных преданиях упоминаний нет, из чего следует вывод, что строились они в невероятно древние «до мифологические» времена.


В некоторых саамских преданиях упоминалось не только почитание камней-сейдов и духов живущих в них, но и наоборот, пренебрежительное отношение – при невыполнении просьб жертвоприношения могли быть взяты обратно. В некоторых преданиях упоминаются человеческие жертвоприношения сейдам, в условиях малочисленности саамов в исторически обозримое время это выглядит нонсенсом, возможно также намекая на древнейшие времена, когда регион был густонаселенным и вполне допустимо практиковались человеческие жертвоприношения. В тех же преданиях упоминается, что человеческие жертвы были заменены животными(43). Такой разнообразный подход наводит на мысль, что культ сейдов не принадлежал саамам, а являлся адаптированным заимствованием более древней веры. Сравнивая предания в которых упоминаются сейды можно сделать вывод о том, что пренебрежительное и унитарное отношение к священным камням является признаком более позднего времени, так как в этих преданиях гораздо подробнее описываются бытовые детали и сюжеты. Предания «почтительно» упоминающие сейды явно более древние, потому как сюжеты их более мифологичны. Однако в некоторых случаях забирать приношения от сейдов было настрого запрещено, подобный поступок мог навлечь на святотатца беду, даже приближаться к некоторым камням можно было только до определенного расстояния.


По некоторым преданиям сейды, как воплощенные шаманы-нойды осуществляли связь мира живых с миром ушедших предков. Считалось также, что сейд живет до тех пор, пока его почитают люди, в противном случае сейд теряет магические свойства.(32) Таким образом, сейды были населены духами способными помогать человеку, в обмен на приношения, как в магии так и в быту. Однако кроме охранительных и вспомогательных функций духи населяющие камни были еще и некими вратами между мирами. Старое лапландское предание сохранило описание одного такого «перехода», когда заблудившийся в пурге охотник обойдя скалу внезапно оказывается в «ином мире», населенном счастливыми предками. Находясь «в гостях», охотник пережидает пургу, и вновь выйдя в «реальность» находит своего завистливого спутника погибшим (32). Интересно отметить, что священные камни, останцы скал и мегалиты, в мифологии других северных народов скандинавов, кельтов, инуитов (эскимосов) также несут функции «врат» в иной мир. Что это, сходство мифологий или реальные неизвестные нам свойства мегалитов и природных объектов? Само слово «сейд» также близко к ирландскому «сид», с тем же значением «святой» и названием раздела древнескандинавской магии «сейдр»(seidhr), что означало на древнеисландском речь, пение, заседание для общения с духами. Маловероятна случайность этих совпадений, скорее всего они указывают на некие общие корни традиций разных северных народов или заимствования. Принятие этой версии также показывает на возможность заимствования культа сейдов саамами у более древнего народа, оказавшего влияние не только на финно-угров, но и кельтов и скандинавов. Сейчас это мифологические сюжеты, ставшие достоянием этнографических трудов.


Представляет интерес взглянуть на магию сейдов с позиций современных знаний о природе и человеке. В первую очередь невозможно не обратить внимание на некоторые аномальные феномены, связанные с сейдами, такие как субъективные ощущения некоторого психического воздействия как позитивного, так и отрицательного, странные проблемы, возникающие с фото и видео техникой, иногда засветки на фотографиях. В основном с подобными фокусами автор столкнулся на плато сейдов на горе Воттоваара. Вероятно, это все связано с тем, что комплексы располагались в так называемых "местах силы", местах, где проявлялись необычные свойства Земли связанные с её геологическим строением. Учитывая особенности геологии Кольского полуострова можно, например, объяснить целебные свойства некоторых мест сейдов выходом радона, слаборадиоактивного природного газа, ведь радоновые источники были известны своими целебными свойствами еще в 19веке, задолго до объяснения самого эффекта. Но кроме этого еще совсем недавно страна саамов, славившаяся на всю Европу своими шаманами, была известна и распространением «шаманской болезни», «мерячения», выражавшейся в спонтанном впадении в транс, как отдельных индивидуумов, так и одновременно целых коллективов (33). По признакам данного странного феномена психики, присущего только Лапландии (!), шаманы отбирали себе будущих учеников (32). С 1593 до 1695 года в северной Норвегии было осуждено «за колдовство» 175 человек, интересно, что пятая часть из «испытаний ведьм» действовала на саами (!), но лишь несколько испытаний могут выявить наличие феномена лапландского «трансового» шаманизма (56). Именно исследование этого присущего саами психического феномена было одной из основных целей экспедиции А. Барченко в 1920 году. Может быть, данные паранормальные способности человеческой психики связаны с воздействием на человека в полярных условиях редкоземельных и радиоактивных руд в недрах Кольского полуострова, или здесь влияют другие, неизвестные нам пока факторы? Но наличие комплексов сейдов в «местах силы», энергетических центрах Земли заставляет предположить, что древним нойдам были хорошо известны свойства и строение планеты, и они могли ими пользоваться также легко как современный человек телевизором. Вполне реально попытаться объяснить воздействие сейдов на психику человека и особым «иррациональным» расположением камня, один вид которого вызывает недоумение и некоторый сбой в «стандартном» мировосприятии, как бы уже визуально погружая сферу восприятия человека в «потусторонний мир». Возможно, этот эффект имеет общие корни со «смещением точки сборки» упомянутым К. Кастанедой, облегчая другие методы воздействия на человека – природные факторы, камлания шаманов и т.д. Есть интересные факты указывающие на некое воздействие сейдов не только на фотоматериалы и психику человека, но и на окружающую природу. Например, на склоне небольшой сопки в центре Кольского полуострова имеется несколько странных сейдов вокруг которых не растет ягель. В тундре можно встретить подобные проплешины, в которых иногда застаивается вода и по этой причине мох не растет, оставляя каменистое или грунтовое дно. Но в данном случае сейды стоят на наклонных плоскостях скал и скоплением воды сложно объяснить такие места, другие камни расположенные рядом с этими сейдами затянуты по основанию плотным слоем мхов и ягодников. Довольно часто можно видеть, что места под сейдами и рядом не зарастают мхами. Конечно, в случаях расположения сейдов на скалах это вполне объяснимо, но когда сейд стоит на полностью заросшей скале и вокруг него образовано не зарастающее пространство это вызывает мысли о некотором воздействии. В другом случае огромный сейд в виде поставленного на ребро кубического камня, неустойчиво балансирующего опираясь на небольшой валун, оказывает некое воздействие на траву растущую под его уклоном примерно в метре от самого мегалита. Трава растет под углом, копируя наклон сейда, как будто её рост идет вдоль неких гипотетических «силовых линий» валуна. Или вокруг этого камня ветер создает особые завихрения потоков воздуха «наклоняющие» растительность? Впрочем, сейды могут оказывать странное воздействие не только на растительный покров, но и на скалы. В некоторых местах можно увидеть сильно разрушенные скальные террасы, где на одном единственном целом месте оказывается, приподнятый на три подставки сейд, весом около 3тонн. Можно попробовать это объяснить тем, что древние поставили сейд именно на месте скалы уцелевшем после землетрясения, но остается непонятным как такой останец мог уцелеть от дальнейшего обрушения, ведь сейд, своим весом создал на него дополнительную, немалую нагрузку на разрушающуюся породу. Либо землетрясение разрушило все скалы, оставив участок с сейдом? Подобные явления также наблюдались в нескольких местах. О чем это может говорить? Предания правы и сейды все-таки способны оказывать некое воздействие на человека и окружающую среду? Здесь уместно провести параллель с некоторыми западноевропейскими мегалитами. Некоторые «мегалитические» сейды являются камнями около кубической формы установленными на ребро, положение крайне неустойчивое – например сейды на «перевале сейдов», горе Двойной, местности Спилдра в Финмарке(Норвегия). Подобное положение есть и у известного шотландского мегалита «качающегося камня» в Глен Таркен, расположенного в месте пересечения многих лей-линий. Согласно преданию, раньше этот кубический мегалит, поставленный в крайне неустойчивом состоянии «на ребро», раскачивался сильными порывами ветра. По мнению английского исследователя Дэвида Кована неустойчивый мегалит мог быть своеобразным «резонатором», способным изменять длину волн лей-линий (35). Английские исследователи мегалитов давно ввели в оборот понятия лей-линий, как систем расположения и взаимопривязки сакральных памятников к геологическим особенностям Земли. Те земные энергии, которые проявляются и "усиливаются" мегалитами, получили название «теллурических». Может быть, неустойчивые сейды выполняли подобные функции направляя эти энергии в нужное их строителям русло? Но что мы знаем сейчас о самих лей-линиях, кроме самого факта их существования и того, что древние люди учитывали их строя свои святилища?


Биолокационные исследования проведенные кандидатом медицинских наук С.Н Зеленцовым (36) у сейдов расположенных в районе Сейдозера в Ловозерских тундрах позволили выявить наличие так называемых ГАЗ «геоактивных зон». Вокруг сейдов существуют зоны диаметром 2.5-3м, в которых отклоняются биорамки, но о чем это говорит? Всего лишь о том, что культовый камень расположен на пересечении подземных водных потоков или о чем-то большем? Биолокационные исследования позволяют указать отличие от фона, но отличия «чего», сказать сложно, может быть реакции самого оператора на камень? Биолокация активно используется при исследовании мегалитов, но объяснения отличий показателей «от фона» не системны и часто противоречивы. Например экстрасенсом А.П. осенью 2004года при определении биолокацией параметров сейдов по фотографиям были получены следующие интересные результаты, в которых прослеживается намек на некую «материальную» логику: большинство сейдов на рамки никак не воздействовали, но сейды, вокруг которых не растет мох и кустарник дали сильное вращение рамки против часовой стрелки (?!), кроме того такое же вращение фиксировалось на фотографиях трещин в скалах, а вот фото с трещинами заложенными камнями уже никак не влияли на поведение биорамок – неужели закрывая трещины древние на самом деле не столько «приносили жертвы духам», сколько «блокировали» некие «отрицательные энергии»? Напрашивается фантастический вывод – древние при помощи камней воздействовали на окружающее пространство, приспосабливая его для своих нужд? Также заслуживает внимание реакция рамок на белые камни, которые часто ставились на видных местах, например в массиве Ловозерские тундры, и венчали сейды в Мончетундрах, окрестностях Мурманска, в Норвегии. Рамки показывали, что белые камни «нейтрализовывали» своей постановкой некие природные силы вызывающие сильное отрицательное вращение рамок (?). В чем сила белых камней и как её определяли и использовали те, кто их ставил? Каков субъективный фактор оператора биорамок в этих процессах? Эти вопросы не имеют четкого ответа.


Здесь проявляется еще одно интересная параллель – в саамских ловтах трещины в скалах упоминались как жилища карликов-чакхлей, фантастических существ, вроде гномов. Если к этому добавить, что те же трещины могут являться источниками неких энергетических воздействий из недр Земли, то вполне понятным становится отнесение их не только к «иным мирам», но и персонификация в образе подземных жителей. Либо эти природные «места силы» на самом деле могут являться «вратами между мирами», где под воздействием неизвестных факторов недр Земли могут происходить «чудеса», либо те же природные силы оказывают сильное воздействие на психику людей вызывая галлюцинации и измененные состояния сознания. Возможно, мифологически трещины блокировались камнями чтобы преградить выход в мир подземных существ чаклингов? Сочетания забитых трещин и сейдов в одних комплексах тоже определенно неслучайно, ведь в некоторых случаях сами сейды тоже стоят над трещинами.


Возможно наши попытки «реконструировать культ первобытных саами» не более чем попытки ребенка нарисовать человека из палочек и кружочков, а реальность гораздо сложнее. Но данное предположение подразумевает наличие у древних шаманов таких невероятных знаний, к которым наша цивилизация и сейчас только начинает подходить.


Использование биолокации в чем-то неуловимо напоминает использование электричества: далеко не каждый включающий лампочку знает теорию возникновение тока в проводниках, но всем известно его действие на вольфрамовую спираль в стеклянной колбе. Интересное магическое предание, связанное с сейдами, есть в Финляндии, после того как в 1864году при строительстве церкви в деревне Хетта со склона холма был скинут в озеро Оунасярви почитаемый сейд Юппира в озере стало заметно меньше рыбы. Если в этой легенде есть доля правды, то она сообщает нам об еще одном странном свойстве лапландских почитаемых камней.


Кроме биолокационных отклонений один из сейдов Воттоваары является и источником магнитной аномалии (40) – стрелка компаса вокруг этого сейда буквально движется по кругу. Является сам камень магнитной аномалией или просто поставлен над ней остается невыясненным, но сам факт наводит на мысль о гораздо больших познаниях древних шаманов, в том числе и о магнитных свойствах Земли. Вероятней всего объяснение феноменов сейдов лежит в синтезе нескольких направлений – воздействии особых геологических факторов, влиянии формы и расположения (арктический аналог китайского Фэн-шуй (?) на психику человека и природу. Вполне возможно, что воздействие геологических факторов сочеталось с какими-либо космическими ритмами – фазами Луны, равноденствиями, многодневными полярными зорями, и специально усиливалось сейдами, как некими доисторическими техническими устройствами. Как известно некоторые западноевропейские мегалиты менгиры и кромлехи при восходе солнца «звучат» в ультразвуковом диапазоне, возможно, что и полярные мегалиты возводились и «работали» с учетом подобных факторов. Кроме того, кристаллическая структура камней приподнятых над землей на подставках, вполне возможно обладает и интересными пьезо-электрическими свойствами – на эту мысль наводит и «разнопородный» выбор камней для сейдов и их подставок. Приняв гипотезу о сейдах, как непросто выделяющихся из общего ландшафта абстрактных святилищах, а неких «технических устройствах» становится понятным многое – наличие большого количества сейдов в местах разломов вполне возможно способствует усилению и возможно направлению в нужное строителям русло земных энергий, системы в расположении сейдов создают нужное воздействие в определенном месте. Неустойчивое положение – не прихоть, а единственно возможная форма постановки для функционирования неизвестных нам процессов, возможно связанных с резонансом. Из этого можно заключить, что знаменитая лапландская магия не что иное, как обрывки реального, абсолютно научного знания забытого доисторического народа. Вполне логично, что среди саами лишь небольшая прослойка шаманов-нойд смогла перенять и адаптировать эти знания, для остальных же осталось лишь примитивное почитание и свод запретов связанных с камнями. Исходя из предположения, что сейды технические устройства для использования энергий Земли, можно попытаться восстановить для каких целей они применялись. Очевидно, что не для вяления рыбы и сушки дров, бытовое значение исключено, остается магическое. Во все времена люди стремились к силе и знанию (не все конечно, но весь прогресс заслуга именно стремившихся). Вероятней всего именно в расчете на человека и строились данные комплексы, управляя энергиями Земли, их строители могли воздействовать на человека – изменяя сознание, излечивая болезни, путешествуя по мирам и т.п. Конечно, это абсолютное знание замыкалось не только на то, что в определенных точках сквозь земную кору сквозит некое неведомое нам излучение недр, несомненно, что была и цикличность использования святилищ. Вероятно расположенные в Арктике, они могли менять свойства в связи сезонами года, фазами Луны и подобными факторами. В общих чертах можно сказать, что древние обладали знанием и пониманием свойств Земли, позволяющим им создавать практически универсальные комплексы для воздействия на человека, так возможно в определенные дни можно было излечиться от болезней, в другие медитировать, «расширить сознание» (опять намек на саамское «мерячение»?), а следующие лучше вообще не появляться, либо находиться ограниченно.


Строители комплексов сейдов использовали их примерно также как в современной медицине используются радиоактивные элементы, рентген, ультрафиолет – губительные по сути, но в определенных условиях излечивающие. Возможно знание этих «определенных условий» и есть основа понимания сейдов. Вероятно это был довольно сложный комплекс знаний, хранившийся особой кастой шаманов, в последствии у саамов понимание этих процессов было утрачено, оставшиеся крохи позволили создать примитивный «культ сейдов», где к некоторым сейдам приближаться было запрещено (атавизм знания о цикличности «работы» сейдов?), другим нужно приносить жертвы для удачи на охоте и здоровья (остатки знания о укрепляющем и оздоровительном воздействии комплексов на организм и психику перед охотой?), возле сейдов нельзя шуметь (если учесть что неустойчивые сейды могли быть и резонаторами акустических колебаний, инфра- и ультра– звуковых, подобно другим мегалитам, этот запрет вполне объясним: посторонний шум мог нарушить эти колебания с нежелательными последствиями для посетителя?). Интересно, что комплекс на горе Воттоваара известен тем что рядом с сейдами раздаются щелкающие звуки (подобное непонятное щелканье там слышал и автор этих строк в 2003, но не возле сейдов) а также "гудение горы" ночью (63).


Акустические свойства сейдов подтверждаются находкой летом 2004года в районе карельского города Кемь экспедицией "Петрозаводской Академии Меганауки", так называемого «поющего камня» – древнего сейда установленного на вершине сопки так, что воздушные потоки проходя под камнем издавали звуки напоминающие пение (44). Причем камень так искусно сбалансирован, что может раскачиваться на вершине. В зависимости от силы ветра и наклонения неустойчиво расположенного камня изменяется и тональность звуков – данная находка фактически подтверждает возможное использование сейдов и как резонаторов акустических колебаний. Предположив в сейдах сугубо рациональное «техническое» начало необходимо сразу определить ту категорию сейдов, в которой оно проявлено – очевидно, что это будут самые тяжелые и сложные конструкции, как единичные так и в комплексах. В общем все те мегалиты сооружение которых не соответствует возможностям кочевых охотников-рыболовов. Случайны ли природные, магнитные и акустические феномены сейдов? Маловероятно, что это случайность (хотя и такое объяснение нельзя оставлять без внимания), получается, что часть сейдов сооружалась все-таки с определенными техническими требованиями.


Если это так, то древнее знание строителей сейдов развивалось совершенно по другому пути, отличному от нашей науки, возможно именно поэтому для нас мегалиты являются неразрешимой загадкой. Знания их строителей имело совершенно другие точки отсчета, нам неведомые. Этим отличием например может являться то, что все современные технологии рассчитаны на внешний мир человека и усовершенствование внешних условий существования, их знание было обращено на работу с внутренним миром человека. Прогресс, пойдя по материально техническому пути, ушел довольно далеко, но технологии работы с внутренним миром до сих пор практически не изменились со времен камланий шаманов и медитаций йогов. Понимание мегалитов для нас так сложно еще и потому, что древние наверняка стремились к универсальности – каждый комплекс выполнял не одну, а несколько функций, причем связанных отнюдь не с материальными потребностями человека. Возможно, именно это ставит нас в тупик в понимании феномена «плато сейдов» - мы не можем представить себе например чтобы транспортное средство одновременно являлось приемником информации, гидромассажной ванной и буфетом. Универсальность и цикличность функционирования комплексов могла быть единственным практически осуществимым, наименее трудоемким и рациональным путем, в точности соответствуя мудрости «семь раз отмерить – один раз отрезать». Гораздо проще и эффективнее в данных условиях возвести один комплекс работающий «в разных режимах», чем несколько разной специализации. Но в так называемых аномальных зонах («местах силы») также встречаются не только сейды, но их «спутники» гурии, каменные пирамидки встречаются не только на русском Севере и в Канаде, но и на Урале (в том числе в известной пермской аномальной зоне (51), где они расположены в вершинах воображаемого равнобедренного треугольника, образуя геометрическую фигуру) и в Гималаях. Конструктивно простые каменные столбики разных частей света могли быть и не связаны между собой, но несли общие сакральные и навигационные функции у различных народов. Упоминая сакральные функции сейдов интересно соотнести общее их количество – вероятно в пределах 5000-10000 штук, с численностью саами. Кроме вопроса возможности создания мегалитических комплексов малочисленным народом напрашивается и вопрос о религиозной необходимости сооружать такое обилие культовых камней. В тундрах Кольского полуострова есть места где плотность сейдов превышает все разумные пределы представимых ритуалов "транзитных" кочевых родов-сиидов. Впрочем в такой религиозной одержимости возможно нет ничего необъяснимого – в древнерусских городах в некоторых местах церкви ставились почти вплотную, часовни были также почти во всех деревнях. Но здесь логический подход вновь упирается в численность населения, даже сравнивая с известной в историческое время плотностью ритуальных построек и мест, плотность сейдов Лапландии поражает. Или возможно строители сейдов знали какие-то секреты возведения мегалитов «не числом, а уменьем»?


С сейдами связано еще одно малопонятное явление – в местах скоплений сейдов изредка можно увидеть следы мощных ударов(?) по скалам – в одном случае след от такого воздействия был в центре небольшого каменного круга – возможно подставки бывшего сейда, и производил впечатление следа от вращения камня. Если кто-то хотел скинуть с подставок сильно мешавший ему сейд, то каменный круг был бы нарушен, а он цел, да и следов пропавшего камня рядом нет. В другом случае, на скале рядом с сейдами обнаружен участок раздробленной породы - создается впечатление, что действие произведено сильным ударом крупного камня(-молнии? метеорита?), либо намеренного битья каким-либо инструментом. Что это за метки? Следы нео-шаманских практик современных адептов, граничащие с вандализмом или некие свойства самих сейдов? Или все-таки сами сейды, в полном соответствии с легендами действительно могут перемешаться, «летать», движимые неизвестными нам силами? Пока эти вопросы остаются без ответов.


Однако и «техногенной версией» тоже можно объяснить далеко не все феномены сейдов. Существуют как сказочные (исторические и современные), так и этнографические намеки на некие разумные силы, связанные с сейдами. Например рассказы описывающие случаи неординарных событий происшедших с людьми, которые нарушив запрет забирали пожертвованные вещи от сейдов – подобные случаи упоминаются в связи с сейдом «Бабушка» (останцем-менгиром высотой 5 метров) возле Бабозера (Акиявр) в центре Кольского полуострова и священным островом Колдун на Ловозере (59). Вот что записал Николай Волков в 1935-36 годах о сейде «Бабушка»:


«…Некоторые откровенно заявляли, что боятся этого места и поэтому не бывают там. На вопрос, почему боятся, рекомендовали поговорить с Антоном Пьяновым. Лет пятнадцать тому назад Пьянов, вернувшись с военной службы, решил на Бабозере пониже камня построить вежу. Народ отговаривал его, но Пьянов стоял на своем и от намерения не отказывался. Однажды, уже приняв решение, он заблудился, будучи на берегу озера. Передаю его рассказ дословно: "И место хорошо, как будто, знаю, а как ни пойду – все на "бабушку" выйду. Рассердился я, ты, говорю, смотри, такая мать, я вот влезу, да кувырну, ты меня будешь пугать. Потом начал вежу строить. Начал вежу строить и приснился мне сон: лежу, сплю, бабушка идет. "Неужели, говорит, ты, Антон, не мог себе другого места выбрать? И чего тебе здесь надо? Уходи, смотри, отсюда, а то плохо будет. Больше ничего не сказала и ушла. Ну, я думаю, сон. Сон и сон. Начал уже крышу делать. Только что крышу осталось покрыть. Раз прихожу доделывать там кое-что и что-то нехорошо со мной стало: как будто и ничего, а не могу сообразить, вроде как ума лишился. И начал хворать с тех пор. Месяца два болел. Думал, покойником стану. Потом ничего, стал поправляться. А в вежу больше ни ногой. Сожгли ее потом. Вот дай мне хоть тысячу рублей, а жить сюда ни за что не пойду".


Еще до Пьянова один саам был наказан сумасшествием за то, что возле камня ругал своего хирваса. Некоторые саамы передают, что будто бы, прийдя уже в законченную вежу, Пьянов обнаружил в ней огромный камень, занимавший все свободное пространство, чего, однако, он сам не подтвердил.


Легенду о происхождении этого камня мне пришлось услышать лишь весной 1937 года, после основательного знакомства со старухой, женой Пьянова. Легенду она не рассказывала, пропела и позволила записать на фонограф. По причине трудности расшифровки передаю содержание песни со слов Пьяновой своими словами: "Жена с мужем заспорила, на своем встала, уступить не хотела. Он хотел ударить, она схватила дочку и побежала, побежала, побежала. Хотела попадать на Воронье, к отцу, отдыхать села на горе и окаменела". На вопрос древности легенды старуха ответила лишь, что "так раньше пели"…» (61).


Характерно, что в обоих преданиях отчетливо читается негативное воздействие на психику и здоровье человека от сейда – священного скального останца, к тому же расположенного в центре локальной магнитной аномалии (59). Какие же природные силы проявляются в останцах Кольского полуострова? Сам Николай Волков трактует это предание символически, как отголосок времен уходящего матриархата и становления патриархального уклада. Примитивизм веры в приношения вполне очевиден: если рядом есть место явно негативное для человека, то естественно появляться там не след, а еще лучше задобрить «злых духов» приношением, так, на всякий, чтобы пакость не сотворили. Вероятно, примерно по такой логике рассуждали саами, но вот кто были те кто в таких местах ставил сотни сейдов, какими познаниями они руководствовались? Логика и представления строителей мегалитов явно не были столь примитивными.


В этом же отношении интересен и главный сейд плато Финмарксвидда (Норвегия, область Финмарк) – белый камень с двумя черными кругами «глазами». Данный сейд представляет собой эффектный, треснувший на три части белый валун увенчанный небольшим, также белым, камнем, как в древние времена, так и сейчас в трещины камня опускают приношения. С этим камнем связаны многочисленные рассказы магического свойства, в основном касающиеся «мести» сейда тем, кто забирал приношения. В древние времена немногие бы посягнули на приношения сейду, вера в его могущество была абсолютной. В этих рассказах упоминается, что люди забиравшим жертвы начинали чувствовать себя плохо, некоторые получали травмы и теряли сознание, в их домах и палатках начиналось то, что сейчас именуется полтергейстом – полет предметов. Кстати подобные явления упоминаются и в Западной Европе касательно тех кто «нарушал покой» древних мегалитов Англии и Ирландии.


Интересно, что этот же сейд своеобразно «отблагодарил» мэра городка Каутокейно, вскоре, после того как мэр вернул на место белый камень, навершие сейда, до того увезенное в университетский музей города Тромсё, ему посчастливилось выиграть в лотерею(58). Впрочем, возможно это всего лишь совпадение. Местные предания часто советуют вести себя рядом с сейдами почтительно, так неужели саамская магия до сих пор действенна?


К сожалению, проверить достоверность большинства таких рассказов трудно, но интересно то, что в наше время рождаются такие сказочные сюжеты, подтверждающие древние предания. Сам этот факт наводит на определенные мысли.


Мифологические и «материалистические» феномены связанные с сейдами настолько многогранны настолько и непостижимы, хотя древние саами несомненно знали единственное верное мнение объясняющее все - в камне живет «дух». Эта универсальная трактовка вероятно полностью устраивала древних людей.


По современным же представлениям тема феноменов сейдов еще не исследована и ждет того, кто сможет разгадать загадки психических и природных причуд «арктических мегалитов».


Иллюстрации:

"Незарастающие сейды" на которые "отрицательно" крутятся "биорамки"


В качестве объяснения можно выдвинуть три версии, ни одна из которых не объясняет все встреченные автором проявления феномена:

1. Из-за нагрева сейда на солнце по весне снег вокруг него тает быстрее и создается зона, где все процессы проходят более динамично, почему и не приживается растительность. Соответствует некоторым случаям, когда "незарастание" находится южнее сейда, но не объясняет незаросшие участки на сейдах стоящих на скалах, вокруг которых не растет даже лишайник, или участки под сейдами.

2. Воздействие неких неизвестных природных факторов (косвенно может быть подтверждено тем, что зафиксированы случаи когда "незарастание" копирует форму камня)


(фото-2004)


(фото-2004)


Следы ударного (?) воздействия в центре каменного круга и на скале в комплексах сейдов

Следы удара молнии, падения метеорита?


(фото-2004)


(фото-2000)


Световые эффекты у комплексов сейдов

Фиксируемые на фотопленку:



"Брак" пленки (проявки?), сопутствующий съемкам в неясную погоду на одном из плато сейдов (фото-2004). Довольно часто на пленках отснятых в местах скоплений сейдов появляются "засветки"(в т.ч. и на Воттовааре). Мистики склонны объяснять это наличием неких "энергий", скептики ссылаются на брак фотопродукции. По личному наблюдению автора, процент такого "брака" пленки при съемке на плато сейдов был выше, чем в обычных местах.


Визуальные:



Реконструкция ритуала жертвоприношения у сейдов, проведенная исследовательской группой под руководством В.Трошина, по его словам, позволила выявить и зафиксировать световые столбы, т.н. "активацию сейдов". Представленный на фото снимок можно скорее отнести к засветке пленки, каких-либо доказательств реальности феномена, кроме устного его описания В.Трошиным пока нет. (фото В.Трошин)


Скрученные деревья Воттоваары


Закрученные в узлы деревья встречаются не только на горе Воттоваара, но и в других местах Карелии и Мурмана, не имеющих отношения к сейдам. Выглядят они очень эффектно и почти всегда растут на скалах. Существует три версии объяснения закрученности околополярных сосен(елей):


1. воздействие неких непонятных сверхъестественных "энергий"

2. деревья на скалах в горах растут так из-за отсутствия полноценного слоя почвы, зачастую копируя ветвями изгибы корней, цепляющихся за скалы.


3. сосны закручиваются вслед за околополярным движением солнца(версия из книги "Фенноскандия", 1929)


(фото-2003)


(фото-2004)


Не зарастающая грунтовая площадка(?) с камнями на плато сейдов (высота около 100-200м.)


(фото-2004)


Сейды на сохранившихся выступах разрушенных скал


Уцелели скалы с сейдами или сейды были поставлены на уцелевшие скалы?


(фото-2004)


(фото-2004


Другие наблюдения


Рост травы копирует угол наклона гигантского сейда весом под 20тонн.


(фото-2004)


В сплошном потоке застывшей лавы (массив Ловозерские тундры, район ущелья Чивруай) зияет ровный квадрат примерно 2х2х0.5м( ~ 5тонн?), вокруг нет следов изъятой породы. Какой природный механизм позволил сотворить такое "чудо"? Или это след древнего либо современного технического воздействия? Кто или что вынуло этот блок?


(фото-2000)


Сейд и влияние на окружающую среду?



Не только растительный, но и снежный покров иногда располагается на удалении от сейдов (на фото видны обычные занесенные снегом камни). В качестве объяснения можно выдвинуть две версии: особая аэродинамика формы сейда и влияние нагревания сейда на солнце, подтаивающее окружающий снег. Второе автору представляется более логичным (фото В.Трошин)


От простого к сложному и обратно?


Возможная эволюция конструкций.


Интересно попробовать восстановить возможную эволюцию конструкций сейдов. Практически, это уравнение со многими неизвестными, но разнообразие конструкций сейдов позволяет все-таки сделать определенные выводы. Понятно, что на каком-то этапе шла эволюция от простого к сложному, достигла некоего апогея технологического развития и вошла в фазу угасания. Апогеем эволюции культуры северных мегалитов бесспорно можно считать комплексы сейдов – скопления сейдов-мегалитов, кругов, рядов и подобных однозначно рукотворных конструкций в местах которые можно и от природы охарактеризовать как «ландшафтные святилища». За пределами этого остаются одиночные сейды, рассеянные по тундре и приполярной тайге. Какая часть из них была сделана в процессе эволюции до апогея, а какая могла быть возведена и в средние века? Здесь однозначно установить истину трудно. Если учесть, что причиной (одной из причин?) заката культуры полярных мегалитов было похолодание, то более южные одиночные сейды можно назвать позднейшими, возникшими в период миграции населения с севера, период когда в более южных лесных районах стали возникать каменные конструкции копирующие заполярные. Кроме того камни-«шапки» вероятнее всего можно также считать более поздней и символической модификацией культа сейдов, когда «летучие камни» превратились в просто камни населенные духами. На эту мысль наводит наличие «плато шапок» вокруг одного из одиночных мегалитических сейдов. Наиболее вероятно, что эти камни ставились уже после возведения главного мегалита и группируясь вокруг него как центра, ибо странно предположить, чтобы древние шаманы начали сооружать святилище не с мегалитического центра, а с маловесной переферии. Также небольшие одиночные сейды и каменные пирамидки, несущие не только сакральную, но и навигационную нагрузку, можно считать более поздними, т.к. их возведение и использование вполне вписывается в круг потребностей и возможностей немногочисленных кочевников. Вероятно одиночные сейды поставленные более «экстремально», над обрывами, на ребро и т.д., являются более древними, одиночные же поставленные попроще и меньшего веса – более поздними. Определяя более ранние стадии эволюции придется прибегнуть к демографическому фактору, учитывая, что населенность тундры вероятней всего была больше и в период предшествующий возведению комплексов сейдов, т.к. резкий рост населения маловероятен. Логично предположить, что именно одиночные мегалитические сейды и являются самыми древними. На это есть два основания:

первое – предположительное наличие народа,

второе – логично предположить эволюцию комплексов именно с одиночных мегалитов, даже в случае роста и длительной эксплуатации отдельных святилищ.


Возможно, период эволюции был короче, чем время последующего угасания культуры сейдов. Теперь касательно самих конструктивных особенностей. Здесь можно только предполагать. Возможно самые первые сейды ставились согласно недошедшим до нас канонам, правилам, тех. условиям. Например, обязательное правило – сейд должен стоять неустойчиво. Зачем мы незнаем, можем только констатировать факт. Все разнообразие сейдов, как форм, так и постановок, сопутствующих конструкций, вероятно возникло в эпоху апогея, вероятного затронувшего и некоторые формы ритуала, как это обычно бывает в религиях попавших на благоприятную почву. Впоследствии вероятно навыки мегалитостроения утратились, культ упрощался и вместо величественных сейдов возводились небольшие конструкции «попроще», в других древних святилищах продолжали ставить просто отдельные камни на скалы, не утруждаясь постановкой их на опоры.


Иллюстрации:


Разнообразие конструкций, постановок:



Микро-сейд, вес всего несколько кг.

(фото-2004)



"Воттоваарский" сейд, одна из опор держится на краю весом самого мегалита

(фото-2003)



Сейд на берегу небольшого верхового озерца ламбины, в пределах комплекса из сотен сейдов.

(фото-2004)



Огромный сейд - истинный арктический мегалит!

(фото-2004)



Камни подставки как будто пытаются опрокинуть этот сейд с уступа. Вес сейда примерно 15тонн.

(фото-2004)



В горах Кольского полуострова сейды часто стоят прямо над источниками.

(фото-2004)


Редкие варианты компоновок сейдов


В некоторых случаях встречаются камни-сейды неподдающиеся какой-либо систематизации и не имеющие аналогов, в большинстве случаев эти отклонения от нормы также придерживаются принципа "неустойчивости", но причины таких безумных конструкций остаются загадкой. Именно в этой категории можно скорее всего найти как достоверно природные, так и искусственные типы сейдовой постановки



Сейд на двух опорах, в качестве третьей точки соседний валун. Скромно, но со вкусом...

(фото-2004)



Уникальная постановка - подставка сейда из двух камней, один на другом, верхний красноватый.

(фото-2004)



Сейд на одной плоской подставке поставленной ребром.

(фото-2004)



Недостроенный сейд странной схемы или недоломанный, или может быть именно так и надо? Или это всего лишь эрозия?

(фото 2004)



Сейд одноопорный, опирается слева на камень, справа на другой сейд (подставки на фото не видны - но это кусок скалы с одного угла также поставленный на подставки)

(фото-2004)



Нечто среднее между заложенной камнем трещиной и сейдом

(фото-2004)



Тип постановки подставки "юла", очередной творческий подход к проблеме неустойчивости сейда?

(фото В.Трошин)


"Гряда сейдов" - небольшой комплекс в окрестностях Мурманска, вероятно являющейся поздней версией культа.


Комплекс насчитывает один расколотый сейд, небольшой каменный круг и несколько сохранившихся сейдов. Место комплекса выбрано со знанием дела - с скалы, где расположены сейды открывается вид на Кольский залив и противоположный берег, саму гряду ни с берега, ни с близлежащей горы не видно. Со стороны материка она "перекрыта" болотцем и скалами.


<В пользу более поздней трактовки этого комплекса говорят следующие факты: все сейды небольшой весовой категории и простой постановки, комплекс расположен недалеко от берега залива (практически наверняка в месте посещаемом саами-рыбаками), у подножий сейдов валяются камни, возможно жертвоприношения поздних саами "духам".



Общий вид "гряды сейдов"

(фото 2000)



Очередной "незарастающий" сейд, местность вокруг ровная, обычные камни утопают во мхах и лишайниках, а вокруг сейда незарастающее пятно. Рядом с опорами - "пожертвованные" камни? (фото 2000)



Сейд на "гряде сейдов". К этому сейду растительность приблизилась вплотную...

(фото 2000)


Каменная экспансия" с севера?

Сходство с более поздними памятниками Ленинградской области, Карелии, Исландии


У заполярных мегалитов существует не только сходство с далекими дольменами Европы, Африки и северной Америки, но и не менее интригующие ближние аналогии. Ареал распространения одиночных простейших сейдов заканчивается примерно на широте Ладожского и Онежского озер (хотя нечто сейдоподобное есть и на Валдае, но отнесение его к сейдам сомнительно). Но сравнение других каменных конструкций позволяет выявить многочисленные пересечения. Так, например квадратные очажные кладки известны в Карелии, включая Карельский перешеек, каменные курганы широко распространены по всему северо-западу включая Прибалтику, прямоугольные платформы южной части Кольского полуострова кладкой стенок аналогичны расположенным на острове Эссари в Финском заливе. Между этими памятниками более тысячи километров и возможно тысячи лет. Несомненно это свидетельствует о сходных религиозных представлениях различных финно-угорских народов, а возможно связано и с местными природными условиями отправления культов. Но здесь природный фактор не позволяет играть главной роли, если, например, в условиях горной местности древние покойников хоронили в пещерах как в Старом так и в Новом Свете, потому что больше было негде и это вытекало не из заимствования, а насущной необходимости, то здесь принцип аналогичности природных условий не срабатывает условия тундры и лесов северо-западного региона различны и более вероятно можно говорить о заимствовании религиозных представлений. Также есть еще один нюанс который в сравнении с прочими историческими памятниками позволяет предположить, что влияние этого представления шло с севера. Как известного самые крупные мегалитические постройки расположенные в смежных регионах являются самими древними, настолько древними что их создание окутано туманом легенд и вымыслов. Всем известные примеры - египетские пирамиды Гизы гораздо крупнее последующих, менгиры и дольмены наиболее крупные тоже более древни, процесс оптимизации и упрощения можно наблюдать практически везде. Из этого следует два вывода - либо создание шло от увиденного и более "авторитетного" образца, либо размеры изменялись техническими причинами-возможностями. Подобным образом и северные конструкции оказываются более массивными, чем расположенные южнее. Так прямоугольные кладки южной части Кольского полуострова имеют размеры 2х4 и 1х5х6м, подобные на острове Эссари всего 1х2м.(на карте синяя линия 1), квадратные очажные кладки северной части Заполярья имеют размер в пределах 40х30см. и выложены валунами до 30кг. весом, а расположенные на карельском перешейке - 15х24см. и образованы камнями по 2-4кг(на карте синяя линия 2). Если подобные карельские объекты датируются железным веком - ранним средневековьем, в пределах 7-10 вв., то до этого периода произошло заимствование обычая у более северных жителей. Но параллели среди памятников описанными категориями не заканчиваются. На островах Кемских шхер в Белом море располагаются ровесники лабиринтов, мегалиты условно именуемые «столы» (на карте синяя линия 3). Столы представляют собой положенный в центре камень, плоской поверхностью вверх в окружении других камней (сидений) (41).



Комментарии к карте

Синие отметки – самые южные зафиксированные одиночные сейды.

Красные пятиугольники – крупные скопления сейдов.

Синии линии связывают точки распространения аналогичных конструкций:

- платформ(1)

- четырехугольных "жертвенников"(2)

- каменных кладок на валунах

- "мегалитов-столов", плоских камней в обрамлении валунов (3)


Подобные же «столы» и также на островах есть на Ладожском озере (остров Линасаари) и Финском заливе на острове Эссари. Причем на Эссари «стол» представляет собой внушительных размеров камень с плоским верхом в обрамлении крупных валунов, а рядом на берегу у деревни Большое Поле есть небольшой «стол», также положен плоский валун в неравномерном окружении «трех стоячих». Плоские камни встречаются на и средневековых холмах-могильниках, например в Лужском районе Ленинградской области у деревни Новоселье, то что камень имел некое ритуальное значение подчеркивает умышленный забитый камнями раскол(разрушение языческих камней характерный признак насаждения православия на северо-западе России в 16веке.). Плоский камень, с чашечными метками на поверхности, есть недалеко от знаменитой сопки Шум-горы, в Новгородской области и также расположен среди захоронений – курганов.


Кроме каменных аналогий и летописных упоминаний лопи, намек на возможную культурно-религиозную экспансию с севера содержит и наличие вепсских колдунов, также как и саами именуемых нойдами (39 – другие народы финно-угорской группы также именовали шаманов схожими названиями, но у саами и вепсов они идентичны). О том каким образом это могло произойти можно только догадываться - возможно миграцией народов с севера или заимствованием традиций в 1т.до н.э. -1тыс. н.э. Конечно, финно-угры двигались наоборот на север, но мегалитические конструкции подсказывают иное направление, от крупного к мелкому - с севера к югу. Возможно, саами обнаружив остатки некоей доисторической культуры переняли их, впоследствии распространив традицию южнее?


Интересные конструкции известны в Исландии (2). Из истории известно, что первыми поселенцами острова гейзеров и вулканов были викинги раннего средневековья, до них остров посещали ирландские монахи. О более ранних возможных обитателях сведений никаких нет, но зато здесь есть сотни, если не тысячи небольших каменных пирамидок или просто конструкций из камня поставленного на камень. Современная трактовка этих объектов: камень на камень ставили викинги прося духов об удаче уходя в походы. Существуют целые поля таких каменных пирамидок, видимо бывшие своеобразными "площадками" где отряды скандинавов молились перед долгими и опасными плаваниями (?). В некоторых случаях камни ставились довольно крупные, что заставляет усомнится в верности этой версии (например вряд ли десяток человек решил бы отблагодарить авансом духов ставя один здоровый валун, когда рядом все ставят маленькие пирамидки). Здесь возможно два объяснения - скандинавы заселив Исландию уже застали там некоторое количество подобных конструкций (вероятно наиболее крупных) придали своё объяснение этим памятникам и продолжили возведение. Второе предположение: викинги заимствовали обычай ставить камень на камень встретив сейды Фенноскандии, упростив и трактовав по-своему, занесли в Исландию.


Иллюстрации аналогов:


(фото-2004)


"Квадратные жертвенники" на камнях, слева - более массивный, Кольский полуостров (рядом комплекс сейдов-мегалитов)


справа поменьше - Карельский перешеек (рядом камни чашечники, средневековые могильники и селища)


(фото-2001)


(фото-2004)


Каменные платформы, слева- Кандалакша, справа остров Эссари (Финский залив)


(фото-2002)


(фото-2004)


Кладки на камнях("шапки"), слева - сейд в Мончетундрах, справа - остров Эссари


(фото-2002)



Фото предоставлено - А. Уланов, http://www.pegrema.narod.ru/kolowary.htm


"Мегалиты-столы", слева остров Коловары(Белое море), справа - остров Эссари (Финский залив


(фото-2002)


Наиболее южные сейды, наименее "мегалитические"



Сейд на полуострове Лиж, Онежское озеро. Судя по расположению относительно береговой линии - поздний.

(фото-2003)



Сейд в Выборгском районе Ленинградской области. Стоит высоко и двойная опора как бы намекают на искусственное происхождение


Подходы к датировке


Опираясь на конструктивные особенности и историко-этнографические сведения можно попытаться определить и временной диапазон возведения сейдовых комплексов. Это однозначно послеледниковый период, то есть не древнее 10000лет назад, локально по местам можно сказать, что после возведения сейдов в данной местности не было сильных землетрясений, как например на Воттовааре. Есть упоминания о том, что последнее сильное землетрясение там было около 8-9 тыс. лет назад, следовательно, сейды поставлены после. Временем возведения их не может быть и второе тысячелетие и даже скорее всего и первое от Р.Х., т.к. сохранились бы упоминания об этом в легендах и письменных источниках хотя бы соседних стран. Получается довольно большой промежуток примерно с 8 тыс. до н.э. до начала н.э. Вполне возможно, что данные о палеоклимате позволят вычленить в нем участок наиболее благоприятствующий для возникновения цивилизации - для увеличения численности населения, расширения его ареала, увеличения "потребительской корзины" рыболовно-охотничьих общин. Дело в том, что малая населенность тундры не случайность - большое количество населения в условиях кочевого образа жизни, охоты и рыболовства, там просто не сможет обеспечить себя пропитанием, следовательно, для предполагаемого увеличения населения, необходимого для высвобождения ресурсов для создания комплексов сейдов, необходим более мягкий климат. В условиях более холодного климата поселенцам наверняка было бы не до сооружения тысяч сейдов. Археологические выводы также позволяют прикоснутся к определению датировки северных мегалитов - например известно, что примерно 6-4тыс. до н.э. на территории нынешнего заполярья произошел качественный «технологический» скачок – появилась керамика и было освоено производство орудий из сланца (34), этим же временем датируются самые древние стоянки на Кольском полуострове, находящиеся по берегам рек впадающих в Белое и Баренцево моря, а также петроглифы. Петроглифы центральной части Кольского полуострова у поселка Чальмны-Варрэ имеют сходство с онежскими и даже чукотскими (1) и выбивались вплоть до эпохи раннего металла, т.е. до начала н.э., (причем их характер явно соответствует жизни охотников). Тогда как комплексы сейдов наоборот являются локальной принадлежностью северной Европы, а не обще арктической традицией (несмотря на имеющиеся аналоги в Америке). Археологические данные позволяют предположить, что примерно в начале 1тыс. до н.э. территория Кольского полуострова была подвержена влиянию народа иной этнической группы, пришедшей с востока, возможно с северного Урала. Последующие за неолитическим расцветом эпохи до настоящего времени во многом являются «темным пятном» истории (34). Вполне возможно, что мегалитическая культура Лапландии угасла именно в начале 1тыс. до н.э. и долгие две тысячи лет влачила жалкое существование, застигнутое в 10-13вв. первыми летописцами скандинавов и славян. Может быть ухудшение климата могло стать толчком к эпохе «переселения народов» охватившей полярный регион, приведший в итоге к упадку культуры строителей мегалитов? Четкие логические связи здесь едва прослеживается – но все же есть. Например шведский исследователь Г. Хальстрем предполагал, что заселение северной Европы саами произошло примерно в середине 1тысячелетия до н.э., после того как север обезлюдел после похолодания (47). Впрочем, если принять эту версию, становится понятным более чем скудное упоминание в преданиях саами главных мегалитических святилищ - «плато сейдов», ведь от их забвения до возникновения письменности у соседних народов прошло около 2000 лет и еще тысячу лет летописцы склоняли на все лады бедность и скудость лапландского племени! Можно сказать, что если культ сейдов и сохранился у саами, то о лабиринтах нет никаких данных, здесь получается довольно широкое поле для гипотез и предположений возможно создатели лабиринтов были вытеснены другими народами или жили в другое время? Можно уверенно утверждать - то что сейды являются распространенной принадлежностью древних культов. Если бы эти сооружения имели иные значения, необходимое для жизни в суровом климате (хозяйственные, ориентационные), то весьма вероятно их бы унаследовали карелы и русские. Но раз этого не произошло, можно с большой степенью вероятности говорить о принадлежности сейдов к древней религии жителей Севера, неприемлемой для поздних поселенцев. Причем религии, как в случае с сейдами дошедшей до нас в очень примитивной форме, явно несоответствующей размаху мегалитических комплексов, т.к. для подобных культов малочисленных кочевых родов более чем достаточно иметь по одному сейду в ключевых точках, а не устанавливать сотни штук весом в десятки тонн. Кроме того, говоря о культовом значении можно также условно сравнить одиночные сейды с часовнями и поклонными крестами, а комплексы сейдов с монастырскими комплексами. Становится ясно, что если одиночные культовые объекты могут возводиться при небольшой плотности населения, то комплексы возникают уже когда окрестности имеют достаточное количество поселений и путей, к жизнедеятельности которых они привязываются. Следовательно, получается недалеко от комплексов сейдов были, либо становища-поселения, либо проходили пути сезонных миграций. Впрочем, здесь возможны и оговорки не столь длительной хронологии, например сравнивая с северо-западным регионом, где славяне уже в условиях наличия письменности и организованных социума и религии (!) всего за 200лет "забыли" могилы предков и до сих пор часто именуют древнерусские курганы "шведскими могилами". Можно предположить например что в результате каких либо локальных катастроф - эпидемий, резкого похолодания (14) на несколько сезонов (а возможно и столетий) саами (строители сейдов – «протосаамы»?) были вынуждены покинуть эти места и откочевать в более благоприятные регионы, и в результате этой миграции за несколько поколений утратить связь мифологии с конкретными местами, упростив их до простого почитания духов предков или охотничьих тотемов. Здесь же возможен еще один исторический подход к датировке комплексов сейдов, если принять то что сейды конструктивно были заимствованы с более южных европейских дольменов (о чем говорит то, что все таки дольмены гораздо крупнее сейдов, т.е. что наиболее вероятно первичнее), можно, учитывая датировку дольменов в пределах 5-2тыс. до н.э. предположить, что традиция возведения сейдов-мегалитов с учетом заимствования (преемственности) могла существовать в 4-1тыс. до н.э. На примерно эти сроки указывает еще один факт - сейды островов Кузовов конструктивно идентичны некоторым "материковым", следовательно, создавались в одну эпоху, когда уровень Белого моря был уже устоявшимся и вероятно близким к современному.


Однако этот подход является далеко не бесспорным, так как точной и объективной датировки самих дольменов пока не установлено, а если учесть, что не сейды произошли от дольменов, а наоборот, то датировка упирается примерно в 7-4тыс. до н.э. Но несмотря на все сложности в отличии от южных регионов у северной Европы есть один большой плюс – климат. В отличии от юга, где климат всегда располагал к жизнедеятельности, северные сооружения логичнее всего привязать к эпохе наиболее благоприятного климата. Невероятно полагать, что мегалиты возводились в условиях сильных морозов, отсутствия леса, условиях всего трехмесячного теплого лета. Итак, климат, главная основа любого существования в Арктике. Между тем, существуют свидетельства не только о теплом периоде в Арктике времен мезолита, но и похолодании в начале 2тыс. до н.э. и так называемом «малом ледниковом периоде» в 1тыс. до н.э. (42, стр. 211). Насколько возможно предположение о климатических изменениях приведших к закату мегалитической культуры полярной Европы говорит и тот факт, что по наиболее реальной версии, именно похолодание привело к гибели поселения норманнов в Гренландии в средние века (54). Весьма вероятно, что климат был причиной причин «культуры сейдов», её колыбелью и могилой, альфой и омегой. В некоторых источниках упоминается и еще одна возможная причина полного заката «морской» ветви северного мегалитостроения – обмеление горла Белого моря и следовательно уменьшения числа китов и пригодного для охоты морского зверя. Возможно, климатические изменения затрагивали кроме похолодания и другие жизненно важные характеристики местности?


В проблеме датировки выделяется несколько аспектов

1 – палеоклиматический (следовательно, демографический)

2 – лихенометрический (по наросту лишайников на каменных конструкциях - в России данные исследования на сейдах пока не проводились)

3 историко-мифологический (сравнительно-аналитический).


На данном этапе промежуток существования культуры северных мегалитов можно попытаться определить по следующим признакам


- геологически это время после 9тыс. до н.э., точнее после эпохи сильных землетрясений, сопутствовавших изостатическому подъему, т.е. еще вероятнее моложе 7-6тыс. до н.э.


- исторически, в сравнении с аналогичными памятниками других регионов и заселенности Севера: это может быть как 5-2тыс. до н.э.("нижняя" планка - архаичные дольмены Европы, "верхняя" выкладки юга Карелии с учетом принятой хронологии, заимствования и возможного времени распространения). Учитывая возможность того, что сейды предшествовали лабиринтам получается эпоха ранее 3тыс. до н.э., возможно 5-4тыс. до н.э. Данный подход не является особо точным.


- климатически, наиболее благоприятный период для жизни строителей сейдов - примерно 7-5тыс. до н.э.(16), именно это период отмечен наиболее теплым климатом (16, 25), кроме того именно на это время приходится расцвет "арктического палеолита" (21) оставившего следы в виде стоянок древних охотников, петроглифов, ранней керамики… Есть данные (26) указывающие на сильные колебания климата в постледниковое время, когда ледовый покров Арктики смещался на 10-12градусов, т.е. мог отстоять от нынешнего уровня примерно на тысячу км (максимально) севернее, а сама площадь ледового покрова изменялась почти в шесть раз. Соответственно северная мегалитическая культура во всем своем разнообразии не могла возникнуть и развиться в короткие промежутки потепления, даже если учесть, что сама идея была заимствована южнее, для её приспособления под северные нужды необходимо время, а например для возникновения совершенно автохтонной культуры лабиринтов время скорее всего длительное.


Обобщая эти данные можно сказать, что наиболее вероятным периодом существования культуры строителей сейдов мог быть промежуток 7-3тыс. до н.э. Мегалитостроители в наступивший после оледенения теплый период быстро заселили Заполярье, т.к. особой разницы исходя из совмещения нескольких подходов к датировке, между временем западноевропейских мегалитов и северных сейдов нет. Теоретически это может объяснить и причины последующего угасания культуры. Наступившее похолодание привело к тому, что население уже не могло прокормиться в материковой части и было вынуждено мигрировать к берегам для занятия морским промыслом (следствием чего возникла например морская "культура каменных лабиринтов", не имеющая аналогов вне северной Европы, но также явно мегалитического свойства, также можно предположить береговые сейды наиболее поздними) и южнее, что объясняет явно более поздние аналоги некоторых северных памятников - каменных курганов и кладок, квадратных "жертвенников". В пользу более позднего происхождения лабиринтов может говорить и то, что среди комплексов сейдов материковой части Кольского полуострова часто встречаются примитивные каменные круги, выполненные по технологии лабиринтов, которые условно можно назвать «прото-лабиринтами». Общее превосходство культуры северных мегалитов можно объяснить тем, что в удаленном уголке Европы, вдали от нашествий и переселений народов, могли сохраниться остатки древней общемировой мегалитической культуры обладавшей определенными магическими знаниями. Косвенно это подтверждает сам факт впоследствии локального заимствования типов памятников более южными и поздними племенами, а также сохранившаяся через века за лопарями слава непревзойденных шаманов.


Гипотетические построения датировки северных мегалитов можно представить например так:

Около 10-8тыс. до н.э. – появление первых южных мигрантов на севере Европы

Около 8-6тыс. до н.э. – ранние стадии развития северной культуры, освоение

6-5тыс. до н.э. – период благоприятного климата, освоения обработки сланца, появление керамики, сооружение мегалитических комплексов.

5-4тыс. до н.э. – апогей культуры сейдов, максимальный ареал распространения и многообразие конструкций, освоения морского промысла, петроглифы, стоянки, могильники. В условиях теплого климата возможно существование единой арктической пра-культуры.

4-3тыс. до н.э. – вероятное ухудшение климата, начало упадка культуры сейдов, возможное становление культуры лабиринтов(?).

3-2тыс. до н.э. – «плато сейдов» в упадке.

Конец 2тыс. до н.э. – вероятное переселение в северную Европу племен с северного Урала, закат культуры лабиринтов. Конец эпохи мегалитов и начало трехтысячелетней эпохи лопарского племени в том виде, в каком мы встречаем его вплоть до 20 века.


В сильно упрощенном виде схема получается достаточно гладкой, но так ли было все на самом деле?


Культура сейдов и гиперборейская теория


Как известно регион распространения сейдов в России стал местом поисков следов гипотетической древнейшей цивилизации Гипербореи. Логично возникает мысль о возможном совмещении Гипербореи и культуры сейдов. Данный вопрос обладает достаточной малой фактографией и имеет довольно много пробелов в мифологической и хронологической частях, посему все построения здесь являются предположительными и гипотетическими. Рассуждения здесь нужно начать с двух точек, во-первых единственными упоминаниями о Гиперборее, как о развитой цивилизации Севера являются греческие упоминания времен античности и индо-иранские писания более древнего времени - Веды и Авеста, во вторых геологический факт существования ледникового периода. Греческие географы упоминают Гиперборею в образе некой страны блаженных мудрецов, родины Аполлона и т.п., то есть понятиями принятыми в античном мире, и вполне могущими соответствовать конкретной, но слегка приукрашенной стране, писания индо-иранцев повествуют о родине ариев, широтные условия которой соответствуют полярному региону, а Авеста прямо упоминает приход суровых зим заставивших предков индоевропейцев покинуть свою родину (3). С современными геологическими данными это совпадает четко и является мифологическим отражением наступление ледникового периода в циркумполярной области. Но сейчас наступление последнего ледникового периода датируется примерно 30тыс. до н.э. (4) а окончание 10-12 тыс. до н.э., понятно, что под подвижным ледниковым панцирем в течении 20тысяч лет сейды сохранится не могли, следовательно говорить о их соответствии древней прародине ариев нельзя. Другой вопрос, что греки вполне могли назвать культуру сейдов Гипербореей, но к прародине и древнейшей развитой цивилизации это не имеет никакого отношения, причем даже на уровне прямой преемственности. Если принять за истину предположение о заимствовании культуры сейдов с западноевропейских дольменов, то идеализированный пассаж греческих авторов вполне логичен, так как к моменту упоминаний о Гиперборее в регионе известном грекам период мегалитостроения закончился, а в мифологии прошлое представлялось в виде "золотого века", то совершенно легко можно представить как модифицированные остатки этой культуры существующие в далекой северной стране могли приобрести черты "райских земель" (в т.ч. 15). К тому же в греческих писаниях нет таких прямых упоминаний, как в индо-иранских, о полярной Родине, следовательно, скорее всего они могли именовать Гипербореей именно мегалитостроителей Заполярья, а легенда о родине Аполлона могла являться отголоском общеиндоевропейских представлений о северной прародине(5).


Можно было бы промежуточное постледниковое потепление (16,25) считать периодом "северной жизни" индоевропейцев, но тогда почему мигрировавшие арии не унаследовали свой, предположительно, важнейший атрибут – культ сейдов? Если предположить, что этот культ трансформировался в культуры дольменов, то и это не прояснит картину, у многих индоевропейских народов Европы мегалиты ассоциируются с мифологическими народами-предшественниками, а не предками, также присутствие ариев в ранний период расселения в Корее и Канаде более чем спорно. Миграцию можно объяснить желанием жрецов сохранить культуру, так как оставшись жить в условиях борьбы за выживание в суровом климате люди вполне могли придти к деградации и тому первобытно-общинному уровню, с которым пришли к 20-му веку северные народы. В этом есть явное противоречие, так согласно исследованию Б.Г. Тилака Веды написаны не позднее 5тыс. до н.э. Авеста еще древнее, правда насколько не уточняется, но получается, что "исход", из-за наступления лютой зимы, произошел в то время, когда по данным палеоклиматологии был наиболее теплый период и продолжался еще не одну тысячу лет. Выходит, часть населения циркумполярного региона мигрировала на юг, из-за того что "мир уничтожают зимы и сильный суровый мороз" (24), а часть благополучно осталась достраивать свои мегалиты. Кроме того еще один момент Авесты указывает на то, что эта лютая зима была именно ледниковым периодом:


"... до этой зимы у страны были богатые пастбища, её затопит обильная вода после таяния снега и там о Йима явится для телесного мира озеро, где теперь видны следы мелкого скота" (Видевдат, миф о Йиме перевод К.Г. Залемана). Как известно, не всякая холодная зима или даже столетнее похолодание климата способствует образованию озер, а озера послеледникового происхождения широко известны в северном полушарии. Сложно представить чтобы в писании пережившем тысячелетия упоминались какие-либо небольшие локальные водоемы от растаявшего зимнего снега.


Здесь же правомочно спросить, на каком основании данные индоиранских писаний реально соотнести к европейскому северу? Увы, прямых указаний нет и даже наличие индийских корней в северо-русских названиях не может являться бесспорным доказательством по одной простой причине - этот регион был освоен русскими в очень давние времена и в отличии от более южных районов, был менее всего подвержен влиянию народов других, в первую очередь тюркских этнических групп. Вполне логично, что именно на русском севере лучше всего сохранились в русском языке и орнаментах признаки родства с индийцами, общие индоевропейские корни. Подобным образом, глядя на карту можно сказать, что и древнейшее население северной Америки было англоязычным, т.к. большинство современных названий в американской глубинке также имеют английские корни. Единственным указанием косвенно может являться описание Авесты периода расселения ариев в циркумполярном регионе. Как известно многое в Ведах и Авесте указывает на изначальное существование предков индоевропейцев в полярном регионе это и "путь солнца" и год, поделенный на ночь-день и десятимесячный "летний" календарь и многое другое собранное и проанализированное в замечательном труде Б.Г. Тилака "Арктическая родина в Ведах". Авеста же содержит прямое упоминание о перенаселенности полярного региона и расселении части народа в южном направлении еще до наступления ледника: "наполнилась эта земля животными и скотом, и людьми, и псами, и птицами и огнями красными пылающими. Не находили себе место животные, скот и люди. и Йима выступил к светилам навстречу пути Солнца... и Йима раздвинул эту землю на одну треть больше того чем она была, там нашли себе обиталище животные, скот и люди, по своему удовольствию и желанию..." (24). Учитывая многочисленность древних индоевропейцев (как по писаниям, так и по ареалу их дальнейшего расселения в Азии) логично предположить что и европейский север мог входить в число мест заселенных народом Йимы в доледниковую эпоху. НО с таким же успехом могли входить и Таймыр и Чукотка и Аляска.


В целом, учитывая все приведенные здесь факты говорить о тождественности культуры сейдов и Гипербореи, как прародины индоевропейских народов нельзя, скорее всего это совершенно разные исторически и культурно традиции и идеи, существовавшие в разные эпохи на территории одного региона.


Общие предварительные выводы

Обобщив все вышеуказанные факты нельзя сказать с стопроцентной уверенностью о разгадке тайн полярных мегалитов России, можно лишь сделать несколько предварительных выводов:

1 - почитание сейдов саами скорее всего является архаическим отголоском более древней веры основанной на непонятной, но достаточно обширной системе знаний.

2 - комплексы сейдов не могли быть построены саами находящимися на той стадии развития и численности, которая известна от раннего средневековья до 20 века. Логично сделать два предположения - либо раньше этот народ был более организован и многочислен, либо данные памятники сделаны другим неизвестным народом, обладавшим указанными качествами, отголоски веры которого саами унаследовали и сохранили вплоть до 20 века. Возможно допущение - мегалиты создавались неизвестным нам способом.

3 - на основании сопоставления климатических, сравнительно-исторических и геологических данных наиболее вероятным временем существования культуры сейдов можно считать обширный промежуток 7-3тыс. до н.э., в дальнейшем при уточнении датировки наибольшую помощь смогут оказать методы реконструкции климатических изменений в указанный промежуток времени, а также датировка по эпилитным лишайникам и выявление новых комплексов мегалитов (сейдов) сложной конфигурации.

4 - культуру возводившую комплексы сейдов можно характеризовать как мегалитическую по следующим признакам

- умение перемещать и устанавливать крупногабаритные и тяжелые валуны.

- многоплановое сходство сейдов с мегалитами Европы, северной Америки, восточной Азии...

Особым отличительным признаком можно признать умение работать с камнями, знание геологических особенностей Земли, наличие явных инженерных и эстетических представлений, при крайне малом количестве случаев обработки камня.

5 - культуру строителей сейдов можно считать автохтонной, можно и заимствованной, но в любом случае окончательно сформировавшейся на Кольском полуострове, а её идеологию (религию? мифологию? миропонимание?) впоследствии оказавшей влияние на верования окрестных народов финно-угорской группы.


В качестве рабочей гипотезы вполне приемлемо принять предположение о существовании в Арктике в доисторические времена некоей мегалитической цивилизации (не делая глобальных выводов - просто цивилизации оставившей нам комплексы каменных сооружений непонятного назначения), возможно единой для всего полярного региона и характеризующейся наличием мегалитических памятников, их комплексов вкупе с разнообразными конструкциями и непонятных нам свойств и назначений. Остатки научных знаний этой гипотетической цивилизации, частично унаследованные саами, стали основой знаменитой "лапландской магии". Исчезновение же данной предполагаемой цивилизации вероятно связано с ухудшением климата, примерно 3 тысячи лет назад.


Но как знать, какие новые вопросы нам еще зададут в будущем "летучие камни" Лапландии и куда приведут ответы на них?


Материалы: http://lah.ru/text/zhukov/naska-text.htm




ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий