|
Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Философия КультурыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Проблема Закаменского

Проблема Закаменского


Н.С. Новгородов



Закамское (закаменское) серебро представляет собой высокохудожественные тонкой работы серебряные изделия: блюда, чаши, кувшины, вазы, кубки и др. По сообщениям русских летописцев это серебро в XIII – XV веках привозилось из подвластного Великому Новгороду Прикамья и, по-видимому, из-за Камня. Подавляющее большинство этих изделий шло в переплавку для изготовления серебряной монеты. В начале XYII века несколько найденных серебряных блюд были сохранены и поступили в петровскую кунсткамеру, положив начало формированию всемирно известной коллекции Государственного Эрмитажа.


Ныне ученые подсчитали, что всего «закаменских» предметов найдено 170 штук. Из них, по данным археолога, старшего научного сотрудника Ю.Л. Рожнина, 80 блюд, 40 чаш, 23 кружки,12 кувшинов, 7 кувшинчиков, 6 ведер, 4 кубка, 3 ковша и 3 светильника [14]. О.Н. Бадер и А.П. Смирнов указывают вес некоторых предметов: чаши 522,2 г и около 700 г, кубок 321,9 г, блюдо 118, 35 г. Если мы, не мудрствуя лукаво, посчитаем средний вес одного предмета, то получим около 416 г. [2] Таким образом, общий вес «закамского серебра», хранящегося в отечественных музеях, составляет около70 кг.


Все находки главным образом в Прикамье были сделаны случайно, во время вспашки, корчёвки пней, других земляных работ, а не в результате археологических работ. Поверхность сосудов была покрыта растительным орнаментом, фигурами людей и животных, всадников, женщин в меховых и лёгких одеждах и нагих, детей, батальными сценами, сценами охоты. Долгое время считалось, что рассматриваемые предметы изготавливались в Сасанидском Иране, но после победы магометанства на Ближнем Востоке и в Средней Азии (VII век), эти предметы хлынули на север Евразии. Причиной послужило то, что исламские религиозные традиции категорически запрещают изображение людей и животных на чём бы то ни было.


Ныне исследования этнографов, историков, археологов, искусствоведов, специалистов по торевтике и нумизматике выявили сходство мотивов и стилистики изображений на закамском серебре с греко-римскими, греко-бактрийскими, хорезмийскими, согдийскими, византийскими и варварскими изделиями. О.Н. Бадер отмечал, что «находки восточного серебра отражают некоторые своеобразные черты местного уральского населения.


Все эти работы достаточно ясно показывают, что старое огульное определение «восточного серебра», находимого в Приуралье, сасанидским должно быть пересмотрено. Одними из первых на несостоятельность «сасанидской гипотезы» указали И.А. Орбели и К.В. Тревер [12].


Особый вклад в диагностику принадлежности и датировку закамских изделий вносило сравнение мужских изображений с изображениями царей на датированных монетах тех или иных царств. По мнению специалистов, изделия изготавливались по всему миру и чуть ли не во все эпохи от последних веков до н.э. до


Почему столь упорно и последовательно «закамское серебро» называлось привозным и приписывалось Востоку вообще и Сасанидам в частности? Во-первых, потому что историками до самого последнего времени считалось, что север Восточной Европы, как и север Западной Сибири населялся в те времена дикими племенами, добывавшими пропитание охотой и рыболовством. Во-вторых, потому, что на вышеупомянутых «закамских» и «закаменских» землях не было месторождений серебра, из которого могли бы быть сделаны высокохудожественные серебряные изделия.


По первому пункту рассмотрим высказывание Сергея Лесного о лесотундровом населении севера Евразии. «Бродячий охотник или рыболов это совершенно не то что номад-скотовод или осёдлый земледелец,- говорил об охотниках Сергей Лесной [8], -и продолжал свою мысль: «Ни одно охотничье племя не поднялось и не могло подняться до высокой ступени культуры…Бродячие охотничьи племена должны быть исключены вовсе с арены истории. Все они не на её главном пути, а в боковых, тупиковых ветвях её развития. Поэтому совершенно напрасно искать на искони тундрово-лесных пространств следов древних высоких культур, их просто не может быть.


Если же мы и находим отдельные предметы на упомянутых землях, то эти предметы ввозного происхождения, из стран с более высокими культурами [8, кн.2, с. 421].


При всей решительности Сергея Лесного, мы видим, что его высказывание умозрительно, и не более того. Потому что найдены не «отдельные предметы» а тысячи их, у одного только чердынского купца Алина более пятисот предметов (авторский пересчёт по весу сплавленного при пожаре серебра – 16 пудов), в 1426 году одному только литовскому Витовту было передано (чтобы откупиться) 60 пудов серебра, это более двух тысяч предметов, в Москву же Новгород за две сотни лет отдал в десятки раз больше. То есть речь идёт о десятках тысяч высокохудожественных серебряных изделий. Совершенно несомненно, что Сергей Лесной, при всей логической строгости своих рассуждений, неправ в своём умозрительном рассуждении. Равным образом неправы и все остальные отечественные историки, потому что не умеют считать и таким образом от их умозрения ускользают масштабы явления. А они таковы, что впору сильно задуматься и может быть даже предположить, что эти десятки тысяч изделий не ввозились, а изготавливались на месте.


Откуда же Новгород брал серебро? Оказывается, из-за Камня, то есть, по сути, серебро было закаменьским, как оно и называлось в Воскресенской летописи. Блистательный пример похода новгородцев за серебром в Югру, за Камень, приводится в Новгородской первой летописи. В то лето (1193 г) из Новгорода в Югру вышла рать во главе с воеводой Ядреем. И пришли в Югру и взяли город, и пришли к другому городу. Югричи заперлись в городе и заявили новгородцам: «Мы собираем для вас , серебро, соболей и иное богатство, поэтому не губите своих смердов и своей дани». Но это был обман, потому что югры на самом деле собирали воинов. Новгородцы стояли под городом пять недель. Наконец югра пригласила за данью воеводу и 12 лучших мужей. Те вошли в город и были изрублены. Югра пригласила ещё 30 мужей, и их постигла та же участь, а затем ещё 50 мужей, итого 92 человека. Затем югричи вышли из города и перебили изнемогших от голода за шестинедельное ожидание новгородцев. Сколько было побито, летопись умалчивает, но в живых осталось лишь 80 человек. Для того, чтобы рассчитать, какое количество серебра собирался принести в Новгород Ядрей со своей ратью, нам не хватает численности убитых в новгородском лагере. Предположим, это число было равно выявленному, то есть 172 чел. Тогда вся рать Ядрея исчислялась числом 374 чел. Думаю, отправляясь в такую даль, новгородцы планировали максимальную прибыль. Нынешние худосочные туристы ходят по горам с грузом 30 кг. Полагаю, Ядрей нагружал своих ратников не меньше. Итак, 374 х 30 = 11220 кг. Одиннадцать тонн 220 килограмм! Допустим, одну тонну 220 кг составляла пушнина, но и десять тонн серебра за один поход – это, будем считать – двадцать тысяч бесценных изделий из серебра. Становится понятным, что подлинный источник серебра находился за Уралом.


Мы вправе предполагать, что именно сюда, за Камень в легендарную Биармию, сказочно богатую серебром и где жили земледельцы и скотоводы, говорившие на языке, близком финскому, делали набеги викинги, о чём не однажды хвастались в своих сагах. Классический пример такого похода даёт сага о Торере, по прозванию Собака. Она повествует о походе в Биармию братьев Карли, Гюнстейна и Торера «Собаки»: «...Пришли они на место, на большом пространстве свободное от деревьев, где была высокая деревянная ограда с запертой дверью; эту ограду охраняли каждую ночь шесть сторожей из местных жителей, по два человека на каждую третью часть ночи. Когда Торер и его спутники подошли к ограде, сторожа ушли домой, а те, которые должны были их сменить, ещё не пришли на караул... Торер сказал: «На этом дворе есть курган, насыпанный из золота и серебра, смешанных с землёй; к нему пусть отправляются наши; на дворе стоит бог биармов, который называется Иомаль; пусть никто не осмеливается его ограбить». Затем, подойдя к кургану, собрали сколь можно больше денег, сложив их в своё платье. Как и следовало ожидать, к ним было примешано много земли. Потом Торер велел им уходить, отдав такое приказание: «Вы, братья Карли и Гюнстейн, идите вперед, а я пойду самым последним (и буду защищать отряд); после этих слов все отправились к воротам. Торер вернулся к Иомалю и похитил серебряную чашу, наполненную серебряными монетами, стоявшую у него на коленях» [2].


Несомненно, бог биармов Йомаль ведёт нас на Ямал, в Югру, куда за тоннами серебра постоянно ходили новгородцы. В конце XIX века И.Н. Смирнов в своем историко-этнографическом очерке о пермяках [35, С. 52] отметил поразительное сходство древнего биармийского святилища, описанного в цитированной выше саге, со святилищами вогулов и остяков, сохранившимися до самого последнего времени: совпадают и деревянный забор вокруг святилища, часто также охраняемый сторожами; и деревянный истукан внутри с чашкой или тарелкой, наполненной деньгами, на коленях; и даже обычай перемешивать землю во дворе святилища с монетами.


Так что же, мы нашли сказочную Биармию? Возможно, но боюсь, лишь её ближнюю часть, ведь была ещё и Биармия Дальняя. К проблеме локализации Биармии и к её населению мы ещё вернёмся, а сейчас перейдём к вопросу не отсутствия, а наличия у русов серебряного месторождения. На наше счастье по этому вопросу имеется несколько важнейших источников. Абуль-Хасан Али ибн-Хуссейн, известный в арабском мире под прозванием Аль-Масуди, араб, родился в Багдаде в семье сподвижников пророка Мухаммеда. Получил блестящее образование, много путешествовал. Посетил Испанию, Египет, Персию, Армению, Каспийское море. Писал от 20 или 30 до 50 годов X в по Р.Х. Написал два крупных труда: «Хроника» и «Средняя книга», обе не сохранились. Сам написал сокращённое изложение, называемое «Промывальни золота и рудники самоцветов», более известное как «Золотые луга». Ещё одна его книга дошла до наших дней полностью: «Книга предупреждений и пересмотра». Тексты Аль-Масуди переводил А.Я. Гаркави и опубликовал в 1870 г [6, С. 129-138].


Заинтересовавшее нас высказывание Аль-Масуди о русском серебряном руднике очень коротко: «Русы имеют в своей земле серебряный рудник, подобный серебряному 5же руднику в горе Банджира в земле Хорасан». Цитируется по книге Сергея Лесного [8, С. 484]. Кроме Аль-Масуди о серебряном руднике в русской земле писал ещё один араб - Ибн-аль Варди. Комментируя сообщение Аль-Масуди, Сергей Лесной высказал своё мнение ещё более коротко: «сведение о серебряном руднике у руссов, вероятно, ошибка». Однако мы не можем согласиться в этом плане с Сергеем Лесным, потому что Аль-Масуди был крупнейшим специалистом своего времени по россыпным и рудным месторождениям золота, серебра и самоцветов. Как специалист он указал и тип русского серебряного месторождения, отождествив его с хорошо известным в Персии (Хорасан) месторождением Банджира.


В начале XIV века о добыче русскими серебра написал в своей книге знаменитый венецианский путешественник Марко Поло: «Страна эта не торговая, но много у них хороших мехов высокой ценности; у них есть и соболя, и горностаи, и белки, и эрколины, и множество славных лисиц, лучших в свете. Много у них серебряных руд; добывают они много серебра.[10, CCXVIII]. Описывая историю государства Российского, Н.М. Карамзин выразил сомнение в истинности сообщения Марко Поло, поскольку в то время в русских землян не было месторождений серебра, а единственным его источником было закамское серебро [5].


Историки не случайно столь упорно отрицали наличие своего серебра у наших предков. Геологи подтверждают: на территории Восточной Европы, на западном и восточном склонах Урала месторождений серебра не найдено. Исключение не составляет Цилемский рудник, найденный на реке Цильме в бассейне Печоры в 1491 году, поскольку тамошняя руда была необильной и вскоре иссякла.


Совсем другая ситуация за Уралом. Месторождений серебра здесь полно: Змеиногорск, Мэнгушань, Дукат и многие другие. Но при чём здесь Русь, спросите вы, и до поры до времени, пока мы не вернёмся в Биармию, будете правы.


Средневековые скандинавы уверяют нас, что Биармия располагалась на берегах Северного Ледовитого океана. Именно по этому океану викинги подкрадывались к бирмийским святилищам. Надо думать, именно о биармийцах писал арабский автор XII века Тахир Марвази, указывая, что у этих «береговых людей» есть города и городские кварталы [6, С. 36]. Знаменитый среднеазиатский историк XVII века , по совместительству хивинский хан Абуль-Гази (1603-1664), приводит прелюбопытные подробности об этих «береговых людях»: «Айкара-муран протекает посреди киргизских владений…При устье реки, на берегу моря стоит большой город; селений около него много, стада и табуны пасущегося скота многочисленны…Этот город они называют Алакчин. Близ него есть сереряные рудники: у тамошних жителей котлы, чашки, блюда все из серебра» [1].


Некотрые пояснения. Айкара-Муран – это Ангара. Раньше её считали основной рекой, а Енисей её притоком. Киргизы до XVIII века жили на Енисее. Всё остальное – серебряные рудники, город Алакчин, множество селений в пригородах, стада и табуны – всё это близ устья Енисея. Ну и главное, наконец – серебряные изделия – вся посуда у местных жителей из серебра, будем уверены – местного производства. Так что вот они – нашлись «бабушкины потери»: и серебряные рудники, и место, где из серебра делались высокохудожественные изделия, и легендарная Биармия Дальняя здесь же.


Здешнее серебро было известно всему свету, не только викингам, новгородцам, арабам, китайцам, но монголам. Монголы также посылали за серебром свои экспедиции. Об одной из них рассказывает летописец династии Чингисхана великий Рашид-ад-Дин. Описывая реку Ангару этот автор говорит: «Утверждают, что эта река течёт в одну область,по соседству с которой находится море. Повсюду [там] серебро. Имена этой области: Алафхин, Адутан, Мангу, Балаурнан. Говорят, что лошади их все пегие [ала]; каждая лошадь сильная, как четырёхгодовалый верблюд; все инструменты и посуда [у населения] из серебра. [В этой стране] много птиц. Соркуктани-беги послала с тысячью людей на корабле [в ту сторону] трёх эмиров Тунлик из племени Курчукур, Банджу из племени Кара-Кут и Манкур-Хитна из племени [слово пропущено] с тысячью мужей. Они доставили к берегу [из глубины страны] много серебра, но положить его на корабль не смогли. Из того войска больше 300 человек не вернулись обратно, оставшиеся погибли от гнилости воздуха и от сырых испарений. Все три эмира [впрочем] возвратились благополучно и жили долго [после того]» [13].


Оставим пока в стороне способность степняков-кочевников строить корабли «река-море» и успешно ходить на них через енисейские пороги (может быть монголы и не были степняками-кочевниками), обратим внимание на то, что Рашид-ад-Дин подтверждает обилие серебра в земле близ устья Енисея. Инструменты и посуда у местных из серебра и, можно быть уверенными – собственного изготовления. Обращает на себя внимание сообщение о 300-х погибших. Зная кристальную чистоту арктического воздуха, невозможно поверить в «гнилость испарений». Что же погубило монголов? Я полагаю, что монголы занимались самостоятельной добычей серебра на Тарейском месторождении, неподалёку от устья Енисея (неподалёку по сибирским меркам – всего каких-то 320 км по-прямой). Тарейское ртутно-сурьмяно-мышьяковистое месторождение представлено киноварью, реальгаром и аурипигметом, содержащими в себе ураганные примеси серебра и золота – килограммы на тонну золота, а серебра и того больше. При отжиге этих минералов и последующей плавке шихты выделяется страшно ядовитый дым, от которого и загнулись 300 монгольских воинов.


Оставшиеся в живых 700 бойцов нагрузили на себя каждый по 30 кг серебра и вынесли его на берег в устье Енисея, но погрузить не смогли по той же причине, что и новгородцы из ватаги Ядрея. А вынесли они к берегу ни много ни мало 21 тонну серебра. Это нам ещё раз характеризует масштабы «серебряного явления». Оно, право, было грандиозным.


Китайцы считали, что у монголов есть своё месторождение серебра, причём именно на севере. Южносунские дипломаты Пэн-да-я и Сюй-Тин, посетившие Великого хана в 1233-1235 гг., сообщали, что «Государство чёрных татар (т.е. северного шаньюя) называется Великой Монголией. В пустыне имеется гора Мэнгушань, а в татарском языке серебро называется мэнгу. Чжурчжени называют свое государство «Великой золотой династией», а потому и татары называют свое государство «Великой серебряной династией. Темучин узурпировал титул императора» [4].


Любопытно, что поход Ядрея в Югру за серебром (1193), последний поход викингов в Биармию за серебром (1222) и монгольский поход в устье Енисея за серебром (около 1250 г) происходили исторически в одно время и разделены промежутком не более полувека. Приходили ли викинги за серебром в устье Енисея? Если верить Саксону Грамматику – то да. Описывая путешествие Торкила в «дальнюю Биармию» Саксон Грамматик отмечает орографическую особенность той земли чрезвычайной важности – там было много бурлящих водопадов. Там же было царство мёртвых. Страна бурлящих водопадов – это плато Путорана. В западной части этого плато есть горы Тонель, озеро Тонель, река Тонель и впадающая в неё река Тонельгагочар. Стоит ли напоминать, что в «Калевале» река и страна мёртвых называется Туонела.


Водопад на Турья стал же,

Туонела река смирилась

Море высохло и небо

В лето засухи великой [Калевала, Руна 9]


Вышел из дверей наружу

Через двор он вышел в поле,

К водам Туонелы помчался,

К бездне той реки священной. [Калевала, Руна 12]


Карело-финны при произношении «уо» эти сдвоенные буквы произносили одним звуком, получалось что-то вроде «тво». Так из Туонелы получился сначала Твонель, а сейчас Тонель. Кстати, неподалёку от Тонелей даже не по сибирским, а по местным масштабам полно финно-угорских топонимов. Это к тому, что викингам речь бирмийцев казалась близкой к языку финнов.


Ну вот, с Биармией разобрались, осталось понять, причём здесь Русь русский серебряный рудник? Для получения ответа на этот вопрос обратимся к замечательной книге наших современников Марины и Александра Леонтьевых «Биармия: северная колыбель Руси». Обстоятельно рассмотрев вопрос о локализации Биармии и этнической принадлежности биармийцев, авторы пришли к неожиданному и, прямо скажем, сногсшибательному выводу: Биармия – это третья, по арабскому счёту, Русь. Арабы называли её Артанией или Арсанией. Происходит это название, по их мнению, от слова arsa, что с древнеперсидского переводится – медведь. Таким образом Арсания это земля медведей, или медвежья страна [7].


Леонтьевы несомненно правы в плане локализации «Дальней Биармии», поскольку близ устья Енисея часто встречаются древние русские топонимы. Так, например, на карте С.У. Ремезова «Поморие Туруханское» (конец XVII в.) показаны одни лишь русские названия: Боярско, Романово, Медцово, Медведево, Сладково, Даурско, Ессейко, Жданово, Крестово и др. Ещё более интересны наличествующие здесь топонимы малых т.н. аборигенных народов, указывающие на более раннюю принадлежность объектов русскому народу. К их числу относятся Нюча-Хетта, правый приток Левой Хетты. По мнению известного специалиста по палеотопонимике, профессора ТГУ А.М. Малолетко, это безупречно эвенский топоним, означающий «Русская хетта» [9, C. 187]. Коли так, этих «русских речек» на севере «пруд пруди». Нюччадхоляк – приток Котуя, Нючча-Джиелях-Кюель – озеро в 50 км севернее Норильска, река Луцейяха, впадающая в справа в реку Таз, с пояснением здесь же на карте «Русская река», рядом река Луцимпаяха. Яха – это ненецкий формант. Следовательно, и ненцы и эвены и долганы и нганасаны хорошо помнили, что раньше эти земли принадлежали биармийцам-русским.


Леонтьевы опубликовали свою книгу «Биармия: северная колыбель Руси» в 2007 году в издательстве «Алгоритм». Я же опубликовал свою «Сибирскую Прародину в 2002 году в Томске, затем переиздал в 2004 году, наконец, издал в Москве в издательстве «Белые альвы» в 2006 году. В этой книге я впервые в мире обосновал локализацию Третьей Руси Артании именно в Сибири. Столица Артании город Арса на географической Карте Г.Сансона расположен чуть южнее Телецкого озера [11]. Напомню, Артанией называли Сибирскую Русь персы и арабы, а сами русы называли свою страну Лукомория.


Литература


1. Абуль-Гази. Родословное древо тюрков / Пер. и предисл. Г.С. Саблукова.-Казань, 1906, -С.40

2. Бадер О.Н.,Смирнов А.П. «Серебро закамское» первых веков нашей эры. Бартымское местонахождение / Тр. ГИМ: Памятники культуры. Вып. XIII // -М.: Гос. Изд. Культ.-просвет.лит. 1954,-25 с.,10 фототабл.

3. Гаркави А.Я. «Сказания мусульманских писателей о славянах и русских (с половины VII в. до конца X в.). 1870.

4. Из глубины столетий. Сборник. Составление, подбор иллюстраций, вступительная статья, обработка текста и комментарий Б.М. Хамидуллина. – Казань, Татарское книжное издательство. 2000. -271 с.

5. Карамзин Н.М. История государства Российского. Кн. 1-4. -Ростов-на Дону,: Феникс. 1994.

6. Кызласов Л.Р. Городская цивилизация Срединной и Северной Азии. Исторические и археологические исследования. -М.: Вост. Литер. РАН, 2006,-360 с.

7. Леонтьев Александр, Леонтьева Марина. Биармия: северная колыбель Руси.-М.: Алгоритм, 2007.-256 с.

8. Лесной (Парамонов) С.Я. «История руссов в неизвращенном виде», кн. 2. Париж, 1957, -СПБ.: Потаённое, 2012. -С. 484.

9. Малолетко А.М. Палеотопонимика.-Томск: ТГУ, 1992.-262 с.

10. Марко Поло. Книга Марко Поло. -М.: Гос. Изд. географ. литер, 1955.

11. Новгородов Н.С. Сибирская Прародина. -Томск: Твердыня, 2004,-404 с.

12. Орбели И.А., Тревер К.В. Сасанидский металл.-М.-Л., 1935

13. Рашид-ад-Дин. Сборник летописей. Т.1, кн.2,-М.-Л.: АН СССР, 1952.-315 с.

14. Рожнин Ю.Л. www museum.perm.ru

15. Смирнов И.Н. Пермяки. «Известия Общества истории, археологии и этнографии при Казанском университете», т. IX, вып. 2,-Казань, 1891.