Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Экспедиции | Секретная экспедиция в Китай полковника Маннергейма Часть 2

Маннергейм во дворе Императорского российского генерального консульства в Кашгаре Карта маршрута от Самарканда до Кульджи Русло реки Терек-ават между Келпином и Уч-Турфаном На перевале Бульнинг-Тупесе-даван. Фото: risk.ru На леднике Музарт Маннергейм с чиновниками-мандаринами в Аксу.Март 1907г.

Секретная экспедиция в Китай полковника Маннергейма.

Часть2. От Кашгара до Кульджи

Ольга Судникович


Прибыв в Кашгар, Маннергейм остановился в Императорском российском генеральном консульстве, где целый месяц занимался подготовкой экспедиции вглубь Китая и собирал военно-статистические и военно-географические сведения о Кашгаре, а также усиленно занимался изучением китайского языка: «к этому меня вынуждала невозможность найти сколько-нибудь удовлетворительного переводчика».


Здесь же Маннергейм окончательно расстался с французской экспедицией — маршрут французов не устраивал разведчика, тем более что Пеллио проговорился о настоящей роли «шведского учёного». Во всяком случае, пекинские газеты запестрели заметками, что иностранец, фотографирующий мосты и перевалы, — русский подданный. Всё же англичане, внимательно наблюдавшие за прилегающими к Тибету районами Синьцзяна, остались в неведении относительно истинного характера деятельности Маннергейма, сам же он старался ничем не выдававть свою принадлежность к русской армии — даже казаки считали его штатским.


В Кашгаре произошло крещение Маннергейма «китайскою фамилиею», которое он описывает следующим образом: «Ставят первым один из немногочисленных иероглифов, употребляемых китайцами в виде фамилий. При этом выбирают такой, который фонетически более всего соответствует первому слогу данной фамилии. К нему прибавляются два других, составляющих вместе с первым красивое изречение… Мне была дана очень распространенная среди китайских мусульман фамилия Ма (конь) и к ней добавлено «да-хан», что вместе оззначает «Конь, проскакавший через звезды».


В консульствеМаннергейму передали письмо с указанием маршрутов, которые желательно было рекогносцировать, также ему необходимо было проверить слухи о появлении японцев в Китайском Туркестане, поэтому с 23 сентября Маннергейм совершает разведывательную поездку в Хотан, Яркенд, Санджу и Каргалык. Все время он производил съёмку маршрутов, но во время поездки серьёзно заболел и вынужден был провести в Яркенде около месяца. Вернулся он в Кашгар только 23 декабря 1906г.


Хотя японцев в Синьцзяне не обнаружилось, но поездка в Хатан оказалась очень успешной в этнографическом отношении — Маннергейму удалось собрать коллекцию старинных манускриптов и других древностей, раскопанных местными жителями. Он также выяснил, какие племена населяют Кашгарию и описал местные ремесла.


18 января 1907г. Маннергейм покинул Кашгар, теперь путь экспедиции лежал на северо-восток, по горам Тянь-Шаня в долину реки Или, через город Уч-Турфан к городу Кульдже. Маннергейм решил пройти к Уч-Турфану новым, неизведанным маршрутом. Он двинулся на север, через безводное пространство, вдоль восточного подножья гор в местечко Калпин. Вдоль каменистых ущелий рек он перешёл через горную цепь Кара-Теке. Экспедиция испытывала острую потребность в воде, так как на их пути не было даже снега, который можно было бы растопить. Больше всех страдали лошади. Маннергейм отмечает, что они выдерживали без воды полтора дня. Самые сложные переходы он делал на Филине — рыжем мерине, на котором он путешествовал от самого Кашгара. Но Филин почему-то на горных тропинках норовил идти по самому краю скалы, что наводилоужас на ездока, хотя Маннергейм был отличным наездником (две другие его лошади погибли от сапа).


Главный перевал маршрута — Бельнинг-тупесе-даван,находился на высоте 2690 м, после узких ущелий дорога выходила в долину реки Таушкан-дарьи и подходила к Уч-Турфану с востока. Затем Маннергейм подробно исследовал бассейн реки Таушкан-дарьи на протяжении около 300 верст до впадения её в Оркенд-дарью, протекающую на севере пустыни Такламакал. Далее, двигаясь обратно вверх по реке, он достиг города Аксу, крупного административного центра на пути из Кашгара в Урумчи.


В Аксу Маннергейм провел две недели, приводя в порядок маршрутные съемки и делая описание Аксуйского уезда — одного из самых богатых оазисов Китайского Туркестана.


В Аксу Маннергейм решил сделать рекогносцировку маршрута из Аксу на Кульджу через знаменитый Музартский проход в Тянь-Шане. В период владения Российской империей Илимским краем (1871-1881г.) рекогносцировка прохода проводилась с севера, со стороны России, теперь же Маннергейму предстояло обследовать проход с юга, с китайской территории, изучить южные подступы к проходу и соединить свои съемки с уже имеющимися.


Проход имел важное стратегическое значение, так как являлся кратчайшим при движении русских войск со стороны Семиречья. Передвижение по проходу происходило по Музартскому леднику только в определённое время — в феврале-апреле и в августе-октябре, в другое время из-за погодных условий проход был закрыт (летом, при таянье снегов, река превращалась в бушующий горный поток, несущий большие камни и сбивающий с ног лошадей). Выход войск через проход обеспечивал овладение Аксу и перерезал основную линию коммуникаций, связывающую Джунгарию с Кашгарией.


13 марта 1907г. Маннергейм с караваном из 23 лошадей вышел из Аксу и после двух тяжелейших переходов во время сильного снежного бурана достиг подножья Музартского хребта. Следующие три перехода были произведены по каменистому ущелью реки Музарт-дарья между горами «подавляющей высоты». Дорога была довольно тяжела — тропа часто переходила с одного берега на другой, и тогда приходилось форсировать реку (к счастью, в марте она была узкой и неглубокой), временами караван шёл по узким и скользким карнизам, взбираясь по крутым отрогам гор. Временами шёл снег, а ледяной ветер, всегда дующий в ущельях гор, пронизывал до костей, заставляя путников постоянно мерзнуть, и только величественный Хан-Тенгри — главный пик Центрального Тянь-Шаня, безмолвно наблюдал за передвижением кучки смельчаков.


Вот как описывает маршрут сам Маннергейм: «Выступив ещё в сумерках, в 6часов 20минут утра, мы достигли поверхности ледника после 4-х часового, очень утомительного подъёма. Дорога идёт зигзагами вверх почти по отвесному ледяному склону. На самом крутом месте вырублено во льду десятка два больших ступеней. На недоступной высокой скале стоит небольшая мазанка, в которой живут 8 сартов-рабочих. В обязанность их вменяется ежедневно вырубать означенные выше ступени, а также устраивать из камней примитивные мостки через трещины, которые образуются во льду. Когда караван подходит, они спускаются ему навстречу и несут на своих плечах тяжёлые вьюки, где лошади этого не могут. За этот невероятно тяжелый труд сарт или китаец-купец, в лучшем случае, награждает их несколькими копейками или щепками дров. Последние ценнее при их безотрадной жизни в этом настоящем орлином гнезде, где редко два дня проходит без снежного бурана».


И далее: «После 4 – 5 часов утомительного движения по льду открывается с севера глубокое и узкое ущелье с глубоким снегом и еловыми лесами. Дорога втягивается в него. Достигнув недалеко от ледника наивысшей точки, она начинает очень круто спускаться по утоптанной в глубоком снегу тропинке. Только в 11-м часу вечера, после безостановочного движения с 6часов 20минут утра, достигли мы сарая. Вьюки пришли лишь в 1 час ночи. Переход был особенно тяжёл, потому что казак Рахимжанов во время подъёма заболел лихорадкою. У него оказалась температура под 40 градусов. Вдобавок ко всему его лошадь поскользнулась и упала в трещину, из которой с трудом удалось вытащить её. Остановиться было негде, да и топлива не было с собою. На этом переходе я насчитал более 30 конских трупов на снегу, павших в течение зимы. А на ночлег пришёл одновременно со мной сарт, оставив в глубоком снегу жену и одну дочь, умерших от истощения и мороза. Сам же он отморозил ногу, а вторая его дочь руку».


Еще через «2коротких, но трудных перехода… достигается деревня Шато или, вернее, военный пост в одну сотню калмыков… Дорога часто тянется по узким и очень скользким в зимнее время карнизам. Подъёмы и спуски весьма круты. Ущелье лесисто, неописанной красоты. Для движения полевой артиллерии на участке от ледника до Шато пришлось бы делать ряд подрывных и земельных работ. На самом леднике двигать артиллерию при помощи пехоты возможно. От Шато дорога легка… В этот день скончался от переутомления один из наёмных людей при вьюках».


Дорога через Музартский проход «ежегодно требует не только лошадиных жертв десятками, но и человеческих», люди не выдерживают лишений на этом основном караванном пути, связывающим Кашгарию с Илимским краем, что красноречиво характеризует состояние торговли между двумя крупными районами Синьцзяна.


31 марта 1907г., после полумесяца жестоких лишений, караван прибыл в Кульджу. Горная часть экспедиции было пройдена. В Российском консульстве Маннергему был оказан радушный прием, его ждал непродолжительный отдых. В Кульдже Маннергейм провел почти месяц, часто выезжая на археологические раскопки с секретарём русского консульства А.А.Дьяконовым, а также занимаясь антропометрическими измерениями жителей 12 национальностей.


Наконец из Пекина прибыл паспорт, в котором ставшее привычным китайское имя Маннергейма Ма-Дахан было заменено на «несуразное для уха китайца» имя Ма-ну-э-хэй-му. Впереди лежал долгий путь в Пекин.


Источник







ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий