Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Экспедиции

1
2

Сквозь Полярный Урал. Часть 2


Еликов (Ёлкин) Александр, 39 лет


На одной из машин у нас был установлен GPS маячок, благодаря чему родные и друзья пристально следили за нашими перемещениями. И вот когда мы упёрлись в целину, и скорость сильно упала, то начал переживать и звонить нам через каждые несколько часов наш старый друг Женька Сказка. Тот самый Сказка из города Лабытнанги, мимо которого не проезжает ни один автопутешественник (Приют туриста «В гостях у Сказки»). Он очень переживал, что мы никуда не движемся (точнее, не двигался наш маячок на экране его компьютера). И в связи с этим разговоры наши выглядели примерно так:


— Парни, чего у вас там?


— Да нормально всё, едем.


— Ну да, рассказывайте. За день на несколько километров всего продвинулись!


— Да нет, всё нормально, топчемся помаленьку.


— Короче, если вы не начнёте двигаться, то я выезжаю!


— Нуу… Даже не знаем… Но тащить нас на верёвке точно не дадимся. Хватит нам уже.


— Да перестаньте вы! Я уже и так дома засиделся. Просто хоть в горы прокачусь, да с вами пообщаюсь.


Но так как мы окончательно ни о чём не договаривались, то и его внезапного появления никто не ждал. И никому и в голову не могло прийти, что тот одинокий огонёк вдали был ничем иным, как фары огромного снегоболотохода Шаттл под управлением Женьки, который выехав поздно вечером, ехал всю ночь, и уже под утро добрался до нас.



К сожалению, задний мост Тойоты, заваренный в Амдерме, снова пошёл трещинами. Поэтому приходилось постоянно останавливаться и доливать масло. К тому же установленный сзади передний редуктор тоже начал издавать нехорошие звуки. Да ещё и ко всему этому сломало пару шпилек на том же редукторе. Эх, всё-таки не зря мы пошли в сторону дома, а не на Нарьян-Мар.


Справедливости ради, нужно отметить, что Шаттл тоже передвигался «на честном слове и на одном крыле». Одна из двух раздаток от ГАЗ-66 выла и хрустела, доживая свои последние километры и дожёвывая свои последние подшипники и шестерни. Плюс ещё что-то было нарушено с системой охлаждения, и нужно было время от времени доливать антифриз.



Всегда улыбающийся Евгений Викторович Сказка и монстроподобный Шаттл (полная масса больше 8-ми тонн, длина больше 7-ми метров, ширина почти 3 метра).


Женька привёз известие, что до тракторных следов нам оставалось пробиться всего пару километров, и уже через несколько часов мы были на станции Полярный Урал.



Это место является водоразделом Уральских гор и одновременно границей частей света, в связи с чем прямо рядом со станцией установлен знак Азия — Европа.



Заполненная наледью низина на заднем плане носит громкое название Конгорское ущелье. Примечательно оно тем, что именно здесь проходил древний путь «За Камень». И именно здесь в Х – ХII веках переходили Каменный пояс первые новгородские торговцы. Поднимаясь по реке Елец, приходя в неё с Печоры, и перетаскивая свои судёнышки по этой низине в реку Собь, они сплавлялись дальше в низовья Оби. Позже через это ущелье пролегал путь в Мангазею. А при Сталине по этому же пути силами заключённых вдоль тех же самых рек построили железную дорогу. И даже одна из станций в районе водораздела раньше называлась Волок. Вот теперь и мы ехали этим старинным трактом.


К нашей радости, от станции Полярный Урал шёл хорошо накатанный тракторный след .



Вёл он до заброшенного посёлка Полярный.



Когда-то бывший геологический центр Полярного Урала, жители которого занимались разведкой и разработкой месторождений молибдена и редкоземельных металлов (в том числе и урана). Своё развитие посёлок получил благодаря появлению в этих краях лагерей ГУЛАГа и строительства железной дороги, но после смерти Сталина работы на месторождении были на долгое время прекращены. И только по прошествии нескольких лет здесь снова начинает работать геологоразведочная экспедиция, появляется радиолокационная рота, и даже в начале 60-ых приходят части РВСН (ракетные войска стратегического назначения) и производят пуски ракет с термоядерными головками по полигону на архипелаге Новая Земля.



А сейчас это природный парк, нахождение механизированных транспортных средств в котором без специального разрешения запрещено. И на выезде из посёлка Харп теперь стоит вагончик с верёвочкой, в котором сидит бдительный охранник. И при нашем появлении там, нам незамедлительно выписали штраф по 3000 рублей на каждую машину.



Но при всём при этом железные колесницы ездят из Харпа в Полярный с завидной регулярностью. То ли работы там какие-то проводятся, то ли ещё чего, даже не знаю.


По дороге нас пугали, что в реке Собь уже прилично поднялась вода, и что огромный Шаттл там провалился до половины своего почти двухметрового колеса. Но на деле всё оказалось не так страшно – мы на своих маленьких машинках просто поместились между промоинами.



Дальше дорога уходит круто вверх на перевал по ручью Нырдвоменшор, удаляясь от железнодорожного полотна.



По погоде и по сложности подъёма можно было это считать подарком судьбы и наградой за наши мытарства на Югорском полуострове. И мне сразу вспомнился эпизод того самого «отрыва башки», когда я в этот подъём с великим трудом забирался в одиночку в 2012 году на стоковой машинке. Тогда это, наверное, был тот момент, когда я понял, что в выражении «ехать в компании и делиться с кем-то впечатлениями» слово «делиться» несёт откровенно прямой смысл. Потому что когда ты там совсем один, то эмоции не делятся на двух или больше человек, а накрывают тебя по полной.



Этот незабываемый адреналин, который можно получить только в одиночку. Только ты, твой автомобиль и горы.



Сейчас мы ехали компанией, глазели по сторонам, болтали по рации. Ну и как бы всё… А тогда массив Рай-Из (который всего-то чуть больше тысячи метров высотой) вызывал такой трепет, что проведя там около двух суток (проехал из Харпа до реки Собь туда и обратно) у меня не было ни намёка на сон. И речь именно о движении там на машине. Я много ходил и хожу по тайге и тундре пешком как зимой, так и летом. Не знаю почему, но заехать в те же места на машине, да ещё и в одиночку, это в разы большие эмоции и адреналин.



Последние метры подъёма на перевал.


Всё. Дальше до самого Харпа только вниз.



Так как дорога проходит по долине ручья, то и пересекать его туда-обратно приходится несколько раз. Местами он не замерзает вообще, и бывают зимы, когда это представляет достаточно большую проблему для проезда через него.



Но только не в этот раз. Максимум, что мы делали при пересечении незамёрзших участков – останавливались и выходили из машин, чтобы умыться и попить кристально чистой горной воды.



Чем ближе к Харпу, тем ручей становится более полноводным и разливается приличными наледями. И бывает, что водой затапливает так, что на машине становится очень проблематично проехать.



Так что наледи эти тоже приличная такая лотерея. Когда пять лет назад я здесь ехал один, то на обратном пути вот именно на этом самом месте (фото выше) передо мной открылось немаленькое такое море разливанное. Хотя за сутки перед этим здесь всё выглядело вполне прилично, примерно так же как на этой фотографии. И мне пришлось тогда справа прямо по кустам, чтобы не потонуть в свежем разливе, очень долго прокапывать снег и протаптываться, сломать единственную лопату и вообще получить очень много удовольствия (фотографий этого веселья нет, к сожалению).



Колеи, накатанные гусеничной техникой обычно широкие и глубокие. Ехать по ним не сложно, но если только у вас машина не с высоким центром тяжести. Иначе тогда приходится штурманам время от времени просыпаться, вылезать из машины и виснуть на ней снаружи.



Но это уже были сущие мелочи, и асфальтированные дороги неминуемо приближались, а наше приключение заканчивалось. И сколько угодно можно философствовать по поводу «делить или не делить эмоции на нескольких человек», но всё-таки отличная компания это очень здорово.



И как бы там ни было, а дружным и сплочённым коллективом можно не только пройти любой сложный маршрут, но и горы свернуть, если потребуется.


Всё, дальше были нормальные дороги. И тут я уже дал волю машинке и, проводив своего штурмана на самолёт до Москвы, за считанные часы пролетел зимник Салехард – Надым и дорогу до Нового Уренгоя, которая так и идет от самого Полярного Урала вдоль сталинской железной дороги.



А ещё примерно через сутки в направлении своего дома мимо меня проехали на Тойоте Стас с Игорем .


Вот так и закончилось наше приключение. И какие бы сложности и обстоятельства не накрывали нас во время поездки, всё равно постоянно обсуждались ещё более интересные новые планы и проекты. Которые, конечно же, мы планируем осуществить в ближайшее время.


Источник







Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий