Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Экспедиции | Снежный плен Югорского полуострова. Часть 1

1
2

Снежный плен Югорского полуострова. Часть 1


Еликов (Ёлкин) Александр, 39 лет. Я езжу на Mitsubishi L200 Arctic Spirit и Honda CR-V


Новый Уренгой, Ямало-Ненецкий АО


Есть ли шансы проехать на машине на остров Вайгач? Можно ли обогнуть Югорский полуостров? А так же: как добраться на машине до Амдермы, сколько дорог ведёт в Воркуту. Ну и, конечно же, как заехать в Арктику так, что потом не всяким трактором можно было бы вытащить. Обо всём этом и многом другом в рассказе о нашем не самом лёгком и не самом удачном путешествии в начале 2017 года по Югорскому полуострову к острову Вайгач.


Воркута. Приехав туда в очередной раз, я поймал себя на мысли, что это город-побратим с Норильском. Они абсолютно одинаковые! Одна и та же архитектура из 50-ых. Такой же одинаковый серый снег. Постоянный запах чего-то в воздухе. Даже обшарпанность, расцветка домов и отвалившаяся штукатурка как под копирку. И люди одинаковые — настоящие северяне, справившиеся с разрухой, потерей работы, падением доходов, пережившие горе от катастроф на шахтах, реально выжившие, и при всём при этом сохранившие всю свою северную открытость и взаимовыручку.


Но есть одно кардинальное различие в этих двух городах. В Воркуте шахты, в Норильске рУдники! Соответственно в первом случае шахтёры, а во втором горняки. И горе вам, если вы далеки от этих определений и по своей глупости молвите наоборот в присутствии людей, работающих в этой сфере. Так что, помним: Воркута — шахта, Норильск — рУдник. Причём ударение обязательно на «У».



Воркута, шахта Комсомольская. На сегодняшний день самая глубокая в России.


Различия в этих определениях гораздо глубже, но если в двух словах, то шахта – это горная выработка, из которой добывают пластовые полезные ископаемые — минералы (в основном уголь и металлические руды). На руднике уголь не добывают. Там может добываться руда, горно-химическое сырье и стройматериалы. Ну и для общей картины, ещё бывает штольня — это горизонтальная или наклонная подземная шахта.


Так уж сложилось, что в Воркуте мне пришлось прожить больше десяти дней. Потому что в поездке по Ямалу мы уложились всего в две недели, а изначальный расчёт по времени был основан на опыте предыдущих экспедиций туда, да ещё с учётом поездки в посёлок Гыда и заходом в Воркуту с севера по льду Байдарацкой губы. Исходя из всего этого, времени заложено было чуть ли не месяц. Но, как получилось, так получилось – немного пришлось пожить в Воркуте в ожидании Олега Харченко — моего штурмана из Москвы.



Погода все эти дни стояла сказочная – 30-35 градусов мороза, солнце и полное отсутствие ветра. В такую погоду надо ехать, а не на месте сидеть. И я с сожалением понимал, что такой хорошей погода в этих краях долго быть не может, и что как раз к нашему отъезду она и испортится (что впоследствии и случилось).



В морозные безветренные дни машины, движущиеся по улицам города, поднимают в воздух пыль из шлака, которым всю зиму щедро посыпают улицы Воркуты. Если в такую погоду пройти пешком по центральной улице от начала до конца, то шлак этот будет ещё и на зубах скрипеть.



Город, в котором большое количество названий имеют приставку «бывший». Бывший пивзавод, бывший таксопарк, бывший хладокомбинат и т.д.


Но как бы там ни было, Воркута за последние годы немного преобразилась. Появились новые магазины, кафе, начали исчезать советские ретро-вывески со стен домов хотя бы на центральных улицах, машин на дорогах стало заметно больше.



Я же, пользуясь случаем, решил что пора, наконец-таки, разобраться со сломанными рессорами. И мне взамен родных поломанных на местной СТО запихали по листу от Газели. Забегая вперёд, скажу, что газелевские не прожили и двух дней.


А ещё, находясь в Воркуте, мне повезло повстречаться сразу с несколькими компаниями путешественников.



Кто бы что ни говорил (злопыхатели есть, к сожалению), но зимний автотуризм набирает обороты, и всё больше и больше людей с разных концов страны зимой отправляются на своих автомобилях на север. И это не может не радовать.



А ещё как раз в это время в Воркуту приехал Виктор Михайлов – владелец небольшого самолётика, который у него находился здесь, и он собирался на нём лететь к себе домой в Подмосковье. Но по счастливому стечению обстоятельств у Виктора было в запасе немного времени, и самое главное, желание присоединиться к нашей афере по достижению острова Вайгач. И мы договорились с ним встретиться в проливе Югорский Шар, под гарантию покупки и доставки ему туда небольшого количества бензина, чтобы была возможность полетать над проливом для ледовой разведки и поиска прохода через зоны торошения. Поначалу это даже как-то не совсем укладывалось у меня в голове. Ле-до-ва-я раз-вед-ка на са-мо-лё-те! Чёрт! Одна только мысль об этом приводила в какое-то глупое и необъяснимое состояние эйфории. Да уже только ради этого стоило туда ехать! Витька, дружище, ты один такой!



Первая встреча. Виктор только выкатил из гаража и собрал самолёт, и готовился к первому полёту после долгой стоянки и установки лыж вместо колёс. Для этого мы выехали на реку Воркута, и Витя совершил пробные посадку и взлёт на твердые снежные заструги.



А ещё, я досиделся в Воркуте до того, что к нам присоединился второй экипаж. И всю сложную часть этой поездки мы пропутешествовали вчетвером на двух машинах.



Водитель Стас Ершов из Новосибирска, и его штурман Игорь Попов из Нижневартовска. Здесь их машина ещё с запасным колесом сзади, но совсем скоро они его потеряют. Как говорится: «С кем поведёшься, от того и наберёшься». Правда, вернувшись километров на тридцать назад, они её найдут, в отличие от меня годом раньше, когда я запаску потерял с концами.


С ребятами мы встретились на КС «Ярынская», куда они так же приехали с Ямала по Байдарацкой губе. А я, можно сказать, встал на исходную. Ведь я вернулся ровно на то место, куда выбрался из тундры десятью днями раньше, чтобы снова уйти с дорог и зимников в целину и продолжить свой путь вдоль побережья Карского моря в западном направлении в сторону острова Вайгач.


В месте нашей встречи приключения, собственно, и начались. Точнее, у меня спустило колесо. Да не просто спустило, а оказалось, что это то колесо, которое год назад было прорезано поломанной пружиной в Якутии. Покрышка даже в таком состоянии до этого момента прошла много тысяч непростых километров, честно отработала своё и теперь попросилась на покой. На ней от постоянной езды на низком давлении по месту пропила пошли сквозные трещины. Так что я уже традиционно поехал в зимнее арктическое путешествие без запасного колеса. Всё-таки здОрово иметь надёжные покрышки, в которых ты уверен на сто процентов. Можно не только за них не переживать во время поездки, но и вообще путешествовать без запаски.



Как и предполагалось, погода тут же испортилась. Но ещё не на столько, чтобы пришлось днём пурговать, и мы за первый ходовой день домчали до посёлка Усть-Кара. Домчали, конечно, громко сказано. Всё-таки не было ни единого следа в этом направлении, и приходилось то выходить на тонкий припай и двигаться по льду, то снова вылезать на берег и барахтаться в снегу по каньонам.



Вот так выглядит лунка нерпы. Ожидание ни к чему не привело. Не помог даже крепкий кофе. Нерпы, завидев нас на горизонте, ныряли в воду и больше не показывались. Дело в том, что не все их лунки-отдушины имеют выход на поверхность . Часто они покрыты сверху снежным настом, и даже находясь совсем рядом, может и в голову не прийти, что в двух шагах под снегом находится лунка. Так что, максимум, что мы смогли рассмотреть, это чёрные силуэты вдалеке, мгновенно скрывающиеся в воде.


Но если двигаясь по льду, наша задача заключалась в поиске проходов между торосами и лунками нерп, то езда по обрывистому и заметённому берегу традиционно подразумевала эквилибристику.



Эх, как же я отвык от этих тяжёлых высоких машин с гружёным багажником на крыше. Пикап подобные уклоны пролетал не останавливаясь. Здесь же время от времени штурманам приходилось отвешивать машину и подкапывать вывешенные колёса, чтобы избежать переворота. Правда, плюс в таком высоком центре тяжести всё-таки есть, вон какие экстремальные и героические фотографии получаются.



Места в тех краях настолько безлюдные, что технику оставляют на целый сезон абсолютно спокойно прямо на побережье, не утруждая себя в доставке её в посёлок.



Видно было, что зимой здесь никто не появлялся, и квадроцикл явно стоит здесь с лета.


Вообще, чего только не найдёшь, двигаясь вдоль берега. То ракету какую-то:



То подводную лодку:



То приличных размеров старый деревянный баркас:



Уже ближе к вечеру мы пересекли границу Ямало-Ненецкого округа и въехали в Ненецкий автономный округ, входящий в состав Архангельской области. Прямо на стыке этих двух регионов находится посёлок Усть-Кара. Место, необычное тем, что около 70 миллионов лет назад в этом районе произошло столкновение метеорита с земной поверхностью. Предполагается, что размер небесного тела был около 10 километров. В результате чего образовалась гигантская воронка диаметром до 65 км и глубиной 5,5 — 5,8 км. Сейчас это выглядит совсем не так устрашающе, и глазу изменения на поверхности земли не сильно-то и видны. Но кратер диаметром 65 километров есть и сейчас, внутри которого есть возвышение 8х10 километров, а на поверхности земли разбросаны обломки породы, оплавленные до стекловидных масс. Вот на краю этого кратера и находится посёлок.


В Усть-Каре мы провели целый вечер и, наверное, ещё полночи. Ведь там же есть метеостанция, мимо которой мы ну никак не могли проехать.



Побывав уже на многих полярных метеостанциях, сложилось впечатление, что главным критерием при приёме на работу туда является наличие таких качеств как человеколюбие, радушие и приветливость. Рома, Тамара, спасибо вам огроменное!


А на следующий день мы выехали в сторону Амдермы. К сожалению, погода становилась всё хуже, и видимость уменьшалась с каждым днём. Но это не помешало нам проехать за день около 150 километров. Правда, здесь нам помогала правильная стратегия движения. Это когда никто никого не ждёт. То есть, как только идущая впереди машина немного подсаживается, то движущийся сзади, если видит альтернативный путь проезда сложного участка, не сбавляя скорости и ни на кого не отвлекаясь, обходит и продолжает движение вперёд. И идёт первым до тех пор, пока сам не прилипнет, и пока сзади идущий так же не приметит лучший проход, и снова не выйдет вперёд. Это и экономия времени, и самое главное – экономия сил «топчущего», т.к. тропящий путь водитель постоянно меняется. Единственный момент – работает такая схема только при условии, что оба водителя уверенно чувствуют себя в снегу – не застревают и не нуждаются в тросах и лебёдках. Тогда всегда есть уверенность, что никому никого не надо будет подстраховывать или тем хуже выдёргивать. А на снежной целине задняя машина, как бы она не отстала, всегда по пробитому следу догонит первого.



Иногда мы полностью скрывались друг у друга из виду. И только изредка были слышны короткие фразы в рацию: «Всё норм, не останавливайтесь. Сейчас догоним».


И всё было бы хорошо, но чем ближе мы приближались к Амдерме, тем громче что-то скрежетало и постукивало в районе заднего моста Тойоты. Беглый осмотр ни к чему не приводил, и поначалу это всё списывалось на обмёрзшую льдом подвеску. Но в какой-то момент стук стал таким, что дальше ехать уже было невозможно, не выяснив источник звука. Осмотр показал, что полопалась и пытается оторваться от рамы поперечина, в которую упираются пружины и амортизаторы заднего моста. И что ещё немного, и это всё будет вырвано окончательно. Хорошее начало путешествия. Продолжение. Часть 2


Источник







ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий