|
Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Философия КультурыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Экспедиции | Мой фильм "от дрейфующих льдов до одноразовых штанишек"

Вадим Литинский

Денвер, Колорадо

Мой фильм "от дрейфующих льдов до одноразовых штанишек"


Дорогие ребята!


У меня наступил новый этап в преддверии неизбежной смерти (см. "Моё предсмертное письмо", http://world.lib.ru/l/litinskij_w_a/predsmertnoe.shtml). "Все люди смертны. Кай Юлий - человек. Следовательно, Кай - смертен" учила меня в раннем детстве моя любимая мамочка основам формальной логики. Поэтому я и перешёл к новому этапу, который состоит в запечатления меня, любимого, в живом виде на века для просвещения грядущих поколений. Я только что самостоятельно освоил премудрости обращения с "Ютюбом", на который я поместил два первых фильма обо мне "От дрейфующих льдов до одноразовых штанишек" (часть 1-я из возможных 3-х или больше частей), оператор бывшая третья любимая жена Елена Литинская, и "Верховный шаман Колорадо", оператор Джин (Женя) Литинский, мой единственный сын. Первый фильм про льды и штанишки - это моё выступление на семинаре денверских русскоязычных старперов (старых пердунов, кто ново-русскую мову не разумие) 29 марта 2014 года. В нём я рассказал о роде Литинских, которому в 2028 году исполнится 500 лет, о своём отце Арпаде Сабадош - венгерском революционере, который повёл взбудораженных рабочих Будапешта на Арсенал, с чего и началась венгерская заварушка в 1918 году. Из обер-лейтенантов (вся грудь в высших венгерских, австрийских орденах плюс германский Железный Крест) его тут же произвели в революционные генералы, и он командовал фронтом на реке Мура, безуспешно защищая революцию от войск Антанты. За эти подвиги его собирались приговорить к повешенью, но за всю грудь в орденах дали всего 13 лет каторжной тюрьмы. А в 1922 году СССР обменял его вместе с ещё 400 заключёнными-коммунистами на венгерских военнопленных. Ну, естественно, вскоре его посадили на 5 лет в Соловки. Ну, вы знаете: раньше сядешь - раньше выйдешь, говорят в народе. И точно - 90% всех венгерских коммунистов в 1937-38 годах расстреляли, а Арпад, пройдя в самом начале Соловецкий лагерь - уцелел. После отсидки, он поселился в Петрозаводске, где и познакомился с моей будущей мамочкой. Он написал очень интересные мемуары "25 лет в Советском Союзе". Кто заинтересуется - наберите в Гугле или где угодно его имя и это название. Или просто: http://world.lib.ru/s/sabadosh_a/szabadosmemoirdoc.shtml.


Затем я рассказал о том, как во время эвакуации в Курганской области я, 12 или 13-летний пацан, попёрся ночью в 12 часов на сельское кладбище, где днём мы обнаружили мёртвого замерзшего сельского нищего. В доказательство того, что я общался с покойником, я вытащил у него из замёрзших пальцев солдатский котелок и запустил комом земли в бок лежавшему поблизости козлу, сослепу заподозрив, что это кто-то из наших интернатцев нацепил рога и накрылся белой простынёй, чтобы изобразить чёрта и перепугать меня, будущего отважного разведчика. Рассказал о том, как, вернувшись в Ленинград в июле 1944 года, через 5 месяцев после снятия блокады, я организовал группу наших 14-летних ремесленников для поездок в Райволу (переименованную позже в Рощино) для "трофейничанья". Как мы до синяков в плече стреляли из винтовки, бросали гранаты, одна из которых упала в 5 метрах от нашего окопа. Но я уже в 14 лет обладал унаследованными от всех моих предков, офицеров, и прадеда генерала, командирскими качествами, и никто из нас не пострадал... Как в 7-м классе я предотвратил тяжёлое ранения нашего учителя математики, когда я перед уроком заложил в топящуюся печку обойму винтовочных патронов, а преподавателя, доктора физ.-мат. наук потянуло, вишь, погреться у злополучной печки. За это, несмотря на то, что я был лучшим учеником в школе, меня из неё изгнали. Ну, и так далее, и тому подобное. О своей работе в Арктике я собирался рассказать в следующей серии, но закончил свой 2-х-часовой рассказ историей о взятии на дрейфующую ледовую базу в Восточно-Сибирском море в 1965 году 60-летней начальницы планово-экономического отдела НИИ геологии Арктики Марии Исааковны Гуревич в качестве техника в камеральную группу. Взять её на дрейфующую льдину меня попросил директор нашего Института, чтобы она смогла заработать себе прибавку к пенсии. Пятеро отважных женщин впервые в мире отлично работали на дрейфующей базе, наряду со всеми ходили в "ночное" дежурство по лагерю с карабином и ракетницей, чтобы отпугивать белых мишек (см. "Отважные дрейфуньи" http://world.lib.ru/l/litinskij_w_a/dreyfuni.shtml). Но кроме этого, я ничего не успел рассказать о поисках алмазоносных кимберлитовых трубок в Северной Якутии, о руководстве в качестве главного инженера Полярной Высокоширотной Воздушной Геофизической экспедицией, заснявшей гравиметрической съёмкой восточные Арктические моря СССР, о моих работах в Карском море на ледоколе "Киев", о гравиметрической ёмке в Беринговом море, и о других работах - это всё будет (Иншалла!) в следующих сериях, если доживу.


Если соберётесь смотреть этот фильм-рассказ примите во внимание, что он состоит из 5 кусков, смотреть их надо по порядку. Так что начните с номера 00011, потом, если дотерпите, 00012, и так далее, до номера 00015. То же относится и к "Верховному Шаману Колорадо - по порядку номеров - рассчитайсь!


Чтобы выйти на этот фильм, наберите в интернете www.youtube.com, а в нём в окошечке Search моё ФИО (vadim litinsky).


Или ещё проще - прямо: https://www.youtube.com/results?search_query=vadim+litinsky .


Два слова о себе. Я несколько месяцев тому назад написал "Моё предсмертное письмо" про обнаруженный у меня рак простаты. (Мужики, если есть шанс заниматься сексом - делайте это с удовольствием до гробовой доски, и будет у вас долгая и счастливая жизнь! Мне этот шанс не выпал, поэтому я и пострадал). Два или больше месяца я проходил курс радио-облучения - 43 сеанса, каждый Божий день, за исключением уикендов (я надеюсь, что это слово уже вошло прочно в Великий и Могучий). Плюс, что самое тяжёлое - в начале и в конце уколы в попу химическая кастрация, чтобы подавить мой нерастраченный с юности тестостерон, постоянно возобновляющийся и вызывающий этот рак. Ну, естественно, докубаек в этот трудный период я не публиковал. В народе даже заволновались - не откинул ли я копыта? Вот что написала мне в Комментариях на "Предсмертное письмо" писательница-путешественница Смолина Алла 2014/04/09 12:23 [ответить]

В комментарии не вмешивалась, но за страницей следила, прочла многие тексты (шикарные, на мой взгляд), и почти месячное затишье настораживает.

Тем более после откровенных признаний.

Автор всегда был активен.

Вадим?


Аллочка, спасибо за тревогу! Живой я, живой! В доказательство, что я и после кастрации не потерял бодрость духа, ниже помещаю начало следующей докуисты (я от названия докубайка решительно отказался, так как у меня вовсе не байки, а натуральные документальные истории):


Вадим Литинский

Денвер, Колорадо

Бой роковой с тёмными силами на льду Байдарацкой губы

(К 45-летию завершения авиадесантной гравиметрической съёмки советских арктических морей)

Докуист (документальная история) с лёгким налётом стёба,

чтобы было не так скучно читать.

Квадрология с прологом и эпилогом


Присной памяти В.В. Федынского и Р.М. Деменицкой, поставившими меня командовать этой битвой


Вихри враждебные веют над нами,

Темные силы нас злобно гнетут,

В бой роковой мы вступили с врагами,

Нас еще судьбы безвестные ждут.


"Варшавянка"

Русский текст Г. Кржижановского, 1897 г.


Пролог


Ёкарный бабай!


Кто из замшелых эмигрантов не знает этого красочного общерусского восклицания ("Писец тебе, дедушка!"), читайте http://www.gramma.ru/RUS/?id=14.105 и http://otvet.mail.ru/#question/7607934/. Итак - ёкарный бабай!! Или даже ещё лучше: "Едрит твою в Мадрид!" (Это восклицание главной медсестры в теле-сериале "Интерны", посмотрите, хороший сериал).


"A при чём тут дедушка?" - авторитетно спросите вы. А вот при чём: это мой клич восторга, когда я на российских каналах смотрел раньше телевизионную рекламу Газпрома!! (? или Роснефти? Не помню точно... Склероз, батеньки!). Сначала возникает крутящийся прозрачный белый шарик - это пустотелая Земля, а на нём вращается единственная страна - родная голубая Россия! Через секунду она уже без шарика, вся из себя такая голубая, распластывается на экране... (А теперь тебе никакого бабая! Вместо Голубой России у Газпрома - медведь "Сила тайги", река - "Сила реки", "Сила Воли", и другие шаманские силы-заклинания! И-эх, мельчает народ!)... А раньше я сразу же представлял себе к северу от нашей Голубой Страны белый Северный Ледовитый океан, а вот тут примерно северный полюс... А где-то к югу от северного полюса в сторону Новосибирских островов протягивается подводный хребет Ломоносова... И вот здесь, недалеко от полюса, на льду над этим самым хребтом мы впервые в 1962 году в совершенно секретной Высокоширотной Воздушной Экспедиции "Север-14" Краснознамённого Северного Военно-морского флота СССР опробовали предложенную мной методику авиадесантной гравиметрической съёмки...


А затем перевожу глаза вниз, и справа от полуострова Таймыр и островов Северной Земли вижу советские восточные арктические моря - Лаптевых, Восточно-Сибирское и Чукотское, ограниченные сверху примерно 80-й параллелью... А ещё дальше, к югу от Чукотки - северная часть Берингова моря... А на западе от Таймыра, в Карском море, я вижу один из самых больших заливов наших арктических морей - Байдарацкую Губу!...


И на всех этих акваториях я командовал авиадесантной гравиметрической съёмкой, летал на самолётах и вертолётах, делал посадки на лёд, а в районе северного полюса и на всех восточных морях - пять сезонов дрейфовал на ледовых дрейфующих базах, a в Чукотском море - даже провалился в трещину, чуть не утоп! А потом в Карском море - на ледоколе "Киев" разрабатывал методику вертолётной гравики с опорным пунктом на ледоколе... И в том же Карском чуть не поплыл на э/с "Владимир Обручев", но в день отплытия высшие тёмные злые силы сняли меня с судна... В Беринговом море командовал гравиметрической съёмкой на гидрографическом судне "Дмитрий Лаптев"... А на островах Котельный и Новая Сибирь (это Новосибирский архипелаг промежду морей Лаптевых и Восточно-Сибирским, если кто не знает) мы на списанных из армии раздолбанных дырявых вездеходах три полевых сезона гравитационную съёмку делали, и сколько раз утоплялись! Эх, житуха была при родной советской власти!... Вот! А вы говорите - всё плохо было при коммунистах! И девушек не любили, и в Советском Союзе секса не было!


Да, кстати уж о сексе. Но не в Союзе, и не простом, а о специфическом, нетрадиционном сексе. Через пару месяцев после прибытия в Америчку, я участвовал в морской гравиметрической съёмке на Аляске в заливе Кука. Ну, эта съёмка, конечно, семечки по сравнению с нашим Ледовитым океаном или с Беринговым морем, но зато я тогда сразу понял, что рождён был лесбияном! Чуть впопыхах пол не поменял, прости, Господи (см. "Откуда берутся геи" http://world.lib.ru/l/litinskij_w_a/o.shtml).


Вот такие вот дела, ребята! Было дело! Есть чего вспомнить!


Ну, ладно, пойдём дальше про Северный Ледовитый океан...


Тьфу ты, склеротик! А про сушу-то совсем забыл! А то, что на гигантском Гулинском месторождении флогопита и всяких прочих других редких земель километрах в ста к югу от Хатанги я стал лучшим каюром-оленеводом Ямало-Ненецкого национального округа - забыл, что ли? (Ну, если честно - то лучшим самопровозглашенным). Я, вероятно, тогда впервые в мире (надо проверить по книге рекордов Гиннеса) применил способ отлова оленей, демонстрируя им своё мужское достоинство (http://world.lib.ru/l/litinskij_w_a/guli.shtml). Это куда спишем? А шесть лет поисков алмазов в северной Якутии в бассейне реки Оленёк - этто чё, волку под хвост?! Я же там впервые в мире для поисков кимберлитовых трубок применил высокоточную магниторазведку, каппаметрию и разные прочие геохимические съёмки! Кучу статей написал! Многие десятки больших и средних "трубок мы навалом наоткрыли, но алмазы слабо в них блестят", как пел народ с моей подачи, см. http://world.lib.ru/l/litinskij_w_a/pesni.shtml ), не считая многочисленной мелочёвки! (http://world.lib.ru/l/litinskij_w_a/birekta-1.shtml). И-эх! Опять ведь чуть не забыл про это... Извините, ребята, старею, память отказывает...


...Но и в молодости однажды она мне, память-то эта, туды её в качель, крупно изменила, из-за чего вся жизнь пошла кувырком, даже пришлось в Америчку податься... Вот об этом я и расскажу ниже. А пока - "Мамочка, спасибо, Боженька, спасибо за такую интересную прожитую жизнь, спасибо за хорошую настоящую жизнь, пусть и дальше будет ещё лучше! Даёшь 127 лет жизни, и ни копейкой меньше, аминь!". Это последние фразы моей ежевечерней молитвы перед засыпанием. Я же ведь, если вы не в курсе, ко всем моим многочисленным достоинствам, ещё и Верховный Шаман Всея Великия, и Малыя, и Белыя Колорадо (правда, пока только самопровозглашённый, но вот ужо). Наберите в Гугле моё ФИО и слова "шаман, эффект плацебо, самовнушение, кот Бежик", и к вам выплывет пяток или десяток (кому как повезёт) моих шаманских докубаек. Можете использовать их бесплатно для самолечения. Но в свете сравнительно недавних печальных событий (см. "Моё предсмертное письмо" http://world.lib.ru/l/litinskij_w_a/predsmertnoe.shtml), мне, вероятно, не следует так категорически настаивать на 127 годах, можно и поторговаться. Например, требовать дожить хотя бы до 500-летия дома Литинских, каковое будем отмечать в 2028 году. Тогда мне исполнится всего 99 лет. А, где наше не пропадало! Хрен с ним! Согласен и на это!


("Дом Литинских весьма древний на Волыни; Метрика Волынская 1528 года, или собрание древних актов той провинции упоминает о Литинском, землянине Волынском. Издатель жизни Краковского Воеводы и Маршала Кмиты на листе 185 говорит: "что Литин не правильно отнят у них в Казну и в том за них яко за заслуженных в Республике всё польское дворянство сопротивлялось королю Сигизмунду Августу и Воеводе его Кмите, полагая в числе прочих статьями угнетений и обиду Литинских" (http://bulynski-sas.at.ua/index/arkhiv/0-28).


Часть первая

Создание Полярной Высокоширотной Воздушной Экспедиции и гравиметрическая съёмка советских арктических морей



Карта Северного ледовитого океана 1940 года.



Современная карта Северного Ледовитого океана (http://geography7.wdfiles.com/local--files/arctic-ocean/map002.jpg).


Чтобы многократно увеличить карту и видеть интересующие вас участки или маршруты всяких дрейфов в крупном масштабе, кликните по карте правой кнопкой мышки и выберите "Формат рисунка", и затем "Размер", и будет вам счастье!


* * *


Весной 1969 года, сорок пять лет тому назад, Полярная Высокоширотная Воздушная Геофизическая Экспедиция (ПВВГЭ) Ленинградского Научно-исследовательского института геологии Арктики (НИИГА) завершала авиадесантную гравитационную съёмку советских арктических морей, начатую под моим руководством в качестве главного инженера этой экспедиции в 1963 году...


Приснопамятный Советский Союз (то есть живущий в памяти вечно - поясняю, ежели кто из вас малограмотный в старо-славянском) с самого своего начала стоял впереди планеты всей по освоению Арктики. 2 июля 1918 года, в разгар гражданской войны, В. И. Ленин подписал декрет Совета Народных Комиссаров о снаряжении в Северный Ледовитый океан крупной гидрографической экспедиции, а дальше - и ващще пошло-поехало! Я вам тут не буду ликбез навязывать, сами на интернете всё найдёте - было бы желание. Скажу только, что с научной точки зрения вначале были, в основном, океанографические исследования Северного Ледовитого океана с редкими точечными геофизическими измерениями во время плавания и дрейфа судов и дрейфующих станций, начиная от героической Папанинской СП-1 (1937 г.), героического 812-дневного дрейфа "Георгия Седова" (начало в тот же приснопамятный 37-й год - и до 1940 года, http://militera.lib.ru/memo/russian/papanin_id/10.html, http://www.spbumag.nw.ru/2002/02/5.html), и кончая многочисленными последующими дрейфующими станциями "Северный Полюс" и Высокоширотными Воздушными экспедициями "Север" (http://www.polaruni.ru/assets/files/files/Tekst-SP-Sokolov.pdf).


Новый огромный этап подробного площадного изучения Центрального Арктического Бассейна (ЦАБ) Северного Ледовитого океана (СЛО) и его советских морей авиадесантными геофизическими методами (гравитационные, магнитные и сейсмические измерения) начался в 1962 году. Масштаб этой съёмки - 1:2,500,000, расстояние между точками посадок на лёд в среднем 25 км. Этот этап осуществлялся в соответствии с совершенно секретным Постановлением Совета Министров СССР 1961 годa о проведении МГС - мировой гравиметрической съёмки, и, прежде всего, СЛО и его морей. СовМин и лично верный ленинец товарищ Никита Сергеич Хрущев тогда подсуетились с этим Постановлением, потому что гравитационные данные необходимы для введения поправок в траектории ракет с ядерными боеголовками, запускаемых с подводных ракетоносцев из акватории, ближайшей к Америке. А без этих поправок будешь целиться, например, в Денвер, а ненароком попадёшь вовсе даже в какой-то вшивый Роки Флатс, что в 10 милях к северу от Денвера, где пиндосы-америкосы (они же зарубежная закулиса и жидо-масоны) втихаря плутониевые зажигалки для водородных бомб в те поры клепали. Сейчас уже нет, не клепают. Ничего подобного (такого масштабного изучения физических полей в океане) в мировой практике ещё не было. Ни американцы, ни, тем более, слабосильные канадцы или европейцы ничего подобного совершить не могли по естественной причине бо от натуги задняя кишка прорвётся! Да и сейчас не могут. А Советский Союз - смог!


Подготовкой этого постановления СовМина руководил Главный Геофизик СССР (начальник геофизического Главка Министерства геологии), он же Главный Гравиметрист СССР, он же завкафедрой геофизики МГУ профессор Всеволод Владимирович Федынский.




Страницы из книги "Геофизики России". Информационно-биографический сборник. ЕАГО, М., 2005.


Федынский, ища организацию - исполнителя этих работ на шельфе арктических морей, естественно, прежде всего, обратил свой орлиный взор на ленинградский Научно-исследовательский институт геологии Арктики. Они же, полярники, вся попа в инеи, геологи-геофизики, в Арктике на морозе постоянно ошиваются, им и карты в руки! Геолог-геофизик Федынский, лучше, чем кто-либо тогда в Советском Союзе понимал, что шельф наших арктических морей, самый обширный в мире гигантская кладовая углеводородов. Правда, тогда, 50 с лишним лет тому назад, никто не мог (даже я, гигант мысли) представить, как можно добывать нефть и газ на море, почти полностью покрытым полутора-двухметровым льдом, да ещё и дрейфующим! (Вот представь себе: ты построил буровую вышку на льдине, начал бурить скважину на дне - а утром проснулся - глядь, а твою льдину с буровой вышкой дрейф на 16 километров чёрт-те куда унес! Во дела!). Однако, Всеволод Владимирович обладал светлым и прозорливым умом, и поэтому поручил эту гигантскую работу именно нашему Институту геологии Арктики, а не какому-нибудь там Всесоюзному геофизическому институту, гораздо лучше, чем наш НИИГА, оснащённому геофизической аппаратурой и квалифицированными геофизиками-гравиметристами.


Начальник отдела геофизики НИИГА Раиса Михайловна Деменицкая, ведомая главным геофизиком СССР, оказалась у колыбели рождения Полярной экспедиции (в просторечии "Полярки"). Именно она тогда "осеменила" меня. В 1961 году Деменицкая сразу, как только Федынский растолковал ей, чего от нас, НИИГАпников, просит Родина, предложила мне, как одному из немногих (двух) гравиметристов в нашем институте, возглавить эту работу. Вторым гравиметристом был Боря (Борис Васильевич) Гусев, мой ученик в этой области, ныне давно покойный, которого я, как лучший каюр-оленевод, в древности на Гулях возил на разбивку опорной сети гравиметрической сети на оленьих нартах (http://world.lib.ru/l/litinskij_w_a/guli.shtml). Но Боря в начале шестидесятых уже ушёл совсем в другую степь от гравиметрии. Деменицкая, следившая за моими организационными и научными способностями более пяти лет, открыла передо мной блестящие перспективы выполнения грандиозной съёмки арктических морей СССР. Я вынужден был прервать подготовку к защите почти законченной кандидатской диссертации о применении впервые в мире предложенных мной геофизических и геохимических методов для поисков и разведки кимберлитовых тел алмазных месторождений (http://world.lib.ru/l/litinskij_w_a/birekta-1.shtml). Пять статей на эти темы были опубликованы в "Докладах Академии Наук" и других ведущих советских геологических журналах, ещё несколько были на подходе, статья из "Советской Геологии" о моей алмазной геохимии была в Америке переведена и перепечатана... А тут вдруг - руководить гравитационной и магнитной съёмкой всех арктических морей СССР! Какая там, к чёрту, алмазная диссертация! Совсем забросил! Мне пришлось полностью переключился на подготовку гравиметрической съёмки в Северном Ледовитом океане. А зря! Урвал бы я тогда месячишко на защиту - и была бы у меня кандидатская по поискам алмазоносных кимберлитовых трубок, то, когда я вторую диссертацию по тектонике дна арктических морей защищал, мне бы без базара докторскую дали. А так, вишь, прошляпил, но об этом чуть позже.


С Николаем Николаевичем Трубятчинским, подполковником-гидрографом и к тому же коммунистом, только что принятым Деменицкой в отдел геофизики, помчались мы в Керчь, в филиал ВНИИГеофизики, осваивать морскую гравику на Азовском море. Я-то коренной гравиметрист, даже, как вы слышали, оленьей упряжкой научился командовать, чтобы перевозить гравиметристов с приборами, но сухопутный, а не морской. Ну, а Ник Ник - тот ващще гидрограф, с гравикой был совсем незнаком. Из Керчи после плавания по Азовскому морю на буксире, переделанном в экспедиционное судно для измерения гравики, я по указу Раисы Михайловны - пулей в Москву, в Министерство Геологии, знакомиться с Федынским и его замом, Львом Владимировичем Петровым. С Федынским, а ещё больше с Петровым, мне в дальнейшем пришлось очень много и плодотворно работать над созданием нашей любимой Полярной экспедиции, которая была под личным контролем Всеволода Владимировича. Ну, и потом постоянно мы были в контакте, для чего я многократно приезжал в Главк геофизики Министерства по разным научным поводам, но чаще бороться и бодаться. По данным КГБ, в 1972 году взявшим меня за одно место по поводу дела Якира-Красина, я был в Москве в командировках в Министерство геологии с 1968 по 1970 год 8 раз - см. "Обыск и допросы Самсонов. Якир. Буковский" (http://world.lib.ru/l/litinskij_w_a/obyskidoprosy.shtml). Ну, а до того, с 1961 по 1968 год - очень-очень много раз. Со счёта сбился. Федынского я очень уважал за энциклопедические знания и неизменное чутьё руководителя, но однажды мне пришлось хрястнуть по столу кулаком, когда он, полагаясь на своё мгновенное безошибочное чутьё и общепризнанную непререкаемость, отказался выслушать моё мнение. Речь шла о запоздании ремонта экспедиционного судна "Владимир Обручев" на керченском судоремонтном заводе. Я предлагал перенести намеченную на лето 1968 года съёмку в Карском море на следующий год. "Хрясть" по столу подействовал. Федынский меня выслушал, а присутствовавшая при сём Деменицкая засеменила в туалет Что произошло дальше - любопытствующие смогут прочесть в "О положительном влиянии алкоголя на кучность стрельбы" (http://world.lib.ru/l/litinskij_w_a/alkogol-1.shtml). Но этот крайний непочтительный случай с моей стороны никак не повлиял на мои последующие нормальные рабочие взаимоотношения с Всеволодом Владимировичем. Никакой какашки в душе он против меня не затаил.


Петров, а потом заменивший его Игорь Французов, каждый год приезжали в Ленинград принимать полевые материалы нашей экспедиции всегда только с отличной оценкой. (У меня же и в аттестате об окончании Горного института ни одной хорошей оценки не было. "Если себя не похвалишь, когда случай подвернётся, три дня потом будешь ходить, как оплёванный" - говорит народная мудрость. Вот поэтому и упоминаю, раз подвернулось).


В Москве тогда же в 1961 году по наводке Федынского я познакомился в ЦНИИГАиК - институте геодезии, аэрофотосъёмки и картографии - с создателем маятникового прибора для измерения гравитационного поля на подводных лодках Михаилом Ефимовичем Хейфецом. Я предложил использовать "абсолютный" маятниковый прибор Хейфеца на будущих ледовых базах для создания дрейфующего опорного пункта, к которому могут быть привязаны показания съёмочных авиадесантных гравиметров. Это и была моя главная фишка возможности гравиметрических измерений на дрейфующих льдах. Федынский и Хейфец полностью одобрили эту идею.


После Москвы по команде Федынского я сразу помчался в Архангельск, в Гидрографическую экспедицию Краснознамённого Северного флота, знакомиться и договариваться о последующем сотрудничестве с капитаном первого ранга Л.И. Сенчурой, начальником Высокоширотной Воздушной Экспедиции (ВВЭ) "Север-14". СовМин по наводке Федынского поручил выполнять гравиметрическую съёмку ЦАБ - центральной части Арктического Бассейна - Главному Управлению Навигации и Океанографии (ГУНиО) МВФ, которому и принадлежала эта экспедиция Краснознамённого Северного Флота. Они-то, моряки-гидрографы своё дело - измерение глубин моря эхолотом, что с судна, что со льда туго знают, а в геофизике - пока не шибко. Учить их ещё, как детей малых, нам надо было. А нашему Институту геологии Арктики Совмином с подачи Федынского была поручена съёмка всех арктических морей. Для нас, как я уже сказал, это был колоссальный навар, да не от яиц, а по изучению геологии обширного нефтегазоносного шельфа Ледовитого океана. Посмотрите на его карте - континентальный склон - граница светло-светло-голубого шельфа и синего глубоководного океана - показан в пределах двух близко расположенных изобат - 200 и 1000 метров).


На следующий год, в марте 1962 года, я, в качестве начальника только что созданной гравиметрической партии отдела геофизики, лечу вместе с Колей (Николаем Дмитриевичем) Третьяковым, Никитой (Борисовичем) Стожаровым, Сергеем (Прокофьевичем) Поповым, Витей Козыревым и другими сотрудниками этой партии на совсекретную дрейфующую ледовую базу ВВЭ "Север-14", руководимую моим новым знакомцем капитаном первого ранга Леонидом Ивановичем Сенчурой.



Коля Третьяков - моя правая рука во всех арктических экспедициях


разгружает Ан-12 на ледовой базе вблизи Северного полюса.


Главной задачей ВВЭ "Север-14" в этом году была площадная авиадесантная батиметрия - измерение глубины дна эхолотами и картирование рельефа приполюсной части подводного хребта Ломоносова с помощью самолётов Ан-2 и вертолётов Ми-4. Это чтобы наши подводные ракетоносцы на подводную гору в темноте по пьянке не налетели. А задача нашей партии - опробовать и отработать предложенную мной методику авиадесантной гравиметрической съёмки в условиях дрейфующих льдов вблизи Северного полюса над хребтом Ломоносова, над которым наблюдается огромная гравитационная аномалия. (Опять же повторюсь - если её не учтёшь, то непременно промахнёшься, стреляя ядерной ракетой по Денверу). Чтобы внедрить затем эту методику в работы ВВЭ "Север", а на следующий год использовать её нам самим на съёмке шельфовых арктических морей. Поэтому на льдине к Никите Стожарову и Серёже Попову, нашим "маятниковистам", были приставлены офицеры ВВЭ для обучения, а Коля Третьяков и я обучали других офицеров на съёмочных вертолётах и самолётах работе с использованием сухопутных гравиметров ГАК. Кварцевые системы этих гравиметров были специально "затушены" (задемпфированы) нашим умельцем С.П. Поповым, чтобы исключить пагубное влияние микроколебания льда.



Празднование 1 мая 1962 года на дрейфующей ледовой базе над хребтом Ломоносова. На трибуне - руководители партии и пра... Тьфу ты, экспедиции и Полярной авиации! Начальник ВВЭ "Север-14" Л.И. Сенчура слева.



Автор, второй слева, как всегда в очёчках (шибко интеллигентный, однако).



Никита Стожаров в палатке КАПШ-2 на фоне электронной аппаратуры маятникового прибора. Дрейфующая база экспедиции "Север-14", 1962 г. Сам прибор на снимке не поместился.



Гравиметрическая лаборатория на ледоколе "Киев", Карское море, 1967 г.


Автор наблюдает на гравиметре "Норгард", впереди справа ждёт своей очереди гравиметр ГАК, справа - электронная аппаратура морского маятникового прибора ММП-II, а сам прибор за моей спиной. Помещение лаборатории большое, поэтому прибор на снимке поместился.



Одновременные наблюдение на двух стационарных гравиметрах СН-3 (слева от палатки, Серёга Попов смотрит в очко), на семи съёмочных ("летающих") гравиметрах (справа) и на маятниковом приборе (он в этой палатке КАПШ-2, там Никитушка Стожаров суетится). Ледовая база экспедиции "Север-14".



Наблюдение на магнитометре. Ледовая база экспедиции "Север-14", 1962 г.


Записывает показания Коля Третьяков, а кто склонился над магнитометром не узнаю. Снежное "иглу" справа - магнитная обсерватория. Точно такие же иглу мы строили на всех дрейфующих базах для использования в качестве туалетов (чтобы в попу снег не задувал).


Мы учились сами гравитационным измерениям в совершенно необычных условиях дрейфующих льдов и одновременно обучали этому новому ремеслу офицеров-гидрографов экспедиции "Север-14". С тем, чтобы они в дальнейшем могли выполнять гравитационную съёмку в Центральном Арктическом бассейне самостоятельно, попутно с главной задачей гидрографов - картированием дна Северного Ледовитого океана. Эта работа в ВВЭ "Север-14" в 1962 году и в 1967 году в экспедиции "Север-67" описана в моей докубайке "Дрейфующая Россия" (http://world.lib.ru/l/litinskij_w_a/sever-67.shtml), щедро иллюстрированной фотографиями. (Там же рассказано, как на нашу совершенно секретную дрейфующую военно-морскую базу в 1967 году прилетели и нагло шлёпнулись наши американские коллеги - они же по совместительству империалисты-шпионы, подробно описавшие это посещение. Перевод их впечатлений приведён в моей докубайке).



Наши коллеги, пиндосы-америкосы, на совсекретной базе экспедиции "Север-67" Военно-морского флота.


Ту же самую методику, опробованную впервые в экспедиции "Север-14", через год использовали мы, НИИГАпники, на всех ледовитых арктических морях СССР. Моя статья "Методика создания дрейфующего опорного гравиметрического пункта" была опубликована в журнале "Записки по гидрографии", выпуск 1а, ГУНиО, 1970 г.


В соответствии с Постановлением Министерства геологии N 407 от 29 августа 1962 года в НИИГА была создана Полярная Высокоширотная Воздушная Геофизическая экспедиция (ПВВГЭ). Р.М. Деменицкая, убедившись в моих организационных способностях, хотела назначить меня начальником экспедиции, и для этого настойчиво убеждала меня вступить в КПСС. Ещё много раньше моя мамочка тоже убеждала меня вступить туда ("Если вы, молодые и честные, не войдёте в эту партию, то она полностью переродится и будет партией прохиндеев и жуликов" говорила моя любимая мама, см. "Смерть мамочки" http://world.lib.ru/l/litinskij_w_a/smert.shtml). Но я, слава Богу, своевременно не послушался мамочку, и при жизни Сталина не вступил. (Сара: "Абрам, ты всегда во что-то вступаешь. Вчера в говно, а сегодня в партию!"). А после смерти ВВВВиН (Величайшего Вождя Всех Времён и Народов), наслушавшись мамочкиных рассказов и вражьих голосов из-за бугра, я быстро понял, что мне с партией не по пути. Помните старый советский лозунг: "Коммунисты - это ум, честь и совесть нашей эпохи!". Так вот, когда Боженька создавал "новую общность людей советский народ", то он наделял трудящихся, вступающих в компартию, именно этими тремя качествами. Но, учитывая, что в Советском Союзе во всё время его существования был тотальный дефицит всего, то и Боженька, приноравливаясь к философской категории коммунистического "дифсита", наделял совлюдей, вступающих в ВКП/б/ - КПСС только двумя качествами из этой триады. То есть такой получался расклад: если человек становится коммунистом, то, если он умный, то тогда, значит, он бесчестный (бессовестный), и вступает в говно только из меркантильных соображений. Если человек вступил в партию, и при этом он честный и совестливый, то тогда он не умный (дурак). Если человек умный и честный, то тогда он не может стать коммунистом. Третьего не дано. (Таково было решение самого Боженьки).


Так вот, в 1962 году передо мной реально замаячила необходимость вступления в эту преступную организацию. По причине беспартийности меня не могли назначить начальником Полярной экспедиции, в создании которой я принимал самое активное участие (см. "Зарождение Полярки" http://world.lib.ru/l/litinskij_w_a/zarozhdenie.shtml). Деменицкая неоднократно пыталась меня убедить, что без вступления в нашу родную коммунистическую партию я не смогу достичь достойного положения в советском обществе. Но я к тому времени полностью разочаровался в идеалах коммунизма в отдельно взятой стране, а стать лицемером, как подавляющее большинство умных членов партии в Советском Союзе, я не мог (ибо "Блажен муж, который не ходит на совет нечестивых, и не стоит на пути грешных, и не сидит в собрании развратителей", как гласит первый Псалом царя Давида). У меня в ту пору, конечно, не было материалов для написания статьи "Особо Опасная Организованная Преступная Группировка - Коммунистическая Партия /большевиков/" (http://world.lib.ru/l/litinskij_w_a/nikolay.shtml), но соображения по этому поводу уже были. Я отговаривался тем, что я ещё недостаточно сознательный, не до конца созрел для высокого звания члена партии Ленина-Сталина и верного ленинца товарища Н.С. Хрущёва, и т.п. Я чувствовал, что Деменицкая с презрением выслушивает мои отговорки. Она пустила в ход тяжёлую артиллерию любимого мной директора НИИГА Б.В. Ткаченко. Выслушав мои доводы, Борис Васильевич сказал, что он уважает моё мнение, "Но начальником экспедиции Вы быть не сможете. Это номенклатура райкома партии". И я с облегчением стал её главным инженером - мог заниматься производством, научными и техническими вопросами, не отвлекаясь на портянки, палатки, унты, добывание жратвы в условиях дефицита, и заброску ГСМ для самолётов и вертолётов. На должность начальника экспедиции Р.М. Деменицкая взяла отставного капитана первого ранга гидрографа А.П. Витязева, не знакомого с геофизикой, но зато высокого и представительного члена партии с очень подходящей фамилией. Вторая главная причина назначения Витязева начальником экспедиции, помимо его партийности, заключалась в том, что, как объясняла мне Деменицкая, этот шаг поможет ей укрепить связи с ГУНиО - Главным Управлением Навигации и океанографии ВМФ. Раиса Михайловна была великолепная политесса. Эта связь впоследствии очень помогла ей в организации и проведении морских геофизических работ в океане на судах ГУНиО.


Так как этот военно-морской волк совершенно не рубил не только в геофизике, но и в хозяйствовании, то в качестве зама по хозчасти экспедиции я привёл Федю (Фёдора Михайловича) Коврова, опытного зампохоза Биректинской экспедиции, вместе с которым я проработал 6 лет (http://world.lib.ru/l/litinskij_w_a/birekta-1.shtml).



Фёдор Николаевич Ковров, отличный заместитель начальника ПВВГЭ


в 1963-68 годах.


Коммунист Витязев впоследствии оказался жуликом, приписавшим себе свыше 400 рублей за невыполненную работу. Но об этом и о моральном облике коммунистки Деменицкой я расскажу ниже. Так что мои тесные взаимоотношения с двумя непосредственными начальниками-коммунистами подтвердили мои приведённые выше представления о божественном происхождении моральных принципов большевиков (http://world.lib.ru/l/litinskij_w_a/nikolay.shtml).



Ткаченко Борис Васильевич (1907-1990). Кандидат геолого-минералогических наук. Инженер-генерал-директор Северного Морского пути III ранга, почетный полярник, почетный разведчик недр, участник Великой Отечественной войны. Организатор и бессменный директор НИИГА с 1949 г. по 1974 г. Один из первых геологов-исследователей Центральной Арктики (Анабарский массив и Тунгусский бассейн).


Фото из статьи Натальи Сивцевой в http://ilin-yakutsk.narod.ru/2005-6/62.htm


Чрезвычайно порядочный человек, хоть и коммунист.



(Из книги "Геофизики России" Информационно-биографический сборник.


ЕАГО, М., 2005.


* * *


Итак - министерский приказ о создании в НИИГА Полярной экспедиции есть! "Наши цели ясны, задачи определены! За работу, товарищи!"


Ну, и пошло-поехало! Скачу, как белочка! Сочиняю многие десятки совсекретных писем командующему Краснознамённого Северного флота адмиралу Сергееву, командованию и начальникам аэропортов Полярной авиации, директорам ААНИИ, ВНИИГеофизики, ВИРГ (институт разведочной геофизики), ЦНИИГАиК, завода "Геологоразведка", и многим другим директорам. (Ну, конечно, не от своего скромного имени, а от имени директора НИИГА Б.В. Ткаченко. У меня в НИИГА среди всех сотрудников было самое большое количество чемоданов - три больших - для хранения секретных и совсекретных материалов, как я их сдавал - см. "Отъезд в эмиграцию" http://world.lib.ru/l/litinskij_w_a/emigration.shtml).


И снова - многочисленные командировки в Москву и в другие веси...


Классного техника-гравиметриста Серёжу Попова, с которым я начинал свою работу в НИИГА, ещё будучи студентом на преддипломной практике в 1952 году (http://world.lib.ru/l/litinskij_w_a/obyskidoprosy.shtml), и которого в 1961 году я командировал в Москву в ЦНИИГАиК осваивать маятниковый прибор, теперь послал вместе с "классиком-Левшой" Юрой Жировым, надолго во ВНИИГеофизики осваивать тонкую работу кварцедувов для "затушивания" наших только что полученных многочисленных обычных сухопутных гравиметров. Ну, и так далее, вы сами лучше меня знаете, что надо делать, когда организуется новая большая арктическая экспедиция...


Итак, в 1963 началась эта грандиозная работа. Как я уже сказал, центральную часть СЛО заснимала ВВЭ "Север" от военной Гидрографии, а советские арктические моря - наша Полярная экспедиция (опять же смотри "Зарождение Полярки" http://world.lib.ru/l/litinskij_w_a/zarozhdenie.shtml).


В том первом 1963 году мы засняли южную часть моря Лаптевых, на следующий год - его северную и восточную части. Западную часть Восточно-Сибирского моря и Новосибирские острова засняли в 1965 году (см. мой рассказ об этом "Отважные дрейфуньи" здесь: http://www.polarpost.ru/Library/Litinskiy/main-otvazhniye.html). А В 1966 году мы засняли восточную половину Восточно-Сибирского моря и западную часть Чукотского (см. "Будни дрейфующей ледовой базы", http://world.lib.ru/l/litinskij_w_a/budni.shtml, и "Жировиана" (о "Классике" Жирове) http://world.lib.ru/l/litinskij_w_a/zhiroviana.shtml).



Геофизические наблюдения на точке в Чукотском море, 1966 г. Расстояния между точками в среднем 25 км. На переднем плане оператор-гравиметрист наблюдает на "затушенных" гравиметрах ГАК, справа на треноге магнитометр ждёт своей очереди, на заднем плане астроном ловит теодолитом звезду, а штурман самолёта записывает его показания.



Часть панорамы нашего дрейфующего лагеря с палатками КАПШ (каркасная арктическая палатка Шапошникова). Как можете судить по грузовому Ли-2 ВПП (взлётно-посадочная полоса) - рядом. <



Почти каждый год наши дрейфующие базы многократно разламывали трещины (флажки по обеим сторонам речки отмечают границы ВПП), и нам приходилось перетаскивать лагерь вручную или перевозить (перелетать) на другое место... <



Опять, тудыть твою в качель!



Я три года подряд возил на ледовые базы две шлюпки к негодованию Витязева ("Баловство! Непозволительный расход средств!"). Как видите перевозка их с разломанной льдины на другую представляла определённые трудности (лететь приходилось со снятой дверью)...



А в 1966 году перебазироваться пришлось аж 3 раза, причём один раз - на шлюпках. Группа РП - руководителя полётов оказалась полностью отрезанной от основного лагеря - ни пешком до них не добраться, ни на самолёте сесть. И вот я оказался прав, что три года возил на льдины плавсредства! Иначе бы четыре человека группы РП могли спастись только вплавь (в одних плавках в ледяной воде), а радиостанция, палатки и всё остальное отправились бы в многолетний дрейф... Мой личный опыт купания в полярной спецодежде в трещине в этом же году показал, что это смертельный номер (см. "Будни дрейфующей ледовой базы", http://rgo-sib.ru/expedition/67.htm).



Что греха таить - бывали и такие случаи! Ждите докуист (Иншалла!) о спасении экипажа этого самолёта и членов отряда Володи Шимараева (10 человек) в 1966 году - у меня есть подробный дневник одного из спасателей - покойного Коли Третьякова. Ну, и в моей светлой памяти живы свежие рассказы участников этого утопления.




Орденов и почётных званий за работу в Арктике я не получал. А это - мой самый дорогой персональный значок "Литинскому Вадиму Арпадовичу, основоположнику Полярной экспедиции". Автор - Юрий Александрович ("Классик") Жиров. О его приключениях, заслугах и талантах см. "Жировиана" (http://world.lib.ru/l/litinskij_w_a/zhiroviana.shtml).


Материал значка - мамонтовый бивень, рисунок и надпись - гравировка, заливка тушью. Размер одноцентовой монеты для масштаба - 1.9 мм.



Моя жена Лена утверждала, что Жиров на значке сделал мой портрет, только без очков.


* * *


Это только первая часть, а всего их будет (Иншалла!) четыре. Сейчас я работаю над третьей частью. Так что убедились, что я и после кастрации живчик-сперматозоид?!

Чего и вам!

До новых встреч!

Вадим





ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий