Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Спелеологический клуб "Сибирь" | По следам древних рудокопов

1, 2, 3, 4, 5


1 го мая 2007 года четверка спелеологического клуба «Сибирь» отправилась на юг Алтайского края.


Маршрут пролег следующим образом: Новосибирск – Змеиногорск (обследование заброшенных рудников горы Змеиная) – заброшенные рудники в окрестностях села Лазурка – заброшенные рудники в районе села Черепаново – село Усть-Чагырка (Чагырский рудник) – село Чинета – район горы Небо (обзор района, прохождение известных пещер).


В путешествии приняли участие:

Олег Георгиевич Добров, заведующий кафедрой туризма и краеведения ДТДУМ «Юниор»


Андрей Юрьевич Киселев, Преподаватель кафедры туризма и краеведения ДТДУМ «Юниор»


Валерий Георгиевич Иванченко, обозреватель газеты «Книжная витрина».


Елена Борисовна Вергерская, главный редактор газеты "Книжная витрина".




Так исторически сложилось, что большинство посетителей Алтая, с этим понятием ассоциируют Горный Алтай, связывая его с исключительной красотой, исторической значимостью, «высокодуховностью», уходящей корнями к Рериху и его последователям.


Как бы за чертой восприятия, остается значительная территории, именуемая в просторечье Русским или Рудным Алтаем, Горной Колыванью. Весь приоритет отдается полупьяной, весьма криминальной национальной окраине.


Поэтому, очень большое внимание перераспределению туристских потоков в сторону действительно исторически и культурно интересного района, стало, последнее время, уделяться органами власти Алтайского края.


Многие годы, членом нашей группы Валерием Георгиевичем Иванченко накапливался краеведческий материал о Рудном Алтае. Его достопримечательностях, фольклоре, традициях. Наконец этот материал оформился в довольно значительный проект туристско-краеведческого путеводителя по местам горно-рудного освоения русскими Алтайского края.


Наш короткий вояж ставил целью еще раз осмотреть старинные прииски, до собрать материал о дорожной сети этого района, подходах и подъездах к интересным объектам, встретиться с представителями местных органов власти с целью обсудить структуру и содержание рождающейся книги.


Маршрут путешествия пролег следующим образом . Прибыв в город Змеиногорск мы обсудили программу нашей мини-экспедиции с председателем комитета по туризму администрации Змеиногорска Александром Прыгунковым, затем, осмотрев остатки горных выработок горы Змеиная, отправились к заброшенным рудникам в районе селения Лазурка (на обзорной карте район 1) и к «Подземному городу» Черепановских выработок (на обзорной карте район 1). После выехали в район среднего течения реки Чарыш к заброшенным рудникам в районе села Усть-Чагырка (на обзорной карте район 3). И завершили путешествие прохождением пещеры Большая Прямухинская и обзорным выходом на гору Небо - истинного мистического центра Алтая и прохождением пещеры Небинская (на обзорной карте район 4).


Об этом путешествии и будет наш краткий историко-географический очерк, авторами которого выступают В.Г.Иванченко и О.Г.Добров. Что-то мы описали более подробно, некоторых деталей лишь коснулись. Слишком необъятен материал о посещенных местах. Если у читателей появятся вопросы по тому или иному из посещенных нами объектов - пишите. Мы постараемся дать развернутую консультацию.


Северо-Западная часть Алтайской горной системы, расположенная на водоразделе Иртыша и Оби и разделенная в широтном направлении российско-казахстанской границей, носит историческое название Горной Колывани. Здесь находились Демидовские рудники и заводы — головная промышленность Томской губернии XVIII века. Здесь на границе с джунгарскими владениями был форпост освоения русскими юга Сибири. Отсюда проникали беглые крестьяне и раскольники-бегуны на юг, в Камень, в Беловодье. Здесь можно встретить сохранившиеся до наших дней свидетельства разных эпох — стоянки каменного века, курганы скифской эпохи, ямы чудских рудознатцев и рудные разработки сталинских послевоенных времен. Все это сохранилось здесь как в заповеднике — отдельными, нетронутыми островками.


После Курьи равнина начинает всхолмляться, и по приближении к Саввушке, Колыванскому озеру, над горизонтом появляется фас алтайских гор — линия Колыванского хребта с вершинами Синюхой и Ревнюхой.



В 1890 году профессором Анучиным было опубликовано старинное русское сказание о Сибири, в котором рассказывалось, что в вершине великой реки Оби имеется озеро с чудесным над ним светом, к тому озеру выходят люди, которые днем и ночью ходят с огнем под землей. И стоит там град великий, но без жителей. Анучин полагал, что рассказ относится к Колыванскому озеру, расположенному в окружении гранитных скал, отличающихся необыкновенными формами. Они имеют вид башен, террас, пирамид и развалин замков. рассказы о таком озере с особенными берегами и чудскими вблизи него копями, по мнению Анучина, легко могли подать повод к возникновению представления о связи озера с рудными разработками и что к озеру подземными ходами выходят люди. Люди Змеиной горы могли обменивать у озера свой металл на другие товары.


Вопрос о том, кому принадлежит первооткрывательство Змеиногорского месторождения и когда оно было открыто, в литературе толкуется по-разному, — писал краевед Михаил Федорович Розен (Rozen.jpg) в книге «Колывань и гора Змеиная». Как и большинство других месторождений Алтая, Змеиногорское открыто по чудским разработкам. Слово «чудь» распространилось на европейском русском Севере как общее названием финно-угорских племен, а в дальнейшем его стали применять вообще к древним неизвестным народам и к различным следам далекого прошлого. В таком значении слова «чудь», «чудской» пришли и в Сибирь. Многочисленные древние выработки на Змеиной горе трудно было не заметить и похоже, что о них стало известно еще до демидовских работ. Еще в 1725 году рудоискатель Яков Костылев подал в Сибирский обер-бергамт в Екатеринбурге доношение о медных рудах, обнаруженных в восьми местах по «чудским капищам» и в том числе на горе Змеиной. А в 1744 году в Петербурге стало известно о золотой руде на Змеиной горе. Систематическая разработка месторождения была начата в 1745 году, и тогда же построена временная крепость для защиты от возможных набегов кочевников. Никто и никогда на эту крепость не нападал и к настоящему времени от нее остались две пушки, да название: Батарейная сопка.

(Герб Змеиногорска)


И из районов Урала двинулся русский мастеровой люд в алтайское Беловодье.






Другая сопка над Змеиногорском носит название Караульной. Возможно, еще в древности на этой господствующей над округой горе находилась постоянная стража, предупреждающая о приближении грабителей добытого золота. По мнению археолога Сергея Руденко, именно об этих местах говорит известный рассказ Геродота о соседствующих с гипербореями и одноглазыми аримаспами стерегущих золото грифах.


«Змеиная гора, — писал академик Петр Симон Паллас, посетивший Змеиногорск в 1771 году, — по справедливости заслуживает быть названной главою всех досели известных сибирских рудников». Академик Лаксман в своем сочинении о серебряной руде, опубликованном в 1775 году, писал, что на Змеевой горе: «...с 1745 года даже до 1768 года руду сию, смешанную с самородным золотом в таком великом количестве находили, что казалося будто верхняя часть помянутой горы толстую жилу из одной сей руды, с малым токмо примесом некоторых руд содержала»

В начале 80-х годов 18 века инженер Козьма Фролов создает на Змеиногорском руднике сложную систему гидротехнических устройств, действием которых откачивалась вода из глубоких горизонтов рудника и был механизирован подъем руды из шахт. На речке Змеевке выше рудника в скальных берегах была построена плотина высотой 18 метров и образован обширный пруд. Штольня длиной 750 метров подводила воду к рудоподъемным машинам. Колесо машины Екатерининской шахты, имевшее диаметр 17 метров, приводила в движение насосы, откачивавшие воду с глубоких (до 213 м) горизонтов. От них вода шла под землей к 16-метровому колесу Вознесенской шахты и откуда самотеком уходила к устью Змеевки по Крестительской штольне, начинавшейся в руднике на глубине 40 метров. Штольня действует до сих пор. В настоящее время сохранился каменный свод над Громадным Екатерининским колесом.


Работы в руднике неоднократно прекращались и начинались вновь, вплоть до советских послевоенных времен, когда были добраны остатки руды и переработаны отвалы. Гора Змеиная превратилась в анти-гору, в яму. Нижние этажи, расположенные ныне под дном карьера, большей частью залиты водой и завалены щебнем. Однако не исключено, что остались там и крупные, недоступные нам пустоты.


Более полное описание истории Змеиногорска приведено в Приложении 1.


Тяжелейшая и опасная работа в подземных выработках отражалась в народном сознании демонизацией штолен и шахт. Спрятанные под горой богатства казались вотчиной подземного змея, в рудных местностях были распространены легенды о гигантском полозе, хозяине здешних гор. Христианством фигура Змея была однозначно связана с Дьяволом.


Во «Властелине колец» Толкина рассказано о Мории — подгорном царстве гномов. Добывая серебряную руду, гномы-рудокопы докопались в итоги до корней гор и разбудили дремлющий там подземный ужас — огненного духа. В мифологии алтайцев он зовется Эрликом, у казахов Западной Сибири — подземным змеем Аждархой, который живет в пещерах и сторожит сокровища, порой одаривая ими людей. Змей Аврага Могой у монгольских народов заключен в подземной крепости богатырем, завалившим пещеру скалой. В конце времен и мира он должен освободиться. Гномы у Толкина бежали от разбуженного ими духа, бросив свои рудники. На Алтае то же самое рассказывали о чуди. Такие легенды всегда рожаются там, где есть заброшенные выработки, уже недоступные людям подземные пустоты.


Черепановский рудник, названный змеиногорскими краеведами «подземным городом», разрабатывался на протяжении столетия и освободил под землей протяженнейшие объемы. В наше время они почти недоступны. Часть штолен завалена, часть подверглась затоплению, когда прекратилась откачка воды. Через ствол пятидесятиметровой отвесной шахты можно спуститься к уровню подземных вод и, двигаясь вдоль нее, попасть в дальние рудничные лабиринты.




Оставленные старые шахты, как и природные карстовые пропасти, порождают самые странные суеверия. Отвесное жерло, ведущее в бездну, воспринимается как Вавилонская башня наоборот, как вывернутое наизнанку строение.


Вот фрагмент из исторического романа «Бом-бом» петербургского писателя Павла Крусанова: «На Дальнем Востоке, неся лишенную всякой романтики службу, он услышал от староверцев легенду о семи башнях сатаны, число которых соразмерно числу главных ангелов, сошедших с неба на землю, чтобы возлечь с дочерьми человеческими, а сынам человеческим открыть то, что было скрыто, и соблазнить их на грехи: одна из башен находилась в Туркестане, две — в России (здесь, в Сибири, и где-то на западе, за Уралом), а местонахождение остальных четырех было кержакам неизвестно. По словам староверцев, за башнями исправно надзирали бродячие колдуны, демонопоклонники, которых кержаки называли убырками — по наущению лукавого убырки в свой срок насылали через эти пасти преисподней на белый свет черные беды. Не раз видели люди за последние годы в Даурии, Кяхте и даже под Томском тех самых убырок, сходившихся к сибирской башне, чтобы излить из адского пекла в мир раздор, войну и крамолу».


Однако же естественные пещеры, в отличие от шахт и рудников, воспринимались и как созданные Богом убежища, недаром в этих природой устроенных кельях часто находили приют святые отшельники. В старообрядческих текстах, служивших своеобразными путеводителями в поисках Беловодья, настойчиво встречается реминисценция из «Откровения Иоанна» — популярный у бегунов образ жены, спасавшейся от змия в пустыне в расселинах земных: «...изыдите из среды сих нечестивых человеки и не прикасайтеся им, змия, гонящегося за женою: невозможно ему постигнути скрывшейся жены в расселены земныя. ...За женою испусти змий воду и поможе жене землие разсестесь и земля пожре воду...». Один из входов в подземную страну был прокопан из штолен Лазурского рудника, куда мы и отправились из Змеиногорска. Путь пролегал по заросшим таежным дорогам к отвалам старого прииска). Среди серых камней отвалов встречалось довольно много, далеко не серых камней. Нам удалось найти горизонтальную штольню. Однако, почти через десяток метров путь преградила вода.




В известной книге Николая Рериха «Алтай-Гималаи», посвященной трансазиатской экспедиции, первый же абзац главы «Алтай» заканчивается следующей фразой: «Великая Обь — родина жены и змея». В той же главе есть упоминание о предсказанной неведомо кем последней битве людей, должной случиться на берегах Катуни и Бии (в истоках Оби). Вероятно, посещение Рерихом Алтая было именно попыткой отыскания тех мест, что фигурировали в утерянных ныне пророчествах мистических традиций. Как известно, маршрут Рериха пролегал, в основном, вдоль Катуни, по позднейшему пути пробирающихся в Беловодье кержаков. Однако впервые легенда возникла именно на Западном, Рудном Алтае, в Горной Колывани. До сих пор ошибка Рериха не исправлена, хотя попытки предпринимались.

Писатель Альфред Хейдок(см. Приложение 2), с 1920 года живший в Китае, познакомился с Николаем Рерихом в 1934 году и с тех пор стал его пламенным последователем и сотрудником. Получив паспорт советского гражданина, Хейдок вместе с семьёй в 1947 году добровольно вернулся в Советский Союз. В 1950 году он был арестован и освободился в 1956 году. Длительное время жил в Казахстане, переводя книги Блаватской и другую оккультную литературу. В 1981 году, уже пенсионером, Хейдок переселился в Змеиногорск, где жил до самой смерти в 1990 году. К тому времени он был почти слеп и не способен к географическим изысканиям, однако некоторые работы проводились навещавшими его рериховцами. До сих пор в Змеиногорске и под горой Синюхой проводятся ежегодные рериховские конференции. Но пока еще никто не подсказал последователям Николая Константиновича, что район поисков, вероятнее всего, находится всего лишь тридцатью километрами восточнее Синюхи, там, где рудные залежи сходятся с глубокими карстовыми пещерами, в районе горы с названием Небо. Именно там можно искать мистическую родину «жены и змея», точку слияния небесного и подземного миров, ключ к иномирному Беловодью.


Смешение рукотворных и искусственных подземелий происходит на дальних подступах к горе Небо, выше того места, где огибающая гору река Иня сливается с Чарышом.

В паре километров от подвесного моста через Чарыш) начинается стена Яровских скал, из-под которой вытекает карстовый источник, размером с небольшую реку. Скалы испещрены пещерами снизу доверху, они разных размеров — от узких ходов до гротов — но небольшой протяженности. Когда-то здесь существовал обширный подземный лабиринт, но продолжения полостей давно замыты глиной. В начале 30-х годов 19 века инженеры Колывано-Воскресенских заводов Кулибин и Геблер (последний известен открытием ледников на Алтае) наблюдали на этих скалах активные раскопки, производимые жителями расположенной напротив деревни Чагырки. Все свободное время эти крестьяне посвящали поиску «чудских кладов», для чего вынимали из многих понравившихся им пещер все рыхлые отложения подчистую. В результате этих раскопок в одной из пещер верхнего яруса были найдены и извлечены огромные залежи окаменелых костей вымерших животных, которые до сих пор хранятся в петербургском музее. Еще парой километров выше по течению Чарыша в отдельно стоящем в пойме реки утесе был буквально раскопан целый лабиринт со многими сообщающимися входами.

По свидетельству побывавшего тут намного позже геолога Гельмерсена, крестьянский раскопочный энтузиазм не стихал несколько лет. Добычей были только освобожденные от камней и глины каменные пустоты, в которых краевед Розен в 50-х годах прошлого века обнаружил неизвестно откуда взявшуюся колонию летучих мышей — крупных остроухих ночниц, обычно обитающих гораздо южнее. Многие люди, не подозревая о селе Чагырка в горной Колывани, называют растение бадан чагырским чаем


Все эти самодеятельные раскопки были как будто отражением происходящего на противоположном, правом берегу Чарыша, где с 18 по 19 век разрабатывались полиметаллические месторождения.


И если старый чагырский рудник 18 века, расположенный выше по течению, напротив села Усть-Пустынки, был чисто искусственной выработкой, то Новочагырский, находящийся прямо напротив пещеры Летучих мышей, был заложен по древней карстовой пещере, заполненной рудным телом (План Новочагырского рудника, Разрез Новочагырского рудника.


Разрабатывать его начали сверху, по естественному карстовому колодцу, но позже пробили горизонтальную штольню, вскрывшую естественные полости, не сообщавшиеся с поверхностью.



Своеобразна история этой пещеры. Когда-то существовала карстовая шахта глубиной не менее 170 метров Затем в результате интрузии кварцевого порфира и циркуляции горячих вод она оказалась полностью заполненной рудным телом. С 1827 по 1844 годы здесь добывали серебро, выработав шахту до уровня реки Чарыш (Митропольский, Паренаго, 1931). В 1950-х годах рудник был обустроен вновь, но добыча почти не велась. В результате разработки руды карстовая шахта вновь освободилась. В настоящее время её верхний естественный вход засыпан, но к горизонту 66 м подведена горизонтальная штольня длиной 180 метров. Вертикальный ствол шахты засыпан остатками рудничных сооружений и опасен для посещения.

Грот, зияющий в нижней части горы Новочагырского рудника, когда-то сообщался с древней карстовой системой. Его дальняя стена сложена аллювием — отложениями из крупной гальки и валунов, которые занесены под землю неведомо когда и откуда, сверху или снизу. Из ходов, образованных в этих отложениях, движется воздух — в глубине горы остались недосягаемые пустоты. В августе 2007 года в пещере начались археологические раскопки. Результаты их еще неизвестны.


Более подробное описание Новочагурского рудника дан нами в литературной форме (Приложение 4)

В начале мая на правом берегу Чарыша выше Новочагырского рудника полыхал пожар, горели травы. Старочагырский рудник находился как раз в эпицентре возгорания. Попасть туда не удалось.


Напротив рудника, над селом Усть-Пустынка, возвышаются две известняковые скалы — Большой и Малый Монастыри, названные так из-за зиявших в них многочисленных пещер, напоминающих кельи. Почти все пещеры Большого Монастыря уничтожены при добыче известняка. В Малом они еще сохранились.


Самая крупная, Водяная пещера, заканчивающаяся подземным озером — неисследованным затопленным ходом, закрыта стальной дверью. Местный предприниматель выяснил, что в воде содержится серебро.


При приближении к массиву горы Небо проезжаем через широкую долину Ини. Здесь, выше села Чинета, напротив устья Ханхары, открыто за последние годы множество археологических памятников — от пещерных стоянок до захоронений пазырыкской скифской культуры. «Стерегущие золото грифы» буквально окружили гору Небо своими курганами и каменными стелами. Но начали мы знакомство с окрестностями Неба с Большой Прямухинской пещеры.

Ручей Прямуха, на котором находится пещера, это левый приток Яровки, являющейся правым притоком р. Ини, впадающей в 8 км выше села Чинета. Добраться до Прямухи можно по дороге, что идет из Чинеты на юг, в сторону поселка Талый Ключ, но не доходя до него, после перевала через невысокую гриву, поворачивает налево и идет вдоль Яровки .


Прямуха впадает на заметной излучине реки, поворачивающей влево, за пару километров до деревни Генералки, вскоре за третим от устья правым притоком Яровки. Вверх по Прямухе отходит ответвление дороги. Машиной лучше заезжать через Генералку, до которой из Чинеты идет усовершенствованная дорога через перевал. Примерно в километре от устья Прямухи, на правом его берегу, расположена характерная скальная гряда, гребнем спускающаяся к ручью поперек склона.

Под скалами видны входы в пещеры. Одна из них пронизывает скальный гребень насквозь. Вход в Прямухинскую пещеру расположен в самой верхней части скал, с северной стороны, обращенной в сторону Яровки. Само же отверстие входа, высотой 1 м и шириной 2 м, ориентировано на запад, к ручью. Тропы до входа в пещеру нет, а склон зарос густым кустарником. Проще подняться вдоль южной стороны скальной гривы, а затем перевалить через гребень, выбрав безопасный маршрут по скалам.


Пещера сухая, вскрытого типа, среднее звено древней водоносной системы. Разветвленная каскадная пещера с чередованием залов, вертикальных и горизонтальных ходов, имеющая категорию сложности 2а. Богата натеками. Представляет интерес для спортивного прохождения, поскольку позволяет преодолеть почти все возможные виды пещерного рельефа и препятствий. Размеры невелики: длина - 360 м, глубина - 40 м, амплитуда - 50 м, что позволяет пройти ее за 0,5 - 3 часа. Запас высоты до местного водотока более 100 м, что дает перспективу дальнейшего прохождения, подтверждаемую интенсивным воздухообменом. Необходимое снаряжение ограничивается 6 метрами веревки для горизонтальных перил и 15 м навески для спуска-подъема в 13-метровом колодце. Все вертикальные участки пещеры можно преодолеть лазанием.


Низкий вход в пещеру приводит в грот Барьерный, заваленный каменными глыбами. За барьером из глыб, в дальнем углу грота, есть большая 3-метровая яма. Спускаться в нее не обязательно. А путь вглубь пещеры лежит вдоль левой стены Барьерного по неширокому карнизу, который заворачивает налево за угол и приводит к тесному 6-метровому проходу в грот Первых.

Он представляет собой верхний этаж Скелетного зала, на дно которого спускается катушка, переходящая в 5 м отвеса. Следует соблюдать осторожность, чтобы не соскользнуть вниз. Спуск по катушке неудобен. Проще совершить траверс вдоль левой наклонной стены и попасть на Балкон, откуда можно легко спуститься вниз по лазам в глыбовом завале. Траверс несложен, надо только разыскать опоры для ног и маленькие натечные зацепы для рук.


Первый участник проходит траверс со страховкой, затем натягиваются перила. В гроте Первых веревка пропускается под глыбой известняка, а на Балконе имеется крюк.


Балкон примечателен трубой с белым натечным каскадом из известкового молока. Труба поднимается к верхней точке пещере и когда-то была связана с водопоглощающим понором, а под ней, в бывшей водобойной яме, есть маленькое, пересыхающее зимой озерко. От Балкона отходит также несколько тупиковых ходов, в которых встречаются лужи с гуровыми плотинками.


Ход в завале, спускающийся с Балкона, выходит между гротами Скелетным и Кафе. Дно Скелетного завалено глыбами, в юго-западной части начинается широкая галерея длиной 10 м, заканчивающаяся сужением и небольшим озерком.


Короткий ход с потолком, сложенным глыбовым завалом, в котором открывается лаз с Балкона, через несколько метров приводит в грот Кафе. Он невелик по размерам, у его северной стены, по двум сторонам одной большой глыбы, упирающейся в потолок, открываются два лаза в грот Мешок: левый через узкую наклонную щель, правый через двухметровый нависающий уступ. В своем юго-восточном окончании Кафе обрывается девятиметровым колодцем в грот Узкий, который представляет собой щель каминного типа шириной 1-1,5 м, высотой и длиной около 11 м. За гротом меандровая галерея приводит к труднопроходимой узости. За ней небольшое расширение и тупик.


Остальная часть пещеры начинается от грота Мешок. Сильно сужающийся ход приводит в середину меандра, идущего с севера на юг. В северной части галерея меандра поворачивает на восток и соединяется со сложной по морфологии системой грота Мелкого. В дальнем северо-восточном конце этой системы имеется неисследованная узость неизвестной перспективности.


В южной части галерея приводит в грот Провальный с колодцем около 12 м. Имелись шлямбурные крючья.

От Провального крутонаклонные ходы ведут к глыбовому навалу, заполняющему нижний этаж пещеры. Сверху по навалу можно пройти на балкон Ожидания, откуда по уступам просто спуститься в зал Нижний, представляющий собой современное дно пещеры, в паводок затапливаемое. Другой путь в этот зал проходит снизу, лазами в завале, через гротик Оранжевый. Вода из Нижнего дренируется протяженной Жемчужной галереей запад-юго-западного направления.


В ее окончании, в крайней юго-западной точке пещеры, имеется приподнятая над полом до уровня затопления узость в натечной коре, со значительным воздухообменом.


Массив горы Небо с запада ограничен долиной Ини, с севера — Яровки, с востока — Прямухи, с юга — Громатухи.


Это поднятое на 300 метров над окружающими долинами плато в форме птицы с расправленными крыльями. С бортов окрестных долин Небо охраняют глядящие на него входы пещер. Внутри этого бессточного плато расположены огромные пустоты, промытые просачивающимися с поверхности водами. Что заключено там, внутри, неизвестно — намечающиеся провалы сразу же замываются и затягиваются.

Только одна пещера охраняет выход с плато, как убежище часового. Когда-нибудь поверхность все же провалится, открыв доступ в заточенное внизу пространство, но это время еще не пришло. Несколько лет подряд спелеологи Новосибирска вели раскопки в воронке поглощения в одной из карстовых котловин горы Небо.


Пещера вроде почти вскрылась, и даже имя получила- в честь великого исследователя алтайских гор она была названа пещерой Розена. Но каждую весну откопанный проход вновь перекрывался толщей ила, веток, глины, всего того, что несла вода в недра горы.









1, 2, 3, 4, 5


Автор: Олег Добров (Новосибирск)


Материал подготовил: Комаров Виталий




ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий