ГлавнаяКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Наше НаследиеИсследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр


Исследователи природы


На сердце родинка - Смородинка, или Нет забытых деревень

Выполнила: Печенкина Анастасия

ученица 11 класса МБОУ СОШ № 90 с углубленным изучением ХЭЦ,

Руководители:

Шарапова Ася Сергеевна, педагог дополнительного образования

Попова Зинаида Николаевна, учитель русского языка и литературы

Новосибирск, 2019



Оглавление

1. Введение

2. Теоретическая часть

2.1. Географическое положение и особенности природы

2.2. История возникновения села

2.3. Жизнь смородинцев

2.4. Распад села

2.5. Благословение небес

2.6. Строки посвящаю родной деревушке - Смородинке

3. Практическая часть

3.1. Из воспоминаний бывших жителей деревни Смородинка

4. Заключение

5. Список источников информации

Приложение



Введение


Каждый человек носит в сердце своем отметку малой родины – родинку, говоря образно. Именно она и не дает покоя, снова и снова зовет покинувшего когда-то родные места туда, где впитывал молоко матери, рос, взрослел, впервые влюбился…


Близкая знакомая моей семьи родилась и до десяти лет жила в деревне с удивительно красивым названием Смородинка, что в Черепановском районе Новосибирской области, на берегу речки Каменки.


У этой деревни есть своя история, свое лицо. И мне она дорога тем, что отсюда истоки моей семьи.


По словам знакомой, в 60-е годы в деревне было всё, что необходимо для жизни: школа-семилетка, магазин, медпункт, клуб, в котором по воскресеньям «крутили» фильмы. Одна проблема оставалась нерешенной – дорога от соседнего села Бураново до Смородинки была грунтовой…


Но недолгий век отмерила история деревне-красавице, где в каждом дворе был разбит свой сад: в 1974 году была принята государственная программа укрупнения совхозов. «Малому поселению» - Смородинке объявили приговор, и она была уничтожена, жители разъехались в соседние города и села. Такая трагическая судьба постигла тысячи деревень и сёл. Теперь на географических картах они обозначаются страшным словом «урочище». Мрачным напоминанием о живших здесь людях высятся по разные стороны огромной пустоши три кургана, под которыми «похоронены» фундаменты домов и выкорчеванные «останки» деревьев. Буйно растёт трава, гуляет ветер и царствует… тишина. Ничто не напоминает о том, что сорок лет назад здесь люди работали, играли свадьбы, растили детей, словом, радовались жизни и любили всей душой свою малую родину.


Цель исследовательской работы – воссоздание и сохранение сведений из истории Новосибирской области: Черепановский район, поселок Смородинка (1924 – 1974 гг.).


Для достижения цели были поставлены следующие задачи:

1. Изучить имеющиеся по данной теме материалы;

2. Систематизировать материалы, полученные во время встреч с бывшими жителями деревни;

3. Создать группу Вконтакте;

4. Создание виртуального музея «Смородинка».


Предмет исследования: населённые пункты, исчезнувшие с географической карты Новосибирской области.


Объект исследования: история деревни Смородинка Черепановского района НСО.


Гипотеза: память о малой родине остается навсегда в сердцах жителей и дает надежду на возрождение утраченного.


Актуальность данной исследовательской работы обоснована самой жизнью: уже 3 года бывшие жители деревни Смородинка 12 июня собираются на своей малой родине со всех уголков России.


Научная новизна исследования в том, что работа представляет собой одну из первых попыток научно-исторического исследования исчезнувших и исчезающих населенных пунктов НСО.


Практическая значимость работы заключается в том, что собранные материалы послужат основой для создания музея «Смородинка», и могут быть использована на уроках истории и краеведения для изучения прошлого родного края.


Методы: изучение архивных данных, интервью с бывшими жителями, запись воспоминаний, сбор фотографий, видеоматериалов.


Перспективы: на основе собранных материалов создать виртуальный музей «Смородинка».



2.1. Географическое положение и особенности природы


Черепановский район расположен в юго-восточной части Новосибирской области и граничит с Сузунским, Искитимским, Маслянинским районами, на юге - с Тальменским районом Алтайского края. С севера на юг район пересекает железная дорога, разделяя его на две части. По территории района проходит автодорога федерального значения Новосибирск — Барнаул. Экономика района имеет индустриально-аграрную структуру. По объемам промышленного и сельскохозяйственного производства район является одним из самых крупных в области. Районный центр – город Черепаново, находится в 109 км к югу от Новосибирска по железной дороге Новосибирск-Барнаул. Территория района – 2,9 тыс. кв.км. Численность населения на 1 января 2010 г. составляла 50,6 тыс. чел. Черепановский муниципальный район – административно-территориальная единица (район) в юго-восточной части Новосибирской области Российской Федерации. В административном отношении Черепановский район поделен на 14 муниципальных образований, 11 из которых – сельские поселения, 3 – городские. Всего в районе насчитывается 49 населенных пунктов, в том числе 46 сельских населенных пунктов и 3 городских – г. Черепаново, рабочий посёлок Дорогино и рабочий посёлок Посевная.


Климат данного района резко континентальный с резкими колебаниями температуры, с холодной продолжительной зимой и жарким коротким летом. Рельеф имеет холмисто-волнистый характер. Территория района является водоразделом между бассейном реки Бердь и Чумыш, где расположены верховья притоков этих двух рек. Полезными ископаемыми район небогат, исключение составляют неразведанные участки Горловского антрацитного бассейна. Имеются небольшие запасы месторождений строительных материалов (кирпичные глины и камень на щебень).


Территория Черепановского района относится к континентальному типу с холодной зимой и жарким летом. Для него характерны резкие колебания температуры и осадков. Среднегодовая температура воздуха -0,4°C. Кратковременность вегетационного периода компенсируется сравнительно большой суммой температур выше 10°C, составляющей 1810°C. Период температур выше 10°C составляет в среднем – 117 дней. Среднегодовое количество выпадающих осадков составляет 408 мм. Максимум приходится на летние месяцы. В течение года наблюдается 170 дней с осадками. Таким образом, агроклиматические ресурсы района можно охарактеризовать как достаточно благоприятные по обеспечению влагой и теплом для среднеспелых и позднеспелых культур. В течение года преобладают ветра юго-западного направления. Скорость ветров в среднем составляет 3,7 м/с. Наибольшей силы ветра наблюдаются в холодный период года. Количество дней со штилем составляет – 9%.



2.2. История возникновения села


Одной из «родинок» на карте, что не уцелела перед политикой государства по укрупнению населенных пунктов за счет малых деревень, но навсегда осталась в сердце её жителей, суждено было стать Смородинке, в четырёх километрах от Бураново влюбленно смотревшей с возвышенности на окрестности, от которых трудно глаз оторвать. Посреди этой красоты и жили смородинцы своей большой семьей в 70 с лишним дворов.


Первыми обитателями в 1927 году стали переселенцы из Центральной России и Белоруссии.


Начало Смородинке положил первой землянкой Платон Иванович Колонцов, который впоследствии был поставлен управлять здешним хозяйством. Потом уж, по мере становления сельхозпроизводства, стали расти дома, а с ними контора, магазин, школа-восьмилетка.



2.3. Жизнь смородинцев


- Вот она, где наша улица была, - показал внук Платона Ивановича Сергей Владимирович Колонцов, научный сотрудник института археологии и этнографии СО РАН, уроженец Смородинки, при встрече. – А там, внизу, речка течёт, Каменка. По её берегам столько смородины всегда росло! Отсюда и название нашей деревни.


Единственная улица Смородинки, по словам местных жителей, тянулась вдоль левого берега речки. Её пологие берега, словно широко распахнутые объятия, звали путника спуститься вниз, зачерпнуть и напиться водицы. По другую сторону Каменки – большой березовый лес. Жители Смородинки называли его «паскотина», потому что с ранней весны до поздней осени там пасли стада. Когда животные съедали высокую траву, под ласковым солнцем вызревала на диво крупная земляника. Собирать ее было – несказанное удовольствие. Каждая семья заготавливала десятки литров вкуснейшего земляничного варенья.


Среди берез, редких сосен, осин, боярышника, словно большеглазые девчонки, поднимали головки к небу небывалых размеров ромашки. Неподалеку начинался бор с его вековыми соснами, там росла лилово-сизая черника…


Из воспоминаний детства у моей знакомой осталась на удивление яркая, будто расписной терем, красочный осенний лес, поездка в бор с отцом. Ехали на телеге, запряженной верным конем Воронко. А когда возвращались обратно, повозка доверху была наполнена грибами: белыми шляпками груздей, ярко-оранжевыми лисичками, крепкими боровиками…


На праздники молодежь устраивала вечеринки, «арендовав» для этого дом одинокой старушки. Всей деревней организовывали маевки у пруда – с гармошкой, песнями, плясками. И все, от мала до велика, приходили на кладбище в родительский день.



2.4. Распад села


Как удар грома среди ясного неба: в 1974 году Смородинке вынесли приговор. Сельчане восприняли весть об уничтожении родного села как трагедию. Одни переехали в райцентр, другие - в новые перспективные совхозы.


Оказывается, лишь «перспективные» деревни могут быть социально обустроены. Политика «укрупнения колхозов» привела к уничтожению сотни маленьких «неперспективных деревень». На местах цветущих садов, зеленеющих огородов, дышащих полной жизнью домов, остались разрушенные фундаменты да заросшие бурьяном улицы. А ведь когда-то здесь была большая деревня.


Тишина сейчас здесь. В таких деревнях, кажется, даже птицы поют тоскливее. Посаженные людьми черёмухи, яблони как будто раньше времени постарели – согнулись, высохли.


Заброшенные деревни невозможно восстановить. Вынужденное прощание с родной деревней навсегда оставили в сердцах их жителей глубокие шрамы. Таким образом, последствия большой политики видны и сейчас, задевают жизни тысячи людей.


Смородинку мы уже потеряли… Но есть ещё время спасти десятки маленьких деревень, для которых можно что-то сделать. Нужно действовать, а не смотреть равнодушно, как один за другим затихают наши деревни…


Судьбы деревень складывались по-разному: одни исчезали естественным путём, другие были насильно перевезены в наиболее крупные населённые пункты. Основными причинами исчезновения населённых пунктов стали:

1. Укрупнение колхозов;

2. Отсутствие дорог, водопроводов, достаточной сферы обслуживания.


Мало кто из жителей смог разобрать и вывезти по бревнышкам свои дома, большая часть их была продана на дрова.


На карте Смородинка именуется теперь страшным словом – «урочище». Кому-то из тогдашних руководителей понадобилось бульдозером сдвигать остатки домов, корчевать деревья. Не поднялась рука только на святое место – кладбище. Погост до сих пор – на краю бывшей деревни, на небольшом взгорке, среди высоких тонкоствольных берез. И бывшие жители Смородинки никогда не забывали и не забывают своих предков.



2.5. Благословение небес


Умерла деревня… Но неутолимая жажда вновь прикоснуться всеми своими чувствами к родимой земле собрала бывших смородинцев на месте деревни. А идею вернуться всем вместе в родимые края Вере Спепановне Герасименко (живущей в Зиновье) подала племянница Ирина. И с тех пор эта мысль не давала покоя. С приходом весны вместе с младшей сестрой Галиной Вера начала обзванивать тех смородинцев, чьи контакты сохранились. А те, в свою очередь, звонили другим землякам. Ком нарастал. В начале 2014 года в районной газете была опубликована небольшая статья о Смородинке и приглашение на встречу.


И уже 12 июня, так получилось знаменательно и символично, что именно в День России, стеклись с разных уголков страны в один час на свою милую сторону бывшие жители Смородинки. Приезжали они почти все сюда и раньше, да только по отдельности.


6 июня Сергей Васильевич Батарцев, ныне живущий в Маслянино, главный агроном в «Сибирской ниве», на собственные средства поставил «посреди деревни» Поклонный крест и две стойки: на одной перечислены проживавшие здесь семьи, другая - с именами смородинцев, погибших на полях Великой Отечественной, и тех, кому довелось вернуться с войны. Всех их помнят старожилы.


Сергей Васильевич и дорогу пробил да расчистил к Смородинке, иначе несколько километров пришлось бы идти пешком. А так все благополучно добрались на транспорте.


В пяти километрах от Смородинки, на автобусной остановке села Бураново, к полудню стояло несколько машин, а возле них обнимались, плакали и смеялись бывшие смородинцы. Не все сразу узнавали друг друга.


Наконец колонна автомашин направилась в сторону родной деревни. В это время от Боркова тоже ехало больше десятка машин.


Настоятель Черепановского прихода отец Кирилл освятил крест. После, по «главной улице», все направились к кладбищу в леске неподалёку, где родственники принялись поправлять могилки, выдёргивать траву, как Тамара Михайловна Попова: «Отец мой здесь лежит, Михаил Трофимович Дулейкин, 47 лет уже нет его с нами».


Игумен отслужил литию об умерших и за всех здравствующих помолился.


Православный чин совершён.


Никакими словами нельзя описать чувства, охватившие приезжих при виде Поклонного креста. Он стал символом духовного единения смородинцев.


Собравшиеся люди не могли наговориться, насмотреться на родные места, пошли бродить вместе по заросшим травой тропинкам…


И надо же, сохранилась криница! (Криница - открытый колодец, сооруженный на месте, где из-под земли бьёт родник. Кринице этой уже более полувека) Бывшие жители расчистили место вокруг неё, из воды достали листву и ветки.


Смородинцы расстилают на траве скатерти, покрывала, выкладывают из сумок привезённые с собой продукты, приготовленные к случаю блюда, и всё не могут наговориться. А как же – столько всего было! Вновь собралась вместе эта большая семья – ведь такой они всегда себя и считали. Наловят мужики рыбы: вечером вся деревня сходится в одно место на уху. Было дело, добыли в местном лесу медведя: так вся Смородинка испробовала медвежьего мяса.


А помнишь, а помнишь!.. Наперебой рассказывают друг другу новости за последние три-четыре десятка лет – по столько многие и не виделись, взахлёб сыплют воспоминаниями полсотни других смородинцев.


Расставались со слезами на глазах, договорились встречаться теперь ежегодно смородинцы и смородинки. (Ну не потрясающе ли звучит: «Ты, моя смородинка!»? Да, тут кругом поэзия – и люди, и природа.)


Да, разъезжались люди с таким просветвлённым чувством, которое бывает после посещения святых мест. К подножию Поклонного креста положили по камню. В знак того, что душа навсегда связана с родиной. А в душе теплится огонек надежды на возрождение нашей благодатной земли.


На следующий день Вере Степановне Герасименко позвонила Нина Васильевна Батарцева. Возвращались они домой в Борково (Маслянинский район), глядь на небо, а там крест небольшой прямо над Смородинкой висит. Мужики сначала сочли за следы от реактивных самолётов. Затем пригляделись: нет, не они. Висит, не шелохнётся.


Так сами небеса благословили всех смородинцев – и живых и ушедших…



2.6. Строки посвящаю родной деревушке – Смородинке

СМОРОДИНКА

Вот смотрю на фото я, где любимый край.

Снова фотография. Тут священный рай!

Тополя зелёные шелестят листвой,

Солнцем озарённые. Вот и дом родной!

Озеро бездонное, в серебре трава,

На цветах разбросана бисером роса.

Вдалеке под мостиком реченька течёт,

Бурная, с берёзками разговор ведёт.

У реки смородина сладкая растёт,

От того «Смородинка» в памяти живёт.

Школа деревянная, печка в уголке,

Лесенка скрипучая, всё так близко мне.

Птицы звонко, весело заполняют слух,

И кричит задорно так по утру петух.

Летом за околицей под горой в лесу,

Пасека - кормилица там стоит в цвету.

А на речке «Каменка» мельница живёт,

Всё смолов без камешка, людям отдаёт.

Годы шли военные, проводы селом.

Уходили, смелые, не одним двором.

Возвращались с радостью, а в душе печаль.

Жизнь осталась сладостью с тихой грустью вдаль.

Но когда разрушили Родину мою,

Стоны не нарушили все дела в краю.

Нет тебя, «Смородинка», нет и на земле.

Малая ты Родина, ты живёшь во мне.

На широкой улице не видны дома,

Только поле чистое и одна сосна.

Тополя упавшие, где стоял наш дом.

Озеро заросшее и пустырь кругом.

Защемило душеньку у семьи одной.

Все нашли отдушину в стороне родной.

Милая « Смородинка» снова ожила.

Малая ты Родина, крепкая семья.

Дети, внуки, правнуки собрались вокруг.

И проснулась реченька, оживился луг.

Вспомнили и прошлое, кто ушёл на фронт.

Сколько было прожито – голод, взлёт и брод.

Смех раздался искренний где-то вдалеке,

Улыбнулось солнышко « Каменке» реке.

Родилась «Смородинка» от тепла людей.

За июньским облаком в добрый, новый день…

Светлана Володькина



3. Практическая часть


Посетив первую встречу смородинцев, проведя беседы с 15-ю жителями, я записала их воспоминания о Смородинке и близлежащих населённых пунктах. Прочитала все статьи о Смородинке (архив, газеты «Черепановские вести» (1953 – 1974). Обсуждала вопросы сознания музея Смородинки с активисткой Верой Степановной Герасименко (село Зимовьё Черепановского района). Работала с музейными материалами (музей города Черепаново).


Из воспоминаний бывших жителей деревни Смородинки


- Глядя на карту Черепановского района, любой человек заметит, что село Бураново – одно из приграничных поселений. Что с последним метром асфальтированной дороги на краю села заканчивается и цивилизация. Что, да, дальше рейсовый автобус уже не ходит. Но ещё каких-то пятьдесят лет назад в непроходимом, как может показаться теперь, лесу, располагались ещё два посёлка: Смородинка и Светлый ключ, – выселки, как их принято называть. Эти поселения основали крестьяне, наделённые после Гражданской войны землёй. В них несколько десятилетий жили и трудились люди.


Но время шло, жители выселок постепенно разъезжались или умирали. Спустя годы, Смородинка, как и Светлый ключ, прекратили своё существование. Многие переселились в Бураново, остальные же уехали жить в другие сёла и города. В них, теперь уже заброшенных и забытых посёлках, советские люди когда-то строили светлое будущее. Только вот от их деревень остались лишь скромные развалины, тёплые воспоминания стариков и небольшие кладбища. Последние, впрочем, не забыты – сыновья и внуки, несмотря на поросшие травой лесные дороги, всё же иногда возят своих стариков в места их молодости, а те, молчаливо и задумчиво, подолгу сидят у затерявшихся в тени деревьев могилок.


Вера Степановна Герасименко



В газете «Черепановские вести» № 45 от 7 ноября 2008 года опубликована статья редактора П. Ф. Никифорова «Вот моя деревня…». Чувствуется, что автор неравнодушен к проблемам села, искренне переживает за всё, что произошло и происходит в деревне, а глядя на сегодняшнее её состояние, испытывает чувство боли и некоторой вины за случившееся. Думаю, что в своих раздумьях Пётр Фёдорович не одинок. Сегодняшняя деревня чем-то напоминает одинокую старушку-мать, которую бросили на милость судьбы выросшие её детки.


- Конечно, город всегда подпитывался селом. Село не только кормило, поило, но и давало городу кадры. Даже знаменитую индустриализацию страны в 30 – 40-е годы проводили во многом за счёт села. Отток сельского населения в города – процесс в некоторой степени объективный. С развитием промышленности, экономики в целом и новых технологий в частности процент сельского населения сокращается, так происходит во всём мире. Только вот где та грань, та черта, у которой правителям нужно остановиться и задуматься над тем, может ли существовать Россия без села, целого слоя населения со своим особым социально-экономическим укладом?


Нелли Михайловна Снопова, г.Бердск, учитель начальных классов



- В своей судьбе село пережило многое. А так называемые годы застоя, связанные с Л.И. Брежневым, – один из лучших отрезков времени в его истории, когда село жило полноценной экономической, социальной, культурной жизнью. В том, что укрупнялись хозяйства, было много положительного. Укрепилась материальная база. На центральных усадьбах выросли современные ремонтно-технические мастерские с полным набором кадров: токари, слесари, сварщики, кузнецы, электрики, регулировщики топливной аппаратуры, наладчики… Строились тёплые гаражи, зернотоки, сушилки, склады, оборудовались системы мелиорации. Ускоренными темпами возводилось жильё, детские сады, дома культуры, школы, столовые, магазины, пекарни. В село потоком шла техника. Люди стали зарабатывать неплохие деньги. А если есть работа, доход, жильё, досуг – зачем уезжать из села. Кто уезжал – чаще всего возвращался обратно. Можно с уверенностью сказать, что люди на селе в тот период времени, с учётом своего подсобного хозяйства, жили гораздо лучше, зажиточнее, чем многие городские семьи. Были и недостатки. Деревни в своём развитии, особенно в бытовом отношении, отставали от центральных усадеб, и это не способствовало закреплению на селе молодёжи.


Зинаида Григорьевна Иванченко, г.Черепаново, пенсионерка



- Но вот наступило убийственное для села время, имею в виду «перестройку». Государство бросило его на произвол судьбы. Если раньше от мощного бюджета Советского Союза на развитие села шло 20% средств, то при новом правлении вся сверхприбыль от продажи природного сырья пошла на выращивание не пшеницы, а долларовых миллиардеров, каковых сейчас, по данным журнала «Форбс», на хребте страны 130 человек. Они бесятся от жиру, скупая всё подряд за рубежом, – яхты, недвижимость и футбольные клубы, поражая Запад своею расточительностью.


Более того, государство высосало из деревни 600 миллиардов рублей за счёт диспаритета цен, когда хлеб, молоко, мясо и другие продукты, выращенные селянами, скупались за бесценок, а цены на горючее, технику и запчасти к ней, энергоносители, удобрения, строительные материалы подняли до заоблачных высот.


Дмитрий Петрович Корчагин, с.Новомихайловка, пенсионер



- Вроде бы всё было для жизни людей в той деревне, а её почему-то нет… За годы реформ с карты России исчезли (считай, уничтожены) 13 тысяч деревень! В Новосибирской области доживают свой век 370 деревенек с населением менее 100 человек.


Да за примерами не надо ходить далеко. В своё время отделениями Листвянского совхоза являлись сёла Светлый Ключ и наша родная Смородинка. Где они? А что осталось от старинного села Татарка? Там некогда были отапливаемый гараж, клуб, магазин, контора, животноводческие помещения, в которых содержалось до 500 только дойных коров. Всё уничтожено. Стоило только директору убрать из деревни скот, как остались без работы люди и вскоре начали разъезжаться. В самой Листвянке демонтировали столовую, общежитие. В селе осталась без хозяев 21 бывшая квартира совхоза. 7 из них продано людям, выброшенным из города «чёрными риэлторами», от которых селу никакой пользы, остальные стоят пустые, родственники уехавших или умерших наведываются туда от случая к случаю.


Так что зачастую люди уезжают из села не по своей доброй воле, их вынуждают к этому экономическими решениями власти. В нашей же районной газете как-то прочитал и ужаснулся: во всём районе осталось всего 20 механизаторов моложе 30-ти лет! Сегодня из села уезжают даже те, кто абсолютно не приспособлен к городской жизни. Уезжают с болью в сердце, тоскою и робкой надеждой на то, что, возможно, всё ещё когда-то изменится. Только останется ли у них время и силы, чтобы однажды вернуться и всё начать с начала, попытаться возродить деревню из пепла?..


Владимир Николаевич Воробьев, г.Черепаново, пенсионер



О селе Бураново рассказала Анна Александровна Пименова, сотрудник музея г. Черепаново (стиль автора сохранён)


Возникновение села


Село Бураново было основано в 1790 году во время царствования Екатерины II донским казаком Бурановым Иваном Савельевичем. Здесь, на берегу небольшой речки, построил он свое нехитрое жилище, положив начало селу. Здесь он и прожил до глубокой старости. А село стали называть Бураново. Сибирские земли плодородные, природа богата лесами, ягодами, дичью. Население быстро осваивалось. Шли годы, село росло. По переписи населения в 1911 году в селе было уже 232 двора и 1242 человека жителей. Тогда наше село входило в Томскую губернию, Барнаульского уезда, Боровлянской волости. В то давнее время административное управление осуществлялось через Земскую избу.


В селе Анисимово (ранее оно называлось Боровлянка) Тальменского района, Алтайского края и находилась Земская изба. О том, что она проводила большую работу, говорит то, что от неё сохранился архив за триста лет. В 1918 году архив был отправлен в город Омск. В виду того, что он был так велик, его везли на 14 подводах под бастрыками.


На селе власть осуществляли староста и его подручный полицейский, облечённый правами, как его в народе называли «Бляха на груди». В Бураново много лет был полицейским Евлампий Косой. Его боялись и стар и млад. За малейший проступок он тащил на съезжую и там объявлял словами: «Чё, паря, на тебя приговорок доспеть». А это значило - сидеть в кутузке или быть поротым.


Бураново, по словам старожилов, передаваемых из поколения в поколение, пользовалось дурной славой. Раньше люди за пятьдесят верст обходили Бураново, боялись. Чалдоны говаривали: «Чем, паря, косача убивать, заряд тратить, лучше убить бродяжку, у него копеек двадцать найдется». А то и свиней кормили, в подвалах у богатеев находили впоследствии множество человеческих костей.


Землепользование велось системой наделов. Вся земля со всеми пахотными и сенокосными угодьями была порезана на наделы площадью двенадцать десятин каждый. Законом разрешалось купля и продажа земли. Крестьянин мог иметь столько наделов, сколько позволяло его имущественное положение. Вновь поселившийся в деревне стремился приобрести надел и потом, когда обзаводился лошадью и коровой, становился полным хозяином. Аренда земли, наем батраков применялись в малых размерах. Здесь помещиков не было, а земель было много. Наличие земли в крестьянском дворе не соответствовало количеству членов семьи: большая семья могла иметь один надел, а малая семья владела многими наделами. Причем до революции наделение землей производилось только на мужчин. После революции, когда земельным кодексом предусматривалось наделение землей и женщин, малоземельные крестьяне стали требовать передела земли. Случалось, делалось это просто - надел отбирали и передавали малоземельным. В то же время земельным кодексом разрешалось выделяться в поселки - там они получали землю по едокам.


Так родились поселки: Смородинка, Светлый ключ, Аксеновский, Литвиновка, Ясная Поляна. Такая система выселков, как стало известно из зарисовок Федора Прокопьевича Дробышева, впоследствии была признана не только отрицательной, но и вредительской. Считалось, что на выселках крестьянин был приближен к земле, но в тоже время отдален от общественной жизни.


Село во время Февральской революции


Февральскую революцию в Бураново с интересом встретили все, а особенно ссыльные поселенцы. Ссыльные какой-либо политической активности прежде не проявляли, жили спокойно, замкнувшись в своем домашнем хозяйстве, но во время революции оживились.


После февральской революции все политические партии стали открыто проводить политическую деятельность. А чтобы узнать какой же партии хочет дать предпочтение народ, проводилось голосование. Голосовал только глава семьи. Он должен был взять карточку с номером избранной партии и опустить ее в ящик.


Октябрьская революция


Не успели бурановцы разобраться в основах новой власти, как услышали новую весть: в Петрограде совершена Октябрьская революция, в стране устанавливается Советская власть. Новая власть призывает закончить войну, заключить мир, землю раздать всем крестьянам поровну, фабрики, заводы отобрать у буржуев и передать народу. Во все села и деревни посылались представители.


Гражданская война


В Бураново незамедлительно был сформирован ревком, выбран комитет бедноты, проводилась экспроприация. Но Советская власть в Сибири продержалась недолго. Изучая хрестоматию по истории Сибири, выяснено, что большевистские Советы провели ряд назревших мероприятий в интересах трудового крестьянства, но не сумели наладить на новой основе хозяйство. Они восстановили против себя большинство крестьян насильственным изъятием продовольствия. В такой обстановке в результате мятежа чехословацкого корпуса, который передвигался по Сибирской железной дороге на восток, и был поддержан внутренними антибольшевистскими силами. Советская власть в области в конце мая 1918 года была свергнута. Началась гражданская война.


Демократически настроенные деятели попытались организовать систему правления, но вынуждены были передать власть верховному правителю А.В. Колчаку. В ноябре 1918 года в результате военного переворота он утвердился во главе объединенных антисоветских сил. Колчак, избравший своей резиденцией Омск, объявил на всю Сибирь власть своей директории. Всюду восстанавливались старые порядки, гнёт и репрессии были еще сильнее, чем при старом царском режиме. За малейший проступок сажали в кутузку, пороли за малейшее подозрение, вешали и расстреливали. Особенно они свирепствовали при отступлении. В области развернулось массовое партизанское движение. Бурановцы сражались в партизанском отряде Громова. Из воспоминаний Федора Прокопьевича Дробышева мы узнали, что в декабре 1919 года в село ворвались колчаковцы. Они жестоко расправились с активистами села. От рук белых погибли партизаны: Манюхин Михаил Андреевич, Бутарев Иван Павлович, Шеманаев Федор Васильевич и член комитета бедноты Беляев Филимон Парфенович. Их вывели босиком на мороз, зверски избили и расстреляли. Перед смертью Иван Павлович, истекая кровью, у него живого отрубили руку, выкрикнул: «Скоро вы захлебнетесь нашей кровью!».


Как беззаветно эти люди, порой неграмотные, служили идее, отдавая за нее свои жизни ради светлого будущего, в которое они верили. Все они были похоронены в центре села в братской могиле, на которой в 1952 году был установлен деревянный памятник, а в 1982 году был сооружен памятник, который и сейчас является украшением села. Народ не мирился с гнётом и произволом белогвардейской власти, восставая, организуя партизанские отряды.


Силами Красной Армии и партизан были сметены колчаковщина и интервенция. В Бураново, как и по всей Сибири, в августе 1919 года была восстановлена Советская власть, которая стала вникать во все стороны общественной жизни.


Становление советской власти в Бураново


Очагом культуры явилась открытая в селе изба-читальня, которая сначала была в поповском доме. Она ведала культурно-массовой работой. Потом открыли народный дом.


Молодежь стала приобщаться к культуре. Инициаторами и застрельщиками были комсомольцы. Первая комсомольская ячейка состояла из 15 человек. Основными формами политической работы среди молодежи были беседы и лекции, массовой работы - спектакли, игры, танцы.


По переписи населения на 1928 года в селе насчитывалось 470 дворов и 2381 житель. Проводя в жизнь указания ЦК ВКП(б) местные партийные организации развернули массовую работу по вовлечению крестьян в коммуны, хорошими помощниками оказались комсомольцы.


Население Бураново состояло из трех групп:

старожилов – коренных сибиряков,

поселившихся в период большой иммиграции 1900-1910 годов,

прибывших в годы гражданской войны.


Хозяйства последней группы относились к числу бедняцких, они вступали первыми на путь коллективного ведения хозяйства. Коммунистам и комсомольцам в порядке партийной и комсомольской дисциплины было предложено вступать также первыми.


В конце января 1930 года в райисполкоме на совещании руководителей сельских советов была поставлена задача: провести сплошную коллективизацию.


В этот период рекомендовались три формы коллективизации: товарищество по общественной обработке земли, сельскохозяйственная артель и коммуна. В товариществе – обобществлялись только средства по обработке земли, в сельхозартели – средства, дающие доход хозяйству (машины и скот), в коммуне обобществлялся и быт. Решили сразу создать коммуну.


Бурановский сельсовет в то время объединял много мелких поселков и выселков: Смородинка, Светлый Ключ, Аксеновка, Литвиновка, Ясная Поляна, Осиновка, Дубровка, Малиновка.


Коллективизация проходила трудно. Во все поселки были направлены представители по проведению собраний. Порой на собраниях доходило до абсурда. Из воспоминаний Федора Прокопьевича Дробышева о собрании в поселке Смородинка. Оно длилось целый день, проходило с большой активностью. После того, как всесторонне всё было обсуждено, все досыта наговорились, нужно было конкретно решать о вступлении в колхоз. Вопрос был поставлен на голосование. Председательствующий товарищ Прудников спрашивает: - «Кто согласен вступить в колхоз, прошу поднять руки» - Ни один. - «Кто против?» - Ни один. - «Кто воздержался?» - Ни один. Безуспешно прошли собрания и на других выселках и в селе Бураново. Массового вступления в коммуну не получилось. Но все-таки как-то организовались две формы хозяйствования – артель и коммуна.


В один февральский, морозный день из Безменовского сельсовета в село Бураново прибыло более 90 «красных свах». В Безменово еще с 1920 года существовала коммуна «Путь жизни». Думали, что они как-то помогут в организации. Вместе с «красными свахами» прибыл отряд уполномоченных. Их вскоре отправили обратно. Своей толкотней они только мешали работать. Правдивую оценку им сделал член Новосибирской бригады товарищ Чупарев. На совещании сельского актива он сообщил, что могли «красные свахи» сделать так это, находясь здесь в гостях, они съели 17 ведер капусты и 30 пудов картофеля.


Агитбригада приехала поправить положение после опубликования в прессе статьи «Головокружение от успехов», которая вызвала растерянность у коммунистов. Статья предостерегала от перегибов, хотя их было сделано уже предостаточно. Коммуна просуществовала недолго. Жизнь показала, что надо создавать колхозы.


В артель, хотя и мало, вступали новые члены. На собрании артели было присвоено название имени Красной Армии. Несмотря на неимоверные усилия, коллективизация в Бураново проходила очень трудно. Не только рост членов коллективных хозяйств, но и сами дела колхозов обстояли плохо. На хозяйственных делах сильно отражалась неправильная расстановка сил, недостаточная сплоченность членов, отсутствие твердого руководства правления. И как раз в это время обострилась в селе классовая борьба. С позиции нашего времени – борьба между более грамотным, дееспособным слоем населения и бедняками, которые метались от коммуны к колхозу, но толку пока никакого не было.


С позиции Федора Прокопьевича Дробышева, активиста – комсомольца, они были врагами: и поп Герасим Теодорович, и дьякон, прибывший из заключения, и кулаки, возвращавшиеся из Нарымского края. А как проводилось раскулачивание и высылка, и лишение избирательных прав кулаков, нам стало известно. Сверху выдвигался план на раскулачивание, и были или не были кулаки, а найти их надо. Вот и попадали в «кулаки» под эту марку и середняки и мало-мальски крепкие хозяйства. Их лишали права голоса и выселяли семьями, с малыми детьми, кто в чем был. И сколько людей погибло при переселении, особенно детей, которые замерзали по несколько человек из каждой семьи или умирали с голоду. На второй день после выселения эти «кулаки» побирались по ночам, просили хоть корку хлеба своим детям. Главной жертвой сталинских преобразований стали крестьяне, которые в ходе грандиозного аграрного переворота лишились собственности на средства производства. Во многих сёлах района к лету 1930 года были закрыты церкви и молитвенные дома. Эту акцию власти смогли осуществить без особых осложнений. Лишь в Бураново им пришлось столкнуться с протестом местного населения, которое дружно встало на защиту своего храма и священника. Стихийные, эмоциональные и, вместе с тем, решительные действия жителей, главным образом женщин, вызвали большой переполох не только в районе, но и за его пределами.


Коренные местные жители, в большинстве своем крепкие крестьяне, не хотели вступать в колхоз. Первыми колхозниками стали приехавшие осенью 1929 года переселенцы из центральной России – бедняки. 34 бедняцких хозяйства получили лучшие земли. Это вызвало естественное недовольство остального населения.


Предел терпения большинства селян наступил после того, как начались посягательства на их церковь.


15 апреля 1930 года в село Бураново прибыл участковый милиционер Дралов, чтобы арестовать священника Теодоровича, как «главаря» контрреволюционной группы. Дралов расположился в сельском совете и потребовал вызвать священника к себе. Подождав какое-то время и убедившись, что священник добровольно не явится, милиционер направился к нему домой.


Возможно, вся операция прошла бы успешно, но в тот момент, когда проводился арест, к дому священника пришли две женщины с молоком и подняли шум. На их крики за несколько минут собралась толпа, из домов выскакивали люди, некоторые в нательном белье, накинув на себя какую-нибудь одежонку. С невиданной быстротой толпа на церковной площади увеличивалась. В милиционеров полетели камни, колья. Дралову пришлось оставить затею с арестом священника, а самому быстро убраться из села. Через два дня в Бураново была направлена бригада из райцентра в сопровождении начальника милиции и уполномоченного ГПУ. Возглавлял ее член райкома партии Ведяйкин. Бригада собрала сход граждан и стала убеждать сдать священника в ГПУ. Но получить согласие жителей не удалось.


7 мая в селе появился уже вооруженный отряд из четырнадцати человек, которым руководил работник РИКа Бумай и уполномоченный ГПУ Данилов. Целью его было захватить священника, а с ним четырёх «кулаков», бежавших из томской ссылки, которых объявили едва ли не главными зачинщиками беспорядков. Не поднимая излишнего шума, отряд произвёл арест священника. Но пока арестованный собирал вещи, прощался с родственниками, вновь собралась толпа численностью около 300 человек. Звенел церковный колокол, люди все прибывали. Опасаясь за свою безопасность, отряд вынужден был освободить арестованного, но возмущенные крестьяне продолжали наступать. Лишь после того, как раздались предупредительные выстрелы в воздух, толпа отступила. Отряд ушел ни с чем.


Эта неожиданная победа бурановцев, обнаружила на данной ситуации полное бессилие власти, побудила жителей восстановить прежние порядки в селе: раскулаченным были возвращены дома, была организована охрана. Конечно, эта победа была непрочной. Спустя несколько дней из Новосибирского окружного комитета партии в село прибыла новая группа уполномоченных, которая вернула утраченный контроль над селом. Дело это закончилось печально, 30 человек были привлечены к ответственности. Из них 8 человек было приговорено к высшей мере, 5 человек осуждены к 5 годам строгого режима, трое к трем годам условно.


Первая волна экспроприации и высылки крестьянства пришлась на первую половину 1930 года. Следующая операция по «ликвидации кулачества» началась в январе 1931 года, затем в течение весны и лета 1931 года.


Результатом сплошной коллективизации было обвальное падение уровня аграрного производства, особенно животноводства, разорение и обнищание деревни и даже голод среди её жителей. Некоторая стабилизация сельского хозяйства началась лишь с 1932 года.


Вскоре на территории Бураново было организовано 3 колхоза. Названия этим колхозам давал сам народ. Колхоз «Стахановец» был назван в честь Алексея Стаханова, героя труда, шахтера. Работать по-стахановски – таков был девиз колхозников. Первым председателем этого колхоза был Малышев. Колхоз «Красная Армия» назван в честь героической Красной Армии. Работать так, как Красная Армия сражалась с врагами. Первым его председателем был Шевченко. Колхоз «Оборона страны». Годы были напряженные. Колхозники, давая такое название колхозу, как бы являлись помощниками армии, своим трудом защищали страну. Первый председатель – Шкуратов Григорий Иванович.


В очерках истории Черепановского района есть сообщение, в котором говорится, что с 1932 года в селе Бураново начал свою работу завод по переработке льна. Но пока его строили, возникало много трудностей. Из «Зарисовок об истории Бураново» Ф. П. Дробышева мы узнаем, что первый раз завод построили неудачно на самом низком берегу реки Кривой. Ведавшие строительством завода убеждали, что это место самое подходящее для замачивания тресты. Но при первом же включении агрегатов завод начал медленно погружаться в трясину. Рабочие успели спасти оборудование. Льнозавод вынуждены были строить снова в конце улицы Кривой в поскотине на холме. Льнозавод выпускал свою продукцию до 1962 года, пока сеяли лен в Бураново и в хозяйствах Черепановского и Маслянинского районов. Потом посевы льна повсеместно сокращались и прекратились. Прекратил свое существование и завод.


Здесь письмо супруги священника Теодоровича Герасима Михайловича - Елены Михайловны к Пешковой Екатерине Павловне, которое передает атмосферу последствий тех событий для семьи Теодоровичей. Может быть кто-то вспомнит фамилии людей, упомянутых здесь?



4. Заключение


Каждый из нас может стать носителем знания о своем крае, об исторических и духовных корнях. Каждый может стать хранителем культурного наследия, стать другом и защитником своего родного уголка. Интерес к истории своей деревни, села, района, к собственному происхождению никогда не угасал, но особенно возрос он в последнее время. Это показывают и организованные бывшими жителями деревень встречи с земляками на малой родине. Вот и съезжаются внуки и правнуки тех, кто родился и вырос на этой земле. Люди всё чаще стали интересоваться историей своей Родины, как будто боятся что-то забыть, растерять в суматохе обыденных дней. Уходит старое поколение, и вместе с ним исчезают события, сведения об исчезнувших деревнях. Когда встречаешься с бывшими жителями деревень, ощущаешь какой-то особенный трепет. Но сегодня зачастую память о тех деревнях хранят только одинокие черёмухи, заглядывавшие когда-то в окна домов, кусты малины, заросшие крапивой, кое-где оставшиеся фундаменты строений, да ещё старики, жившие когда-то в этих деревнях.


Работая над проектом, я убедилась, что память людей нетленна, она возвращает нас в прошлое. Вспоминая, мы сравниваем с настоящим и думаем о будущем. Да, трудно оценивать исторические события, поэтому считаю, что проблема моего проекта не решена в полном объёме в данной работе. Я думаю, что собранный мною материал будет интересен не только жителям бывшей деревни, но и учащимся Черепановского района, учителям, родителям. Интерес к истории своей деревни, села, района, к собственному происхождению никогда не угасал. В этом состоит практическая значимость работы. Перспектива моей работы заключается в продолжение более подробного исследования о людях и их судьбах, о взаимосвязи поколений.


При подготовке работы были собраны воспоминания и рассказы бывших жителей деревни. Это исследование оказалось увлекательным, но гораздо более объёмным и сложным, чем можно было предположить, начиная его. В данной работе отражены некоторые результаты.


Каждый гражданин должен знать историю своей малой родины, преумножать её богатства, заботиться о её будущем. Без прошлого нет настоящего, без настоящего нет будущего.



5. Список источников информации

1. «Солдаты Победы». Составитель В.М. Папулов, В.В. Усманов. «Парус М.», 2000г.

2. Папка музея г.Черепаново «История исчезнувших деревень»

3. Архив музея г.Черепаново

4. Из воспоминаний бывших жителей села Смородинка и сотрудника музея г.Черепаново

5. Стихотворение Светланы Володькиной«Смородинка»



6.Приложение








Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий