|
Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Философия КультурыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр
Библиотека | Статьи


Из геологической юности

О. Соколков

1972 г. Красноярский край.


Геологическая практика в Мотыгино. Наш отряд из 7 человек ползает в районах рек П.Тунгусски и Татарки- производим геологическую съемку 50: 000 масштаба. Вообще- то то народу на площади много, есть и другие отряды геологов, и склад с пекарней и заведующей, и вертолеты иногда прилетают, да и до населенных пунктов всего сотня другая километров.


В отряде 2 маршрутные группы по 3 человека: геолог, радиометрист и геохимик.


Так я нынче геохимик. Звучит гордо, а дела весьма ответственные и важные. Веду отбор геохимических проб с площади работ. Основное снаряжение- лопата, рюкзак, мешочки для проб, полевой журнал. Дэта- мазь от комаров.


Вспомогательное снаряжение- геологический молоток, котелок, запас продуктов небольшой, что б днем перекусить. Охотничий нож или топорик. Да еще по мелочам- небольшая аптечка, запас карандашей, спичек и табака. Котелок, кружка, ложка. Да в кармане рюкзака небольшой набор лесок и крючков. Да тогда, когда маршруты с ночевкой- побольше продуктов и чехол от спальника.


Экипировка. Глухая энцифалитка, открытые только кисти рук. На голове накомарник, очень редко снимается. А на ногах – резиновые сапоги ДГ- т.е. с длинной голяшкой. И какая бы погода не стояла, без них не моги. Ручьи, речки, вода ледяная, а дно каменистое.


Наша маршрутная группа: Слава- геолог. Аля- радиометрист, коллектор и т.д- моя коллега по учебе из соседней группы. И я- куда уж денешься.


Методика работы у нас такая.


Геолог находит обнажение горных пород, начинает описывать, измерять, отбирать образцы.


Радиометрист измеряет радиактивный фон в процессе маршрута и на обнажении, в свободное время работает коллектором. Записывает, оформляет образцы и т.д.


Геохимик- ковыряет своей лопатой землю и отбирает пробы подпочвенного слоя грунта через каждые 50 метров. Обычно хватает глубины штыковой лопаты- 20 см. Почвенный слой здесь тонкий, редко 3-5 см чернозема и травы.


Методика. Вырезаю в земле треугольник на глубину штыковой лопаты, вытаскиваю пирамидку грунта. С вершины пирамидки отбираю грамм 200 чистого грунта и кладу в мешочек. Оформляю этикетку с номером и коротким описанием, сворачиваю несколько раз, что б карандашная писанина не стерлась, ставлю номер. Номер на мешочке и этикетке совпадают. Дублирую запись в полевом журнале, при необходимости с подробностями. Привязка, характеристика местности и т.д. Допустим вершина водораздела. Рыхлые отложения- скорее всего коры выветривания. Склоны- отложения снесены сверху по склону. Террасы и долины рек- там возможно что угодно. Или каменные осыпи- курумы, тоже проблемы- коренного грунта практически нет, ищешь под мохом и камнями по щепотке.


Да и в маршруте, я обычно впереди, пока остальные с камушками ковыряются.


Вот какая важная у меня должность. Об остальных пару строчек, а тут аж о себе несколько предложений.


Всякие случаи бывают, и вот попытаюсь описать то, что мне особенно запомнилось и иногда приятно вспоминать и в одиночку, и в компании.


Что может быть страшнее страшного.


Обычный день, обычный маршрут. Жарко, тишина. Потею, ползу в расслабленности, отмечая свой путь ямками в земле.


Сзади меня, в таком же расслабленном состоянии передвигаются коллеги. Отбираю пробы практически автоматически, голова занята чем-то непонятно чем. Вхожу в мелколесье, густые заросли молодых елочек и сосен. Шагомером отсчитываю 50 метров. Лопата автоматически втыкается в землю и вытаскивает пирамидку. И. . . .и тишина и спокойствие нарушается.


Сначала появляется невесть откуда какой-то непонятный гул. Не обращая пока на гул никакого внимания продолжаю заниматься своим делом, снимаю рюкзак и наклоняюсь к земляной пирамидке. Гул усиливается. Чувствую резкий удар в кисть руки, почти сразу же второй удар. Что-то мне это не понравилось, начал приходить в себя из полудремотного состояния в реальности бытия. Так как моя голова была наклонена к земле, то в первое мгновения я увидел, что лопата, проба и дырка в земле затуманены каким-то гудящим облаком. Затем различил в середине пирамиды дырку, да и в выкопанной ямке дырку. Из которых непрерывным потоком выползают и взлетают какие- то полосатые твари- осы или пчелы, и, уже через мгновение, облако окружило меня, осы /пчелы/ ползают по энцифалитке, по накомарнику, чувствую резкие удары через одежду. Ладно хоть, что открыты только кисти рук.


Все мысли из головы насчет породы данных существ улетучились, остались только рефлексы. Схватил в охапку рюкзак и лопату, и пулей выскочил из мелколесья. Естественно, мой марафонский маршрут пролег мимо коллег, которые метрах в 50 сзади рассматривали какой- то образец. Махом проскочил мимо них, успев краешком глаза заметить округленные глаза и раскрытый род Али, да Славу, тянущегося к карабину. Небось о звере подумали- промелькнула мысль.


Рискнул остановится только метров через 400 на открытом, проветриваемом месте. С какой-то гордостью подумал, что наверняка на этом отрезке с отрывом от ос/пчел/ я установил какой- либо мировой рекорд, а может и даже несколько в кроссе по пересеченной местности и со снаряжением. Не успел я это додумать, как мимо меня создавая вихри и завихрения промелькнули Слава с Алей. Скорость у них была так велика, что их силуэты слились в одно темное облако.


Похоже, что осы, чей покой и жилье я потревожил своей лопатой, вначале удивились, а потом дико обиделись на мое исчезновение. Разгневанная толпа жужжащих тварей направилась по моему следу и естественно, наткнулись на моих коллег. Но геологи, как более опытные в этом вопросе, не стали дожидаться летального исхода и изчезли из сферы влияния ос еще быстрее, чем я. Да, сорвался мой рекорд, с неудовольствием промелькнуло в голове, и подхватив снаряжение, я ринулся за ними.


Еще преодолели метров 200 и остановились, принюхиваясь и прислушиваясь к окружающему пространству. Тишина и спокойствие, на жаре даже комары приутихли, да изредка прошумит слепень. Свалив все снаряжение на землю, кто как мог последовал за ним.


Пострадавший оказался я один, моя правая кисть раздулась как боксерская перчатка, и пару дней заслуженно отдежурил в лагере, на кухне.


Под вечер у костра был проведен дополнительный инструктаж при возникновении данной ситуации. Были даны следующие ценные советы.


1. Страшнее растревоженного роя диких пчел и ос в округе несколько тысяч километров зверя не водится.


2. Исходя из этого, при возникновении данной ситуации срочно отступать, не взирая на чины и должности. При необходимости можно бросить все лишнее и не ограничивать себя в скорости.


3. Ежели их скорость сравнивается с твоей или ныряй в воду, или ищи кустарник погуще- авось они отстанут.


4. На всякий случай, уже наблюдался ряд летальных исходов при незапланированных встречах с осами и пчелами. Комиссия выяснила, что не были соблюдены соответствующие инструкции.


5. Рекомендация. При встрече с данными особами беги куда хочешь, только не в направлении коллег.


Последний пункт Слава повторил несколько раз.


Первая встреча с медведем


Обычный маршрут по разрезу вдоль береговых обнажений реки Татарка. Немножка изменилась методика. Слава с Алей идут по берегу речки, описывая все подрят обнажения. А я иду сверху обнажений, где можно отобрать пробу грунта.


Торопится некуда, моя скорость выше, чем у коллег. Так что отбираю несколько проб и выхожу на берег, ожидая. Или сижу на берегу, просто перекуриваю. Или беру свой геологический молоток в руки, и ковыряюсь в каменных обнажениях вдоль берега, порой своими разноцветными спектрами и причудливыми узорами напоминающие какое- то произведение исскуств. Или сидя на отмели рассатриваю море разноцветной и разноформатной гальки. Порой попадаются довольно красивые экземпляры пород с мелкими друзочками разнообразного кварца: аметиста, мариона, хрусталя и т.д. Да и порой попадаются кристаллы рудных минералов. От кубиков блестяще- желтого пирита, размерами до см и более, до разноцветно- радужных борнита, халькопирита и алмазных кристалликов магнетита. В общем не скучаю, да и понравившими образцами пополняю свою минералогическую коллекцию.


Солнце припекает, и ничего нового, опять в расслабуху потянуло. Решил немножко проскочить вперед с отбором проб и подремать на берегу в ожидании народа. Хорошая погода, легкий ветерок и нежное журчание речки вполне способствуют данному состоянию.


Метров через 300 попался курумник- сплошная каменная река шириной метров 150. Немножко попыхтел, отыскивая свои законные 200 грамм грунта под слоем мха и камней. Но с этим справился довольно успешно, правда носик штыковой лопаты после этих мероприятий изогнулся самым причудливым образом в какую-то хитрую спираль. Оформил и положил образцы в рюкзак, геологическим молотком выправил свою штыковую лопату, произведя грохота по округе не менее, чем от нормального камнепада, и решил отдохнуть.


Место идеальное, речка поет свои бесконечные песенки в 10 метров ниже от меня, курумник тянется еще метров на 50 выше, обзор великолепный. Мои коллеги при всем их желании мимо меня не пройдут. А на камнях хорошо, тепло, да и ветерок с речки обдувает. И с чистой совестью, найдя местечко поудобнее соответсвующее выпуклостям и вогнутостям моего тела- задремал, а может и уснул.


Сколько дремал- спал, минуту, 10 минут или полчаса не помню. Да и не до того было. Вообщем не помню, не знаю, но недолго, так как геологи еще не подошли.


Какое то внутренне чувство заставило меня резко проснуться. Испуг- вряд ли, шум, гам, свист- исключается, дождь и метеориты тоже не падали. Как я прикинул, именно ощущения присутствия постороннего живого существа заставило меня резко открыть глаза и присесть.


И что интересно, автоматически, пока просыпался и приподымался, мои глаза были нацелены на. . . . медведя. Хотя он сидел для меня несколько неудобно. В стороне и выше, метрах в 10-15. Судя по его расслабленной позе и откровенному любопытству, сидел мишуня уже некоторое время, время не засекал, не знаю. Любопытством были пропитаны его глаза. Уши, морда, да и вся его фигура. Опять интересно. Первый мой взгляд был связан с оценкой какого- то эмоционального состояния зверя, а не его размерами и прочими параметрами.


Правда, затем перешел и к ним. Размер мишки вроде средний, а может и поменьше среднего. Т.е 2-3 леток. Шубка темно-рыженькая, местами со светлыми полосами, довольно аккуратная. Тут я подумал, хоть и симпатичный, а че приперся на шум-гам, сколько минут я колотил железо о камень, выпрямляя лопату.


Но после этого лирического отступления мысли мои вернулись на грешную землю, я не стал родолжать выяснение причины его любознательности. Правда вариант чисто гастрономического интереса в моей особе у него пока еще не промелькнул, да и я не стал отнимать у мишки его драгоценного времени.


Резко поднялся, почти подпрыгнул на месте. Схватил в охабку свои шмотки, заорал какую- то солдатскую песню типа «Веселей солдат гляди», застучал в качестве аккомпонемента молотком по лопате и ринулся в обратном направлении.


Бедный мишка, не ожидая от меня такого комплекса способностей: и прыжки на месте, и мой очаровательный голос поющий нежную песню, и соответствующий аккомпонимент- классическая музыка производимая молотком о лопату, произвела на него неизгладимое впечетление. Подпрыгнув вверх, возможно раза в 2 выше чем Я, рванул метеоритом вверх по курумнику в противоположном направлении.


Метров через 150 ниже по течению наткнулся на своих геологов, которые мирно распутывали запутанные складки горных пород.


Не могу сказать, что я мчался к ним. Но мой воинственный вид, быстрый шаг, подстроенный под рев солдатской песни и ритм музыкальных инструментов, поверг их в некоторый шок, можно сказать и транс.


А затем, после моего освещения предыдущего события, на их физиономиях отражалось довольно длительное время неопределенная улыбка до ушей.


Как объяснил мне Слава, когда пришел в нормальное состояние, на 99% меня вряд ли мишка рассматривал с гастрономической стороны по целому ряду следующих причин:


1. В это время в тайге хватает всем разнообразной пищи. Да и медведи переходят на потребление растительности.


2. Медведи весьма любознательны, любят выяснять причину шума, но если их не трогать, то и тебя не тронут


3. И основное, вид у тебя абсолютно неаппетитный- грязный, бородатый, пахнувший железом и табаком


Тут он взглянул на пухленькую, приятно пахнувшую и очень аппетитную Алю- аж


та от возмущения зафыркала.


Но тут Слава подправился и дополнил специальный пункт для дам


4. Ежели чувствуете, что Вы понравились медведю и он готов употребить Вас по назначению- срочно скидывайте с себя всю одежду и визжите. Медведи не выносят вида визжащих голых дам.


Но, несмотря на данные инструкции, последующие пару недель без большого охотничьего ножа в маршрут не выходил. Да и старался все время оставаться в пределах видимости коллег.


В гости


Ходил в гости к горнякам. Их отряд стоит вверху по речку- километрах в 5 от нас. Играем мы с Лексеем- горняк в шахматы, условие одно, кто проиграет, в свободное время топает к выигравшему- на партию. Нынче моя доля прогульнутся. А в целом соприкасаемся мы довольно часто, так как наши геологи задают шурфы и канавы, проверяют и описывают их. Да и так, если маршрут рядом, заглядываем.


Взял в аренду Славин карабин, тропинка вдоль речки, прошелся довольно быстро. Уже подходя к лагерю услышал веселый шум и гам, переодически прерываемый дружным хохотом.


Подхожу, ребята сгрудились за столом- все веселенькие, стоит бражуля, которая переодически дегустируется.


- Привет, привет


- Ребята, что за праздник?


- Подожди, проходи, садись, все узнаешь.


Прислонил карабин к кедру, присел на скамейку, с краешку стола. Как по волжебству передо мной появилась кружечка 400 граммовая бражули, подождали, пока я осидю ее и переведу дух, и начали повторять забавную историю, похоже, сегодня, уже не первый раз.


История произошла буквально недавно, неделю назад. В соседней партии появились парочка чудо-горняков, то ли хохлы, то ли грузины. И по ежедневным сводкам у них были рекордные выработки, на 30-50% превышающие среднюю статистику.


Руководство экспедиции засекло такое дело и обязало выделить по одному представителю от горных отрядов и направить к передовикам на обмен опытом. Вот такой представитель и сидел сейчас за столом, и с удовольствием пересказывал события.


- Ну мол, набралось нас человек 7, выделили нам продукты, пару палаток и вездеход Газ-71 и отправили за сотню километров в соседнюю партию.


Подъехали туда под вечер, расположились, благоустроились, с часок порассказывали байки у костра и спать. Передовики- парни как парни, здоровые, но и мы не худенькие. Секрета своего вечером раскрывать не стали, мол утром увидите.


Утром нормальный подъем, перекусили и на канаву. Геологи выделили им 6 метровую канаву, разметили ее. Ребята с разных концов начали прокапывать ее.


Ну, мы тут устроились поудобнее, перекуривает, наблюдаем, набираемся опыта. Самим же интересно, не первый год ковыряемся в земле, вроде все знаем.


Ребята, скорее всего хохлы, работают нормально, не хуже и не лучше нас.


Обрубили топором корни, когда начали вкапываться, где киркой рыхлят, где лопатой- подставляют железный лист под землю. Ну, все как обычно.


Через часок работы оставляют свои лопаты в сторону и к рюкзачку с продуктами. Достают шмат сала и бутылку водки. Разливают ее по 2-м кружкам, закусывают большими кусками сала, и, после небольшого перекура, сново вгрызаются в землю.


И такое повторение идет каждый час. Часок работы на канаве, 250 грамм водки, шмат сала, небольшой перекур и опять все сначала. И что интересно, сидели мы смотрели так до обеда, ребята практически утреннего темпа не сбавляют.


Ну, сидим, смотрим, вроде технология понятная. Что-то скучно стало. Вездеход рядом, скинулись, послали его в деревню за 20 км, за ящиком водки. Часа через 3 посланцы вернулись.


Ну, и дела веселее пошли. Те работают, выпивают, мы осваивая новую технологию, внимательно смотрим на их работу, ну и в перекур от них тоже не отстаем. У них передых, и мы себе не отказываем. В конце концов объединились, что б практику закрепить теорией.


На 3-ий день руководство решило навестить нашу группу повышения квалификации, да и самим может что полезного понаблюдать.


И что там было, ни рассказать, ни описать.


Ну, попробую с начала. Правда начала рассказчик не совсем помнит, но водила с другого вездехода рассказал подробности.


На втором вездеходе набралось 5 человек- руководителей и специалистов партий и полевых отрядов. Подъезжают к эксперементальному полигону, издали вроде нормально, стоит на пригорке вездеход. Народу правда не видно, решили, мол все у канавы. Вылезли из машины и поразились, что-то не грохочу лопаты о железа, не слышно русской разговорной речи- кругом сплошная таежная тишина.


Спустились к канаве и ужаснулись. Вокруг канавы и в ней в разных позах валялось человек 10, как трупы воинов на поле битвы. Приглядевшись, между трупами обнаружилось море пустых бутылок из под водки. Через секунду прибывшие обнаружили, что и дышится с трудом, такой был густой запах перегара, окутывший окружающую канаву местность. Комиссии вынесла предварительное заключение, мол что и следовало ожидать, выездная сессия превратилась в обычную пьянку.


И далее началось представление, и смех и горе. Поголовно, все руководство и водила приступило к профилактическим мероприятиям. Бедный бедалага брался за руки и за ноги, и с матом и прочими словесными приспособлениями оттаскивался, отволакивался, транспортировался в ближайший ручей. Не все оказались способными молча выдержать подобную транспортировку- начинали выяснять отношения, так что временами руководству приходилось не сладко. Горнячки- ребята не хилые, так что приходилось объединять все усилия, что б запихнуть очередного бедалагу в ручей. Появились дополнительные синяки и ссадины, примерно с обеих сторон поровну. Правда, из ручья пострадавший народ выползал своим ходом и несколько присмиревший.


Когда все более менее очнулись и начали немного соображать- всех срочно в машину и по обратным адресам.


Какие оргвыводы сделала комиссия, история умалчивает.


Рассказчик с удовольствием окончил свое повествование и опрокинул в себя очередной жбан бражки


- С тех пор мол отхожу.


Компания осталась за столом, обсуждая технические проблемы горных работ. А мы с Алексеем не торопясь разыграли пару партий в шахматы, удача нынче у меня, следующий раз ему топать. Попил чайку, карабин за плечо и в обратный путь. В голове немного шумело от пережитого, но тропинка одна, и шагал и шагал спокойненько, не торопясь.


Внезапно резкий шорох встороне заставил мое спокойное состояние чуть не врасплох. Но тут уж сработала реакция. Прыжок в сторону к ближайшему дереву, с разворотом в сторону шума, карабин в руках, затвор передернут. Мушка карабина уперлась в цель. Громадный бурый медведь встал на дыбы почти рядом. Пасть открыта, глаза сверкают, поза его не вызывает сомнения. Но что-то удержало меня от выстрела. Краем глаза зафиксировал стоящую рядом березу и сделал боковой шаг в ее направлении. Карабин нацелен в голову зверя, но медведь не шевелится. Еще шажок, другой, я за стволом дерева. Разьяренный медведь готов к последнему броску, но что-то не то.


Я поспокойнее устроился за березой, пошебуршал сухими ветками под ногами, не выпуская из прицела зверя- у него нуль эмоций. Как вздыбился, так и дыбится без движения. Несколько мгновений или пару минут так и стояли, медведь во весь рост, с вытянутыми лапами, я с карабином навскидку, а между нами березка так себе, три удара топора.


Эта ситуация мне не очень нравилась, прикинул, надо что-то делать. Но мысль, что проще стрельнуть, как то в голову не приходила. К голове прорабатывалась следующая ситуация. Пара вариантов железных. Или медведь бросается на меня, я стреляю, что получится- непонятно.


Или он спокойно опускается на все 4 лапы, разворачивается, и мы мирно ковыляем до своих берлог. Стою, размышляю, скучно стало. Подобрал сухую ветку, бросил в зверя, наверное метров 10 между нами- 0 эмоций. Сделал шаг от дерева- тоже 0. Сделал еще шаг в сторону, солнце чуть сдвинулось, и, о боже, медведь превратился в 2.5-3 метровый кедровый выворотень. Да и пасть исчезла, глаза погасли, да и со стороны- просто куча корней с землей, правда тонкие корешки как волосы обволакивают эту кучу.


Ну что ж, ничего нового, прислонился к березе, закурил сигарету, и минут 10 приходил в себя, т.е. в нормальное походное состояние. За это время сделал очередной мудрый вывод- и не такое бывает- пить надо меньше, хотя по честному я не более 2-х кружек бражули и освоил. Карабин на плечо и вперед, до лагеря осталось пару километров.


Переезд


На сегодня намечена перебазировка лагеря нашего отряда на новое место, километрах в 6 выше по речке Татарка. Еще с вечера в основном упаковались, оставив только палатки и спальные вещи.


И с утра, часам к 8, с подбазы подошел караван из 5 лошадей, возглавляемый нашим заведущим подбазой, или конюхом, или по совместительству ковалером поварихи- Федоровичем. Заодно привез свежего хлеба и кое какие продукты, да свежую, недельной давности почту. Привезли с вертолетом.


Ну, естественно, началось с начала, расхватали письма и газеты, разбрелись на некоторое время, а затем немного посидели за чаем, кайфуя от запаха и вкуса свежевыпечанного хлеба, воздавая многочисленные благодарности и Александровне- поварихи, и Федоровичу, мол за то, что поддерживает мастерство Александровны на должном уровне.


Быстренько загрузили лошадей, и решили еще по кружечке чая- на дорожку. Все нормально, погода хорошая, настроение у всех тоже нормальное. Да и думаем, за день с переброской управимся. Час туда, час обратнода и разгружаться недолго. Первым рейсом еду я с Федоровичем и вещами, остальные дособирают лагерь.


Итак, чаек подходит к концу, еще мгновенье и вперед. Но тут 3 наших собачки, мирно лежащие в тени под кустиком рядом с кухней, повели ушами и носами, молча поднялись и так же молча почти мгновенно растворились в недалеком, метров 100 от лагеря, мелколесье. И, практически сразу, из гуши молодняка донесса многоголосый лай, визг, писк, сопровождаемый колыханием вершинок и регулярно перемещающийся туда- сюда.


Слава не выдержал, взял свой карабин и ринулся к кустам. Шум, гам и лай переодически перемещались и перемещались по какому-то замкнутому кругу, не приближаясь и не удаляясь. Затем не выдержал 2-ой геолог, схватил свой дробовичек 28 калибра и исчез в том же направлении.


Мы с Федоровичем не стали дожидаться окончания представления, залезли в седла и вперед. Дорогу мы с Серегой на днях прорубили, так что ехать по затескам проблем не было.


Минут через 15 раздался выстрел, еще минут через 10 другой. В общем наша тропа виляла вдоль долины, и звук выстрелов доносился до нас хорошо. Затем, уже подъезжая к новому лагерю, услышали отдаленные еще 3-4 выстрела. Разгрузились, и сразу же обратно.


В лагере нас ждала возбужденная толпа коллег. Слава отобрал пару лошадей, несколько вьючных брезентовых плотных баулов, и повел нас к мелколесью. За мелколесьем, в кондовой тайге, метрах в 500 от лагеря лежал лось.


Ну что ж, свежее мясо это неплохо, а то за месяц тушенка уже надоела. И мужская половина приступила к разделу туши. Правда Серегу оставили в лагере, мол без его руководства наши дамы не смогут ничего сделать, а скорее всего ради техники безопасности, или сам порежется, или кого-нибудь зацепит.


При осмотре туши обнаружили 2 пулевых отверствия. Одно в шее, а другое в задней ноге лося. Среди народа сразу же разгорелся спор, мол чей выстрел оказался удачным. В данный момент в лагере было 4 разнокалиберных оружия, которые учавствовали в охоте.


1. Карабин 7.62 Славы


2. Дробовик 28 калибра Гены-2 геолога


и 2-е 2-х стволки 16 калибра


По подсчетам Али- естественно, женщины по кустам с ружьями не бегали, а молча или не очень переживали у груды вещей- 15 выстрелов. Мы то слышали меньше, но видно все таки расстояние.


А участники данной охоты рассказали, что собачки в мелколесье закружили лося, ну а так как там видимость чаще всего была 5-10 метров, и иногда и никакой, им приходилось увертываться и от лося, и друг от друга, и стрелять практически в упор. Каждый умудрился сделать по 4-5 выстрелов, и, естественно, кроме Гены с его 28 пукалкой, претендовали на главный приз.


Ну ладно, решили проверить это практичеки, разделывая лося. Самец оказался приличным этак кг на 450-500, значит чистого мяса под 350.


Повыше бедра обследовали первое пулевое отверстие. При внимательном рассмотрении оно оказалось сквозным, прошла по мясу и существенного вреда лосю не нанесла. Скорее всего это была карабинная пуля- так что Слава в какой-то мере на короткое время принял гордый вид.


Все хором начали претендовать на второе отверстие- в шее. Ну вот, добрались и до него и тут лицо Гены расплылось в счастливой улыбке. Из шейного позвонка вытащили большую смятую картечину- это и была пуля 28 калибра, которая и завершила гонку по кустам.


Ну, а далее дело техники. Загрузили мясом пару лошадей, остальных прочим снаряжением и вперед, к новому лагерю. В общем, к полночи уже палатки стояли на новом месте.


А с мясо первым делом его в плотных баулах затопили в холодных струях ручья- природный холодильник.


Птичка. И такое бывает.


Маршрут спокойный, правда у меня в рюкзаке несколько пустых бутылок, попутно отберем несколько проб воды- геохимическое опробование.


Очередное обнажение- небольшие развалы горных пород. Слава с Алей засуетились вокруг него с геологическим молотком, радиометром и полевой книжкой. А меня Слава попросил:


- Мол тут в 10 метрах ручей, сходи туда. Пару раз сполосни бутылку и набери в нее воды- это и будет гидрогеохимическая проба.


Скинул с себя все снаряжение, вытащил бутылку и вперед. Спокойно сполоснул ее несколько раз, спокойно набрал воды, плотно заткнул горлышко, да и проверил, что б не капало. Все удовольствие от силы заняло минут 20. Развернулся обратно. Прямой видимости с геологами нет, но все рядышком, с 10 шагов. А тут свистнули, и я, без всякой задней мысли- мол Слава подстраховывает, пошел на свист. В голове спокойно, какие то мысли обо всем понемногу. Сделал несколько шагов- опять свист, ну и я на свист. Свист да свист, и я иду да иду, не о чем не задумываясь. Вдруг где- то вдалеке приглушенно грянул выстрел. Остановился, поднял глаза. А впереди, на кустике, прыгает маленькая серенькая птичка и посвистывает изредка. Ну блин и дела. Куда ушел- одному богу известно. Пришлось ждать минут 20 второго выстрела, что б выбрать направление.


В конце концов я через часок вышел к компании. Оказалось, что за это время я ушел непонятно на сколько и в непонятном направлении. Великой критики не было- ребята занимались описанием обнажения. Правда Слава поворчал из-за использованных патронов. Но все таки этот урок для меня запомнился- не отвлекайся и не расслабляйся даже в знакомом месте.


Гроза.


Спустя некоторое время полевой жизни у нас выработался ряд определенных признаков, примет, предчувствий и прочего для предсказания погоды. Все это разделили на прямые признаки и косвенные.


Прямые признаки:


- просыпаешся, а по палатке моросит дождик. Хорошо, сидим в лагере, камералим, стираемся.


- Стучит дождик и по палатке и по листьям, тоже неплохо, идет продолжение предыдущего. Да и если он короткий, то в тайге и трава, и кустарники сырые.


- Льет дождик. Струи воды непрерывным потоком, как небольшим водопадом извергаются с небес. И такое ощущение, что вся вода с неба льется на брезент твоей палатки. Уже ничего хорошего. Начинаешь затыкать все щели в крыше, бежишь на кухню и склад, натягиваешь брезенты и полиэтилен над продуктами. В конечном итоге уже и мокрый. А не дай бог что остановился в пойме ручья, тогда всеобщий аврал и начинается перетаскивание вещей по выше, на следующую террасу.


Косвенные или неопределенные:


- Серо, это ни то, ни се. Сплошные сомнения и переживания. То ли будет дождик, то ли нет. И тут все зависит от настроения начальства, или в лагере, или вперед.


- Ползут по небу тучи, серые и высоко. Действия предыдущие.


- Темные и низко, то же самое, но с больше вероятностью промокнуть.


Естественно, привлекаешь и разные подручные средства. Смотришь на барометр. Если при солнце на небе он стоит или повышается, на душе легко, иди куда хочешь. А если при такой же ясной погоде начинается понижение, опять в душе сомнения. Ну, естественно, слушаешь радио. Допустим, в Красноярском крае сегодня местами грозы. Хорошо сказано, но на сотни тысяч квадратных километров- где же эти места.


И так приметы и прочее можно перечислять до бесконечности- и поведение цветов. Птиц, собак, и просто по желанию что-то сделать.


Но, как я уже намекнул выше, у нас выработалась вполне определенная погодная примета, которая срабатывала процентов на 90, особенно при неопределенной погодной обстановки.


Это была моя однокурстница Аля. Из своей палатки к кухонному столу она обычно выбирается позже всех. Допустим, на небе вроде тучки, вроде серовато- смотрим на ее палатку. Начинается какое- то шевеление, и через некоторое время на свет божий выползает, потягиваясь, сонная девица.


После утреннего приветствия спрашиваем у нее


- Аля, какая сегодня погода.


А у нее в ответе обычно всего три варианта, зависящие от настроения- какой сон приснился, или еще от чего.


Буркнет- плохая. Ну тут все веселеют и спокойно собираются в маршруты. Даже и хорошо, сквозь облака солнце поменьше жарит, и дорога веселей кажется.


Далее, настроение у девушки хорошее, и говорит хорошо про погоду- мол сегодня чудесная погода будет. Тут тоже все нормально, спокойно перекусываем и каждый начинает заниматься своими лагерными делами. Геологи садятся за камералку. А мы- студенты- или приводим в порядок материалы, или проверяем целостность продуктов. Или берем ружье и удочку, и куда нибудь неподалечу- авось глухарь, рябчик или рыбка будет.


Ну, и чаше всего небо затягивет серостью, тучи спускаются нам на головы, барабанит и все срочно сбегаются к своим палаткам.


И третий вариант. Когда Аля, выползая из палатки буркнет- отстаньте, не знаю, вот тогда и думай, случится может что угодно.


Так и в это утро. Серовато, но терпимо. Облачность высокая, солнце тоже ведет себя прилично. Барометр стоит, правда чуть- чуть падает. Слава покрутил покрутил носом, выслушал неопределенное мнение нашей ведуньи. Подумал и прикинул. В целом объемов маршрутов еще много, а сроки уже поджимают- решился.


Через полчаса обе маршрутные тройки растворились в тайге. Сегодняшний маршрут тянется ниткой к водоразделу. С одной стороны для меня неплохо, куда ни ткни лопату- земля, проба готова.


А вот Слава в этих земляных местах немного нервничает, ему бы камушки натуральные. И вот регулярно, по очереди, приходится копать шурфы глубиной порой и до метра, что б вытащить обломок какого- нибудь сланца. Да и тут, даже ежели что и вытащишь, не всегда ему угодишь. Если окатанный, то русловые отложения- толку нет. А если обломочный и плохоокатанный, то уже лучше, мол с водораздела по склону сполз.


Но все это было учтено и часам к 4 мы выползли на водораздел, наша крайняя точка маршрута. Ну, а перед небольшим хребтом, как и полагается, сначало мелколесье, а затем и открытая вершинка. До этого пробирались практически глухой тайгой, и на небо как-то внимания не обращали, да и с ветром спокойнее, не чувствовался.


И вот встали на вершинку, ветерок задувает, да и видимости побольше. И тут пришлось призадуматься. Вся западная половина неба покрыта кучевыми облаками, а за ними черным- черно. Правда, пока у нас вроде спокойно, ветерок так себе, но все несет на нас, на душе стало немного неприятно.


Быстренькое описание точки, быстренький перекур и Славина команда


- Ну мол мальчики и девочки, теперь ноги в руки, авось повезет и проскочим. А до лагеря по прямой не так уж и далеко, всего километров 5.


Дорога, в целом, тоже нормальная. Ни болот, ни речек. Сплошной кондовый кедрач, да вокруг изредка встречающих полянок мелколесье. Правда с ориентирами немного плоховато, солнце уже затянуло тучами, но есть компас. Да слабая надежда на мои закопушки, которые расположились по всему маршруту через 50 метров, но тут легко можно уйти в сторону.


Ну ладно, команда принята, цель ясна, а возможные последствия- ну, возможно помокнем немножко, не впервой, да и лагерь относительно близко. Разобрались, Слава впереди с компасом в руках, Аля посередине, я замыкающий и вперед. Пару километров проскочили минут за 40, нормально, практически без остановок, с закопушек не сбиваемся. Но уже тяжесть в атмосфере чувствуется, быстро смеркается, ветер шевелит кронами деревьев. Прибавили шагу, до лагеря осталось с парочку километров- не успели, началось.


Налетел первый шквал ветра. Сначала тайга громко вздохнула, грозно зашумели кроны кедров, со всех сторон послышились стоны и скрипы. Секундное затишье и по листьям, кустарникам и ткани энцифалиток застучали вначале редкие, а затем все чаще и крупнее, капли дождя. А через минуту- другую началось светопредставление. На землю упала практически ночь, правда кое какие просветы еще видны. Тайга буквально застонала, земля начала шевелится под ногами. Это ветер раскачивая деревья шевелил их корни. С неба потекли, полились и хлынули реки воды. В раз загрохотало и на мгновенье все озарилось белым светом, где-то рядом вдарила серия молний


Свист, гам, выстрелы, взрывы, стоны, вопли- похоже все это смешалось в этой грозе, буре, урагане. Практически не хватало только извержения вулканов и землятрясения для полного счастья. Все эти удовольствия смешались в одной куче в этой дикой свистопляске, а между колыхающими и падающими лесными великанами затерялись 3 человечка, пытающие выбраться из этого ада.


Закопушки давно уже потерены. Опять ослепило, рядом резкий удар молнии 30 метровый кедр вздрогнул и полыхнул огнем. Во все стороны посыпались щепки и ветви. Одна щепка вонзилась в соседний со мной кедр, и торчала своей белизной, как обнаженная рука, или обнаженный меч. Но хрен редьки не слаще. Земля уже не качалась под ногами, а буквально тряслась. Бах, бам, бум, и впереди нас вздыбился 2-х этажный выворотень кедра. После звука выстрела, которым сопроводилось падение 30 метрового кедра, нас буквально подбросила на полметра или метр в воздух.


Пока держимся, все живы и здоровы, ноги передвигаются, Аля бледная, но не пищит, не визжит и не стонет. Наш так называемый бег напомнил мне известные Апрельские тезисы. Шаг вперед, 3 прыжка в сторону или назад. И еще древнюю Летку- Еньку, когда-то популярный танец. Наше направление движения угадывалось только по небольшому понижению местности.


Падают деревья сзади, спереди, сбоку. Взрыватся стволы от ударов молний. Щепки как осколки снарядов, проносятся поблизости. Приятного мало, но пока терпимо. Опять нас подбросило в воздух, опять вздыбилась земля перед нами. И баррикада из корней, веток и листьев преградила наш путь. Прыжок вбок, еще в бок. Летка-Енка- выручай. Смотрим, где что падает. Предугадать ничего не возможно, корни у кедра под поверхностью, и момент переход кедра из устойчивого состояния в падающее абсолютно непонятен в этой колыхающей под ногами земле. Свет молний, как блики фотовспышек, дает возможность вначале что-то увидеть, что б потом ослепнуть на мгновенье.


Блеск молний, удар грома, удар ствола о землю, прыжки туда, сюда, но вперед. Даже сплошной поток воды с неба, вперемежку с хвоей и ветками, производил меньше впечетлений.


Выскочили на небольшую полянку, еще хуже. Размером она метров на 60, что абсолютно не увеличило безопасность. В кедраче хоть стоящие стволы немножко выравнивают падение сородичей, а тут беспредел. Ощущение, что ствол падает прямо на тебя. Да и не просто падает, еще и вращается, и двигается по вертикали и горизонтали- вот тут то страху и хлебнули вдоволь.


Наверное этот ад длился не так и долго, хоть нам он показался вечностью. Через некоторое время волею судьбы мы очутились в мелколесье, затем на террасе речки, а затем и на островке посреди таежной реки. Перепуганные, мокрые, злые стоим на неподвижном клочке суши метрах в 15 от берега, и отгороженными от тайги 50- и метровым мелколесьем первой террасы.


Со стороны зрелище грозы в тайге конечно впечатляет, но уже не как участника событий, а как зрителя. Поэтому воспринимается как то спокойнее.


Сплошное, 9 бальное колыхание крон туда- сюда, затем глухой удар об землю, второй, третий. Из черных туч очереди молний полосуют сумрак дня и скрываются в волнах деревьев. Грохот от грома, падающих деревьев стоит непрерывный.


На островке мы простояли недолго, минут 15-20. Ураган унес тучу с молниями дальше, хотя деревья и продолжают постановать от запоздавших порывов ветра. Посветлело, поток дождя прекратился, наступила относительная тишина.


Много ли нам надо, оглядываюсь- народ повеселел.


Перекурили, благо привычка полевые бумаги, запас табака, сигарет и спички всегда герметично закрывать. Примерно соориентировались по местности. Оказывается, за время пробежки не так уж и далеко ушли в сторону, всего около километра. Теперь забота стала не о том, что мы мокрые, а как там дела у остальных. Быстрым шагом форсировали тропку до лагеря, и вздохнули с облегчением.


Хорошо поставили палатки, на открытом месте, так что от падающих деревьев никто не пострадал. Немного неудобств доставил ветер. Уронил продуктовую палатку, да сорвал навес над кухонным стволом.


Пострадавших среди людского состава нет. У второй группы маршрут был по долине реки. Подмокли конечно, но без особых переживаний.


А вечером узнали по рации от соседей, что тоже все более- менее. Одна раздавленная деревом палатка, да у одного студента синяк на голове от упавшей ветви.


А когда переоделись в сухое, да уселись у костра обогреваться и пить чай, что только не услышали друг о друге, особенно от Али.


- Что Слава, держа компас в одной руке, а другой показывая направление, почти как Ленин, или Данко, вывел нас из этой чертопляски.


- Как я, мужественно таща свой и ее рюкзак, размахивая лопатой прорывался сквозь кустарники


- И в целом, и в частности мы были молодцы, и даже не разу на нее не прикрикнули.


Ну, естественно, со своей стороны мы со Славой не поскупились на комплименты в ее адрес.


И уже засыпая подумал, откуда Аля взяла, что я тащил и ее рюкзак. Все ее снаряжение это радиометр и полевая сумка. Небось Слава мне свой подкинул- но такого не бывает.


Серега.


Сергей как и мы- студент, и прибыл на геологическую практику из Саратова.


Нормальный парнишка, романтик, в тайге первый раз и о многом представление имеет только теоретическое. А практически в Саратове он жил не тужил за широкой маминой спиной. И, естественно, практические навыки он начал приобретать только здесь, на практике.


Работали мы в одном геологическом отряде, должность у него такая же- металлометрист и вольно или невольно, практически были рядом, жили в одной палатки, и заботы и отдых были общие. Серега, в целом, человек добросовестный, старательный, но чрезмерно стеснительный- старался как меньше обращаться с вопросами. Не все у него с первого раза получалось- но геологи, народ спокойный, помогали ему чем могли. А то, что случалось иногда что-то не так, всяко бывает.


Первое дежурство.


В отряде 7 человек. 5 мужичков и 2 женщины- студентка Аля и техник- геолог Люда, она тут в маршрутной паре со своим мужем. Кошеварили все по очереди. От ежедневной кухонной обязанности был освобожден только начальник отряда Слава.


В целом в обязанности кашевара входило только встать пораньше на часок, сделать чаек покрепче, разогреть вчерашнее, или на скорую руку что нибудь приготовить съедобное и к 7 утра обеспечить явку наличного состава за стол. Сигналом служило стуканье поварешкой о каструлю. По честному говоря, с некоторыми коллегами, особенно дамами, насчет вставания регулярные проблемы. А обеспечить ужин и навести порядок в лагере была забота дежурного по лагерю. 2 маршрутные пары по 3 человека, геологи не менялись, оставались только Я, Аля, Серега и рабочий Саня из Казани.


Хуже было конечно в дождливые и нерабочие дни, когда дежурному приходилось крутиться у костра почти целый день.


Ну вот, и наступил тот миг, когда Сергею пришлось дежурить на кухне. И вот вечером слышу:


- Олег, разбуди меня немного пораньше, этак часа в 4.


- Ну ладно


Прикинул про себя, что за 3 часа он что- нибудь и успеет приготовить. Электричества в лагере не было, свечами пользовались редко, а керосиновые лампы были только у геологов. Так что оставшиеся без света вечер проводили у костра, и часов в 23, когда стемнеет, разбегались по палаткам.


Просыпаюсь я обычно рано, когда светает и птички чирикать начинают. А потом или досматриваю сны, или еще чего.


Так и сейчас. Птичье чириканье на рассвете разбудило меня около 4 утра, в палатке уже полусумрак. Растолкал Сергея, он похлопал глазами, видно соображал, где находится, быстренько оделся и вышел из палатки. Минут через несколько со стороны костра, а он находился метров в 30 от лагеря у речки, донесся треск веток и звон посуды. Спокойный, я продолжил свой утренний сон.


Просыпаюсь от легкого постукивания по палатке. В палатке совсем светло, видно солнце уже во всю светит. Входной брезент зашевелился и в палатку заглянул Слава.


- Привет


- Привет


- А Серега то где ?


Я посмотрел на соседние нары, спальник плоский, внутри его по всем признакам никого нет.


- На кухне небось


- А ты знаешь, сколько уже времени?


Посмотрел на часы, уже около 8. Ну и дела!


- Будь другом, сходи, посмотри, что там у костра делается. А то мне как- то неловко.


Ну, это меня тоже заинтриговало. Вроде прошло около 4 –х часов с подъема Сергея, что ж делается на самом деле. Уснул что ль у костра ?.


Быстренько оделся и выскочил из палатки. Хорошо, почти тихо, солнце уже над деревьями, ветра нет. А чириканье птичек и писк комаров как то уже привычными стали. Взглянул в направлении костра. От палаток костер не виден, он ниже, на первой террасе, но дымом вроде тянет. Взял полотенце, зубную щетку и двинул в направлении к речке, все рядом да и тропинка туда мимо костра проходит.


Через пять шагов вышел в зону прямой видимости, издали вроде все в порядке. Костер горит, на перекладине над костром висят 2 ведра и пара каструль, из под крышек валит пар. Рядом с костром на пеньке с философским видом сидит Сергей.


- Привет. Привет дорогой. Надеюсь все нормально. Народ отощал, ожидая твоего сигнала, что к столу не зовешь, вроде и время уже вышло.


Хотя по большому счету народу лишь бы подольше поспать.


Серега медленно повернулся ко мне. У меня в душе что то перевернулось. Такого несчастно- озабоченного лица встречать мне еще не приходилось. Да и вся его фигура излучала полную безнадежность. Растерянный взор, опущенные плечи и руки, смятение по всей физиономии, практическое отрешение от этого мира- просто потрясло меня.


- Серега, что нибудь случилось???


Он медленно вернулся на грешную землю, немного подумал и, решившись, произнес:


- Понимаешь, Я НЕ УМЕЮ ГОТОВИТЬ- выделяя каждую букву с отчаянием смертника выдавил он фразу


- Дома все готовила мама- и опустил голову.


Душа моя как то сразу успокоилась. Ситуация интересная, но не смертельная и вполне понятная и решаемая. Благо на костре кипело посуды на все предусмотренные и непредусмотренные случай жизни.


Забыв про умывание, в большую каструлю засыпал макарон, добавил соли. Открыл пару банок тушенки и поставил греться рядом с огнем. Передвинул ведро с водой на край перекладины и засыпал чай. Пока варились макароны очистил пару луковиц.


Не забыл и про Серегу.


- Дорогой, приберись на столе, расставляй посуду, режь хлеб и накрывай на стол.


Проверил макароны, быстренько промыл и снова на костер. Добавил туда тушенки, перец, луку, перемешал, поставил опять на огонь.


И со спокойной совестью пошел умываться. По моим часам на все про все было затрачено 20 минут времени.


Освеженный, возвращаюсь и уже не узнаю приятеля. Куда делась его поза безнадежно усталого человека.


На столе и вокруг все готово к приему голодающих. Все чисто и аккуратно


- Серега, стучи


Стук поварешки о миску или каструлю служил готовностью к трапезе.


Серега с радостью забарабанил.


И я услышал за 30 метров вздох облегчения, донесшийся из Славиной палатки.


Спустя пару недель


Сергей через пару дежурств уже освоился на кухне. Разогреть тушенку и приготовить вермишель или макароны, или даже суп, для него уже это дело вполне знакомое.


И наступил момент. Все были в лагере- моросило. Серега дежурил. И утром, за завтраком он пообещал, даже торжественно заявил, что сегодня Вы все удивитесь.


Народ по разному воспринял данное заявление, кто-то с улыбкой, кто- то с великим сомнением. Только Слава решился высказать небольшую просьбу, мол мы с удовольствием удивимся, но желательно удивляться чему- нибудь съедобному.


- Удивлю я Вас к чаю- ответил Серега.


Глядя, как весело Серега суетится у костра и периодически бегает в продуктовую палатку, я несколько переживал за него. В какой-то мере почти с первых дней мне пришлось взять над ним шефство.


Но от костра доносилось веселое мурлыканье, временами пробирались вполне съедобные запахи и я как-то успокоился.


Торжество было приурочено к обеду. Смотрю, наши девушки ради этого случая даже принарядились, по крайней мере вышли к столу не в энцифалитках, а в платьицах.


На первое был представлен супчик из тушенки, картошки и зелени. Вполне съедобный. На второе рожки с тушенкой, тоже вроде съедобно. Кто-то подсаливал, кто-то подперчивал, но все в пределах нормы.


Наступил кульминационный момент. Серега, таща от костра большую крытую сковородку, сам сияющий как красное солнце в почтительном молчании водрузил данный предмет на стол. Запахи, исходящие из под крышки, не внушали каких либо опасений.


Приняв подходящую этому случаю позу, что-то среднее между статуей Ленина и позой Брежнева в старости, Серега произнес почти речь.


- Сейчас я Вас угощу моим любимым блюдом. Я его обычно ел по праздникам и угощаю друзей. Всегда все в диком восторге. Мама мол мне всегда его готовит.


У ожидающего чуда народа разгорелись глаза, но концовка речи кое кого насторожила.


Началось.


Торжественно Сергей поднимает крышку со сковородки. 7 пар глаз буквально впиваются в появившийся из под крышки предмет. Предмет с виду напоминал округлую серо-коричневую неопределенную массу.


- Ну мол радуйтесь, начнем


И с этими словами Серега приступил к разделке данной массы на порции ложкой. Масса не захотела делиться ложкой.


Попытка 2, в руки взят нож. Но видно нож попался не очень острый и спокойно скользит по массе, временами царапая ее. При нажатии посильнее нож отскакивает от массы как от резины.


Попытка 3. Серега зажимает нож покрепче в руке и с размаху вонзает в массу. Нож вонзается, но попытка вытащить его обратно не удается. Вместе с ножом из сковородки поднимается, по внешнему виду, большой блин. Данный блин чем-то, может размерами, а может и видом напоминал автомобильное колесо размером как от инвалидной коляски, небольшая разница в цвете. У автомобильного колеса цвет вроде поприличней.


Действие 4. Начинается борьба с блином с целью вытащить нож. Случай, по честному говоря, тяжелый. Народ в отпаде, кто-то уже катается по траве, а кто-то из последних сил, уронив голову, вздрагивает на столе.


На помощь подоспеваю я. И таща в разные стороны, я держась за ручку ножа, Серега за колесо освобождаем его.


Итого, вроде колесо освобождено, лежит на досках стола. Народ с веселым изумлением ждет дальнейших процедур.


- А что же дальше, -кто-то не выдерживает.


- Минуточку терпения, сейчас отрежу каждому по кусочку, и к чаю будет самый раз.


Но все его попытки оказались безрезультатны.


У народа от смеха, похоже, слезы не только выступили на глазах, но и полились ручьем.


Правда, в промежутках между приступами, следовали дельные советы по применению пилы или топора, но это уже было несущественно.


У Сереги процесс превоплощения покатился в другую сторону. От торжественного вида- вначале к удивленному- потом к изумленному. Потом побледнел, затем покраснел Смотреть на него было трогательно. Обиженный на весь мир Серега схватил колесо со стола и вышвырнул в кусты, где в него почти сразу же вцепились 3 наших собачки.


Судя по длительно возни, писку, рыканью и шуму в кустах справится с колесом им с первой попытки явно не удалось.


Коллеги, отойдя от сюрприза, долго благодарили Серегу за представленное удовольствие.


Уже перед сном, в палатке, я его спросил


- Мол что же это такое вообще было


- Да мол мама так делала


- И как же- поинтересовался я


- В каструльку засыпала муки, яйца. Сахар, масло, соль, еще что-то, затем молока, шоколада и жарила на сковородке, ну, или ставила в духовку.


Я немного помолчал, переваривая информапцию и произнес знаменитую фразу, аж самому понравилось


- Да Сережа, в следующий раз бери с собой на практику маму. Тогда и нам это понравится.


Однажды вечером


Однажды вечером, после маршрутов, усталый народ собрался за кухонным столом. Дежурил по кухне Серега и все с нетерпением ожидали очередное чудо кулинарного искусства.


На столе все чистенько, аккуратненко. Лежит нарезанный хлеб, в порядке очередности расположились миски, чашки, ложки и вилки. Стоит соль и перец. Нормально.


На сегодня в меню гречневая каша с тушонкой и куски отваренного лосиного мяса, насыпанные горкой в большой миске.


Все дружно налегли на кашу, накладывая себе каждый по вкусу. Слышится мерное чавканье и одобрительные возгласы, обращенные к шеф-повару. Серега от удовольствия балдеет.


Емкость с кашей потихоньку пустеет, кто-то уминает 2-ую порцию, а кто-то тянется и за третьей.


Поварешка в руках очередного голодающего вдруг напряглась и с трудом поднялась вверх, вытягивая за собой из гречневой каши какую-то тряпку.


За столом вое вдруг перестали чавкать и уставились на данное произведение кулинарного искусства, т.е. тряпку. Воцарилось гробовое молчание.


После недолгого созерцания сего предмета один из нас радостно вскрикнул


- Да это ж мой носок. Я его с вечера повесил сушиться у костра, а утром что-то не нашел. Да и похоже, он заодно и выстирался.


Наши дамы бросили миски и исчезли в кустах. Оставшаяся половина человечества затряслась от хохота.


Бедный Серега за мгновенье поменял на физиономии все цвета радуги, но ничего- выжил.


Ну, ладно. Не смертельно. Веселое настроение располагает к душевной беседе, и практически все после ужина расположились у костра. Спустя некоторое время подошли и дамы, все еще бросая недоверчивые взоры на нашего героя.


Кто курит, кто молчит, кто-то что-то рассказывает. Хорошо. Но вольно или невольно головы в основном забиты нашим Сергеем.


И тут Аля, видно в отместку, вспомнила. На днях Сергей, переходя через ручей по бревну, несколько раз упал с бревна в воду. Ну, а так как глубина ручья была чисто символическая, кроме приятной освежающей ванны Серега скорее всего больше и не получил, может пару синяков где нибудь на заднице.


И решила спросить


- Серега, мол что ты с бревна в ручей падаешь, нравиться что ли- мимоходом обронила фразу, в принципе и не дожидаясь ответа.


Серега подумал, подумал и ответил.


- Я не просто так падаю, а по нужде- видно он хотел сказать, мол так просто получается.


Все несколько заинтересованно посмотрели на юношу, вопрос был повторен, ответ почти такой же


- Мол не то что мне нравится падать, а получается типа по нужде.


Сразу же последовал немного ехидный вопрос:


- Сережа, а мол по нужде нельзя сходить в кустики, чего мол воду ручья портить.


Окружающяя тайга содрогнулась от дружного хохота, и только бедный Серега все повторял, как заведенный и зацикленный:


- Мол не просто так падаю, а по нужде.


Источник:


========