Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр
Библиотека | Раритеты

Грузинские народные сказки | Хуткунчула


Художник Д. А. Брюханов

Грузинские народные сказки

Хуткунчула


Гость-старик



Давно это было, очень давно. В те времена крестьяне праздновали начало жатвы. Одевались во всё лучшее и выходили в поле с серпами, но в первый день люди больше веселились, чем работали.

В одном селении жили три брата, бедные-пребедные. Даже в праздник жатвы им нечего было взять с собой поесть-попить, кроме куска чёрствого хлеба да кувшина воды.

Вот вышли крестьяне в поле, поработали немного и сели праздновать. Песни поют, шутят, веселятся, только братья сидят понурые. Вдруг появился в поле никому неведомый старик. Идёт мимо крестьян, здоровается. Все отвечают, да никто не угощает, поесть-попить не предлагает. Подошёл старик к братьям, поздоровался.

— Присядь, отец, поешь с нами, — говорит ему младший брат.

— А чем угощать собираешься? — удивляются старшие братья.

— Что сами едим, то и ему дадим!

Присел старик к ним и спрашивает:

— Все поют, все веселятся, а вы чего невесёлые?

— Какое веселье — пустой хлеб есть да водой запивать!

— Ничего, налейте, выпьем хоть воды, — весело говорит старик.

Взял младший брат кувшин, а в нём — густое красное вино! Выпили и стали заедать чёрствым хлебом.

— Поглядите вон на ту горку, не овца ли там? — спрашивает старик.

— Нет, это камень большой, — отвечает старший брат.

— А ты поди посмотри, может, и не камень. Поднялся младший брат на горку, глядит, а там — туша откормленной овцы и белый хлеб рядом, будто для него положены.

Зажарили братья овцу, и пошёл пир горой. Затянули братья весёлую песню.

Удивляются жнецы, смеются: чего голодранцы распелись и чем они гостя потчуют — ведь самим нечего есть!

Кончили они пировать, и спрашивает старик старшего брата:

— Чего ты хочешь, чем тебя наделить?

— Мне бы земли немного, прокормил бы я тогда семью!

— Будет у тебя земля и еда, покуда будешь гостеприимным.

Потом спрашивает старик среднего брата:

— А ты о чём мечтаешь?

— Мне бы скотиной обзавестись!

— Хорошо, будут у тебя стада тучные, покуда будешь гостеприимным.

И обращается старик к младшему брату:

— Скажи и ты, сынок, чего тебе хочется?



— Добрую хозяйку в доме, чтоб гостей привечала и дело всякое любила.

— Трудную задачу ты мне задал! Подходящих на свете всего две — одна замужем, у другой нынче вечером свадьба. Да так и быть, попробую, может, сумею отдать её за тебя.

Наделил старик старшего брата землёй и хлебом, среднего — большим стадом, а младшего привёл к царскому дворцу, где шла свадьба.

Старик этот был волшебник. Вызвал он дождь, ветер, чтоб был повод просить приюта, и постучался в двери. Открыли слуги, и попросил старик впустить их, непогоду переждать. Но не позволил царь путников впускать: чужие люди, дескать, на свадьбу беду могут накликать.

Пнул тогда старик дверь ногой и разнёс её.

Вошли незваные гости в зал. А там народу полно, жених с невестой сидят за свадебным столом.

— Иди прогони жениха и сядь рядом с невестой, — говорит старик парню.

Тот так и сделал. Рассердился царь, разгневался.

— Зря ты сердишься! — говорит ему старик. — Вот этот бедняк её жених, а не царевич. А не веришь, так проверим! Дадим обоим по черенку лозы. У кого зацветёт лоза и даст виноград, тому и достанется невеста.

Царь подумал, что старик с ума спятил, но всё-таки согласился.

Принесли черенки, дали в руки царевичу и бедняку. Черенок в руке бедняка налился соком, зазеленел листвой, а потом покрылся гроздьями винограда. А черенок в руках царевича остался таким, каким был.

Нахмурился царь, а старик рассмеялся.

— Всё равно не отдам вам невесту! — кричит царь.

— Отдашь! Как не отдашь! Бедняк её жених, а не царевич! Не веришь, так сейчас увидишь! Кто из нас прав, у того в руках жареный фазан оживёт и взлетит.

Взял царь фазана с блюда — не оживает. Взял старик жареного фазана — оперлась птица, взмахнула крыльями и взлетела под потолок.

— Всё равно не отдам невесту! — кричит царь.

— Девушка сама пойдёт за того, кто спляшет на острие кинжала! — отвечает старик.

Не хочется царевичу терять невесту. Вышел он плясать. Наступил на остриё кинжала и поранил ногу.

Вышел плясать бедняк и закружился в пляске на острие кинжала.

Поднялась невеста, подошла к бедняку — никто не посмел удержать её.

Покинула невеста дворец вместе со стариком и юношей. Пришли они туда, где жили братья. И поставил старик молодым новый дом на краю селения. Собрал он их потом всех и сказал на прощание:

— Будете счастливыми, покуда будете гостеприимными.

Зажили братья счастливо, не ведают больше ни горя, ни нужды.

Прошло время, может, мало, а может, и много. И вот отправился однажды старик проведать братьев, узнать, как они живут, как его наказ выполняют. Вызвал он дождь, ветер и постучался в дом старшего брата:

— Сделай милость, приюти на ночь.

— Ступай прочь, на вас, на захожих людей, хлеба не напасёшься!

— Коли так, живи по-прежнему! — молвил старик и постучался в дом среднего брата.

Средний брат тоже не впустил нежданного гостя.

— И ты живи по-прежнему! — сказал старик и отправился к младшему из братьев.

Постучался. Отворила дверь хозяйка. Не узнала она старика.

— Пусти меня, добрая женщина, переночевать.

— Входи, гостем будешь, — пригласила она, хоть и не ко времени был гость — муж у неё лежал при смерти.

Усадила женщина старика, а сама зарезала курицу, приготовила ужин и стала накрывать на стол.

— Где же хозяин? — спрашивает у неё старик.

— У родичей своих, — соврала она — не хотела портить гостю настроение — и пошла в погреб за вином.

Старик знал, что хозяин лежит больной в соседней комнате, и вылечил его.

Принесла женщина вино и видит — за столом её муж, здоровый! Удивилась она, но виду не подала, а сказала:

— Хорошо, что ты вернулся, скучно гостю без хозяина.

— Спасибо, — говорит старик. — Хорошими вы оказались людьми, и судьба у вас будет хорошая.

С этого дня младший из братьев стал жить ещё лучше, а старшие бедствовали, как и прежде.


Царь и крестьянская дочь



Не ищите справедливости у царя и господ. Расскажу вам сказку, в ней не будет ни правды, ни лжи.

Однажды пахал бедняк землю. Прошёл десять борозд, завернул плуг на одиннадцатую. Вдруг сошник зацепился за что-то. Мужик остановил быков. Смотрит: лежит в земле золотая ступка. Бедняк протирает глаза — не мерещится ли? Счистил он полой чохи землю со ступки, заблестела она ещё ярче. Бедняк чуть ума не лишился от радости. Бросил он пахать, побежал домой.

— Что так рано воротился, отец? — удивилась его дочь.

— Не до пахоты, доченька, счастье привалило нам! Золотую ступку нашёл в земле!

— А на что она нам? — спрашивает девочка. — Что мы с ней делать станем?

— Как — что? Поднесу царю, а взамен попрошу три полосы земли.

— Что ты говоришь, одумайся, отец! Царь ступку заберёт да ещё пест золотой потребует!

Долго отговаривала девочка отца, но он заупрямился, как говорится, подкинул камень и подставил лоб!

Отнёс бедняк ступку царю.

— Великий государь, — сказал бедняк, — прими от меня эту золотую ступку и дай мне взамен три полосы земли.

— А где ж к ней пест? — спрашивает царь.

— Ничего, кроме ступки, в земле не было.

— Что ты говоришь, дуралей! Где нашёл ступку, там и пест ищи! Не принесёшь золотой пест, прикажу вырвать твой лживый язык.

Опечалился мужик. Вспомнил, как дочка отговаривала его ходить к царю.

— Так мне и надо, дураку старому, — молвил он в сердцах. — Почему не послушал её!

— Кого не послушал? — стал допытываться царь.

— Дочка меня уговаривала не ходить к тебе. «Царь, говорит, и пест золотой потребует». Так оно и вышло.

— Как же она узнала, что я пест потребую?

— У кого есть ум, всегда знает, что к чему приведёт. Это я, безмозглый, ничего не разумею.

— Если твоя дочь такая разумная, пошли её ко мне немедля.

Идёт бедняк домой и распекает себя: «Голова ты моя глупая, сама на себя беду навлекаешь! И золотую ступку потерял, и дочку загубил».

Вернулся бедняк домой, рассказал дочке всё, как было.

— Не могу я тебя к царю послать. Загубит он тебя!

— Не горюй, отец! Царь, наверное, хочет испытать мой ум. Пойду, может, вызволю тебя из беды.



Пришла девочка к царю:

— Что прикажешь, великий государь?

— Посмотрим, умная ли ты! Воротись домой, а завтра явись ко мне не одетой, не раздетой, не пешком, не верхом и не на колёсах. Выполнишь задание — верну твоему отцу ступку, не выполнишь — прикажу вырвать тебе язык.

На другой день девочка сняла с себя платье, завернулась в рыбацкие сети, привязала их к ослу и добралась до царя.

Удивился царь сообразительности девочки. Отдал он бедняку золотую ступку, а девочку во дворце оставил — при случае разумный совет подаст.

Однажды на окраине города остановились на ночёвку пастухи, перегонявшие скот на горные пастбища. Распрягли они коней, сняли с них тяжёлые хурджины, поели и легли спать.

Ночью кобылица одного из пастухов ожеребилась. Другой пастух проснулся и привязал жеребёнка к ноге своего быка.

Наутро хозяин кобылицы увидел жеребёнка около быка, подивился и пошёл отвязывать его.

— Это мой жеребёнок, мой бык ожеребился! — закричал пастух, укравший жеребёнка.

Заспорили они, чуть не подрались, а разрешить спор не сумели.

Пошли к царю, просят рассудить их по правде и справедливости.

Выслушал царь обоих и говорит:

— Раз жеребёнок возле быка оказался, значит, бык принёс его.

Пастух, владелец кобылицы, онемел от удивления. Слова молвить не сумел. Вышел он из дворца злой, от обиды губы кусает.

Крестьянская дочь вышла вслед за ним и говорит тихо:

— Не горюй, твоя правда не пропадёт. Иди достань сети и закидывай на царский двор. Подивится царь, скажет — слыхано ли ловить рыбу на земле. Ты молчи, я сама отвечу ему.

Пастух так и сделал. Увидел царь, как пастух закидывает сети во дворе, глазам своим не поверил.

— Откуда на сухой земле рыбе взяться?

— Чему ты дивишься, царь? — смеётся девочка. — Ожеребился ведь бык, почему же рыбе на сухой земле не плавать?

Догадался царь, что крестьянская дочь надоумила пастуха.

Рассердился он на девочку и отослал её домой, пока не ославила она его на весь свет. А девочке только того и надо было.


Три брата и плешивый плут



Жили на свете, а может и нет, три брата. Старшие были простаки, а младший смекалистый. Отец оставил им много золота и всякого добра. Перед смертью он наказал сыновьям никогда не иметь дела с плешивыми людьми, ничего у них не покупать. В город они не ездили и плешивых в глаза не видели. Но вот однажды кончилась у них соль.

Собрался старший брат в город за солью. Навьючил на осла хурджин с золотом — не знает простак, почём соль — и отправился в путь.

Повстречался ему плешивый плут.

— Здорово!

— Здорово!

— Куда едешь, братец?

— В город, золото на соль менять.

— Давай со мной меняться, у меня сколько хочешь.

— Нет, не хочу. Отец наказал не иметь дела с плешивцами.

— Не хочешь — не надо, — говорит плешивый. — Неволить не буду!

Поехал простак дальше. А плут обогнал его по другой дороге и опять очутился перед ним. Поздоровался.

— Куда путь держишь? — спрашивает он простака.

— Иду в город за солью.

— Купи соль у меня.

— Нет, не могу, отец не велел у плешивцев покупать.

— У кого же ты купишь соль? — удивляется плут. — Здесь одни плешивые живут!

Всё равно не хочет простак покупать соль у него.

— Будь по-твоему, не хочешь — не покупай. Давай я тебе загадку загадаю, — говорит плешивый. — Отгадаешь — дам тебе соли и верблюда в придачу. А не отгадаешь — отдашь мне осла и хурджин с золотом.

Согласился простак.

— Есть у меня цесарка. Уйдёт утром в лес, снесёт яйцо, а вечером, гляжу, вдвоём возвращаются, и оба — цесарка и яйцо — кудахчут. Что бы это значило?

Долго ломал голову простак — не смог отгадать загадку. И остался ни с чем. Правда, пожалел его плешивый, дал ему фунт соли.

Вернулся домой старший брат опечаленный, ничего не рассказал братьям.

Поехал в город за солью средний брат. Взвалил на осла хурджин с золотом и отправился в путь. По дороге повстречался ему тот же плешивый плут.

— Здорово, братец! Куда путь держишь?

— В город, золото на соль менять.

— Зачем в город ехать, я тебе обменяю.

— Нет, — говорит средний брат, — не могу нарушить наказ отца. Не велел он иметь дело с плешивцами.

— Не хочешь — не надо. Неволить не буду!

Отошёл от него плут, пробежал коротким путём и снова оказался перед средним братом. Поздоровался.

— Куда едешь, братец?

— В город за солью.

— Купи у меня.

— Не могу, не велел отец у плешивцев покупать.

— У кого же купишь? Здесь кругом одни плешивые живут.

Всё равно не хочет простак покупать у плешивого соль.

— Будь по-твоему, не хочешь — не покупай. Давай я тебе загадку загадаю, — говорит плешивый. — Отгадаешь — дам тебе соли и верблюда в придачу. Не отгадаешь — твой осёл и хурджин с золотом достанутся мне.

Согласился простак. И загадал ему плешивый ту же загадку.

Не отгадал простак загадку. Пришлось отдать плешивому плуту и осла и золото. Правда, пожалел его плут, дал ему фунт соли.

Вернулся средний брат домой, ничего братьям не рассказал.

Удивился младший брат, почему старшие так мало соли привозили.

Навьючил он на осла хурджин с драгоценными каменьями и отправился в город.

По пути и ему повстречался тот же плешивый плут. Поздоровался.

— Куда путь держишь?

Младший брат ответил ему так же, как старшие. Не захотел меняться с плешивым.

Отстал от него плут, побежал другой дорогой и опять очутился перед путником. Поздоровался.

— Куда путь держишь?

— В город за солью.



— Зачем тебе так далеко ехать? Давай я тебе загадку загадаю. Отгадаешь — дам тебе соли целый пуд и верблюда в придачу. Не отгадаешь — заберу у тебя осла и хурджин с каменьями.

Согласился парень.

— Есть у меня цесарка. Уйдёт утром в лес, снесёт там яйцо, а вечером, гляжу, вдвоём возвращаются — цесарка и яйцо, — и оба кудахчут. Что бы это значило?

— Ты смотри, совсем как у нас! — усмехается смекалистый. — И у нас цесарка каждый день в лес уходит и с яйцом возвращается. А о чём они кудахчут, пойдём спросим у наших пчёл, они стерегут в лесу и твою и мою цесарку.

Видит плут, не провести ему этого путника, не задурить ему голову небылицами. Пришлось сходить домой, привести верблюда с мешком соли.

Отдаёт плешивый парню всё, что обещал, а сам шепчет верблюду на ухо:

— Как будешь проходить топкое место, ложись, не вставай. А коли заставит встать, не входи в хлев, раздуй бока так, чтобы не пройти. Прогонит он тебя, и прибежишь ко мне.

Погнал младший брат верблюда и осла домой.

Попалось им на дороге топкое место. Разлёгся верблюд в грязи и лежит. Смекалистый парень ничего не сказал. Уселся спокойно на плетень у дороги, закурил трубку.

Шёл мимо путник.

Поздоровался с ним младший брат и говорит:

— Сделай милость, как пойдёшь через наше селение, скажи моей жене такие слова: «Может, повезёт мне, родишь ты ребёнка. Может, повезёт, и будет у меня сын. Может, повезёт, и вырастет мой сын. А когда сын вырастет, пришли его ко мне с арбой — верблюд у меня в грязи увяз. Взвалю верблюда на арбу, отвезу домой».

Перепугался верблюд: «Околею с голода, пока его сын за мной на арбе приедет, а может, и вовсе не приедет, коли не родится!» Вскочил верблюд и зашагал вперёд.

Добрался младший брат до дому и стал загонять верблюда в хлев. Раздул верблюд бока, никак не войдёт.

— Дайте-ка мне топор, братья! — кричит парень. — Очень уж большое у верблюда брюхо, обрублю немного с боков.

Видит верблюд — с таким хозяином шутки плохи. Выдохнул воздух и покорно пошёл в хлев.

Горе — там, счастье — здесь, сладких снов и вам и нам.


Лиса-судья



Была одна обезьянка — непоседа, как все обезьяны. Всюду она лазила, всюду совала свой нос.

Однажды увидала обезьянка груду камней, и одолело её любопытство. «Надо узнать, что здесь спрятано!» Раскидала камни, и открылась дыра. Сунула неугомонная туда свою лапу — не попадётся ли что-нибудь лакомое, — а из дыры выползла огромная змея!

Выбралась змея из мрачного заточения и как зашипит, как бросится на обезьянку.

«Дурная моя голова! — бранит себя обезьянка. — Ну чего я полезла в эту дыру? Уж не кувшин ли масла думала найти?»

— Сжалься надо мной, великий дракон! — стала она молить змею. — Знала бы, что здесь ваши владения, никогда не осмелилась бы нарушить ваш покой!

Но разве может змея пожалеть? Какая же она тогда змея!

— Нет тебе прощения! — прошипела она. — Ты разбудила меня и только смертью искупишь свою вину!

В эту самую пору мимо них шла лиса. Обезьянка была наслышана про лисьи уловки и остановила её.

— Пускай мудрая лиса рассудит наш спор, — говорит несчастная обезьянка.

— Ладно, скажи, лиса, своё слово, — согласилась змея.

— Свидетелей нет, а сама я ничего не видела. Как же мне рассудить вас по справедливости? — говорит лиса. — Покажите, как всё было с самого начала. Ты, змея, изволь заползти обратно в нору, а ты, обезьянка, потрудись собрать камни в груду.

Змее понравился разумный судья.

— Я сидела в своей норе. Вот так, — сказала змея. — Она сунула голову в дыру и медленно исчезла.

— Теперь дело за тобой, не мешкай! — шепнула лиса обезьянке, хитро подмигивая ей.

Обезьянка быстро завалила нору камнями. И тогда лиса сказала:

— Слушай мой суд, неблагодарная змея. Ты разгневалась из-за того, что выпустили тебя на волю, так сиди теперь в своей тёмной норе и спи сколько пожелаешь! Глупая обезьянка не станет больше тревожить твой сон.

И с тех пор обезьянка перестала соваться, куда не следует.


Хуткунчула



Жили некогда девять братьев, ни отца у них, ни матери. Жили они бедно-пребедно, сами в лохмотьях, и в лачуге у них пусто — ни огню что сжечь, ни потопу унести. Пошли братья наниматься в батраки.

Долго ходили они — никому работники не нужны.

Притомились братья, присели у дороги.

Идёт по дороге старушка, несёт кувшин с холодной водой. Подбежал к ней младший из братьев — Хуткунчула[1] — и просит:

— Дай нам напиться, бабушка, ради твоих детей! Подставил он кожаную кружку-матару, и налила ему старушка воды. Хуткунчула сначала братьям дал испить, потом сам напился.

— Кто вы такие, все друг на друга похожие? Куда путь держите? — спрашивает старушка.

— Мы братья, бабушка, идём кусок хлеба добыть! Может, знаешь, не нужны ли кому работники?

— Идите всё прямо да прямо. Через реку перейдёте, к дэву[2] попадёте. Говорят, ему пастухи нужны.

Пошли братья прямо. К вечеру дошли до реки. Река широкая, глубокая, а мостик через реку узкий, ветхий. Перешли братья мостик и попали во владения дэва.

Как завидел их дэв, сам навстречу поспешил. Он нарочно говорил, будто работников ищет, — заманивал к себе людей. Придут к нему наниматься в пастухи, а он — кого живьём съест, кого на вертеле зажарит.

Накормил дэв братьев ужином, уложил спать и сам улёгся. Лежит дэв, не спит — ждёт, когда братья уснут, хочет спящих перебить. Заснули братья, один Хуткунчула не спит, за дэвом следит.

— Кто спит, кому не спится? — спрашивает дэв.

— Мне не спится! — отвечает Хуткунчула.

— А чего тебе не спится?

— Твои гуси гогочут, спать не дают.

Пошёл дэв, проглотил всех гусей. Подождал немного и опять спрашивает:

— Кто спит, кому не спится?

— Мне не спится! — отвечает Хуткунчула.

— А чего тебе не спится?

— Твои коровы мычат, спать мне не дают.

Пошёл дэв, проглотил коров. Подождал немного и в третий раз спрашивает:

— Кто спит, кому не спится?

— Мне не спится! — говорит Хуткунчула.

— Чего же тебе не спится? — спрашивает дэв, а сам зубами скрежещет от злости.

— Кони твои ржут, спать мне не дают.

Только вышел дэв во двор, Хуткунчула разбудил братьев и говорит:

— Бежим отсюда поскорее. Дэв нас съесть хочет.

Встали братья, оделись и тихо выбрались во двор. Спрятались там за деревьями и ждут, пока дэв в дом войдёт.

Проглотил дэв коней и вернулся в дом. Подкрался Хуткунчула и запер дверь на задвижку.

Побежали братья к мостику и слышат, вслед им коза кричит:

— Убегают братья, убегают!

Схватил Хуткунчула козу и помчался без оглядки.

Услышал дэв, как кричит коза, кинулся к постели — нет братьев! Бросился к двери — не может открыть! Стал выламывать дверь — никак не выломает! Наконец выломал и погнался за братьями.

Бежит Хуткунчула. Догоняет его дэв, вот-вот настигнет.

Перебежал Хуткунчула мостик и остановился — знает, не ступить громадному дэву на узенький ветхий мостик.

— Сбежал, негодник! — кричит дэв.

— А то нет, разиня! — хохочет Хуткунчула. Пошли братья дальше, пришли они в город и нанялись конюхами на царскую конюшню.

Почистит Хуткунчула коней, а потом играет с козой. Занятная коза — на все вопросы по-человечески отвечает!

Услышал царь, как Хуткунчула с козой разговаривает, ушам своим не поверил. Приказал он отобрать у младшего конюха козу. Побежал Хуткунчула вслед за визирем к царю и говорит ему:

— Зачем тебе коза, государь? Ты ведь не мужик! Верни мне козу, я тебе ковёр из дома дэва принесу.

— Добудь сначала ковёр, а там погляжу, может, и отдам козу, — отвечает царь.

Отправился Хуткунчула к дэву. Притаился во дворе и ждёт, когда тот на охоту уйдёт. Только ушёл дэв, пробрался Хуткунчула через окно в дом.

Был у дэва на тахте красивый пушистый ковёр. Хуткунчула утыкал иголками весь ковёр и снова спрятался во дворе.

Вернулся дэв, опустился отдохнуть на ковёр и подскочил от боли. Пересел на другое место и опять накололся. Куда ни сядет — везде колется. Рассвирепел дэв, схватил ковёр и швырнул в окно. А Хуткунчула тут как тут! Подобрал ковёр и бегом к мостику.

Увидел дэв Хуткунчулу и кричит:

— Ах ты, чёртово копытце, опять сыграл со мной шутку?

Погнался дэв за мальчиком, да не успел поймать — перебежал Хуткунчула мостик.

— Сбежал, негодник! — кричит дэв.

— А то нет, разиня! — хохочет Хуткунчула. Прибежал мальчик во дворец, принёс ковёр. Очень понравился царю ковёр, но не вернул он Хуткунчуле козу, одарил только войлочной шапкой.

Завидно стало братьям: у Хуткунчулы шапка новая, а у них старые, рваные. Вот и говорят братья царю:

— У дэва много диковинных вещей. Хуткунчула ловкий, прикажи ему принести ещё чего-нибудь.

— Не верь им, государь, — говорит Хуткунчула, — ничего у дэва больше нет.

Не слушает царь Хуткунчулу. Велит принести все сокровища, какие есть у дэва.

— Хорошо, государь, — говорит Хуткунчула. — Уложу все сокровища в сундук и притащу сюда. Одень только меня мастером имеретином[3] и дай плотничьи инструменты.

Вырядился Хуткунчула имеретином, взял пилу, рубанок, долото, топор, доски и пустился в путь. Дошёл он до владений дэва и ходит по лесу. Ходил Хуткунчула, ходил, пока не повстречал дэва.

— Ага, попался Хуткунчула! — кричит дэв злорадно.

— Что ты, какой я Хуткунчула, пропади он пропадом! — говорит Хуткунчула. — Из-за него царь чуть голову мне не снёс! Обещал я сделать царю сундук, который летать будет и вовек не развалится. Влез царь в него, а сундук развалился! Паршивец Хуткунчула все гвозди повытаскивал! Попадись он мне, негодник, тут же придушу!

— Слушай, смастери и мне сундук, поймаю Хуткунчулу, засажу в него, — просит дэв.

Хуткунчула сколотил сундук и говорит дэву:

— Ну-ка, полезай, проверим, крепкий ли получился.

Влез глупый дэв в сундук, пнул стенку, стукнул по дну — крепко сколочен.

— А теперь присядь, — говорит Хуткунчула. — Я закрою сундук, посмотрим, сумеешь ли ты выломать крышку головой.

Глупый дэв присел, а мальчик заколотил крышку гвоздями и говорит:

— Не тужи, не горюй, прокачу тебя к царю!

— Опять ты меня провёл, Хуткунчула? — заревел дэв.

— А ты как думал, разиня! — хохочет Хуткунчула.

Ждёт царь Хуткунчулу, не терпится ему посмотреть, какие сокровища принесёт младший конюх.

Вот появился Хуткунчула, подкатил сундук прямо ко дворцу. Обступили сундук царь и его назир-визири. А Хуткунчула взял тем временем большущий кусок каменной соли и залез на высокую чинару, что росла во дворе. Сидит наверху и ждёт, какая будет потеха.



Открыл царь сундук, а оттуда как выскочит разъярённый дэв! Накинулся он на царя и визирей, отправил их в свою ненасытную утробу!

Стал потом дэв искать Хуткунчулу. Слышит, смеётся он где-то наверху. Задрал голову дэв и видит — мальчик на самой верхушке дерева сидит, надрывается со смеху.

— Слушай, Хуткунчула, как ты забрался так высоко? — удивляется дэв.

— Очень просто. Лёг под дерево, положил себе на грудь вот эту глыбу соли — видишь, у меня в руках — и взлетел!

— А мне как забраться на дерево?

— Ложись под дерево. Я сброшу соль. Ты положишь её на грудь и взлетишь сюда.

Разлёгся глупый дэв под деревом. Сбросил Хуткунчула большой кусок соли на него и пробил насквозь.

На том и сказке конец.


Сын царя Музарби



Жил на свете отважный царь по имени Музарби. Жителям его царства не было покоя от дэвов — много развелось их в дремучих лесах. Днём царь Музарби обходил склоны гор и ущелья, охранял свои владения. Завидит где дэва, пустит стрелу и сорвёт чудищу голову, словно луковицу.

Ночью царь Музарби поднимался на высокую башню и отпугивал дэвов грозным воинственным криком.

Смелым был царь Музарби, не было ему равного по силе, даже лук его поднять не могли.

Но вот настал час, и умер царь Музарби. Некому стало защищать людей от грозных дэвов. Покинули люди свои дома, укрылись в горах. Ушли жить в пещеру и царица с дочкой.

Девочка собирала коренья, раскладывала сушить на выступах скал, а мать варила из кореньев похлёбку.

Шли дни, шли месяцы.

Однажды девочка отправилась за кореньями, а в это время у царицы народился мальчик — полузолотой, полусеребряный. Постеснялась мать показать дочери чудного сына и спрятала ребёнка за большим валуном. Вернулась девочка и по виду матери сразу почуяла неладное.

— Что случилось, мама, почему такая грустная? — спрашивает она.

— Как тебе сказать, доченька. Братец у тебя появился, только странный очень. Я его за камень спрятала.

Откинула девочка большой камень и запрыгала от радости — так ей понравился полузолотой, полусеребряный братец.

Растёт мальчик прямо на глазах. Три дня прошло, а ему будто три года. На десятый день он подбил камнем коршуна. Видит девочка, каким ловким стал братец, и смастерила ему лук: скрутила из волос жгут, связала им два конца прутика, и получился лук совсем как настоящий. Стал мальчик на охоту ходить. Уйдёт утром, вернётся вечером, дичи принесёт. И себя кормит, и мать с сестрой.

Чем старше становился мальчик, тем дальше уходил на охоту. Забрался он однажды на вершину горы и увидел далеко внизу, в долине, дома и башню — высокую-превысокую, под самое небо! Диву дался мальчик — не доводилось ему видеть такое. Хотелось спуститься в долину, разглядеть всё поближе, да время уже к вечеру, пора домой возвращаться.

Не утерпел всё же мальчик, сбежал в долину и подошёл к ближнему дому. Постучал в дверь — не открывают. Нет в доме никого. Постучался он в другой дом — тоже нет никого. Постучался мальчик в третий — опять не отзываются. Толкнул он дверь и видит — старушка у очага. Обернулась она к нему в страхе и спрашивает:

— Откуда ты взялся, сынок?

— Из пещеры, бабушка!

— Беги скорее назад. Тут дэвы рыщут, людей ищут, они тебя живьём съедят! Все люди в горах прячутся. Я старая, жизни уже не рада, оттого и сижу дома, — говорит старуха. — Погибло царство могучего Музарби, не осталось у царя наследника, некому защищать людей от дэвов.

Вернулся мальчик домой и спрашивает мать, откуда они пришли в пещеру, где жили раньше.

— Ниоткуда мы не приходили, всегда тут жили! — ответила мать.

Скрыла она от мальчика правду. Боялась царица, как бы не отправился он в покинутый дворец Музарби и не напали на него дэвы.

Наутро мальчик встал чуть свет, сразу спустился в долину и опять пошёл к старушке.

Рассказала старушка мальчику всё про царя Музарби и показала ему высокую царскую башню. Взбежал мальчик на самый верх башни и взял царский лук и колчан со стрелами. Потом спустился к старушке и говорит:

— Иди в дом, а я за домом укроюсь, подожду дэва.

Вот показался дэв, поравнялся с домом старушки. Пустил мальчик меткую стрелу, и повалился дэв замертво.

Рада старушка — объявился храбрый защитник! Помогла она мальчику закопать дэва в землю.

Мальчик спрятал у старушки отцовский лук со стрелами и отправился домой. Ничего не рассказал он матери.

Прошла ночь. Наступило утро.

Мальчик опять спустился в долину к старушке. Села старушка под деревом, а мальчик укрылся за домом — подстеречь дэва.

Только он укрылся, появился дэв и подступил к старушке:

— Говори, карга старая, куда делся мой брат?

Молчит старушка, будто и не слышит. Пустил мальчик меткую стрелу, и повалился дэв замертво.

Зарыл мальчик дэва в землю и пошёл на охоту.

Вернулся он домой и опять ничего не сказал матери.

Прошла ночь. Наступило утро. Снова отправился мальчик в долину и убил третьего дэва.

Так убивал он дэвов шесть дней кряду.

Явился мальчик к старушке в седьмой раз и опять укрылся за домом. И вот задрожала земля, ходуном заходила под ногами.

— Это Каждэв топает, чудище двенадцатиголовое! — говорит старушка. — Пропали мы, сынок, не одолеть тебе его!

Надвигается дэв, орёт во всю глотку:

— Говори, карга, куда делись мои братья? Не скажешь, голову тебе сверну!

Молчит старушка, будто не слышит.

Натянул мальчик тетиву, пустил стрелу — сбил все двенадцать голов.

Сбил, а у дэва другие отросли.

Пустил мальчик другую стрелу, снёс чудовищу головы, а головы опять появились. Третий раз пустил мальчик в дэва стрелу — в третий раз отросли головы. Растерялся мальчик, не знает, что делать.

Прилетела тут птичка, славка-завирушка, опустилась на дерево и давай чирикать: «Присыпь золой! Присыпь золой!»

Засуетилась старушка. Схватила кёци,[4] выгребла на неё горячую золу из очага и ждёт. Мальчик опять пустил стрелы и снёс дэву все двенадцать голов. Старушка тут же обсыпала дэва золой, и не отросли больше головы.



Обрадовалась старуха, целует мальчика, благодарит:

— Прослышат дэвы, что побороли мы Каждэва, попрячутся, не посмеют больше нападать на людей!

Вернулся мальчик к матери и снова говорит ей:

— Скажи мне, кто мы, чей я сын?

Мать опять не открыла сыну правду.

Тогда он рассказал матери и сестре, где провёл семь дней.

Не утерпела тут девочка, призналась брату, что они дети царя Музарби.

Мальчик уговорил мать с сестрой вернуться обратно во дворец.

Скрылось солнце за горами. Наступила ночь. Поднялся на высокую башню сын царя Музарби и издал грозный клик, разнёсся клик по горам и долам. Задрожали в страхе дэвы, попрятались в глухих ущельях.

Услышали люди клик и ушам своим не поверили! Разве мог ожить царь Музарби?

Сбежались люди ко дворцу узнать, кто отпугивает с башни дэвов. Как узнали, что это отважный сын царя Музарби, что перебил он самых страшных дэвов, вернулись в свои брошенные дома.

Прослышала про сына царя Музарби и лютая мать Каждэва, поняла, что это он убил её сына. Побежала она искать, где зарыт Каждэв. Бежит через лес, бьётся в злобе головой о деревья — валятся они одно за другим. Чуть не весь лес повалила старуха. Отыскала быстрее ветра, где был зарыт её сын, и стала каждое утро поливать то место водой.

Прошло три дня, и вот послышался из-под земли голос:

— Сгреби-ка, добрая душа, немного земли! Сгребла старуха горсть земли, и выбрался Каждэв наверх целый и невредимый.

Обратила старуха сына в муху и заперла в ларчик, а сама взяла маленькие сапожки, пошла ко дворцу и стала у ворот. Вышел сын царя Музарби из дворца, а старуха ему навстречу.

— Слушай, юноша, а ведь ты не сын царя Музарби. Не похож ты на него, — говорит.

Обиделся царевич.

— Не веришь? — спрашивает старуха. — Гляди, какие сапожки были впору царю Музарби, а тебе ведь не подойдут!

Протянула коварная старуха сыну Музарби сапожки, а сапожки до смешного маленькие.

И так и этак пытался юноша надеть сапожки. Устал, измучился и вывернул себе ногу. Стоит, не может сдвинуться с места!

Тут старуха отомкнула ларчик и выпустила муху. Обернулась муха двенадцатиголовым Каждэвом. Налетел Каждэв на сына царя Музарби. Но юноша, хоть и на одной ноге стоял, приподнял дэва и бросил оземь. Видит старуха — одолевает царевич её сына. Обсыпала она Каждэва отрубями, и обрёл он могучую силу. Вскочил Каждэв на ноги, повалил юношу и убил его.

Убрались Каждэв и старуха восвояси.

Остался сын царя Музарби лежать бездыханный. Нашли царевича слуги, да не решились сообщить царице, позвали сестру его. Девушка велела слугам перенести юношу в пещеру, где они скрывались от дэвов.

Три дня и три ночи оплакивала девушка брата, обливала его горючими слезами. От жалости к ней листья на деревьях трепетали, ветки к земле клонились. А на четвёртый день открыл юноша глаза и потянулся сладко, будто долго спал. Встал он живой и невредимый.

Вернулись брат с сестрой во дворец. Поднялся царевич на башню и крикнул на всё царство:

— Царь Музарби ожил! Царь Музарби ожил!

А потом пошёл к той доброй старушке, которая помогла ему победить Каждэва, и сказал ей:

— Набери горячей золы, сейчас примчится Каждэв бороться с царём Музарби.

Так и случилось.

Услыхал Каждэв клич и примчался сразить царя Музарби, как сразил его сына.

Но не дремал сын царя Музарби, пустил он в Каждэва стрелу и сбил чудовищу все двенадцать голов. Старушка, не мешкая, обсыпала Каждэва горячей золой. А чтобы Каждэв не ожил, бросили они его в бездонную яму.

— Хорошо бы, сынок, прикончить и других дэвов, — говорит старушка мальчику. — В полнолунье они все на холме под старым дубом веселятся.

Взял сын царя Музарби цепь и пошёл к старому дубу на холме.

Забрался на дерево и привязал себя цепью к стволу, как старушка посоветовала.

Сидит он на дубе и ждёт.

Вот собрались под деревом косматые дэвы и устроили праздник. Пляшут они, поют. От топота их ног задрожала земля, ураган поднялся, и дуб к земле склонился. Пустил царевич меткие стрелы и перебил всех дэвов.

Вернулся домой и рассказал людям, как разделался с дэвами.

— Не думала, сынок, что ты такой отважный, — говорит ему царица-мать. — Боялась, что дэвы загубят тебя, оттого и не хотела возвращаться в наш дворец. Вижу, ты достойный сын царя Музарби. Садись теперь на его раши[5] и отыщи мать Каждэва. Избавь людей от жестокой старухи. Много зла чинит она путникам.

Сел сын царя Музарби на раши, облетел горы, ущелья и увидел на крутой скале дом. Подъехал он и видит: на кровле дома сидит старуха, страшная-престрашная с виду — один зуб у неё в землю уходит, другой в небо упирается. А в руках веретено огромное держит, прядёт овечью шерсть.

Схватил мальчик жестокую старуху и сбросил с кручи.

Пришёл конец дэвам в том царстве.

Пришёл конец и сказке.


Большой орёл и охотник



Был, а может, и нет бедный охотник. Шёл он однажды через поле и видит: сидит на дубе орёл, а крыльями два соседних дуба покрывает, такой большой. Натянул охотник тетиву, нацелил стрелу, и тут орёл говорит:

— Не убивай, охотник, у меня крыло сломано. Возьми меня к себе, полечи, покорми. Добром тебе отплачу.

Принёс охотник птицу домой. Раскричалась жена — самим есть нечего, а тут орла корми!

Они и вправду были очень бедные — жили впроголодь, в зубах нечему было застрять.

Прошло три недели. Поправился орёл, окреп и говорит:

— Попробую-ка долететь до дубов.

Взмахнул орёл крыльями и еле перелетел через двор, опустился на землю.

— Возьми меня назад, человек, — просит птица, — нет во мне ещё прежней силы.

Прошло две недели. Орёл опять взлетел испробовать свои силы. Устремился к трём дубам и опустился на них. Хотел дальше лететь и не смог. Вернулся он опять к охотнику.

Бранит жена охотника, да не слушает он её — выхаживает орла, кормит, поит, лечит сломанное крыло.

Прошла ещё одна неделя, и вот совсем поправился орёл.

Взмыл он в небо, пролетел над тремя дубами, сделал круг над дальним лесом и снова опустился перед домом охотника.

— Спасибо, добрый человек, поправился я, — говорит орёл. — Садись мне на спину, возьму тебя к моим родным. Они дары тебе поднесут, а ты ничего не бери, проси дать ржавую коробку.

Взмыл орёл под самые облака, полетел к высоким скалам за лесом и опустился у гнездища. Рассказал родным, как спас его охотник от гибели.

Тогда орлица выложила перед охотником золото и серебро, каменья драгоценные, сокровища всякие.

— Бери, что по душе.

Ни на что не смотрит охотник, от всего отказывается.

— Чего ж тебе надо, человек?

— Подари мне ржавую коробку.

Орлица словно не слышит. Показывает охотнику диковинные вещи — одну краше другой. Поднялся охотник, будто уйти хочет.

— Ладно, не уходи, дам тебе коробку! — говорит орлица, а сама опять золото и серебро пересыпает перед ним.

Рассердился охотник. Рассердился и сын орлицы:

— Улечу от вас! Человек мне жизнь спас, а вам ржавой коробки жалко!

Испугалась орлица, не улетел бы он с человеком, и дала охотнику ржавую коробку да наказала:

— Пока домой не придёшь, не отмыкай, не открывай!

Идёт охотник домой, а самого сомнение берёт: зачем он ржавую коробку взял? «Может, провели меня? Дай-ка гляну, что там в коробке», — думает он.

Открыл коробку, а оттуда посыпались дома, лавки, люди! Мигом раскинулся шумный город — суетятся жители, торгуют купцы, всюду шум и весёлый гомон. А из коробки всё новые дома появляются, люди выскакивают.

Обмер охотник от удивления, растерялся, не знает, как коробку закрыть. А город всё растёт и растёт.

Тут внезапно появился Чёрный дэв — точно из-под земли вырос.

— Чего убиваешься, человек? — спрашивает дэв. Поведал ему охотник про свою беду. А дэв говорит:

— Дай мне то, о чём сам не ведаешь, и упрячу город обратно в коробку.

— Дам, — пообещал охотник.

И не знал он, что, пока был у орла, жена его родила златокудрого мальчика, а дэв прослышал об этом.

Убрал дэв весь город в коробку и захлопнул крышку. Стало вокруг опять пусто.

— Не забудь про уговор, — говорит дэв. — Через пятнадцать лет пришлёшь обещанное.

Вернулся охотник домой, а дома у него златокудрый сын! Понял бедняк, что придётся отдать дэву. Погоревал он, погоревал и успокоился — впереди целых пятнадцать лет, мало ли что ещё случится: может, помрёт к тому времени дэв.

Но вот прошло пятнадцать лет. Вырос у охотника сын — прекрасный и отважный.

Рассказал охотник сыну, какое обещание пришлось ему дать Чёрному дэву.

— Не тужи, отец, не боюсь я Чёрного дэва. Пойду к нему. Если не вернусь, считай, что не было у тебя сына.

Собрала мать юношу в дорогу, дала с собой кожаный мех с хлебом и овечьим сыром. Поцеловал он родителей и отправился искать Чёрного дэва.

Шёл он, шёл и к вечеру повстречал древнюю старуху.

— Куда путь держишь, сынок? — спрашивает она.

— К Чёрному дэву иду.

— Не ходи к нему, сынок, съест тебя дэв.

— Не боюсь я его!

— А коли так, послушайся моего совета. Когда дойдёшь до владений Чёрного дэва, увидишь речку. По утрам в той речке дочь дэва купается. Спрячь её платье и не отдавай, покуда не даст слова помочь тебе.

Всё сделал юноша так, как старушка велела. Притаился он в кустах на берегу и ждёт. Вот на рассвете девушка спустилась к реке. Купается, плещется в воде, а юноша выбежал из кустов, схватил её одежду и спрятал. Приплыла девушка к берегу, собралась выйти из воды, глядит: на берегу стоит юноша, а платья её нет.

— Положи платье на место, не то позову отца!

Молчит юноша.

— Положи, говорю! Всё равно отец мой съест тебя, не ты первый!

— А ты помоги мне, и не съест.

— Верни мне платье, тогда помогу спастись, — пообещала девушка.

Юноша отдал ей платье и рассказал, почему оказался во владениях её отца.

— Как только отец задаст тебе задачу, приходи ко мне, — велела ему девушка и ушла.

А юноша предстал перед дэвом и сказал:

— Вот прислал меня к тебе отец, как и обещал. Зачем я тебе нужен, Чёрный дэв?

— Хорошо, что послал, не заставил идти за тобой. Теперь ты мой пленник. Сегодня отдохни, а завтра отправляйся добывать воду жизни. Три дня сроку даю. Не принесёшь — пеняй на себя.

Наступило утро. Пошёл юноша к дочери дэва спросить, как быть.

— Родник живой воды за девятью горами в тесном ущелье, а вход в ущелье стерегут львы. Надо взять с собой двух овец и дать каждому по одной. Только до родника этого год пути, за три дня без крылатого коня не обернёшься. Раши в лесу за рекой к высокому тополю прикован. Сумеешь взнуздать его — добудешь живую воду, а нет — съест тебя мой отец.

Отправился юноша в заречный лес.

В густой чаще услыхал он тихое ржание. Видит, худущий раши привязан к тополю уздечкой с алмазными удилами. А вокруг него земля голая — ни травинки, ни былинки.

— Спаси меня, человек, не дай умереть с голоду. Буду тебе служить верно, — просит раши.

Отвязал юноша крылатого коня и повёл под уздцы к поляне, где росла высокая, сочная трава, а сам пошёл и раздобыл двух овец. Два дня раши набирался сил, а на третий посадил на себя юношу с его овцами, взвился в поднебесье, перелетел за девять гор и опустил седока у входа в ущелье. Юноша кинул львам по овце и проскочил мимо них к роднику живой воды.

Смотрит юноша: бьёт из земли родник, а возле него сидит старик — борода до колен, лицо мохом заросло.

— Уходи отсюда, сынок! Вот-вот стоголовый дэв с охоты вернётся, живьём тебя проглотит!

Юноша только рассмеялся в ответ. Наполнил кувшин и протянул старику:

— Испей живой воды, не бойся стоголового дэва. Выпил замшелый старец воды и стал стройным юношей.

Поблагодарил он отважного пришельца и вместе с ним покинул ущелье.

Понёс раши сына охотника обратно во владения дэва. Летит он быстрее ветра, спешит, скоро солнце зайдёт, и не успеет юноша в срок принести дэву живую воду.

Только опустился раши на землю, и закатилось солнце.

Принёс юноша Чёрному дэву живую воду, а тот и не рад.

— Ладно, посмотрим, — говорит, — такой ли уж ты умелый! Есть у меня конь-неук. Сумеешь объездить его — останешься жив; не сумеешь — голову потеряешь.

Пошёл юноша к дочери дэва и рассказал, какую ещё задачу задал ему её отец.

— Нелёгкая эта задача. Мой отец сам обратится в коня, которого надо объездить. Я дам тебе железный молоток и уздечку. Как взлетит конь под самое небо и захочет тебя прижать, в лепёшку раздавить, переместись под брюхо, а если по горам начнёт тебя мотать, стукни молотком по голове и вороти домой.

Настало утро.

Взял юноша уздечку, молоток и вскочил на коня-дэва.

Взвился конь в поднебесье, хотел придавить всадника к небу, а тот ухватился за гриву и переместился коню под брюхо. Тогда конь камнем полетел к земле, но юноша успел перекинуться ему на спину. Трижды взмывал дэв-конь к небу и трижды камнем летел к земле, но юноша всякий раз уберегался от гибели. Видит дэв: не перехитрить ему юношу, и вихрем понёс его к высоким горам — мотать по вершинам и склонам. Достал юноша молоток, начал молотить дэва по голове. Не выдержал дэв, воротился к себе домой. Юноша соскочил на землю, схватил коня за уздечку и ещё раз огрел его плёткой. Дэв-конь от боли рванулся, сорвал с себя уздечку и скорей в конюшню. Принял он там свой настоящий облик и вышел во двор.



— Что с тобой, Чёрный дэв? У тебя вся голова в шишках, весь ты в синяках, — притворно удивился юноша.

— Это ты меня избил. Не на коне сидел, а на мне! — признался дэв. — Вижу, храбрый ты, смекалистый. Приведи мне раши Твалчиту из табуна моего заклятого врага девятиголового дэва. Отпущу тогда тебя на все четыре стороны.

Снова пошёл юноша к дочери дэва.

— Трудное дело дал тебе мой отец, но ты не горюй. Попроси у него девять уздечек, девять алмазных удил, алмазную цепь и седло. Твалчита — самый быстрый из всех крылатых коней — никому в руки не даётся, но мы попробуем изловить его.

Утром юноша попросил у дэва девять уздечек, девять алмазных удил, алмазную цепь, седло и отправился вместе с девушкой на горное пастбище. Там пасся табун девятиголового дэва.

Девушка достала из кармана красное яблоко и молвила:

— В час нужды взываю к вам, явитесь, красные великаны!

Тотчас предстали перед ней девять рослых красных великанов. Указала она им на раши Твалчиту, дала им уздечки, удила и велела поймать его.

А Твалчита травку пощипывает да по сторонам косится, не подкрадывается ли к нему кто.

Только приблизились красные великаны, Твалчита взвился на дыбы и раскидал их копытами.

Опечалилась девушка, заплакала. Если красные великаны не изловили Твалчиту, разве справиться с ним сыну человека! Жалко ей смелого юношу. Вынула она острый нож и говорит ему:

— Если ты погибнешь, и я жить не стану! Обнялись они, распрощались, и пошёл юноша изловить раши.

Твалчита всё слышал и всё видел.

— Не хочу я вашей смерти, — сказал он. — Идите садитесь на меня, умчу вас, куда пожелаете.

Девушка и юноша подбежали к раши, обняли его за шею, расцеловали в оба глаза.

— Вези нас в мой родной край, — сказал юноша.

Вихрем взвился Твалчита в небо, понёсся, как поток в ущелье, как ветер в горах. А Чёрный дэв ждёт юношу, ждёт. Надоело ему ждать. Кликнул он дочь, хотел послать её посмотреть, что с пленником сталось. Не отзывается девушка, нет её нигде. Догадался дэв, что дочь его отправилась помогать юноше. Помчался он к склону горы, где пасся раши, а того и в помине нет! Залез дэв на вершину, оглядел всё окрест. Увидел он вдали коня с двумя седоками и пустился за ним вдогонку.

Услышал Твалчита топот ножищ дэва и превратил девушку в созревшую ниву, юношу — в дуб, а себя — в косаря.

Подбежал дэв, видит: стоит под дубом косарь, пот рукой утирает.

— Послушай, человек, не видал ты юношу и девушку верхом на коне? — спрашивает дэв.

— С самого утра здесь жну, от жары умираю, не до прохожих мне и проезжих! Никого я не видал.

Повернул Чёрный дэв назад. Прошёл немного и хлопнул себя по лбу — догадался, что провёл его Твалчита. Понёсся опять вдогонку.

Далеко умчались беглецы, еле видно их дэву. Бежит он за ними, настигает уже, и вдруг пропали они из виду у самого дремучего леса.

На опушке дряхлый старик бродит, собирает сушняк. Это Твалчита обернулся стариком. Юношу он в траву превратил, а девушку — в цветы.

— Послушай, человек, не видал ты юношу и девушку верхом на коне? — спрашивает дэв старика.

— Я тут с самого утра, устал, еле ноги волочу, не до прохожих мне и проезжих! Никого я не видал.

Повернул глупый дэв назад. Прошёл немного и понял, что снова перехитрил его Твалчита.

— Дурень я, дурень, опять дал себя провести, — бранит себя дэв.

В третий раз пустился он за беглецами. Далеко унёс их Твалчита.

Бежит Чёрный дэв и вот нагоняет хитроумного Твалчиту, но раши обратил себя в бездонное озеро, а юношу и девушку — в уток. Блестит, переливается вода в озере, бежит мелкая рябь, спокойно плавают утки.

Видит Чёрный дэв: исчез Твалчита и появилось в том месте озеро. Догадался он, куда делись беглецы.

— Теперь меня не обманешь! — закричал дэв. Подбежал он к озеру и припал к воде. Пьёт, пьёт без передышки, хочет всё озеро выпить, уток изловить. Раздуло дэва от воды, так раздуло, что повалился он и лопнул.

А Твалчита снова обернулся крылатым конём, вернул своим друзьям прежний облик и помчал их дальше, в родной край юноши.

Там и живут они с тех пор счастливо.





Примечания

1

Хуткунчула — здесь: очень сообразительный (способный спрятаться в пятый уголок).

2

Дэв — в грузинских сказках косматое человекоподобное существо, иногда многоголовое.

3

Имеретин — уроженец Имерети — области в Западной Грузии.

4

Кёци — глиняная сковорода.

5

Раши — волшебный крылатый конь.


Использованы материалы сайта:

========


ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий