Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр
Библиотека | Раритеты

Н. В. Парин | Рыбы открытого океана



О книге
Парин Николай Васильевич 'Рыбы открытого океана'

Парин Николай Васильевич 'Рыбы открытого океана'

П 2005000000-076 79-87 НП
054(02)-88

ББК 28.693.32

П 18 УДК 597

Автор предисловия член-корреспондент АН СССР

А. П. Андрияшев

Рецензенты: член-корреспондент АН СССР М. Е. ВИНОГРАДОВ, доктор биологических наук П. А. МОИСЕЕВ Парин Н. В.

П18 Рыбы открытого океана/Отв. ред. и авт. предисл. А. П. Андрияшев.— М.: Наука, 1988.—272 с.: ил. — (Серия «Человек и окружающая среда»), ISBN 5-02-005246-9

Рыбы, обитающие в открытом океане (т. е. за пределами шельфов и неритических зон), населяют разнообразные биотопы - верхние и глубокие горизонты водной толщи, придонные слои над материковыми склонами, ложем океана и подводными поднятиями, глубоководные желоба. Они сильно различаются по внешнему облику, размерам, экологии, поведению. Океаническая ихтиофауна включает более 2 тыс. видов.

Для биологов, рыбаков, моряков, читателей, интересующихся жизнью моря.

Научно-популярное издание ПАРИН Николай Васильевич РЫБЫ ОТКРЫТОГО ОКЕАНА

Утверждено и печати

Редколлегией серии «Научно-популярная литература»

Академии наук СССР

Редактор издательства А. М. Гидалевич. Художник А. В. Шершуков. Художественный редактор В. с. Филатович. Технический редактор Е. Ф. Альберт. Корректоры К. П. Лосева, Р. В. Молоканова

ИБ № 35541

Сдано в набор 11.11 87. Подписано к печати 23.02.88. Т-01838. Формат 84х108 1/32. Бумага кн.-журнальная имп. Гарнитура обыкновенная Печать высокая. Усл. печ. л. 14,28. Усл,, кр. отт. 14,7. Уч.-изд. л. 16,1 Тираж 40000 экз. Тил. зак. 1154. Цена 75 коп.

Ордена Трудового Красного Знамени издательство «Наука» 117864, ГСП-7, Москва, В-485. Профсоюзная ул., 90

2-я типография издательства «Наука» 121099. Москва. Г-99. ПТубинский пер., 6

ISBN 5-02-005246-9 © Издательство «Наука», 1988


Предисловие

До сравнительно недавнего времени наши океанологи разного профиля, в том числе и биологи, имели по сути дела лишь «книжное» представление о природе морей и океанов за пределами Советского Союза. Источником этих знаний в основном служили лишь специальные статьи, монографии и немногие обобщающие или научно-популярные зарубежные публикации. Собственные же наблюдения и материалы у нас практически отсутствовали. Только во второй половине 50-х годов для нас внезапно и широко открылись возможности для крупномасштабных и разносторонних исследований Мирового океана. Начало было положено в период II Международного геофизического года хорошо оборудованными комплексными океанографическими экспедициями — на «Оби» (1955—1958 гг.) и «Витязе» (с 1957 г.), которые позволили нашим ученым впервые работать на станциях тысячемильных разрезов во всех океанах от тропической зоны до высоких широт Антарктики, от поверхности океана до его наибольших глубин. Далее исследования развивались во все возрастающем объеме в первую очередь на флагмане отечественного исследовательского флота «Витязе» (до 1979 г.), а также на судах «Академик Курчатов», «Дмитрий Менделеев» и других академических судах, к которым с середины 60-х годов присоединились многочисленные промысловые экспедиции, вскоре охватившие рыбопоисковыми работами и исследованиями все основные регионы Мирового океана. Отсутствие собственных материалов о природе океанов сменилось их изобилием. Биологам это позволило впервые на собственноручно собранных материалах разрабатывать многочисленные вопросы морфологии, систематики, биогеографии и экологии различных групп морских организмов. Эти специальные частные исследования позволили нам вполне оправданно включиться в разработку и ряда общих проблем биологии моря, таких, как система вертикальной зональности донной и пелагической фауны, биопродуктивность Мирового океана и особенности ее поширотного и глубинного распределения, первое изучение специфической фауны ультраабиссальных желобов до их максимальных глубин, зоогеографическое и зонально-географическое подразделение Мирового океана, вопросы фаунистической и биономической биполярности морских организмов, а также других проблем, нашедших свое развитие в концепции акад. Л. А. Зенкевича и его учеников как «явления широтной симметрии в биологической структуре океана».


К серьезной разработке и обобщению наших знаний по ряду общих вопросов океанической биологии безусловно относится и рекомендуемая читателям книга Н. В. Парина «Рыбы открытого океана».


Несколько слов следует сказать о ее авторе. Н. В. Парин начал свою работу по изучению океанских рыб более 30 лет назад скромным лаборантом на «Витязе». Затем последовала напряженная работа почти в двух десятках больших океанографических экспедициях в Тихом, Индийском и Атлантическом океанах, в которых он всегда работал как опорный ихтиолог, хотя и занимал разные должности вплоть до заведующего лабораторией и начальника рейса. Обладая незаурядным талантом исследователя-натуралиста и огромной работоспособностью, Н. В. Парин, быстро накапливая знания и опыт, приобрел широкую известность как специалист по ряду групп рыб пелагиали Мирового океана.


Я имел удовольствие быть официальным оппонентом на защите обеих диссертаций Н. В. Парина. Обе они не были лишь необходимыми мероприятиями для приобретения очередных ученых степеней и званий, как это нередко бывает. Это были нужные исследования высокого научного уровня. Кандидатская работа «Основы системы летучих рыб» (1962) явилась первым в нашей стране серьезным исследованием обширной и малоизученной группы рыб, населяющей эпипелагиаль теплых вод всех океанов. Опубликование ее сразу принесло автору широкую известность как наиболее авторитетному знатоку семейства. Докторская диссертация «Рыбы океанской эпи-пелагиали», опубликованная отдельной книгой (1968), явилась значительным событием в отечественной и мировой ихтиологии благодаря полноте характеристики ихтиофауны пелагиали и широте и новизне эколого-географических обобщений. Затем последовала серия исследований по систематике и распространению многих семейств глубоководных рыб пелагиали и плодотворное участие как докладчика на международных конгрессах и как автора в ряде капитальных советских и зарубежных руководств. В результате к настоящему времени Н. В. Парин естественно выдвинулся в число выдающихся ихтиологов широкого профиля, будучи к тому же весьма активно работающим и, что очень важно, всегда доводящим до опубликования результаты своих многочисленных экспедиционных исследований. Меня всегда поражала его эрудиция ихтиолога-систематика, знание огромного видового разнообразия рыб в фаунах разных океанских регионов, чему в немалой степени способствовала его поразительная зрительная память. В одной из далеких экспедиций я был свидетелем, как он быстро, что называется «в лицо», а не после исследования нужных признаков, давал точные видовые определения рыбам в уловах разноглубинных тралов, взятых в разных областях — от Антарктики до тропиков.


Объективным признанием научных заслуг Н. В. Парина явилось избрание его почетным иностранным членом Американского общества ихтиологов и герпетологов (это звание одновременно могут иметь не более 10—15 наиболее авторитетных ихтиологов из всех внеамериканских стран мира) и вице-президентом Европейского ихтиологического союза.


В 1982 г. Н. В. Парин был приглашен пленарным докладчиком на IV Конгресс европейских ихтиологов в Гамбурге. Большой доклад, с которым он успешно выступил, способствовал в значительной мере обобщению всех данных по ихтиофауне открытого океана, что и составляет предмет настоящей книги. Она продолжает все расширяющуюся тематику исследований автора, включая возможно точную характеристику и ряд обобщающих классификаций не только по ихтиофауне верхней пелагиали океана, но по всей его многокилометровой толще, включая и фауну глубоководных донных рыб.


В книге весьма удачно и доходчиво дается представление о структуре водных масс и вергентных зон океана как биотопа в соответствии и в развитие концепции К. В. Беклемишева об ареалах планктонных организмов. Не менее интересно и логично обоснование гипотезы автора о происхождении и истории формирования ихтиофауны океанских глубин. Особенно значительными и оригинальными мне представляются все высказывания Н. В. Парина об ихтиофауне талассобатиальной зоны океана. Мне очень приятно, что коротко определенные в свое время мною специфические черты фауны океанских поднятий и подводных гор составили в последнее десятилетие предмет специальных исследований Н. В. Парина и его сотрудников. Особенного успеха достигли они в изучении видового состава и экологической характеристики талассобатиального ихтиоцена подводного хребта Наска и океанских поднятий Индийского океана. Важно еще отметить, что теоретические обобщения Н. В. Ларина о структуре ареалов пелагических рыб естественно связаны с их динамикой численности и ведут к ряду существенных рыбопромысловых выводов. Мне они представляются хорошим примером практической значимости исследований фундаментального характера.


Книга написана скорее научным, чем популярным языком, но читается с интересом и легко, несмотря на то что сложный материал излагается полноценно, без каких-либо упрощений. Это безусловно повышает ее познавательную ценность. Серьезный и довольно лаконичный текст книги часто прерывается отступлениями, в которых автор живо и непосредственно делится с читателем наиболее интересными впечатлениями и эпизодами из своей богатой экспедиционной практики. Эти отступления, набранные петитом, очень оживляют книгу и вполне оправдывают ее издание в научно-популярной серии.


В будущем расширенном переиздании книги Н. В. Гарина полезно добавить главу о развитии и современном состоянии методики изучения глубоководной фауны, а также значительно увеличить количество рисунков и фотографий.


В целом считаю книгу большой удачей автора. Она будет очень полезна не только для получения специальных ихтиологических знаний, но и для расширения исследовательского горизонта и повышения океанографической культуры многих морских биологов самого разного профиля и ранга, от любознательного студента до эрудированного специалиста.


Член-корреспондент АН СССР А. П. Андрияшев


От автора

В этой книге рассказывается о рыбах, населяющих безбрежные просторы открытого океана. Некоторые из них — сайра, тунцы, палтусы, макрурусы — уже используются рыболовством, в том числе отечественным, и хорошо знакомы большинству потенциальных читателей по крайней мере в виде кулинарных полуфабрикатов или консервных изделий. Другие — летучие рыбы, меч-рыба, марлины, акулы — довольно часто упоминаются в научно-популярной литературе, описаниях морских путешествий и даже в художественной прозе (достаточно вспомнить хотя бы такие произведения, как «Моби Дик» Г. Мелвилла или «Старик и море» Э. Хемингуэя). Впрочем, доля этих общеизвестных видов невелика, и подавляющее большинство океанических рыб пока остается в сфере интересов одних только специалистов-ихтиологов, профессионально занимающихся их исследованием. К этому нужно добавить, что рыбы открытых вод Мирового океана в целом изучены несравнимо хуже, чем те, которые обитают в прибрежной зоне, а обобщающих сводок по ним до сих пор вообще не существует. Таким образом, в отличие от «нормальной» последовательности событий (сначала научное обобщение, а уж затем его популяризация) эта научно-популярная книга предшествует появлению специальной сводки, что, естественно, налагает на автора особую ответственность. Ведь совсем не просто одновременно удовлетворить запросы как широкого круга любителей природы, так и лиц, специальные интересы которых в той или иной мере соприкасаются с океанической ихтиологией, — биологов, океанологов, моряков, работников рыбной промышленности.


Наука, которой я занимаюсь, называется океанической ихтиологией. Это значит, что предметом моего исследования служат рыбы, живущие там, где берегами, как говорится, даже не пахнет. Для сбора любой информации по этим рыбам необходимо идти в открытое море, и поэтому довольно значительная часть моей жизни - в общей сложности около шести лет — прошла в дальних плаваниях. Позади остались 18 экспедиций па судах разного класса и назначения — еще в студенческие годы я первый раз вышел в океан на борту маленького логгера «Изумруд» (ото было в мае 1953 г.). Потом, уже будучи сотрудником Академии наук СССР, сделал 10 рейсов на легендарном «старом» «Витязе» (в начале своей карьеры я занимал на нем должность лаборанта в постоянном плавсоставе), работал на других научно-исследовательских кораблях — «Академик Курчатов», «Дмитрий Менделеев», «Рифт», «Профессор Месяцев», «Профессор Щтокман», а иногда и на промысл овых судах. Мне довелось побывать в Тихом, Атлантическом и Индийском океанах, пересечь все меридианы и почти все, кроме расположенных за Полярными кругами, параллели (с или быть совсем точным, все параллели между 64° с. ш. и 62° ю. ш.). С большим трудом преодолеваю искушение перечислить здесь те далекие порты и экзотические острова, куда заносила меня благосклонная фортуна...


Почему я стал ихтиологом-«океанистом»? В выборе профессии немалую исходную роль сыграли, конечно, любовь к природе и интерес к миру животных — качества, унаследованные мной, надо думать, от отца — физиолога по специальности и натуралиста по складу характера, до конца своих дней сохранявшего в душе чувство искреннего восхищения всеми проявлениями жизни. В пору моей юности он был необоснованно обвинен в тяжелых грехах и изолирован от общества и семьи, но тем не менее сумел, хотя и косвенным путем, сильно повлиять на мою судьбу после окончания средней школы: его тогдашнее положение в сочетании с моими склонностями к природоведению определило мое поступление не на желанный биофак Московского университета, а во «второсортное», как тогда многие считали, учебное заведение — на ихтиологический факультет Московского технического института рыбной промышленности и хозяйства (злые языки называли его «единственным провинциальным вузом в столице»). Когда выявилась сфера моих главных интересов - меня с самого начала влекли систематика рыб, фаунистика и зоогеография, - встал вопрос о выборе между морями и водоемами суши. Это было трудным делом. Уже после первого своего рейса (шесть месяцев па «Изумруде» в дальневосточных морях) я хорошо осознал, что настоящего моряка из меня не выйдет. Достаточно сказать, что, находясь в плавании, я почти каждую ночь вижу во сне зафиксированные памятью картины дорогого сердцу среднерусского ландшафта. Кроме того, мне была хорошо известна «морская болезнь» — в детстве я укачивался при езде па любом транспорте. Эта почти забытая слабость снова проявилась при первом же выходе в море. В ту ночь, помнится, я настолько изнемог, что решил незамедлительно поставить крест на контактах с чуждой мне стихией: «Сойду на берег при любой возможности и уйду оттуда пешком, если не найдется способа выехать сухим путем». Тем не менее мой, как оказалось, окончательный и бесповоротный выбор был сделан в пользу морей, и основывался он главным образом на значительно большем разнообразии их ихтиофауны по сравнению с пресными водами средних широт. В то время я мечтал о работе на Дальнем Востоке, представлявшейся мне пределом желаний. Действительность, однако, вскоре превзошла все ожидания: в 1955 г. проф. Т. С. Расе привлек меня к службе на «Витязе», и с этого самого момента я остаюсь по сей день сотрудником одного и того же научного учреждения - Института океанологии им. П. П. Ширшова Академии наук СССР.


Начало моей самостоятельной научной деятельности совпало с проведением МГГ — Международного геофизического года (1957-1958), когда советские океанологические исследования распространились на весь Мировой океан и практически впервые в истории отечественной науки охватили его тропическую зону и Антарктику. Первым объектом моего изучения также стала одна чисто тропическая группа океанической ихтиофауны — летучие рыбы, от которых я, по-моему достаточно логично, перешел к исследованию других рыб, обитающих в верхних горизонтах водной толщи (иначе говоря, в эпипелагиали). В экспедициях мне с самого начала нередко приходилось иметь дело и с рыбами глубоководной пелагиали, которые мало-помалу тоже всерьез вошли в сферу моих специальных интересов. Именно тогда, в конце 60-х годов, мой друг и коллега Виктор Макушок определил мою активность пророческим, как впоследствии оказалось, изречением: «Твоя эпипелагиаль скоро распространится до самого дна». Тогда это казалось мне невероятным, но вскоре я действительно предпринял несколько экскурсов вглубь, затем заинтересовался рыбами, живущими над материковым склоном, а спустя еще 10 лет сосредоточился главным образом на исследовании видов (в том числе настоящих донных), населяющих подводные поднятия в открытом океане.


Сейчас можно подвести некоторые итоги. В результате всех этих исканий и переключений с одного объекта на другой мне и вправду довелось непосредственно иметь дело с самыми разнообразными океаническими рыбами, начиная от выскакивающих из воды в воздух и кончая обитающими у грунта на ложе океана. В подтверждение этому укажу хотя бы, что описанные мной 82 новых вида принадлежат к 24 разным семействам.


Не скажу, однако, что я с самого начала ощущал четкую логическую связь между разнообразными объектами своего исследования. Мои представления о «единстве противоположностей» рыбного населения открытого океана складывались исподволь и постепенно, и я до недавнего времени не испытывал никакого желания выразить их в печатной форме. Однако в 1982 г. оргкомитет 4-го конгресса европейских ихтиологов пригласил меня выступить на пленарном заседании с большим 40-минутным докладом, основанным на «советских ихтиологических исследованиях в океане», причем конкретный предмет сообщения я должен был выбрать сам. Учитывая состав аудитории (ведь в Европе не так много ихтиологов всерьез занимаются океаническими рыбами), я решил, что для слушателей будет интересна не узкоспециальная, а более широкая тематика, и подготовил доклад под непомерно длинным названием «Океанская ихтиогеография: попытка рассмотреть распространение и происхождение пелагических и донных рыб, обитающих за пределами шельфа и неритической зоны». Этот обзорный доклад был зачитан на первом заседании конгресса в Гамбурге, и основные его положения нашли развитие в этой книге.


Итак, личное знакомство с преобладающим большинством «действующих лиц» этого произведения в какой-то мере служит оправданием моей попытки рассказать в нем о всей пестрой по составу «компании» рыб, объединяемой совместным проживанием в том большом многоквартирном доме, за который можно принять полный объем воды открытого океана. Результаты, непосредственно полученные мной, составляют, однако, незначительную часть фактических данных книги. Она основана главным образом на материалах многочисленных специальных публикаций, цитировать весь список которых в произведении популярного жанра просто невозможно. Главные сборники и обзорные работы, полностью или частично посвященные океаническим рыбам, перечислены, впрочем, в конце книги, и заинтересованный читатель может использовать эту библиографию для более глубокого ознакомления с предметом.


Мой опыт популяризатора невелик (несколько статей в журнале «Природа» плюс участие в авторском коллективе тома «Рыбы» из серии «Жизнь животных»), и я, по правде говоря, всегда считал себя не очень пригодным к такого рода деятельности. Сознаюсь, что работа над этим произведением никогда не была бы начата без поддержки и одобрения моих коллег по Лаборатории океанической ихтиофауны Института океанологии АН СССР и не была бы закончена без постоянной помощи О. В. Париной, в энтузиазме которой я всегда находил твердую опору. Рукопись прочитана В. Э. Беккером, В. Г. Нейманом, К. Н. Несисом, Ю. А. Рудяковым и Ю. И. Сазоновым, высказавшими критические замечания и советы, направленные на ее совершенствование. Г. Н. Похиль-ская, В. М. Чувасов и Л. В. Шестакова оказали мне большую помощь в оформлении текста и иллюстраций. Всем им я выражаю глубокую и искреннюю благодарность.


Введение

Группа животных, попросту называемых в повседневной жизни рыбами, с точки зрения зоолога-систематика, объединяет 4 разных класса, различающиеся между собой не менее чем пресмыкающиеся, птицы и млекопитающие. Два из них — миксины (Myxini) и непарноноздревые (Monorhina) вместе с группой давно вымерших панцирных рыб относятся к особой ветви бесчелюстных подтипа позвоночных; два других класса — хрящевые рыбы (Chondrichthyes) и костные рыбы (Osteichthyes) — принадлежат к ветви челюстноротых того же подтипа.(Здесь, как и в дальнейшем изложении, при первом упоминании таксонов (видов, родов, семейств, отрядов, классов) приводятся их научные (латинские) наименования, что позволяет совершенно однозначно обозначать даже тех рыб, для которых отсутствуют общеупотребительные русские названия. Поскольку многие из рассматриваемых таксонов мало знакомы читателю, даже интересующемуся ихтиологией и биологией моря, положение упоминаемых в тексте отрядов в системе рыбообразных и рыб приводится в приложении Приложение: Иерархия высших таксонов.


Рыбы — наиболее многообразная группа позвоночных животных, которая насчитывает более 20 тыс. видов, в большинстве своем относящихся к классу костных рыб, самых высокоорганизованных первичноводных позвоночных. Эта цифра превышает общее количество земноводных, пресмыкающихся, птиц и млекопитающих: их известно только 18 тыс. видов. При этом следует иметь в виду, что «инвентаризация» рыб еще далеко не закончена и ежегодно в специальной литературе публикуются десятки описаний новых видов, главным образом населяющих большие глубины Мирового океана и малоизученные реки в сельве и джунглях тропической зоны.


Такое многообразие форм — результат длительного эволюционного процесса, позволившего рыбам освоить почти все участки водной среды обитания в океанах, морях и внутренних водоемах нашей планеты. Действительно, рыб можно встретить в прозрачных ключах и в мутных болотах, в горных озерах на высоте 6000 м над уровнем моря и в мрачных подземных пещерах. В морских водах они обитают от зоны волнового заплеска до глубoчайших океанических впадин. Рекордные по глубине нахождения принадлежат семействам морских слизней (Liparididae) и ошибневых (Ophidiidae), которые были обнаружены на глубине около 7600 и 8300 м, и есть все основания считать, что это еще не предел — рыбы, no-видимому, могут встречаться и на дне более глубоких желобов (при спуске на батискафе «Триест» в Марианском желобе Ж. Пикар и Д. Уолш наблюдали и фотографировали какое-то камбалоподобное живое существо на глубине более 10000 м, но анализ их снимков специалистами к сожалению, не подтвердил принадлежности этого объекта к рыбам).


Представители этой группы животных живут в толще воды, на дне и даже в верхнем слое грунта, а отдельные виды частично используют и воздушную среду. В Арктике и Антарктике рыбы населяют воды с отрицательной температурой (до —2°), близкой к точке замерзания соленой воды, а в горячих термальных источниках Калифорнии благоденствуют даже при 50-градусной температуре. Максимальная соленость воды, которую переносят некоторые виды, достигает 60—80%о — вдвое выше «нормы» для открытого океана.


Внешний облик рыб прекрасно соответствует их образу жизни. Как разительно непохожи живущая среди залитых тропическим солнцем коралловых рифов яркая и пестро окрашенная рыба-бабочка и обитатель мрачных океанических глубин черный и зубастый, похожий на надутый пузырь удильщик или змееподобный угорь и дисковидная, состоящая как бы из одной только головы рыба-луна! Тонкие приспособления рыб к условиям среды их обитания не могут не вызвать естественного изумления у человека, который знакомится с поразительным многообразием этой группы животных.


Удивительна и рациональность (прямо-таки «разумность») поведения некоторых видов. Не затрагивая пока океанических рыб (о них речь впереди), приведу несколько показательных примеров. Крупные хищные рыбы, обитающие среди коралловых построек, часто страдают от надоедливых наружных паразитов, освободиться от которых самостоятельно они не могут. Не беда! Для этой цели существуют профессиональные рыбы-чистильщики, принимающие своих постоянных клиентов «в порядке живой очереди» в строго определенных местах (хочется сказать - в спецкабинетах). На атолле Ниниго (Папуа Новая Гвинея) мне довелось следить за работой маленького губанчика Labroides phthyrophagus, «обслуживавшего» в подводном гроте мурену, которая широко открывала свою зубастую пасть, давая возможность трудиться и своей ротовой полости тому, кто в другом месте и в иное время мог бы стать для нее всего лишь легкой закуской, и я никогда но забуду этого поразительного спектакля.


Еще одно удивительное зрелище - нерест атерины груниона (Leuresthes tenuis) - я наблюдал в июне 1979 г. на пляже городка Ла-Хойя (штат Калифорния). Как-то вечером, когда я сидел за ужином в маленьком ресторанчике на берегу океана, в зал буквально ворвался какой-то взбудораженный человек и громко закричал: «Грунионы мечут икру!» Все бросились к морю. Там, в свете фар подъехавших к урезу воды машин (было уже совсем темно), я увидел, что волна, отступавшая после каждого большого прибойного вала, оставляла на мокром песке маленькие стайки юрких серебристых рыбок, бьющихся на поверхности и на глазах зарывающихся в грунт. Видеть эту картину — речь идет о размножении грунионов, - как мне сказали, удается нечасто, хотя уже давно известно, что эти необыкновенные рыбы подходят к песчаным пляжам с точным расчетом — только во время самых высоких приливов (через день-два после новолуния или полнолуния) — и закапывают икру в песок на глубину около 5 см для инкубации. Отнерестившиеся особи затем уходят в море, а эмбрионы развиваются в сыром песке ровно две недели - вплоть до следующей высокой воды, причем личинки вылупляются спустя 3 мин после того, как наступающая приливная волна достигнет «инкубатора».


С давних времен и до наших дней лов рыбы имеет первостепенное хозяйственное значение в жизни и экономике многих народов. Биологические (и прежде всего рыбные) ресурсы морей и внутренних водоемов все более полно используются человеком для удовлетворения растущих потребностей в белковой пище. Во многих странах, расположенных на берегах океанов (Японии, Вьетнаме, Индонезии и др.), рыба и другие продукты моря составляют основу белкового рациона населения. Нынешний мировой улов выражается огромной цифрой — около 85 млн т в год, т. е. примерно 17 кг в пересчете на одного жителя Земли. Список промысловых объектов включает сотни названий, но особенно большое место в рыболовстве занимают морские рыбы шести семейств — сельдевые, тресковые, анчоусовые, скумбриевые, ставридовые и камбаловые, на долю которых приходится около половины общего вылова.


Высокого уровня развития достигло промысловое рыболовство в Советском Союзе. Хорошая техническая оснащенность рыбодобывающего флота позволяет нашим рыбакам работать в любых районах Мирового океана и при любой погоде — в шторм и штиль, в холод и жару. Наглядным отражением географии промысла служит разнообразный ассортимент рыбных продуктов на прилавках магазинов. Консервы из антарктической нототении, дальневосточной сайры и пойманного в тропиках тунца, соленая сардина иваси из Японского моря, североатлантическая сельдь и африканская сардинелла, филе скумбрии, ставриды и минтая, мороженый серебристый хек, макру-рус и антарктическая ледяная рыба, кулинарные изделия из лемонемы, мойвы и рыбы-сабли уже давно не удивляют покупателя даже в далеких от моря городах.


В этой книге речь пойдет о рыбах, населяющих только воды открытого океана, той части водной оболочки Земли, которая находится вне границ прибрежной зоны. Естественно, сразу возникает вопрос, где именно начинается этот самый «открытый океан». В современной биологической океанологии и рыбохозяйственной науке это словосочетание употребляется сейчас в двух значениях. Во-первых, так обозначается часть Мирового океана, находящаяся за пределами 200-мильных экономических зон, повсеместно введенных прибрежными государствами в 1976—1978 гг. и находящихся под их юрисдикцией, во-вторых, воды, лежащие мористее внешнего края материковой отмели (шельфа). Первое понятие восходит, таким образом, к юриспруденции, второе — к ландшафтоведению и имеет вполне определенный биотопический смысл.( Биотоп - участок среды обитания, занятый биоценозом (сообществом), т. е. совокупностью совместно встречающихся видов.) Тем не менее в приконтинентальных областях они, по существу, означают почти одно и то же, поскольку «экономические зоны» практически совпадают с шельфовыми участками. Такого соответствия нет и не может быть, однако, в отношении 200-мильных зон, окружающих венчающие подводные поднятия острова, которые практически лишены шельфа, так что по своим биологическим особенностям эти зоны бесспорно являются частью открытого океана. В то же время к открытому океану не относятся безостровные участки шельфа, даже не находящиеся под юрисдикцией какой-либо страны (уникальный пример такого рода представляет «осколок Гондваны» — огромная банка Сая-де-Малья в западной части Индийского океана).


Таким образом, океанические рыбы обитают вне шельфов и надшельфовой (иначе говоря, неритической) пелагиали. По такому определению в эту категорию попадают как пелагические (т. е. живущие в толще воды), так и бентические (донные) рыбы, а также бенто-пелагические (придонные и наддонные) рыбы, занимающие промежуточное положение между первыми двумя группами. Вертикальное распределение океанических рыб охватывает весь диапазон глубин Мирового океана — от поверхности до дна самых глубоких желобов.


Впервые океанические рыбы (среди них летучие рыбы, тунцы, меч-рыба, рыба-луна и др.) были описаны в 1758 г. основоположником систематической зоологии Карлом Линнеем. В конце XVIII — начале XIX в. состоялось несколько хорошо известных кругосветных экспедиций — плавания капитанов Дж. Кука, Ж. Ф. Лаперуза, И. Ф. Крузенштерна и др., в ходе которых были собраны значительные биологические коллекции, включавшие и рыб приповерхностного слоя. Начало изучению глубоководных рыб было положено в первой половине XIX столетия трудами француза Антуана Риссо, итальянца Анастасио Кокко, англичанина Ричарда Лоу, которые дали описания ряда видов по экземплярам, обнаруженным мертвыми на поверхности воды, выброшенным на пляжи или пойманным крючковой снастью, опущенной на большую глубину.


Новую эпоху в изучении рыб открытого океана — период комплексных океанографических экспедиций — открыло в 1872 г. плавание английского корвета «Челленджер», специально переоборудованного для такого рода исследований. Ихтиологические сборы экспедиции (около 280 видов океанических рыб) были обработаны Альбертом Гюнтером, опубликовавшим специальные монографии но глубоководным и пелагическим рыбам, не утратившие своего значения и в настоящее время. В период, предшествовавший первой мировой войне, значительный вклад в изучение рыб открытого океана внесли также экспедиции на судах «Блейк», «Альбатрос», «Травайер», «Талисман», «Инвестигейтор», «Ирондель», «Принцесс Алис», «Вальдивия», «Сибога», «Михаэль Саре», в обработке материалов которых участвовали известные ихтиологи Д. Гуд и Т. Вин (первыми употребившие в 1896 г. термин «океаническая ихтиология»), Ч. Гилберт, А. Элкок, Л. Вайян, Р. Коллетт, С. Гарман, Д. С. Джордан, А. Брауэр, М. Вебер и др. Как ни прискорбно, в приведенных списках нет ни русских названий судов, ни русских фамилий — в те годы Россия не участвовала в накоплении сведений по океаническим рыбам. Итоги этого этапа исследований были подведены Джоном Мюрреем и Юханом Йортом в увидевшем свет в 1912 г. очень солидном труде «Глубины океана», в котором рассматривается и дно и вся толща вод океана от поверхности до грунта с ее характерным населением.


После перерыва, вызванного военными действиями, биологические изыскания в Мировом океане получили новое развитие. Среди многих исследовательских плаваний того времени следует особо выделить датские экспедиции на «Дане» и английские на «Дискавери» — под каждым из этих названий фактически существовало по два экспедиционных судна. На «Дане I» в 1920—1922 гг. s были проведены под руководством И. Шмидта работы в Атлантическом океане, приведшие к обнаружению нерестилищ европейского угря в Саргассовом море. Кругосветное плавание «Даны II» (1928—1930 гг.), маршрут которой был проложен через тропические воды всех океанов, позволило получить огромные ихтиологические коллекции. Экспедиции «Дискавери I» (1929—1931 гг.) и «Дискавери II» (1932—1933 гг.) проходили преимущественно в Южном океане (вплоть до 60° ю. ш.) и много способствовали познанию природы и живого населения этого малоизученного региона. Большой вклад в изучение океанических рыб был внесен в рассматриваемый период такими учеными, как Т. Ригэн, Д. Ыормен, В. Тонинг, В. Эге, А. Парр, Р. Болин, А. Бруун, Ч. Бредер, К. Хаббз, К. Матсубара, У. Чепмен, У. Д'Анкона. К этому же времени относятся первые наблюдения океанических рыб непосредственно в среде их обитания: в 1934 г. американский ихтиолог У. Биб опустился в батисфере «Век прогресса» — стальном шаре диаметром 1,3 м с небольшим смотровым иллюминатором — на глубину более 900 м в районе Бермудских островов. Он и его спутник О. Бартон были первыми людьми, которым удалось увидеть довольно разнообразных глубоководных рыб (в том числе и поныне не пойманных) в их родной стихии.


В 30-е годы в дальневосточных морях и морях Северного Ледовитого океана были начаты и советские исследования глубоководных рыб. Основоположником отечественной океанической ихтиологии с полным основанием можно считать А. П. Андрияшева, которым еще в довоенные годы были сделаны очень важные обобщения, касающиеся происхождения глубоководной ихтиофауны.


В изучении рыб, обитающих за пределами шельфа, участвовали также Н. М. Книпович, П. Ю. Шмидт, В. К. Солдатов, А. Я. Таранец, А. Н. Световидов, Г. У. Линдберг.


С началом второй мировой войны биоокеанологические и ихтиологические исследования во всех океанах почти полностью прекратились, но вскоре после ее окончания были продолжены на новом, более высоком техническом уровне. Важный вклад в эти работы был сделан научно-исследовательским судном (сокращенно НИС) «Витязь», принадлежавшим Институту океанологии им. П. П. Ширшова АН СССР и совершившим в 1949— 1979 гг. 65 экспедиционных рейсов в Тихий, Индийский и Атлантический океаны. Ихтиологические исследования входили в программу 28 его плаваний. Сначала они были направлены на изучение дальневосточных морей и прилегающих районов Тихого океана, а с 1955 г. основное внимание было перенесено на исследование глубин и пеолагиали открытых вод. Работы, выполненные в плавапиях «Витязя», обеспечили быстрое развитие советской океанической ихтиологии, завоевавшей широкое международное признание. Они были начаты под руководством Т. С. Расса и осуществлялись в основном силами сотрудников Института океанологии (II. В. Парии, В. А. Мухачева, Н. Н. Горбунова, В. Э. Беккер, В. М. Макушок, Н. В. Ковалевская, Ю. Н. Щербачев и др.).


Сейчас исследовательский флот нашей страны насчитывает десятки разнотипных современных судов. В его состав входит и новый «Витязь», имеющий намного лучшие условия для работы и отдыха, чем на старом «Витязе». И тем пе менее те, кому выпало счастье начать на этом судне свой путь в океанологию, всегда будут вспоминать его как «праздник, который всегда с тобой». Все рейсы «Витязя» (а мне довелось участвовать в его первом выходе в открытый океан, состоявшемся в 1955 г.) кажутся сейчас единственными и неповторимыми. Невозможно забыть радостный энтузиазм труда, царивший на борту и делавший любого участника комплексных экспедиций сопричастным к большим и маленьким открытиям, которые приносило каждое плавание. Именно поэтому все мы, «старые витязяне», так едины в своей привязанности к бывшему флагману советской научной флотилии и так близко принимаем к сердцу судьбу заслуженного ветерана, «временная» стоянка которого в калининградском порту слишком затянулась, так как планы его превращения в постоянный океанологический музей никак не воплотятся в жизнь.


Вклад экспедиций на «Витязе» в мировую ихтиологическую пауку вряд ли может быть переоценен, и имя этого корабля, закрепленное в названиях одного нового рода рыб (Vitiaziella Rass, 1955) и девяти новых видов (Gonostoma vitiazi Rass, 1950;) Lycenchelys vitiazi Andriashev, 1955; Pelagocyclus vitiazi Lindberg et Legesa, 1955; Cypselurus vitjazi Parin, 1958; Diaphus vitiazi Kulikova, 1961; Benthodesmus vitiazi Parin et Becker, 1970; Monomeropus vitiazi Nielsen, 1971; Eustomias vitiazi Parin et Pokhilskaya. 1974; Melanostigma vitiazi Parin, 1980), навсегда останется в анналах истории ихтиологии.


Ну, а для меня старый «Витязь» — это начало «взрослой» жизни, первые шаги в науке, первые и потому самые яркие впечатления о необъятном океане, дальних островах и чужих странах. Плавания на «Витязе» подарили мне нескольких близких друзей, и об одном из них я обязательно должен упомянуть здесь. С Эдуардом Ребайнсом, выросшим в Сибири сыном красного латышского стрелка, я познакомился в своем втором плавании (он был тогда четвертым штурманом, я — лаборантом), и нашу дружбу прервала только его безвременная смерть в 1981 г. Это был человек большой души и открытого сердца, настоящий моряк — сильный, мужественный, смелый, любознательный — именно из таких получались в прошлом путепроходцы и открыватели новых земель. От других судоводителей, с которыми мне довелось ходить в море, Эдуарда отличала глубокая и искренняя заинтересованность в научных результатах экспедиций, постоянное стремление сделать максимум возможного для получения той информации, ради которой организуются рейсы исследовательских кораблей. Э. А. Ребайнс, несомненно, был лучшим из капитанов академического флота (он долго командовал НИС «Академик Курчатов»), и я горжусь тем, что был дружен с этим благородным человеком. Теперь его имя (в форме видового названия глубоководной рыбы Diplophos rebainsi), как и имя его первого судна, тоже накрепко связано с океанической ихтиологией.


Одновременно с НИС «Витязь» проводили океанологические исследования, включавшие и сбор материалов по океаническим рыбам, другие советские исследовательские суда: «Обь» (1955—1958 гг.), «Академик Курчатов» (с 1967 г.), «Дмитрий Менделеев» (с 1969 г.). Продолжались экспедиционные работы иностранных государств, среди которых нельзя не упомянуть датскую глубоководную экспедицию на «Галатее» (1950—1952 гг.), американские исследования в Мексиканском заливе на «Орегоне» (1955г.) ив Южном океане на «Элтенине» (с 1962г.) и планомерные изыскания ученых ФРГ в Атлантическом океане на «Вальтере Гервиге I» (1964—1971 гг.) и «Вальтере Гервиге II» (с 1971 г.). Полный перечень ихтиологов, участвовавших в обработке собранных материалов, занял бы слишком много места — их число многократно увеличилось по сравнению с предвоенным временем. Особенно существенно продвинулось изучение фаунистического состава и систематики океанических рыб, в разработку которой внесли свой вклад ученые многих стран — СССР (А. П. Андрияшев, А. В. Балушкин, В. В. Барсуков, В. Э. Беккер, О. Д. Бородулина, В. Н. Долганов, А. Н. Котляр, В. А. Мухачева, А. В. Неелов, Н. В. Парии, Т. С. Расе, Ю. И. Сазонов, А. Н. Световидов, И. А. Трунов, В. В. Федоров, Ю. Н. Щербачев и др.), США (Р. Гиббс, Р. Джонсон, Т. Ивамото, Б. Коллетт, Л. Компаньо, Д. Коэн, Г. Мид, Б. Нафпактитис, Т. Питч, Р. Хэдрич, Д. Штейн, А. Эбелинг и др.), Японии (Т. Абэ, К. Амаока, Р. Исияма, И. Накамура, О. Окамура и др.), ФРГ (А. Коттхауз, Г. Креффт, А. Пост, М. Штемани), Франции (М. Л. Бошо, Ж.-К. Керо, П. Фурмануар, Ж.-К. Юро), Дании (Э. Бертельсеи, И. Нильсен), Великобритании (Д. Бедкок, Н. Меррит, Н. Маршалл), Новой Зеландии (Д. Гаррик, П. Касл), Португалии (Г. Мауль, Л. Салданья), Австралии (Д. Пэкстон), Норвегии (Е. Куфуд), Кубы (Д. Гитарт), Канады (Д. Нелсон). Некоторые из этих ихтиологов, а также многие не названные здесь внесли свой вклад и в изучение экологии рыб открытого океана.


Этот перечень разноязычных имен, без сомнения, покажется читателю малоинтересным, но я никак не могу обойтись без него в этой книге. Я смотрю на этот список, и перед моим мысленным взором предстают вполне конкретные результаты деятельности «поименованных лиц» - статьи и монографии, с которыми постоянно приходится иметь дело в повседневной работе на борту судна или в институтской лаборатории. Мало того, почти за каждой фамилией мне видится и знакомое человеческое лицо. Некоторые из этих ихтиологов принадлежат к числу моих добрых друзей (и это касается не только соотечественников), с другими приходилось встречаться во время экспедиций и командировок, при их визитах в Москву или на научных симпозиумах и конгрессах в разных странах. В нашей науке трудно обойтись без обмена материалами и коллекциями (в первую очередь это касается исследований по систематике и зоогеографии), а также без обсуждения - устного или в переписке — научных проблем с коллегами по специальности. Это позволяет избежать ненужного дублирования работ, а иногда и объединить усилия в совместном исследовании. У меня, например, есть в списке трудов статьи, опубликованные в соавторстве с Брюсом Коллеттом (полтора месяца мы проработали вместе в его лаборатории при Национальном музее естественной истории в Вашингтоне), о Робертом Гиббсом, Герхардом Креффтом и Альфредом Эбелингом.


Помимо исследований рыб в океанологических экспедициях, не имевших, казалось бы, непосредственного отношения к промысловой тематике, в 50-е годы начались и быстро прогрессировали рыбохозяйственные исследования открытых вод Мирового океана. В нашей стране первым объектом этих изысканий стали «океаническая» сельди Северной Атлантики и сайра северо-западной части Тихого океана. В 60-е годы проводятся и научно-промысловыа исследования «полуглубоководных» рыб, живущих на материковом склоне. Эти работы (в их развитие вложили много труда П. А. Моисеев, Ю. Ю. Марти, В. П. Шунтов, Д. А. Шубников, Н. П. Новиков, Ю. В. Новиков, В. Л. Жаров и др.) выполняются в основном экспедициями бассейновых институтов и промысловых разведок Минрыбхоза СССР и характеризуются очень широким размахом. Суммарное число советских экспедиций в открытый океан уже превысило 2000.


В результате всех этих работ было установлено, что в открытых районах Мирового океана общей площадью примерно 200 млн км2, сосредоточены значительные промысловые ресурсы. В соответствии с неоднородностью условий среды ресурсы распределены в пределах этой площади очень неравномерно, причем достаточно плотные концентрации промысловых объектов всегда приурочены к районам повышенной биологической продуктивности. II. А. Моисеев подсчитал, что площадь зон, благоприятствующих развитию биопродукционных процессов, в пределах открытых районов приближается к 20 млн км2. Среди перспективных для промысла объектов сейчас называют рыб разных экологических групп — постоянно обитающих в верхних горизонтах пелагиали (летучие рыбы, макрелещуковые, мелкие виды тунцов) и выходящих туда из неритической зоны (ставриды, скумбрии, путассу и др.), живущих в толще воды на средних глубинах (светящиеся анчоусы, гоностомовые), населяющих материковые склоны и подводные поднятия.


Изученность океанических рыб неравномерна, но в целом недостаточна, если сравнивать ее с изученностью рыб прибрежной зоны морей и пресных вод. Исключение составляет, пожалуй, лишь систематика, но даже в этой области имеется очень много недоработок, в наибольшей степени касающихся донных и придонных групп. Многие семейства еще не подвергались современным ревизиям, а обнаружение и описание новых видов и таксонов более высокого ранга до сих пор остаются вполне обычным делом. Еще хуже обстоит дело с изученностью экологии океанических рыб: полноценные сведения о размножении, росте, питании, миграциях имеются только для немногих видов, главным образом из числа уже вовлеченных в той или иной мере в промысел. Важнейшие с практической точки зрения задачи будущих исследований состоят поэтому в усилении работ по систематике, имеющих первостепенной целью точное видовое определение, и в изучении биологии отдельных видов (прежде всего массовых) их жизненных циклов, популяционной структуры, динамики численности и т. д. Крайне важным в промысловом отношении является изыскание способов управления поведением и искусственного концентрирования дисперсно распределенных объектов, составляющих большинство населения океанской пелагиали.


Цель настоящей книги — дать читателю общее представление о рыбах, населяющих толщу и придонные слои океана за пределами прибрежной зоны, показать систематическое и экологическое разнообразие этого населения, обсудить историю его формирования и перспективы промыслового освоения. Таким образом, книга представляет собой популярное изложение основ океанической ихтиологии — науки, дальнейшее развитие которой должно быть направлено на наиболее рациональное использование рыбных ресурсов, на выявление и бережное сохранение генофонда всех популяций рыб в открытых водах Мирового океана.


Приложение: Иерархия высших таксонов рыбообразных и рыб, представленных в морской среде обитания

(Латинские названия отрядов см. в табл. 5.)


Подтип позвоночные (Vertebrate) 
  Надкласс бесчелюстные (Agnatha) 
    Класс миксины (Mixini) 
          Отряд миксинообразные 
    Класс непарноноздревые (Monorhina, или Cephalaspidomorphi) 
          Отряд миногообразные 
  Надкласс челюстноротые (Gnathostoma) 
    Класс хрящевые рыбы (Chondrichthyes) 
      Подкласс щележаберные рыбы (Elasmobranchii) 
          Отряды: многожаберникообразные, катранообразные 
          пилоносообразные, плоскотелообразные, разнозубо 
          образные, воббегонгообразные, ламнообразные, 
          кархаринообразные, пилообразные, гнюсообразные,
          хвостоколообразные, скатообразные. 
      Подкласс цельноголовые рыбы (Holocephali) 
          Отряд химерообразные 
    Класс костные рыбы (Osteichthyes)
      Подкласс лопастеперые рыбы (Sarcopterygii) 
        Инфракласс кистеперые рыбы (Crossopterygii) 
          Отряд целокантообразные 
      Подкласс лучеперые рыбы (Actinopterygii) 
        Инфракласс ганоидные рыбы (Ganoidei) 
          Отряд осетрообразные 
        Инфракласс костистые рыбы (Teleostei) 
          Отряды: тарпонообразные, спиношипообразпые,
          угреобразные, сельдеобразные, конорылообразные,
          сомообразные, карпообразные, лососеобразные,
          стомиеобразные, аулопообразные, миктофообразные,
          трескообразные, ошибнеобразные, жабообразные,
          удильщикообразные, присоскообразные, 
          сарганообразные, атеринообразные, опахообразпые,
          бериксообразные, китовидкообразные,
          солнечникообразные, колюшкообразные,
          скорпенообразные, окунеобразные, камбалообразные,
          скалозубообразные. 


Глава 1. Открытый океан как среда обитания рыб

Представление о живом покрове Земли как об иерархичекой системе биоценозов (сообществ) дает возможность эассматривать открытый океан и в качестве единого крупномасштабного биотопа, занимающего значительную часть планеты, и в качестве системы соподчиненных биотопов все меньшего и меньшего пространственного масштаба. Расчленение океана на естественные биотопические участки определяется, как известно, тремя типами зональности — вертикальной, обусловленной неоднородностью толщи воды и изменением с глубиной подводного рельефа, широтной, в основе которой лежат климатические (в первую очередь температурные) различия, и циркумконтинентальной, обусловленной разной удаленностью от крупных массивов суши. Естественные участки океана образуют закономерно построенные биотопические комплексы, которые расположены по единому плану, повторяющемуся во всех океанах — Тихом, Атлантическом и Индийском.


В подводном строении дна выделяются три основные формы рельефа, имеющие планетарный масштаб,— материковая отмель, материковый склон и ложе океана со срединно-океаническими хребтами. Материковая (или континентальная) отмель, называемая также шельфом, представляет собой подводное продолжение материков и характеризуется очень пологим, почти незаметным увеличением глубины. За ее внешний край принимают линию, на которой угол наклона дна резко увеличивается: этот перелом кривой рельефа дна может находиться на глубине от 100 до 400 м, а его среднее положение примерно соответствует положению изобаты 130 м. Ширина материковой отмели варьирует в очень широких пределах, но составляет в среднем всего 70 км, ее суммарная площадь (до глубины 200 м) не превышает 7,5% акватории Мирового океана.


Подводный цоколь материков — материковый (или континентальный) склон имеет значительно большую крутизну. Угол его наклона в среднем составляет 3—4° (это в 25 раз больше, чем средний наклон шельфа), а местами, например у берегов Флориды, достигает даже 45°. Поверхность склона почти всегда расчленена на уступы и ступени, рассечена поперечными и косыми разломами, грядами и каньонами. Его нижняя граница обозначена новым переломом батиграфической кривой на глубине порядка 2500—3500 м (обычно около 3000 м) и соответствует переходу к ложу океана. Ширина материкового склона невелика (как правило, от 15 до 30 км), его площадь в границах между изобатами 200 и 3000 м составляет около 17,5% (без морей 12%) Мирового океана. На границе между окраинами материков и океаном в тектонически активных районах располагаются островные дуги и глубоководные желоба — очень глубокие (в Марианском желобе находится максимальная отметка — 11 022 м) и очень узкие (ширина по дну десятки километров, а по верхним частям склонов до 200 км) долины, занимающие всего лишь 0,1% площади океанов.


На ложе Мирового океана приходится около 75% поверхности его дна. Горными хребтами, возвышенностями, и валами оно разделяется на отдельные котловины — холмистые или плоские равнины, покрытые толстым слоем мягких осадков. Что касается подводных поднятий, наиболее масштабными из них являются, конечно, грандиозные срединно-океаиические хребты, простирающиеся в общей сложности более чем на 60 тыс. км. Эти хребты, центральные долины которых представляют собой границы гигантских литосферных плит, располагаются как правило, в осевых частях океанов и образуют единую систему массивных горпых сооружений. Они расчленены на отдельные блоки, сдвинутые относительно продольной оси хребта, поперечными трансформными разломами, достигающими значительной глубины. Среди других категорий поднятий следует назвать вулканические и глыбовые хребты, многие из которых имеют очень большую протяженность и высоту. Хребты всех типов, как и на суше, увенчаны вершинами и пиками. Одни из них возвышаются островами над поверхностью океана, а другие не доходят до нее. Кроме того, во всех океанах есть также изолированные горы (в основном вулканы), не связанные с массивами. Общее число подводных гор очень велико (по разным оценкам, от 8 до 10 тыс.), причем более чем у 2,5 тыс. из ниx вершины находятся на глубине менее 2000 м. Крутые склоны гор почти всегда имеют резкий, сильно расчлененный рельеф и лишены осадочного чехла, но некоторые — их называют гайотами — обладают совершенно плоскими вершинами, часто покрытыми шапкой отложений и достигающими диаметра 30—40 км. Когда-то они были островами или поднимались до уровня, на котором сказывается влияние прибоя (волновой абразии). О происшедшем погружении гайотов часто свидетельствуют и остатки коралловых построек на их вершинах и береговые террасы, выбитые прибойиымы волнами.


Особого упоминания заслуживает такая категория поднятия дна, как подводные «микрокоптиненты», отличающиеся значительными площадями малых (порядка шельфовых) глубин. Они особенно характерны для Индийскоко океана (плато Мадагаскара, Сейшельская банка, банка Сая-де-Малья); в Тихом океане к этой категории относится Новозеландское плато. По геологическому строению они существенно отличаются от других возвышенностей континентальным типом коры (с «гранитным» слоем независимо от наличия или отсутствия больших массивов суши). Объяснение существованию микроконтинентов следует искать в истории соответствующих районов Мирового океана.


Вопросы происхождения и развития океана находят объяснение с позиций глобальной тектоники литосферных плит. Раздвигание (спредипг) этих гигантских жестких блоков земной коры в обе стороны от рифтовых долин, вытянувшихся вдоль срединно-океанических хребтов, приводит к образованию новых участков дна, заполняющихся материалом мантии (движение плит происходит со скоростью до 10 см в год). При раздвижении коры образуются рифтовые впадины с рвами, расщелинами, кратерами типа «черных курильщиков», через которые на поверхность Дна изливается сульфидный гидротермальный раствор, обеспечивающий развитие специфической бактериальной флоры — хемотрофных серобактерий. Противоположной зоне спрединга край плиты давит на соседнюю плиту и, погружаясь под континент, вновь преобразуется в мантийное вещество. На основе теории тектоники плит были осуществлены палеогеографические реконструкции конфигурации и положения материков и океанов, показавшие кардинальные изменения среды существования в ходе геологической истории Земли.


Толща воды может быть условно разделена па отдельные объемы (водные массы), различающиеся по температуре, солености, плотности и многим другим физическим и химическим характеристикам. Границы между водными массами выражены с разной степенью четкости и иногда почти незаметны. В пределах водных масс и между ними постоянно происходят перемещения воды различного направления и скорости — от хаотических турбулентных движений до направленных постоянных течений. Турбулентное перемешивание толщи вод стремится размыть все гидрологические градиенты и выровнять все характеристики.


Постоянные течения переносят значительные объемы воды и в своей совокупности образуют крупномасштабные круговороты, охватывающие огромные акватории.


Характеристики водных масс формируются в система циркуляции вод, и в каждом крупномасштабном круговороте в верхнем слое переносится вполне определенная водная масса, обладающая значительной временной стабильностью и пространственной однородностью. Так, в Тихом океане Субарктическому круговороту соответствует субарктическая водная масса, Северному субтропическому круговороту — северная центральная водная масса, тропическим круговоротам — экваториальная водная масса и т. д. Такие водные массы, перемещающиеся в пределах замкнутой циркуляции и сохраняющие сравнительную однородность на больших пространствах, носят название первичных. В то же время на границах между двумя соприкасающимися круговоротами происходит смешение контактирующих водных масс и в результате образуется новая — вторичная водная масса. Этим путем формируется, например, водная масса Северо-Тихоокеанского течения. Для вторичных водных масс характерно постоянное обновление в зоне смешения и постепенная трансформация по ходу зонального течения, приводящая в конце концов к существенному изменению их характеристик. Таким образом, вторичные водные массы существуют на границах основных круговоротов и не связаны с замкнутыми циркуляциями.


В Атлантическом и Тихом океанах имеется по шесть крупномасштабных круговоротов, а в Индийском, северная часть которого подвержена существенным сезонным изменениям в связи со сменой муссонов,— четыре круговорота зимой северного полушария и три — летом. При этом в циклонических тропических и субполярных круговоротах (в них вода перемещается против часовой стрелки в северном полушарии и по стрелке — в южном) образуются зоны расхождения (дивергенции) вод, в которых развиваются восходящие токи воды, а в антициклонических субтропических круговоротах (направление вращения в них обратное но сравнению с циклоническими) поверхностные воды сходятся в центральных областях и погружаются там на глубину. Эти круговороты образуют гомологические пары, симметрично расположенные по отношению к экватору. Правда, эта симметрия (как и у большинства природных объектов) не обладает совершенством и полнотой, т. е. не идеальна и не касается всех признаков. Границы между круговоротами в открытом океане идут примерно в широтном направлении. Близ берегов зональное течение, общее для двух соседних круговоротов, раздваивается и между обеими крупномасштабными циркуляциями и берегом остаются треугольники не захватываемой ими воды — так называемые нейтральные области. В них существуют локальные круговороты меньшего масштаба.


В пределах каждого крупномасштабного круговорота набор водных масс по вертикали специфичен, а это означает, что в каждом круговороте имеется своя структура вод. Принято различать поверхностную, подповерхностную, промежуточную, глубинную и придонную водные массы, которые разделены слоями воды с повышенными градиентами свойств (в пределах каждой массы свойства не меняются или меняются очень постепенно). Выделяют два главных типа гидрологических структур — тропические, расположенные в тропиках и субтропиках, и субполярные, расположенные в умеренных широтах.


Для тропических структур характерны следующие водные массы и слои раздела между ними. Сверху находится поверхностный однородный (изотермический) слой, который характеризуется высокой температурой (20—30°), мало меняющейся по глубине. Толщина этого слоя в среднем равна 50—100 м (в центральных частях субтропических круговоротов до 200—250 м). Под изотермическим слоем температура воды сравнительно резко надает, и ее градиент до глубины 400—500 м имеет порядок 0,1 град/м. Одновременно резко возрастает плотность воды. Под слоем повышенного градиента температура продолжает понижаться, хотя и более медленно. До глубины около 1000—1500 м (в зависимости от структуры) это понижение происходит, однако, быстрее, чем на еще больших глубинах. Этот слой называют «главным термоклином», и его нижняя граница выражена не очень четко. Глубже него вода отличается низкой температурой (около 2°), мало меняющейся с глубиной. Это так называемые «глубинные однородные воды».


Резкое расслоение толщи воды по температуре, а следовательно, и но плотности чрезвычайно характерно для тропиков. Плотность воды зависит, однако, и от солености, а в большей части тропической зоны выражен промежуточный слой повышенной солености на глубине нескольких сот метров, т. е. в верхней части главного термоклина. В результате главный термоклин распадается на два слоя слой максимума солености до глубин 200—400 м и слой менаду ним и границей глубинных однородных вод, обозначаемый обычно как промежуточный минимум солености.


В субполярных водах весь столб воды сравнительно однороден по температуре. Главного термоклина там практически нет, и набор водных масс существенно отличается от характерного для тропической зоны. Поверхностный изотермический слой может нагреваться летом выше 10° (при толщине около 50 м) и охлаждаться зимой до 0—5° (иногда и до отрицательных значений температуры). Под этим слоем летом может существовать промежуточный холодный слой, в котором температура удерживается на уровне ее минимального зимнего значения; он может достигать глубины около 300 м. Промежуточный теплый слой с температурой на 1—2° выше, чем в предыдущем, располагается примерно до глубины 2000 м. Глубинные однородные воды мало отличаются по своим характеристикам от глубинных вод в тропических структурах.


Рассматривая вертикальную термическую структуру Мирового океана, нередко придают особое значение противопоставлению теплого поверхностного и холодного глубинного объемов водной толщи, называемых соответственно «термосферой» и «психросферой». Автор этих терминов — датский океанолог и ихтиолог А. Бруун принимал за границу таких слоев изотермическую поверхность 10°. Таким образом, в высоких широтах термосфера, естественно, отсутствует, в умеренных широтах она имеет сезонный характер, а в тропической зоне постояпна, но варьирует по толщине от 100 м в восточных районах океанов, характеризующихся подъемом глубинных вод, до 700 м в западных.


Каждый участок дна омывается водами того или иного слоя водной толщи, и поэтому дно по вертикали может подразделяться на те же участки, что и пелагиаль (тонкий слой воды у самого дна изучен недостаточно, и о его характеристиках судят в основном по характеристикам основного объема соответствующей водной массы). На дне океана выделяются, кроме того, участки (зоны), различающиеся режимом и скоростью осадконакопления, размерами частиц грунта и содержанием в нем органических веществ.


Почти все органическое вещество в океане первично продуцируется в приповерхностной зоне — в освещенных (эвфотических) слоях, где возможен фотосинтез, а затем разными путями проникает вглубь и служит той пищей, которая обеспечивает существование населения в лишенных света слоях воды и на дне. Роль органического вещества, создаваемого в лишенных света глубинах океана за счет первичных хемосинтетических процессов, невелика: оно составляет лишь доли процента от синтезируемого растениями.


Продукция фитопланктона определяется целым рядом факторов — интенсивностью солнечной радиации, содержанием биогенных солей (фосфатов, нитратов, силикатов) , толщиной верхнего однородного слоя, прозрачностью воды и т. д. Главным лимитирующим показателем практически везде служит все же концентрация в эвфотической зоне биогенных солей, основной запас которых находится в более глубоких слоях воды. Распределение этих солей в открытом океане обусловлено в первую очередь динамическими факторами, вызывающими подъем глубинных вод в верхний слой. В соответствии с этим районы наибольшей первичной продукции расположены в умеренных широтах, где обогащение поверхностных слоев питательными веществами происходит в результате зимнего конвективного перемешивания, а также в некоторых районах тропической области, характеризующихся наиболее интенсивным подъемом «свежих» глубинных вод. К ним относятся районы поднятия вод (апвеллингов) в зонах действия сгонных ветров у берегов, дивергенции течений (особенно субэкваториальная дивергенция) и центральные участки некоторых локальных круговоротов. Наименьшими показателями продукции фитопланктона отличаются обширные по площади области опускания вод в антициклонических субтропических круговоротах. Ежегодная суммарная величина первичной продукции составляет, по современным представлениям, не менее 60 млрд т углерода.


Продукция фитопланктона, представляющего собой самый низший трофический уровень в пищевых взаимосвязях населения пелагиали, служит основой общей биологической продуктивности океана и в конечном счета его промысловой продуктивности. Дальнейшее перераспределение органического вещества, синтезированного водорослями-продуцентами, осуществляется животными консументами — растительноядным и хищным зоопланктоном, а затем нектоном — и проходит, таким образом, через несколько трофических уровней. При переходе на каждый последующий уровень расходуется большая часть энергии (такие потери часто достигают 90%), и это ограничивает число уровней: в холодных водах их 3—5, в тропиках — до 7. В одних пелагических сообществах (их называют сбалансированными по трофическим циклам) продукция, ежегодно создаваемая на каждом уровне, нацело выедается хищниками следующего уровня, в других (несбалансированных) эта продукция длительно и существенно превышает выедание и ее избыток выносится течениями в другие участки или попадает на дно. Наименьшей сбалансированностью отличаются неритические сообщества, а максимальное приближение к сбалансированности имеет место в тропической части открытого океана, где наблюдается высокая стабильность в количественном соотношении организмов, стоящих на разных трофических уровнях.


Количественное распределение и продукция зоопланктона в океане в общих чертах соответствуют обилию растительной жизни. Наибольшая биомасса среднеразмерного зоопланктона («сетного» зоопланктона, или мезопланктона) наблюдается летом в умеренных и высоких широтах (прежде всего во фронтальных зонах), а также в экваториальных районах и районах глобальных подъемов вод в восточных частях океанов, наименьшая биомасса — в зонах антициклонических субтропических круговоротов, так называемых «океанических пустынях». Наибольшая продукция мезопланктона также создается в субполярных водах обоих полушарий и в водах прибрежных и экваториальных апвеллингов, а иногда и в районах локальных продуктивных пятен.


Распределение биомассы океанического макропланктона и нектона тоже подчинено широтной и циркумконтинентальной зональности. Прослеживаются три полосы повышенной биомассы — в северных умеренных, экваториальных и южных умеренных широтах, причем в экваториальной зоне количественные показатели обилия снимаются в направлении с востока на запад в Тихом и Дтлантическом океанах и с северо-запада на восток — в Индийском океане. Эти полосы перемежаются четырьмя полосами пониженной биомассы — арктической, двумя центральными (субтропическими) и антарктической, в которой биомасса все же значительно выше, чем в трех других. Во всех океанах значительная биомасса консументов высших трофических уровней (главным образом рыб) приурочена к нерито-океанической зоне, переходной между прибрежными и океанскими районами. В этих участках максимальная биомасса нектона наблюдается на западных окраинах океанов в зоне полярных фронтов и на их восточной периферии мористее районов пассатных апвеллингов и вдоль прилегающих фронтальных разделов. В Индийском океане, где северного полярного фронта и северо-восточного апвеллинга нет, повышенная биомасса наблюдается мористее районов Аравийского и Сомалийского сезонных апвеллингов. В экваториальных широтах количество макропланктона и нектона особенно велико на востоке океанов (продуктивные зоны Гвинейского и Панамского заливов и прилегающих вод) и в районах локальных апвеллингов Карибского моря — Мексиканского залива и австрало-азиатских морей.


Все перечисленные выше (а также некоторые другие) особенности открытого океана оказывают непосредственное влияние на пространственное распределение обитающих в его водах организмов, в том числе и рыб. Участки, различающиеся по своему населению, могут иметь границы, совпадающие с изобатами, изотермами, изогалинами, линиями равного содержания растворенного кислорода, первичной продукции, биомассы мезоплаиктона и т. д., однако чаще всего эти границы соответствуют разделам дискретных водных масс, на которые подразделяется водная толща. Поэтому многие исследователи считают, что деление океана на крупномасштабные биотопы — участки, имеющие однородное население, — в первую очередь определяется именно расчлененностью его объема (так называемая «гипотеза водных масс»).


Границы водных масс в придонных горизонтах неплохо совпадают с основными формами рельефа дна. В вертикальном плане океан подразделяется поэтому на следующие зоны: верхнюю (от поверхности до глубины 100— 200 м), среднюю (до глубины 1000—1500 м), нижнюю (до глубины 3000 м), глубинную (до глубины 6000 м) и сверхглубинную (рис. 1). В классификации участков океанической среды обитания наибольшее значение имеет их разделение на пелагические биотопы, с одной стороны, и донно-придонные — с другой. В пелагиали верхняя зона соответствует поверхностным и подповерхностным водам, средняя — промежуточным, нижняя — глубинным глубинная — придонным, а сверхглубинная — водам глубоководных желобов; на дне (в бентали) верхняя зона более или менее совпадает с шельфом; средпяя и нижняя — с материковым склоном, глубинная — с ложем океана, а сверхглубинная — с дном желобов. При этом нужно иметь в виду, что приведенные примерный глубины не могут рассматриваться как абсолютные показатели границ вертикальных зон: их положение сильна варьирует в разных районах Мирового океана.


Рис. 1 . Вертикальная зональность океанических биотопов.Примечание.

Рис. 1 . Вертикальная зональность океанических биотопов.

Названные вертикальные зоны в пелагиали вполне традиционно именуются эпи-, мезо-, бати-, абиссо- и хадопелагиалыо. Для бентали этих же зон в СССР обычна применяют названия сублитораль (на шельфе), «переходный горизонт» и батиаль (соответственно на верхней и нижней частях склона), абиссаль (на ложе океана) и ультраабиссаль (на дне глубоководных желобов). Им экбивалентны вертикальные зоны, названные Т. С. Рассом эпи-, мезо-, бати-, абиссо- и хадобенталью, и эта унифицированная терминология представляется более удобном для сопоставления биотопов дна и толщи воды (термин «батиаль» сохраняется при этом для обозначения всего биотопа материкового склона, т. е. идентичен понятию «мезобатибенталь»).


Население пелагиали контактирует с населением бентали во всех вертикальных зонах в придонных слоях водвой толщи, которые могут рассматриваться как биотоп вторичного сообщества — бентопелагического экотона (по определению К. В. Беклемишева, «экотон есть биотоп сообщества, состоящего из смеси видов двух соприкасающихся биоценозов»). В составе этого экотона в целом преобладают пелагические виды, а настоящие бентосные, как правило, находятся лишь па ранних стадиях жизненного цикла. В бентопелагиали имеются и специфические виды, и именно они составляют наиболее характерную часть ее населения. Это сообщество особенно четко обособлено в самой верхней вертикальной зоне (хорошо известное население неритической эпипелагиали), но оно существует во всем диапазоне океанских глубин. Бентопелагиаль, как и пелагиаль, является трехмерным биотопом и отличается в этом отношении от «плоской» двухмерной бентали, но объем придонной воды составляет ничтожную часть общего объема водной толщи, и в планетарном масштабе донный и придонный биотопы представляются тесно сопряженными (действительно, они не могут существовать в разделенном виде).


В дополнение к приведенной выше схеме вертикальной зональности А. П. Андрияшев выделил переуглубленные участки дна на шельфе — псевдобатиаль и изолированные от океанских глубин глубокие (более 3000 м) бассейны — псевдоабиссаль. Примеры псевдобатиального биотопа дают многочисленные депрессии на шельфе Антарктиды и в бассейне Северного Ледовитого океана, отделенные мелководьями от материкового склона; примерами псевдоабиссали (псевдоабиссобентали) являются Японское и Средиземное моря, соединяющиеся с океаном неглубокими проливами, обособленные котловины Полярного бассейна и т. д. Бесшельфовые подводные поднятия с глубинами порядка батиальных были выделены в талассобатиаль, и этот термин (также предложенный А. П. Андрияшевым) широко применяется в отечественной литературе. По аналогии с ним вершины подводных гор (часто их неправильно называют банками) с глубиной порядка 200 м и менее и «шельфы» малых островов были названы мной талассосублиторалью, или талассоэпибенталью. Кроме того, над высокими подводными поднятиями и около них (а иногда, по-видимому, и в других участках со слабо сбалансированными трофическими цикла ми) могут возникать условия, в некоторой степени ими тирующие особенности неритической зоны, и это позволяв ет обозначать такие участки как псевдонеритические (или талассоэпипелагические). Таким образом, в бентали и бентопелагиали Мирового океана три зоны — верхняя средняя и нижняя — существуют в двух модификациях субконтинентальной и талассной, а зона верхней пелагиали даже в трех — субконтинентальной (неритической) собственно океанической и талассной (псевдонеритической). Из семи субконтинентальных биотопов к океаническим относятся, однако, только донные и придонный биотопы материкового склона (соответствующие модифинации трех биотопов верхней зоны являются шельфо-нeритическими) (табл.1).


Эти наиболее крупномасштабные биотопы вертикального плана, как уже говорилось, делятся на биотопы подчиненных рангов, причем степень их возможного дробления в общем уменьшается от верхних слоев к нижним и от континентов к открытым водам. Из-за большего разнообразия условий в бентали степень дробности ее биотопов значительно больше, чем пелагических, которые как принято считать, представляют собой участки среды характеризующиеся наличием циркуляции, устойчивых в пространстве и времени.


Итак, система биотопических комплексов открытого океана имеет закономерную структуру и состоит из гомологичных частей. Примерами гомологичных биотопов в пелагиали могут служить парные крупномасштабным круговороты и их водные массы, расположенные симметрично по отношению к экватору в том же океане или занимающие сходное положение в других океанах (например, все субполярные или все центральные круговороты). В вертикальном расслоении водной толщи полная биотопическая гомология прослеживается только в пределах однотипных гидрологических структур — тропических и субполярных; так как если глубинные однородные по температуре воды (батипелагиаль) в обоих случаях вполне гомологичны, то поверхностный изотермический слоя в умеренных и высоких широтах в отличие от тропических имеет лишь сезонный характер. Поэтому нижняя граница эпипелагиали в общем совпадает с верхней границей скачка плотности воды (пикноклина), обусловленного в тропических водах понижением температуры, а в субполярных — увеличением солености. Мезопелагиаль в тропической зоне занимает слой основного термоклина — промежуточные воды с большими температурными градиентами, а за пределами тропиков — промежуточные холодные и теплые слои. Таким образом, тропическая и внетропическая мезопелагиаль сильно разнятся по условиям существования и не гомологичны между собой. Донные биотопы гомологичны между собой в той мере, в какой гомологичны водные массы, омывающие соответствующие участки дна. В пределах этих участков более дробные гомологи определяются типом осадконакопления.



Таблица 1

вертикальные зоны и их примерные границы по глубине модификации биотопов
океаническая талласная субконтинентальная
верхняя (от поверхности до 100-200м) эпипелагиаль эпипелагиаль, эпибенталь, эпибентопелагиаль все биотопы заняты шельфо-неритическими сообществами
средняя (от 100-200 до 1000-2000 м) мезопелагиаль мезопелагиаль, мезобентопелагиаль мезопелагиаль, мезобентопелагиаль
нижняя от 1000-1500 до 3000 м батипелагиаль батибенталь, батибетопелагиаль батибенталь, батибетопелагиаль
глубинная(глубже 3000м) абиссопелагиаль, абиссобенталь, абиссобентопелагиаль не существует не существует

Сообщества, населяющие биотопы открытого океана, исключительно разнообразны в видовом отношении, но в этой книге они рассматриваются на примере только одного их фрагмента — таксоцена рыб, или ихтиоцена. Таксоценом называют совокупность всех видов некоторой таксономической группы любой надвидовой категория входящих в состав одного биоценоза любого иерархического ранга. Необходимость в таком термине определя ется тем обстоятельством, что изучение конкретных сообществ крайне редко проводится по полному состав слагающих его видов. В этом, действительно, не всегда есть нужда, так как многие особенности биоценозов могут быть исследованы и на примере отдельных таксоценов. В отечественную ихтиологическую литературу понитие «ихтиоцен» было впервые введено именно для обозначения совокупности рыб как части единого сообщества, объединяемого общим биотопом. Впоследствии в этом же биоценотическом смысле употреблялись такие термины, как «ихтиоценоз», «рыбная часть сообщества»; «рыбное сообщество», «рыбное население» и «ихтиокомплеке», из которых первые четыре должны рассматриваться как полные синонимы «ихтиоцена», а последний лишен строго детерминированного смысла. Некоторое представление о составе и разнообразии ихтиоценов открытого океана дает рис. 2.


Основные океанические ихтиоцены — пелагический на бентический (донный) — традиционно рассматриваются в качестве самостоятельных категорий. Этого нельзя сказать о бептопелагическом (придонно-наддонном) ихтиоцене, реальность существования которого над материковым склоном и ложем океана часто недооценивается, несмотря на его полную гомологию сообществу рыб неритической эпипелагиали.


Бентопелагические рыбы образуют довольно разнородную ассоциацию, в которой представлены виды разного происхождения и разной экологии. Среди них могут быть выделены 1) рыбы, обитающие в узком (толщиной в несколько метров) слое над дном, 2) рыбы, живущие в толще вод над дном, но не только вблизи дна, но и в зная чительном (на десятки — сотни метров) удалении 3) рыбы, мигрирующие ночью от придонных горизонтов в верхние слои водной толщи (эта группировка существует только в среднеглубинной зоне). Все бентопелагические рыбы почти не имеют прямого контакта с грунтом (некоторые, правда, откладывают донную икру или временами поедают донных животных) и этим отличаются от бентических рыб, которые могут лежать на дне, oпираться на него плавниками или ползать по нему, хотя и не теряют способности к плаванию. Для обозначения всей совокупности донно-придонно-наддонных рыб (при противопоставлении их чисто пелагическим видам) можно предположить название «бентопелагический комплекс».


По типу связи со средой обитания все океанические организмы группируются в три основных категории — планктон, нектон и бентос, причем рыбы представлены в каждой из этих жизненных форм. Планктон парит в толще воды и, не имея возможности длительно поддерживать направленную горизонтальную скорость, соизмеримую со скоростью перемещающихся вод, проявляет способность к активным миграциям только в вертикальном направлении. Нектон объединяет хорошо плавающих животных, «свободных в выборе своего пути» (по выражению Э. Геккеля) и произвольно совершающих не только вертикальные, по и горизонтальные перемещения, которые иногда достигают очень большой протяженности. Живущие на дне организмы — бентос — подразделяются па две группы: одну образуют сессильные формы (сидячие или малоподвижные), другую — вагильные, или мигрантные (способные к перемещениям по дну). Конечно, типичные представители всех трех основных категорий связаны многочисленными переходами: многие рыбы принадлежат, например, к нектопланктону и нектобентосу. Кроме того, многие животные бентоса и почти все нектонные животные проходят в своем развитии планктонную стадию. Плавучие икринки и личинки костистых рыб объединяются, например, под собирательным названием «ихтиопланктон».


Ихтиопланктон открытого океана включает не только ранние стадии развития океанических рыб (естественно, исключая щележаберных — акулы и скаты с самого начала жизни принадлежат к нектону), но и личинок и мальков множества шельфо-неритических видов, которые попадают в эпипелагиаль в результате пассивного выноса. В тропических водах его характеризует эфемерность существования — ведь развитие икры продолжается, как правило, не более 2 суток (правда, у макрелещуковых и летучих рыб — 2 недели, у вогмеровых рыб — до 2 месяцев), а личинки находятся в составе планктона в среднем около 8 недель. В более холодноводных районах эти сроки удлиняются, и длительность предмалькового периода жизни достигает у большинства видов 4—6 месяцев. Сильно растянуто личиночное развитие и у некоторых тепловодных форм, в частности у многих камбаловых и угреобразных рыб (личинки европейского угря, например, проводят в ихтиопланктоне до 3 лет), и это сильно способствует их дальнему разносу и широкому pacnpoстранению.


Икринки и личинки имеют приспособления к планктонному существованию, способствующие парению в толще воды: разного рода выросты и придатки на теле, удлиненные лучи плавников, а также жировые включения и газовые пузырьки (рисунок 3). Как правило, они сильно отличаются по всему своему облику от взрослых особей и в ряде групп претерпевают резкий метаморфоз (изменение строения) в ходе индивидуального развития. Поэтому установить принадлежность раннего малька, а тем более личинки (не говоря уже об икринке) к тому или иному виду, роду и даже семейству во многих случаях совсем непросто.


Рис. 2. Характерные рыбы океанических ихтиоценов (схема)

Рис. 2. Характерные рыбы океанических ихтиоценов (схема)


Рис. 2. Характерные рыбы океанических ихтиоценов (схема)

Рис. 2. Характерные рыбы океанических ихтиоценов (схема)

Особенно своеобразны прозрачные листовидные личинки угрей и близких к ним групп рыб. В прошлом столетии этих «рыбок» относили к особому роду Leptocephalus, и это название конечно, не в качестве родового осталось за ними до сих пор. Лептоцефалы некоторых видов достигают очень солидных размеров - рекорд (184 см) принадлежит L. giganteus (эта личинка относится к отряду спиношипообразных). Чтобы вырасти до такого размера, нужно, казалось бы, неплохо подкормиться, но, как ни странно, в кишечниках у этого гиганта или каких-либо других лептоцефалов никогда не находили даже следов пищи. Предполагают поэтому, что они могут усваивать растворенное в воде органическое вещество непосредственно через эпидермис. Согласно другому предположению, лептоцефалы высасывают протоплазматические соки из планктонных организмов, протыкая их покровы острыми зубами.


Рис. 3. Личинки океанических рыб

Рис. 3. Личинки океанических рыб

...В одном из первых тропических плаваний «Витязя» по судовой трансляции как-то прозвучало сенсационное объявление: «Сотрудниками ихтиологического отряда только что впервые в практике советских морских экспедиций выловлен экземпляр меч-рыбы. Сейчас рыба находится в лаборатории, где ее может увидеть каждый желающий». Через несколько минут помещение маленькой ихтиологической лаборатории было забито возбужденным народом, а толпа опоздавших теснилась у двери и иллюминаторов, выходящих на палубу. Они считали себя обманутыми, так как обещанной огромной рыбины, вооруженной мощным мечом, нигде не было видно. И тем не менее в объявлении не было неправды: в плоской чашке на столике бинокулярного микроскопа лежала полосатая игловидная личинка, усеянная мелкими шипиками и не превышавшая полутора сантиметров в длину... Через несколько лет при ином стечении жизненных обстоятельств эта моч-рыба не обманула бы ничьих ожиданий...


Мне никогда не приходилось всерьез заниматься изучением пхтиопланктопа (для этой исключительно тонкой работы нужны особые качества, которыми я не обладаю), хотя не раз доводилось иметь с ним дело, особенно в первых экспедициях — в те давно прошедшие времена одна из моих лаборантских обязанностей состояла в отборе икры и личинок рыб из планктонных проб. Эта нудная, как тогда казалось, работа (она и вправду очень однообразна) дала мне, однако, возможность воочию познакомиться с изумительным многообразием строения рыб на ранних стадиях развития, когда они так разительно непохожи на своих родителей. Я не могу забыть изумления и восхищения, которые мне доставляли тогда первые встречи с личинками листовидных совершенно прозрачных угрей, шарообразных колючих рыб-лун, стебельчато-глазых идиакантов, исключительно разнообразных по форме тела миктофид (взрослея, они становятся гораздо более схожими между собой), камбал, тунцов, рыб-топориков и прочими удивительными существами, которых так занимательно разглядывать под увеличением. С тех пор я сохраняю интерес к ихтиопланктону (мне даже удалось впервые определить видовую принадлежность нескольких неописанных личинок). Как и многие другие ихтиологи, я твердо убежден, что признаки ранних стадий рыб должны обязательно приниматься в расчет при изучении их систематики и филогении.


Итак, реальность существования и относительная обособленность планктона и нектона, несмотря на их не всегда четкое разграничение, не вызывают сомнений. Эти группировки представляют собой две крупные жизненные формы пелагического населения — пассивную и активную, из которых каждая по-своему хорошо приспособлена к обитанию в толще воды. Ю. Г. Алеев предложил использовать для разделения планктона и нектона безразмерный физический показатель — соотношение инерционных эффектов и вязкости, характеризующее процесс движения и называемое числом Рейнольдса (Re). Плавание планктона, по его мнению, происходит в режиме Re<2,0*10M>7 (как правило, Re<5,0*10>5), а нектона в режиме Re>5,0*103 (как правило, Re>105), причем первый случай как бы соответствует приспособлению к существованию в условиях ламинарных токов воды, а второй — в условиях турбулентных течений.


Форма тела нектонных рыб соответствует их активному образу жизни. Наиболее быстрым и подвижным хищникам — тунцам, акулам и др. — свойственна возникшая конвергентным путем торпедообразная форма тела. У некоторых рыб (меч-рыба, марлины) оно снабжено; спереди еще особым рострумом-обтекателем, который, как предполагает В. В. Овчинников, турбулизирует набегающий поток и, подобно выступу в подводной части носа современных быстроходных судов, сильно уменьшает лобовое сопротивление. Важную роль в обеспечении возможности быстрого движения имеют и хвостовые кили, увеличивающие поперечную жесткость хвостового стебля и выполняющие роль горизонтальных стабилизаторов. Для нектоирых рыб довольно обычно также симметрично сжатое с боков тело, в той или иной степени вытянутое в длину, или стреловидное тело с отставленными кзади спинным и анальным плавниками.


В открытом океане минимальные размеры нектонных рыб могут, по-видимому, находиться в пределах от 15 до 20—30см Еще раз повторю, что разграничение планктона и нектона остается очень условпым. Я думаю, что ни размеры, ни крейсерские скорости, ни числа Рейнольдса сами по себе недостаточны для разграничения этих жизненных форм. Нужно учитывать пространственный масштаб биотопа — нектон небольшого озера и нектон открытого океана не могут, по моему мнению, иметь одинаковые характеристики..


Планктонные рыбы обладают весьма ограниченными; возможностями для активного плавания на всех стадиях жизненного цикла. К этой группе принадлежат не только карликовые (длина 2—5 см) рыбки, населяющие глубокие слои пелагиали — циклотоны и другие представите ли семейства гоностомовых (Gonostomatidae), меламфайя мелкие светящиеся анчоусы и т. д., но и мпогие более крупные (длина до 30—50 см) малоактивные обитателя этого биотопа — нитехвостые угри, мешкороты, хаулиоды и др. К планктону (частично к нектопланктону) относятся и все рыбы, движущиеся при помощи ундулирующих, (колебательных) движений плавников — удильщики, рыбы-луны, сельдяные короли. А ведь некоторые из них; достигают очень внушительных размеров — нескольким метров. Такие рыбы почти не способны противостоять встречному движению воды, и это делает их объектом пассивного горизонтального переноса течениями.


В пространственном распределении всех организмов планктона (в том числе, естественно, и планктонных рыб) решающую роль играет пассивный перенос течениями. Нектонные животные активно перемещаются в продолжение своего жизненного цикла, мигрируя в пределах районов, характеризующихся необходимыми для вида в тот или иной период условиями существования. Это обстоятельство приводит к довольно важным различиям в функциональной структуре ареалов планктонных и нектонных рыб.


В ареалах планктона выделяются следующие структурные части: 1) основа ареала, ограниченная, как принято считать, замкнутым круговоротом ( Существование таких круговоротов не всегда представляется обязательным, так как сохранение планктонной популяции в каком-либо участке области обитания в принципе может быть обеспечено и за счет переноса в системе вихревого движения; существенно в этом случае лишь соблюдение одного условия: экспатриация (вынос) из основы ареала и смертность не должны превышать пополнения популяции за счет размножения особей.), в котором может существовать независимая популяция вида; 2) нестерильная область выселения, приуроченная к выносящим течениям и населенная зависимыми, но самовоспроизводящимися популяциями, непрерывно пополняемыми из основы ареала; 3) стерильная область выселения — участки, пригодные для обитания взрослых рыб, но не пригодные для размножения, где происходит постепенное вымирание зависимых популяций. Основой ареалов планктонных видов могут служить как крупномасштабные океанические циркуляции, так и круговороты, расположенные в областях схождения или расхождения течений у берегов. На этом основании К. В. Беклемишев разделил планктонные виды на «океанические» и «дальненеритические», причем последние (в виде зависимых популяций) могут далеко распространяться в открытые воды с течениями, идущими от берегов. У многих широко распространенных организмов основа ареала может занимать сразу несколько круговоротов.


Константин Владимирович Беклемишев (1928-1983) внес значитальный вклад в разработку современных концепций пелагической биогеографии. Его фундаментальная работа «Экология и биогеография пелагиали», защищенная в 1967 г. в качестве докторской диссертации и увидевшая свет в 1969 г. в виде монографии, сыграла очень большую роль в становлении отечественной школы морских биогеографов.


Я был знаком с Константином с детских лет, как говорится, по семейной линии — его мать Нина Петровна и мой отец были одвокурсниками Пермского университета и вместе слушали лекции его отца - одного из крупнейших отечественных зоологов Владимира Николаевича Беклемишева (с 1934 г. он был профессором МГУ) В конце 40-х годов я часто бывал в этой прекрасной семье, сохравившей лучшие традиции русской интеллигенции. В субботние (а может быть, воскресные) вечера в доме собиралось много молодежи - студентов и школьников, при активном участии взрослих за чайным столом обсуждались самые разные темы, инсцениривались шарады — все чувствовали себя просто и непринужденво, но в то же время совсем незаметно впитывали новые знания в представления. Неудивительно поэтому, что Костя был человеком высочайшей культуры — он свободно владел французским, английским и немецким языками, прекрасно ориентировался в, гуманитарных науках и, конечно, имел глубочайшие познания в естественных, прежде всего в различных областях биологии. Совместная работа с Константином Беклемишевым (мы опубликовали в соавторстве 6 статей) дала мне очень много и сильно способствовала формированию моих научных взглядов.


Ареалы нектона представляют собой районы, границы которых определяются активными перемещениями caмих рыб, не выходящих за пределы вод с благоприятными для них условиями. В то же время способность к продолжительному плаванию дает этим рыбам возможность дифференцированно использовать разные части ареала в продолжение жизненного цикла. В соответствии с этим в ареалах нектонных рыб различают 1) область размножения (нереста), или репродуктивную часть ареала; 2) нагульную, или вегетативную, часть ареала, используемую видом для откорма путем двусторонних активных (иногда — за счет разноса молоди — пассивных в начальной фазе) миграций, нередко имеющих сезонный характер; 3) область пассивного выселения планктонных икринок, личинок и мальков. Структура ареала нектобентических рыб в принципе та же, но их миграции не имеют значительной протяженности.


Различия в структуре ареалов планктона, нектопа и бентоса не препятствуют проведению единого биогеографического деления Мирового океана, хотя до самого по следнего времени такая возможность представлялась сомнительной. Традиционно (еще со времен одного из основоположников морской зоогеографии А. Ортмаппа) анализ географического распространения организмов производился раздельно для толщи вод и для дна, а также для главных вертикальных зон. Такое разделение обусловлено резкими различиями в распространении населения толщи воды и дна, имеющими в своей основе кардинальные различия подвижных и неподвижных блотопов. В то же время известно, что основные биогеографические границы достаточно четко связаны с гидрологической структурой океана и совпадают с ее главными элементами — гидрологическими фронтами, зонами конвергенции и дивергенций течений. Поэтому широтная зональность в распределении пелагических и донных организмов сохраняется от поверхности воды до ложа океана, хотя дробность возможного биогеографического деления всегда уменьшается с глубиной.


При самом крупномасштабном районировании Мирового океана, основанном главным образом на распространении крупных систематических групп (ранга семейства и выше) выделяют несколько областей, объединяемых в три циркумглобальных биогеографических царства, или надобласти, — Аркто-Бореальное, Тропическое (Тропическо-Субтропическое) и Нотально-Антарктическое. В этом делении отражено наиболее серьезное из существующих различий региональных флор и фаун — обусловленное историческими причинами противопоставление холодноводных и тепловодных сообществ.


Районирование верхних и средних слоев пелагиали в пределах надобластей проводится главным образом на основе распределения отдельных видов планктона и нектона. Повторяющиеся видовые ареалы могут быть сгруппированы по сходству формы и географического положения в несколько основных типов или «географических элементов» фауны, что позволяет выделять участки среды того или иного биогеографического ранга. Наибольшая дробность районирования выявляется при анализе распространения планктонных организмов.


В целом биогеографическое районирование океанской эпи- и мезопелагиали подчинено широтной зональности, нарушаемой в той или иной степени только в приконтинентальных участках. В Мировом океане достаточно четко различаются следующие широтные зоны: 1) арктическая и 2) бореальная (с высоко- и низкобореальной подзонами), входящие в состав Аркто-Бореальной надобласти; 3) северная субтропическая, 4) тропическая (с северной центральной, экваториальной и южной центральной подзонами) и 5) южная субтропическая в составе Тропическо-Субтропической надобласти; 6) потальная и 7) антарктнческая (с низко- и высокоантарктической подзонами) в составе Ноталыю-Антарктической надобласти. В Ипдийском океане трех северных зон нет, и счет начинается тропической зоны (точнее говоря, с ее экваториальной подзоны). Деление бореальной зоны на подзоны отчетливо выражено только в Тихом океане, тогда как в Атлантике они значительно менее обособлены. Расчленение тропической зоны на экваториальную и центральные подзоны заметно главным образом по распространению планктонных видов, но благодаря эффекту экспатриации (выселения) границы этих подзон, как правило, оказываются сильно размытыми. Тропическая и субтропические зоны (выделение последних основано главным образом на особенностях распространения нектонных рыб и кальмаров) также разделены переходными полосами, населенными смешанной фауной. Еще более широкие «переходные зоны» расположены на периферии Тропическо-Субтропической надобласти, т. е. у ее границ с бореальной и нотальной зонами. Особенно хорошо такой участок, называемый «переходной зоной Южной субтропической конвергенции», выражен в южном полушарии. В некоторых систематических группах (в частности, среди макропланктонных рыб) здесь наблюдается высокий видовой эндемизм (более 30%), но в других таксоценах пелагического сообщества он почти отсутствует.


Границы всех широтных зон и подзон достаточно четко выражены в средних частях океанов и еще более резки в районах схождения течений у берегов. К таковым относятся, в частности, фронтальные зоны между субполярными и центральными круговоротами в западных частях океанов, соответствующие северной и южной границам Тропическо-Субтропической надобласти. На востоке эти границы, напротив, находятся в зонах расхождения течений и представляют собой обширные участки переходного типа, расположенные в Канарском, Бенгельском, Калифорнийском и Перуанском течениях. Субтропический зоны и центральные подзоны также сильно перекрываются в восточных частях океанов.


Глядя с палубы на однообразную поверхность океана, трудно вообразить, что где-то под килем проходят в толще воды незримые, но реальные зоогеографические границы. Еще труднее представить себе, что эти границы вполне равнозначны тем, которые разделяют столь резко различающиеся ландшафты суши - тундру и тайгу, степь и пустыню. Между тем в каждом участке пелагиали есть характерные рыбы, которые с первого взгляда распознаются специалистами. Поэтому даже на коллег-океанологов, не связанных с биологией моря, производит большое впечатление, когда ихтиолог, лишь глянув на банку с уловом мезопслагических рыб, уверенно называет место, где была получена проба. Обратный вариант — предсказание состава улова, когда сеть еще находится в воде,— сложнее: он возможен только там, где ихтиофауна не отличается значительным разнообразием. Лет тридцать назад, участвуя в рейсе в северной части Тихого океана, я завоевал такими прогнозами большое уважение у сурового начальника экспедиции — известного специалиста по подводной технике Н. Н. Сысоева. В этом относительно бедном видами районе мне удавалось угадывать не только видовой состав улова на каждом горизонте траления, но и примерное число экземпляров всех видов. Все это я говорю отнюдь не для того, чтобы похвастаться какими-то необыкновенными способностями. Моя основная мысль такова: морская зоогеография — точная и строгая наука, и знание ее принципов очень помогает в самых разных ситуациях. Приведу хотя бы такой пример. Одна из сотрудниц нашего института, обрабатывая ихтиопланктонные пробы из Южно-Китайского моря, обнаружила в них личинок миктофид, которых она отнесла к виду, характерному для субарктической Пацифики. С зоогеографической точки зрения это гак же невероятно, как встреча с белым медведем в Сахаре, и, действительно, определение оказалось ошибочным.


Дальненеритические участки занимают большую площадь в восточных частях океанов. Особенно своеобразный регион образует восточная тропическая Пацифика, и пределах которой (между 20° с. ш. и 10° ю. ш.) находится не менее трех «нейтральных» областей. Фауна этого региона заметно обеднена за счет отсутствия многих широко распространенных тропических видов, но содержит значительное число эндемичных форм. Основываясь на данных о распространении мелких мезопелагических рыб, А. Эбелинг придавал этому участку Тихого океана такой же ранг «первичного зоогеографического региона», как и всей остальной части Тропическо-Субтропической иадобласти Мирового океана.


Схемы биогеографического районирования верхних и средних слоев пелагиали, предложенные разными авторами, при общем принципиальном сходстве заметна различаются в деталях. Основные особенности пространственного распределения планктона и нектона отражает, однако, следующая система ранжированных регионов, в основу которой положена рассмотренная выше зональность: Арктическая область с атлантической и тихоокеанской частями, Нереальные атлантическая и тихоокеанская области (с высокобореальными и низкобореальными провинциями); Атлантическая, Индо-Западно-тихоокеанская ((Индовестпацифическая) и Восточно-Тихоокеанская тропические области (две первых с северными субтропическими, экваториально-центральными и южными субтропическими провинциями); Нотальная область и Антарктическая область, в пределах которых различают (в значительной степени условно) атлантические, индоокеанские и тихоокеанские части.


В батипелагиали различия между тропическими и умеренно-высокоширотными ихтиофаунами также выражены вполне четко и полностью оправдывают выделение Тропическо-Субтропической, Аркто-Бореальной и Нотально-Антарктической надобластей, разделенных переходными зонами. Для деления этих надобластей на более дробные регионы данных пока недостает. Следует отметить, однако, что несмотря на большее однообразие условий среды, ареалы многих батипелагических рыб по форме и положению очень сходны с ареалами рыб мезопелагиали. Объяснение этому состоит, по всей видимости, в том, что раннее развитие всех таких рыб проходит в верхних слоях воды.


Изменения видового состава населения бентали также происходят на границах водных масс (эти изменения связаны с температурным режимом, типом донных отложепий, биологической продуктивностью водной толщи). Кроме того, в распространении донных и придонных животных (включая рыб) очень большое значение принадлежит так называемому генетическому (или историческому) фактору — положению того или иного участка относительно основных «эволюционных центров», отличающихся длительной стабильностью условий среды и действующих в качестве «генераторов» новых таксонов.


Не останавливаясь на деталях и частностях, нужно прежде всего отметить, что в бентали выделяются те же биогеографические области, что и в нелагиали. На шельфе, т. е. в эпибентали, эти области подразделяются на многочисленные провинции, которых только в Тихом океане насчитывается, к примеру, около 30. С увеличением глубины степень дробности районирования уменьшается, хотя в верхней части склона (мезобенталь) она еще не имеет отличий от самой верхней зоны. На дне океана (в абиссобентали) прослеживаются только сильно размытые границы зоогеографических областей.


Таким образом, открытый океан предоставляет своему населению (в том числе и рыбам) достаточно разнообразные условия жизни, сильно различающиеся по многим абиотическим и биотическим показателям. Естественно поэтому, сообщества и ихтиоцены разных структурных частей этого мегамасштабного биотопа имеют глубокие различия и достаточно четко обособлены по систематическому составу и по экологии входящих в них видов. Важнейшими подразделениями открытого океана, также имеющими глобальный масштаб, следует считать верхнюю пелагиаль (в пределах продуцирующего эвфотического слоя), глубоководную пелагиаль и совокупность донно-придонных участков. Обзору и характеристике соответствующих ихтиоценов посвящены три следующие главы.


Глава 2. Рыбы приповерхностных вод

Должен сознаться, что, помимо объективного профессионального интереса, я испытываю к рыбам и вполне определенные субъективные чувства: одни из них нравятся мне, другие более или менее безразличны, третьи (совсем немногие), вовсе не вызывают симпатий. Особое место в этом ряду принадлежит той группе, которая была первым объектом моего изучения и одновременно восхищения...


Представьте себя на палубе теплохода, курс которого проложен в тропической зоне открытого океана... Кругом бесконечное синее небо с белоснежными хлопьями редких кучевых облаков и такая же бесконечная, но еще более синяя гладь воды, ослепительно сияющая под ярким солнцем... Ничто не нарушает однообразия приятного глазу, но безжизненного ландшафта. Вдруг совсем близко, всего в нескольких метрах от борта, выскакивают на поверхность воды и, недолго проскользив по ней, стайкой взмывают в воздух, сразу разлетаясь широким веером, небольшие крылатые существа, кажущиеся так похожими на привычных птиц. Это — летучие рыбы...


Когда, стоя на мерно раскачивающемся полубаке, вглядываешься прямо вниз — в разрезаемую форштевнем тихо поющую воду, часто удается увидеть летучек еще до взлета. Застигнутые врасплох, они резко срываются с места, и почти мгновенно темно-синие силуэты миниатюрных подлодок, будто по мановению волшебной палочки, превращаются в игрушечные ширококрылые планеры (вот он — двухсредный транспортный аппарат, мечта конструкторской мысли!). Правда, в этой экстремальной ситуации летучие рыбы редко летят долго. Как правило, они вновь падают в воду через несколько метров, чтобы опять взлететь, теперь уже разогнавшись по всем правилам искусства.


Летучие рыбы (рис. 4) — представители очень характерного для верхней эпипелагиали тропиков семейства Exocoetidae, которое насчитывает в своем составе более 60 видов. Они не достигают особенно больших размеров: самый крупный вид — гигантская летучка (Cheilopogon pinnatibarbatus), обитающая на периферии тропической зоны, может иметь длину около 50 см при массе более 1 кг, а самые мелкие не превышают 15 см и весят всего 30— 50 г. Наиболее характерная особенность летучих рыб — огромные грудные плавники, соизмеримые с длиной туловища. При типичной для обитателей приповерхностного слоя окраске туловища (темно-синяя спина, серебристые бока и брюхо) грудные плавники имеют довольно разнообразный цвет: они могут быть как однотонными — прозрачными, синими, зелеными, коричневыми, так и пестрыми — с яркими полосами или пятнами.


Рис. 4. Сарганообразные рыбы открытого океана: двухкрылая (1) и четырех крылая (2) летучие рыбы, макрелещука (3).

Рис. 4. Сарганообразные рыбы открытого океана: двухкрылая (1) и четырехкрылая (2) летучие рыбы, макрелещука (3).

Уникальной особенностью летучих рыб является их способность к полету, развившаяся, очевидно, в качестве приспособления для спасения от хищников. Эта способность выражена в разных родах в неодинаковой степени. Полет примитивных видов летучих рыб, которые обладают сравнительно короткими грудными плавниками (представители родов Fodiator и Parexocoetus), менее совершенен, чем у видов с длинными крыльями. При этом эволюция полета в пределах семейства происходила, очевидно, в двух направлениях. Одно из них привело к образованию «двукрылых» летучих рыб, сравниваемых иногда с самолетами-монопланами и использующих при полете только грудные плавники, которые достигают у них очень больших размеров (типичный представитель — обыкновенный двукрыл Exocoetus volitans). Другое направление представлено четырьмя родами «четырехкрылых» летучих рыб (около 50 видов), которые уподобляются самолетам-бипланам. Полет этих рыб осуществляется при помощи двух пар несущих плоскостей, так как у них увеличены не только грудные, но и брюшные плавники, причем на мальковых стадиях развития те и другие имеют приблизительно одинаковую площадь. Оба направления эволюции полета привели к образованию форм, хорошо приспособленных к жизни в поверхностных слоях океана. Кроме развития «крыльев», приспособление к полету отразилось у летучих рыб в строении хвостового плавника, лучи которого жестко соединены между собой, а нижняя лопасть очень велика по сравнению с верхней, в необычном развитии огромного плавательного пузыря, продолжающегося под позвоночником до самого хвоста, и в других особенностях.


Наибольшей дальности и продолжительности достигает полет «четырехкрылых» летучих рыб. Развив в воде значительную скорость (порядка 60—65 км/ч), такая рыба выскакивает на поверхность моря и некоторое время (иногда совсем недолго) глиссирует по ней с расправленными грудными плавниками, энергично увеличивая скорость при помощи колебательных движений погруженной в воду длинной нижней лопасти хвостового плавника. Затем рыба отрывается от воды и, раскрыв брюшные плавники, планирует над ее поверхностью. В некоторых случаях летучка при полете слегка касается воды нижней лопастью хвостового плавника и, вибрируя им, получает дополнительное ускорение. Количество таких касаний может достигать трех-четырех, и в этом случае продолжительность полета, естественно, возрастает. Обычно летучая рыба находится в полете не более 10 с и пролетает за это время несколько десятков метров, но иногда длительность полета увеличивается до 30 с, а дальность его доходит до 200 и даже до 400 м. При наличии слабого ветра или восходящих токов воздуха над водой летучие рыбы пролетают большие расстояния и дольше находятся в полете. Высота полета обычно не превышает 1—2 м, но по утрам летучек нередко находят на открытых палубах судов, в том числе крупнотоннажных, в удалении на 10—12 м от воды. Рыбы залетают на палубу только на ходу судна и всегда с наветренной стороны: по-видимому, они привлекаются судовыми огнями и попадают у борта в восходящий, поток воздуха, высоко поднимающий их вверх.


Многие моряки и путешественники, наблюдавшие летучих рыб с палубы корабля, утверждали, что они ясно видели, что рыба машет крыльями точно так же, как стрекоза или колибри. В действительности «крылья» летучек при полете совершенно неподвижны и не совершают никаких взмахов или колебаний. Лишь угол наклона плавников может, по-видимому, меняться, и это позволяет рыбе несколько отклоняться от прямого направления. То дрожание плавников, которое отмечают очевидцы, представляет собой не причину полета, а его следствие. Оно объясняется непроизвольной вибрацией расправленных «крыльев», особенно сильной в те мгновения, когда рыба, уже находящаяся в воздухе, еще продолжает работать в воде хвостовым плавником.


Летучие рыбы обычно держатся небольшими стайками, как правило, до десятка особей. Эти стайки состоят из близких по размерам рыб, принадлежащих к одному виду. Отдельные стайки часто группируются в крупные косяки, а в наиболее кормных районах образуются иногда значительные скопления летучих рыб, состоящие из многих косяков.


Видовой состав летучих рыб заметно различается в прибрежных и удаленных от берегов районах. Одни виды встречаются только в непосредственной близости от побережий, другие могут выходить и в открытый океан, но для размножения возвращаются в прибрежную зону, третьи (их явное меньшинство) постоянно населяют океанические просторы. Основная причина такого разделения — различные требования к условиям нереста. Почти все летучие рыбы имеют икру, снабженную клейкими нитевидными придатками, которые обычно служат для ее прикрепления к донным или плавающим водорослям-макрофитам. Такого субстрата в открытом океане немного, так как участки, богатые плавучими водорослями саргассами, занимают в общем незначительные площади. Поэтому океанические летучие рыбы используют в качестве нерестового субстрата то небольшое количество плавающего материала, которое всегда имеется в море — в основном различный плавник берегового происхождения (дрейфующие водоросли, ветви и плоды наземных растений, кокосовые орехи), птичьи перья и даже беспозвоночных животных, например хондрофор, живущих на поверхности воды. Только «двукрылые» летучки (3 вида рода Ехоcoetus) имеют плавучую икру, утратившую клейкие нитевидные выросты, и именно поэтому они резко преобладают вдали от берегов, где на их долю приходится в разных районах от 70 до 90% всех летучих рыб.


Летучие рыбы питаются планктонными животными, обитающими в поверхностном слое, в основном мелкими ракообразными и крылоногими моллюсками, а также личинками рыб. Их основными пищевыми конкурентами в тропической зоне являются представители семейства светящихся анчоусов (Myctophidae) — группы, в целом характерной для глубоководной пелагиали (см. гл. III), но включающей также виды, которые поднимаются в темное время суток к самой поверхности ( К числу постоянных обитателей океанской эпипелагиали принадлежит и один вид настоящих анчоусов (семейство Engraulidae) — Stolephorus buccaneer, довольно обычный в открытых водах западной тропической части Тихого океана.). Приповерхностные, или никтоэпипелагические (от греческого слова «никтиос» — ночь), миктофиды, принадлежащие к родам Myctophum, Symbolophorus и др., достигают высокой численности. Размах суточных вертикальных миграций этих небольших рыбок (обычная длина 6—10 см) достигает 500—900 м: за какой-нибудь час они преодолевают, таким образом, расстояния, в несколько тысяч раз превышающие длину их тела. Никтоэпипелагические светящиеся анчоусы достаточно многочисленны и в умеренных водах — там, где летучие рыбы, область распространения которых ограничена, грубо говоря, изотермой 20° на поверхности, не живут. В умеренно тепловодной зоне они уступают; роль массовых потребителей зоопланктона родственной группе — семейству макрелещуковых (Scomberesocidae).


Все макрелещуковые не связаны с прибрежными водами ни в один из периодов жизненного цикла и являются характерными представителями собственно океанической группировки рыб. В состав этого семейства входят всего 4 вида. Область распространения макрелещуки (Scomberesox saurus) включает северную часть Атлантического океана и Средиземное море, причем в годы потепления Арктики отдельные экземпляры ловились даже в Баренцевом море у Новой Земли. Макрелещука обитает также в южном полушарии, где она встречается во всех океанах в широком поясе между 15—30° и 40—50° ю. ш. Сайра (Cololabis saira) населяет воды северной части Тихого океана (между 20 и 55° с. ш.) и Японского моря. Максимальная длина макрелещуки не превышает 45—50 см, сайры — 36—40 см. Заслуживает упоминания и еще один вид семейства — восточнотихоокеанская карликовая сайра (Elassichthys adocetus), которая при максимальной длине порядка 5—6 см является самой мелкой из настоящих эпиелагических рыб.


Макрелещуковые держатся в верхних слоях океана, обычно у самой поверхности воды, и, будучи возбужденными или напуганными, часто совершают прыжки над водой. Они редко выходят за пределы верхнего 10-метрового слоя, хотя сайра в период зимовки погружается на глубину около 50 м. Макрелещука и сайра — стайные рыбы, образующие в определенные периоды жизни значительные скопления. Они размножаются в открытом океане. При этом сайра откладывает икру, снабженную пучком клейких нитевидных придатков, на твердый плавучий субстрат — обычно на саргассовые водоросли, но, вообще говоря, на любые предметы, находящиеся в воде, в том числе на рыболовные сети и яруса для лова тунцов. Макрелещука, напротив, имеет пелагические икринки, развивающиеся в планктоне. Оба вида размножаются в наиболее прогретых частях своих ареалов, расположенных в субтропической зоне. Холодноводная часть области распространения используется только для летнего нагула.


Для макрелещуковых рыб очень характерны сезонные миграции, в ходе которых они перемещаются на значительные расстояния. Например, в северо-западной части Тихого океана в водах теплого течения Куросио сайра проводит зиму. Здесь при температуре 14—25° происходит ее нерест, во время которого рыба держится разреженными стайками. С наступлением весны начинается перемещение отнерестившихся особей к северу, и в начале лета (июнь—июль) сайра входит в воду холодного течения Оясио для нагула. В теплое время она появляется у Курильских островов и даже у берегов Восточной Камчатки, а иногда и в Беринговом море, где может достигать Олю-торского залива. В северных водах сайра откармливается в течение всего теплого времени года при температуре от 6 до 18°. С началом охлаждения вод и окончанием нагула стайки сайры вновь смещаются к югу. В этот период (сентябрь—ноябрь) образуются значительные скопления этой рыбы в районе стыка Оясио и Куросио, а к началу зимы вся сайра оказывается в теплых водах у южных берегов Японии.


Рис. 5. Океанические акулы: гигантская (1), кархародон (3), синяя (3)

Рис. 5. Океанические акулы: гигантская (1), кархародон (3), синяя (3)

Летучие рыбы, сайра и макрелещука, а также приповерхностные светящиеся анчоусы принадлежат к числу рыб, привлекаемых источниками искусственного освещения: реагируя ночью на судовые огни, летучие рыбы, например, нередко залетают на палубу судов, а в отдельных случаях даже в открытые иллюминаторы кают. Такая особенность поведения важна как для научного изучения этих рыб, так и для их промысла. Наблюдения на световых станциях, часто включаемых в программы экспедиционных рейсов, позволяют узнать много интересного.


Тихая темная ночь... Судно медленно дрейфует, развернувшись лагом к чуть заметному ветерку... В таинственно мерцающей голубой линзе воды, границы которой постепенно переходят в кромешную черноту, появляются то зигзагом проскакивающие освещенную зону сайры, сверкающие, как рыболовные блесны, то менее скоростные, но очень юркие светящиеся анчоусы, то медленно дрейфующие по поверхности с расправленными крыльями мальки летучих рыб... Взрослые летучки подплывают к свету поодиночке или стайками, а иногда и подлетают над водой, с силой ударяясь головой о борт судна... Появление кальмаров и хищных рыб — змеиных макрелей и корифен — всегда неожиданно: их стремительные броски в световом пятне, нередко заканчивающиеся захватом добычи, напоминают выпады разящего клинка или сверкание молнии... Крупные акулы (у поверхности наиболее обычна длиннокрылая), напротив, пересекают зону света медленно и чинно...


Иной раз, впрочем, приходится часами простаивать, облокотившись о планширь и ожидая появления очередной рыбы с готовым к броску закидным сачком — сеткой на обруче, к которому прикреплен длинный линь (сказать бы попросту «веревка», но этого слова в морском лексиконе нет). Ловля таким сачком — настоящее искусство, в котором истинным асом был на «Витязе» Григорий Касьянович Фисунов - старый моряк, долго занимавший пост техника-лаборанта при ихтиологической лаборатории. Ему удавались фантастические по дальности и точности броски... Правда, я тоже имел шанс отличиться. Однажды (было это в Панамском заливе), когда я глухой ночью «сачковал» в полном одиночестве на корме «Курчатова», в поле света вдруг появилось толстое, слегка заостренное бревно, которое неожиданно преобразилось в редкостного по величине саргана. И я поймал это чудище и тащил его, напрягая все силы (по рыбацкой оценке, пуда два он весил, если не больше), и почти вытащил... Вдруг гигант, до того смирно лежавший головой в сачке - большая часть его тела свисала через обруч,— сделал какое-то ленивое движение и сразу исчез, как будто и не существовал вовсе. О материальности происшедшего свидетельствовала только огромная дыра в сетке.


На световых станциях можно увидеть почти всех обитателей верхнего 20-метрового слоя эпипелагиали. Действительно, список океанических рыб, показывающихся более или менее регулярно у самой поверхности, можно пополнить совсем немногими видами. В их числе нельзя не упомянуть некоторых акул, рыб-лун, копьерылов и тунцов.


Китовая (Rhiniodon typus) и гигантская (Cetorhinus maximus) акулы (рис. 5), наибольшая официально зарегистрированная длина которых составляет соответственно 15,2 м (масса до 14 т) и 13,6 м (по неподтвержденным полевым данным, еще больше), занимают первое и второе места в ряду наиболее крупных из ныне живущих низших позвоночных. Оба вида в отличие от преобладающего большинства других акул питаются планктонными животными и мелкой рыбешкой и для удовлетворения своих энергетических потребностей нуждаются в высокой концентрации корма. Поэтому эти безвредные для человека акулы держатся в наиболее продуктивных районах океана (китовая — в богатых пищей участках тропической зоны, гигантская — в умеренно теплых водах обоих полушарий) , где нередко образуют стайные скопления. Обе они очень схожи по способу захвата пищи.


Китовая акула, неторопливо двигаясь (иногда — в вертикальном положении) у поверхности, всасывает съедобную живность, от фитопланктона и зоопланктона до стайных рыб (сардины, анчоусы, скумбрии, мелкие тунцы) и кальмаров. Затем она профильтровывает воду сквозь жаберные отверстия через своеобразное мелкое сито, образованное мягкой губчатой тканью, которая поддерживается хрящиками, соединяющими жаберные дуги. Затем отцеженные кормовые организмы через узкий пищевод попадают в желудок. В связи с таким способом питания зубы у этой акулы очень мелкие и многочисленные, они служат не для кусания, а только для «запирания» рта. Китовая акула, не имеющая естественных врагов, мало беспокоится о своей безопасности. Известны случаи, когда это медлительное животное, часто неподвижно покоящееся у поверхности воды, попадало под удар проходящих кораблей. Один из таких инцидентов произошел в 1905 г. Пассажирское судно, следовавшее в Индию, протаранило китовую акулу длиной, по оценке очевидцев, около 17 м и в течение 15 мин тащило ее перед собой на форштевне. Как сообщали газеты того времени, пассажиры, малознакомые с систематической зоологией, решили присвоить чудовищу «научное» наименование — Piscis Rudyardensis («Рэдьярдова рыба») в честь присутствовавшего на борту известного английского писателя Рэдьярда Киплинга.


Питающаяся на скоплении планктона гигантская акула плывет так же медленно (со скоростью около 3,5 км/ч), широко разинув пасть, и пропускает через ротовую полость воду, отфильтровывая планктон на весьма совершенном цедильном аппарате: каждая огромная жаберная дуга несет по переднему краю более 1000 длинных роговых жаберных тычинок. Ежечасно она процеживает около 1500 м3 воды. Желудок у гигантской акулы очень большой — у крупных питающихся особей в нем находили около тонны красноватой густой пасты, состоящей из планктонных рачков, перемешанных со слизью, которой они обволакиваются в полости рта. Таким образом, по способу питания гигантская акула мало отличается от усатых китов и, кстати, вместе с ними сильно пострадала от гарпунного промысла. Гигантские акулы (в прибрежных водах они более обычны, чем в открытом океане) встречаются у поверхности моря только весной и летом, когда вода наиболее богата планктонной пищей. В это время в наиболее кормных районах можно видеть целые стаи этих малоподвижных животных, насчитывающие до 20— 30 особей и медленно передвигающихся в поверхностном слое (английское название этого вида «basking shark» переводится как «акула, греющаяся на солнце»). Зимой гигантские акулы очень редко попадаются на глаза. Расчеты показывают, что только для возмещения энергетических затрат при плавании во время кормежки акула должна получать не менее 157,5 кДж/ч. Эта цифра намного превышает доступное поступление, так как количество планктона в умеренных широтах значительно понижается в зимнее время. Поэтому предполагают, что с наступлением зимы гигантская акула уходит из поверхностных вод, теряет жаберные тычинки, которые вновь отрастают только к следующей весне, и переходит в малоактивное состояние, соответствующее, по-видимому, зимней спячке млекопитающих. Подтверждением этому служит тот факт, что добытые ранней весной особи почти не содержат печеночного жира, используемого в период голодания.


В старые времена случайные встречи моряков с китовыми и гигантскими акулами, плавающими у поверхности с выступающими над водой спинным и хвостовым плавниками, немало способствовали широкому распространению различных россказней о морском змее и других невероятных чудовищах.


Среди акул, ведущих образ жизни активного хищника в открытом океане явно доминирует синяя акула (Prionace glauca) — возможно, наиболее процветающий вид современных хрящевых рыб. Она встречается во всех океанах и, по данным телеметрического слежения, придерживается температуры 12—16°, Поэтому в умеренно теплых и субтропических водах этот вид держится в поверхностных слоях океана, а в сильно прогретых сверху водах тропической зоны обычен на глубине порядка 100—150 м.


Наибольшая длина синей акулы, по-видимому, не превышает 3,8 м (при массе более 200 кг), хотя имеются недостоверные сообщения и о поимке более крупных особей. Питается она разнообразными рыбами и головоногими моллюсками, а также любой другой добычей, которую может отыскать и поймать, и иногда в течение долгого времени сопровождает медленно плывущие суда, поедая корабельные отбросы. Синяя акула живородяща и может приносить до 135 детенышей длиной около 50 см. Во время одной из экспедиций на «Витязе» половозрелая самка этого вида была поймана у юго-западной Австралии. Поднятая на судно акула разродилась на палубе 52 детенышами, совершенно подготовленными к самостоятельной жизни. Несколько новорожденных акулят, помещенных в большой аквариум, прекрасно себя чувствовали в течение нескольних суток. Районы размножения этой акулы находятся за пределами тропической зоны и приурочены к продуктивным прибрежным участкам, причем, как показано Ф. Ф. Литвиновым, северные и южные группы популяций вида имеют различия в форме зубов.


Наиболее обычная в поверхностных водах тропической и субтропической зоны (предпочитаемая температура 18—28°) длиннокрылая акула (Carcharhinus longimanus), названная так из-за очень больших грудных плавников, широко распространена во всех океанах и постоянно держится у поверхности (рис. 6). Он достигает 3,5—4 м в длину, но обычно встречаются некрупные особи длиной до 1,5—2 м и массой 20—60 кг. Как и синяя акула, она принадлежит к числу живородящих, но приносит в зависимости от размера всего 1 — 15 детенышей длиной 60—65 см. Питается длиннокрылая акула самыми различными объектами — рыбами, кальмарами, морскими птицами, любыми беспозвоночными — в общем всем, что она может отыскать в воде. Будучи очень медлительной и не имея возможности активно ловить быстроплавающих животных, она находит к ним другие подходы: наблюдали, в частности, как акула, плававшая с раскрытым ртом в скоплении мелких тунцов, питавшихся сардиной, терпеливо ожидала добычи, и действительно один из тунцов сам натолкнулся на нее. Приближающиеся к судам в открытых водах акулы, как правило, имеют в желудках только камбузные отходы. Следовательно, они могут следовать за кораблями, подбирая съедобные куски, выкинутые за борт. Эти акулы очень живучи. Говорят, будто бы пойманная и выпотрошенная акула, вновь брошенная в воду, продолжает как ни в чем ни бывало плавать около судна и может схватить наживленный крючок.


Рис. 6. Длиннокрылая акула о рыбами-лоцманами и рыбой-прилипалой

Рис. 6. Длиннокрылая акула о рыбами-лоцманами и рыбой-прилипалой

В тропических водах встреча с длиннокрылой акулой - самое заурядное событие. Одна, а то и две-три хищницы, почти всегда сопровождаемые рыбами-лоцманами, в любой момент могут появиться у борта во время океанологической станции и долго крейсировать поблизости, ожидая поживы. Акула в движении - удивительное и ни с чем не сравнимое зрелище. Она скользит в прозрачной воде без видимого усилия и без суетливости, почти расслабленно, по в то же время демонстративно мощно и с явным сознанием собственного достоинства и силы. Чувствуется, что это истинная владычица морская... Правда, лишь в отсутствие так называемого «царя природы» — был бы у «любителя» прочный крюк, надежный шнур и любое подобие наживки, и вожделенный трофей (конечно, бесполезный — ведь у нас не привыкли к акульему мясу), не заставит себя долго ждать.


Итак, обычно длиннокрылые акулы рыщут по морю поодиночке. Но ие всегда — мне дважды приходилось видеть большие их скопления: в 1958 г., когда «Витязь» проводил работы недалеко от островов Тонга, и в 1961 г. на одной из станций в Бенгальском заливе. В обоих случаях акулы не проявляли стайного поведения, каждая вроде бы «гуляла сама по себе» и не обращала внимания на сородичей, по в пределах видимости постоянно находились десятки экземпляров, и все довольно крупные. Оба раза акулы пе проявляли жадности к приманкам и брали крючок без особой охоты. Поэтому они понесли от «любительского рыболовства» довольно умеренные потери. В Бенгальском заливе контакт с длиннокрылыми акулами был более тесным, так как там мы спускали иа воду шлюпку, и этот редут они атаковали вал за валом, высовывая из воды головы и хватая зубами весла, а также багор и румпель, которыми мы пытались их отогнать. Вся эта картина напоминала описанную Германом Мелвиллом сцену последней погони капитана Ахава за Моби Диком, когда бесчисленные акулы крошили зубами лопасти весел его вельбота. Причина, которая заставила акул собраться в одном месте, остается мне непонятной...


Для эпипелагиали очень характерны и три рода ламновых акул (семейство Lamnidae) — Lamna, Isurus и Carcharodon, которые принадлежат к числу наиболее быстрых и подвижных хрящевых рыб. У всех этих акул, как и у тунцов, температура тела выше, чем температура окружающей воды (на 5—6°), что обеспечивает им более высокий уровень энергетического обмена по сравнению с преобладающим большинством рыб.


Акулы рода Lamna (их два вида, и оба встречаются в советских водах), достигающие 3—3,5 м в длину, живут в умеренно холодных водах обоих полушарий и питаются преимущественно стайными рыбами — тихоокеанскими лососями (лососевая акула L. ditropis) и сельдью (сельдевая акула L. nasus). Это быстрые пловцы, нередко образующие стаи. Они достигают половой зрелости в возрасте 5 лет и более и могут жить до 20—30 лет.


Их ближайшие родичи — серо-голубые акулы, или мако (два вида рода Isurus). Короткоперый мако (I. oxyrhinchus) — обитатель тропических вод, самая скоростная из всех ныне живущих хрящевых рыб (известный специалист по акулам Л. Компаньо называет ее «кречетом акульего мира»). Мако несколько крупнее сельдевых (3,5—4 м при массе до 450 кг) и нападает на очень крупную добычу — других акул, костистых рыб, кальмаров. Так, в желудках двух особей массой 300 и 360 кг были обнаружены съеденные меч-рыбы массой 54 и 67 кг. По-видимому, между акулами-мако и меч-рыбами могут разыгрываться настоящие сражения, о чем свидетельствует, в частности, обнаруженный в Аденском заливе труп выброшенной на берег серо-голубой акулы с обломками рострума меч-рыбы длиной 45 см, пробившего ее тело позади жаберных щелей.


Лисьи акулы (род Alopias с 3 видами) еще крупнее (до 6 м), но почти половина их длины приходится на сильно удлиненную верхнюю лопасть хвоста, которую они используют как основное орудие охоты: они сбивают рыб и кальмаров в плотную стайку и глушат их хвостовым плавником, действуя им как цепом. Чисто океанический вид — большеглазая акула-лисица (A. superciliosus) длиной до 4,5 м — обитает в нижней эпипелагиали и верхней мезопелагиали — на глубине до 500 м. Она питается алепизаврами, мелкими тунцами и меч-рыбой, кальмарами.


Все ламноидные акулы размножаются путем яйцежи-ворождения (оплодотворенное яйцо развивается в яйцеводе вплоть до рождения молоди) (Щележаберные рыбы (акулы и скаты) размножаются тремя способами: 1) откладывая на дно яйца в роговых капсулах (яйцерождение), как это делают, в частности, рогатые акулы и ромбовые скаты; 2) путем яйцеживорождения и 3) путем живорождения - в этом случае в заднем отделе яйцеводов («матка») имеется некое подобие детского места (плаценты), служащее для питания зародыша материнской кровью. Последний способ характерен для всех кархариноидных акул (кроме тигровой).) и характеризуются низкой плодовитостью — обычно приносят 2—5 крупных детенышей, редко больше. Особенностью этих акул является так называемая внутриутробная оофагия — поедание эмбрионами неоплодотворенных и развивающихся яиц непосредственно в яйцеводах матери (писатель И. И. Акимушкин назвал это явление «эмбриональным каинизмом»). Внутриутробное питание начинается довольно рано — уже при длине 4—5 см. Так, в желудках эмбрионов песчаной акулы (Eugomphodus taurus), которые при длине 10 см по развитию зубного аппарата почти не отличаются от взрослых рыб, находили большое количество яичного желтка и меньших по размерам (длиной до 4 см) зародышей. Наблюдения над живыми эмбрионами длиной около 26 см показали, что в последние 2—3 месяца перед рождением (общая продолжительность беременности составляет 9—12 месяцев) единственный остающийся к тому времени в яичнике эмбрион активно перемещается в овариальной жидкости среди выеденных им яйцевых капсул, периодически получая питание за счет новых порций неоплодотворенных яиц, поступающих по мере созревания.


Говоря о крупных акулах, нельзя не сказать об опасности, которую они представляют для человека. Как показывает накопленная статистика, большая часть зарегистрированных нападений по вполне понятным причинам приходится на теплые прибрежные воды: именно там собирается больше всего купающихся, ныряльщиков, подводных охотников. В открытом океане купание не получило распространения (более того, оно находится под строгим запретом почти на всех судах), и объектом нападения акул могут служить главным образом люди, оказавшиеся в воде в результате авиакатастроф или кораблекрушений. В большинстве случаев они гибнут или попадают в списки «пропавших без вести». Так, анализ 2,5 тыс. падений в воду самолетов, сбитых и потерпевших аварии над тропическим океаном в годы второй мировой войны, показал, что только в 38 случаях жертвы катастроф имели дело с акулами, а прямое нападение отмечено всего 12 раз. Эти сведения исходят, впрочем, от оставшихся в живых летчиков, которым, прямо скажем, очень повезло. Ведь в некоторых случаях кораблекрушения и авиакатастрофы сопровождаются массовой гибелью. В 1957 г., например, после аварии американского пассажирского самолета в 1000 милях к востоку от Гонолулу было обнаужено 19 трупов, изуродованных акулами, а катастрофа французского самолета над Атлантическим океаном мористее мыса Зеленого сопровождалась гибелью 63 пассажиров. Жертвами акул при крушении итальянского лайнера «Принципесса Мафальда», затонувшего в 1927 г. близ берегов Бразилии, стало, как полагают, около 300 человек. Еще больше людей (около 1000) погибло после того, как пароход «Нова Скотин» был торпедирован в 1942 г. в Индийском океане на подходе к Дурбану.


В официальных списках опасных акул значатся все перечисленные выше океанические виды, но документированные случаи их нападения на человека единичны (исключение составляет только акула мако). Следует отметить, однако, что два наиболее опасных вида — белая акула, или кархародон (Carcharodon carcharias), и тигровая акула (Galeocerdo cuvier), хотя и считаются приуроченными преимущественно к прибрежной зоне, вполне могут быть встречены и вдали от берегов. Об этом свидетельствуют, в частности нередкие поимки отдельных особей у отдаленных островов, в водах которых постоянные популяции обоих видов отсутствуют.


Кархародон — самая крупная из современных хищных акул, получившая очень широкую международную известность благодаря той рекламе, которую дал ей Голливудский кинобоевик «Челюсти». Наибольшая из измеренных особей этого вида, пойманная в водах Кубы, имела длину 6,4 ми массу 3300 кг, хотя, по-видимому, иногда встречаются и экземпляры длиной порядка 8м (Интересно отметить, что еще сравнительно недавно (возможно, уже в четвертичное время) в океане обитал еще один вид - гигантский кархародон (Carcharodon megalodon), треугольные, грубо зазубренные по краям зубы которого с 13-сантиметровой коронкой нередко находят в донных отложениях. Эта акула достигала в длину по меньшей мере 14,5 м (приведенные ранее размеры до 30 м были основаны на неправильно выведенном соотношении между длиной тела и зубов), и в ее пасти могли бы свободно разместиться несколько человек.). Обычно размеры кархародона меньше (длина 2—6 м, масса от 50 кг до 1,5т), причем самцы достигают зрелости при длине около 3 м, а самки при еще большей длине. Беременных самок пока не встречали (возможно, они держатся изолированно в ограниченных районах), а самые мелкие свободноживущие особи длиной 1,3—1,4 м ловились только в умеренно теплых водах. Кархародон ведет одиночный образ жизни, иногда надолго задерживаясь в том или ином участке океана (например, вблизи береговых рыбоперерабатывающих заводов и скотобоен). Обычно он держится у поверхности, но может опускаться и в глубокие слои: один экземпляр был пойман даже на глубине 1000 м. Этот вид широко распространен во всех океанах, преимущественно в умеренных широтах. Его нахождения отмечены в Средиземном и Красном морях, у атлантического побережья Европы до Ла-Манша) и Северной Африки, у Южной Африки, Сейшельских островов, в водах Австралии (кроме северного побережья) и Новой Зеландии, в западной части Тихого океана — от Филиппинских островов до Японского моря, у Новой Каледонии и Гавайских островов и у берегов Америки — от Калифорнийского залива до Аляски, от Мексиканского залива до Ньюфаундленда, от Панамского залива до Южного Чили и в водах Аргентины. Несмотря на столь широкое распространение, белые акулы всюду считаются довольно редкими, и об их жизни известно не так уж много. В результате телеметрического слежения за экземпляром длиной 4,6 м было установлено, что крейсерская скорость сытого кархародопа составляет около 3,2 км/ч при расходе энергии, не превышающем 0,2 ккал/кг/ч (расчет проведен по изменению температуры тела при переходе из холодной в более теплую воду: кархародоны способны к терморегуляции). Таким образом, наполнив желудок калорийной пищей (например, китовой ворванью), акула может полностью обеспечить свои энергетические потребности на месяц — полтора. Показано также, что внутрижелудочная температура у кархародона может на 7,4° превышать «забортную», причем, как предполагает Дж. Маккоскер, такое нагревание является произвольным.


Как показывают наблюдения за составом пищи, экземпляры длиной до 2 м питаются в основном некрупными акулами, костистыми рыбами (сельдь, скумбрия, морские окуни), кальмарами, крабами, но по мере роста кархародоп переключается на более солидные объекты, хотя не пренебрегает и относительно мелкими в местах их скоплений. Очень мощное зубное вооружение дает белой акуле возможность наносить своей добыче страшные повреждения и без особого усилия перекусывать кости и хрящи жертв, а широкая пасть и глотка позволяют проглатывать очень крупные куски. По-видимому, кархародон не особенно разборчив в выборе пищи, хотя чаще всего в желудках пойманных особей находили других акул, на которых он, очевидно, в основном охотится. При этом сравнительно небольшие акулы, не превышающие 2 м, проглатываются, как правило, неповрежденными, а более крупные, например гигантская акула, разрываются на куски. В состав излюбленной пищи крупных кархародонов входят также морские млекопитающие (дельфины, тюлени, котики, каланы), тунцы, морские черепахи. Этот вид не брезгует падалью (во времена прибрежного китобойного промысла атаки на загарпуненных китов не были редкостью) и даже отбросами, но несъедобные объекты (типа бутылок и тряпок) встречаются в желудках гораздо реже, чем у тигровой акулы.


Зарегистрировано немало случаев нападения белой акулы на людей, находящихся в воде, а также на парусные доски и лодки (избрав объектом нападения шлюпку, кархародон, как правило, атакует ее до тех пор, пока не затопит). Эти нападения отмечены, правда, не в открытых водах, а вблизи берегов — в бухтах и на пляжах (недаром в Австралии эта акула носит название «белой смерти»). При этом неоднократно указывалось, что большинство атак заканчивается гибелью объекта нападения и лишь немногим жертвам удается сохранить свою жизнь, отделавшись тяжелыми повреждениями. Статистика последних лет показывает, однако, что масштабы опасности были в значительной степени преувеличены. В водах Калифорнии, где за 32 года (с 1950 по 1982) отмечено 41 нападение кархародона на людей (в среднем 0,7 случая в год), лишь 4 из них привели к смертельному исходу (оказалось, что обычно акула делает лишь один укус).


Тигровая акула (максимальная длина около 5,5 м), обитающая в тропических и субтропических водах всех океанов, также относится к широко распространенным и крупным неритическим видам. В поисках пищи тигровая акула выходит в открытые воды, заходит в мелководные заливы и даже в устья рек, иногда попадаясь на глубине, не превышающей нескольких метров. Обычно она довольво медлительна, но становится быстрой и подвижной, когда учует пищу. Будучи очень прожорливой и неразборчивой в еде (считается, что это наиболее всеядный представитель щележаберных), эта акула пожирает крабов, лангустов, двустворчатых и брюхоногих моллюсков, кальмаров, различных рыб (в том числе и акул меньших размеров), морских черепах, панцири которых она легко рассекает мощными зубами, и любую доступную добычу. Для этого вида весьма обычен и каннибализм: однажды, например, крупная тигровая акула сожрала более мелкого представителя своего вида, попавшего на крюк тунцеловного яруса, но не насытилась и, схватив соседнюю наживку, оказалась пойманной. В желудках тигровых акул находили также упавших в воду перелетных птиц, бакланов, морских змей, куски дельфинов и крокодилов. Эта акула без излишней брезгливости относится и к падали и отбросам. Перечень съедобных объектов и несъедобных предметов, извлеченных из желудков, очень велик и включает кур, собак, кошек, свиней, ослов, обезьян, гиену, а также коровьи копыта, оленьи рога, мешки угля, куски дерева, консервные банки, бочонки, пивные бутылки, пачки из-под сигарет, разные плоды, картофель, кожаную обувь, тряпки, пластиковые мешки и др.


В тропических водах тигровая акула представляет собой едва ли не наиболее опасный вид. Известно очень много случаев, когда в желудках пойманных акул находили части тела человеческих жертв. Большая часть таких находок объясняется, вероятно, пожиранием трупов, но многие жертвы, несомненно, встретились с акулой еще живыми и здоровыми. Нападения отмечены во многих районах — у берегов Флориды, островов Карибского моря, Сенегала, Австралии, о-ва Новая Гвинея, островов Самоа и в Торресовом проливе. Список документально подтвержденных нападений тигровой акулы на людей и лодки достаточно внушителен, он включает 27 атак за несколько последних лет.


Несколько слов о том, как я сам отношусь к акульей опасности. В воде мне не раз приходилось видеть акул (в том числе двух-, трехметровых) метрах в 12—15, но они никогда не проявляли к моей персоне серьезного интереса. Все эти подводные встречи состоялись на коралловых рифах: крупные акулы любят крейсировать в толще воды у их внешнего края, там, где склон круто уходит вниз и растворяется в темно-синей бездне. Бывали случаи (особенно в первые встречи), когда казалось, что акула, заложив очередной плавный вираж, держит курс прямо на меня, но она всегда сворачивала на почтительном расстоянии. Поэтому пиетет (если не сказать страх), который я исходно испытывал к этим хищникам, постепенно исчез, хотя я всегда отмечаю каждое появление в поле зрения знакомого серого силуэта.


Явно агрессивное поведение акул я видел только один раз (если не считать происшествия в Бенгальском заливе, о котором я уже рассказывал). Было это при посещении необитаемого атолла Керолайн в архипелаге Центральные Полинезийские Спорады (они же острова Лаип) в 1974 г. Высадившись па небольшой островок, мы решили обойти его вокруг посуху и рассыпались в линию, прочесывая пляж в поисках выброшенных прибоем раковин. Я шел по щиколотку в воде а еще мористее (там глубина была по колено) держался гидрофизик К. Н. Федоров, бывалый мореход и путешественник. Вдруг он, взяв резкий старт, пулей выскочил па сушу. «Что это ты?» — «Да акула бросилась!» Я посмотрел в сторону лагуны: там действительно шныряло десятка полтора некрупных (от полуметра до полутора метров) рыбин с ярким черным пятном на плавнике. «Не бойся! Это черноперые рифовые — они вовсе не опасны». Теперь я остался крайним, но не успел сделать и десятка шагов, как совсем небольшая акула резко кинулась прямо на меня. Забыв свои уверения в ее безвредности, я в одно мгновение оказался рядом с Константином... Уже потом я прочитал, что акулы этого вида могут кусать за ноги людей, бредущих в воде, так как принимают эти ноги за свою привычную добычу. Считается, что лучшая защита от такого нападения — лечь в воду (но я не пробовал). Должен еще добавить, что, когда мы вечером садились в шлюпку для возвращения на «Академик Курчатов» (в это время начался прилив и пришлось добираться к ней по грудь в воде или вплавь), эти черноперые буквально вертелись между людьми (матросы безуспешно отталкивали их веслами), но никого не тронули.


Встреч с акулами-людоедами у меня не было, но я знаю, что они существуют и очень опасны. Я никогда не забуду судьбу двух моряков — моих товарищей по плаваниям на «Витязе», которые перешли работать на грузовое судно и погибли, когда этот транспорт, шедший с грузом руды из Австралии, попал в центр тайфуна и затонул в Филиппинском море. По тем останкам, которые, как говорили, были обнаружены через несколько дней плававшими в спасательных жилетах, опознать погибших не было возможности.


Как ни странно, в океанской пелагиали встречаются и представители такой, казалось бы, чисто донной группы щележаберных, как скаты. Среди них в первую очередь следует отметить пелагического хвостокола (Dasyatis violacea), который всесветно распространен в теплых водах на глубине до 240 м (обычен в верхней 100-метровой толще) и достигает 1,6 м в длину (ширина почти треугольного диска 80 см). Это — активный пловец-хищник, питающийся рыбами, креветками, кальмарами, иногда — медузами и размножающийся путем яйцеживорождения. В открытых водах могут быть встречены и другие скаты — гигантская манта (Manta birostris) (ширина диска до 6,7 м при массе более 2 т), планктофаг-фильтратор, в целом более характерный для неритической пелагиали тропиков, и преимущественно донные электрические скаты из рода Torpedo.


От щележаберных рыб представляется естественным перейти к их постоянным спутникам — рыбе-лоцману и прилипалам (см. рис. 6). Лоцман (Naucrates ductor) — один из немногих видов семейства ставридовых (Сагап-gidae), приуроченный в своем распространении к водам открытого океана. Эта рыба, максимальная длина которой не превышает полуметра, всегда держится рядом с каким-нибудь крупным пловцом (как правило, вместе с пелагической акулой) и не отстает от него ни при каких обстоятельствах. Как было показано академиком В. В. Шулейкиным, плавание относительно небольшой рыбы в слое трения, окружающем тело быстро движущегося «хозяина» (так называемое лоцманирование), позволяет такой рыбе плыть со скоростью хозяина при очень малых энергетических затратах. Лоцман отходит от акулы только при приближении к объекту, достойному специального обследования — другой большой рыбе, судну, островку плавучих водорослей, даже к какому-нибудь одиночному дрейфующему предмету — бревну, ящику или кокосовому ореху.


По-видимому, из лоцманирования развилось и контактное прикрепление к сопровождаемому объекту при помощи специальной присоски, столь характерное для рыб-прилипал (семейство Echeneidae с 8 видами). Эта присоска образовалась вследствие трансформации спинного плавника и представляет собой расположенный на плоской поверхности головы и передней части спины удлиненный овальный диск, окруженный упругим кожпо-мышечным валиком. Видоизмененные плавниковые лучи расщеплены по длине на уплощенные половинки, которые шарнирно прикреплены боковой стороной к телу и расположены внутри диска перпендикулярно продольной его оси. В результате образуется некоторое подобие жалюзи с вращающимися пластинами. При свободном плавании рыбы эти пластины лежат плашмя, а когда присоска прижата к какой-либо достаточно гладкой поверхности, они поворачиваются и занимают стоячее положение. При этом в полости, ограничейной краевым валиком диска, образуется серия камер с частичным вакуумом. Такое устройство присоски обеспечивает очень надежное прикрепление, и для отцепления рыбы нужно продвинуть ее вперед, чтобы опустить стоящие пластины и ослабить вакуум. Если же тянуть прилипало за хвост, то присасывание будет только усиливаться. Интересно, что прилипалы могут, подобно улитке, ползущей по стеклу, скользить по подстилающей поверхности, не отрываясь от нее, но лишь последовательно изменяя положение отдельных пластин присоски.


С помощью присоски прилипалы (длиной 30—80 см) прикрепляются к различным «хозяевам» — крупным рыбам, черепахам, китам, а иногда и к морским кораблям. Степень связи с «хозяином» и способность к активному передвижению и самостоятельной жизни сильно варьируют у разных видов прилипал. Одни из них (например, Phtheirichthys lineatus) обычно свободно плавают в поверхностных слоях воды и почти не пользуются присоской, другие прикрепляются к наружной стороне тела «хозяев», третьи локализуются в жаберной полости крупных рыб. Такие прилипалы, как акулья ремора (Remora remora), вообще вряд ли могут существовать сами по себе. Будучи снятыми с акулы и помещенными в аквариум, они начинают «тяжело дышать», совершая до 240 дыхательных движений в минуту. Даже дыхание приспособлено у них к постоянной жизни в прикрепленном состоянии (реморы покидают акулу только для питания), так как при движении «хозяина» вода свободно проходит через рот к жабрам «наездника» без специальных усилий. Часто реморы настолько плотно держатся на акуле, что остаются на ней даже тогда, когда ее поднимают на палубу.


Почти все прилипалы довольно специфичны в отношении выбора «хозяев»: есть виды, живущие только на акулах или только на китообразных, а самый мелкий вид (Rеmorina albescens) использует в качестве постоянного убежища ротовую и жаберную полости огромных скатов мант. Прилипалы, находящиеся в симбиотических отношениях с одиночно живущими рыбами, по-видимому, прикрепляются к ним парами, состоящими из самки и самца. Смысл прикрепления состоит в облегчении передвижения, и мнение о питании этих рыб остатками пищи «хозяев» и отходами их жизнедеятельности мало соответствует действительности. Прилипалы питаются в основном свободно живущими планктонными организмами и в меньшей степени эктопаразитами «хозяев». Их отношения с «хозяевами», несомненно, носят характер симбиотических связей, чем л объясняется крайняя редкость попадания прилипал в желудки рыб, которых они сопровождают.


Как прилипало находит себе хозяина? Кто его знает... Но вот какой случай произошел с моим хорошим другом В. Г. Нейманом на одном из островов Индийского океана. Группа участников экспедиции занималась сбором образцов коралловой фауны на прибрежном рифе, а мадрепоровые кораллы, надо сказать, обладают неприятным свойством оставлять долго не заживающие даже при самом легком контакте с ними царапины. Поэтому все были экипированы в полном соответствии с техникой безопасности, и на ногах Виктора красовались прекрасные резиновые сапоги. Вдруг он заметил, что какая-то рыба проявляет самый непосредственный интерес к его обуви. Приглядевшись, он узнал прилипало, пытающегося прикрепиться к гладкой поверхности голенища. Не будучи достаточно знакомым с повадками этих рыб, Виктор представил себе, что вслед за этим «наводчиком» незамедлительно появится и акула внушительных размеров, и, отбиваясь на ходу ломиком, которым пользовался для работы на рифе, с максимальной скоростью устремился к берегу. Прилипало преследовало его почти до самого пляжа, не желая, по-видимому, отказываться от столь полюбившегося ему «хозяина», и только упустив его из виду, отправился на поиски нового объекта своей привязанности.


А вот еще одна история, связанная с этими рыбами. Помню, как в Соломоновом море один и тот же прилипало фтейрихтис - его можно было опознать по светлому шраму на спине — систематически появлялся на световых станциях в течение нескольких ночей подряд. Нужно думать, что переходы между этими станциями он преодолел безбилетным пассажиром «Витязя», как бы на подножке вагона.


Среди эпипелагических рыб резко выделяются своим странным, «совсем не рыбным» экстерьером рыбы-луны (семейство Molidae). К этой группе относятся всего 4 вида — относительно некрупная (до 80 см) удлиненная луна (Ranzania laevis) и три гиганта, достигающие 3 м в длину и более 2 т по массе. Наиболее распространенный вид — обыкновенная луна (Mola mola) (ее латинское название переводится как «жернов», или «мельничный камень») имеет дисковидное кургузое тело бурого цвета, состоящее, как кажется на первый взгляд, из одной только головы (рис. 7). Несмотря на очень внушительные размеры, луна-рыба, не способная противостоять течениям, должна рассматриваться как планктонное животное. Закованное в жесткую толстую шкуру тело и отсутствие хвоста сильно ограничивают возможность активного движения, которое осуществляется только посредством вертикальных плавников и, возможно, ограниченно подвижной задней пластиной, действующей как кормовое весло.


Рис. 7. Обыкновенная (1) и удлиненная (3) рыбы-луны и опах (3)

Рис. 7. Обыкновенная (1) и удлиненная (3) рыбы-луны и опах (3)

В толще воды рыба-луна, может быть, плавает в вертикальном положении, но у поверхности, где она появляется нечасто, обычно лежит на боку или почти на боку. Рыба-луна — планктофаг, значительную часть ее пищи составляют сальпы, медузы и гребневики. Она считается рекордсменом среди всех рыб по плодовитости (300 млн икринок!). Все рыбы-луны размножаются только в центральных частях субтропических круговоротов, но взрослых рыб часто заносит далеко за пределы теплых вод (вплоть до Баренцева моря и залива Аляска).


Рыбы-луны относятся к отряду скалозубообразных рыб, большинство представителей которого обитает на мелководьях тропических морей. В его составе есть, однако, еще два настоящих эпипелагических вида, широко pacпространенные в тропической зоне, — океанический иглобрюх (Lagocephalus lagocephalus) длиной до 60 см и океаническая еж-рыба (Diodon eydouxii) длиной до 27 см.


Оба эти вида принадлежат к преимущественно прибрежным родам.


Отдаленное внешнее сходство с рыбами-лунами имеет совсем не родственный им пятнистый опах (Lampris guttatus) — такая же высокотелая, сжатая с боков рыба (см. рис. 7), имеющая, однако, вполне развитый хвостовой стебель и очень яркую окраску: спина сине-зеленая, бока пурпурно-золотистые с многочисленными серебряными пятнами, брюхо розовое, все плавники ярко-красные. Опах достигает длины около 1,5 м и массы 60 кг. Он широко распространен в теплых водах всех океанов (близкий вид — низкотелый опах L. immaculatus — обитает только в водах Субантарктики) и встречается от поверхности до глубины 200 м и более. Эти рыбы отличаются очень своеобразным способом плавания: основным движителем являются грудные плавники, совершающие частые машущие движения (как крылья птиц в полете).


Низкотелый опах, отличительной особенностью которого служит отсутствие светлых пятен на теле, был описан по экземпляру из вод Южной Африки еще в начале нынешнего столетия, но долгое время не признавался самостоятельным видом. В начале 80-х годов такая однотонно окрашенная рыба длиной около метра была поймана у острова Южная Георгия при лове криля (он же «антарктическая креветка») и в замороженном виде привезена в Калининград. Необыкновенный облик этого экземпляра - удлиненное толстое тело, нестандартная окраска, странное положение плавников,- к счастью не остался незамеченным Ефимом Кукуевым, сотрудником АтлантНИРО, в то время аспирантом Института океанологии. Рыба была переправлена в Москву (сейчас она хранится в Зоомузее МГУ), и мы с Ефимом опубликовали после ее изучения статью, доказывающую существование двух видов ламприсов. Оказалось, что низкотелый опах и до нас попадал в руки исследователей, но не распознавался ими как особый вид. Один из ихтиологов, участвовавший в дегустации экземпляра выловленного в море Беллинсгаузена, даже сообщил нам, что на вкус эта диковина гораздо приятнее, чем хорошо знакомый ему пятнистый вид (который тоже является деликатесной рыбой)..


К характернейшим обитателям поверхностных слоев тропического океана относятся и корифены. Большая корифена, или золотая макрель (Coryphaena hippurus) (рис. 8), достигает длины 4,8—2 м и массы около 30 кг (обычно не более 10 кг). Ее окраска отличается чрезвычайной яркостью: спина окрашена в сверкающий сине-зеленый цвет, бока и брюхо отливают серебром или золотом, имеют красноватый оттенок и украшены синими пятнами, хвостовой плавник ярко-желтый, спинной — темно-синий. Корифены — активные хищники, поедающие пелагических рыб и кальмаров. Основную их пищу составляют летучие рыбы, и иногда можно наблюдать, как корифена быстро плывет вслед за летящей в воздухе летучкой и хватает ее в тот самый момент, когда она опускается в воду. Интересно отметить, что отношения типа хищник — жертва складываются между корифеной и летучими рыбами еще в ранний период жизни: в опыте малек размером всего 26 мм, помещенный в аквариум с молодью летучих рыб длиной около 12 мм, незамедлительно проглотил одну рыбку и атаковал другую, прежде чем был отсажен. Этот вид отличается очень быстрым ростом — половая зрелость наступает в возрасте 1 года при длине 55 см, а продолжительность жизни не превышает 5 лет.


Рис. 8. Корифена (1) и змеиная макрель (3)

Рис. 8. Корифена (1) и змеиная макрель (3)

Корифены, как и некоторые другие пелагические рыбы, нередко держатся под плавником (скопления плавучих водорослей, наземная растительность, вынесенная в море, и другие предметы берегового происхождения). Под плавником корифены находят обильную пищу в виде укрывающейся здесь мелкой рыбешки. По этой же причине эти рыбы сопровождают плоты (они вносили немалое оживление в однообразную жизнь Т. Хейердала и его спутников при плавании на «Кон-Тики») и подходят к дрейфующим в открытом океане кораблям. Такое поведение корифен используется даже для их промысла. У берегов Южной Японии в море выставляют специальные бамбуковые плотики, под которыми собираются корифены, облавливаемые потом кошельковыми неводами.


Участники экспедиций на океанологических судах не очень-то избалованы рыбной ловлей. Правда, поймать длиннокрылую акулу не составляет большого труда (была бы наживка!), но ведь для этого не нужно и искусства. Совсем другое дело корифена... Когда подходит момент взятия на борт гидрологического буя, на тросе которого несколько суток болтались в воде самописцы течений, судовые рыбаки-любители находятся в нетерпеливом ожидании. Крепкие тунцовые крючки загодя наживлены бережно хранившимся в холодильнике куском кальмара или летучки, капроновые шнуры и толстые лески длиной по 20-30 м набраны аккуратными кольцами и крепко зажаты в руке, горящие глаза прикованы к приближающейся вехе буя... Все в полной готовности, ио все равно так неожиданен долгожданный крик: «Корифены!» И вот большая, удивительно красивая рыбина (иногда две или даже маленькая стайка) грациозно скользит в голубой воде вдоль борта, проверяя, не затаилось ли под его защитой что-нибудь годное в пищу. Крючки летят вслед рыбе, падают рядом с ней и перед самым ее носом, но хищник не обращает на них внимания: никому не ведомо, отчего зависит выбор приманки. Вдруг корифена круто поворачивает и резко ускоряет и без того стремительный «бег»... Мгновение, и паживка схвачена... Резкий рывок, бросок в сторону, взлет в воздух, еще один-два броска, и вот леска натянулась... Несколько секунд борьбы, и рыба поднята на борт. Вьющаяся па палубе, опа переливается всеми цветами радуги, мепяя окраску от сине-зеленой до золотисто-желтой... Все копчено. Ловцы расходятся по рабочим местам, надеясь, что им повезет в следующий раз.


Основной пищевой конкурент корифен — змеиная макрель (Gempylus serpens) (см. рис. 8) также питается в основном летучими рыбами и кальмарами. Эта тонкотелая зубастая рыба длиной до 1 м довольно обычна в теплых водах всех океанов. Днем она держится на значительной глубине, а ночью поднимается к поверхности и хорошо привлекается источником искусственного освещения. Атакуя свою добычу снизу (иногда почти по вертикали), змеиная макрель нередко совершает довольно высокие — 2—3 м по глазомерной оценке — прыжки над поверхностью воды.


Змеиная макрель принадлежит к подотряду скумбрневидных (Scombroidei), в составе которого немало океанических рыб. Одним из наиболее примитивных видов подотряда считают обычно гастерохизму (Gasterochisma melampus), которая в отличие от других его представителей имеет очень крупную чешую и лишена килей на хвостовом стебле. Эта рыба, достигающая длины 1,7 м и более, обитает только в умеренноводной эпипелагиали южного полушария (в поясе между 30 и 50° ю. ш.), предпочитая температуру порядка 8—10°.


Интересную группу скумбриевидных представляют тунцы — рыбы с идеально приспособленным для скоростного плавания веретеновидным телом. Их место в системе рыб вызывало до недавнего времени много разногласий. Дело в том, что у тунцов имеется совершенно уникальная система подкожных кровеносных сосудов (они снабжают кровью боковую мускулатуру), и эта особенность анатомии, впервые обнаруженная японским морфологом К. Кисинуйе, послужила основанием для предложенного им выделения тунцов в особый отряд, принятый вслед за этим автором академиком Л. С. Бергом и некоторыми другими исследователями. Такая точка зрения сейчас полностью отвергается, и близкое родство тунцов с неритическими скумбриями, королевскими макрелями и пеламидами, вместе с которыми они входят в состав семейства Scombridae (в нем, по Б. Коллетту и К. Науэн, 15 родов и 49 видов), никем не оспаривается. Необычность кровообращения представляет собой лишь одно из приспособлений тунцов к столь характерному для них продолжительному быстрому (до 90 км/ч) плаванию, сопряженному с большими энергетичесними затратами. В моменты, требующие максимального расхода энергии, температура тела тунцов значительно повышается — разница между ней и температурой окружающей среды может достигать нескольких градусов. Подкожная система кровеносных сосудов, лучше всего развитая у синего тунца, обеспечивает специальную доставку кислорода к тем мышцам, которые выполняют наибольший объем работы ( По мнению А. Н. Заикииа, эта система может обеспечивать также увеличение упругости тела путем эрекции (наполнения кровью) приповерхностных тканей, что позволяет рыбе значительно увеличить частоту колебательных движений хвоста. Аналогичный механизм был недавно обнаружен у китообразных.). Достижению той же цели способствует и высокая кислородная емкость крови этих рыб, у которых содержание гемоглобина в эритроцитах доходит до 21% (у пеламид оно не превышает 8—14%).


Постоянное плавание — наиболее характерная особенность биологии тунцов, и они прекрасно приспособлены к такому образу жизни. Как показал Ю. Г. Алеев, у этих скоростных пловцов (а также у скумбрий, пеламид, меч-рыбы, марлинов) функция движителя целиком перенесена на хвостовой плавник, а короткое обтекаемое тело практически не выполняет локомоторной работы. При остановке у этих рыб даже затрудняется дыхание, так как вода попадает в жаберную полость лишь через постоянно открытый рот при поступательном движении. Таким образом, специализация как неритических, так и океанических тунцов направлена на достижение высоких скоростей плавания и активное перемещение на дальние расстояния.


Рис. 9. Океанические тунцы: большеглазый (1), полосатый (3), макрелевый (3).

Рис. 9. Океанические тунцы: большеглазый (1), полосатый (3), макрелевый (3).

Среди океанических тунцов преобладают крупные виды, и лишь один скипджек, или полосатый тунец (Katsuwonus pelamis) (рис. 9), сравнительно невелик: 50—80 см при массе 3—10 кг (отдельные особи достигают, впрочем, длины 1 м и массы порядка 35 кг). Скипджек — характернейшая рыба поверхностных слоев открытого океана, встречающаяся, однако, и в прибрежных водах, особенно вблизи коралловых рифов. Он обитает во всех теплых морях, а в некоторых районах (например, в северо-западной и восточной частях Тихого океана) предпринимает довольно значительные сезонные перемещения и проникает в летнее время года в умеренно тепловодные участки. Встречается при температуре 15—30°, по нерест идет только в прогретых до 25° и выше водах. Для этого вида типичен стайный образ жизни. Стаи полосатого тунца развивают большую скорость (до 45 км/ч) и могут быть очень внушительными: иногда они включают десятки тысяч особей. Их пища чрезвычайно разнообразна в видовом отношении и состоит из сравнительно небольших рыб, кальмаров и ракообразных.


Род настоящие тунцы (Thunnus), объединяющий наиболее крупных представителей семейства, содержит шесть видов. Преимущественно в субтропических, реже в умеренно теплых и тропических водах всех океанов обитает синий, или обыкновенный, тунец (Th. thynnus), стайная рыба, обычно встречающаяся вдали от берегов. Это — наиболее крупный тунец, иногда превышающий в длину 3 м при рекордной массе 679 кг (обычный размер не более 1 2 м). Он обладает быстрым темпом роста и достигает длины 1 м в возрасте трех лет и 2 м в возрасте 7—9 лет, половой зрелости достигает в 4—5 лет. Его пища состоит из рыб и беспозвоночных, достаточно обильных в районе кормежки. Индивидуальная плодовитость крупных особей доходит до 10 млн икринок. Синий тунец во всех частях видового ареала совершает сезонные миграции, перемещаясь в основном вдоль берегов. Миграции в открытых водах изучены плохо, но известно, что отдельные особи могут совершать трансокеанские перемещения. Отмечены, в частности, случаи, когда рыб, помеченных у берегов Мексики, вторично ловили в районе Токио — в 5800 морских милях от места мечения. В Атлантическом океане особи с метками, прикрепленными у Флориды, ловились в Бискайском заливе.


В теплых и умеренно теплых водах обычно при температуре 13—25° обитает также длинноперый тунец, или альбакор (Th. alalunga), который никогда не показывается в поверхностных горизонтах в экваториальной зоне. В отличие от синего тунца эта рыба редко появляется у берегов. Молодые особи живут у самой поверхности, нередко собираясь в стаи под плавучими объектами, в том числе под скоплениями саргассов. Взрослые особи тяготеют к значительной глубине, которая в зависимости от температуры и содержания в воде кислорода (лимитирующие величины составляют 9,5° и 2 мл/л) варьирует до 380 м в Тихом океане до 600 м в Атлантическом. Альбакор нерестится у границ тропической области в весеннелетнее время соответствующего полушария.


Плодовитость этой рыбы до 2,5—3 млн икринок. Длинноперый тунец растет медленнее, чем тропические виды настоящих тунцов. Он становится половозрелым в возрасте 4—5 лет при длине около 90 см, а максимальные размеры достигают 1,3 м при массе 45 кг. Эта рыба тоже совершает значительные по протяженности миграции. Предполагается, например, что в северной половине Тихого океана стаи неполовозрелых альбакоров постоянно перемещаются между берегами Америки и Японии, придерживаясь вполне определенных путей. Эти миграции на некоторых участках были прослежены при помощи мечения, что дало возможность определить их скорость, составляющую в среднем 16—17 морских миль в сутки. Дальние миграции свойственны, по-видимому, и другим популяциям альбакора.


К типичным океаническим рыбам, почти не заходящим в прибрежные воды, относится и большеглазый тунец (Th, obesus) (см. рис. 9). Он широко распространен в тропических и субтропических районах всех океанов (оптимальная температура 17—22, предельная —13 и 29°), повсюду придерживается довольно больших глубин (до 250 м и более) и обычен в слое температурного скачка. У поверхности живут лишь молодые особи, образующие довольно плотные стаи. Особенно большое значение в пище этого вида имеют глубоководные и полуглубоководные рыбы, кальмары, пелагические осьминоги, крупные креветки. Большеглазый тунец достигает длины 45—50 см к концу первого года жизни, 70 см в два года и 155 см в шестилетнем возрасте, причем половая зрелость наступает при длине 100—130 см. Самый крупный из известных экземпляров этого вида был пойман у берегов Перу: его длина 236 см, масса 197 кг.


Для тропических вод океанской пелагиали очень характерен желтоперый тунец (Th. albacares), получивший свое название благодаря оранжево-желтой окраске спинного и анального плавников. Границы ареала этого вида, населяющего воды всех океанов, более или менее соответствуют положению изотермы 20° в наиболее теплое время года. Он обычен в поверхностном слое и редко опускается глубже 100 м. Кормовой спектр желтоперого тунца очень разнообразен, что, несомненно, связано с отсутствием у этого вида (как, впрочем, и у других тунцов) избирательности в питании. Достаточно отметить, что в желудках этого хищника были обнаружены рыбы, относящиеся к 50 различным семействам. Желтоперый тунец достигает 2 м длины и более и массы 175 кг (обычно значительно меньше). Этот вид характеризуется очень быстрым ростом: годовой прирост длины, по данным вторичных поимок рыб, составляет 20—40 см. Половое созревание наступает при достижении длины 50—60 см, а плодовитость составляет около 1 млн икринок у небольших рыб и до 8,5 млн у крупных особей. Нерест желтоперого тунца в тропической зоне идет во все сезоны года, а у ее краев ограничивается летники месяцами. Трансокеанских перемещений, подобных отмеченным для синего тунца и альбакора, желтоперый тунец не совершает.


Группу «мелких тунцов», которых считают перспективными объектами океанического промысла, образуют ауксиды, или макрелевые тунцы (род Auxis), и малые тунцы (Euthynnus). Представители обоих родов более характерны для неритических вод, но оба вида ауксид (это самые мелкие из тунцов, редко имеющие более 50 см в длину) попадаются в любом удалении от берегов. Они обитают у поверхности в наиболее прогретых районах всех океанов (температура воды 22—31°) и ведут стайный образ жизни. Из малых тунцов в открытый океан проникает, по-видимому, только один восточнотихоокеанский вид (Е. lineatus), обычная длина которого не превышает 65 см. Другой массовый океанический вид — южный тунец (Allothunnus fallai) (длина до 1 м, масса до 10 кг) распространен цир-кумглобально между 20 и 35° ю. ш. и питается главным образом эвфаузиевыми рачками.


Я уделил здесь тунцам так много внимания, поскольку именно они могут служить, на мой взгляд, символическим олицетворением некоей «идеальной» эпипелагической рыбы. Любой тунец независимо от видовой принадлежности и размера превосходно приспособлен к жизни в безбрежной и бездонной толще океана - он быстр, резок в движениях, обладает высокой маневренностью, неутомим.., Удивительна форма его обтекаемого тела: оно действительно веретеновидное, как справедливо пишут в определителях и описаниях, но, чтобы по-настоящему осознать, что это значит, нужно обязательно увидеть такое «веретено» воочию. Особенно впечатляет почти идеально круглое в любом участке поперечное сечение головы и туловища (ведь у рыб с привычной нам «рыбовидной» формой тела оно всегда сильно уплощено с боков). Поразительно в изящество исключительно тонкого хвостового стебля перед могучим движителем — прочным и жестким хвостовым плавником полулунной формы, который способен вибрировать с невероятной частотой. Первый тунец которого я увидел живым,— это была маленькая ауксида длиной сантиметров в 30,- навсегда остался в моей памяти, а следующие гиганты (мне, правда, не приходилось иметь дело с очень большими экземплярами, но и метр от конца рыла до выемки хвоста — не так уж мало!) немного добавили к исходному образу,


Рис. 10. Меч-рыба (1) и большой синий марлин(2)

Рис. 10. Меч-рыба (1) и большой синий марлин(2)

Еще одна скумбриевая рыба — ваху (Acanthocybium solandri) (наиболее крупные особи имеют длину 2,1 м и достигают массы 80 кг) также может быть встречена и у берегов (преимущественно над свалом глубин), и в открытом океане, Ваху ведет одиночный образ жизни и редко образует стайки. Питается рыбой (миктофидами, летучками, мелкими тунцами) и кальмарами.


Особое место в подотряде скумбриевидных занимает меч-рыба (Xiphias gladius) (рис. 10), получившая свое название благодаря сильно удлиненной и уплощенной верхней челюсти, которая имеет форму меча длиной до трети длины всей рыбы. Этот вид очень широко распространен в тропических и субтропических районах всех океанов, а при кормовых миграциях кое-где проникает и в умеренно теплые воды. Во время откорма меч-рыба встречается в широком диапазоне температур (от 12—15° и выше), по нерест происходит только в сильно прогретой воде (не ниже 23,5°). Плодовитость очень велика — у относительно небольшой самки массой 68 кг насчитывалось около 16 млн икринок. Меч-рыба быстро растет (она достигает длины 50—60 см в массы 4 кг уже на первом году), половое созревание происходит при длине 140—170 см в возрасте пяти-шести лет, а полноразмерные особи достигают 4— 4,5 м при массе, превышающей 400 кг («рекордный» показатель — 550 кг). Меч-рыба — быстрый и активный пловец, развивающий скорость до 130 км/ч. Ее пища состоит преимущественно из рыб и головоногих моллюсков. Фактически она поедает любых животных, встречающихся на пути. В описке кормовых объектов этого вида значатся не только сравнительно мелкие приповерхностные и полуглубоководные рыбы (во время питания меч-рыба может опускаться на большую глубину), но и крупные хищники типа тунцов и даже акул (последние, правда, попадаются в; пище сравнительно редко). В отличие от марлинов и парусников, копьевидная верхняя челюсть которых имеет лишь гидродинамическое значение, «меч» рассматриваемого вида используется и для поражения добычи. Рыбы и кальмары, которых находят в желудках меч-рыб, довольно часто перерублены на части или имеют другие следы повреждений, нанесенных мечом. Некоторые черты поведения меч-рыб до сих пор не получили объяснения, в том числе случаи нападений на шлюпки и боты. Иногда обломки мечей извлекали даже из корпусов крупных судов. Причина этих нападений отнюдь не ясна, и все толкования такого поведения (простая случайность, обусловленная быстрым плаванием; ошибочное принятие лодки за акулу или кита; «бешенство» отдельных экземпляров) носят чисто умозрительный характер.


Близкие к меч-рыбе копьерылые рыбы (семейство Istiophoridae, объединяющее, по И. Накамура, 3 рода и 11—12 видов) также принадлежат к разряду активных хищников, развивающих в воде огромную скорость (порядка 100—130 км/ч). Быстрому плаванию очень способствует форма тела: их «копье» — вытянутая и заостренная, округлая в поперечном сечении и имеющая грубошершавую терковидную поверхность верхняя челюсть — служит, как показано В. В. Овчинниковым, для турбулизации набегающего потока и сильно уменьшает лобовое сопротивление при движении в плотной водной среде, а хвостовые кили увеличивают поперечную жесткость хвостового стебля и выполняют к тому же роль горизонтальных стабилизаторов (этой же цели служат у некоторых марлинов жесткие грудные плавники). Интересно отметить, что техническая мысль воспроизвела вполне аналогичные устройства в конструкциях сверхскоростных реактивных самолетов, также имеющих заостренный нос и хвостовые стабилизаторы. Представители этого семейства особенно характерны для пелагиали тропических и субтропических морей и океанов.


Полосатый копьеносец (Tetrapturus audax), длина которого достигает 3,5 м, а масса — 220 кг, обитает в Тихом и Индийском океанах и встречается преимущественно в субтропических водах при температуре 20—25°, Нерест этого вида в Тихом океане происходит на периферии тропиков летом соответствующего полушария, так что северная и южная популяции вида совершенно различны по сезону и месту икрометания (в Индийском океане он размножается повсеместно). Плодовитость полосатого копьеносца около 14 млн икринок, развивающихся в толще воды. Он питается различной рыбой — макрелещукой, сайрой, светящимися анчоусами, змеиными макрелями, алепизаврами и др., а также кальмарами и крупными ракообразными. Полосатый копьеносец предпринимает значительные горизонтальные миграции, в ходе которых эта рыба перемещается в более высокие широты в теплое время года и возвращается в тепловодпые районы ареала зимой.


Большой синий марлин (Makaira mazara) (см. рис. 10), также обитающий только в Тихом и Индийском океанах, несомненно, принадлежит к наиболее крупным костистым рыбам, живущим в наше время. Он достигает более 5 м длины и в ярусных уловах может иметь массу более 900 кг, хотя рекордный для спортивного рыболовства экземпляр, пойманный близ пляжа Вайкики (Гавайские острова), вытянул «всего» 818 кг.(Этот рекорд считается, впрочем, «неофициальным», так как в вываживании рыбы и ее подъеме на борт катера участвовал не один рыбак. Официальный рекорд значительно ниже: 523 кг. Такая рыба поймана у о-ва Гуам.) Это была, несомненно, самка, так как максимальная масса самцов не превышает 150 кг. Половое созревание самцов происходит при массе около 40 кг, самок — 50 кг, а в промысловых уловах резко преобладают сравнительно некрупные особи, весящие не более 100 кг.


Синий марлин распространен в тропических водах всех океанов и предпочитает температуру не менее 26— 27°. Это — типичная океаническая рыба, относительно редкая у берегов и держащаяся, как правило, в поверхностных слоях, только над термоклином. В желудках синего марлина чаще всего находят тунцов (особенно полосатого) и кальмаров, составляющих его излюбленную пищу, а также других крупных рыб — корифен, гемпилид, ставридовых и др.; глубоководных рыб этот хищник практически не поедает в отличие от тунцов и копьеносцев. Вид характеризуется очень высокой плодовитостью: у самки массой 130 кг было насчитано 27 млн, а у более крупной (420 кг) рыбы — 99 млн ооцитов. Нерест происходит в тропической полосе и продолжается в течение всего года в экваториальных районах, но, возможно, ограничен летними месяцами; на периферии области размножения. Систематических миграций эта рыба не совершает и значительных скоплений не образует. В Атлантическом океане вид замещен очень близким к нему атлантическим синим марлином (М. nigricans), максимальная длина которого не превышает 4 м, а масса — 600 кг (официальный любительский рекорд 581 кг). Это и есть та самая «большая рыба», которую выловил герой знаменитой повести Э. Хемингуэя «Старик и море». Нельзя не отметить, что все детали поведения марлина и других упоминаемых в этой замечательной книге рыб — летучек, корифен, акул — описаны автором с подлинно научной точностью.


Еще одна характерная для эпипелагиали группа (ее изучение сильно продвинуто работами Р. Хэдрича) — стрем матеевидные (подотряд Stromateoidei), в которой есть впрочем, и неритические виды. Для мальков строматеевидных очень характерно совместное обитание с медузами, сифонофорами или пелагическими оболочниками, под которыми они скрываются от хищников. Иногда рыбки поселяются даже в пищеварительной (гастроваскулярной) полости медуз или, как маленькие алеты (род Tetragonurus), внутри колонии пиросом огнетелок. Такое сожительство дает им не только хорошее укрытие, но и обеспечивает стол: здесь они имеют возможность питаться остатнами пищи своих «хозяев», а в некоторых случаях обкусывать некоторые части их тела.


В ходе приспособления к такому образу жизни у этих; рыб выработался особый механизм защиты от ядоносных стрекательных клеток медуз и сифонофор. Мальки строматеевидных значительно меньше других рыб восприимчивы к токсическим веществам своих «хозяев», хотя вовсе не обладают полным иммунитетом к ним. К тому же их тело часто покрыто толстой слизистой оболочкой. Во взрослом состоянии представители этого подотряда уже не нуждаются в подобном покровительстве, но многие из них продолжают «сохранять интерес» к мягкотелым беспозвоночным, используя их теперь исключительно в качестве объекта питания.


Рис. 11. Номей: малек (рыба-пастушок) под сифонофорой физалией (1) и взрослый экземпляр(2).

Рис. 11. Номей: малек (рыба-пастушок) под сифонофорой физалией (1) и взрослый экземпляр(2).

Особенно большую известность благодаря облигатном комменсализму молоди с плавающими на поверхности сифонофорами физалиями, яд которых опасен даже для человека, получил номей (Nomeus gronovii) (рис. 11), распространенный в теплых водах всех океанов. Пестрые мальки этого вида, имеющие яркие темно-синие пятна на серебристом теле, как правило, не встречаются вдали от сифонофор и получили в связи с этой особенностью поведения название «рыбы-пастушки». Пища физалий состоит из молоди рыб, которую они убивают стрекательными клетками, расположенными на ловчих шупальцах. Но маленькие номей относительно иммунны к токсину физалий, хотя и стараются при этом избегать непосредственного контакта с их щупальцами (известны, впрочем, и отдельные случаи поедания рыбок их опасными «хозяевами»). Несмотря на то что под сифонофорами отмечались лишь мальки и неполовозрелые особи длиной от 1 до 15 см, долгое время считалось, что сожительство номея и физалий имеет постоянный в течение всей жизни характер. Недавно было показано, однако, что взрослые рыбы этого вида живут самостоятельной жизнью, о чем свидетельствуют поимки большим пелагическим тралом экземпляров длиной до 35 см, резко отличающихся от более мелких однотонно-бурой окраской и совсем другими пропорциями тела.


Кубоглавы (род Cubiceps с 10 видами), обладающие очень длинными грудными плавниками, также обычны во всех районах, тропической и субтропической зон. Распространенный в Северо-Восточной Атлантике обыкновенный кубоглав (С. gracilis) в раннем возрасте держится у поверхности и часто ловится под медузами. Половое созревание наступает при достижении длины 20 см, но и после этого рост рыбы продолжается и максимальная длина достигает 1 м. Такие крупные особи живут в подповерхностных слоях. Другие виды кубоглавов значительно мельче: многие из них, например С. pauciradiatus, не превышают 20—25 см.


Рис. 12. Сельдяной король.

Рис. 12. Сельдяной король.

Некоторые представители рассматриваемого подотряда, например центролоф (Centrolophus niger), живущий в умеренно теплых водах Северной Атлантики и южного полушария, по мере роста существенно меняют глубину обитания. Мальки этого вида держатся у поверхности и, подобно другим строматеевидным, сопровождают крупных медуз. Они быстро растут (в аквариуме рыбка длиной 2 см всего за пять месяцев увеличила размер в 8,5 раз). Взрослые центролофы — однотонные черно-коричневые рыбы, длина которых достигает 1,2 м, — держатся только в нижних горизонтах эпипелагиали.


Для нижней эпипелагиали характерны и другие «полуглубоководные» рыбы, обитающие также в верхней мезопелагиали. В их числе следует упомянуть прежде всего представителей подотряда вогмеровидных (Trachipteroidei), включающего 9 родов (около 15 видов), в том числе сельдяных королей (Regalecus glesne) (рис. 12) и вогмеров (род Trachipterus). Для этих рыб характерен аллометрический рост, т. е. большая онтогенетическая изменчивость формы тела и относительных размеров его частей, и пот этому мальки, молодь и взрослые особи некоторых видов долго носили разные научные названия. Вогмеровидныв рыбы имеют удлиненное и плоское — ремнеобразное — тело, сужающееся к хвосту, и отличаются большой длиной (не менее 1м). Сельдяной король достигает в Северной Атлантике даже длины 5,5 м при массе порядка 250 кг (известны и случаи поимки рыб длиной 7—8 м), а лососевый король (Trachipterus altivelis) из северо-восточной части Тихого океана в возрасте 7—8 лет имеет длину 1,6 м и весит 4 кг. (При сходной в общих чертах форме тела соотношения этих цифр кажутся довольно странными, но они вполне соответствуют представлениям о пропорциональности массы рыб кубу их длины.)


Вогмеровидные — хищники, питающиеся разнообразными рыбами и беспозвоночными. Иногда они встречаются в косяках массовых промысловых видов, в частности сельди и дальневосточных лососей, которых, как считали в давние времена, ведут за собой (отсюда и название «короли», но на деле их связи с «подданными» имеют чисто гастрономический характер). Эти рыбы плавают обычно головой кверху, в положении, близком к вертикальному. При этом они поддерживают от опускания собственное тело, плотность которого больше, чем плотность воды, и поступательно перемещаются с небольшой скоростью за счет одних только ундулирующих движений длинного спинного плавника. Если нужно плыть быстрее, короли передвигаются, волнообразно изгибая свое длинное тело. У всех представителей подотряда тело окрашено в серебристо-белый цвет, на туловище, как правило, разбросаны короткие темные полосы и пятна, плавники у многих ярко-красные. Виды семейства лофотовых (Lophotidae) имеют своеобразный чернильный мешок, открывающийся в клоаку, и способны создавать маскирующую «дымовую завесу» подобно кальмарам и каракатицам.


Вероятно, встречи моряков с гигантскими сельдяными королями, плавающими у поверхности, были причиной многих историй о «морском змее», который в некоторых рассказах описывается как чудовище, имеющее лошадиную голову с развевающейся огненно-рыжей гривой. За такую гриву, видимо, принимали длинные лучи спинного плавника, образующие головной султан этой рыбы.


Еще одно нижнеэпипелагическое (или эпимезопелагическое) семейство — морские лещи (Bramidae) — также приурочено преимущественно к субтропическим и тропическим водам, хотя отдельные виды обитают и в сравнительно холодной зоне. Атлантический лещ (Вгата Ьгата), например, населяет Средиземное море и северную Атлантику и встречается при температуре 10—15°. В южной части области распространения он живет на глубине, а у его северных границ обычен и в поверхностном слое. Эта хищная рыба достигает длины 65—70 см и массы 6 кг и имеет, как и близкородственный северотихоокеанский лещ; (В. japonicus), некоторое промысловое значение. Среди более редких видов можно отметить серебряного морского леща (Pterycombus brama), рыбу с блестящим серебристым телом, желтыми грудными и иссиня-черными спинными а анальными плавниками; при этом оба вертикальных плавника сильно увеличены и имеют парусовидпую форму.


Рассматривая нижнеэпипелагических рыб, нельзя ни упомянуть еще один интересный вид — луваря (Luvarua imperialis), которого выделяют в особое семейство Luvaridae. Это семейство длительное время относили к скумбрие видным рыбам, но недавно было показано, что оно наиболее родственно, как это ни удивительно, прибрежным рыбам-хирургам (семейство Acanthuridae), обитающим главным образом на коралловых рифах. Луварь имеет удлиненное плоское тело и лобастую голову с крохотным ротиком. Он достигает 2 м в длину и весит до 150 кг, очень плодовит (47 млн ооцитов), его личиночные и мальковые стадии очень мало похожи на взрослых луварей. Основной пищей являются медузы и другие студенистые формы планктона, т. е. низкокалорийные объекты, и в связи с этим, как считают Д. Фитч и Р. Лавенберг, он обладает очень длинным кишечником (у метровой рыбы он составлял 92% длины тела). Луварь распространен во всех океанах, но всюду редок, и большинство поимок приходится на субтропическую зону.


Совершенно особую и очень своеобразную группировку в составе эпипелагического ихтиоцена представляют рыбы, ассоциированные с плавучими водорослями саргассами, которые обычно выносятся в океан с прибрежных мелководий, но кое-где (например, в Саргассовом море) существуют в замкнутых круговоротах без всякой связи с берегами. Помимо молоди некоторых океанических рыб (летучки, корифены) и рыб прибрежного происхождения, среди саргассов постоянно обитают два высокоспециализированных вида — морской клоун Histrio histrio (длина до 18 см) и пелагическая рыба-игла Syngnathus pelagicus (длина до 10 см). Внешний вид и окраска этих рыб, никогда не выходящих за пределы водорослевых кустов и скоплений (рис. 13), отлично маскируют их в саргассах, и их нелегко, обнаружить в этом укрытии, даже точно зная, что они скрываются там. Рыба-клоун привлекает добычу специальной приманкой своей «удочки» (первого луча спинного плавника) и заглатывает ее, быстро увеличивая объем ротовой полости при закрытом рте и открывая пасть, когда жертва оказывается прямо перед ней, — весь этот процесс укладывается в тысячные доли секунды.


Рис. 13. Рыбы, ассоциированные с плавучими водорослями.

Рис. 13. Рыбы, ассоциированные с плавучими водорослями.

Почти все рыбы, перечисленные выше, живут в эпипелагиали постоянно — со времени появления на свет до конца своего существования. Таких рыб предложено называть голоэпипелагическими и противопоставлять их видам меропипелагическим, в обязательном порядке проводящим в верхних горизонтах открытого океана лишь определенную часть своего жизненного цикла, и ксеноэпипелагическим, представляющим собой более или менее случайный элемент в поверхностном слое (см. рис. 14) ( «Голос» по-гречески - весь, целый, «мерос» - часть, доля, «ксенос» - чуждый.).


Рис. 14. Основные группировки рыб эпипелагиали.

Рис. 14. Основные группировки рыб эпипелагиали.

В 1964 г. директор Института океанологии В. Г. Корт поставил перед сотрудниками задачу обобщить в коллективной монографии все сведения о природе Тихого океана, накопленные к тому времени. Мне было поручено свести воедино то, что было известно об эпипелагических рыбах, которые тогда изучались советскими экспедициями (напомню, что в дальнем океане в те времена фактически работал один «Витязь») в очень узких рамках — в открытых водах проводились только световые станции и сборы ихтиопланктона. В отношении наиболее массовых и соответственно наиболее интересных для промысла видов - тунцов, марлинов и других - пришлось использовать только литературные данные. Эта компилятивная работа приносила мне мало удовлетворения (особенно на ее начальном этапе), но именно она заложила основы моих представлений о сложной структуре «композитного» океанического ихтиоцена. После выхода в свет многотомника «Тихий океан», который получил высокую оценку (группе его авторов была присуждена Государственная премия СССР), я значительно расширил свои главы, дополнил их сведениями по другим океанам и. подготовил монографию «Ихтиофауна океанской эпипелагиали», которая стала моей докторской диссертацией. Ее основные положения вошли в эту книгу но, конечно, в значительно видоизмененном изложении: за 20 лет, прошедших со времени ее опубликования, изучение рыб открытого океана очень сильно продвинулось вперед, да и сам я стал по-иному смотреть на многие вещи. Сейчас, например, я никак не дал бы той книжке ее старого названия (ведь в ней речь идет не столько о «фауне», сколько о «таксоцене»), отказался бы от ненужного, как вижу теперь, придумывания новых, порой труднопроизносимых терминов для обозначения отдельных экологических группировок рыб, внес бы многочисленные коррективы в биологические характеристики отдельных видов. Впрочем, «что написано пером, того не вырубишь топором»...


Итак, по числу видов временные обитатели эпипелагиали не уступают голоэпипелагической группе. Некоторые из них достигают в отдельных районах океана очень высокой численности и биомассы.


Все мероэпипелагические рыбы используют эпипелагиаль посредством замкнутых миграционных циклов. Именно этой особенностью они достаточно четко отличаются от ксеноэпипелагических рыб, не совершающих регулярных и целенаправленных перемещений между эпипелагиалыо ц другими биотопами. Большинство ксеноэпипелагических видов нормально обитают в неритической зоне, но, попав за ее пределы, они способны долго существовать (по-видимому, не размножаясь) и в практически неограниченном удалении от берегов. В качестве примера можно упомянуть хотя бы представителей трех семейств отряда сарганообразных — парусноперую летучую рыбу Parexocoetus brachypterus (семейство Exocoetidae), длинноносого полурыла Euleptoramphus viridis (Hemiramphidae), лентовидного саргана Ablennes hians (Belonidae), которые, являясь по своему существу неритическими, могут быть встречены в любой точке тропического океана. В северной части Тихого океана, в Баренцевом и Черном морях на большом расстоянии от берега можно наблюдать трехиглую колюшку, или колючку (Gasterosteus aculeatus),— обычного обитателя наших рек, озер и прибрежных морских вод. К этой же группе следует отнести и тех прибрежных альгофильных рыб, которые встречаются в тропической эпипелагиали вместе с плавающими водорослями или другими дрейфующими предметами берегового происхождения, например крокодилового саргана (Tylosurus crocodilus), пятнистого спинорога (Canthidermis maculatus), абудефдуфа (Abudef-duf saxatilis), терапона (Therapon theraps), чаба (Kypho-sus cinerascens). Как показал Б. И. Федоряко, эти и некоторые другие рыбы, будучи вынесенными в открытые воды еще на мальковой стадии, прекрасно чувствуют себя и вдали от берегов, там, где преобладающее большинство прибрежных рыб гибнет очень быстро. Способность к долгому выживанию в эпипелагиали, несомненно, содействует широкому расселению ксеноэпипелагических видов, для которых не существует барьеров в виде открытоводных пространств любого протяжения. Многие из них имеют поэтому циркумглобальные ареалы.


Временные обитатели эпипелагиали проникают в нее либо снизу — из глубинных вод, либо «сбоку» — из неритической зоны и с прибрежных мелководий. При этом мероэпипелагические глубоководные рыбы появляются в эпипелагиали лишь ночью (здесь речь идет только о взрослых особях), когда опи поднимаются вверх в ходе регулярных суточных миграций, а перед рассветом вновь уходят на глубины. К этой никтоэпипелагической группе принадлежат уже упоминавшиеся мельком приповерхностные светящиеся анчоусы и змеиные макрели, а также некоторые карликовые акулы и отдельные представители типичных мезопелагических семейств, о которых пойдет речь в следующей главе. Следует отметить, однако, что в отсутствие резкого температурного градиента между приповерхностными и глубинными водами (это характерно для внетропической зоны) обособленность эпи- и мезопелагической группировок рыб выражена значительно слабее, чем в районах с хорошо развитым термоклином, представляющим собой препятствие для вертикальных мигрантов.


Мероэпипелагические рыбы прибрежного происхождения, которые встречаются в открытых водах только в период нагула, по размножаются у берегов или даже в пресных водах, составляют очень характерный элемент населения эпипелагиали. Они нередко образуют значительную биомассу, в некоторых районах соизмеримую с биомассой постоянных обитателей эпипелагиали или даже превышающую ее. Типичными представителями этой группировки являются, в частности, настоящие (род Salmo) и тихоокеанские (Oncorhinchus) лососи. Представители последнего рода — кета, горбуша, нерка, кижуч, чавыча, сима — эндемичны для бассейна северной части Тихого океана и в период нагула являются наиболее массовыми рыбами поверхностного слоя на огромной акватории — от Берингова моря до 40° с. ш. Тихоокеанские лососи образуют многочисленные репродуктивные стада, нерестящиеся в реках дальневосточного побережья Азии (на юг до п-ова Корея и Японии; жилая форма нерки есть даже на о-ве Тайвань) и Северной Америки (до Калифорнии). Ареалы таких стад в открытом океане в значительной степени перекрываются, и между 165° в. д. и 155° з. д. даже азиатские и американские лососи встречаются совместно. Длительность морского периода жизни у разных видов неодинакова — от 1,5 лет у горбуши до 4—7 лет у чавычи, наиболее крупного вида, иногда достигающего 50 кг. Они питаются среднеразмерными и крупными планктонными животными — ракообразными, крылоногими моллюсками, молодью кальмаров и рыб. Границы морских ареалов тихоокеанских лососей претерпевают значительные сезонные изменения, однако даже в зимний период область их распространения не простирается за пределы субарктических вод.


Атлантическо-скандинавская (так называемая океаническая) сельдь (Clupea harengus) размножается в прибрежных водах Норвегии и Исландии, откладывая клейкую икру на водоросли, а в период нагула ведет пелагический образ жизни вдали от берега. В годы хорошего состояния запасов она совершает довольно протяженные миграции в открытую часть Северной Атлантики и достигает Баренцева моря, Шпицбергена, Гренландии (сейчас численность этого вида находится в состоянии депрессии). Примерно в этом же районе в современный период происходит нагул северной путассу (Micromesistius poutassou) — стайной рыбы семейства тресковых (Gadidae), размножение которой также ограничено склонами мелководий в неритической зоне.


Самая большая из хищных рыб Южного океана — антарктический клыкач (Dissostichus mawsoni) размножается у берегов Антарктиды, где держится и подрастающая молодь длиной до 1 м, тогда как более крупные (до 1,8 м) половозрелые рыбы, как было показано В. Л. Юховым, совершают долговременные миграции в пелагиаль, удаляясь па расстояние до 900 миль от материка. Такое распространение клыкачей было установлено по их нахождениям в желудках кашалотов, питающихся преимущественно на глубине 100—1000 м, что дало основание относить эту рыбу к временным обитателям мезопелагиали. Может быть, это действительно так, но, учитывая недостаточность имеющихся данных, нет оснований признавать строго обоснованным тезис об отсутствии клыкача в поверхностных горизонтах.


Другая группа мероэпипелагических видов представлена в эпипелагиали только ранними стадиями развития (вплоть до мальков). Для всех этих видов, живущих во взрослом состоянии в неритической пелагиали или у дна, прохождение эпипелагической стадии в онтогенезе является необходимой и неизбежной фазой жизненного цикла. Будучи хорошо адаптированными к весьма длительному пребыванию в толще воды, такие мальки нередко встречаются в огромном удалении от берегов и сохраняют шансы на благополучное возвращение в прибрежную зону, хотя значительная их часть, конечно, обречена на неизбежную гибель в открытых водах.


Разделение эпипелагических рыб открытого океана между голо-, меро- и ксеноэпипеелагической группировками, как правило, достаточно очевидно, хотя не абсолютно — как обычно, желание разложить природное разнообразие по полочкам вступает в противоречие с практикой жизни. Так, многие виды крупных акул (в частности, кархародон и тигровая), большая барракуда (Sphyrae-na barracuda), ауксиды, полосатый и желтоперый тунцы, ваху, большая корифена, по-видимому, в той или иной степени обычны и в неритической зоне, и в открытых водах (часто их называют нерито-океаническими). Не во всех случаях при современной степени экологической изученности можно четко разграничить мероэпипелагических и ксеноэпипелагических рыб.


Полный перечень отрядов, семейств и родов, представленных в эпипелагиали открытого океана, приводится ниже. Для каждого из родов указаны в скобках число эпипелагических видов и их принадлежность к числу постоянных (Г), временных (М) и случайных (К) обитателей биотопа (виды, представленные в эпипелагиали только молодью, не учтены).



Систематический состав эпипелагического ихтиоцена


Отряд миногообразные (Petromyzontiformes). Сем. миноговые (Petromyzontidae): Geotria (1 К).


Отряд катранообразные (Squaliformes). Сем. катрановые (Squalidae): Euprotomicrus (1 М); к числу мигрирующих ночью из мезопелагиали или живущих на стыке мезо- и эпипелагиали относятся еще 9 видов из 6 родов — Isistius, Squaliolus, Euprotomicroides и др. Отряд воббегонгообразные (Orectolobiformes). Сем. китовые акулы (Rhiniodontidae): Rhmiodon (1 Г).


Отряд ламнообразные (Lamniformes). Сем. ложнопесчаные акулы (Pseudocarchariidae): Pseudocarcharias (1 Г); лисьи акулы (Alopiidae): Alopias (1 Г и 2 К); большеротые акулы (Megachasmidae): Megachasma (1 К); гигантские акулы (Cetorhinidae): Cetorhinus (1 К); сельдевые акулы (Lamnidae): Lamna (2 Г); Isurus (2 Г), Carcharodon (1 К). Отряд кархаринообразные (Carcharhiniformes). Сем. серые акулы (Carcharhinidae): Carcharhinus (2 Г и 5-6 К), Prionace (1 Г), Galoocerdo (IK); молотоголовые акулы (Sphyrnidae): Sphyrna (3 К). Отряд хвостоколообразные (Myliobatiformes). Сем. скаты-хвостоколы (D аsyatidae): Dasyatis (1 Г); мантовые скаты (Моbulidaa): Mania (1 К).


Отряд гнюсообразиые (Torpediniformes). Сем. гнюсовые (Torpedinidae): Torpedo (2-3 К).


Отряд угреобразные (Anguilliformes): Сем. змеехвостые угри (Ophichthyidae): Benthenchelys (1 Г). Отряд сельдеобразные (Clupeiformes). Сем. сельдевые (Clupeidae): Clupea (1 M), Sardinops (1 К); анчоусовые (Еngraulidae); Stolephorus (1 Г), Engraulis (1 К). Отряд лососеобразиые (Salmoniformes). Сем. лососевые (Salmonidae): Oncorhynchus (5 M), Salmo (3 M). Отряд стомиеобразные (Stomiiformes). Сем. фотихтовые (Photichthyidae): Vinciguerria (2 M); астронестовые (Astronesthidae): Astronesthes (1-2 M). Отряд аулопообрэзиые (Aulopiformes). Сем. алепиэавровые (Alepisauridae): Alepisaurus (2 К); кинжалозубовые (Anotopteridae): Anotopterus (1 К), веретенниковые (Paralepididae): Paralepis и др. (3—4 К). Отряд миктофообразные (Myctophi formes). Сем. миктофовые (Myctophidae): Electrona (2 M), Benthosema (1 Г), Hygophum (2 M), Myctophum (13 M), Symbolophorus (около 10 M), Loweina (4 M), Tarletonbeania (1 M), Gonichthys (4 M), Centrobranchus (4 M). Отряд трескообразиые (Gadiformes). Сем. тресковые (Gadidae): Micromesistius (2 МЭн).


Отряд удильщикообразные (Lophiiformes), Сем. рыбы-клоуны (Antennariidae): Histrio (1 Г). Отряд capганообразные (Beloniforraes). Сем. летучие рыбы (Ехосоеtidae): Parexocoetus (1 К), Exocoetus (3 Г), Prognichthys (4 Г и 1 К), Cypselurus (5-6 К), Cheilopogon (5 Г и 10-12 К), Hirundichthys (3 Г и 3 КЭи);полурыловые (Hemiramphidae): Oxyporhamphus (2 Г), Euleptorhamphus (2 К); сарга новые (Belonidae): Platybelone (1 К), Ablennes (1 К), Tylosurus (2 К); макрелещуковые (Scomberesocidae): Scomberesox (1 Г), Cololabis (1 Г), Nanichthys (1 Г), Elassichthys (1 Г). Отряд опахообразные (Lampridiformes). Сем. опаховые (Lampridae): Lampris (2 Г); лофотовые (Lophotidae): Lophotus (1 Г), Eumecichthys (1 Г); радицефаловые (Radiicephalidae): Radiicephalus (1 Г); вогмеровые (Тrасhiptоridae): Trachipterus (5Г), Desmodema (2 Г), Zu (2Г); ремень-рыбы (Regalecidae): Regalecus (1 Г), Agrostichthys (1 Г).


Отряд колюшкообразные (Gasterosteiformes). Сем. колюшковые (Gasterosteidae): Gasterosteus (1 К); рыбы-иглы (Syngnathidae): Syngnathus (1 Г). Отряд екорпенообразмме (Scorpaeniformes). Сем. пипагоровые (Сус1орtегidае): Pelagocyclus (1 Г), Cyclopterus (1 К). Отряд окунеобразные (Pcrciformes). Сем. ставридовые (Carangidae): Elagatis (1 Г), Naucratus (1 Г), Decapterus (2-3 К), Trachurus (2-3 К); рыбы-прилипалы (Есhеnеidае): Phtheiricbthys (1 Г), Remoга (5 Г), Remorina (1 Г); корифеновые (Соrурhaenidae): Coryphaena (2 Г); морские лещи (В га mid а с): Таrасtes (2 Г), Brama (6 Г), Taractichthys (2 Г), Pterycombus (2 Г), Ptoraclis (3 Г); нототениевые (Nototheniidae): Dissostichus (2 M), Pleuragrainma (1 К), Paranotothenia (1 К); и костеевые (Icosteidae): Icosteus (1 Г); лунарепые (Luvari-


Jae): Luvarus (1 Г); барракудовые (Sрhуrnidae): Sphyrna (1 К); темнило вые (Gеmруlidae): Lepidocybium (1 К). Ruvettus (1 К), Gempylus (I M); скумбриевые (Sсоmbr idae): Gasterochisma (1 Г), Scomber (2 К), Acanthocybium (1 ГЭв), Allolhunnus (1 Г), Auxis (2 Г), Euthynnus (2 КЭп), Katsuwonus (1 Г), Thunnus (7 Г); меч-рыбы (Xiphiidae): Xiphias (1 Г); парусников ые (Istiophoridae): Istiophorus (1 К), Makaira (3 Г), Tetrapterus (5 Г); центролофовые (Сentrolophidae): Centrolophus (1 Г), Icichthys (1 Г), Pseudoicichthys (1 Г), Tubbia (1 Г), Schedophilus (5 Г); амарсиповыэ (Amar sipida e): Amarsipus (1 Г); номе ев ые (Nоmоidae): Cubiceps (9 Г), Nomeus (1 Г), Psenes (6 Г); алетовые (Tetragonuridae): Tetragonurus (3 Г). Отряд скалозубообразныс (Tetraodontif ormes). Сем. спи пороговые (Balistidae): Canthidermis (1 Г), Balistes (1 К), Xanthichthys (2 К); ска л о зубовые (Tetraodontidae): Lagocephalus (1 Г); ежи-рыбы (Diodontidae): Diodon (1 Г + 2 К); рыбы-луны (Мо1idae): Ranzania (1 Г), Masturus (1 Г), Mola (2 Г).


Следует особо остановиться на периодически происходящих в разных районах и иногда продолжающихся несколько лет подряд массовых выходах в открытую пе-лагиаль стайных неритических рыб. Такие выходы отмечены как в тропической зоне (в тепловодной Атлантике, например, в последние годы резко увеличилась численность серого спиноорога Balistes carolinensis, который стал вполне обычным и в открытом океане), так и в умеренных водах, для которых они особенно характерны. В качестве примеров, кроме уже упомянутых «океанической сельди» и путассу, нужно назвать японского анчоуса (Engraulis japonicus), сардинопсов (подвиды Sardinops sagax, включая иваси) и особенно скумбрию (Scomber japonicus) и ставрид из группы Trachurus picturatus (рис. 15). Все они принадлежат к числу видов, характеризующихся периодическими крупномасштабными изменениями численности (своего рода ритмическими «приливами» и «отливами» волн жизни), в основе которых, как считают В. П. Шунтов и другие исследователи, лежит ритмичность климатических процессов, в свою очередь определяемая космофизическими циклами (в частности, солнечной активностью). Fix выходы в открытый океан всегда связаны с временным увеличением численности неритической популяции (или популяций) в области ее (их) нормального обитания.


Можно полагать, что выселению популяционного «избытка» в океан предшествует увеличение размаха двусторонних (нагульно-нерестовых) миграций, которые имеют некий предел дальности и становятся необратимыми при его превышении. Первоначально происходит, по-видимому, расширение нагульной части ареала во всех возможных направлениях — не только вдоль берегов (так обычно ориентированы нормальные сезонные миграции умеренноводных неритических рыб), но и от них — в открытые воды океана (увеличение площади нерестовой области в большей степени лимитируется консервативными требованиями вида в репродуктивный период). Пока эти миграции сохраняют двусторонний характер, часть популяции, находящаяся за пределами неритической зоны, должна считаться мероэпипелагической, однако у некоторых видов при большом росте численности стайные группы, достаточно далеко удалившиеся от традиционных миграционных путей, оказываются неспособными вернуться обратно. Эта часть популяций переходит тем самым в ксеноэпипелагическую категорию. Постоянно пополняясь за счет новых выселений из неритической зоны, она остается в океане вплоть до естественного вымирания (элиминации), если только не попадет в новые неритические районы или же в такие участки открытого океана, в которых условия среды окажутся благоприятными хотя бы для питания и роста, а в наиболее удачном варианте также для созревания, нереста и выживания на ранних стадиях жизненного цикла. Такие участки (я называю их «псевдонеритическими»), как правило, оказываются приуроченными к биологически продуктивным районам вблизи островов и поднятий или у зон конвергенции и дивергенций течений. В соответствии с возможными различиями условий среды в новых участках могут образовываться три типа популяционных группировок: 1) псевдопопуляции, не способные к нормальному воспроизводству и существующие только за счет пополнения извне; 2) временные зависимые популяции, которые могут существовать при отсутствии пополнения из исходной самовоспроизводящейся популяции лишь до тех пор, пока сохраняется благоприятная обстановка; 3) новые самостоятельные популяции.


Рис, 15. Максимально расширенные ареалы  псевдонеритических рыб — атлантической сельди (1), сардины иваси и дальневосточной скумбрии (2), калифорнийской (3) и перуано-чилийской ставриды (4) и возможные пути расселения южной путассу (3).

Рис, 15. Максимально расширенные ареалы псевдонеритических рыб — атлантической сельди (1), сардины иваси и дальневосточной скумбрии (2), калифорнийской (3) и перуано-чилийской ставриды (4) и возможные пути расселения южной путассу (3).

В двух последних случаях вид может рассматриваться как временно или постоянно обосновавшийся в том или ином конкретном участке открытого океана. Примеры, иллюстрирующие сказанное, ограничиваются, к сожалению, данными за самые последние десятилетия, так как имеющиеся ряды наблюдений очень коротки. Большая часть этих примеров относится к Северной Пацифике.


Известно, что в период высокой численности японского анчоуса и японской скумбрии в 50-е годы оба вида были весьма обычными и в открытых водах северо-западной части Тихого океана, в которых предполагалось даже существование их особых «стад» — в действительности, по всей вероятности, псевдопопуляций. В этом же районе в период высокой численности сардины иваси (Sardinops sagax melanosticta) в 30-е годы ее ареал расширялся вплоть до южной части Берингова моря (наблюдения в открытом океане отсутствовали), а современный подъем численности, начавшийся в 70-е годы (за первые 5 лет роста запас возрос не менее чем вдвое), привел к расширению области распространения в восточном направлении вплоть до центральной части океана, где, судя по некоторым сведениям, также образовывались временные псевдопопуляции. У японской скумбрии, как показано В. А. Беляевым, усиление воспроизводства на нерестилищах в прибрежной зоне Японии в середине 70-х годов привело к заселению океанических участков и формированию в районе Северо-Западного подводного хребта (гора Кинмей и прилегающие воды) зависимой популяции псевдонеритического типа: в 1978—1981 гг. скумбрия наблюдалась там на всех фазах жизненного цикла (икра, личинки, мальки, сеголетки).


Интересный материал для размышлений представляют сведения по биологии и распространению двух восточнотихоокеанских видов ставрид из группы Trachurus picturatus. Размножение калифорнийской ставриды (Т. symmetricus simmetricus) было отмечено по нахождениям икры и личинок в зоне 40-х параллелей северного полушария в 1955г. в удалении до 1100 миль, а в 1972 г.— до 600 миль от берегов Северной Америки. Аналогичным образом нерест перуанско-чилийской ставри-ды (Т. s. murphyi) в 40-х широтах южного полушария отмечен в 1985 г. С. А. Евсеенко на огромном расстоянии (около 3000 миль) от побережья Чили. Никаких свидетельств в пользу результативности такого нереста, впрочем, не существует, так как в этих океанических участках — у крайних границ своего распространения на запад — оба вида представлены, судя по имеющимся данным, только очень крупными особями длиной 45—60 см (там нет ни мальков, ни сеголетков, ни созревающих рыб, а созревает ставрида в возрасте 2—3 лет). Таким образом, ати факты могут трактоваться лишь как доказательства существования временных псевдопопуляций (маловероятным представляется даже обособление зависимых популяций), которые не только существуют за счет постоянного пополнения из прибрежного запаса, но и являются фактически его излишком. Выселение перуанской ставриды в океан вполне объяснимо ростом ее численности в неритической зоне. Так, согласно рыбопромысловой статистике ФАО (Продовольственная и сельскохозяйственная организация ООН), уловы этого вида в прибрежных водах Перу и Чили (они, видимо, отражают и истинную численность ставриды) увеличились со 100 тыс. т в 1970 г. и 300—400 тыс. т в 1974—1976 гг. до 1100—1300 тыс. т в 1978—1980 гг., а в открытом океане эта рыба была обнаружена в 1978 г.


Какой же биологический смысл могут иметь безвозвратные уходы прибрежно-пелагических рыб от родных берегов? Какую выгоду получает неритическая популяция, посылая на гибель в открытом океане большие группы «лишних» особей? Такая постановка вопросов представляется не совсем корректной (ибо отнюдь не все в живой природе имеет прямое приспособительное значение), но ответ на них все-таки существует: в результате таких выселений появляется потенциальная возможность расширить видовой ареал, включив в него новые неритические участки, лежащие за «барьером» открытоводных просторов.


То, что я написал здесь, еще два-три года назад показалось бы очень спорным большинству моих коллег-ихтиологов. Обнаружение ставриды в юго-восточной части Тихого океана далеко за пределами перитической зоны, в которой ей, казалось бы, полагалось пребывать, послужило основой для рассуждения об особых океанических популяциях этой рыбы, совершенно самостоятельных и не имеющих никакого отношения к прибрежным группировкам своего вида. Высказывались даже предположения о существовании своего рода «ставридного пояса», сплошным кольцом опоясывающего земной шар в районе «ревущих сороковых» широт южного полушария, и специально посланные суда искали там (да и в других участках открытого океана) «большую рыбу» — обособленные популяции массовых прибрежных видов. Мои представления (а я неоднократно излагал их в докладах на разных ученых собраниях и просто в разговорах с товарищами по профессии) не встречали тогда особой поддержки, хотя не удостаивались и критики. Сейчас, однако, оппонентов этим взглядам практически не осталось, и обо всей этой истории можно было бы и не упоминать, если б не одно важное обстоятельство, на которое хочется обратить специальное внимание: ведь если все так, как здесь написано, то рассчитывать на неограниченно долгое существование той же перуанско-чилийской ставриды в дальнем океане не приходится. Цикличность процесса неизбежно предполагает грядущий спад численности и даже почти полное исчезновение этой рыбы из открытых для международного рыболовства вод. Правда, в те же сроки в каких-то иных участках Мирового океана могут появиться псевдопопуляции других видов. Прогнозировать ход этих пульсационных процессов — одна из важнейших, на мой взгляд, задач прикладной рыбохозяйственной науки.


В целом возникновение новых самостоятельных популяций неритических видов в результате выселения в открытый океан представляется довольно маловероятным событием, но именно этим способом, по-видимому, возникли «баночные» популяции некоторых рыб, в частности ставриды (Т. picturatus) и рыбы-сабли (Lepidopus caudatus), на подводных поднятиях северо-восточной Атлантики в районе Азорских островов. Современный прерванный ареал южной путассу (Micromesistius australis), обитающей сейчас в неритических водах Патагонии и Новой Зеландии (см. рис. 15), также может быть объяснен расселением из Атлантического океана в зоне южных 50-х широт, что могло сопровождаться образованием и исчезновением на пути следования зависимых популяций такого типа, как существующая ныне, по данным В. П. Шпака, в районе подводных гор Южно-Тихоокеанского поднятия на 130° з. д.


Проникновение прибрежно-пелагических видов в открытые воды не может быть причиной того, чтобы подвергать сомнению реальность обособленности неритнческих и океанических ихтиоценов пелагиали. Это явление (как и обратный процесс) наглядно демонстрирует, однако, динамичность биологической структуры эпипелагиали, подверженной сильному влиянию климатических факторов.


Как видно из всего сказанного, эпипелагические рыбы довольно разнообразны по экологии и образу жизни. Их изучение в этих аспектах еще далеко от завершения, но уже сейчас довольно отчетливо просматриваются некоторые общие закономерности, дающие представление об основных экологических характеристиках ихтиоцена и взаимоотношениях слагающих его видов. Эти закономерности представляют немаловажное значение для исследования биологической продуктивности океана, в частности, для изучения проблем, связанных с перераспределением органического вещества.



Размножение. Вполне естественно, что голоэпипелагические рыбы, живущие в полном отрыве от твердого субстрата, имеют пелагические икринки, проходящие развитие в толще воды, но, как уже говорилось, из этого правила есть исключения. Некоторые сарганообразные рыбы, а именно сайры и «четырехкрылые» летучки из родов Cheilopogon и Hirundichthys, подобно многим неритическим представителям своего отряда, откладывают клейкую икру на твердый субстрат, плавающий у поверхности. Икра других сарганообразных (полурыла Охурог-hamphus, «двукрылых» летучих рыб, макрелещуки) развивается в планктоне, однако общей особенностью эмбрионального развития всей этой группы служит его большая продолжительность (одна-две недели). Большая длительность эмбриогенеза отмечена также у сельдяных королей и их родичей. У остальных эпипелагических рыб развитие икринок заканчивается в очень короткий срок, особенно в тропических водах (у большеглазого тунца, например, оно продолжается при температуре воды 28— 29° всего 21 час).


Плодовитость эпипелагических рыб, как правило, очень велика. Только у миктофид (их длина, напомним, редко превышает 10 см), летучих рыб и макрелещуковых она исчисляется тысячами икринок, тогда как крупные рыбы поверхностного слоя продуцируют икру миллионами и десятками миллионов. В качестве примера можно указать, что змеиная макрель и ауксида выметывают до 1 млн икринок, полосатый тунец — до 2 млн, большеглазый тунец и ваху — по 6 млн, синий тунец — 10 млн, меч-рыба — 16 млн, сельдяной король — не менее 20 млн, лу-варь — 47 млн, большой синий марлин — почти 100 млн, рыба-луна — даже 300 млн икринок. Для преобладающего большинства эпипелагических рыб характерна порционность икрометания, приводящая к большой растянутости сроков нереста. В тропических водах в связи с относительным постоянством условий среды размножение может идти даже круглогодично (например, у летучих рыб и тунцов). Высокая плодовитость и ускоренное прохождение ранних стадий индивидуального развития направлены у костистых рыб на компенсацию огромной смертности икры и личинок при полном отсутствии родительской заботы о потомстве. В отличие от них все эпипелагические акулы и скаты (имеется в виду пелагический хвостокол — Dasyatis violacea, принадлежащий к числу постоянных обитателей открытого океана) относятся к яйцеживородящим или живородящим видам и приносят немного (от 2 до 100) крупных детенышей, почти не имеющих врагов.



Рост и возраст. Для эпипелагических рыб очень характерен быстрый рост и, как его следствие, раннее наступление половой зрелости. Аквариальные наблюдения показали, например, что малек сайры длиной 6 см через полгода достиг 20 см, а малек Psenes maculatus (семейство Nomeidae) длиной 7,5 см за три месяца вырос до 28 см (при массе 775 г). Сейчас известно, что самые мелкие из рыб поверхностного слоя —летучки рода Ехоcoetus и сайра — достигают половозрелости уже к концу первого года жизни, а предельная продолжительность их существования не превышает 1,5—2 лет. Быстрым ростом в течение морского периода жизни отличаются лососи. Горбуша, например, возвращающаяся на нерест в двухлетнем возрасте, за полтора года, проведенных в эпипелагиали, увеличивает длину от 3—5 см в момент ската из рек до 42—53 см (при массе 0,9—1,9 кг). Змеиная макрель живет 5 лет, морской лещ — около 8 лет. К особенно быстро растущим рыбам относятся тунцы, меч-рыба и марлины, годовой прирост которых составляет 20— 40 см. Желтоперый тунец впервые мечет икру в возрасте 2—3 лет, большеглазый — в 3 года, длинноперый — в 4—5 лет, меч-рыба — в 5—6 лет, а продолжительность их жизни не превышает 8—10 лет. К числу долгожителей эпипелагиали принадлежат, по-видимому, акулы: наибольший возраст синей акулы достигает по меньшей мере 20 лет, а сельдевой, возможно, и 30 лет.



Питание. В трофическом отношении все эпипелагические рыбы разделяются на две большие группы — мирных планктофагов и хищников (преимущественно ихтиофагов). При этом рыб, питающихся исключительно мелким планктоном, в эпипелагиали открытого океана сравнительно немного. Наибольшей численности среди них достигают голоэпипелагические макрелещуковые и летучие рыбы, а также мероэпипелагические светящиеся анчоусы в выходящие в открытые воды рыбы прибрежного происхождения — лососи, сельдевые, ставриды, скумбрии, тресковые, возможно, нототениевые. К этой группе относятся, естественно, и все планктонные личинки и мальки рыб, которые могут использовать в пищу даже фитопланктон. Почти у всех эпипелагических планктофагов пищевые спектры очень широки, а локальные и сезонные изменения состава их пищи определяются в значительной степени только наличием доступных кормовых объектов. Редкий пример избирательного питания показывают, однако, строматеевидные рыбы (номеи, кубоглавы и др.) и луварь, основным объектом потребления которых служат мягкотелые беспозвоночные — оболочники (сальны и пиросомы) и кишечнополостные (медузы, гребневики, сифонофоры), на 99% состоящие из воды. Для измельчения этого корма у строматеевидных имеется даже специальный орган — снабженные внутри острыми зубами мешковидные выросты с обеих сторон глотки позади жаберных дуг. Возможно, впрочем, непосредственным источником питания рыб служит в этих случаях непереваренная пища их жертв.


Большинство рыб эпипелагиали относится к числу хищников, пищей которых являются рыбы, кальмары и крупные ракообразные. Размеры добычи в значительной степени определяются величиной самого хищника, а состав пищи меняется в зависимости от специфики участка или горизонта, на котором происходит питание. Так, обычной пищей корифен в открытых водах служат летучие рыбы, приповерхностные миктофиды, пелагические осьминоги-аргонавты и кальмары, однако в водах, богатых водорослевым плавником, они поедают преимущественно ставридовых, спинорогов и других рыб, ассоциированных с плавучим субстратом.


Особенно внимательному изучению подвергалось в последние годы питание тунцов, меч-рыб и копьерылов. Полученные данные демонстрируют прежде всего огромную пищевую пластичность этих рыб, потребляющих самые разнообразные кормовые объекты — преимущественно рыб и головоногих моллюсков. В списках компонентов питания полосатого тунца, например, значится более 180 видов жертв, большеглазого тунца — 152 вида, желтоперого тунца — 243 вида, причем основную пищу двух последних видов составляют объекты, обитающие на границе эпи- и мезопелагиали. Как показано О. Д. Бородулиной, «осредненные» рационы этих хищников очень сходны, но желтоперый тунец поедает больше номеевых, летучих рыб и других тунцов, а в желудках большеглазого чаще встречаются более глубоководные виды, и это снижает остроту их конкурентных отношений. Спектры питания тунцов заметно меняются в зависимости от их размеров, что также связано, помимо прочих причин, с различной глубиной охоты особей разных возрастных групп. Так, мелкие особи желтоперого тунца поедают главным образом ракообразных, среднеразмерные — рыб, кальмаров и ракообразных, крупные — рыб и кальмаров. В пище тунцов и других крупных хищников отсутствуют, однако, интерзональные мигранты, поднимающиеся ночью с глубин в те горизонты, где откармливаются тунцы, или пересекающие эти горизонты (это можно объяснить только питанием хищников в светлое время суток).


Таким образом, для эпипелагических рыб типичны слабо выраженная избирательность питания и как ее следствие наличие широких пищевых спектров. Большинство епипелагических рыб питается практически любым доступным кормом, подходящим по размерам и имеющимся в данном месте в достаточном количестве. В схеме трофической структуры океанской пелагиали (рис. 16) рыбы занимают несколько верхних уровней — до пяти в тропических водах, характеризующихся наибольшей сложностью пищевых взаимоотношений.



Распространение. Хорошо известно, что границы ареалов эпипелагических рыб, принадлежащих к нектону (т. е. способных к активным горизонтальным перемещениям) , определяются главным образом температурой воды. Связь распространения с температурными условиями показана для многих рыб — акул, лососей, летучих рыб, тунцов, марлинов и др. Двукрылая летучая рыба Exocoetus volitans, например, встречается при температуре 22—29°, будучи обычной при 24—28°. В результате область распространения этого вида в наиболее теплой западно-экваториальной части Тихого океана была прервана осенью 1961 г. примерно на 15° по широте (т. е. на 900 морских миль), а в центральной части океана, где в области экватора температура несколько понижена благодаря поднятию глубинных вод, не имела такого разрыва. Минимальные значения температуры, отмеченные для разных видов массовых скумбриевидных рыб открытого океана в период нагула, варьируют от 10—12° у длинноперого тунца и меч-рыбы до 18—20° у желтоперого тунца и синего марлина. Температурный диапазон встречаемости в океане лососей рода Oncorhynchus полностью укладывается в пределы 2,3—12°, причем наиболее холодолюбивым видом является нерка, обычная при 2,3—9°, а наиболее теплолюбивым — кижуч, предпочитающий температуру 7—12°, Подобные примеры, количество которых может быть многократно увеличено, вполне убедительно демонстрируют значение температуры воды как главного фактора, лимитирующего географическое распространение нектонных рыб.


Рис. 16. Схема основных пищевых связей в сообществах тропической зоны.

Рис. 16. Схема основных пищевых связей в сообществах тропической зоны.

Этот фактор нельзя, конечно, считать единственным. Ограничивающая роль может принадлежать и другим показателям, найрййер содержанию в воде кислорода (2 мл/л — предельное значение для опускающегося вглубь альбакора), солености воды (35,5%о — минимальная, как полагают, величина для приближающейся к берегам длиннокрылой акулы) или количественному распределению кормовых организмов.


В ареалах нектонных рыб, как уже говорилось, можно различить три структурные части — область размножения, нагульную область и область выселения планктонных стадий раннего развития. Пространственное взаиморасположение репродуктивной и нагульной частей ареала у разных видов может существенно варьировать, В некоторых случаях они полностью совпадают, в других — частично перекрываются, в третьих — нацело разобщены.


Правда, при современной изученности распространения нектонных рыб невозможно выделить структурные части ареалов для большинства эпипелагических видов. Достаточно детальные представления имеются лишь о распространении относительно немногих рыб. Ареал северотихоокеанской сайры, например, состоит из репродуктивной части, занимающей южные районы области распространения (на периферии Северного субтропического круговорота), нагульной части, приходящейся на субарктические воды, и области выселения мальков в заливе Аляска. Полная или частичная пространственная разобщенность нерестовой и нагульной частей ареала имеется также у сельдевой и синей акул, скумбрещуки, субтропической летучей рыбы Hirundichthys rondeletii, длинноперого тунца, полосатого марлина, меч-рыбы и некоторых других видов. При этом основные структурные части ареалов некоторых широко распространенных нектонных рыб эпипелагиали могут располагаться в значительно различающихся условиях среды.


Значительные перемещения многих нектонных рыб в пределах своих ареалов, связанные с периодическими нерестовыми, нагульными и зимовальными миграциями, приводят к существенным изменениям границ распространения отдельных видов в разные сезоны. Особенно сильно меняется распространение в океане у тех рыб, которые обитают в водах, подверженных заметным сезонным изменениям температуры,— у сайры, лососей, некоторых тунцов и акул и т. п.


Число планктонных рыб в эпипелагиали невелико: если исключить из рассмотрения никтоэпипелагических мигрантов, к ним относятся лишь карликрвые виды семейства макрелещуковых, а также пассивные в течение всей жизни гиганты — рыбы-луны (по всей вероятности, сюда следует добавить сельдяных королей, вогмеров, парусных морских лещей рода Pteraclis). Можно думать, что географическое распространение этих рыб определяется, как и распространение других планктонных животных, циркуляцией вод океана, а основы их ареалов более или менее соответствуют крупномасштабным системам замкнутых или полузамкнутых круговоротов.



Миграции. Характерной чертой многих эпипелагических рыб служит их способность к направленным перемещениям в пространстве — вертикальным и горизонтальным миграциям. Оставляя в стороне миграции никтоэпипелагических видов (они будут рассмотрены в гл. III), следует отметить, что наибольшие по размаху вертикальные перемещения совершают тунцы рода Thunnus и особенно меч-рыба. По имеющимся данным, желтоперый тунец может опускаться до глубины 160 м, большеглазый — до 250 м, а длинноперый еще глубже — до 380 и даже 600 м. Меч-рыба также была однажды сфотографирована на глубине, превышающей 600 м.


Активные горизонтальные миграции некоторых эпипелагических рыб, обусловленные пространственным разобщением районов нереста и нагула в соответствии с различиями абиотических (прежде всего температурных) и биотических (в основном кормовых) условий, достигают очень большой протяженности и часто имеют довольно сложный характер. Они еще недостаточно изучены и лишь в немногих случаях подтверждены данными мечения, позволяющими прослеживать их пути. Иногда, впрочем, такие миграции хорошо заметны по перемещениям массовых скоплений и районов промысла. У океанических скумбриевидных рыб они достигают наибольшего размаха: у них отмечены даже сверхдальние трансокеанические миграции.


Особенно значительные перемещения совершают, по-видимому, генеративно тепловодные (т. е. имеющие тропическое происхождение) рыбы, выходящие для нагула за пределы тропических вод. Так, детальное изучение биологии длинноперого тунца (альбакора) в северной части Тихого океана показало, что для этого вида в период, предшествующий наступлению половой зрелости, характерны весьма сложные перемещения.


Опыты по мечению длинноперого тунца начались в 1952 г., а уже на„ следующий год было получено неоспоримое доказательство трансокеанских миграций: рыба, помеченная в районе Калифорнии в августе 1952 г., была обнаружена в японских водах через 323 дня после выпуска. В последующие годы в западной части Тихого океана было поймано еще пять рыб, кроме того, два тунца были возвращены из центральной части океана (район о-ва Мидуэй). Средняя скорость перемещения, по данным мечения, достигает 16—17 миль (около 30 км) в сутки. Мечение длинно-Езрого тунца производилось также в центральной части Тихого океана, восточнее Японии. Рыбы, помеченные в центре океана, ловились впоследствии и у Японии, и у Калифорнии, а тунцы, выпущенные в японских водах, добывались лишь в средней части океана.


Результаты мечения, данные по размерному и возрастному составам уловов, а также сведения о сезонных перемещениях районов промысла позволили представить в общем виде картину миграций неполовозрелого альбакора в северной половине Тихого океана. В промысловых уловах у Японии и Калифорнии длинноперый тунец, как правило, встречается, начиная с двухлетнего возраста, причем в восточной части океана добываются рыбы в возрасте от 2 до 5 лет, а в западной — от 1 до 10 лет. Исходя из возможности одной трансокеанской миграции в год, американские ученые предложили схему миграций этого вида, которая вполне согласуется с имеющимся фактическим материалом. Эта логичная картина, воссозданная в начале 60-х годов, рассматривается теперь лишь как одна из возможных моделей миграционного цикла альбакора.


Способность к дальним активным миграциям представляет собой одно из весьма существенных приспособлений рыб к обитанию в эпипелагиали. Такие миграции делают возможным более полное использование пищевых ресурсов океана, приводя в некоторых случаях даже к полному разобщению репродуктивной и вегетативной частей ареала (особенно характерны в этом отношении миграции, в ходе которых рыбы пересекают границу между тропической и бореальной областями). Именно поиски путей к расширению области нагула — основная причина активных перемещений. Нерестовые и зимовальные миграции служат, как правило, только обратному возвращению мигрантов из районов, в которых происходил их откорм.


Рассматривая миграции эпипелагических рыб, нельзя обойти молчанием вопрос о возможных механизмах их ориентации в открытых водах. Эта проблема активно разрабатывается в последние годы, но все ещё очень далека от разрешения, хотя высокая чувствительность рыб к таким факторам, как температура, соленость, химический состав воды, давно доказана в опытах и не вызывает сомнений. Среди предложенных к настоящему времени гипотез, частично проверенных экспериментально, следует отметить астронавигацию — ориентацию по Солнцу (в том числе по поляризации солнечного света) и другим небесным телам, ориентацию по магнитным полям (у некоторых рыб, в том числе тунцов и марлинов, в черепных костях обнаружен биогенный магнетит), по электрическим полям (восприятие сверхслабых токов может обеспечить ориентацию относительно течений) и даже по гравитационным полям. Все эти гипотезы не дают полного объяснения наблюдаемым в природе процессам, однако твердо установленный факт направленных перемещений некоторых видов рыб требует продолжения научного поиска. Решение вопроса, возможно, будет найдено в результате комплексного подхода.


Итак, подведем некоторые итоги. Эпипелагический ихтиоцен не очень разнообразен в отношении систематического состава, но включает довольно разнородные элементы (табл. 2). Помимо постоянных обитателей поверхностных слоев открытого океана — голоэпипелагпческпх рыб — в его состав входят мероэпипелагические рыбы, проводящие здесь определенную часть жизни, и ксеноэпипелагическне рыбы, нормально живущие в других биотопах. Всего в океанской эпипелагиали представлено не более 300 видов (исключая ранние стадии развития прибрежных и глубинных рыб), принадлежащих, насколько известно, к 53 семействам. Голоэпипелагические виды, число которых не превышает 140, входят в состав 35 семейств, но лишь немногие из этих семейств (всего 16) полностью ограничены в своем распространении эпипелагиально.( Все эти цифры меньше приведенных в моей сводке «Ихтиофауна океанской эпипелагиали» (1968): за прошедшие 20 лет выяснилось, что в состав этой группы включались и но характерные для нее виды. Впрочем, и сейчас «эпипелагиаль» нередко понимается слишком широко.)


Обособленность эпипелагического биотопа лучше всего выражена в тропической зоне — там, где постоянно существующий слой теплых вод («термосфера» А. Брууна), обычная толщина которого составляет 100—200 м, отделен от холодного глубинного слоя главным термоклином, также имеющим постоянный характер. В умеренных и высоких широтах термическая обособленность верхних слоев существует только летом, когда формируется слой скачка, разрушающийся в холодный сезон вертикальной конвекцией в результате охлаждения поверхности воды. Соответственно этому эпипелагический ихтиоцен вполне четко выражен только в тропической зоне, в которой и обитают почти все упоминавшиеся виды. Достаточно сказать, что для перечисления голоэпипелагических рыб, постоянно живущих к северу и югу от 40-х широт, вполне хватило бы пальцев на руках — список «холодолюбивых» видов включает гигантскую акулу, по 2 вида сельдевых акул и морских лещей рода Brama, 2—3 вида строматеевидных рыб, низкотелого опаха, гастерохизму, и даже добавление к этому перечню тех видов, которые заходят в умеренные воды для летнего нагула (сайра, макрелещука, альбакор, меч-рыба) или заносятся течениями (луна-рыба, пятнистый опах) не меняет существа дела. Воды северной части Тихого океана, Северной Атлантики и Субантарктики характеризуются явным преобладанием мероэпипелагических и ксеноэпипелагических рыб, иногда достигающих значительной численности. В Арктике и Антарктике специфическое рыбное население пелагиали крайне бедно (голоэпипелагических рыб нет вообще), но включает очень своеобразный криопелагический ихтиоцен, впервые выделенный А. П. Андрияшевым. Криопелагические виды — антарктические широколобики (род Pagothenia), арктические тресковые рыбы — сайка (Boreogadus saida) и ледовая треска (Arctogadus glacialis) — в массовом количестве живут в непосредственном контакте с припайным и дрейфующим льдом. Эти рыбы потребляют в пищу подледный планктон и сами служат кормом многим хищникам, в том числе ныряющим птицам и морским млекопитающим.



Таблица 2

таксоцен Группировка видов всего
голоэпипелагическая * мероэпипелагическая ** ксеноэпипелагическая ***
верхняя нижняя весь состав неритическая глубинная весь состав неритическая глубинная весь состав
щележаберные рыбы 4 2 11 - 1 1 10 18 28 40
костистые рыбы 45 53 127 13 45 58 49 4 53 238
весь ихтиоцен 49 65 138 13 46 59 67 14 81 278

(* В графу Весь состав включены верхне и нижнеэпипелагические виды и виды, обитающие во всём диапазоне глубин.

** Без видов, представленных молодью

*** Редкие виды и виды, представленные только ранними стадиями развития не учтены.)


Для эпипелагиали особенно характерны рыбы крупного размера, относящиеся главным образом к нектону, способные к быстрому продолжительному плаванию и ведущие активный образ жизни,— именно здесь обитают рыбы-рекордисты по длине и массе тела (китовая акула — 15,2 м и 14 т), скорости плавания (меч-рыба — 130 км/ч) и его дальности (синий тунец — 5800 миль, т. е. 10 тыс. км). Планктонных рыб в этом биотопе немного, но и среди них имеются настоящие гиганты (луна-рыба «диаметром» 3 м и массой 1,5 т). Почти все обитатели эпипелагиали имеют широкие пищевые спектры, быстро растут, рано достигают половой зрелости, имеют сравнительно непродолжительную жизнь и большую индивидуальную плодовитость при отсутствии заботы о потомстве. По внешнему облику, образу жизни и экологическим характеристикам они резко отличаются от рыб глубоководной пелагиали.


Глава 3. Рыбы глубоководной пелагиали

Кончилась очередная океанологическая станция, опустела палуба. Судно на малом ходу неторопливо «переползает» с одной волны на другую, но забортные работы еще не завершены. С блока крамбола косо протянулся к корме и режет воду, уходя вглубь, напряженный, как струна, трос: идет траление разноглубинным тралом Айзекса-Кидда... Полчаса - час лова на выбранном горизонте (скажем, на глубине 1000 м), и вот трал поднят на борт грузовой стрелой - в свежую погоду эта операция не так уж проста, и требуется приложить немало мускульных усилий, чтобы усмирить летающий над палубой 100-килограммовый депрессор-заглубитель. Наконец, сетной мешок развязан и улов высыпан в таз. Чего там только нет. Ярко-красные креветки с длинными усами-антеннами, полупрозрачные миниатюрные кальмарчики, сальны, пиросомы, медузы... Но сейчас нас интересуют только рыбы. Их в трале больше, чем беспозвоночных, но какие же они странные, непохожие на тех, к которым мы привыкли с детских лет. Светящиеся анчоусы сверкают сине-зелеными или голубыми пуговичками фотофоров. У змеевидно удлиненного бархатно-черного идиаканта, кроме золотых фотофоров, светятся еще и фиолетовые пятна железистой ткани на теле. Еще более длинные нитехвостые угри удивляют своими клювовидными тонкими челюстями. Зубастый хаулиод, раскрыв пасть, демонстрирует устрашающие непропорционально большие клыки. Рыбы-топорики действительно очень напоминают хорошо известный плотницкий инструмент, в миниатюре отлитый из никеля или серебра да еще и украшенный изумрудами фотофоров.


Среди глубоководных пелагических рыб наибольшим разнообразием выделяется семейство светящихся анчоусов, или миктофовых (Myctophidae), детально изученное в последние годы трудами В. Э. Беккера (Институт океанологии АН СССР), Б. Нафпактитиса, Дж. Пэкстона, Б. Халли и других ихтиологов. Оно насчитывает более 210 видов, 92 из них входят в состав двух больших родов — Dia-phus и Lampanyctus. Миктофиды — некрупные рыбки длиной от 2,5 до 25 см, большеглазые и большеротые (ротовая щель далеко заходит за вертикаль заднего края глаза), но в целом имеющие вполне стандартный «рыбообразный» облик (рис. 17). Их своеобразие состоит, однако, в необычайно сильном развитии светящихся органов — фотофоров и разнообразных желез на голове и туловище.


Рис. 17. Светящиеся анчоусы, или миктофиды: миктофум (1), прогомиктофум (2), диафус (3), лампаниктус (4).

Рис. 17. Светящиеся анчоусы, или миктофиды: миктофум (1), прогомиктофум (2), диафус (3), лампаниктус (4).

Особенно сложное строение имеют фотофоры — одинаковые по форме круглые бляшки, число которых у разных видов варьирует от 50 до 80 (их нет только у одного, самого глубоководного вида из рода Taaningichthys). Эти бляшки располагаются, как правило, в нижней части тела и сгруппированы в серии, генеральная топография которых характерна для всех представителей семейства (только у Scopelopsis multipunctatus мелкие фотофоры усеивают всю поверхность головы и туловища). В то же время число фотофоров в сериях и их взаимоположение специфичны для каждого вида. Основой отдельного фотофора является погруженная в кожу чешуя, которая видоизменена в чашечку, выстланную пигментным и отражающим слоями и содержащую внутри нежные светопродуцирующие клетки, окруженные студенистой тканью. Чешуйка, прикрывающая все эти образования снаружи, модифицирована в совершенно прозрачную двояковыпуклую линзу. Каждый фотофор имеет независимое кровоснабжение и иннервируется особым нервным ответвлением. Его голубоватый свет испускается в результате химической реакции, которая сводится к окислению специфического вещества — люциферина, выделяемого железистыми клетками, в присутствии особого фермента люциферазы.


Светящиеся железы миктофовых рыб группируются в несколько типов. Так, у представителей большинства родов (за исключением Diaphus и Gynmoscopelus) развиты хвостовые железы, расположенные на верхнем и нижнем краях стебля. Они могут быть маленькими или большими, одиночными или составленными серией чешуевидных пластинок, простыми по строению или сложно организованными — с пигментной выстилкой, рефлектором и линзой. В некоторых родах (Lampanyctus и др.) верхне- и нижнехвостовые железы одинаково развиты у особей обоих полов, в других (Myctophum и др.) самцы имеют только верхние железы, а самки только нижние. Иногда такие железы присутствуют только у самцов или развиты у них гораздо лучше, чем у самок (род Electrona). Кроме хвостовых, у всех миктофид есть одна или несколько пар окологлазничных желез, которые лучше всего развиты у видов рода Diaphus. У некоторых из них эти железы очень велики и занимают почти всю предглазничную часть головы. В их строении и особенно размерах также нередко наблюдается половой диморфизм. Набор желез еще одного, последнего типа — чешуйковидных или аморфных скоплений светящейся ткани у оснований плавников, на верхней поверхности головы и в иных местах сильно варьирует у представителей разных родов.


Функция системы светящихся органов, по-видимому, многозначна, но главное ее назначение состоит, без сомнения, в обеспечении распознания особей своего вида, а в некоторых случаях и их пола. Сосредоточение светопроду-цирующих источников преимущественно на нижней части тела позволяет предполагать, что здесь, имеет место и так называемый противотеневой эффект, способствующий лучшей маскировке рыбы на фоне рассеянного верхнего освещения. Есть также предположения, что вспышки хвостовых желез могут дезориентировать преследующего хищника.


Систематика миктофид, которую нередко вполне серьезно именуют «миктофидологией»,- очень своеобразный раздел ихтиологической науки. Миктофидологи (в нашей стране эта специфическая профессия полноправно представлена В. Э. Веккером) определяют роды и виды, рассматривают их родственные отношения, строят систему семейств, основываясь главным образом на расположении фотофоров, каждую группу которых принято обозначать определенной буквенной аббревиатурой, а отдельные органы в ее составе — порядковыми номерами. Поэтому научные рисунки светящихся анчоусов часто напоминают технические чертежи, а видовые описания типа «SAOi под V04 или впереди его вертикали; SA02 примерно на вертикали AOa1; SAO3 над АОа2 и т. д. понятны «без перевода» только тем, кто хорошо знаком с этой группой рыб.


Такая «геометричность» миктофид, казалось бы, очень облегчает их опознание: на схематических рисунках различия между видами очень наглядны и очевидны. Это, однако, вовсе не так. На самом деле в уловах глубоководных тралов крайне редко можно встретить идеально сохранившийся экземпляр с полным набором светящихся органов,- а установление видовой принадлежности по сохранившимся на своих местах остаткам полуободранных фотофоров — процедура, которая не терпит стандартного подхода. Определение поврежденных миктофид, на мой взгляд, имеет нечто общее с разгадыванием кроссворда, и поиск верного решения сам по себе очень увлекателен. Я люблю возиться с этими симпатичными рыбками, знаю многих из них «в лицо» и узнаю некоторых даже при полном отсутствии кожи, но тем не менее очень часто пасую перед непреодолимыми трудностями, доводя идентификацию только до родового уровня.


Светящиеся анчоусы очень широко распространены во всех широтах Мирового океана (их нет только в Центральном полярном бассейне), но достигают наибольшего видового разнообразия в тропических и субтропических водах. Все они принадлежат к числу океанических рыб, причем большинство видов постоянно обитают в толще воды и лишь немногие ведут бенто-пелагический образ жизни у материковых склонов и подводных поднятий. Среди пелагических миктофид резко преобладают среднеглубинные виды, которые держатся в светлое время суток на глубине порядка 300—1500 м. Для них очень характерны суточные вертикальные миграции с ночным подъемом на несколько сот метров в составе так называемых мигрирующих звукорассеивающих слоев (Звукорассеивающие слои - регистрируемые гидроакустическими приборами (эхолотами) слои, образованные скоплениями макропланктона,) (ЗРС) — комплекса макропланктонных и микронектонных животных, перемещающихся по вертикали в течение суток. В тропиках эти миграции, как правило, полностью укладываются в пределы основного термоклина (в высоких широтах верхняя граница сезонного слоя скачка также лимитирует выход миктофид к поверхности в летне-осеннее время). В то же время представители тепловодных родов Myctophum (кроме М. selenops), Symbolophorus, Gonichthys, Centrobranchus и Loweina (всего около 40 видов), относящихся к никтоэпипелагической группе, проникают ночью к самой поверхности воды. Батипелагические миктофиды (Taaningichthys, некоторые виды Lampanyctus и Lampadena) не меняют существенно горизонта своего обитания в течение суток.


Пелагические миктофиды — типичные макропланктон-ные рыбы, постоянно дрейфующие вместе с перемещающимися водами. Поэтому почти все видовые ареалы этих рыб находят объяснение в приуроченности их основ к тем или иным крупномасштабным круговоротам (из этого правила существуют, однако, отдельные не очень понятные исключения). Пассивным концентрированием особей определяются по-видимому, и скопления миктофид в некоторых районах схождения течений, например вдоль Южного полярного фронта.


Биология светящихся анчоусов изучена явно недостаточно. Известно, однако, что они почти безвыборочно питаются разнообразным мезопланктоном и принадлежат к числу консументов второго — третьего уровня. Продолжительность их жизни невелика: большинство тропических и мелкие умеренноводные виды живут всего 1—2 года, а более крупные умеренноводные —4—5 (по другим данным — 7—8) лет. В тропической зоне миктофиды размножаются круглогодично, а за ее пределами преимущественно в теплое время года, причем их личинки доминируют в эпипелагическом ихтиопланктоне всех районов открытого океана (это является косвенным доказательством их высокой численности). Некоторые тропические формы (в частности, никтоэпипелагические виды из родов Myctophum и Symbolophorus, а также Notolychnus valdiviae и др.) относятся к моноцикличным рыбам: они созревают уже в возрасте нескольких месяцев и после довольно продолжительного многопорционного нереста погибают примерно в годовалом возрасте. Индивидуальная плодовитость разных видов сильно варьирует, достигая нескольких тысяч икринок, и находится в прямой зависимости от размеров производителей.


Как правило, миктофиды держатся разреженными стайками, хотя в некоторых участках океана (например, в зоне антарктической конвергенции) они образуют более или менее значительные скопления. Такие скопления более характерны, однако, для отдельных участков над материковым склоном, и образуют их в основном специфические «присклоновые» виды. Для одного такого вида — Ceratoscopelus maderensis — у восточного побережья Северной Америки отмечены на глубине 600 м плотные линзовидные стаи диаметром до 100 м и толщиной до 10 м, в которых плотность рыб достигает 10—15 экз./м3 (в одной стае, следовательно, может насчитываться 300—400 тыс. особей средней длиной около 6 см). В целом светящиеся анчоусы, несомненно, являются наиболее многочисленной группой мезопелагических рыб, играющей огромную роль в пищевых цепях открытого океана.


К числу массовых рыб глубоководной пелагиали принадлежат также некоторые представители близкородственных семейств Photichthyidae (фотихтиевые) и Gonostomatidae (гоностомовые), которые, как и большинство других обитателей мезопелагиали, обладают хорошо развитыми органами свечения (рис. 18). Среди фотихтиевых особенно высокой численности достигают мезопелагичес-кие винцигуерии (род Vinciguerria), широко распространенные в тропических и субтропических водах. Впрочем, за исключением отдельных участков восточной части Тихого океана, где один из видов (V. lucetia) может доминировать в ихтиоцене, они нигде не конкурируют с миктофидами по биомассе. Пищу винцигуерий, максимальная длина которых не превышает 5,5 см, составляет мелкий планктон. Откорм происходит главным образом в верхних слоях океана (у V. nimbaria и V. lucetia иногда даже у поверхности), куда рыбы поднимаются ночью в составе ЗРС; горизонт их дневного обитания находится на глубине 300— 600 м. Продолжительность жизни не превышает 2 лет, причем начинающийся с наступлением половой зрелости примерно в годовалом возрасте порционный нерест продолжается до естественной гибели рыб.


Из гоностомовых рыб, в изучение которых большой вклад внесла В. А. Мухачева, необходимо в первую очередь отметить род циклотон (Cyclothone), который считается, если судить не по биомассе, а по числу особей, самым высокочисленным среди всех нынеживущих родов рыб. Сюда относятся 11 видов мелких рыбок (длина взрослых особей от 3 до 6—7 см, масса — от 60 до 600 мг - нижнее значение близко к минимальному для рыб), из из которых 2 вида мезопелагические, 6 — мезобатипелагические, 2 — батипелагические и 1 — батиабиссопелагический. Вертикальные миграции для циклотон не характерны. С увеличением глубины обитания окраска тела для видов меняется от прозрачной до чёрной, а размеры фотофоров уменьшаются и у самого глубинного вида отсутствуют. Светлые циклотоны, как правило, гораздо меньше тёмных по длине и биологически отличаются от них. У всех видов в 1,2-1,6 раза меньше самок и имеют сильно развитые обонятельные органы, служащие для отыскивания особей противоположного пола. Циклотоны питаются в основном мелкими планктонными ракообразными, причём батипелагические виды, живущие в бедных пищей водах, питаются от случая к случаю, даже не каждый день. Их рост и возраст почти не изучены(на отолитах C. acclinindens из северо-восточной Пацифики насчитывали не более 3 годовых колец). Плодовитость вартирует от 100 до 10 тыс икринок. Для двух батипелагических видов характерен протандрический гермафродитизм: все особи первоначально финкционируют как самцы, а затем большая их часть становится самками.


Рис. 18. Винцигерия (I), циклотона (3) и топорик аргиропелекус (3)

Рис. 18. Винцигерия (I), циклотона (3) и топорик аргиропелекус (3)

Такая же реверсия пола отмечена у тех видов близкородственного рода Gonostoma, которые обитают на большой глубине (G. bathyphilum, G. gracile). Гоностомы, как и циклотоны, принадлежат к числу планктофагов, но имеют более крупные размеры (от 7 до 27 см), и некоторые из них входят в состав мигрирующих ЗРС.


Очень своеобразным обликом отличается семейство рыб-топориков (Sternoptychidae) (в последние годы его изучали Р. Бэрд и О. Д. Бородулина), в котором, как и в двух рассматриваемых выше, объединяются как пелагические, так и бенто-пелагические виды (их длина варьирует от 4 до 10 см). Наиболее массовые мезопелагические роды (Argyropelecus и Sternoptyx) широко распространены в теплых водах. Топорики не совершают значительных суточных миграций: аргиропелекусы, характерную особенность которых составляют телескопические глаза, направленные вверх, держатся обычно в верхней мезопелагиали, на глубине 200—500 м, стерноптиксы — в нижней на глубине 500—1500 м. Возраст крупных особей A. pacificus длиной 6—7,5 см составляет 3—4 года. Пищей топориков служат в основном мелкие рачки, а сами они являются объектом питания многих хищников, включая тунцов, заходящих в пограничные с эпипе-лагиалью слои основного термоклина для откорма.


Еще одно семейство относительно некрупных (длина до 20 см) мирных рыб — батилаговые (Bathylagidae) представлено во всех зонах Мирового океана, но особенно характерно для умеренных и высоких широт. Достаточно сказать, например, что дальневосточная серебрянка (Leuroglossus schmidti) является самой массовой средне-глубинной рыбой Охотского моря. Батилагиды (в семействе, по С. Г. Кобылянскому, около 20 видов), подобно циклотонам, разделяются на две группы — «светлых» и «темных», преимущественно приуроченных в своем распространении соответственно к верхней и нижней мезопелагиали, причем некоторые светлые виды (тропический Bathylagoides nigrigenys) совершают вертикальные миграции в составе ЗРС. Батилаги питаются зоопланктоном, потребляя в основном не ракообразных, а животных с мягкими покровами — крылоногих моллюсков, щетинко-челюстных (хетогнат), аппендикулярий. По возрасту я росту данных очень мало. Известно, однако, что особи одного из темных северотихоокеанских видов при длине 11 см имеют 3, а при 15 см — 5 годовых колец на отолитах. Антарктический Bathylagus antarcticus нерестится 3—4 раза в году, выметывая до 5 тыс. икринок.


К семейству меламфаевых (Melamphaidae) относятся рыбы, населяющие толщу вод открытого океана и наиболее обычные на глубине 500—2000 м, т. е. в мезо- и батипелагиали. Они имеют однотонную темную окраску, большой рот с очень мелкими зубами и сильно развитую систему чувствительных к колебаниям воды сейсмосенсорных органов и слизевых каналов на голове. В состав семейства входит, по А. Эбелингу, около 35 видов, многие из которых имеют ограниченное распространение и приурочены к определенным водным массам. Интересно, что виды, населяющие наиболее кормные районы с высокой биологической продуктивностью, достигают больших размеров, чем те, ареалы которых приурочены к бедным пищевыми ресурсами водам. Так, в малокормных центральных круговоротах преобладают карликовые виды рода Melamphaes, длина которых во взрослом состоянии не превышает 2,5—3 см, тогда как размеры наиболее крупных представителей того же рода достигают 10—12 см. Пищу меламфаев составляют различные планктонные беспозвоночные, в основном мелкие ракообразные, а их самих поедают более крупные глубоководные хищники, в частности рыбы-удильщики. Несмотря на малые размеры тела, представители семейства имеют, по-видимому, довольно большую продолжительность жизни: поро-митры (род Poromitra), например, достигают 10-летнего возраста при максимальной длине 15 см. В отличие от многих других глубоководных рыб меламфаевые не совершают протяженных вертикальных миграций, хотя некоторые виды ночью несколько расширяют зону своего обитания.


Рис. 19. Глубоководные рыбы с телескопическими глазами: опистопрокт, или рыба-утюг (1), жемчужиноглазка (2), розаура (3), палочкохвоет (4)

Рис. 19. Глубоководные рыбы с телескопическими глазами: опистопрокт, или рыба-утюг (1), жемчужиноглазка (2), розаура (3), палочкохвоет (4)

Из других рыб, обитающих в глубоководной пелагиали, мелким планктоном питаются немногие и к тому же малочисленные преимущественно среднеглубинные виды, но некоторые из них несомненно заслуживают специального упоминания, хотя бы в связи со своим необычайным внешним обликом. Обладающий длинным, почти цилиндрическим в передней половине телом ксенофтальмихт (Xenophthalmichthys danae) имеет сильно увеличенные трубчатые глаза, направленные прямо вперед. Такие же телескопические глаза, но ориентированные вверх, развиты у видов семейства опистопроктовых (Opisthoproctidae), среди которых крайним своеобразием выделяются рыбы-утюги (два вида рода Opisthoproctus) (рис. 19). У этих небольших (до 10 см) рыбок брюшная поверхность тела образует совершенно плоскую «подошву», покрытую серебристыми чешуями и отражающую свет. У близкого рода Bathylychiiops с каждой стороны головы расположено по два глаза, из которых нормально развитый основной направлен косо вверх, а маленький дополнительный, находящийся под передней частью основного, — вперед и вниз. Этот дополнительный зрительный орган, развивающийся как вырост (дивертикул) стенки главного глазного яблока, имеет все структурные части глаза, включая хрусталик, и снабжен мускулатурой, позволяющей менять направление взгляда. Батилихнопс — уникальная четырехглазая рыба, которая пользуется преимуществами почти полного кругового обзора.


Хорошо развитые трубчатые глаза, смотрящие вперед, имеют и совсем не родственные всем этим рыбам гигантуровые (семейство Giganturidae с родами Gigantura и Rosaura), которые обитают на глубине 500—1500 м. Они обладают мощным! зубным вооружением и, несмотря на относительно мелкие размеры (до 17 см), питаются главным образом рыбами, заглатывая даже такую добычу, которая превышает их по величине (в желудке экземпляра Gigantura chuni длиной 8 см был однажды обнаружен хаулиод длиной 14 см). Личинки гигантуровых, подобно личинкам других глубоководных рыб, живут в эпипела-гиали. По внешнему виду они не имеют ничего общего с взрослыми особями и до последнего времени даже выделялись в особое семейство.


Еще один вид с телескопическими глазами — причудливый палочкохвост (Stylephorus chordatus) (длина до 28 см), живущий на глубине 300—800 м, имеет в нижней части хвостового плавника пару утолщенных и очень длинных лучей, образующих упругий прут, длина которого вдвое превышает длину тела; между этими лучами проходит канал боковой линии. Нормальное положение рыбы в толще воды — вертикальное, головой вверх (т. е. такое же, как у его родичей — других вогмеровидных рыб) — позволяет палочкохвосту пассивно дрейфовать, выжидая появления добычи — мелких копепод. Когда рачок оказывается поблизости, рыба резко выдвигает вперед свой трубчатый рот (ротовая полость при этом увеличивает объем почти в 40 раз) и втягивает в него жертву.


По-видимому, к числу мезопелагических рыб принадлежит и большеротая акула мегахазма (Megachasma pelagios) (рис. 20), известная пока лишь по двум экземплярам длиной 4,5 м. Первый из них был случайно пойман в 1976 г. у Гавайских островов — он запутался в плавучем якоре-парашюте научно-исследовательского судна на глубине 165 м, второй добыт сетями в 1984 г. в районе Калифорнии. В желудке этой акулы были найдены только эвфаузиевые раки тизаноподы, обитающие на глубине 150—1100 м. О глубоководном образе жизни этого вида свидетельствует также слабая мускулатура, мягкие покровы, малообызвествленные позвонки и другие особенности строения. Огромная пасть и хорошо развитые жаберные тычинки позволяют считать, что большеротая акула, подобно китовой и гигантской, является облигатным планктофагом-фильтратором, а серебристая выстилка нёба дала основание для предположения о том, что она может привлекать добычу, подсвечивая изнутри открытую пасть.


Рис. 20. Большеротая акула, или мегахазма. Рис. 21. Глубоководные пелагические угри: немихтис (1), циема (2), большерот, или пеликаний угорь (3)

Рис. 20. Большеротая акула, или мегахазма. Рис. 21. Глубоководные пелагические угри: немихтис (1), циема (2), большерот, или пеликаний угорь (3)

Очень своеобразны и крайне редко встречающиеся мирапинновидные рыбы (подотряд Mirapinnoidei), но даже среди них особенно выделяется сенсационно знаменитая «волосатая», или «мохнатая», рыба Mirapinna esau, 30 лет назад часто упоминавшаяся в газетах разных стран. Этот вид до сих пор остается известным по единственному экземпляру длиной 4 см, пойманному у поверхности воды близ Азорских островов (по-видимому, случайный вынос с глубины). Тело рыбки, включая голову и плавники, действительно покрыто мягкими волосовидными выростами длиной до 1,5 мм (они несут железистые клетки, функция которых остается невыясненной). Представители близкого семейства Eutaeniophoridae, известные с глубины 300—1400 м, характеризуются наличием длинного лентообразного придатка на хвостовом плавнике.


Остальные мезо- и батипелагические рыбы питаются более крупными — макропланктонными организмами, в большинстве случаев не отдавая полного предпочтения каким-либо специфическим животным. Из этого правила есть, однако, несколько исключений, и все они связаны с выборочным потреблением ракообразных, главным образом эвфаузиид и креветок.


Среди таких стенофагов нужно отметить прежде всего нитехвостых угрей (Nemichthyidae), представленных как в верхней мезопелагиали (род Nemichthys), так и на больших глубинах — до 2000 м и глубже (род Avocettina) (рис. 21). Нитехвостые угри, достигающие 75—150 см в длину, характеризуются, как недавно выяснили И. Нильсен, Д. Смит и Э. С. Кармовская, очень интересными особенностями жизненного цикла. В период между ювенильным метаморфозом (эти рыбы, как и все угреобразные, имеют лептоцефальную личинку) и наступлением половой зрелости они обладают длинными тонкими челюстями, усаженными чрезвычайно мелкими частыми зубами, но созревшие самцы теряют и зубы, и челюсти, резко изменяя свой внешний облик (в связи с этим их даже выделяли в особые роды и виды). Есть предположения, что аналогичное превращение может происходить и с самками. Эти дегенеративные изменения, совпадающие с созреванием, и редкость поимок готовых к размножению особей позволяют думать, что нитехвостые угри гибнут сразу же после нереста. Продолжительность их жизни достигает 10 лет, а может быть, и большая. Из подводных аппаратов немихтиды наблюдались неподвижно зависшими в толще воды: по-видимому, таким способом они подкарауливают своих жертв — эвфаузиид и креветок сергистид, хватая их, когда те прикоснутся антеннами к щетке челюстных зубов и зацепятся за нее.


Для глубоководной пелагиали характерно еще несколько семейств угреобразных. Пилосошниковые угри (Serrivomeridae), длина которых достигает 75 см, довольно обычны в батипелагиали. Там же на глубине 1400—3000 м обитают и гораздо более редкие большероты, или пеликаньи угри (Eurypharynx pelecanoides), длиной до 1 м и мешкороты (9 видов рода Saccopharynx) длиной до 170 см, выделяющиеся непропорционально большой по сравнению с черепом пастью и сильно растяжимой глоткой (см. рис. 21). Еще глубже (до 5800 м) живут циемы (два вида родов Суета и Neocyema) — короткотелые плоские угри, экология которых почти не изучена.


Как ни удивительно, в составе мезопелагической фауны рыб находит себе законное место и обыкновенный европейский речной угорь, знакомый многим «сухопутным» рыболовам нашей страны, прежде всего, конечно, тем, кто ловит в реках Балтийского бассейна. Как-то и мне довелось присутствовать при поимке этой рыбы в одном из заливов Московского моря (оно же Иваньковское водохранилище). Местный парнишка с гордостью показал мне свою добычу: на дне лодки среди самых банальных окуньков я подлещиков извивался змеевидный полуметровый гость Подмосковья, явившийся сюда из весьма экзотических краев. Я сказал молодому рыбаку, что скользкая грязно-зеленая рыбинй принесла ему привет из далекого тропического океана, но не удивил его этим: будучи вполне современным человеком, он уже знал историю угря. Предложение моей сердобольной спутницы дать рыбе шанс вновь вернуться на свою родину - в теплое Саргассово море также было с ходу отвергнуто на основании полной нереальности такого возврата. Юный рационалист, бесспорно, был прав: вероятность такого события, действительно, бесконечно мала. Даже среди ученых есть скептики, которые сомневаются в возможности европейских угрей пересечь Атлантику. Но ведь угриное племя (а это как-никак особый вид!) все-таки существует, и, следовательно, кто-то все-таки возвращается на нерест, преодолевая все опасности на своем трудном пути и реализуя, казалось бы, совсем нереализуемые шансы...


Действительно, европейский угорь (Anguilla anguilla), как это было показано И. Шмидтом уже около 60 лет назад, размножается в глубинах центральной части Саргас-сова моря, воды которого отличаются наиболее высокой соленостью в пределах Северной Атлантики. Отсюда начинается дрейф икры, а затем личинок — лептоцефалов, пассивно переносимых на северо-восток поверхностными течениями. На это путешествие, которое заканчивается заходом прозрачных мальков (их называют стеклянными угрями) в европейские реки, уходит 2,5—3 года. В пресной воде самцы угря обычно проводят 6—12 лет, достигая длины 30—40 см, а самки —не менее 10—12 лет, вырастая за это время до 55—65 см. В океане взрослые угри мигрируют на запад, придерживаясь течений западного направления на глубине 1000—1200 м, достигают в конце концов места назначения и, отнерестившись там, погибают, дав начало новому поколению. Такая дальняя миграция требует, конечно, огромных энергетических затрат. На этом основании английский ихтиолог Д. Таккер предположил, что все взрослые особи, выросшие в реках Европы, гибнут в океане, не достигнув нерестилищ, а воспроизводство осуществляется за счет американской популяции (обычно она рассматривается в качестве особого вида A. rostrata). Различия между европейским и американским угрями этот автор относил на счет прямого влияния температуры в местах вымета икринок (в воды Европы попадают лептоцефалы, выклюнувшиеся в восточной части Саргассова моря) и отрицал, таким образом, само существование вида A. anguilla.


Перейдем теперь к хищным рыбам, пищу которых составляют объекты, сопоставимые с ними по размерам (не менее 15—20% длины хищника), — крупные ракообразные, головоногие моллюски, другие рыбы.(В ихтиологии под хищниками традиционно понимают рыб, питающихся другими рыбами, и противопоставляют их мирным рыбам, поедающим беспозвоночных животных и растения. В гидробиологии принято другое содержание термина: хищником считается любое животное, потребляющее в пищу животный корм ) В мезопелагиали наибольшего разнообразия среди них достигают представители «усатых стомиеобразных», или стомиевид-ных (сюда относятся 6 семейств), прежде всего мелано-стомиевые (Melanostomiidae), которых насчитывается, по современным представлениям, не менее 180 видов (рис, 22). Это — некрупные рыбы длиной от 10 до 40 см. Они имеют в той или иной степени удлиненное, лишенное чешуи тело интенсивного черного цвета, иногда отливающего металлическим блеском. У всех видов есть подбородочный усик, длина которого может у некоторых из них превышать длину тела. Система светящихся oрганов хорошо развита и включает обычно мелкие фотофоры, беспорядочно рассеянные по телу, крупные туловищные фотофоры, расположенные в продольных рядах вдоль нижнего профиля, большие заглазничные фотофоры, а также светящиеся органы на усике и пятна люминесцентной ткани на голове п туловище. Аквариальные наблюдения над эхиостомой (Echiostoma barbatum) показали, что свет, испускаемый заглазничным органом, может меняться от ярко-розового до зеленовато-белого. Цвет крупных фотофоров у особей этого вида варьирует от красноватого до темно-алого, мелких фотофоров — от розового до пурпурного, а светящаяся ткань на теле имеет зеленоватый цвет. Исключительного разнообразия (как по цвету, так и по числу, форме п расположению) достигают светящиеся железы на подбородочном усике, строение которого у многих видов рода Eustomias (всего их более 100) служит, как установлено Р. Гиббсом, единственным строгим признаком для их идентификации. Ме-ланостомиевые довольно обычны в тропических и субтропических водах, многие живут в умеренных широтах. В дневное время они концентрируются на глубине 500— 1500 м, а ночью поднимаются к верхней границе основного термоклина (молодые экземпляры Photonectes albipennis даже к поверхности воды). Питаются преимущественно рыбами (светящимися анчоусами, циклотонами), но некоторые виды (например, северотихоокеанская Tactostoma macropus) отдают предпочтение крупным ракообразным. Предельный возраст — 8 лет, а возможно, и больше.


Рис. 22.   Стомиеобразные  рыбы:   стомия (1), хаулпод (8), астронестес (3), идиакант — самка (4а) а самец (4Б)

Рис. 22. Стомиеобразные рыбы: стомия (1), хаулпод (8), астронестес (3), идиакант — самка (4а) а самец (4Б)

В течение нескольких лет - это было в середине 70-х годов — меланостомиевые рыбы (на профессиональном жаргоне их называют «черненькими») находились в самом центре моих научных интересов. Представлялось поразительным, что в этой исключительно многообразной группе виды многих родов (например, эустомиасы и меланостомиасы) различаются между собой практически только по строению чрезвычайно сложно устроенного подбородочного усика, и хотелось разобраться в изменчивости этого аппарата. Надо сказать, что изучение этих усиков, несущих миниатюрные светящиеся луковицы и разного рода придатки,— исключительно тонкое дело, и мне очень повезло в том отношении, что я смог кооперироваться в этой работе с художницей нашей лаборатории Глафирой Похильской. Ведь в данном случае никакие словесные описания не могут заменить в высшей степени информативного научного рисунка.


Обработка собранной в Тихом и Индийском океанах коллекций дала возможность описать несколько новых форм и высказать предположения об эволюционных тенденциях в пределах группы. Наш материал оказался, однако, не очень представительным, и это исследование не получило дальнейшего развития. Более обширные коллекции эустомиасов были изучены американскими коллегами, которые пришли к заключению об исключительно высокой видоспецифичности строения усика и, основываясь главным образом на этой особенности, чуть ли не удвоили число видов в роде. Их результаты значительно продвинули вперед изучение этих своеобразных рыб, однако я думаю, что внутривидовая изменчивость усиков в ряде случаев осталась все-таки недооцененной, и именно этим объясняются странные узколокальные ареалы некоторых видов в Атлантическом океане. В общем, до полной ясности в познании видового состава «черненьких» еще далеко.


Близкие к мелоностомиевым семейства астронестовых (Astronesthidae) с 5 родами (35 видов) и монотипические хаулиодовые (Chauliodontidae, 8 видов), стомиевые (Stomiatidae, 14 видов), идиакантовые (Idiacanthidae, 3 вида) также имеют приспособления к питанию относительно крупной добычей — очень большой рот, острые клыковидные зубы, откидывающуюся вверх при глотании голову, огромный желудок (см. рис. 22). Все они используют при охоте сходную тактику — выжидание и приманивание жертв, — и все способны заглатывать добычу, лишь в 2—3 раза уступающую им по размерам. Пассивный образ жизни дает полное основание относить стомиевидных рыб к макропланктонной группировке.


Пожалуй, наиболее соответствует представлениям о страшных глубоководных хищниках — недаром они так часто изображаются в популярных книгах — хаулиоды с их гигантскими кривыми клыками, которые не умещаются в пасти и устрашающе торчат наружу даже при закрытом рте (эти страшилища, правда, невелики по размеру: самый крупный вид Chauliodus sloani не превышает 30 см в длину). Подбородочный усик у всех хаулиодов очень маленький, но первый луч спинного плавника вытянут в длинную нить со светящимся кончиком, которая, как показывают подводные наблюдения, свободно свисает перед ртом и служит для привлечения доверчивых жертв.


Идиаканты представляют интерес прежде всего с точки зрения их биологии. Самки, имеющие длинное угревидное тело, достигают длины 40 см и по образу жизни не отличаются от других стомиевидных рыб. Этого никак нельзя сказать о самцах — они гораздо мельче (длина всего лишь 6—7 см) и отличаются от самок отсутствием зубов, усика, брюшных плавников и, главное, полной дегенерацией пищеварительного тракта. По окончании личиночной стадии (личинки идиакантов, кстати сказать, очень своеобразны — их глаза сидят на концах длиннейших, тонких, как нитка, стебельков, что облегчает парение в воде) самцы не питаются и вряд ли живут дольше нескольких месяцев. В то же время самка северотихоокеанского вида Idiacanthus antrostomus длиной 32,5 см имела 6 лет от роду. Плодовитость крупной самки тропического вида I. fasciola определена в 14 тыс. икринок.


Еще одна весьма примечательная группа макропланктонных рыб — церациевидные или глубоководные удильщики (подотряд Ceratioidei), очень большой вклад в изучение которых внесен Э. Бертельсоном и Т. Питчем, весьма характерна для бати- и абиссопелагиали. Сюда относятся 11 семейств и около 120 видов, довольно разнообразных по размерам и внешнему облику (рис. 23), но обладающих одной общей особенностью — видоизмененным в «удилище» (иллиций) первым лучом спинного плавника. На конце иллиция находится «приманка» (эска), которая у разных видов сильно различается по строению, величине и форме. Все удильщики имеют довольно короткое тело (исключение составляет семейство Gigantactinidae) с непропорционально большой головой, огромный, как правило, зубастый рот и сильно растяжимый желудок. Окраска однотонная черная, реже темно-коричневая. Органов свечения на туловище и голове нет, и у большинства видов единственной светоизлучающей структурой служит железа, входящая в состав эски. Исключение составляют только линофрины (род Linophryne), у которых в дополнение к удочке имеются подбородочные усики со светящимися придатками. В заполненном слизью просвете эскальной трубчатой железы живут светящиеся симбиотические бактерии, которых до сих пор не удалось размножить в культуре и изучить детально. Эскальная железа и ее придатки (иногда сложно устроенные) изолированы от наружной среды отражающим и пигментным слоями, прободаемыми «окнами» и «щелями», которые обеспечивают видоспецифичность иллюминации эски. Регуляция интенсивности свечения обеспечивается только изменением интенсивности кровоснабжения, т. е. скорости подачи в железу кислорода, необходимого для жизнедеятельности бактерий. Функциональная роль эски как приманки, привлекающей кормовые объекты удильщиков, совершенно очевидна, однако серьезные межвидовые различия в строении органа заставляют предполагать и его коммуникационное значение.


Рис. 23. Глубоководные удильщики: церация — самка с карликовым самцом (l), меланоцет (2), борофрина (3)

Рис. 23. Глубоководные удильщики: церация — самка с карликовым самцом (l), меланоцет (2), борофрина (3)

Взрослые удильщики наиболее обычны на глубине 1500—2500 м. Они известны, впрочем, и из более глубоких горизонтов, хотя их личинки проходят развитие в приповерхностных горизонтах (туда всплывает имеющая положительную плавучесть икра) и лишь по мере роста опускаются все глубже и глубже. Возрастные изменения горизонта обитания удильщиков представляют собой один из классических примеров вертикальных онтогенетических миграций. В глубинах океана образ жизни разнополых удильщиков имеет очень мало общего. Половозрелые самки, к которым, собственно говоря, и относятся все приведенные выше сведения об удильном аппарате, как правило, имеют длину от 5—8 до 20 см, но у гигантактиса (Gigantactis gargantua) она достигает 41 см, криптопсара (Cryptopsaras couesi) — 44 см, гимантолофа (Himantolophus groenlandicus) — 60 см, а у церации (Сеrаtias holboelli) — даже 145 см. Их пищу составляют различные глубоководные рыбы (миктофиды, топорики, меламфаи), иногда настолько крупные, что попытка проглотить их приводит к гибели самого хищника. Совсем недавно, например, на поверхности океана была обнаружена самка дицерации (Diceratias bispinosus) длиной 11 см; подавившаяся 37-сантиметровым долгохвостом (по заглоченному ею экземпляру был, кстати говоря, описан новый вид Ventrifossa johnboborum).


Весной 1975 г. «Витязь» проводил глубоководные биологические исследования в западной тропической Пацифпке и внутренних морях Индонезии. В том памятном рейсе, которым завершались работы судна в бассейне Тихого океана, было выполнено рекордное число ловов разноглубинным тралом (своя рука - владыка: я был тогда начальником экспедиции) п поймано множество интереснейших рыб, включая относящихся к новым видам. На фоне ставших обычными редкостей, естественно, осталась почти незамеченной поимка на станции 7316 сравнительно небольшого (60 мм в длину) удильщика, принадлежавшего к весьма банальному виду (Melanocetus johnsoni). На следующий день, разбирая улов в лаборатории, я обратил внимание на туго набитое брюхо этой рыбы. При вскрытии из желудка было извлечено семь свежезаглоченных жертв, в том числе четыре рыбы - фотопект (Photoncctes) длиной 165 мм и массой 16,1 г, поромитра длиной 68 мм, пара светящихся анчоусов длиной 57 и 31 мм, один кальмар п две креветки. Все кормовые объекты весили лишь немногим меньше, чем сам хищник после освобождения его желудка (28,9 г против 37,2 г). Правда, остается неясным, удалось ли ему удовлетворить свой аппетит еще на воле, или он поспешил воспользоваться теми возможностями, которые ему дал кратковременный, по тесный контакт с другими пленниками трала (последний вариант я считаю значительно более вероятным).


Самцы всех видов удильщиков отличаются от самок отсутствием иллициума, намного меньшими размерами, более прогонистым телом, сильным развитием обонятельных органов, наличием своеобразных вторичных зубов, сидящих на внешней стороне челюстей, направленных вперед и действующих как щипчики. В большинстве семейств они, несмотря на свою карликовость (длина 15—25 мм), ведут вполне активную самостоятельную жизнь, питаясь мелкими планктонными рачками и отыскивая самок по запаху. В то же время представители четырех семейств — Caulophrynidae, Ceratiidae, Linophrynidae и Neoceratiidae — демонстрируют совершенно уникальные отношения между полами, не известные ни у каких других позвоночных животных. Встретив самку своего вида, самцы этих удильщиков сначала накрепко вцепляются в нее зубами, а затем полностью срастаются с ее телом, теряя ненужные теперь органы (челюсти, глаза, кишечник), подключаясь к ее кровеносной системе и превращаясь в результате этих преобразований в самых настоящих паразитов, выполняющих только одну функцию — продуцирование спермы. Как правило, различия в размерах самок и паразитических самцов очень впечатляющи: так, на крупной церации длиной 119 см и массой 7 кг был обнаружен самец длиной 16 мм и массой всего 14 мг (по-видимому, он лишь недавно обрел свою «хозяйку», так как у других особей того же вида самцы-паразиты вырастают за счет самки до длины 16 см). У криптопсара известен, однако, случай прикрепления 10-миллиметрового самца к совсем юной, еще не половозрелой самочке длиной 15,5 мм, находившейся, по примерной оценке, в возрасте между 6 и 12 месяцами. Наибольший возраст крупной самки удильщика гигантактиса определен в 18 лет.


К макропланктону есть основания относить и саблезуба (Anoplogaster cornuta), отдаленно напоминающего удильщиков коротким телом, угольно-черной окраской и огромными клыками, но принадлежащего к отряду бериксообразных рыб. Мальки саблезуба по внешнему виду сильно отличаются от крупных особей: они имеют довольно светлую коричневатую окраску, почти треугольное в поперечном сечении туловище и «рогатую» голову, украшенную длинными заостренными шипами. Долгое время молодых и взрослых саблезубов относили к разным видам и даже родам, и лишь недавно было установлено, что индивидуальное развитие этой рыбы сопровождается столь существенными изменениями внешнего облика. Этот вид широко распространен в мезопелагиали тропической зоны, но размножается только в центральных круговоротах. Он достигает примерно 15 см в длину (при возрасте около 4 лет) и питается ракообразными, мелкой рыбой и кальмарами. Молодь, обитающую на глубине порядка 50—200 м, нередко поедают тунцы и другие хищные рыбы.


В мезо- и батипелагиали довольно обычны также представители семейства живоглотовых (Chiasmodontidae) — черные или коричневые бесчешуйные рыбы длиной до 30 см со слабой мускулатурой и огромным ртом, вооруженным многочисленными клыковидными зубами. Наиболее характерная особенность вошедшего во все учебники черного живоглота (Chiasmodon niger) — способность заглатывать крупную добычу, превышающую по размерам самого хищника (рис. 24). Челюсти, стенки тела и желудок у этого и близких видов могут сильно растягиваться. Светящиеся живоглоты (виды рода Pseudoscopelus), возможно, достойные обособления в отдельное семейство, отличаются наличием мелких фотофоров, расположенных отдельными группами на нижней поверхности тела — на горле, у брюшных и грудных плавников и у начала анального плавника. Живоглоты долгое время считались весьма редкими рыбами, и лишь сравнительно недавно было установлено, что виды этого семейства (в основном псевдоскопелы) играют важную роль в питании тех тунцов и марлинов, которые опускаются для откорма к границам основного термоклина. При изучении состава пищи большеглазого тунца в западной части Тихого океана, например, живоглоты были в том или ином количестве найдены больше, чем в половине всех исследованных желудков.


Рис. 24. Хиазмод, или черный живоглот, заглотивший крупную добычу

Рис. 24. Хиазмод, или черный живоглот, заглотивший крупную добычу

Еще одна группа пассивных макропланктоиных рыб, изучаемых сейчас Дж. Пэкстоном,— отряд китовидообразные, по общему абрису тела действительно несколько напоминающие миниатюрных настоящих китов. Они особенно характерны для батипелагиали, но редко попадают в руки исследователей; в мезопелагиали живут только ронделетии (род Rondeletia с 2 видами). Эти темно-красные, коричневые или черные рыбы, имеющие голое тело, большую голову с огромным ртом, маленькие или рудиментарные глаза и прекрасно развитую сейсмосенсорную систему, ведут, по всей вероятности, хищный образ жизни. Некоторые из них (например, виды рода Cetomimus), по-видимому, обладают способностью к люминесценции (светящимися органами считаются скопления губчатой ткани у анального отверстия и вдоль оснований плавников). Размеры большинства видов не превышают 10— 15 см, но самые крупные особи барбуризии (Barbourisia rufa) достигают 30—32 см в длину.


Переходное положение между макропланктонной и микронектонной группировками занимают эверманнелло-вые (семейство Evermannellidae) и жемчужноглазковые (Scopelarchidae) рыбы, недавно ревизованные Р. Джонсоном.


Эверманнеллиды — мезопелагические рыбы, длина которых варьирует от 7 до 18,5 см, с мощным зубным вооружением и довольно слабой туловищной мускулатурой. В состав семейства входят три рода, хорошо различающиеся строением глаз — у одонтостомопса (Odontostomops normalops) они имеют нормальное строение, у кок-корелл (род Coccorella) — полутелескошгческие, а у эверманнелл (Evermannella) — настоящие трубчатые, ориентированные вверх со слабым наклоном вперед. Обитающие в том же диапазоне глубин (300—1000 м, редко глубже) и тоже пользующиеся преимуществом бинокулярного зрения жемчужноглазки лмеют более упругое тело и, по-видимому, обладают лучшими возможностями для активного плавания. Длина самых мелких видов, ареалы которых приурочены к тропической зоне, составляет лишь 6—10 см (род Scopelarchus и др.), тогда как крупные представители рода Benthalbella, живущие в холодных водах Северной Пацифики и Антарктики, достигают 22— 24 см в длину. Характерной особенностью этих рыб, как и других, рассматриваемых ниже представителей подотряда алепизавровидных — веретенников, кинжалозубов, алепизавров,— является способ их размножения. Все они принадлежат к числу синхронных гермафродитов, гонады которых одновременно продуцируют как яйца, так и сперму. Таким образом, потенциально они способны к самооплодотворению, но никаких доказательств в пользу его реального существования нет, и при нересте партнеры скорее всего ведут себя так же, как и раздельнополые рыбы: один из них функционирует в качестве самца, другой — самки.


Семейство веретенниковых (Paralepididae) содержит, по А. Посту, 12 родов и около 50 видов, распространенных на глубине 200—1500 м (обычно 300—600 м) во всех широтах Мирового океана, но наиболее разнообразных в теплых водах. Особенно большой ареал, простирающийся от 40° с. ш. до 40° ю. ш. (отдельные нахождения и за пределами этой зоны, в Атлантике, например, вплоть до западной части Баренцева моря), у ложного нотолеписа (Notolepis rissoi), достигающего 30 см в длину. Другие виды семейства имеют длину от 15 см до 1 м (Sudis hyalina), и все они относятся к нектонной жизненной форме. Удлиненное тело веретенников прекрасно приспособлено для быстрого плавания и преследования добычи «в угон» (по этой причине они почти не попадают в тралы исследовательских судов), однако из подводных аппаратов наблюдали, как они медленно передвигаются в вертикальном положении головой вниз или вверх. Представители тропических родов Lestidium и Lestrolepis имеют светящиеся органы в виде одного или двух трубчатых каналов, расположенных в брюшной мускулатуре и, по-видимому, содержащих светящиеся бактерии. Веретенники питаются мелкими рыбами и различными беспозвоночными, но один вид (Notolepis coatsi), живущий в антарктических водах, специализирован на питании крилем. Сами они составляют очень существенную часть диеты тунцов и других крупных хищников.


Выделяемый в отдельное семейство, но близкий к веретенникам кинжалозуб (Anotopterus pharao) длиной до О см (этого размера он достигает в возрасте 6 лет) особенно характерен для умеренных вод северного и южного полушарий (крупные особи могут быть встречены даже у Гренландии и в Антарктике), хотя размножение идет, судя по ловам молоди, только в субтропической зоне. Кинжалозуб хорошо отличается от всех родственных ему рыб отсутствием спинного плавника, особенно резко контрастируя с алепизаврами (семейство Alepisauridae), обладающими огромным флаговидным плавником па спине.


Рис. 25. Большой алепизавр.

Рис. 25. Большой алепизавр.

Большой алепизавр (Alepisaurus ferox) (рис. 25) имеет очень широкое распространение. Он встречается как в тропических, так и в умеренных водах в очень растянутом диапазоне глубин — от подповерхностных горизонтов до 1000 м, будучи особенно обычным в слое от 150 до 350 м, и часто ловится на крючки тунцеловных ярусов. Максимальная зарегистрированная длина этой рыбы 210 см (второй вид рода — короткорылый алепизавр А. brevirostris не превышает 90 см). Экземпляры длиной 1,5 м и массой около 5 кг (по соотношению этих величин видно, насколько прогонисто их тело) вполне обычны в уловах. Алепизавры — прожорливые хищники, не очень разборчивые в выборе добычи. В списках их жертв значатся десятки видов рыб, головоногих моллюсков, ракообразных, а также сальпы, гребневики, медузы, пелагические полихеты и другие объекты. Следует отметить, что переваривание пищи у алепизавров (как и у родственных им рыб) происходит только в кишечнике, а желудок используется лишь в качестве своего рода «провизионной кладовой» и всегда содержит абсолютно целые объекты питания (из этого «орудия лова» происходит немало голотипов мезопелагических животных). Общее число жертв в желудке может быть очень велико: у одного алепизавра, например, там были найдены 41 рыба, 3 кальмара, 1 амфипода и 1 полихета, а у другого сразу 83 экземпляра рыб-топориков. Трофологические исследования показывают, что именно алепизавры являются главными пищевыми конкурентами «ярусных» тупцов, но они же принадлежат к числу первостепенных кормовых объектов этих тунцов.


Среди мезопелагических хищников нельзя не упомянуть небольших акул из преимущественно бентопелаги-ческого семейства катрановых (Squalidae), представляющих довольно специфический элемент океанической ихтиофауны. Их насчитывается около 10 видов. Акула-карлик (Euprotomicrus bispinatus) встречается во всех океанах и приурочена преимущественно к центральным водным массам (в других районах открытого океана ее замещает близкий и также карликовый вид — акула-пигмей Squaliolus laticaudus). Акула-карлик принадлежит к числу никтоэпипелагических рыб, мигрирующих ночью к поверхности (акула-пигмей не поднимается, как правило, выше 200 м), а в дневное время опускается, как предполагают, на глубину порядка 1000—1500 м. Самцы этого вида созревают при длине 17—19 см и достигают длины 22 см, самки немногим крупнее — самая большая из них имела размеры 27 см. Размножается путем яйцеживорождения, принося на свет 8 детенышей длиной около 6 см. Характерной особенностью акулы-карлика является способность к произвольному свечению. При возбуждении вся брюшная поверхность ее тела и нижние края боков светятся ровным бледно-зеленым светом, ярко вспыхивая при резких движениях рыбы и затухая, когда она успокаивается. Органами свечения служат мелкие фотофоры диаметром 0,3—0,8 мм, густо усеивающие всю нижнюю часть туловища. Люминесценция может быть очень интенсивной: известен случай, когда такую акулу заметили ночью на расстоянии 15 м от борта.


Близко к поверхности океана изредка встречается ночью и сигарная акула Isistius brasiliensis, широко распространенная в тропиках, но она, как правило, не поднимается выше верхней границы основного термоклина. Впечатляющий размах ее вертикальных миграций (с 3500 до 85 м) облегчается практически нейтральной плавучестью тела, обеспечиваемой большим количеством жидкого жира в полости тела и огромной печени. Эта акула, достигающая 50 см в длину (самцы несколько мельче — до 40 см), — прекрасный пловец. Наряду с потреблением в пищу относительно небольших рыб и головоногих она, как и второй вид рода — большезубая акула I. plutodus, способна к чрезвычайно своеобразному способу питания, который, по сути дела, может быть определен как факультативный паразитизм (уникальное явление в классе хрящевых рыб). Оба вида могут нападать на самых крупных рыб и китообразных. В этом случае акулы сначала присасываются толстыми губами к боку своей жертвы и вонзают в нее свои непропорционально большие нижнечелюстные зубы (рис. 26), имеющие форму треугольных лезвий и образующие в своей совокупности подобие острой пилы. Затем они производят вращательные движения, позволяющие выпилить из кожи и мышц жертвы конический или цилиндрический кусок, который извлекается из раны шиловидными верхнечелюстными зубами и препровождается в широкую глотку. Следы таких атак — характерные кратеровидные шрамы — отмечаются не так уж редко. Они были обнаружены на телах марлинов, тунцов, ваху, корифен, большеротой акулы, дельфинов и китов. Интересно, что такие же отметины были обнаружены при осмотре внешнего резинового корпуса американских атомных подводных лодок. Оба вида обладают способностью к люминесценции.


Рис. 26. Большезубая акула — факультативный паразит tspyniibix рыб и китообразных

Рис. 26. Большезубая акула — факультативный паразит tspyniibix рыб и китообразных.

После лова в мезопелагиали сети и тралы иной раз приходят на борт с характерными дырами, происхождение которых долго оставалось непонятным — ведь в толще воды нет, как известно, предметов, за которые можно зацепиться. Оказалось, что эти разрезы - своеобразные автографы сигарных акул, побывавших в трале и благополучно ушедших на свободу. Лишь в крайне редких случаях, видимо, будучи пойманными в самых верхних горизонтах, они разрешают извлечь себя из воды, но и в этом случае чаще всего не ждут, пока их освободят из сети, а сами прорезают ее острыми, как бритвы, зубами, снова возвращаясь в море или, гораздо реже, падая па палубу.


Живые акулы (брать их в руки, как показывает мой опыт, надо с большой осторожностью), помещенные в аквариум, интенсивно светятся в темноте таинственным зеленоватым светом, и я видел эту иллюминацию несколько раз. Впервые такое свечение наблюдалось в начале прошлого века натуралистом старого закала Ф. Беппеттом, который оставил его прекрасное описание, приводимое здесь с некоторыми купюрами. «В темном помещении экземпляр представлял собой необычное зрелище, Вся нижняя поверхность тела и головы ярко излучала зеленоватый фосфоресцирующий свет, что поистине придавало животному страшный и пугающий облик. Люминесценция была постоянной и заметно не усиливалась при раздражении... Когда акула погибла (после трех часов наблюдений) люминесценция полностью исчезла... Моим первым впечатлением было, что рыба случайно получила некоторое количество светящегося вещества из моря, но более тщательное изучение не подтвердило этого подозрения, потому что постоянство, с которым свечение занимало определенные части тела и плавников, его неизменность при жизни и прекращение после смерти не оставляют сомнения в том, что это был жизненно необходимый процесс...»


Самыми крупными мезопелагическими хищниками являются, по-видимому, гемпиловые рыбы — змеиная макрель максимальной длиной около 1 м (как интерзональ-пый мигрант, она была рассмотрена в предыдущей главе), эсколяр (Lepidocybium flavobrunneum) длиной до 2 м (обычно 1—1,2 м), достигающая иногда еще больших размеров руветта (Ruvettus pretiosus). Оба последних вида более обычны, впрочем, над материковым склоном и подводными поднятиями и, может быть, должны считаться бенто-пелагическими. В своем вертикальном распространении они тяготеют к верхней части основного термоклина. Истинно мезопелагические темпилиды из родов Diplospinus, Paradiplospinus и Nealotus не превышают 25—45 см в длину.


В целом рыбы, входящие в состав глубоководных пелагических сообществ, характеризуются значительно меньшими размерами, чем рыбы приповерхностных слоев. Как показывают ориентировочные расчеты (в качестве примера проанализированы данные по максимальной длине приблизительно 400 видов, известных, согласно новейшей сводке, из вод Южной Африки), длина «среднестатического» глубоководного вида равна примерно 12 см, что на целый порядок меньше длипы «среднего» эпипелагического вида, которая достигает 102 см (рис. 27). При этом наибольшая длина двух третей (64%) мезобатипелагических видов не превышает 20 см, а преобладающей их части (85%) —50 см, тогда как абсолютное большинство (93%) эпипелагических видов может достигать Длины более 20 см, а почти три четверти (72%) — и более 50 см.


Неудивительно поэтому, что подавляющее большинство глубинных видов относится к пассивной жизненной форме (т. е. к планктону в широком понимании термина). К ней принадлежат и многие из крупных рыб (например, полутораметровый удильщик церация). Настоящие нек-тонные виды характерны только для самых верхних горизонтов мезопелагиали, а в холодных глубинах с ничтожными кормовыми ресурсами отсутствуют даже микронектонные рыбы: по-видимому, активный поиск и преследование добычи энергетически не оправдывают себя в этих специфических условиях.


Рис. 27. Распределение видов эпипелагических (J), глубоководных пелагических (3) и глубоководных донно-придонных (3) рыб по максимальной длине особей. Среднегеометрическая  длина   вида   составляет 102 см в эпипелагиали, 12 см в глубинной толще воды и 37 см у дна и над ним.

Рис. 27. Распределение видов эпипелагических (J), глубоководных пелагических (3) и глубоководных донно-придонных (3) рыб по максимальной длине особей. Среднегеометрическая длина вида составляет 102 см в эпипелагиали, 12 см в глубинной толще воды и 37 см у дна и над ним.


Таблица 3

отряд, семейство всего видов Видов в ихтиоценах Встречаемость других видов
ЭМ М МБ Б БА
Катранообразные (Squaliformes)
Катрановые акулы (Squalidae) 68 1(9) - - - - Эпимезобатибентопелагиаль
Ламнообразные (Lamniformes)
Лисьи акулы (Alopiidae) 3 1 - - - - Неритическая эпипелагиаль
Большеротые акулы (Megachasmidae) 1 1 - - - - Нет
Ложнопесчаные акулы(Pseudocarchariidae) 1 1 - - - - Нет
Сельдевые акулы (Lamnidae) 5 5 - - - - Эпипелагиаль
Кархаринообразные (Carcharhiniformes)
Серые акулы (Carcharinidae) 48 1 - - - - "
Угреобразные (Anguilliformes)
Нитехвостые угри (Nemichthyidae) 11 - 2 9 - - Нет
Циемовые (Cyemidae) 2 - - - 1 1 "
Острохвостые угри (Ophichthidae) 240 1 - - - - Эпибенталь
Дерихтовые (Derichthyidae) 3 - 2 1 - - Нет
Пилосошниковые угри (Serrivomeridae) 10 - 1 9 - - "
Мешкоротовые (Saccopharyngidae) 9 - - - 9 + "
Большеротовые (Eurypharyngidae) 1 - - - 1 - "
Лососеобразные (Salmoniformes)
Серебрянковые (Argentinidae) 35 - 12 - - - Мезобентопелагиаль
Батилаговые (Bathylagidae) 19 - 19 - - - Нет
Опистопроктовые (Opisthoproctidae) 11 - 11 - - - Нет
Стомиеобразные (Stomiiformes)
Гоностомовые (Gonostomatidae) 27 - 16 5 1 1 Мезобентопелагиаль
Топориковые (Sternoptychidae) 40 - 15 - - - "
Фотихтовые (Photichthyidae) 21 2 14 - - - "
Хаулиодовые (Chauliodontidae) 8 - 8 - - - Нет
Стомиевые (Stomiidae) 10 - 10 - - - "
Астронестовые (Astronesthidae) 35 2 28 - - - Мезобентопелагиаль
Меланостомиевые (Melanostomiidae) 180 - 178 - - - Нет
Малакостеевые (Malacosteidae) 15 - 13 2 - - Нет
Идиакантовые (Idiacanthidae) 3 - 3 - - - "
Ayлопообразные (Aulopiformes)
Жемчужноглазковые (Scopelarchidae) 17 - 17 - - - "
Нотосудиевые (Notosudidae) 19 - 2 - - - Мезобентопелагиаль
Гигантуровые (Giganturidae) 2 - 1 1 - - Нет
Веретенниковые (Paralepididae) 50 - 50 - - - "
Кинжалозубовые (Anotopteridae) 1 - 1 - - - Нет
Эверманнелловые (Evermannellidae) 7 - 7 - - - "
Алепизавровые (Alepisauridao) 2 2 - - - - "
Миктофообразные (Myctophijormes)
Неоскопеловые (Neoscopelidae) 5 - 1 - - - Мезобентопелагиаль
Миктофовые (Myctophidae) 220 40 150 10 - - "
Трескообразные (Gadiformes)
Меланоновые (Melanonidae) 2 - 1 - - - "
Брегмацеровые (Bregmacerotidae) 7 - 2 - - - "
Долгохвостовые (Macrouridae) 250 - - 5 - - Мезобатибенталь и бентопелагиаль
Ошибнеобразные (Ophidiiformes)
Ошибневые (Ophidiidae) 135 - - 4 - - "
Удильщикообразные (Lophiiformes)
Каулофриновые (Caulophrynidae) 3 - 3 - - - Нет
Церациевые (Ceratiidae) 3 - - 3 - - "
Гигантактовые (Gigantactinidae) 17 - - 17 - + "
Неоцерациевые (Neoceraciidae) 1 - - 1 - - Нет
Линофриновые (Linophrynidae) 25 - - 25 - + "
Онейродовые (Oneirodidae) 30 - - 30 - + "
Тауматихтовые (Thaumatichthyidae) 5 - - 3 - - Абиссобенталь
Центрофриновые (Centrophrynidae) 1 - - 1 - - Нет
Гимантолофовые (Himanlolophidae) 4 - - 4 - - "
Меланоцетовые (Melanocetidae) 5 - - 5 - + "
Опахообразные (Lampridiformes)
Опаховые (Lampridae) 2 2 - - - - "
Лофотовые (Lophotidae) 2 2 - - - - "
Радицефаловые (Radiicephalidae) 1 1 - - - - "
Вогмеровые (Trachipteridae) 9 9 - - - - "
Ремень-рыба (Regalecidae) 2 2 - - - - "
Палочкохвостовые (Stylephoridae) 1 - 1 - - - "
Мирапинновые (Mirapinnidae) 1 - 1 - - - "
Лентохвостовые (Eutaeniophoridae) 3 - 3 - - - "
Мегаломиктеровые (Megalomycteridae) 5 - 5 - - - "
Бериксообразные (Bericiformes)
Диретмовые (Diretmidae) 5 - 1 - - - Мезобентопелагиаль
Саблезубовые (Anoplogasteridae) 2 - 2 - - - Нет
Меламфаевые (Melamphaidae) 33 - 20 10 1 - Мезобентопелагиаль
Китовидкообразные (Cetomimiformes)
Ронделетиевые (Rondeletiidae) 2 - 2 - - - Нет
Барбурисиевые (Barbourisiidae) 1 - 1 - - - "
Китовидковые (Cetomimidae) 23 - - 23 - + "
Скорпенообразные (Scorpaeniformes)
Пинагоровые (Cyclopteridae) 27 1 - - - - Эпибенталь
Пинагоровые (Cyclopteridae) 27 1 - - - - Эпибенталь
Липаровые (Liparididae) 150 - 1 - - - Эпи-абиссобенталь
Окунеобразные (Perciformes)
Эпигоновые (Epigonidae) 27 - - 1 - - Мезобентопелагиаль
Морские лещи (Bramidae) 17 15 - - - - "
Гривачевые (Caristiidae) 4 - 4 - - - Нет
Живоглотовые (Chiasmodontidae) 17 - 6 11 - - "
Икостеевые (Icosteidae) 1 1 - - - - "
Луваровые (Luvaridae) 1 1 - - - - "
Скомбролабровые (Scombrolabracidae) 2 - 1 - - - "
Гемпиловые (Gempylidae) 22 1(2) 3 - - - Мезобентопелагиаль
Скумбриевые (Scombridae) 49 7 - - - - Эпипелагиаль
Меч-рыбы (Xiphiidae) 1 1 - - - - "
Парусниковые (Istiophoridae) 8 5 - - - - "
Амарсиповые (Amarsipidae) 1 1 - - - - Нет
Центролофовые (Centrolophidae) 22 9 - - - - Мезобентопелагиаль
Номеевые (Nomeidae) 16 16 - - - - Нет
Алетовые (Tetragomiridae) 4 4 - - - - "
Скалозубообразные (Tetraodon tiformes)
Рыбы-луны (Molidae) 4 4 - - - - "
-46 103 611 182 13 2+

Рассматриваемые в этой главе глубоководные пелагические рыбы входят в состав сообществ четырех крупномасштабных биотопов — мезо-, бати-, абиссо- и хадопелагиали, однако комплексы видов, населяющие эти биотопы, далеко не равнозначны по объему и разнообразию (табл. 3). Наиболее богатый видами (около 950) мезопелагический ихтиоцен достаточно хорошо обособлен от батипелагического (в нем около 200 видов), но с дальнейшим увеличением глубины происходит лишь общее обеднение фауны. Специфических абиссопелагических и тем более хадопелагических рыб, насколько можно судить по имеющимся сейчас данным, не существует, и поэтому ихтиоцены трех нижних зон водной толщи можно рассматривать совместно. Общее число видов в глубоководной, по-видимому, близко к 1000 (все цифры в табл. 3 следует рассматривать впрочем, как приблизи­тельные).


Мезопелагический биотоп занимает, как уже указыва­лось, воды основного пикноклина, как правило, совпадаю­щего с основным термоклином. Положение и четкость его верхней границы определяются в первую очередь темпе­ратурным фактором. Именно поэтому в высоких широтах, где в зимне-весеннее время температура поверхностных и промежуточных вод становится практически одинаковой, нередко наблюдаются выходы глубоководных рыб даже к самой поверхности. В тропиках граница между мезо-и эпипелагиалью полностью проницаема только для никтоэпипелагических мигрантов. Эта граница, или, точнее го­воря, пограничная зона, приуроченная к наиболее гра­диентным по температуре слоям и имеющая толщину порядка 100—150 м, должна рассматриваться как экотон — зона смешения видов из обоих контактирующих сообществ. Одни из этих видов проводят в нем опреде­ленную часть жизненного цикла, другие встречаются там постоянно или почти постоянно.


Для эпимезопелагического экотона особенно характер­ны крупные нектопланктонные и нектонные рыбы, нахо­дящие в этой зоне оптимальные условия существования. Некоторые из них — алепизавры, ряд видов веретенников и гемпилид — более тяготеют к верхней мезопелагиали, другие — упоминавшиеся в предыдущей главе сельдяные короли и их родичи, морские лещи, центролофы — к ниж­ней эпипелагиали, но это разделение представляется весь­ма условным. Здесь же нагуливается во взрослом состоя­нии большинство крупных тунцов, мечерылых и акул, служащих объектами ярусного рыболовства. Основной источник пищи всех таких хищников — макропланктонные организмы (рыбы, кальмары, ракообразные), мигри­рующие к верхней границе термоклипа ночью, однако те хищники, которые питаются преимущественно на утрен­них и вечерних зорях (алепизавры, тунцы и др.), могут использовать этот источник пищи только опосредованно — через постоянно живущих в мезопелагиали менее круп­ных хищных нектеров (это паралепидиды, гемпилпды и хиазмодонтиды из рыб и, возможно, некоторые каль­мары).


Преобладающие в мезопелагиали макропланктонные и микронектонпые рыбы делятся па две основные экологи­ческие группы. Одну нз них (большую) образуют виды, совершающие регулярные суточные вертикальные миграции с ночным подъемом и дневным опусканием, другую — виды, сохраняющие во взрослом состоянии более или менее постоянный горизонт обитания.


Следует отметить, однако, что большинству представителей обеих групп (а также рыбам бати- и абиссопелагиа-ли) свойственны онтогенетические миграции: их икринки, личинки и мальки проходят развитие в слоях воды, расположенных ближе к поверхности, чем горизонты обитания подрастающих и взрослых особей. Проявлением одномоментного состояния онтогенетической миграции многих видов служит прямая связь размера рыб с глубиной обитания — в пределах вертикального диапазона, характерного для данного вида, более крупные особи распределены на большей глубине, чем мелкие. По мнению М. Е. Виноградова, основной смысл онтогенетических перемещений, которые хорошо выражены и у многих беспозвоночных, состоит в том, что растущие личинки и молодь могут откармливаться в более кормных верхних слоях воды.


Суточные миграции рыб (как и других пелагических животных) в самой общей форме обычно объясняют с трофических позиций, указывая, что вертикальные мигранты, поднимаясь в ночное время на меньшие глубины (вплоть до поверхности океана), используют в качестве пищи относительно более богатые ресурсы мезоплапктона этой зоны или поедают животных, перемещающихся вместе с ними. Такое объяснение ничего не дает, впрочем, для понимания обратного процесса — перемещения мигрантов на глубину после откорма. Для обоснования этого опускания было предложено несколько гипотез.


Так, в 50-е годы советский ихтиолог Б. П. Маитейфель, который был в пашей стране одним из основоположников изучения поведения рыб, высказал предположение, что сельди (а также другие рыбы из числа зрительных планктофагов) активно уходят вниз, спасаясь от «пресса хищников» поверхностного слоя, и придавал этому уходу прямое адаптивное значение. Такое объяснение не может быть принято: как ни трудно количественно оценить упомянутый «пресс», он выражен в мезопелагиали никак не меньше, чем в эпипелагиали (это особенно очевидно в тепловодной зоне, где наблюдаются самые масштабные вертикальные миграции миктофид и других макропланктонных рыб). Другая теория, также исходящая из адаптивности миграций, предполагает активное опускание вниз с целью уменьшения энергетических затрат мигрантов в том случае, если они питаются в более теплой воде, чем та, в которой происходит переваривание их пищи. Эта гипотеза, приложимая в отличие от предыдущей только к тропическим водам, не проверялась балансовыми расчетами и вряд ли выдержит такую проверку в подавляющем большинстве случаев.


По мнению Ю. А. Рудякова, ритмические вертикальные перемещения пелагических животных могут быть следствием изменения их двигательной активности в течение суток, причем опускание на глубину происходит в те часы, когда уровень этой активности оказывается недостаточным для компенсации пассивного погружения под действием силы тяжести. Для вертикально мигрирующих рыб наиболее правдоподобно выглядит следующая схема суточных перемещений: активный подъем вечером с целью встречи с главными кормовыми объектами, ночной откорм в слое обитания этих объектов (иногда с перерывом в полуночные часы), более или менее пассивное утреннее опускание на глубину (возможно, соответствующую переходу мигрантов в состояние нейтральной плавучести) и дневной пассивный отдых («сон») на этой глубине. В связи с этим нужно отметить, что большая часть мигрирующих рыб имеет плавательный пузырь — орган, довольно эффективно, хотя и не быстро регулирующий изменение удельной массы тела. У многих рыб вертикальные миграции начинают формироваться еще на личиночной стадии развития. Известно, например, что личинки многих массовых миктофид встречаются у поверхности воды только днем (это пример так называемой инвертированной, или обращенной, миграции), что прямо связывается с существованием у них суточного хода двигательной активности, обусловленной ритмом питания.


Общепризнано, что миграции контролируются суточными изменениями освещенности. Этот фактор может действовать как ориентирующий, сигнальный, определяющий ритм питания или синхронизирующий эндогенные (циркадные) ритмы отдельных особей.


Размах вертикальных перемещений может сильно варьировать. Наибольшей протяженности — с глубины 400— 800 (1000) м до поверхности — они достигают у никтоэпипелагических рыб, уже упоминавшихся выше. К ним относятся около 40 видов светящихся анчоусов из 5 родов, акула-карлик, змеиная макрель, которые, по-видимому, поднимаются к поверхности каждую ночь, а также отдельные виды винцигуерий и астронестов (например, Aslronesthes aiger), у которых такал миграция не имеет массового характера, и значительная часть популяции остается ночью в подповерхностных слоях,


У преобладающего большинства тропических мезопе-лагических рыб вертикальные миграции полностью укладываются в пределы своего биотопа — основного термоклина (т. е. между нижней границей поверхностного изотермического слоя и верхней границей глубинных однородных вод). При этом положение верхней границы ночного подъема разных видов довольно сильно варьирует: по-видимому, оно контролируется в основном температурой воды (может быть, также положением слоя концентрации пищевых объектов). Известную роль в размахе вертикальной миграции играет и освещенность (многие миктофиды, например, поднимаются в новолуние на 30— 50 м выше, чем в полнолуние). Имеются различия и в батиметрическом распределении разных размерно-возрастных групп одного вида, У некоторых видов (из родов Diaphus, Ceratoscopelus и др.) в нижние слои эпипелагиали проникают, как правило, только неполовозрелые особи.


Мигрирующие по вертикали рыбы перемещаются в толще воды в многовидовых ассоциациях — звукорассеивающих слоях, образующих особые сообщества неполного состава (без автотрофного звена), которые можно называть схизоценами. Эти слои объединяют рыб, креветок, эвфаузиид, кальмаров, киленогих и крылоногих моллюсков, сифонофор, сальп и других животных. Суточные миграции ЗРС (как и другие виды вертикальных перемещений) связывают мезопелагических консументов с пищевыми ресурсами вышележащих горизонтов и имеют существенное значение в перераспределении органического вещества в океане. Эти слои имеют очень широкое распространение и наблюдаются почти повсеместно. В продуктивных районах часто формируются сразу несколько звукорассеивающих слоев, перемещающихся по-разному, хотя иногда и сливающихся вместе ночью или днем. Основную роль в мигрирующих ЗРС играют макроплаыктонные рыбы-планктофаги, среди которых резко преобладают миктофиды из родов Diaphus, Ceratoscopelus, Lampanyctus, Hygophum и др., составляющие до 80—90% общей численности рыб в схизоцене. В некоторых участках океана к доминирующим формам относятся также винцигуерии и батилагиды. Хищные рыбы представлены в сообществах ЗРС хаулиодами, стомиями, гоностомами, астронестами, идиакантами и другими относительно крупными видами отряда Stomiiformes, питающимися только в пределах самого слоя. Глубины дневного и ночного положения звуко-рассеивающих слоев колеблются в довольно значительных пределах — у светящихся анчоусов, например, амплитуда суточных перемещений варьирует от 200 м (Diaphus regani) до 700—800 м (Ceratoscopelus warming!),— но почти всегда остаются в границах мезопелагиали, т. е. зоны, занятой промежуточными водами. В светлое время суток мигрирующие рыбы живут на глубине 300—1000 м (обычно глубже 400—500 м), а ночью концентрируются в слое от 50-100 до 300 м.


В мезопелагиали, как уже отмечалось, имеются и слабо мигрирующие рыбы, у которых размах вертикальных перемещений не превышает 50—100 м, т. е. настолько ничтожен, что им можно пренебречь (у некоторых, например у топориков рода Argyropelecus, ночью поднимается только верхняя граница). Есть там и рыбы, вовсе не мигрирующие на протяжении суток. Глубина обитания этих постоянно живущих на одном горизонте видов (их еще называют «стационарными») также не одинакова. Грубо говоря, на средних глубинах можно выделить два комплекса видов, разделение которых особенно четко выражено в тропических водах с развитым главным термоклином. Там, на глубине 400—500 м, температурный градиент сильно уменьшается и понижение температуры становится гораздо более медленным, чем в самом слое скачка, и это приводит к обособлению (конечно, не абсолютному) двух среднеглубинных группировок — верхне- и нижнемезопе-лагической. К первой относятся, в частности, рыбы-топорики рода Argyropelecus, эверманнеллиды, жемчужноглаз-ки, светящиеся живоглоты и др. Многие из них, можно повторить еще раз, входят в число основных кормовых объектов тунцов рода Thunnus и других крупных хищников. В нижней мезопелагиали постоянно живут «светлые» Циклотоны (например, Cyclothone alba), представители ро-Дов Melamphaes, Valenciennellus, Sternoptyx и др., и там же сосредоточиваются днем все рыбы, предпринимающие вертикальные миграции. На глубине порядка 300—400 м находится и нижняя граница ночного подъема наиболее слабо мигрирующих ЗРС. В результате верхние горизонты мезопелагиали — выше 300—500 м — в светлое время имеют очень скудное макропланктонное население, а макро-планктонные рыбы (если не считать личиночно-мальковых стадий развития) в этом слое днем отсутствуют.


Мезопелагический ихтиоцен, как уже говорилось, исключительно разнообразен по видовому составу. Он содержит около 960 видов, из которых две трети специфичны для среднеглубинных горизонтов. Наибольшее число мезопелагических видов содержат семейства Myctophidae (почти 200) и Melanostomiidae (примерно 180), а также Paralepididae (около 50), Melamphaidae (около 35), Astro-nesthidae (около 35), Gonostomatidae (около 30) и др. Всего в этой зоне океанской пелагиали представлено более 75 семейств, из которых около 20 являются голомезопелагическими, т. е. не представлены ни в прибрежной зоне, ни в других биотопах океанской пелагиали.


Видовое разнообразие батиабиссопелагического ихтио-цена значительно меньше, чем мезопелагического. Здесь отмечено, впрочем, не так уж мало видов — почти 200, которые, как уже указывалось, все относятся к макропланктону. Для этой зоны особенно характерны рыбы-удильщики подотряда Ceratioidei (около 100 видов, т. е. половина видового состава ихтиоцена). Типичными обитателями глубинных однородных вод являются также «черные» цикло-тоны, миктофиды рода Taaningichthys, китовидки, глубоководные угреобразные.


На всех горизонтах океанской пелагиали видовой состав рыб в тропических и субтропических водах значительно разнообразнее, чем в субполярных. В антарктической ме-зопелагиали, например, обитает чуть больше десятка видов (все эндемичные), причем более чем одним видом представлено только четыре рода — Bathylagus, Protomyctophum, Electrona, Gymnoscopelus. Это различие отчасти объясняется отсутствием термосферы в высоких широтах, однако такое объяснение неприложимо к бати- и абиссопелагиали в связи с полнейшим однообразием глубинных вод. Общая причина видовой бедности всех высокоширотных пелагических ихтиоценов состоит в том, что ранний онтогенез всех глубоководных рыб проходит в верхних горизонтах пелагиали — там, где условия среды в разных широтах различаются коренным образом. Поэтому-то адаптации большинства видов к развитию икры и личинок при высокой температуре препятствуют освоению ими субполярных районов.


Количественное распределение рыб в глубоководной пелагиали зависит от продуктивности поверхностных вод, так как первичное продуцирование органического вещества идет только в эпипелагиали и количество пищи, попадающей на глубины, определяется в конечном итоге именно этим переносом. Как и в эпипелагиали, наименьшая биомасса рыб наблюдается в центральных частях субтропических круговоротов, а наибольшая — в экваториальных и умеренно теплых водах, а также в нерито-океа-ннческих участках. Иногда наблюдаются некоторые отклонения от этого правила, которые всегда объясняются подтоком глубинных вод из районов, отличающихся иной продуктивностью поверхностного планктона. Биомасса пелагических рыб в целом уменьшается с глубиной, но в тропической зоне пик концентрации макропланктона и нектона находится не в эпипелагиали, а в верхней мезопелагиали.


Количественно оценить обилие рыб в пелагиали совсем не просто, даже если ограничить эту задачу только некрупными — макропланктонными и микронектонными объектами. К этой цели ведут разные пути (ловы разноглубинными тралами, гидроакустические съемки, прямые наблюдения из подводных аппаратов, телеучеты), но в любом случае очень важно, чтобы способы оценки были единообразными во всех странах и учреждениях, так как только в этом случае обеспечивается полная сравнимость данных. Для обсуждения этой проблемы и выработки соответствующих рекомендаций Научный совет по океаническим исследованиям (сокращенно СКОР) при ЮНЕСКО образовал в 1977 г. международную рабочую группу, в состав которой входил и я. Результатом нашей деятельности были предложения по унификации сетных орудий лова и акустических методов, однако для полного внедрения подготовленных рекомендаций в широкую практику нужно еще преодолеть немало препятствий.


С участием в этой рабочей группе у меня связано курьезное воспоминание об одной поездке в США. Я прилетел в Сан-Диего, не имея представления, как добираться оттуда до небольшого городка Айдилвилл (именно там мы должны были заседать), но будучи твердо уверенным, что меня, как было обещано, встретят в аэропорту. Однако в небольшой группе ожидавших у входа в здание я не увидел никого из известных мне ихтиологов. Не было там и плакатика с моей фамилией — так коллеги обычно встречают незнакомого человека, и я с некоторым недоумением прошел в почти пустой (дело было поздним вечером) зал. Что же делать? Вернулся назад, потоптался у входа, пока не иссяк поток пассажиров. Опять ушел в зал, отыскал в справочной книге около телефона-автомата номер знакомого ученого, но, прежде чем позволить, решил еще раз показаться на входе. Теперь там стоял только один представительный мужчина с седой бородкой клинышком, и вид у него был довольно растерянный. Может быть, этот человек встречал меня? Я демонстративно встал перед ним, поймал его отрешенный взгляд... Несколько секунд мы в упор глядели друг на друга, и вдруг его глаза ожили. «Вы не доктор Парии?» — спросил он без большой, впрочем, надежды. «Да». Не могу сказать, кто из нас — Пол Смит (так его .звали) или я — был больше рад благополучному исходу дела. Потом он признался, что, действительно, был очень растерян, так как считал, что узнает русского с первого взгляда, а среди пассажиров не оказалось никого, отличающегося от обычных людей. Я не стал уточнять, какими именно Пол представлял себе наши отличительные особенности, но догадываюсь, что специфический образ «русского» сложился в его представлении не без влияния местных средств информации.


Экология рыб глубоководной пелагиали изучеыа крайне слабо. Сведения об их питании и трофических связях, о размножении и росте, об образе жизни и поведении явно недостаточны, хотя результаты отдельных исследований уже начали публиковаться в последние годы. Это дает возможность сделать некоторые предварительные обобщения.



Размножение. Икра и ранние личинки самых разных рыб глубоководной пелагиали — светящихся анчоусов, цикдотон, удильщиков — проходят развитие в поверхностных горизонтах, но размножающихся особей в эпипелагиали никогда не наблюдали. Логично заключить, что нерест происходит на глубине обычного обитания взрослых рыб, откуда оплодотворенные икринки, обладающие положительной плавучестью, быстро всплывают. Вылупившиеся личинки по мере развития и роста постепенно опускаются все глубже и глубже.


Насколько сейчас известно, почти все глубоководные пелагические рыбы относятся к порционно нерестующим. Число икринок в порции подвержено довольно сильной изменчивости. В районе Гавайских островов оно варьирует, по данным Т. Кларка, у миктофид от 30—150 (крохотный Notolychnus valdiviae длиной не более 2,5 см) до 2,6— 9,5 тыс., а у других мезопелагических рыб от 70—250 до 27—61 тыс. ооцитов (относительно крупная Gonostoma elongatum длиной до 27,5 см), причем общее число порций составляет 10—20. Антарктический батилаг (Bathylagus autarcticus) выметывает от 250 до 1300 икринок в 3—4 порциях, а североатлантический светящийся анчоус (Benthosema glaciale) — 190—470 икринок, возможно, при разовом нересте. В яичниках «светлых» циклотон насчитывали 0,1—0,9 тыс. ооцитов, «черных» циклотон — около 2— 10 тыс., угря Derichthys serpentinus — 4,1 тыс., рыб-удильщиков, как правило, 7,5—10,8 тыс., но у очень крупной (65 см) самки цератии (Ceratias holboelli) — почти 5 млн. ооцитов. Суммарная абсолютная плодовитость у рыб мезо- и батипелагиали в общем невелика и заметно уступает плодовитости эпипелагических рыб, которые, впрочем, имеют гораздо более крупные средние размеры. Относительная плодовитость (число икринок на 1 г массы тела) у глубоководных видов также достоверно меньше, чем у приповерхностных.


Размножение глубоководных пелагических рыб в тропических водах, по всей вероятности, продолжается в течение всего года, но у краев тепловодной зоны либо имеет пик в летне-осеннее время, либо вообще ограничено этим сезоном. В то же время в субполярных водах существуют как зимненерестующие, так и летненерестующие виды (в Северной Пацифике, например, к числу первых принадлежит миктофида Stenobrachius leucopsarus).


Некоторые из упоминавшихся специфических особенностей батипелагических рыб, связанные с их размножением, в частности, половой диморфизм по размерам (и крайнее его проявление — самцовый паразитизм) и по строению органов обоняния, а также синхронный гермафродитизм, обеспечивающий возможность нереста любой пары случайно встретившихся производителей, несомненно, объясняются трудностями отыскания партнеров в условиях разреженного существования.



Возраст. Данных по возрасту глубоководных рыб пока совсем немного, и почти все цифры, приводимые здесь, получены Дж. Фитчем и Р. Лавенбергом при исследовании отолитов отдельных экземпляров из вод, прилегающих к берегам Калифорнии. Продолжительность жизни этих рыб в общем невелика. Скорее всего созревают (еще до наступления годовалого возраста) и меньше всего живут (1,5—2 года) мигрирующие в эпипелагиаль тропические миктофиды и винцигуерии: до наступления половой зрелости они быстро растут, а затем почти беспрерывно нерестятся вплоть до самой смерти. Так, Benthosema pterotum, наиболее массовый вид миктофид Аравийского моря, становится половозрелой к 6—7 месяцам жизни при длине порядка 40 мм (максимальная длина этого вида 50 мм) и гибнет после окончания нерестового периода в возрасте чуть больше 1 года. Созревание слабо мигрирующих и постоянно остающихся на глубинах, а также обитающих в высоких и умеренных широтах рыб наступает позже (у батипела-гического угря Serrivomer sector, например, в возрасте около 4, у северного светящегося анчоуса Benthosema glaciale — в 2—3 года). Продолжительность их жизни составляет от 3—5 (циклотоны, рыбы-топорики, батилаги, умеренно-холодноводные и глубинные миктофиды, веретенники рода Lestidium и др.) до 6—8 лет (хаулиоды, идиакан-ты, кинжалозуб, китовидки, живоглоты) и даже 10—18 лет (представители родов Poromitra, Nemichthys, Gigantactis). Это свидетельствует о более высоком уровне энергетических процессов у мигрирующих по вертикали видов по сравнению с ограниченно мигрирующими и немигрирующими.



Питание. В каждом биотопе глубоководной пелагиали есть и планктоядные и хищные рыбы. Среди мезопелаги-ческих планктофагов доминируют, как уже отмечалось, мигрирующие по вертикали миктофиды и винцигуерии. Исследования, выполненные в последние годы Т. А. Гореловой, Т. Кларком и другими специалистами, показывают, что те из них, которые достигают ночью поверхности, питаются в основном приповерхностными беспозвоночными (копеподы понтеллиды и др.), а перемещающиеся в составе ЗРС без выхода в верхний однородный слой — мигрирующим вместе с ними интерзональным мезопланктоном (главным образом также ракообразными — копепо-дами, остракодами, амфиподами, эвфаузиидами) и являются основными потребителями этого планктона. Рыбы-мигранты питаются по преимуществу ночью или в вечерние и утренние часы (т. е. на закате и восходе солнца) и, подобно всем прочим зоофагам океанской толщи, захватывают обнаруженную ими (как правило, визуально) добычу, какой бы размер она ни имела, поодиночке (единственным фильтратором среди глубоководных рыб является, насколько сейчас известно, большеротая акула мегахазма). Об этом свидетельствует, в частности, явное преобладание в их желудках непрозрачных, более или менее контрастных по окраске объектов. Несмотря на очень широкие пищевые спектры и их большое сходство у разных видов тропических миктофид, между ними, по меньшей мере в некоторых районах, существуют определенные различия в составе пищи, которые, по всей вероятности, связаны с различиями в длине рыб (корреляция между размерами потребителя и жертвы часто выражена довольно явно) и в видовом составе планктона на горизонтах их ночного подъема. Это, по-видимому, способствует снижению межвидовой конкуренции за пищу в условиях ограниченных трофических ресурсов, поскольку у миктофид, живущих в более продуктивных по планктону умеренных и холодных водах, различий в составе пищи фактически не обнаружено. В олиготрофных участках океана миктофиды демонстрируют исключительно высокую кормовую пластичность: Ceratoscopelus warmingi, например, может использовать в пищу не только излюбленных копепод, но также хетогнат, оболочников, сифонофор, личинок рыб и даже фитопланктон.


Немигрирующие планктофаги — циклотоны, гоностомы, рыбы-топорики, меламфаи, батилаги (кроме совершающего суточные миграции Bathylagoides nigrigenys) — питаются независимо от времени суток или, что представляется характерным только для мезопелагических форм — жителей сумеречной зоны (Sternoptychidae и др.), в дневные часы. Основной пищей топориков, гоностомовых и меламфаев служат ракообразные (у более мелких — копеподы, у крупных — можно напомнить, что длина Gonosto-ma elongatum превышает 25 см,— эвфаузииды). Батилаги предпочитают планктеров с мягкими покровами — крылоногих моллюсков, личинок головоногих, аппендикулярий и самых мелких рачков. Средние индексы наполнения желудков у пелагических рыб уменьшаются с глубиной в соответствии с разреженным распределением глубинного плактона, и батипелагические циклотоны (в частности, Cyclothone pallida) влачат, казалось бы, самое жалкое существование (для них, впрочем, совершенно нормальное), поглощая в среднем только одного маленького рачка раз в 10 дней. Рассчитано, что суточные рационы немигрирующих рыб составляют примерно 1% сырой массы их тела и заметно уступают рациоцам мигрирующих видов, у которых они достигают 3—5, а у быстро растущей молоди даже 10—15% сырой массы тела.


Среди рыб, питающихся макроплаиктониыми объектами, особое место занимают специализированные потребители относительно крупных ракообразных — больших глубоководных эвфаузиид и креветок. Это все виды бекасорылых, или нитехвостых, угрей (семейство Nemichthyidae), желудки которых никогда не содержат другой пищи, а также, возможно, еще два семейства угрей — пилосошниковые (в питании Stemonidium hypomelas отмечены только ракообразные, но виды рода Serrivomer наряду с ними поедают рыб и кальмаров) и пессарамфовые (для представителей обоих родов — Nessarhamphus и Derichthys — ракообразные указываются в качестве основ-ной пищи). Предположительно такая специализация связана с какой-то особенностью поведения: можно думать, что все эти угри «знают секрет» приманивания крупных ракообразных, так как активное выборочное преследование именно этих жертв хищникам явно не по силам. Интересно, что узкоспециализированные ракоеды (карцинофаги) есть и среди стомиеобразных рыб (Tactostoma macropus, виды рода Photostomias), которые не имеют ] ничего общего с глубоководными угрями.


Обычно считается, что остальные хищные рыбы не имеют особых пищевых предпочтений, но это, по-видимому, не совсем правильно. Так, стомиеобразные хищники — хаулиоды, астронестовые, меланостомиевые и другие, входящие в сообщества ЗРС, питаются только рыбами и беспозвоночными, также мигрирующими в составе этих слоев. Мало того, недавно выяснилось (эти данные получены Т. Кларком), что хищники, обладающие длинными подбородочными усиками со светящимися органами на конце (представители родов Stomias, Eustomias, Mela-nostomias и др.) или удлиненным лучом спинного плавника, также оснащенным люминесцентной железкой у конца (виды рода Chauliodus), питаются главным образом рыбами — миктофидами и др., которые привлекаются светом этих желез. При этом в тех случаях, когда представители разных родов или разных видов одного рода (например, рода Enstomias) сильно различаются по строению светящихся приманок (рис. 28), между ними есть и более или менее существенные различия в составе кормовых объектов — у некоторых в желудках преобладают такие жертвы, доля которых в ихтиоцене, судя по траловым ловам, совсем незначительна. Преимущественными ихтиофагами являются и батиабиссопелагические Удильщики, которые также подманивают добычу светящимися эскальными приманками и в некоторых случаях светящимися придатками усиков.


Рис. 28. Концевые части    подбородочных усиков   у разных   видов   эвстомий   (род Eustomias)

Рис. 28. Концевые части подбородочных усиков у разных видов эвстомий (род Eustomias)

Виды стомиевидных, у которых усик отсутствует или развит слабо (как упомянутые выше тактостома и фотостомия), питаются только ракообразными или преимущественно ими и, по всей вероятности, активно ловят свою Добычу. В некоторых случаях хищник (например, Thysa-nactis dentex) может использовать оба способа питания — подманивать рыб с помощью светящейся «удочки» и визуально выискивать зоопланктон (включая и довольно крупных раков). Самый глубоководный представитель этой группы — Malacosteus niger, немигрирующий обитатель батипелагиали, имеет широкий спектр питания — от мелких копепод до рыб.


Немигрирующие мезопелагические хищники сильно различаются по размерам — мелкие эверманнеллиды, жемчужноглазки и светящиеся живоглоты (Pseudoscopelus) имеют всего 6—7 см в длину, тогда как крупные веретенники (Sudis hyalina), кинжалозуб, алепизавры могут достигать 1—2 м. Известно, что их пища достаточно разнообразна и состоит в основном из рыб, головоногих и крупных ракообразных, однако специальные исследования касались только питания двух видов алепизавров. Исключительно широкий кормовой спектр этих рыб имеет, пожалуй, лишь одно ограничение — в нем практически отсутствуют все организмы, ассоциированные с ЗРС, в частности основной их компонент — миктофиды. Мигрирующие формы (диафусы, винцигуерии, креветки сергестиды, кальмары кранхииды) входят вместе со стационарными обитателями нижней мезопелагиали (светлые циклотоны и др.) в рацион эверманнелловых, жемчужноглазковых и веретенниковых рыб. Это различие можно объяснить тем, что алепизавры (как и тунцы) добывают пищу на утренней и вечерней заре, когда ЗРС находятся выше горизонта их охоты, а другие хищники — преимущественно днем, т. е. в период нахождения ЗРС на глубине. Получается, таким образом, что очень мощная трофическая система мигрирующих слоев, которая сохраняет автономию по меньшей мере на трех уровнях консументов и включает преобладающую часть биомассы мелких средне-глубинных рыб (миктофиды и пр.), кормит на выходе только стационарных нижнемезопелагических хищников. Их численность не поддается пока прямой оценке (особенно численность нектонных видов — веретенников, гем-пилид и др.), но не может быть малой, что явствует также из данных о значении этих объектов в питании тунцов и других хищников, кормящих в переходной между эпи- и мезопелагиалью зоне.



Распространение. Пространственное распределение макропланктонных видов океанических рыб более или менее соответствует распределению естественных участков пелагической среды — замкнутых или частично замкнутых круговоротов течений, в которых циркулируют водные массы. Крупномасштабные круговороты (тропические, субтропические и субполярные), простирающиеся от берега до берега каждого океана, и зоны их соприкосновения населены «океаническими» (в понимании К. В. Беклемишева) видами. В участках схождения и расхождения течений у материков живут дальпенеритические виды.


К этим большим круговоротам и к среднемасштабным круговоротам, существующим в их пределах в качестве особых структурных элементов, приурочены основы видовых ареалов макропланктонных рыб, т. е. такие участки, в которых вид может существовать неопределенно долго вне зависимости от его наличия в других частях океана. Ареал, кроме его основы, включает также нестерильную и стерильную области выселения в выносящих течениях, и они могут быть очень протяженными. Правда, определить границу между ними в большинстве случаев непросто: это требует специальных исследований физиологического состояния рыб, вроде осуществленных У. О'Деем и Б. Нафпактитисом на атлантических миктофидах рода Lobianchia.


Таким образом, основой ареалов планктонных видов рыб могут служить как крупномасштабные круговороты океанских течений, так и круговороты, расположенные в нейтральных областях деформационного поля. Основа ареала многих широко распространенных рыб (в частности, видов с циркумтропическим распространением) может охватывать несколько круговоротов. Существенно отметить, что во вторичных водных массах (например, между субтропическими и субполярными круговоротами) смешанное население состоит из зависимых популяций видов, имеющих основы ареалов в соседствующих водных массах или в дальненеритических круговоротах.


Изложенные взгляды вполне соответствуют широко распространенным представлениям (так называемая «гипотеза водных масс») о том, что стациями популяций планктонных видов являются водные массы, понимаемые как совокупности однородных по своим характеристикам (температура, соленость и др.) объемов воды. В то же время надо отметить, что выделение этих однородных объемов по одним только температурно-соленостным показателям недостаточно дробно для выявления всех пелагических биотопов. Некоторые круговороты (особенно среднемасштабные), практически не различающиеся по температурно-соленостным характеристикам, служат основами ареалов разных видов, что, по-видимому, определяется их обособленностью по другим факторам среды, важным для жизни этих видов.


Рассматривая географическое распространение конкретных видов, как правило, почти всегда удается с той или иной степенью достоверности, зависящей прежде всего от изученности объекта, определить, хотя бы в предположительной форме, положение основы (или нескольких основ) их ареалов. Почти все затруднительные случаи могут быть объяснены неполнотой данных или недостаточностью сведений о жизненных циклах вида, но имеются и такие факты, которые не поддаются объяснению в рамках изложенной концепции. В качестве примера можно упомянуть, например, ареалы двух централь-нотихоокеанских миктофид — Protomyctophum beckeri (к югу от Гавайских островов — между 8—20° с. ш. и 144— 166° з. д.) и Lampanyctus hubbsi (вдоль экватора — между 10° с. ш.— 5° ю. ш. и 120—160° з. д.), в пределах которых нет, судя по имеющимся данным, никаких замкнутых горизонтальных циркуляции (возможно, правда, что основы их ареалов приурочены к вертикальным круговоротам).


Основные типы ареалов (их называют также «географическими элементами фауны») макропланктоиных рыб группируются следующим образом (рис. 29, А—М):


I. «Океанические ареалы (ареалы океанических круговоротов).


A. Широкотропический тип. Широкотропические виды живут, грубо говоря, во всей зоне между 40° с. ш. и 40° ю. ш. Основы их ареалов находятся во всех тропических и субтропических круговоротах, зависимые популяции есть во вторичных водных массах на периферии тропиков, а некоторые виды распространены и в тропических дальнеиеритических участках. В то же время следует отметить, что многие широкотропические рыбы имеют более или менее обширные разрывы в географическом распространении, отсутствуя, например, либо в ядрах центральных круговоротов, либо в переходных, либо в дальненеритических районах.


Б. Экваториально-центральный тип. У этих видов основы ареалов расположены в экваториальных и центральных водах (часто с пробелами в тех или иных их участках), но области их распространения не столь обширны, как у широкотропических рыб, так как они отсутствуют во вторичных водных массах у границ тропической зоны, а обычно и в дальненеритических районах.


B. Экваториальный тип. Основы ареалов лежат в тропических круговоротах у экватора, но отдельные виды имеют дополнительные основы в некоторых дальненеритических участках, так что области их распространения расширяются у берегов (особенно в западных частях океанов). Очень характерный подтип этого географического элемента составляют ареалы видов, отсутствующих в восточноэкваториальных дальненеритических районах.


Г. Центральный тип. Все ареалы этого типа имеют основы в олиготрофных субтропических круговоротах. Некоторые из центральных видов живут во всех пяти этих круговоротах и имеют бицентральное (антиэкваториальное) распространение, другие встречаются только в одной-двух центральных водных массах.


Д, Е. Периферический тип. Эти виды живут на периферии центральных водных масс, главным образом на севере северных и (или) на юге южных субтропических круговоротов (Д), но в относительно немногих случаях также у восточных (реже у западных) берегов материков и на экваторе (Е).


Ж. Переходный тип. Эти ареалы приурочены либо к северной части Субантарктики («зона субтропической конвергенции»), либо Северотихоокеанскому и (или) Североатлантическому течениям, т. е. ко вторичным водным массам, образованным в результате смешения субполярных и центральных вод. Основы ареалов, по-видимому, находятся в круговоротах, прилегающих к материкам. Особенно многочисленны такие рыбы в южном полушарии.


3. Нотально-южнобореальный тип. Ареалы этого типа располагаются в южных частях Субантарктики (между субтропической конвергенцией и южным полярным фронтом) или Субарктической Пацифики, где примесь центральных вод незначительна. В Атлантическом океане этот географический элемент ихтиофауны отсутствует.


И. Антарктическо - севернобореальный тип. Эти ареалы имеют своей основой в северном полушарии западные круговороты субарктических вод Тихого и Атлантического океанов, а в южном — циркуляции, образованные течениями Восточных и Западных ветров.


К. Широкий антарктическо-бореальный тип. Виды, принадлежащие к этому типу, имеют основы ареалов в субполярных круговоротах либо северного, либо южного полушария.


II. Дальненеритические ареалы (ареалы нейтральных областей).


Л. Тропический тип. Основы ареалов тропических дальиенеритических видов расположены в нейтральных областях между тропическими и субтропическими круговоротами, но видов, общих для всех этих областей, нет. Особенно много эндемичных рыб обитает в восточной тропической Пацифике.


М. Переходный тип. Эти дальнеперитические ареалы находятся в нейтральных областях между субтропическими и субполярными круговоротами.


Н. Широкий дальненеритический тип. Виды с ареалами этого типа живут в тропических и в переходных нейтральных областях.


Рис. 29. Типы океанических (А - К) а дальненеритических (Л, М) ареалов макропланктонпых мезопелагических рыб (на примере тихоокеанских никтофид)

Рис. 29. Типы океанических (А - К) а дальненеритических (Л, М) ареалов макропланктонпых мезопелагических рыб (на примере тихоокеанских никтофид)

Ареалы батипелагических рыб изучены пока менее детально, чем ареалы мезопелагических видов. Некоторые из них имеют очень широкое распространение в Мировом океане. Крайний пример представляет в этом отношении одна из циклотон (Cyclothone pseudopallida), обладающая почти космополитическим ареалом (этого вида нет только в Северном Ледовитом океане, восточной тропической Пацифике и Аравийском море), но, к сожалению, положение основы ареала этого вида еще не установлено. Между тем, как показывает пример Gonostoma gracile (рис. 30), область размножения батипела-гического вида может занимать очень малую часть акватории, на которой этот вид распространен.


Рис. 30. Ареал северотихоокеанской гоностомы  1 — область размножения (основа ареала);  2 — область распространения взрослых особей.

Рис. 30. Ареал северотихоокеанской гоностомы 1 — область размножения (основа ареала); 2 — область распространения взрослых особей.

Известно, что многие батипелагические рыбы имеют широкотропическое распространение. Из более ограниченных ареалов следует отметить такие географические элементы, как экваториальный, восточнотихоокеанский и вос-точноатлантический тропические, антарктическо-ноталь-ный и бореальный. Наблюдающееся сходство в типологии ареалов мезо- и батипелагических рыб объясняется, по всей вероятности, тем, как уже говорилось, что раннее развитие всех глубоководных видов, независимо от глубины, на которой они живут во взрослом состоянии, происходит в верхних горизонтах пелагиали.


Что касается нектонных глубоководно-пелагических рыб, которые, следует напомнить, характерны главным образом для переходного слоя между эпи- и мезопелагиалью и для верхних горизонтов последней, то их географическое распространение пока еще не изучено в деталях. Можно думать, что оно определяется, как и распределение эпипелагического нектона, температурой воды и кормовыми условиями. Гемпилиды и веретенник судис (Sudis hyalina) имеют циркумтропические ареалы, а алепизавры встречаются как в тропической зоне (там происходит их нерест), так и за ее пределами. Для антитропического киюкалозуба характерно разобщение репродуктивной части ареала, приуроченной к субтропическим водам, и области нагула, охватывающей субполярные районы.


Глава 4. Донные, придонные и придонно-пелагические рыбы

Изучение рыб только по коллекционным образцам и так называемым «полевым биологическим анализам» (длина и масса тела, врелость гонад, наполнение желудков и т. п.) пикак по может считаться полноценным - оно почти не дает представления ни об их образе жизни, ни, тем более, поведении. Эти аспекты биологии особенно важно знать, когда имеешь дело с донно-придонными рыбами,- ведь они отличаются исключительным разнообразием взаимоотношений и поведенческих реакций. Если еще учесть, что рыб, поднятых с глубины, трудно содержать в аквариумах, становится понятным, почему об их поведении до сих пор известно так мало. Почитайте, к примеру, «Жизнь животных» — соответствующие разделы часто содержат лишь описания внешнего вида и сведения о глубине и месте поимки... Между тем в последние годы появилась прекрасная возможность преодолеть эти затруднения — она связана с использованием автономных обитаемых подводных аппаратов.


Такие аппараты есть и в Институте океанологии, и два из них (они рассчитаны на глубину до 2000 м) даже носят вполне ихтиологическое название «Pisces» (по-латински «рыбы»). К превеликому сожалению, ни я, ни кто-либо из коллег-ихтиологов на этих аппаратах-рыбах не погружался (в основном они обслуживают геологов), а наблюдения, сделанные нашими «штатными подводниками», надо прямо сказать, большой научной ценности не представляют (трудно поверить на слово, например, рассказу о том, что в Красном море не то винцигуерии, не то миктофиды зарываются в грунт на большой глубине). Конечно, фотографии и видеозаписи более информативны, но без осмысленного выбора нужного ракурса они далеко не всегда позволяют точно определить запечатленный объект.


В то же время другими исследователями уже выполнено немало ценных наблюдений над поведением глубоководных рыб. Приведу несколько примеров. Погружаясь в 1975 г. на аппарате «Эдвин» на материковом склоне северо-восточного побережья США, Дэн Коэн определил скорость антиморы, уходившей от преследования аппарата (39,2 см/с), и рассчитал, что расход энергии на плавание (3,6.105 эрг/с) у нее примерно одинаков с форелью того же размера - рыбой, известной своими скоростными качествами, В 1977 г. он же впервые сфотографировал па глубине около 2000 м самку речного угря, пришедшую на нерест к Багамским островам.Севастопольские ихтиологи Георгий Головапь и Николай Пахоруков в 1979 г. проследили с аппарата «ТИНРО», как на одной из гор подводного хребта Наска в Юго-Восточной Пацифике беспузырные окуни вместе с лангустами уходили с плоской вершины гайота на его склоны при подтоке с севера обедненной кислородом воды и снова появлялись па ней, когда ситуация менялась и на вершину вновь поступала вода, богатая кислородом.


...Я продолжаю надеяться, что и мне доведется когда-нибудь увидеть глубоководных рыб в естественной для них обстановке, А пока я наблюдал их в лучшем случае полуживыми - умирающими после изъятия из родной стихии.


Согласно принятому в этой книге определению «открытого океана» счет его донно-придонным биотопам начинается с материкового склона. Рассматривая субконтинентальный бентопелагический комплекс ихтиоценов, нужно иметь в виду, что в связи с сильной расчлененностью склона, препятствующей успешным тралениям, население мезо- и батибентали изучено значительно хуже, чем сообщества всех прочих крупномасштабных биотопов. Тем не менее изучение батиальных рыб в последние годы значительно продвинулось.


Прежде всего следует отметить, что в самых верхних горизонтах мезобентали настоящие среднеглубинные рыбы сосуществуют с сублиторальными, примесь которых в ихтиоцене может быть очень значительной. Эта переходная зона должна рассматриваться поэтому как экотон. Вблизи 200-метровой изобаты виды, общие для эпи- и мезобентали, настолько многочисленны, что нет смысла перечислять их здесь. Некоторые эврибатные формы встречаются в очень широком диапазоне глубин. Многие из них представлены у нижних пределов своего вертикального распространения более крупными особями, чем на мелководьях, для других, имеющих широкие ареалы, характерно увеличение глубины обитания в тропической зоне, но в целом мелководные и среднеглубинные виды обычно неплохо различаются по предпочитаемой глубине. Поэтому обыкновенного катрана (Squalus acanthias), например, наиболее обычного на глубине 20—200 м, относят к сублиторальным видам, а черного палтуса (Reinhardtius hippoglossoides), во взрослом состоянии концентрирующегося на 150—800 м, — к мезобентальным.


Рис. 31. Придонные акулы: плащеносная (1), глубоководная   кошачья (2), этмоптерус (3), акула-домовой (4).

Рис. 31. Придонные акулы: плащеносная (1), глубоководная кошачья (2), этмоптерус (3), акула-домовой (4).

Мезобентопелагический комплекс ихтиоценов исключительно разнообразен по составу. Среди характерных для него щележаберных рыб нужно отметить плащеносных (сем. Chlamydoselachidae), колючих (Squalidae) и кошачьих (Scyliorhinidae) акул, а также ромбовых скатов (Rajidae).


Очень своеобразная плащеносная акула (Chlamydoselachus anguineus) (рис. 31) — представитель одной из наиболее примитивных групп щележаберных — имеет угревидно удлиненное тело и жаберные щели, прикрытые кожистыми складками (их по шесть с каждой стороны вместо пяти у большинства акул). Она может достигать 2 м в длину, но половозрелость наступает при значительно меньших размерах — у самцов около 1 м, самок — 1,3 м, Размножается путем яйцеживорождения, принося от 8 до 12 детенышей длиной 40 см, причем считается, что вынашивание эмбрионов продолжается очень долго (год или даже два). Эта редкая акула обитает на материковом склоне и подводных поднятиях (глубина ловов варьирует от 120 до 1300 м) в умеренно теплых и субтропических Районах всех океанов. Близкие к ней и тоже не очень часто встречающиеся семи- и шестижаберные акулы (рода Heptranchias и Hexanchus) также достигают довольно крупных размеров (1,5—4,8 м) и ведут придонный образ жизни в широком диапазоне глубин шельфа и склона.


Колючие акулы, напротив, принадлежат к числу самых обычных обитателей мезобентопелагиали — в ее пределах встречаются 58 из 68 видов семейства (еще 10, как уже говорилось, живут в пелагиали без связи с дном), причем 46 видов обитают только в этом биотопе, а три являются общими для мезо- и батибентопелагического комплекса Один из них встречается и над ложем океана — португальской акуле Centroscymnus coelolepis, поимка которой зарегистрирована в 3675 м от поверхности, принадлежит рекордное по глубине нахождение среди всех хрящевых рыб (правда, еще глубже — па глубине более 6000 м наблюдали из батискафа не определенных до вида колючих акул, отнесенных к роду Centrophorus). Совокупный ареал семейства простирается от Арктики до Субантарктики. Очень широко распространены и многие виды, обнаруженные во всех трех океанах: эврибатный обыкновенвый катран, например, обитает в умеренных водах обоих полушарий, а в тропиках его почти повсюду замещает малошипый катран (Squalus mitsukurii).


Колючие акулы сильно различаются по размерам. Длина тела у мелких видов рода Etmopterus не превышает 25—30 см (к этому роду относятся самые мелкие из ныне живущих акул: Е. carteri и Е. perryi становятся половозрелыми при длине 16—18 см и вырастают всего лишь да 21 см), а у гигантских представителей рода Somniosia достигает 6 м и более. Наибольшая из достоверно измерена ных полярных акул (S. microcephalus) имела 6,4 м в длину при массе около 1 т, но есть сообщения и о еще более крупных экземплярах (К. Г. Константинов отмечал поимку в 1956 г. двух 8-метровых особей у берегов Мурмана) Этот вид распространен в северной Атлантике (на юг до залива Мэн и Пиренейского полуострова), а также у Юна ной Африки и субантарктических островов. В высоких широтах полярная акула нередко (особенно зимой) встречается на мелководьях — у Гренландии эскимосы промышляют ее через проруби в припае, а в умеренно теплых водах предпочитает глубины склона (до 1200м). Она питается разнообразной рыбой, часто нападает на тюленей может пожирать любые отбросы и падаль. Долгое время считалось доказанным, что эта акула в отличие от вся других представителей семейства размножается, откладывая в воду мягкие яйца (это представление зафиксирован во всех учебниках ихтиологии), но в действительности oна яйцеживородяща, как и все ее родичи: из самки длиной около 5 м было извлечено 10 готовых к рождению эмбрионов длиной 37 см.


Некоторые колючие акулы (в том числе обыкновенные катран) ведут стайный образ жизни и совершают значительные по протяженности сезонные миграции. Интересно, что собравшиеся в стаю особи одного из самых мелких видов — карибско-мексиканского Etmopterus virens, живущего на глубине 350—465 м, могут совместно атаковать крупную добычу, в частности больших кальмаров, и разрывать ее на куски. Эти акулы, подобно многим другим сквалидам, имеют фотофоры и обладают способностью к свечению. Рост колючих акул практически не изучен. Данные по возрасту имеются только для обыкновенного катрана, который достигает зрелости на 10—20-м году и живет по меньшей мере до 25—30 лет. Плодовитость у разных видов варьирует от 2 до 20 эмбрионов.


Большое семейство кошачьих акул, включающее около 90 видов, также очень характерно для субконтипентальной мезобентали, в которой они представлены 62 видами (остальные обитают в прибрежной зоне). На значительных глубинах особенно обычны представители рода Apristurus, из которых четыре даже встречены глубже 1500 м (A. microps добывался только в диапазоне глубин от 1000 до 2000 м). Все кошачьи акулы ведут оседлый образ жизни и не совершают больших перемещений, а их apeaлы, как правило, невелики по площади. Они имеют небольшие размеры: многие виды достигают половой зрелости уже при длине 20 см, а самые крупные из среднеглубинных форм — проникающие с шельфа на склон акулы-кошки рода Scyliorhinus — не превышают 1,2 м в длину.


В этом семействе наблюдается значительное разнообразие типов размножения. Наиболее примитивный способ состоит в последовательной откладке на субстрат каждого оплодотворенного яйца, заключенного в прочную капсулу, которая прикрепляется ко дну роговыми нитями; развитие зародыша продолжается без всякой охраны в течение продолжительного времени — около года. У других видов яйца упаковываются в капсулы по нескольку штук и про ходят начальные этапы развития в яйцеводах матери, так что время между откладкой капсулы на дно и вылуплением детенышей сокращается до нескольких недель. Есть реди кошачьих акул и яйцеживородящие виды, у которых эмбрионы остаются в яйцеводах вплоть до полного рассеивания желточного мешка и рождаются на свет вполне товыми к самостоятельному существованию. Примеры всех трех способов размножения можно найти, в частности У разных видов из родов Halaelurus или Galeus. Так, энский галеус (G. nipponensis) откладывает одиночные яйца, черноротая акула (G, melastomus), обычная на материковом склоне Европы, вынашивает в яйцеводах до 13 яиц, упакованных в капсулы для последующей откладки на дно, а западноафриканский вид G. polli способен в яйцеживорождепию. Мало того, Ф. Ф. Литвинов сообщил мне, что он наблюдал у последнего вида даже внутриутробное поедание неоплодотворенных яиц, которое считалось до сих пор свойственным только ламноидным акулам (об этом уже говорилось в гл. II). В эмбриональной оофагии и каннибализме подозревалась, правда, и ложнокунья акуле (Pseudotriakis microdon) — довольно крупный (длина до 3 м) мезобентальный вид, известный с глубины 200-1500 м во всех океанах. Эта акула приносит всего 2—4, но весьма солидных по размерам (70—85 см) детенышей, наряду с которыми в яйцеводах находили большие запасы желтковых яиц (до 20 тыс. в каждом яйцеводе у самки длиной 2,8 м); это подозрение остается, однако, недоказанным, так как желтка в желудках эмбрионов пока не обнаружено.


Из других глубоководных акул нужно прежде всего упомянуть митсукурину, или акулу-домового (Mitsukurinai owstoni), выделяющуюся своей необычной, прямо-таки неправдоподобной внешностью: ее сильно удлиненное рыло имеет форму заостренного сошника, а челюсти обладают способностью выдвигаться далеко вперед, что связано по-видимому, с питанием донными животными. Эта акула известная по считанным поимкам, достигает 4 м в длину. Она ловилась на глубине до 550 м, но обломанный зуб, несомненно, принадлежащий этому виду, был извлечен однажды из пробитого телеграфного кабеля, проложенного по дну в 1350 м от поверхности. Пара митсукурин была доставлена в Атлантический институт рыбного хозяйства и океанографии в Калининграде, и чучело одной из них украшает сейчас музей этого учреждения.


Отдельные виды, входящие в глубоководные бентопелагические комплексы, есть и в некоторых преимущественно шельфовых семействах акул. Среди куньих акул (сем. Triakidae), например, один вид (Jago omanensis) известен по левам на глубине 110—2195 м. Только в водам свала глубин (600—1000 м) обитает большеглазая песчаная акула Odontaspis noronhai. Придонный вид, тяготеющий к глубинам, есть даже среди серых акул: большеносая акула (Carcharhinus altimus), встреченная во всех океанах придерживается главным образом переходной зоны между эпи- и мезобенталью (обычна на глубине 90—430 м). По внешним признакам она очень близка к одному из прибрежных видов (С. plumbeus), от которого отличается лишь мелкими деталями строения.


Рис. 32. Северный ромбовый скат.

Рис. 32. Северный ромбовый скат.

Ромбовые скаты (рисунок 32) — типично донные рыбы, Они проводят свою жизнь, лежа на грунте, в который могут закапываться так, что на поверхности остаются только глаза, брызгальца и часть спины, или плавая в придонном слое. Их пищу составляют различные рыбы и беспозвоночные (преимущественно ракообразные), причем при охоте на плавающую добычу скаты наплывают на жертву сверху и прижимают ее ко дну своим диском, а потом уже заглатывают. В этом семействе, систематику которого интенсивно разрабатывают сейчас специалисты разных стран — М. Штеманн из Гамбурга, владивостокский ихтиолог В. Н. Долганов, японец X. Исихара и др., еще недавно числили 170—180 видов, а теперь их насчитывают уже более 200 (почти половина всего подотряда скатов), однако и эта цифра будет, без сомнения, увеличена. Ромбовые скаты живут во всех океанах и морях — их ареал простирается от Арктики до Антарктики. Они особенно характерны для холодных и умеренно теплых районов, но встречаются и в тропической зоне, где обитают обычно на значительной глубине. Большая часть видов (в том числе почти все представители самого обширного рода Raja, включающего около 140 видов) имеет центром вертикального диапазона распределения зону, расположенную на границе шельфа и склона, и относится, таким образом, к эпимезобентальной группировке. Наиболее глубоководные формы, которые принадлежат большей частью к родам Bathyraja (это крупные скаты длиной около 2 м) и Breviraja (их длина 30—40 см), вполне обычны и в батибентали: на рекордной глубине 2400—2950 м выловлены в Бискайском заливе типовые экземпляры Bathyraja pallida. Ромбовые скаты размножаются, откладывая на дно яйца, заключенные по одному в роговые капсулы с характерными трубчатыми отростками по углам. Как показали наблюдения в аквариуме, самка обычно выметывает яйца парами с перерывом в 1—5 дней, и общий период размножения может быть очень длительным. Число отложенных капсул, по-видимому, сильно варьирует у разных видов: от 4—5 до 50 и более. Инкубация яиц длится от 4 до 14 месяцев. Скаты принадлежат к долгоживущим видам. По данным В. Н. Долганова, батиальные виды, обитающие в дальневосточных морях, достигают половой зрелости в возрасте 3—10 лет, а живут от 7 до 18 лет (в зависимости от размера вида).


Вне шельфов представлены и некоторые другие группы скатов, в том числе три тропических семейства, близкородственные ромбовым скатам — Anacanthobatidae (нитерылые скаты), Arhynchobatidae (безрылые) и Pseudorajidae (ложноромбовые), которые в полном составе принадлежат к мезобентальиому ихтиоцену. К нему же относятся очень своеобразные шестижаберные скаты (сем. Нехаtrygonidae) — хвостоколы с шестью жаберными щелями. Первый их представитель — Hexatrygon bickelli — был найден в 1981 г. выброшенным на берег у Порт-Элизабет (Южная Африка); в том же году другой вид этого рода был описан по 2 экз. из Южно-Китайского моря, а затем к ним добавилась пара рыб, пойманных у островов Рюкю и Гавайских в диапазоне глубин от 350 до 1000 м. Еще один молодой самец, выловленный в Индийском океане вблизи острова Ява, был обнаружен недавно Ю. Н. Щербачевым среди не определенных рыб в коллекции Зоологического музея МГУ.


На довольно больших глубинах обитают и некоторые электрические скаты из семейства гнюсовых (Torpedinidae), обладающие, как хорошо известно, своеобразными электрическими органами, расположенными по бокам тела между головой и грудными плавниками. Так, многие виды рода Torpedo, обычные на шельфе, могут встречаться вплоть до глубины 400—500 м, а Т. tokionis из вод Японии и индийский Benthobatis moresbyi (сем. Narkidae) живут только на склоне (220—1100 м). Как это ни странно, некоторые гнюсы (например, Т. tremens из юго-восточной Пацифики) способны и к пелагическому образу жизни; этот факт вызывает удивление, поскольку все электрические скаты плохие пловцы: их единственным движителем служит короткий хвостовой стебель с небольшой лопастью хвостового плавника.


Когда мне впервые довелось увидеть живого гпюса в траловом улове (это было на горе Большая - одном из гайотов подводного хребта Наска), я недолго боролся с искушением испытать на себе действие его электрического разряда. Особого геройства в этом, конечно, не было - ведь во всех сводках и руководствах вполне четко сказано, что максимум напряжения «батарей» этих рыб не превышает бытовых 220 вольт (я и сам писал об этом в «Жизни животных»). Тем не менее я взял ската в руки внутренне готовый к тому, что сейчас ощутимо «дернет», но... Гнюс лишь вяло шевельнул хвостом, явно не желая показывать свое умение. Я помял ему брюхо и спину, пощекотал пальцем голову. Никакого эффекта. Отложив ската в сторону, я стал выбирать из улова, надо сказать довольно скудного, других рыб, заслуживавших внимания, и этот отбор занял минут десять. Собравшись в лабораторию, я взял ведро с рыбой и небрежно ухватил гнюса за хвост, на что он тут же ответил довольно чувствительным (жаль, не было вольтметра) и совершенно неожиданным разрядом, на который я отреагировал не менее быстро, но, к сожалению, отнюдь не лучшим и, главное, столь же неожиданным для самого себя образом — одним движением выбросил обидчика за борт.


Рис. 33. Европейская химера (1) и ринохимера (2).

Рис. 33. Европейская химера (1) и ринохимера (2).

Дать правдоподобное объяснение происшедшему не так уж трудно: по-видимому, электрический скат еще в трале израсходовал всю емкость своих батарей и на подзарядку севших элементов потребовалось время, которого как раз хватило до моего вторичного прикосновения.


Как следует из сказанного выше, доминирующие в мезобентопелагических комплексах группы щележаберных рыб существенно различаются по тесноте связи с твердым субстратом — ромбовые скаты, проводящие большую часть времени непосредственно на дне, могут быть отнесены (с очень небольшой натяжкой) к бентосу, кошачьи акулы, также нередко покоящиеся на грунте, — к нектобентосу, а колючие акулы — к бентонектону. Соответственно этому колючие акулы значительно чаще встречаются в пелагиали (некоторые из них даже над большими глубинами), чем представители двух других семейств. Пространственное распределение этих рыб отражает различия их экологии: переход от донного образа жизни к придонно-пелагическому сопровождается изменением типа размножения (от откладки капсулированных яиц к яйцеживорождению) и состава пищи (от потребления бентических беспозвоночных к охоте на рыб и кальмаров в водной толще).


Еще одна очень характерная группа глубоководных донных рыб — цельноголовые, которые представлены в мезо- и батибентали двумя семействами (рис. 33). Химеровые (Ghimaeridae) обитают преимущественно в верхней части материкового склона на глубине от 200 до 700— 1000 м. Изученная лучше других европейская химера (Chimaera monstrosa), обитающая в восточной Атлантике (один экземпляр был пойман в 1957 г. в советских водах — у берегов восточного Мурмана), достигает 1,5 м в длину. Другие представители семейства (в нем числятся два рода и более 20 видов), как правило, также имеют довольно ограниченное распространение, хотя общий его ареал охватывает батиаль всех тропических и умеренно теплых районов Мирового океана, причем у краев этой широтной зоны химеры встречаются и на относительно небольших глубинах. Будучи медлительными и неповоротливыми, эти рыбы постоянно держатся у дпа. Они плохие пловцы, передвигающиеся только используя в качестве весел свои вееровидные грудные плавники. Пищу химер составляют донные беспозвоночные и рыбы, а размножаются они, откладывая на дно веретеновидные яйцевые капсулы, которые прикрепляются к субстрату специальными роговыми нитями.


Близкое семейство носатых химер (Rhinocnimaeridae), имеющих очень длинное заостренное рыло, также специфично для материкового склона. Наиболее глубоководными среди 6 видов этой группы являются гарриотты (род Harriotta), опускающиеся до глубины 2600 м.


Перейдем теперь к костным рыбам. Совершенно особое место среди них занимает латимерия, или целакант (Latimeria chalumnae), — единственный современный представитель большой группы кистеперых рыб, когда-то — с нижнего девона (400 млн лет назад) до верхнего мела (65 млн лет назад) — процветавших в морских и пресных водоемах Земли, а затем полностью исчезнувших из палеонтологической летописи и считавшихся давным-давно вымершими. Именно поэтому поимка живого целаканта у берегов Южной Африки в 1938 г. стала одной из крупнейших биологических сенсаций нынешнего столетия, впрочем, эта история слишком хорошо известна, чтобы еще раз пересказывать ее здесь (с ней можно ознакомиться, прочитав книгу проф. Дж. Смита «Старипа — четвероног»).


Сейчас считается установленным, что латимерии, как это ни удивительно, нормально обитают только в одном и к тому же очень ограниченном участке Мирового океана — у бесшельфовых вулканических островов Гранд-Комор и Анжуан (из группы Коморских островов), расположенных в северной части Мозамбикского пролива, а первая из пойманных рыб лишь случайно заплыла так далеко на юг. К настоящему времени в руки ученых попало уже около сотни латимерии, и все они были пойманы коморскими рыбаками на традиционные примитивные удочки, предназначенные в основном для лова руветты (жир этой рыбы используется ими для изготовления противомалярийной мази для растирания). Промысел ведут ночью с небольших лодок (типа каноэ с аутриггером), не удаляющихся от берега больше чем на километр. Этого достаточно, чтобы занять место над свалом глубин и опустить крючок, наживленный куском прометеевой рыбы, в придонный слой. Именно там, среди скал на глубине от 70 до 600 м, ловятся целаканты (местные жители называют их «гомбесса джомоле»), но чаще всего они берут приманку на глубине 150—300 м. Есть предположение, что Дневные убежища латимерии приурочены к подводным пещерам, в которые по трещинам просачивается пресная вода с гор. Пищу целакантов составляют рыбы (бентопелагические светящиеся анчоусы, полимиксии и др.) и каракатицы. Обычно добывают крупных латимерии длиной 90—200 см и массой 10—95 кг (предполагается, что их максимальный возраст составляет около 10 лет), однако один Раз была добыта и совсем небольшая, по-видимому, годовалая рыба, имевшая всего 42 см в длину при массе 800 г, размножение происходит путем яйцеживорождения (как у многих акул) — в яичнике одной самки были обнаружены 5 почти готовых к рождению эмбрионов длиной 30-33 см с еще не втянувшимися желточными мешками дна метром 8—13 см.


Все остальные виды, входящие в состав океанических донно-придонных ихтиоцепов, относятся к костистым рыбам. Рассмотрим их в порядке системы, принимаемой сейчас большинством ихтиологов.


Отряд спиношипообразных полностью ограничен в своем распространении мезобатибенталыо. Нотакантовые (сем. Notacanthidae) встречаются во всех океанах в довольно широком диапазоне глубин (от 125 до 3700 м), но большинство видов тяготеет все-таки к верхней части склона (200—1300 м). Они держатся в узком придонном слое (как показали подводные наблюдения, эти рыбы плавают обычно в наклонном положении, так что голова находится у самого грунта) и питаются бентосными животными. Нотаканты, или спиношипы (род Notacanthus) (рис. 34), особенно часто поедают мшанок, гидроидных полипов, губок, актиний, голотурий, а многошипы (род Ро-lyacanthonotus) — ракообразных и полихет. Известно, что у многих видов самки численно преобладают над самцами и имеют более крупные размеры, п это дает основания для довольно правдоподобного предположения о возможном протандрическом гермафродитизме этих рыб. Их личинки — лептоцефалы имеют листовидно уплощенное удлиненное и прозрачное тело и достигают очень крупных размеров (до 1,8 м). При метаморфозе длина, по-видимому, сильно уменьшается, так как взрослые экземпляры большинства видов не превышают 50—60 см в длину (только Notacanthus chemnitzi может вырастать до 120 см).


Семейство галозавровых (Halosauridae), представители которого вылавливались на глубине 400—5000 м (обычно не глубже 3000 м, в абиссобенталь проникает только один вид рода Aldrovandia), мало отличается от нотакантовых по образу жизни. Их пищу также составляет бентос, но не седентарные (сидячие) формы, а главным образом ракообразные и полихеты. Одни виды предпочитают твердые грунты, другие — илистые участки. Особи некоторых видов, возможно, держатся стайками. Семейство насчитывает 16 видов, среди которых есть как циркумтропические формы (Halosauropsis macrochir, Aldrovandia affinis), более обычные в батибентали, так и узкораспространенные (многие виды рода Halosaurus), которые тяготеют к мезо-бентальным глубинам.


Рис. 34. Альдровандия (J), спиношип (2), слитножаберный угорь (3) и угорь венсфика (4).

Рис. 34. Альдровандия (J), спиношип (2), слитножаберный угорь (3) и угорь венсфика (4).

Довольно обычны, а местами и многочисленны в батиальной зоне (преимущественно в пределах тропической области) донно-придонные угреобразные рыбы, принадлежащие к пяти семействам (всего в отряде их насчитывается 16) и различающиеся по глубине обитания. Только в верхней мезопелагиали — до глубины 300—400 м встречаются отдельные представители преимущественно мелководных острохвостых угрей (сем. Ophichthidae), в том числе Ophisurus serpens — наиболее крупный вид семейства, достигающий 2,5 м в длину, а также ложномуреновых угрей (Xenocongridae). Глубже 500—600 м редко опускаются и конгеровые угри (Congridae) — семейство, которое насчитывает около 30 родов и 100 видов, в большинстве своем шельфовых. Наиболее глубоководный из них — Coloconger scholesi, обитающий в западной части Тихого и в Индийском океанах, живет, однако, па глубине 600-1200 м.


Специфичны для мезобатибентали всего два семейства угрей — неттастомовые (Nettastomatidae) и слитножабер-ные (Synaphobranchidae). К первому из них принадлежат более 35 видов, из которых 10 известны сейчас только по личинкам — лептоцефалам. Взрослые рыбы достигают 1 м в длину. Все они имеют сильно вытянутое рыло, у некоторых оканчивающееся мясистым щупальцевидным отростком. Эти угри живут на глубине от 500 до 2000 м, причем чернохвостая неттастома (Nettastoma melanurum), а возможно, и другие виды устраивают норы в мягком грунте. Основной их пищей являются макропланктонные ракообразные.


Слитножаберные угри обычно обитают в том же батиметрическом диапазоне, хотя отдельные особи ловились и глубже 4000 м. Среди них есть как эпимезобентальные (виды рода Dissoma), так и чисто батибеитальные (Histiobranchus bathybius) формы; некоторые достигают крупных размеров (рекордная длина 1,8 м отмечена у Diastobranchus capensis из вод Южной Африки и Австралии). Это — хищники и пожиратели падали, питающиеся рыбой, головоногими моллюсками и ракообразными. Один из видов — обезьяний угорь (Simenchelys parasiticus) наряду с потреблением мелких амфипод и копепод может, как предполагают, нападать на крупных рыб и, прогрызая стенку тела, выедать их внутренности (возможно, впрочем, что объектом «нападения» были в действительности уже погибшие рыбы). Некоторые из слитножаберных угрей встречаются далеко за границами тропической зоны — вплоть до Исландии и Берингова моря, но эти районы могут, вероятно, считаться областью их стерильного выселения.


Исключительно своеобразные одночелюстные угри (сем. Monognathidae), у которых в отличие от всех прочих рыб верхняя челюсть полностью редуцирована, так что формально их можно назвать челюстноротыми с большой натяжкой, относятся тем не менее всего лишь к особому семейству, близкому к мешкоротам. В ихтиологических коллекциях разных стран сейчас насчитывается около 75 экз. моногнатов, и все они были исследованы датскими учеными И. Нильсеном и Э. Бертельсеном, получившими исключительно интересные результаты. Почти все рыбы длиной от 4 до 15 см были пойманы в толще воды на глубине от 200 до 2000 м, но более частая встречаемость в придонных горизонтах позволяет предположительно относить ату группу к бентопелагическому ихтиоцепу, тем более что самая крупная особь длиной около 30 см была поймана у дна (этот экземпляр, отличающийся от прочих черной окраской и хранящийся ныне в Зоологическом институте АН СССР, выловлен в районе Курильских островов). Семейство включает 14 видов, многие из которых известны по единичным особям. Единственную пищу мопогнатов составляют крупные креветки, которых эти рыбы, вовсе не способные к быстрому плаванию и к тому же лишенные органов зрения, обоняния (обонятельные розетки развиваются только у половозрелых самцов) и сейсмосенсориой системы, конечно, не могут ловить активным путем. Предполагается, что они подманивают добычу, выделяя в воду пахучий секрет специальной железы, расположенной па голове, и убивают близко подплывшую креветку, проткнув ее панцирь особым ростральным зубом, направленным вниз. Этот непарный зуб имеет трубчатое строение (внутренний канал открывается вблизи его острой вершины), и у его основания расположена железа, вырабатывающая ядовитый секрет. Подобный аппарат, гомологичный зубам ядовитых змей, является совершенно уникальным среди рыб и рыбообразных.


Отряд лососеобразных представлен па глубинах несколькими группами. Семейство серебрянковых (Argentinidae), содержащее около 35 видов, включает как бенто-пелагические, так и настоящие пелагические формы, живущие на средних глубинах. К водам, омывающим верхнюю часть материкового склона (на глубине 150—700 м, редко глубже), приурочены два рода — Argentina и Glossanodon. Это некрупные рыбы длиной 15—20 см, достигающие кое-где высокой численности. Почти все серебрянки днем держатся у самого дна, а ночью стаями поднимаются в толщу воды. Лучше других изучена большая аргентина (A. silus), обитающая в умеренных водах Северной Атлантики. Она питается зоопланктоном (эуфаузииды, мелкие креветки и др.), имеет большую продолжительность жизни и достигает максимального размера (60 см) к 25 годам. Половозрелой становится в возрасте 10—12 лет, нерестится в апреле — июне, выметывая 3500—7500 крупных пелагических икринок. Второй род семейства — глоссанодоны, или малозубые серебрянки, тяготеет к субтропическим водам.


Рис. 35. Гладкоголововидные рыбы: гладкоголов (1), батиприон (2), фотостил (3), сирсия (4).

Рис. 35. Гладкоголововидные рыбы: гладкоголов (1), батиприон (2), фотостил (3), сирсия (4).

Гладкоголововидные рыбы (рис. 35) — группа, относящаяся к числу самых характерных для материкового склона и склонов подводных поднятий. В последние годы их изучение значительно продвинулось прежде всего благодаря работам Ю. И. Сазонова и Д. Маркла, но это относится главным образом к систематике, так как сведений об экологии отдельных видов до сих пор недостает. К семейству гладкоголовых (Alepocephalidae), не представленному только в Арктике и Антарктике, принадлежит около 90 видов (наиболее разнообразна фауна тропической Индо-Вестпацифики). Все они входят в состав бентопелагических ихтиоценов, однако их связь с дном выражена в разной степени. Одни виды, составляющие преобладающее большинство (представители родов Alepocephalus, Conoсага и др.), приурочены к узкому придонному слою, другие, например Photostylus pycnopterus, обитают и в значительном удалении от склона, третьи (Microphotolepis) даже совершают суточные вертикальные миграции, поднимаясь ночью к границе эпипелагиали. В целом диапазон батиметрического распространения семейства очень широк — от 100—150 до 5000 м, но наиболее обычны гладкоголовы на глубине 700—3000 м. В семействе преобладают виды, тяготеющие к нижней батиали, а число верхнебатиальных значительно больше, чем абиссальных (к последним относятся, по-видимому, роды Bellocia и Rinoctes), размеры гладкоголовов варьируют от 15—20 см до 1 м. В их питании преобладают планктонные объекты (очень обычны, в частности, «студенистые» формы — медузы, гребневики, пиросомы, а также ракообразные), но нередко поедается и бентос (моллюски, полихеты, иглокожие). Рост медленный — южный гладкоголов (Alepocephalus australis), например, достигает длины 70 см в возрасте 20 лет. Плодовитость колеблется от 20 икринок (у Rinoctes nasu-tus) до 10 тыс. икринок. Они имеют очень большой диаметр (2—7 мм) и, по всей вероятности, откладываются на дно.


Уникальной особенностью семейства платитроктовых (Platytroctidae), по внешнему виду очень сходных с гладкоголовами, служит наличие подкожного плечевого органа, продуцирующего светящуюся слизь. Этот орган открывается наружу маленькой кожной трубочкой, через которую слизь, содержащая люциферин и люциферазу, извергается наружу и распыляется в воде, где создает яркое светящееся облачко голубовато-зеленого цвета. У некоторых видов семейства есть и фотофоры, но не округлой формы, как у большинства других светящихся рыб, а в виде полосок-«шевронов», пересекающих, как правило, нижнюю поверхность тела. В семействе насчитывается около 40 видов, из которых большая часть описана в последние 20—25 лет. Платитроктовые — некрупные рыбы длиной от 12 до 30 см (наибольших размеров достигают представители рода Holtbyrnia). В своем преобладающем большинстве они обитают в бентопелагиали на глубине 700—2000 м, и лишь один вид — Platytroctegen mirus, распространенный в северной части Индийского океана, возможно относится к числу мезопелагических. Биология этих рыб практически не изучена.


Немаловажная роль в бентопелагических ихтиоценах принадлежит и некоторым макропланктонным рыбам, входящим в состав таких семейств, в которых преобладают настоящие пелагические виды, не имеющие никакой связи с дном. В отряде стомиеобразных такие виды есть среди гоностомовых (например, Triplophos hemingi и Gouostoma denndatum), топориковых (все 25 видов рода Роlyipnus, мавролик Maurolicus muelleri) (рис. 36), фотихто-вых (виды рода Polymetme), астронестовых (группа Astronesthes lucifer), меланостомиевых (два вида рода Odontostomias). Особое место в этом списке занимает мавролик (по всей вероятности, под приведенным выше названием объединяют 5—6 близких видов), который является одной из самых массовых рыб во многих участках материкового склона (в водах Норвегии он живет даже в глубоких фиордах) и у некоторых подводных поднятий. Наибольшая длина мавролика, широко распространенного над материковыми склонами и подводными поднятиями во всех океанах, достигает 6—6,5 см. Это стайная рыба, держащаяся днем в придонных слоях на глубине 200—600 м, но отрывающаяся от дна ночью и плотными косяками поднимающаяся в верхний 100-метровый слой. Мавролик созревает в годовалом возрасте и выметывает 200—500 довольно крупных икринок, причем размножение в умеренных водах обоих полушарий происходит в весенне-летнее время, а в тропиках идет круглогодично. Возраст этой рыбы не превышает 2—3 лет. Питается она копеподами и эвфаузиидами, а сама служит пищей многим хищникам.


Рис. 36. Мавролик (1), топорик полипнус (3) и морской бекас (3).

Рис. 36. Мавролик (1), топорик полипнус (3) и морской бекас (3).

К придонно-пелагическому комплексу средних глубин относятся и многие светящиеся анчоусы. Наиболее известен среди них лампаниктод (Lampanyctodes hectoris), обитающий в водах материкового склона Южной Африки, Австралии, Новой Зеландии и Чили и образующий в некоторых районах значительные скопления, которые используются промыслом. В темное время суток эта небольшая миктофида (длина до 6—7 см) совершает миграции в верхние слои воды и даже появляется у поверхности. Аналогичный образ жизни ведет Diaphus suborbitalis (наибольшая длина 8 см), распространенный у берегов Восточной Африки, Индонезии и Японии (он особенно многочислен в заливах Сагами и Суруга), а также над многими подводными поднятиями в Индийском и Тихом океанах. Нужно отметить, что во время ночного подъема диафус удаляется на 200—300 м от дна, иногда пересекая разнонаправленные течения, и остается тем не менее над своим поднятием, ко дну которого он вновь опускается утром. Как видно, эта рыба, во-первых, может ориентироваться в пространстве, не имея зрительного контакта с неподвижным субстратом, и, во-вторых, способна противостоять течениям, имеющим скорость порядка 1—2 узлов (т. е. 1,8—3,6 км/ч), чтобы сохранять свое положение относительно горы. Способ ориентации остается пока неизвестным. Во всех остальных отношениях этот вид не отличается от мигрирующих мезопелагических миктофид: он питается зоопланктоном и имеет короткий жизненный цикл — созревает к концу первого года жизни, а затем нерестится, выметывая порцию за порцией икру в течение нескольких месяцев вплоть до естественной гибели. Из других бентопелагических светящихся анчоусов, совершающих суточные миграции, следует упомянуть такие виды, как D. taaningi и Benthosema fibulatum, достигающие высокой численности (первый — над материковым склоном обоих берегов Атлантики, второй — в Индийском и Тихом океанах). Среди миктофид есть и виды, постоянно приуроченные к очень узкому придонному слою и не покидающие его даже ночью. Эти виды, например Diaphus adenomus и D. coeruleus, ловятся только донными тралами.


Придонные виды известны также в таких преимущественно пелагических группах, как семейство меламфаевых (Melamphaes acanthomus обитает только над склоном западного побережья Америки от Калифорнии до 20° ю. ш.) и подотряд глубоководных удильщиков, в котором все 4 вида семейства дицерациевых (Diceratiidae) приурочены к мезобентопелагиали, а представители рода Thaumatichthys (сем. Thaumatichthyidae) вообще ведут донный образ жизни. Тауматихт (Т. axeli), известный с глубины до 3600 м, поджидает свою добычу, которую он привлекает светящейся приманкой, расположенно внутри ротовой полости, лежа на дне, и заглатывает ей не предпринимая практически никаких усилий.


Рис. 37. Глубоководные аулопообразныс рыбы: ипнопс (1), батитифлопс (2) батиптер (3), бентозавр (4).

Рис. 37. Глубоководные аулопообразныс рыбы: ипнопс (1), батитифлопс (2) батиптер (3), бентозавр (4).

Отряд аулопообразных представлен на всех глубинах бентального биотопа. В верхней части склона обычны зеленоглазки (род Chlorophthalmus), обитающие в широко батиметрическом диапазоне (от 100—150 до 1000 м). Эти небольшие (длина до 20 см) рыбы, которые ведут станую жизнь вблизи грунта и питаются бентосом. Как показано К. Судаком, к этому же семейству (Chlorophtha midae) принадлежат несколько родов, очень характерных для больших глубин (рис. 37). Батиптеры (около 20 видов рода Bathypterois длиной 15—30 см) встречаются в всех океанах на глубине 250—6000 м. Подводными наблюдениями и фотосъемкой установлено, что они обычно неподвижно стоят на дне, возвышаясь над ним, как на ходулях, на утолщенных и удлиненных краевых лучах брюшных плавников и хвоста (их называют еще рыбами-треногами), и выжидают появления планктонных рачков — их основной пищи. Длинные лучи грудных плавников выполняют при этом роль чувствительных антенн, так как глаза у этих рыб развиты плохо. В отличие от разнополых зеленоглазок батиптеры являются синхронными гермафродитами, как и другие глубоководные виды семейства — батимикропсы (Bathymicrops), батитифлопсы (Bathytyphlops) и ипнопсы (Ipnops), обитающие в батин абиссопелагиали. У представителей последнего рода глаза полностью редуцированы, а роль светочувствительных органов выполняют так называемые глазные пластины, расположенные на верхней поверхности головы под тонкими костями. Плодовитость батитифлопсов достигает, по Н. Мерритту, 6000 икринок, проходящих развитие в толще воды: их личинки, описанные как особый род Macristiella, живут в эпипелагиали. Иныопсы и батимикропсы откладывают не более 300 икринок, которые имеют отрицательную плавучесть. Эти рыбы, по-видимому, проводят у дна всю свою жизнь.


В близком семействе ящероголововых (Synodonlidae) большая часть видов живет на шельфе, хотя некоторые зауриды (род Saurida) встречаются и в верхней мезобентали — до глубины 550 м. Лишь два вида рода Bathysaurus относятся к числу настоящих глубоководных рыб — один из них (В. mollis) ловится преимущественно па глубине 2500—4500 м при температуре 2—3°. Батизавры — крупные хищные рыбы (длина до 85 см), питающиеся в основном рыбой. Они тоже синхронные гермафродиты, плодовитость составляет 24—56 тыс. икринок. На личиночно-мальковой стадии развития (ранее также относившейся к особому роду Macristium) держатся, по-видимому, в мезопелагиали. Особое место среди ящероголовов занимают придонно-пелагические бомбили — род Harpodon, из трех видов которого наиболее известна «бомбейская утка» (Н. nehereus) длиной до 30 см, широко распространенная в прибрежных водах Индийского и западной части Тихого океанов. В определенные сезоны эта рыба стаями появляется вблизи берегов и даже входит в опресненные эстуарий, где ее вылавливают в немалом количестве, но значительную часть жизни она, как предполагают, проводит на глубинах склона.


По внешнему облику бомбейская утка вполне соответствует представлению о глубоководной рыбе, и тем более неожиданной для меня была первая (и единственная) встреча с ней... В 1961 г «Витязь» уходил из Калькутты, крупнейшего порта Индии, расположенного на одном из рукавов дельты Ганга — реке Хугли, воду которой можно сравнить только с глинистым раствором: она имя ет цвет кофе с молоком и, подобно нашим среднеазиатским рекам несет огромное количество взвеси. На выходе в такой же мутный эстуарий к борту подошла небольшая парусная лодка с двумя рыбаками-бенгальцами, предложившими свой скромный улов несколько рыб, аккуратно уложенных в плетеную корзину. В этом то улове (мы получили его в обмен на сгущенное молоко) оказались бомбили. Бесчешуйные большеротые «утки» отличались дряблой консистенцией жирного тела, очень характерной для многих глубоководных рыб, и буро-коричневой окраской. Эти. «птицы», надо сказать прямо, не очень-то находят место в той экологической классификации, которая принята в этой книге - ведь из числа океанических рыб в эстуариях можно встретить, кроме них, пожалуй, только брегмацеров (один из них, кстати, был даже описан по экземпляру из эстуария Хугли).


Завершая обзор аулопообразных, надо отметить, что к числу бенто-пелагических рыб нужно относить и преобладающее большинство скопелозавров (род Scopelosaurus из сем. Notosudidae), взрослые особи которых держатся только над континентальными склонами, островными цоколями и подводными поднятиями.


Очень много донно-придонных океанических видов содержит отряд трескообразных рыб, две трети состава которого обитает на значительных глубинах. Преимуществ венно глубоководным является, в частности, семейство моровых (Moridae), впервые обособленное известным отечественным ихтиологом А. Н. Световидовым (1903—1985).


Судьба довольно близко свела меня с Анатолием Николаевичем Световидовым. Я познакомился с ним еще в середине 50-х годов, при одной из первых командировок в ленинградский Зоологическпй институт. Эту встречу помню хорошо. А. Н. пригласил меня в кабинет и, вскользь выяснив, кто я, откуда и чем интересуюсь, целиком взял нить разговора в свои руки и долго с большим увлечением говорил о своих студенческих годах (он учился на Отделении рыбоведения Московской сельскохозяйственной академии, из которого впоследствии образовался Мосрыбвтуз, так что, получалось, мы окончили один вуз), о своих старших коллегах учителях — В. К. Солдатове, Н. М. Книповиче и Л. С. Берге, которых глубоко чтил, о деталях своей тогдашней работы по черноморским рыбам. При последующих посещениях Ленинграда эти беседы-монологи вошли в обычай (видимо, я оказался хорошим слушателем), а через несколько лет я стал вхож и в квартиру на Московском проспекте (у А. Н. была прекрасная ихтиологическая библиотека) и на дачу в Комарове, познакомился с добрейшей Елизаветой Васильевной, стал иной раз останавливаться у Световидовых при коротких приездах (А. Н. всегда выговаривал мне, если я находил иное пристанище). С середины 70-х годов наши встречи стали очень регулярными: будучи членом бюро Отделения общей биологии Академии наук, А. Н. почти еженедельно бывал в Москве и постепенно у него вошло в привычку проводить у меня дома последние четыре-пять часов в ожидании полуночного курьерского поезда. Все это время он рассказывал, рассказывал и рассказывал...


Меня всегда поражали трудолюбие и организованность А. Н., который как бы сам задавал себе ежедневный урок и всегда выполнял его независимо ни от чего. Три капитальные монографии — «Сельдевые», «Трескообразные» и «Рыбы Черного моря», вошедшие в золотой фонд ихтиологии,— итог упорного многолетнего труда с полной отдачей сил и времени. Огромная требовательность к себе позволяла А. Н. быть чрезвычайно требовательным и к своим сотрудникам и ученикам, и он не прощал никому из них ни отступлений от генеральной линии исследований, ни отвлечений на посторонние, с его точки зрения, дела, ни тем более проявлений неусидчивости или недисциплинированности. Его отношения с коллегами по институту не были легкими, а с некоторыми из них он, оставив административную деятельность, не общался вовсе. По-видимому, именно поэтому он искал и находил себе собеседников на стороне и открывался им с самой неожиданной стороны — ведь его монологи касались не только профессиональных вопросов, но также истории, литературы, искусства. Впрочем, с любой темы А. Н. с неизбежностью возвращался к ихтиологии, которая, несомнено, была единственной настоящей страстью его жизни.


Моровые рыбы (их около 90 видов) близкородственны тресковым, но обитают в основном на глубинах материкового склона (в семействе есть, впрочем, и шельфовые виды, распространенные преимущественно в умеренных широтах южного полушария, а представители 3—4 монотипических родов живут, как предполагают, в толще воды). Они представлены во всех океанах и особенно многочисленны в верхней батиали, но некоторые виды встречаются в более широком диапазоне глубин — антимора (Antimora rostrata) (рис. 38), например, от 400 до 3000 м. Длина океанических морид варьирует от 15—25 см у физикулюсов (род Physiculus) до 80-90 см у лепидионои (Lepidion). Они сильно различаются по образу жизни.Физикулюсы, подобно налимам, ищут свою добычу на дне, пользуясь обонянием (поэтому они часто попадают в донные ловушки); антимора поедает как бентосных животных, которых она может выкапывать из мягкого грунта лопатообразным рылом, так и придонно-пелагических рыб и кальмаров; дальневосточная лемонема (Laemonema longipes) совершает суточные вертикальные миграции, поднимаясь ночью в пелагиаль, и питается там; макропланктоном, крупные лепидионы и моры (род Morа) едят креветок, рыб и кальмаров.


Рис. 38. Глубоководные  трескообразные и ошибнеобразные рыбы: антимора (1)  долгохвост (2), нибеллинелла (3), слепой тифлонус (4)

Рис. 38. Глубоководные трескообразные и ошибнеобразные рыбы: антимора (1) долгохвост (2), нибеллинелла (3), слепой тифлонус (4)

Биология глубоководных морид в целом изучена недостаточно. Исключение составляет, пожалуй, только лемонема, обитающая в северной части Тихого океана от берегов Хонсю до залива Аляска на глубине 400—1200 м. Лемонема — тугорослая рыба, созревающая при длине более 40 см в возрасте 5—8 лет и достигающая предельной длины около 70 см в возрасте 26 лет. Начальные годы жизни она проводит в толще воды, а затем опускается в придонные горизонты (по ночам мигрируя в пелагиаль), причем более крупные особи держатся в нижней части батиметрического диапазона, занимаемого видом. Дальневосточной лемонеме свойственны значительные сезонные перемещения: летом она концентрируется в основном на склонах восточного Хоккайдо и Курильских островов, а зимой уходит в воды Южной Японии, где нерестится, выметывая 300—800 тыс. мелких икринок, на глубине 600—800 м. Эта рыба служит объектом промысла.


Для самой верхней части склона, пограничной с шельфом, характерны также мерлузы, или хеки (род Merluccius), и макруронусы (Macruronus) — хищные рыбы, достигающие 0,7—1,3 м (все они имеют промысловое значение), из которых лишь немногие могут быть встречены вплоть до глубины 1000 м. Другие представители семейства Merlucciidae, например штайндахнерия (Steindaclmeria argentea) из западной тропической Атлантики, имеющая сложную систему светящихся органов, являются па-стоящими мезобентопелагическими рыбами.


Следующее семейство отряда трескообразных — длиннохвостовые, или макруриды (Macrouridae), — самая многообразная группа глубоководных рыб, насчитывающая более 300 видов. В последние годы она интенсивно изучалась В. М. Макушном, Н. Маршаллом, Т. Ивамото, Ю. И. Сазоновым, Д. Стейном, О. Окамура и другими исследователями. Макруриды широко распространены в Мировом океане (они отсутствуют только в Арктике) на глубине от 50—100 до 5—6 тыс. м. Чисто шельфовых видов в семействе, впрочем, очень немного, и все они принадлежат к роду полорылов — Coelorinchus). Естественно, отдельные виды имеют более узкое географическое и батиметрическое распространение. Преобладающее большинство долгохвостов приурочено к мезобентали и мезобентопелагиали (200—1500 м), причем многие из них в высшей степени стенобатны: у ряда видов незумий (род Nezumia) и гименоцефалов (Hymenocephalus) весь диапазон вертикального распределения укладывается в две-три сотни метров. Для нижней батиали (т. е. батибентали) особенно характерны роды Macrourus и Coryphaenoides (см рис. 38), а в абиссальную зону проникают лишь отдельные представители последнего (например, С. armatus), а также роды Echinomacrurus и Astheriomacrurus. Для верхнебатиальных видов очень типичен значительный региональный эндемизм (иначе говоря, они имеют ограниченное географическое распространение), но в более глубоких горизонтах ареалы долгохвостов, как правило, занимают обширные площади. Большинство видов обитает в тропической зоне.


Внешний вид долгохвостов чрезвычайно своеобразен: у них непропорционально большая голова и очень длинный постепенно утончающийся в нить хвост, за который англичане называют этих рыб «крысохвостами». Подобно отдельным моровым и мерлузовым рыбам, некоторые роды макрурид обладают одиночными или, реже, парными светящимися железами, расположенными на брюхе перед анальным отверстием и содержащими бактерий-симбионтов, излучающих свет в результате своей жизнедеятельности. Такая железа состоит из мешковидного резервуара для бактерий, светоотражающего слоя и прозрачной линзы. Она снабжается кровью через систему капиллярных сосудов, обеспечивающих бактерии кислородом, и светоиспускание может регулироваться как изменением интенсивности кровеснабжения, так и «зашториванием» линзы темными хроматофорами. Некоторые виды (например, мягкоголовый долгохвост Malacocephalus laevis), по-видимому, способны выпускать в воду струю светящейся жидкости.


Долгохвосты сильно различаются по размерам. Самые мелкие из них не превышают 15—20 см, а самые крупные достигают 2 м в длину. Среди них есть как настоящие донные формы, в поисках пищи перекапывающие грунт жесткими носами (жесткорылы рода Trachyrinchus и многие полорылы), так и питающиеся макропланктоном бентопелагические формы, составляющие явное большинство, а также немногочисленные чисто пелагические виды, которые упоминались в предыдущей главе. Все эти категории связаны переходами, так как многие долгохвосты могут быть встречены как на грунте, так и в отрыве от него. Некоторые виды из рода Coryphaenoides (тупорылый макрурус С. rupestris и другие) даже совершают регулярные миграции с подъемом в пелагиаль в ночноя время, но никогда не поднимаются в верхние слои воды


Более или менее полные представления об экологии существуют сейчас только в отношении тех долгохвостов, которые уже вовлечены в промысловое использование. К их числу относятся, в частности, северотихоокеапские малоглазый (Coryphaenoides pectoralis) и пепельный (С. cinereus) макрурусы, а также североатлантический тупорылый макрурус. Все они обитают в широком диапазоне глубин (от 140—180 до 2,5—3,5 тыс. м), но в массовом количестве встречаются только в верхней части материкового склона. Наибольшая длина этих видов 0,5—2,0 м, предельный возраст 10—40 лет. В соответствии с размерами находится и плодовитость: малоглазый макрурус откладывает до 400 тыс. икринок, тупорылый — до 60 тыс., пепельный — до 18 тыс. Несмотря на довольно высокую численность этих видов, их планктонные личинки попадаются в пробах очень редко, и местообитание ранних стадий развития остается неизвестным. Основную пищу всех трех видов составляет мезопелагический макропланктон — креветки, криль, кальмары, а из рыб — светящиеся анчоусы, значительно меньшая роль принадлежит бентосу, хотя малоглазый макрурус, например, почти не выходит в пелагиаль.


Хорошо представлено в глубинных бентопелагических комплексах семейство ошибневых (Ophidiidae), по видовому разнообразию уступающее одним только долгохво-стам. Сюда относится около 200 видов (достойный вклад в их изучение внесли И. Нильсен, Д. Коэн, Ю. Н. Щер-бачев), и почти три четверти из них ведут глубоководный образ жизни. Среди ошибневых есть верхнебатиальные формы, в частности мономитопы (род Monomitopus) и многие дикролены (Dicrolene), но особенно характерны они для нижней части склона и для ложа океана, где живет большинство видов семейства, в том числе наиболее мелкие (Tauredophidium hextii длиной немногим более 10 см) и наиболее крупные (Spectrunculus grandis длиной 1,3 м и массой 16,5 кг) его представители. К числу самых глубоководных видов принадлежат слепой тифлопус (Typhlonus nasus) (см. рис. 38), обнаруженный вплоть До глубины 5100 м, лентовидный бассоцет (Bassozetus taenia) — до 5600 м, атлантический лейцикорус (Leucicorus atlanticus) — до 6800 м, холкомиктеронус (Holcomycteronus profundissimus) — до 7160 м и абиссобротула (Abyssobrotula galatheae), которой принадлежит абсолютный рекорд по глубине вылова: в желобе Пуэрто-Рико она была добыта с глубины 8370 м. Все глубоководные офидииды во взрослом состоянии ловятся только донными тралами, но их личинки, по-видимому, живут в толще воды. Пищу этих рыб, нигде не достигающих особенно большой численности, составляют донные животные, в основном полихеты и ракообразные.


Сходный с офидиидами образ жизни ведут представители близкого к ним семейства бититовых (Bythitidae), которые отличаются способностью к живорождению (оплодотворение у них, естественно, внутреннее, и самцы имеют довольно сложно устроенный копулятивпый орган). Виды катетиксов (род Cataetyx), в частности, довольно обычны на всех глубинах континентального склона и встречаются во всех океанах. Взрослые особи этих видов живут на самом дне, а молодь, заметно отличающаяся от взрослых по внешнему виду, держится в толще воды. Бентопелагические афионовые рыбы (сем. Aphyonidae) длиной от 4 до 18 см — обитатели придонных горизонтов, встречающиеся в нижней батиали и над ложем океана (наибольшая глубина поимки — 5320 м ).Некоторые нетопыревые рыбы встречаются и гораздо глубже.


Следующий отряд — удильщикообразные — характерен преимущественно для мезобентали, в которой он представлен тремя семействами и примерно сотней видов. Большинство удильщиков (сем. Lophiidae), которых называют также морскими чертями, обитает на глубине до 500—600 м, но некоторые, например европейский морской черт (Lophius piscatorius), могут опускаться гораздо глубже - даже до 2000 м. Эти своеобразные рыбы длиной 0,3—1,2 мм имеют уплощенное тело, непропорционально большую голову и огромную зубастую пасть и проводят большую часть жизни, лежа на дне в пассивном ожидании добычи (в основном различных рыб), которую подманивают с помощью особой вымпеловидной приманки — эски, вывешенной перед ртом на конце «удилища» — длинного обособленного луча спинного плавника. В том же диапазоне глубин (200—500 м) обычны другие «удящие» рыбы, также относящиеся к числу бентических — жабовидные хаунаксы (сем. Chaunacinae) длиной до 40 см и морские нетопыри (Ogcocephalidae) (Так, голотип Halieutopsis andriashcvi — вида, недавно описанного из тропической зоны Индийского океана, был выловлен в батибентали на глубине около 4000 м.), редко превышающие 15—20 см в длину. Последние во взрослом состоянии практически теряют способность к плаванию: они перемещаются по дну только по-пластунски — ползком, используя для этого свои «руки» — грудные плавники, как бы согнутые в локтях, и «ноги» — брюшные плавники и лишь подталкиваясь небольшим хвостовым плавником. Все эти рыбы, по-видимому, откладывают икру на дно, но их личиночное развитие идет в толще воды. Вероятно, они имеют большую продолжительность жизни (один из некрупных видов морских нетопырей, к примеру, живет не менее 9 лет).


Среди преимущественно пелагических видов отряда опахообразных особое место занимают донные ателеоповые рыбы (сем. Ateleopodidae), внешне очень сходные с долгохвостами (их истинное место в системе было установлено в самое недавнее время). Некоторые из них (представители рода Ijimaia) достигают крупных размеров (длина до 2 м) и широко распространены в тропической зоне на глубине от 200 до 1000—1500 м, хотя повсюду относятся к числу редких рыб.


«Книжное» — по описаниям и рисункам — знание рыб, конечно, позволяет узнавать этих рыб при встрече, но их истинный облик может очень сильно отличаться от того представления, которое сложилось до личного знакомства. Должен сказать еще, что мы, ихтиологи, обычно различаем уже известные нам виды не по их официальным диагностическим признакам, а по общему облику (как говорится, габитуально), т. е. так, как это делают все рыбаки (многие из них, пожалуй, не смогут ответить на вопрос, чем отличается лещ от густеры, но опознают их вполне уверенно).


С ателеопом мне довелось впервые встретиться совсем недавно - только в мае 1987 г., когда «Профессор Штокман» проводил исследования на подводном хребте Сала-и-Гомес. Естественно, я вполне определенно представлял себе эту уникальную рыбу, но действительность превзошла все ожидания. Увидев в развязанном куте трала среди ярких колючих антигоний, тригл и окуней белесый свинцового цвета глаз с крохотным темным окошечком в центре, я сразу обратил на него внимание. Глаз был окружен чем-то гладким и студнеобразным, и я только успел подумать об осьминоге, как Юрий Сазонов поставил диагноз: «Ателеопус попался!» (он уже видел этих рыб, работая на траулере в Индийском океане). Три наших атолеопа, пойманные па глубине 380 м, имели чуть больше полуметра в длину. Покрытые гладкой скользкой кожей, они больше всего- напоминали огромных головастиков. Наибольшее впечатление производила их голова — совершенно не рыбья, мягкая и полупрозрачная как желе, обтянутая нежной скользкой кожей. Маленький, воронкообразный и совсем беззубый ротик, расположенный на нижней поверхности, вызывал сильное сомнение в способности его обладателя питаться «рыбой, офиурами и ракообразными» (именно эти объекты находили в желудках ателеопид). По необычности облика ателеопы нисколько не уступают ни удильщикам, ни хаулиодам, ни мешкоротам.


Рис. 39.   Глубоководные бериксообразвые  рыбы: стефаноберикс (1), средиземноморский  хоплостет   (2), диретмоид (3), низкотелый берикс (4).

Рис. 39. Глубоководные бериксообразвые рыбы: стефаноберикс (1), средиземноморский хоплостет (2), диретмоид (3), низкотелый берикс (4).

Существенная роль в ихтиоценах материкового склона и подводных поднятий принадлежит некоторым представителям отряда бериксообразных рыб (рис. 39). Наиболыним разнообразием среди них выделяется семейство трахихтовых (Trachichthyidae), детально изученное в последние годы А. Н. Котляром. Почти все представители этой группы (а их около 40) относятся к числу полуглубоководных рыб, весьма обычных в нижней части шельфа и над его свалом на глубине 150—800 м. Один из наиболее широко распространенных видов — атлантический большеголов, или пилобрюх (Hoplostethus atlanticus), встречается у обоих берегов Атлантического океана и в умеренно теплых водах южного полушария на глубине от 300 до 1500 м (чаще всего 800—1200 м). Этот вид, как и другие трахихтовые, характеризуется медленным ростом (годовые приросты порядка 2—3 см) и большой продолжительностью жизни — до 24 лет. Половой зрелости он достигает в возрасте 10—15 лет (плодовитость варьирует от 20 до 200 тыс. икринок), а наиболее крупные особи имеют длину около 60 см при массе около 4,5. Его пищу составляют макропланктонные животные: ракообразные, мелкие кальмары и рыбы.


В придонных слоях воды над материковым склоном и подводными поднятиями (обычная глубина 200—800 м) обитают бериксовые рыбы (сем. Berycidae). Низкотелый берикс (Beryx splendens) — ярко-красная стайная рыба, внешне напоминающая морского окуня и достигающая 45 см в длину, встречается во всех океанах. В дневное время он держится над дном, а ночью отрывается от него и выходит в водную толщу, нередко образуя значительные скопления. Пищу берикса составляет различный макропланктон, преимущественно ракообразные, рыбы (в том числе миктофиды), мелкие кальмары.


Из других придонных бериксообразных нужно отметить диретмоидов (род Diretmoides), которые вместе с мезопелагическим диретмом (см. гл. III) входят в состав семейства Diretmidae. Они достигают 40—50 см в длину, окрашены в темные тона и во взрослом состоянии постоянно пребывают над дном на глубине порядка 500— 800 м, хотя их серебристые мальки, очень похожие на диретма, ведут пелагический образ жизни. В нижней батиали живут также гиспидоберикс (Hispidoberyx ambagiosus), совсем недавно (в 1980 г.) описанный А. Н. Котляром и выделенный им в особое семейство, и гибберихты — два вида рода Gibberichthys. Личинки последних при длине 1—2 см резко отличаются по внешнему виду от взрослых рыб и до последнего времени считались принадлежащими к самостоятельному семейству. У этих рыбок сильно удлиненный третий луч брюшных плавников имеет вид длинного стержня, несущего около 30 больших листовидных мешков черного цвета с прозрачным овальным окошечком па конце каждого. Эти придатки внешне очень напоминают некоторых сифонофор или медуз с их плавательными пузырями и свисающими щупальцами и могут расцениваться как проявление мимикрии (не исключено, впрочем, что они испускают свет и служат для приманивания добычи). Личинки и мальки гибберихтов держатся в поверхностных слоях воды, взрослые рыбы живут в придонных горизонтах на глубине 750—2000 м.


Среднеглубинные бентопелагические рыбы есть и в отряде солнечникообразных. Одни из них — антигонии (род Antigonia) и солнечники (Zeus и Zenopsis) имеют центром батиметрического распределения зону, переходную между эпи- и мезопелагиалью (глубины порядка 100—400 м), другие, принадлежащие к семействам ореосомовых (Oreosomatidae) и чешуеиглых (Grammicolepididae), встречаются только в верхней батиали — на глубине от 200—500 до 1500—2000 м. Аллоцит, или лунник (Allocyttus verrucosus), длиной до 38 см широко распространен в Атлантике и южной части Индийского океана и кое-где (например, на банке Агульяс) даже образует плотные концентрации. Питается эта рыба разнообразным макропланктоном.


Бенто-пелагический образ жизни в диапазоне глубин от 100—200 до 600 м ведут морские бекасы (сем. Масrоrhamphosidae), принадлежащие к отряду колюшкообразных. Наиболее обычный вид — морской бекас (Масrоrhamphosus scolopax) длиной до 19 см — широко распространен в тропических и субтропических водах и передко встречается в огромном количестве и очень плотными стаями над относительно мелководными подводными поднятиями. Считается, что молодые бекасы, живущие в отрыве от дна, имеют более прогонистое тело и окрашены с преобладанием синих тонов, тогда как у взрослых тело выше, а в окраске больше красного цвета, но эта точка зрения не общепринята (Т. Кларк считает, что существуют два вида этих рыб).


Глубоководные виды имеются в ряде семейств скорпенообразных рыб, более характерных для прибрежной зоны. В своем преобладающем большинстве они приурочены к самым верхним горизонтам мезобентали, пограничным с эпибенталью. Вплоть до глубины 300—500 м (иногда и более) вполне обычны, в частности, некоторые скорпеновые рыбы (сем. Scorpaenidae) — морские окуни (Sebastes), беспузырники (Helicoienus) и др. Все они во взрослом состоянии ведут бентический образ жизни (молодь встречается, однако, в толще воды) и редко отрываются от дна, но из этого правила есть исключения. Суточные вертикальные миграции с ночным подъемом к поверхности отмечены у многих видов, а североатлантический окунь-клювач (S. mentella) вполне способен существовать в пелагиали, образуя значительные скопления даже над океаническими глубинами. Из тропических видов наиболее «пелагизирован» батиально-пелагический Ectreposebastes imus, имеющий в отличие от других среднеглубинных скорпенид черную, а не красную окраску. К настоящим мезобеитальным рыбам принадлежат, однако, немногие скорпеновые, постоянно живущие на глубине порядка 1000—1600 м («рекордная» глубина 2500 м) — шипощеки (род Sebastolobus), обитающие в северной части Тихого океана, и трахискорпии (Trachyscorpia). Размеры глубоководных скорпенид от 15—20 см до 1 м (обычно не крупнее 50 см). Все они, по-видимому, относятся к числу медленнорастущих, долгоживущих (до 10— 25 лет) и поздно созревающих рыб с невысоким темпом воспроизводства.


Для вод материкового склона характерно также семейство аноплопомовых (Anoplopomatidae). Угольная рыба (Aiioplopoma fimbria), достигающая длины 1,2 и массы 14 кг, обитает в северо-восточной Пацифике (от Калифорнии до Аляски), где встречается на всех этапах жизненного цикла. Есть она и в Беринговом море (там, по-видимому, существует зависимая популяция вида), а отдельные особи изредка ловятся даже у Курильских островов и Японии. Угольная рыба обитает на глубине 200—1200 м (максимальная глубина вылова 1800 м) и адаптирована к характерной для этих глубин пониженной концентрации растворенного кислорода. Личинки и мальки держатся в эпипелагиали, годовики длиной 20—40 см переходят к жизни у дна. Главную пищу составляют рыба, головоногие моллюски и кишечнополостные (гребневики и медузы). Второй вид семейства — эрилепис (Erilepis zonifer), также обитающий в северной части Тихого океана, принадлежит, вероятно, к верхне-мезобенто-пелагическому ихтиоцену.


Несколько мезобентальных видов содержит холодноводное семейство рогатковых (Cottidae), н все они имеют некрупные размеры (не более 15—20 см). Так, обычные на севере Тихого и Атлантического океанов и в морях Арктики ицелы (род Icelus) и триглопсы (Triglops) встречаются у дна вплоть до глубины 500—900 м, а самый глубоководный представитель группы — дальневосточный крючкорог Zesticelus profundorum — ловился даже на глубине свыше 1000 м. На материковом склоне живут и австрало-новозеландские рогатки-антиподы (род Antipodocottus), а также единственный экваториальный вид группы — Stlengis mesembrinus, описанный недавно из вод Индонезии. В близком семействе психролютовых (Psychrolutidae) все виды живут за пределами шельфа (общий батиметрический диапазон 150—1600 м). Некоторые роды (например, Psychrolutes и Cottunculus) имеют биполярное распространение.


Семейство липаровых, или морских слизней (Liparididae), очень богатое видами (их более 150), включает как прибрежные формы, обитающие только за пределами теплых вод, так и глубоководные виды, представленные во всех широтных зонах Мирового океана. Название «морские слизни» очень точно характеризует внешний облик этих рыб, голое тело которых имеет студнеобразную консистенцию. Их обычная длина составляет 10—30 см (максимально 70 см). В мезо- и батибентали особенно обыкновенны роды карепроктов (Careproctus) и паралипарисов (Paraliparis), каждый из которых насчитывает примерно по 60 видов. Карепрокты обитают на глубине до 3500—4000 м, причем шельфовые виды имеют светлую или ярко-розовую окраску, батиальные — красную или фиолетовую, а абиссальные — почти черную. В соответствии с глубиной обитания меняется также цвет брюшины (от светлой до черной) и диаметр глаз (наибольшего размера они достигают у видов, живущих в сумеречной зоне — на глубине 200—1000 м). Паралипарисы, обитающие в диапазоне глубин от 125 до 3200 м, наиболее многообразны в батиали северной Пацифики и, как показал А. П. Андрияшев, в Южном океане, где находится вторичный центр видообразования группы. Среди липарид имеются даже хадобентальные виды: родственный кapeпроктам псевдолипарис (Pseudoliparis amblystomopsis) обнаружен на глубине около 7600 м в Курило-Камчатском желобе, а три вида рода Notoliparis в трех разных желобах южного полушария (Кермадекском, Южно-Сандвичевом, Макуори) на глубине более 5000 м.


Мне не приходилось всерьез заниматься липаридами, по все же у меня есть одно воспоминание, правда, отнюдь не из приятных, связанное с этими рыбами. В 1979 г. «Витязь» обогнул Европу в своем последнем 65-м рейсе, посетив о «прощальным визитом» порты Франции, Испании, Португалии, Англии и Дании. В том рейсе принимал участие и А. П. Андрияшев (мы жили в одной каюте), который очень надеялся использовать посещение Англии для изучения типовых экземпляров антарктических паралипари-сов в Британском музее естественной истории. В Бискайском заливе нас накрыл жестокий шторм, и Анатолий Петрович, поскользнувшись на трапе в момент, когда судно резко повалило на борт, получил очень тяжелую травму — перелом нескольких ребер, в результате чего оказался в больнице города Дувра. О визите в Лондон нечего было и думать, и он попросил меня проверить некоторые признаки интересовавших его рыб попутно с моим исследованием типового материала по летучкам. Для работы в музее (я ездил туда два раза) мне выделили отдельную комнату, куда были доставлены из хранилища банки с отобранными по каталогу экземплярами. Покончив с летучими рыбами, я открыл сосуд с паралипарисами. Три сиптипа P. antarcticus - вида, описанного Т. Ригеном еще в 1912 г., находились в неважном состоянии: вероятно, они были исходно фиксированы спиртом, сильно дегидратировались и стали очень твердыми. Пытаясь распрямить одну из рыбок для измерения, я сделал слишком резкое движение и, о ужас, обломил ее хвост. Я оцепенел: изуродовать типовой экземпляр — это непростительное преступление, которому но может быть прощения. Но делать нечего... С повинной головой я направился к Питеру Уайтхеду - куратору коллекции рыб и покаялся в своем грехе. «А где хвост?» - спросил Питер. «Вот он». - «Ну, ничего. Мы его подклеим так, что будет совсем незаметно». Я был прощен, по до сих пор испытываю чувство стыда, вспоминая это событие.


Самый большой отряд рыб — окунеобразные — содержит свыше 6000 видов, но лишь очень немногие из них относятся к глубоководным обитателям дна и придонных слоев пелагиали, а на абиссальные глубины вообще проникают считанные формы. Сколько-нибудь значительную роль они играют, пожалуй, только в пограничной зоне между шельфом и склоном, где встречаются многие преимущественно шельфовые виды каменных окуней (сем. Serranidae), каталуфовых (Priacanthidae), бланквиловых (Blanchiostegidae), мицуевых (Scombropidae), красноглаз-ковых (Emmelichthyidae), рыб-кабанов (Pentacerotidae) и Других семейств, не опускающиеся, как правило, глубже 400-600 м.


Только для мезобентопелагиали характерны семейства акропомовых (Acropomatidae) и эпигоновых (Epigonidae), к которым принадлежат рыбы, в преобладающем большинстве живущие в придонных горизонтах на глубине 200—600 м. В обоих семействах есть, однако, виды которые населяют более глубокие слои (800—1100 м), например хауэлла (Howella brodiei), широко распространен пая во всех океанах, и южный эпигонус (Epigonus robustus), населяющий материковые склоны и подводные поднятия в 30—40-х широтах южного полушария. Один из наиболее крупных видов — эпигонус-телескоп (Е. telescopus), достигающий длины свыше 70 см и массы 4 км также обитает на глубине до 1200 м, где является объектом промысла. Мальки многих эпигонусов держатся в верхнем слое океана.


Интересно отметить, что в преимущественно эпимезопелагическом семействе морских лещей брамид виды одного рода — Eumegistus, являющегося, по мнению Д. Мида, наименее продвинутым в эволюционном отношении, ведут придонный образ жизни и выходят в толщу воды только для ночной охоты на миктофид и подобную им по поведению добычу. Эти лещи достигают довольно крупных размеров (до 70 см) и живут над островными склонами и подводными горами в тропической зоне.


Бельдюговые (сем. Zoarcidae) — очень многообразная холодноводная группа северного происхождения, насчитывающая в своем составе около 200 видов, большая части которых обитает на глубине 100—500 м и даже глубже, хотя в семействе есть и мелководные, в том числе литоральные, формы. Почти все бельдюговые живут непосредственно на дне и тяготеют к мягким илистым грунтам в которые способны зарываться сами и закапывать свою икру; питаются они бентосом и донными рыбами. Исключение в этом отношении составляют только меланостигмы (род Melanostigma) и ликодапусы (Lycodapus) — они могут считаться мезобентопелагическими, так как нередко встречаются в значительном удалении от дна над большими глубинами.( Аналогичный образ жизни ведут, по-видимому, представителя близкого семейства Parabrotulidae — мелкие (до 5 см) живоротдящие рыбки двух родов (Leucobrotula и Parabrotula), ) Эти рыбы размножаются, однако как и все их родичи, откладывая крупную донную икру (прямых наблюдений нереста, впрочем, не проводилось). В отличие от преобладающего большинства других глубоководных рыб ранние мальки этих и всех остальных зоарцид в верхних слоях пелагиали не отмечены.


В изучение океанических зоарцид, принадлежащих главным образом к подсемейству ликодоподобных (Lycodinae), большой вклад внесен в последние годы А. П. Андрияшевым, В. В. Федоровым, Э. Андерсоном. К обширному (около 50 видов) роду ликодов (Lycodes) относятся в основном крупные (длина до 1 м) верхне-мезобентальные формы, и лишь немногие его представители доходят до батибентали. Близкие к ликодам, но более миниатюрные лиценхелисы (род Lycenchelys) заметно более глубоководны: эти рыбы полностью отсутствуют па шельфе и входят в состав мезо-, бати- и абиссобентальных ихтиоценов. Оба рода богато представлены во всех северных морях (они обычны и в наших дальневосточных и полярных водах), но встречаются и в южном полушарии, куда их предки проникли с севера по глубинам. В умеренно холодных водах Южной Америки они, поднявшись на шельф, дали начало эндемичным южным родам зоарцид, обитающим и на мелководьях. К числу наиболее глубоководных зоарцид принадлежит и пахикара (Pachycara obesa) (рис. 40), обитающая в Атлантическом океане на глубине 2400—4800 м. Близкий род Thermarces был описан совсем недавно Р. Розеиблаттом и Д. Коэном из термальных источников в восточной части Тихого океана на глубине 2600 м. В желудках термарцесов были найдены остатки моллюсков, раков амфипод и вестиментифер рнфтий, существующих за счет сульфобактерий, что позволяет считать их постоянным компонентом этих своеобразных глубоководных сообществ.


Рис. 40. Паралиприс (1) и пахикара (2).

Рис. 40. Паралиприс (1) и пахикара (2).

Зубатки (два рода семейства Anarhichadidao), распространенные в северных частях Атлантического и Тихого океанов, живут в основном в шельфовой зоне, но в зимнее время мигрируют на глубины (эта группа всесторонне изучена В. В. Барсуковым). Наиболее глубоководный вид - синяя зубатка (Anarhichas denticulatus), достигающая 1,4 м в длину, отмечена даже на глубине более 900 м. Все зубатки откладывают очень крупную донную икру, но их личинки поднимаются в толщу воды, где проходят весь мальковый период жизни (его продолжительность у разных видов сильно разнится).


Еще одна холодноводная группа рыб — нототениевидные, эндемичная для Антарктики и Субантарктики, где она доминирует. Эта группа отличается, как показано работами А. П. Андрияшева, X. Девитта, А. В. Балушкина, А. В. Неелова, Ж.-К. Юро и других ученых, большим систематическим и экологическим разнообразием. В сем. нототениевых (Nototheniidae), усатых дракончиков (Artedidraconidae), антарктических плосконосов (Bathydraconidae) и белокровных рыб (Channichthyidae) есть и глубоководные донно-придонные формы, обитающие на глубине 500—1500 м и более. Среди преимущественно прибрежных и шельфовых нототениид наиболее глубоководными являются антарктическая сквама (Lepidonotothen kempi) и черноротый трематом (Trematomus loennbergi), которые держатся на склоне континентальной ступени Антарктиды на глубине 500—1000 м, а также патагонский клыкач (Dissоstichus eleginoides) — очень крупная рыба (длина до 2,1 м, масса до 70 кг), добываемый у островов Южная Георгия и Кергелен на глубине до 800 м. Большинство плосконосов живет на глубине, не превышающей 500—800 м, но представители рода Bathydraco — самого глубоководного среди нототеноидных рыб — населяют большие глубины (вплоть до 2500 м). Усатые дракончики рода Pogonophryne также отмечены до глубины 2300 м. Глубинная белокровка (Chionobathyscus dewitti), у которой, как и у других ханнихтид, в крови нет ни эритроцитов, ни гемоглобина, также ловилась у берегов ледового континента на глубине до 2000 м. У всех нототениевидных икра развивается на дне а личинки ведут пелагический образ жизни.


В верхней мезобентали тепловодной зоны (на глубине до 500—600 м) вполне обычны также такие рыбы, как хампсодоны (сем. Champsodontidae), звездочеты (Uranoe scopidae: Kathetostoma, Uranoscopus и др.), перкофид (Percophidae, в том числе карликовые виды родов Osopesaron и Pteropsaron, не превышающие 4—5 см в длину) драконетки (Draconettidae).


Рис. 41. Руветта (1) а угольная рыба-сабля (2).

Рис. 41. Руветта (1) а угольная рыба-сабля (2).

Для среднеглубинных горизонтов очень характерны саблеподобные рыбы (рис. 41) — два близкородственных семейства гемпиловых (Gempylidae) и волосохвостых (Trichiuridae), входящие в состав подотряда скумбриевидных. Все они имеют в той или иной степени удлиненное тело, большой рот и очень острые мощные клыкообразиые зубы, легко рассекающие добычу на части. В мезобентопелагических ихтиоценах на глубине 300—1000 м (нужно сказать, что эта группа представлена также на шельфе и в океанской пелагиали) особенно важное значение принадлежит прометихтам (род Promethichthys), рексиям (Rexea), бентодесмам (Benthodesmus) и угольным саблям (Aphanopus) — хищным рыбам, длина которых нередко достигает 1 м, а также еще более крупной руветте (Ruvettus pretiosus). Эта рыба может иметь длину 1,8 м при массе около 50 кг. Во многих районах мира она служит объектом специального лова на особые снасти, крючки которых опускаются на глубину 300—700 м. Такой промысел производится, в частности, у берегов Кубы, Мадейры, Коморского архипелага, многих островов Полинезии. Мясо руветты содержит очень много жира, который обладает слабительными свойствами (на некоторых языках ее называют «касторковой рыбой») и при приготовлении рыбы в пищу должен удаляться во время варки.


Саблеподобным рыбам я посвятил немало внимания и времени. Еще в 1955 г., в первом своем плавании в тропиках, мне удалось поймать сачком крупную змеиную макрель, в то время представлявшуюся большой редкостью. В очень популярной в те годы книге Тура Хейердала о путешествии на бальсовом плоту «Кон Тики» встрече с этим «чудищем» посвящено немало эмоциональных строк. С тех давних пор эта группа постоянно вызывала мой интерес, и в 1969 г. я предложил Владимиру Беккеру, давнему приятелю (мы вместе учились в институте) и коллеге по лаборатории, совместно разобраться в не очень большой коллекции, которой мы тогда располагали: я взялся за рыб-сабель, он — за гемпилид. В итоге этого внепланового исследования был опубликован предварительный обзор надсемейства, после чего Володя навсегда вернулся к своим любимым миктофидам, а я тоже занялся другими проблемами, хотя не терял группу из виду и между делом описал в ней еще три вида бентодесм. В середине 70-х я заинтересовал систематикой трихиурид промыслового ихтиолога из ВНИРО Сергея Михайлина, вместе с которым мы дали описания двух новых рыб-сабель, но трагическая гибель Сережи в конце 1981 г. не позволила ему до конца реализовать свои возможности (он погиб, как герой, спасая пассажиров в загоревшемся на ходу вагоне поезда Калининград - Москва). В память о друге (нас объединяло не только общее дело, но и одинаковая страсть к охоте) я назвал его именем один из новых видов угольных сабель, решив поставить на этом точку в изучении этой группы. Не получилось... При обработке коллекций с подводного хребта Наска выяснилось, что там обитают два вида рексий - оба неописанные,— а исследование сравнительных материалов из других районов Тихого и Индийского океанов (я получил их из музеев многих стран) показало, что в роде существуют по меньшей мере шесть видов (считалось, что их только два). Результаты этой работы еще не опубликованы.


Из океанических строматеевидных рыб к числу придонных принадлежат немногие. Это — гипероглифы (род Hyperoglyphe) и шедофилы (Schedophilus) из семейства центролофовых — крупные рыбы длиной до 1 м, обитающие главным образом в субтропических и умереннотепловодных районах (в том числе над подводными поднятиями) на глубине до 300 м и более. Придонно-пелагическими; являются также ариоммы (около полутора десятков видов рода Ariomma), обычные на глубине 100—600 м во всех тропических морях.


Не опускаются глубже мезобентали и преимущественно шельфовые камбалообразные рыбы. Так, наиболее глубоководпый род ботусовых камбал (сем. Bothidae) — хасканопсетты (Chascanopsetta), недавно ревизованный К. АмаЯ ока, содержит 5 видов, которые живут на глубине 250-640 м. Один из этих видов — гавайская пеликанья камбала (Ch. crumenalis) отличается крайне своеобразным обликом: нижняя челюсть у нее очень длинная (она на треть: своей длины выступает перед рылом) и поддерживает кожистую горловую сумку, очень напоминающую ту, что имеется у настоящих пеликанов. Еще глубже обитают представители эндемичного для Южного океана семейства безруких камбал (Achiropsettidae), недавно выделенного С. А. Евсеенко и характеризующегося отсутствием грудных плавников: максимальная глубина вылова неоахиропсетты (Neoachiropsetta milfordl) составляет 840 м.


Среди настоящих, или правосторонних, камбал (сем. Pleuronectidae) есть немало видов, например северные малороты (род Microstomus) или тропические пецилопсетты (Poecilopsetta), приуроченных к пограничной между шельфом и склоном зоне (глубина порядка 100— 300 м). К наиболее глубоководным видам относятся палтусы, прежде всего черный, или синекорый (Reinhardtius hippoglossoides), и белокорый (Hippoglossus hippoglossus) — живущие в северных частях Атлантического и Тихого океанов хищники, активно преследующие свою добычу в толще воды. Полноразмерные особи черного палтуса достигают 1,3 м в длину, но белокорый значительно крупнее (рекордная длина 4,7 м при массе 337 кг). Скопления всех палтусов обычно приурочены к материковому склону (глубина 150—800 м), а наибольшая глубина их обитания превышает километр (черный палтус вылавливался даже па отметке 1700 м). Палтусы принадлежат к числу долгоживущих поздносозревающих рыб (белокорый живет до 30 лет, а созревает в массе на 10—15-м году). Нерест происходит в глубоких слоях воды, личинки сначала тоже держатся далеко от поверхности, но, подрастая, перемещаются на мелководья, где переходят к донному образу жизни. Среди камбал-плевронектид известны и еще более глубоководные — мезобатибентальные виды, например бородавчатая (Clidoderma asperrimurn) и глубинная (Еmbassichlhys bathibius), вполне обычные вплоть до 1800— 2000 м от поверхности. В состав батиального ихтиоцена полноправно входят и морские языки из рода Symphurus (сем. Cynoglossidae), живущие в тропической зоне на глубине 200—1000 м. К сказанному о камбалообразных нужно еще добавить, что среди глубоководных представителей группы практически нет чистых бентофагов (и уж во всяком случае их доля значительно ниже, чем среди мелководных).


И наконец, в отряде скалозубообразных к придонным глубоководным рыбам относится в полном составе семейство холлардиевых (Triacanthodidae), включающее 20 видов, обзор которых сделан недавно Д. Тайлером. Эти небольшие (длина не более 25 см) рыбы живут в тропических водах всех океанов на глубине 50—600 м и даже глубже. Биология их изучена слабо. Судя по некоторым особенностям, это наименее продвинутая группа скалозубообразных, но отдельные виды представляются очень сильно специализированными. Так, макрорамфосоды (род Macrorhamphosodes) имеют тонкое рыло, вытянутое в длинную трубку, на конце которой находится обращенный вбок дисковидный рот. Эта рыба, как и тидемания (Tydemania navigatoris), питается чешуей других рыб.


Сравнение состава бенто-пелагических комплексов разных вертикальных зон (табл. 4) показывает, что число видов в ихтиоценах быстро убывает с глубиной (цифры этой таблицы следует рассматривать как приблизительные). В самой верхней части склона, где представлены многие семейства, типичные для сублиторали, наблюдается наибольшее разнообразие систематического состава. Нужно подчеркнуть, что в большинстве случаев речь идет не о случайных проникновениях отдельных особей тех или иных шельфовых видов в чуждый биотоп, а о постоянном их обитании в экотонных условиях у границы смежных вертикальных зон. В справедливости такого утверждения убеждает тот факт, что такие виды живут и там, где эпибентальной зоны нет вообще. Речь идет о подводных поднятиях в открытом океане, имеющих минимальные глубины порядка 200—400 м, т. е. о верхней части талассобатиали в понимании А. П. Андрияшева. Все такие поднятия (их обычно называют «банками») населены тем не менее рыбами, которые более характерны для нижней части шельфа: как правило, их легко сразу опознать по яркой окраске и совсем не «глубоководному» облику. В качестве типичных эпимезобентальных экотонных рыб можно упомянуть аулопов (род Aulopus), длиннорылых рыб-солдатов (Ostichthys), антигоний (Antigonia), большеглазых каталуф (Cookeolus), каллантиасов (Callanthias). Верхнемезопелагические виды недавно обнаружены даже в семействах щетинозубовых, или рыб-бабочек (Chaetodontidae), и губановых (Labridae), всегда считавшихся приуроченными к прибрежным сообществам, — Chaetodon guyotensis и Bodianus thoracotaeniatus описаны с подводных гор хребта Кюсю-Палау (глубина 320—340 м).


На сообществах рыб, населяющих подводные поднятия, нужно остановиться подробнее в связи с тем интересом, который они вызывают по многим причинам. Важность их изучения первым оценил американский ихтиолог К. Хаббз, который еще в 1959 г., основываясь на очень скудных фактических данных того времени (фактически на одной случайной поимке триглы на гайоте хребта Наска), сформулировал ряд принципиальных вопросов, касающихся этой проблемы. Вот эти вопросы.


Постоянен ли видовой состав населения отдельных гор Каким образом они были заселены?


Не представляют ли они опорные пункты для преодоления открытоводных барьеров, разделяющих прибрежные фауны?


Не являются ли некоторые виды, населяющие постепенно погружающиеся горы, реликтами, адаптированными к увеличенной глубине обитания?


Ведет ли изоляция гор к видообразованию?


Не существует ли на горах и банках и над ними скоплений донных или пелагических рыб и других промысловых объектов?


Карл Левитт Хаббз (1894-1979) несомненно был одним из самых выдающихся ихтиологов нашего столетия. Он отличался необычайной широтой и глубиной научных интересов и оставил после себя весьма достойное наследие - более 700 книг и статей, касающихся разнообразнейших аспектов ихтиологии и смежных отраслей знания. Он был также простым в общении и доброжелательным человеком с хорошо развитым чувством юмора.


Мне довелось встретиться с К. Хаббзом трижды (не могу запросто называть его Карлом, как при встречах: по-русски это было бы слишком фамильярным и не соответствующим тому уважению, которое я питаю к этому человеку). Знакомство состоялось на Гавайских островах в 1964 г. во время очередного Тихоокеанского научного конгресса, на который я попал с «Витязем», совершавшим рейс в центральную Пацифику. Первое общение было очень тяжелым как по причине моего несовершенного английского, так и из-за весьма далекого от классических оксфордских норм произношения К. Хаббза, по я мог с удивлением убедиться, что даже в очень узкой специальной области (речь шла о летучих рыбах Тихого океана) он чувствовал себя совершенно свободно. На следующий день после моего доклада он шутливо поздравил меня с победой в противоборстве «с этим варварским английским», а через пару месяцев прислал в Москву вырезку из какого-то комикса, в котором говорилось о «летучих коровах», выдуманных неким впоследствии разоблаченным лжецом, написав на ней: «А существуют ли все же летучие рыбы?» В 1968 г. «Академик Курчатов» зашел в Виллемстад (о-в Кюрасао), когда там происходила международная конференция по Карибскому морю, в которой, оказалось, принимал участие и К. Хаббз. Он был очень подвижек и каждый год предпринимал дальние вояжи вместе со своей верной женой и помощницей Лорой Хаббз. На конференции он заметил меня первым (я, надо сказать, совсем не ожидал этой встречи), сразу узнал и с такой непринужденностью «проехался» насчет моей изменившейся внешности (я стал носить бороду), что два молодых ихтиолога с Барбадоса, с которыми я беседовал, с полной уверенностью сочли его моим бывшим профессором. Последний раз я видел Хаббза в 1979 г. в Калифорнии. Он был болен и знал, что его дни сочтены, сильно ослабел и постарел, но продолжал трудиться, интересовался работой коллег, говорил о желании принять участие в следующем Тихоокеанском конгрессе в Хабаровске... Прах Карла Хаббза по его завещанию был развеян над Тихим океаном. Большой фотопортрет с надписью «...советскому коллеге от старого моряка», запечатлевший его стоящим в полный рост на корме штормующего в океане судна, напоминает мне о наших встречах.



Таблица 4

Отряд, семейство Всего видов Видов в ихтиоценах Встречаемость в других ихтиоценах
ЭМ М МБ Б БА А АХ Х
Миксинообразные (Myxiniformes)
Миксиновые (Myxinidae) 32 20 6 1 - - - - - Эпибенталь
Многожаберникообразные (Hexanchiformes)
Плащеносные акулы (Chlamydoselachidae) 1 - 1 - - - - - - Нет
Катранообразные (Squalijormes)
Катрановые акулы (Squalidae) 68 12 38 8 - 1 - - - Эпимезопелагиаль
Центриновые акулы (Oxynotidae) 4 2 2 - - - - - - Эпимезопелагиаль
Ламнообразные (Lamniformes)
Песчаные акулы (Odontaspidae) 4 1 1 - - - - - - Эпибенталь
Акулы-домовые (Mitsukuriuidae) 1 - 1 - - - - - - Нет
Кархаринообразные (Сarcharhiniformes)
Кошачьи акулы (Scyliorhinidae) 86 13 45 4 - - - - - Эпибенталь
Просциллиевые (Proscyllidae) 6 3 1 - - - - - - "
Ложнокуньи акулы (Pseudotriakidae) 1 - 1 - - - - - - Нет
Куньи акулы (Triakidae) 34 5 1 - - - - - - Эпибенталь
Гнюсообразные (Torpediniformes)
Гнюсовые скаты (Torpedinidae) 15 5 1 - - - - - - "
Нарковые скаты (Narkidae) 25 6 2 - - - - - - "
Скатообразные (Rajiformes)
Ромбовые скаты (Rajidao) 200 70 65 15 - - - - - Эпибенталь
Ложноромбовые скаты (Pseudorajidae) 4 - 4 - - - - - - Нет
Нитерылые скаты (Anacanthohatidae) 15 2 13 - - - - - - "
Xвостоколообразные (Myliobatiformes)
Шестижаберные скаты (Hexatrygonidae) 3 - 3 - - - - - - Нет
Химераобразные (Chimaeriformes)
Химеровые (Chimaeridae) 20 2 18 - - - - - - "
Носатые химеры (Rhinochimaeridae) 6 - 4 2 - - - - - "
Спиношипообразные (Notacanthiiormes)
Галозавровые (Halosauridae) 15 - 4 9 1 1 - - - "
Спиношиповые (Notacanthidae) 9 2 3 4 - - - - - "
Липогеновые (Lipogenydae) 1 - 1 - - - - - - "
Угреобразные ( Anguilliformes)
Слитножаберные угри (Synaphobranchidae) 28 2 7 4 1 6 - - - Эпибенталь
Неттастомовые (Nettastomatidae) 35 4 12 4 - - - - - "
Конгеровые (Congridae) 110 20 20 - - - - - - "
Моногнатовые (Monognathidae) 14 - 3 2 4 2 3 - - Нет
Лососеобразные (Salmoniformes)
Серебрянковые (Argentinidae) 35 15 7 - - - - - - Мезопелагиаль
Гладкоголововые (Alepocephalidae) 98 3 40 30 20 5 - - - Нет
Лептохиловые (Leptochilichthyidae) 2 - 1 - - 1 - - - "
Платитроктовые (Platytroctidae) 40 1 27 10 2 - - - - "
Стомиеобразные (Stomiiformes)
Гоностомовые (Gonostomatidae) 26 - 3 - - - - - - Мезобатипелагиаль
Топориковые (Sternoptychidae) 51 - 37 - - - - - - Мезобатипелагиаль
Фотихтовые (Photichthyidae) 21 - 4 - - - - - - "
Астронестовые (Astronesthidae)
Меланостомиевые (Melanostomiatidae) 27 - 5 - - - - - - Мезопелагиаль
Ayлапообразные (Aulopiformes)
Аулоповые (Aulopidae) 10 5 1 - - - - - - Эпибенталь
Зеленоглазковые (Chlorophthalmidae) 45 20 7 - - - - - - Нет
Нотосудиевые (Notosudidae) 19 - 17 - - - - - - Мезопелагиаль
Ящероголововые (Synodontidae) 40 6 1 - - - - - - Эпибенталь
Миктофообразные (Myctophiformes)
Неоскопеловые (Neoscopelidae) 5 - 4 - - - - - - Мезопелагиаль
Миктофовые (Myctophidae) 220 8 12 - - - - - - Мезобатипелагиаль
Трескообразные (Gadiformes)
Паркетниковые (Muraenolepididae) 4 1 1 - - - - - - Эпибенталь
Моровые (Moridae) 90 20 40 15 - - - - - "
Меланоновые (Melanonidae) 2 - 1 - - - - - - Мезопелагиаль
Брегмацеровые (Bregmacerotidae) 7 - 5 - - - - - - "
Тресковые (Gadidae) 50 12 3 - - - - - - Эпибенталь
Мерлузовые (Merlucciidae) 25 24 1 - - - - - - Нет
Долгохвостовые (Macrouridae) 350 10 245 45 15 30 5 - - "
Ошибнеобразные (Ophldiiformes)
Ошибневые (Ophidiidae) 170 15 35 30 20 30 12 3 - Эпибенталь, мезопелагиаль
Бититовые (Bythitidae) 85 13 13 3 2 2 - - - Эпибенталь
Афионовые (Aphyonidae) 18 - 5 - 2 3 8 - - Нет
Удильщикообразные (Lophiiformes)
Удильщиковые (Lopliiidae)
Удильщиковые (Lopliiidae) 25 12 8 1 - - - - - Эпибенталь
Хаунаксовые (Chaunacidae) 10 2 8 - - - - - - Нет
Нетопыревые (Ogcocephalidae) 60 12 26 7 - - 1 - - Эпибенталь
Тауматихтовые (Thaumatichthyidae) 5 - - - - - 1 - - Мезобатипелагиаль
Дицерациевые (Diceratiidae) 5 - - 5 - - - - - Нет
Китовидкообразные (Cetomimiformes)
Ателеоповые (Ateleopidae) 12 3 9 - - - - - - "
Бериксообразные (Berycidae)
Трахихтовые (Trachichthyidae) 38 11 21 - - - - - - Эпибенталь
Диретмовые (Diretmidae) 4 - 1 2 - - - - - Мезопелагиаль
Бериксовые (Berycidae) 8 7 1 - - - - - - Нет
Стефанобериксовые (Stephanoberycidae) 3 - - 1 - 2 - - - "
Меламфаевые (Melamphaidae) 33 - 2 - - - - - - Мезабатипелагиаль
Гиспидобериксовые (Hispidoberycidae) 1 - 1 - - - - - - Нет
Гибберихтовые (Gibberichthyidae) 2 - - 2 - - - - - "
Солнечникообразные (Zeiformes)
Паразеновые (Parazentidae) 1 - 1 - - - - - - "
Зенионовые (Zeniontidae) 4 - 4 - - - - - - Нет
Циттомимовые (Cyttomimidae) 2 - 2 - - - - - - "
Лунниковые (Oreosomatidae) 10 - 8 2 - - - - - "
Чешуеигловые (Grammicolepididae) 4 - 4 - - - - - - "
Капровые (Caproidae) 11 9 2 - - - - - - "
Скорпенообразные (Scorpaentformes)
Скорпеновые (Scorpaenidae) 310 80 15 1 - - - - - Эпибенталь
Перистедиевые (Periostediontidae) 25 10 10 - - - - - - "
Плоскоголововые (Platycephalidae) 60 - 1 - - - - - - "
Аноплопомовые (Anoplopomatidae) 2 2 - 1 - - - - - Нет
Рогатковые (Cottidae) 300 45 10 - - - - - - Эпибенталь
Психролютовые (Psychrolutidae) 30 10 10 5 - - - - - "
Липаровые (Liparididae) 150 25 60 25 12 5 - - - Эпибенталь
Окунеобразные (Perciformes)
Эпигоновые (Epigonidae) 26 3 22 1 - - - - - Нет
Морские лещи (Bramidae) 17 - 2 - - - - - - Эпипелагиаль
Лжесельдевые (Bathyclupeidae) 4 - 3 1 - - - - - Нет
Щетинозубовые (Chaetodontidae) 114 - 1 - - - - - - Эпибенталь
Кабан-рыбы (Pentacerotidae) 12 5 3 - - - - - - "
Цеполовые (Cepolidae) 20 9 1 - - - - - - "
Губановые (Labridae) 500 5 1 - - - - - - "
Бельдюговые (Zoarcidae) 160 50 45 20 5 3 7 - - "
Нототениевые (Nototheniidae) 50 30 2 - - - - - - "
Усатые дракончики 15 8 - 1 - - - - - "
Батидраковые (Bathydraconidae) 16 3 2 3 1 - - - - Нет
Белокровные рыбы (Channichthyidae) 16 6 4 4 1 - - - - Эпибенталь
Перкофисовые (Percophidae) 35 15 15 - - - - - - "
Драконетковые (Draconettidae) 10 3 7 - - - - - - Нет
Гемпиловые (Gempylidae) 22 3 13 - - - - - - Эпимезопелагиаль
Сабли-рыбы (Trichiuridae) 27 3 21 - - - - - - Эпибенталь
Центролофовые (Centrolophidae) 22 9 4 - - - - - - Эпипелагиаль
Камбалообразные (Pleuronectiformes)
Ботусовые (Bothidae) 210 20 15 - - - - - - Эпибенталь
Камбаловые (Pleuronectidae) 100 49 12 - - - - - - Эпибенталь
Циноглоссовые (Cynoglossidae) 100 30 20 - - - - - - "
Солевые (Soleidae) 120 15 1 - - - - - - "
Скалозубообразные (Tetraodontiformes)
Холлардиевые (Triacanthodidae) 20 10 10 - - - - - - Нет

(Примечание. В таблицу не включены отряды и семейства, представленные только в переходной от шельфа к склону зоне (ЭМ) — миногообразные (Petromyzontiforrnes): миноговые (Petrornyzontidae) — 1 вид; многожаберникообразные: многожаберные акулы (Hexanchidae) — 4; катранообразные: звездчатошипые акулы (Echinorhinidae) — 2; плоскотелообразные (Spuatini-formes): плоскотелые акулы (Squatinidae) — 2; кархаринообразные: серые акулы (Carcharhinidae) — 1; скатообразные: новозеландские скаты (Arhynchobatidae) — 1: целакантообразные (Coelacanthiformes): латимерисвые (Latimeriidae) — 1; тарпонообразные (Elopjformes): гисовые (Pterothrissidae) — 2j угреобразные: ложнококгеровые (Xenocongridae) — 1, острохвостые угри (Ophichthidae) — 5. макроцефенхеловые (Macrocephenchelyidae) — 1: ошибнеобразные: карапусовые (Carapidae) — 5: удильщикообразные: клоуновые (Antennariidae) — 3; бериксообразаые: шишечниковые (Monocentridae) — 4, голоцентровые (Holocentridae) — 12, полимиксиевые (Polymixiidae) — 6; солнечникообразные: солнечниковые (Zeidae) — 10; колюшкообразные (Gasterosteiformes): бекасовые (Macrorhamphosidae) — 8; скорпенообразные: конгиоподовые (Congiopodidae) — 5, тригловые (Triglidae) — 15, гоплихто-вые (Hoplichthyidae) — 10, терпуговые (Hexagrammidae) — 2, эреуниевые (Ereuniidae) — 2, лисичковые (Agontdae) — 15; окунеобразные: каменные окуни (Serranidae) — 40, полиприоновые (Polyprionidae) — 3, каллантиевые (Callanthiidae) — 10, приакантовые (Priacanthidae) — 5, акропомовые (Acropomatidae) — 15, мицуевые (Scombropidae) — 4, малакантовые (Malacanthidae) — 20, ставридовые (Carangidae) — 6, красноглазковые (Emmelichthyidae) — 11, луциановые (Lutianidae) — 10, спаровые (Sparidae) — 15, центракантовые (Gentracanthldae) — 2, джакасовые (Cheilodactylidae) — 5, трубачевые (Latriobidae) — 1, стихеевые (Stichaeidae) — 10, зубатковые (Anarhichadidae) — 4, хампсодоновые (Champsodontidae) — 6, волосозубовые (Trichodontidae) — 2, звездочетовые (Uranoscopidae) — 5, мугилоидовые (Mugiloididae) — 5, пескарковые (Callyonimidae) — 15, бычковые (Gobiidae) — 10, ариоммовые (Ariommidae) — 10; камбалообразные: безрукие камбалы (Achiropsettidae) — 12; скалозубообразные: триодоновые (Triodontidae)— 1. Эти 345 видов включены в итоговую строку колонки ЭМ.)


Изучение рыб подводных поднятий только начинается, но уже сейчас можно отметить, что в разных районах Мирового океана в заселении этого биотопа приняли участие в основном представители одних и тех же, притом сравнительно немногих, семейств. Как показывает сравнение ихтиофаунистических списков подводных гор Метеор и Жозефина в северо-восточной Атлантике, банки Вальдивия Китового хребта в юго-восточной Атлантике, тихоокеанских подводных хребтов Кюсю-Палау, Гавайского, Северо-Западного, Наска и Сала-и-Гомес, сходство в составе населения этих далеко отстоящих друг от друга участков довольно велико, особенно на уровне семейств и родов.


Видовой состав ихтиоценов на подводных поднятиях, определяется в первую очередь глубиной над их вершинами, а разнообразие этого состава — действием «островного эффекта», прямо зависящего от площади поднятия Талассоэпибентальные ихтиоцены на вершинах самых мелководных банок (например, гор Келсо, Кейпл и Уанганелла в Тасмановом море, имеющих глубину 40—100 м) обычно представляют собой в той или иной степени обедненный вариант сообществ ближайших шельфовых районов. Не исключена возможность, что на крохотных вершинных площадках постоянные самовоспроизводящиеся популяции эпибентальных рыб вообще отсутствуют и их население пополняется только за счет оседания пелагических личинок, принесенных извне, т. е. с ближайшего шельфа.


Существование независимых горных популяций рыб эпимезо- и мезобентопелагического комплекса, напротив, не вызывает никаких сомнений. Об этом свидетельствуют не только многолетние наблюдения над локальными популяциями таких, к примеру, видов, как рыба-кабан Pseudopentaceros wheeleri на Гавайском подводном хребте, капродон Caprodon longimanus на уже упоминавшейся банке Уанганелла, безпузырный окунь Helicolenus lengerichi и зеркальный солнечник Zenopsis sp. (неописанный вид, близкий к Z. nebulosus) на подводном хребте Наска, но и существование эндемичных видов, ареалы которых ограничены одним поднятием или группой близкорасположенных поднятий. Эндемичные талассобатиальные виды известны сейчас из многих районов Мирового океана, в том числе с гор Азорского архипелага и с Китового хребта в Атлантическом океане, Мадагаскарского и Восточно-Индийского хребтов в Индийском океане, хребтов Кюсю-Палау, Северо-Западного, Наска и Сала-и-Гомес в Тихом океане. Последний район — хребты тепловодной юго-восточной Пацифики — представляется, кстати сказать, прекрасным местом для разнопланового модельного изучения талассных ихтиоценов, в том числе и для ответа на вопросы, поставленные К. Хаббзом. Уникальность этих хребтов состоит в том, что, несмотря на близость к материку Южной Америки, они заселены рыбами индовестпацифического происхождения, и поэтому ближайшие шельфы и склоны явно не поставляют никакого материала для пополнения их населения. Сами эти горы представляют собой погруженные коралловые острова (гайоты), различающиеся по глубине и возрасту (геологическому времени существования).


Весной 1980 г. в нашу лабораторию поступили материалы, несколькими месяцами раньше собранные моими бывшими аспирантами Г. А. Голованем (теперь он возглавляет научные работы в Севастопольском бюро по подводным исследованиям) и Н. П. Пахоруковым. Они принимали участие в рейсе «Ихтиандра» на подводные хребты Наска и Сала-и-Гомес, которые до того были совсем неизученными в ихтиологическом отношении (правда, еще раньше там работали сотрудники ТИНРО, но, к большому сожалению, они, как и во многих других рыбохозяйственных экспедициях, не собирали представительных коллекций рыб). Предварительная обработка полученных нами проб (ее проводили Ю. Сазонов, Ю. Щербачев и я) дала на редкость интересные и, я бы сказал, неожиданные результаты. Выяснилось, что среди донных и придонных рыб этого района восточной Пацифики преобладают виды, которые были известны только из западной и центральное частей океана — от Японии, Австралии, Гавайских островов, Новой Каледонии, а многие другие относятся к числу неописанных; Впоследствии состоялось еще несколько экспедиций в этот рая он - я сам побывал там дважды на «Профессоре Месяцеве» и «Профессоре Штокмаые» и в результате почти полностью переключился на изучение «горных» рыб. Сейчас список видов, обнаружейных на обоих хребтах, увеличился до 160, и почти треть из них — это исключительно высокий процент — оказалась эндемичной (описания 30 новых видов уже опубликованы, остальные готовятся к печати). В моих ближайших планах одно из первых мест занимает сейчас подготовка монографии «Рыбы подводных хребтов Наска и Сала-и-Гомес», над которой мы работаем вмести с сотрудником ВНИРО А. Н. Котляром (у него я тоже был когда-то руководителем по кандидатской диссертации), надеясь завершить ее через год — другой.


И еще: не могу не упомянуть о трудностях тралений н гоpax. Представление об этих трудностях легко можно получить вообразив, что нужно провести трал с дирижабля, летящего выше сплошного облачного покрова, по склонам, скажем, Кавказского хребта. Эта мысль постоянно приходит мне в голову, когда я смотрю на горы в иллюминатор самолета, и такое действие представляется просто невероятным, но тем не менее... При первых в моей практике работах на подводных поднятиях (это был горный массив Экватор в западной части Индийского океана) мы раз за разом опускали с «Рифта» оттертрал на склоны (естественно, не вслепую, а ориентируясь по эхолоту), порвали все, что рвется но так и не смогли получить полноценной пробы. Особенно запомнился один задев, когда траловая доска, попавшая в расщелину, превратилась у нас в мертвый якорь и вышедшее на верти кальный трос (моряки говорят «на панер») и содрогающееся oт напряжения судно не могло на любом курсе сдвинуться с местаЛ пока 25-миллиметровый стальной ваер не лопнул с таким громоподобным звуком, что создалось полное впечатление взрыва. Хорошо работать только на ровных вершинах гайотов, да и там трал могут подстерегать разнообразные и неожиданные сюрпризы Среди рыб, составляющих постоянное население вершин подводных гор, есть немало чисто донных видов (в том числе зеленоглазки, хаунаксы, скорпениды, морские петухи, камбалы), но наиболее массовый и характерпый компонент сообщества составляют бентопелагические объекты — колючие акулы, мавролик, специфичные для гор рыбы-топорики и светящиеся анчоусы, рыбы-бекасы мориды, долгохвосты, солнечники, бериксы, большеголовы, некоторые ставридовые, каменные окуни, эпигонусы, красноглазки, рыбы-сабли, масляные рыбы и др.


Биология большинства «горных» бентопелагических рыб пока изучена слабо. Известно, правда, что многие из них совершают суточные вертикальные миграции: днем они держатся вблизи дна, а в темное время поднимаются в верхнюю толщу вод, удаляясь на 100—200 м и более от твердой поверхности. Как уже указывалось, такие миграции предпринимают даже мелкие стайные виды (Maurolicus muelleri, Diaphus suborbitalis). В связи с этим возникает естественный вопрос, как удается этим рыбам, несмотря на наличие течений, иногда достаточно сильных, всю ночь оставаться над поднятием, с которым они теряют визуальный контакт, и точно опускаться на него на рассвете. Все объяснения этого феномена (ориентация по светилам, поляризованному свету, градиентам скорости и т. п.) чисто умозрительны и выглядят неубедительно.


Возможность массовых миграций талассобатиальных рыб от одного подводного поднятия к другому кажется мне весьма проблематичной, если не говорить о горах, расположенных на одном цоколе: в этом случае эврибатные виды (низкотелый берикс, например, обитает в диапазоне от 50 до 1000 м), естественно, могут перемещаться в пределах всего района, подходящего по глубине. Эта точка зрения не является, однако, общепринятой. Предполагают, в частности, что рыба-кабан Гавайского подводного хребта проводит от 4—5 до 7 лет в пелагиали северной Пацифики и только после этого приходит на горы, где размножается. Весьма логичная схема функциональной структуры попу-ляционных ареалов берикса в Атлантическом океане, в основу которой положены данные о размерно-возрастном составе и зрелости рыб в разных районах, была недавно разработана Ф. Е. Алексеевым с соавторами. Вот как описывается, например, цикл существования североатлантической популяции: нерестовая часть ареала приурочена к горам Углового поднятия в западной части круговорота; оттуда пелагические икра, личинки и мальки дрейфуют в Северо-Атлантическом течении на восток и юго-восток; молодь оседает на подводных поднятиях в восточной части круговорота, а в отдельные годы и на склоне северозападной Африки; по мере полового созревания берикс активно мигрирует на запад по южной периферии круго-ворота, и половозрелый контингент постоянно обитает в Репродуктивной области (т. е. на Угловом поднятии). Я думаю, что региональные различия в размерах берикса, взятого из промысловых уловов, могут объясняться разное глубиной лова (половозрелые особи обитают глубже, чем созревающие, а траловые участки на Угловом поднятии находятся на большей глубине, чем на Азорских банках) Большое сомнение вызывает и сама способность мигрантов к отысканию нерестовых участков — для этого нужно предположить почти сверхъестественные навигационные cпoсобности рыб. И наконец, этому представлению, как и всем основанным на косвенных доказательствах соображениям в пользу существования таких миграций, противоречит полное отсутствие этих рыб над большими глубинами в открытом океане. До сих пор не отмечено ни одной; поимки взрослых бериксов, красноглазок и подобных им объектов в далеком удалении от материковых склонов подводных возвышенностей.


Хуже всего изучены жизненные циклы бентопелагических рыб и особенно их размножение и ранние стадии онтогенеза, во многом загадочные в связи с исключительно редкой встречаемостью личинок и мальков в уловах, полученных любыми орудиями лова. Относительно воспроизводства рыб, обитающих на подводных поднятиях, высказывались два предположения. Согласно одной точке зрения, развитие их планктонных стадий происходит системах местных циркуляции вблизи гор. Альтернативная гипотеза о заселении поднятий личинками и мальками, приносимыми течениями «извне», также имеет своих сторонников.


Действительно, слабая изученность процессов воспроизводства талассобентальных рыб сильно препятствует однозначному решению вопроса. В то же время доказанпость существования независимых популяций на отдельных банках, например на горе Метеор в Атлантическом; океане или на некоторых группах близкорасположенных поднятий хребтов Наска и Сала-и-Гомес, дает полное ocнование отказаться от представления об основополагающей роли разноса икры, личинок и мальков течениями и наличии значительного обмена генофондами. Развития планктонных стадий может, по-видимому, происходите в непосредственной близости от подводных возвышенностей в локальных круговоротах любого пространственного масштаба, даже не имеющих стационарного характера, но обладающих такой временной устойчивостью, которая была бы соизмерима с продолжительностью пассивного пребывания икры и личинок в пелагиали (около 10—15 суток). Еще одна гипотетическая возможность, требующая экспериментальной проверки, состоит в откладывании икринок с отрицательной плавучестью в щели и углубления дна. Более того, как показало исследование разработанной В. Б. Цейтлиным и Ю. А. Рудяковым имитационной модели независимой популяции рыб, населяющих подводную гору, такая популяция вполне способна сохраняться и воспроизводиться даже и при разносе рыбной молоди на планктонных стадиях развития течениями, если благодаря турбулентной диффузии она будет иметь шанс случайно вернуться к месту рождения. Из этой модели следует, правда, что вниз по течению от горы должен вытягиваться довольно значительный «шлейф» икры и личинок, чего в природе никогда не наблюдали.


Итак, что же прояснилось в наших знаниях о рыбах подводных поднятий за три десятка лет, прошедших с того времени, когда Карл Хаббз задал свои вопросы? Стало ясно, что видовой состав ихтиоценов отдельных поднятий характеризуется значительным постоянством во времени, ибо каждая гора представляет собой особый биотоп с населяющим его биоценозом. Заселение гор происходило точно тем же путем, что и заселение островов и их цоколей — с шельфов и склонов материков, и поэтому подводные поднятия должны рассматриваться в том же ряду природных объектов, что и океанические острова. Колонизация островных биотопов в открытом океане (включая горы) шла в основном за счет более разнообразных прибрежных фаун, населяющих западные части океанов, и чем дальше расположено поднятие от главного источника своего формирования, тем выше эндемизм его населения (максимальная доля эндемиков — около 40% в диапазоне глубин 200—500 м выявлена на хребтах Наска и Сала-и-Гомес). Поднятия, конечно же, являются «опорными пунктами» в расселении тех рыб, которые способны к достаточно долгому выживанию в пелагиали во взрослом состоянии или на стадии молоди (хороший пример дают поимки в пелагиали восточной тропической Пацифики крупных мальков большеглазой каталуфы Cookeolus boops, явно происходящих от популяций подводных гор). Также очевидно, что среди среднеглубинных видов есть потомки мелководных форм (уже упоминавшийся щетинозуб Chaetodon guyotensis с хребта Кюсю-Палау — типичный дериват фауны коралловых рифов), возникшие в результате заглубления вершин поднятий. Не вызывает никаких сомнений и вполне очевидный сейчас факт видовой дивергенции рыб в условиях изоляции на горах, имеющих достаточно длительную историю существования. Вопрос о скоплениях рыб у подводных поднятий тоже не остался без ответа (этот аспект обсуждается в гл. VI). Таким образом, все «загадки» К. Хаббза вроде бы разгаданы, но полной ясности в талассобатиальной проблеме все еще нет: на передний план выдвинулись теперь экологические aспекты существования горных популяций. Будущие ихтиологические изыскания на океанских «банках» должны быть направлены прежде всего на изучение размножения, жизненных циклов, миграций и особенностей поведения рыб (здесь никак нельзя обойтись без использования обитаемых подводных аппаратов), а также на выявление популяционной структуры отдельных видов.


Биотопическое своеобразие подводных поднятий, о котором шла речь выше, не может затушевать, однако, очевидного сходства их населения с населением материковых склонов в тех же диапазонах глубин. Повсюду самая верхняя часть среднеглубинной зоны имеет переходный (иначе говоря, экотонный) характер, по батиметрические границы экотона и степень его своеобразия, которую можно выразить процентом видового эндемизма в пределах эпимезобентопелагического комплекса рыб, насчитывающего более 1100 видов (см. табл. 4), сильно варьируют в разных участках Мирового океана.


Ихтиоцены талассной мезобентали отличаются, насколько можно судить по имеющимся данным, главным образом заметным видовым обеднением по сравнению с прилегающими участками континентальных склонов. На Китовом хребте, например, на глубине 200—1500 м отмечено всего 60—70 видов рыб, что в 3—4 раза меньше, чем на соответствующих глубинах склона юго-западной Африки. По Ю. Н. Щербачеву, из 36 видов батиальных офидиид Индийского океана 20 найдены пока только на материковом склоне и лишь 3 только в талассобатиали (13 видов являются общими). Это обеднение связано не только с отсутствием видов, проникающих в мезобеиталь с шельфа, но, по-видимому, отражает и меньшую «емкость» талассобатиали — меньшее разнообразие экологических ниш.


Мезобенталь и прилегающая к ней водная толща заселены хорошо обособленным сообществом рыб, в состав которого входит почти 1200 специфических видов. Правда, число эндемичных для этого биотопа семейств невелико, по к нему приурочено наибольшее разнообразие многих групп. Особенно характерны для этой зоны колючие акулы, в частности из рода Etmcpterus, кошачьи акулы Apristurus, ромбовые скаты, слитиожаберыые угри, гладкоголовы, моровые, долгохвосты (наиболее богатая видами группа донно-придоиных глубоководных рыб), ошибневые, бериксообразпые, солнечиикообразные и др.


Большая часть рыб, населяющих верхнюю часть склона на глубине менее 1500 м, принадлежит к придонным и донным видам, однако среди них есть, как уже говорилось, и чисто пелагические формы, не имеющие непосредственной связи с дном и в какой-то степени аналогичные неритическим рыбам эшгаелагиали. Помимо настоящих пектонных рыб — колючих акул, долгохвлстов, лунников, гемпиловых и др., к этой мезобентопелагической группировке относятся и макропланктонные виды, близкородственные видам, характерным для океанской мезопелагиали. В их число входят, напомню, представители таких семейств, как топориковые (в том числе мавролик), фотихтовые, меланостомиевые, миктофовые, меламфаевые, меланоновые и др. Предполагалось, что основы ареалов этих макропланктонных видов находятся в системе горизонтальных и вертикальных вихрей, существующих над материковым склоном, но прямых доказательств этому нет. Отсутствие у большинства таких рыб значительного выноса за пределы биотопа (вод, покрывающих склоны и подводные поднятия) на любых стадиях жизненного цикла свидетельствует о существовании специального механизма удержания их в присклоновой зоне, сущность которого остается пока непонятной.


Общее число рыб, обитающих в мезобеитали и мезобентопелагиали, намного больше, чем в других океанических ихтиоцеиах. По довольно приблизительному (но отнюдь не завышенному) подсчету (см. табл. 4), в этой зоне обитают около 2600 видов (почти 1500 без экотонпых шелъфо-склоновых рыб). Обособленность этой фауны сильнее всего выражена, на видовом уровне, хотя число родов, обнаруженных только в водах верхней части материкового склона и подводных поднятий, также достаточно велико. В то же время к числу специфических мезобентальных таксонов более высокого уровня можно отнести только относительно немногие семейства, в то время как остальные группы представлены либо па шельфе, либо в нижней части склона, а часто и в обоих биотопах.


В сообществах нижней части склона (батибенталь) и над ней (батибентопелагиаль) представлены сравнительно немногие систематические группы. Из хрящевых рыб здесь живут только колючие акулы из родов Centropho rus, Centroscymnus, Somniosus, кошачьи акулы Apristurus, ромбовые скаты Bathyraja и Breviraja, а также носатые химеры-харриотты, по ни один вид не является эндемичным для биотопа. Среди костистых рыб наиболее характерны виды родов Aldrovandia, Synaphobranchus, Alepocephalus, Bathypterois, Bathysaurus, Antimora, Coryphaenoides, Cataetyx, Paraliparis, Lycenchelys и др. По числу видов и особей в тропиках явно доминируют три группы — гладкоголовы, долгохвосты и ошибневые, а в умеренных и холодных водах две — морские слизни и бельдюговые. Суммарное число видов достигает 450, но большая их часть (273 вида) оказывается общей с нижней мезобенталью (граница двух сообществ батиали представляет собой экотонную зону, расположенную на глубине 1300—1800 м), а многие другие (91 вид) — с абиссобенталью, так что на долю специфической фауны приходится менее 20% состава. В нижней части склона различия между континентальной и талассной батибентальпыми группировками еще слабее, чем в мезобентали. В Индийском океане, например, по данным Ю. И. Сазонова, около 75% видов гладкоголовов встречается как на склоне континентов, так и на подводных поднятиях.


Абиссобентальные и абиссобептопелагическяе ихтиоцены включают около 140 видов, однако эндемичные для ложа океана виды очень немногочисленны. Число специфических родов 10—12, среди них Ericara из гладкоголо-вых, Bathymicrops пз зеленоглазковых, Echinomacrurus пз долгохвостовых, Acanthonus и Typhlonns из ошибневых, Pachycara и Thermarces из бельдтоговых. Остальные виды принадлежат к родам, представленным и в батибептали (Synaphobranchus, Einoctes, Bathytyphlops, CoryI haenoides).


При изучении сообществ термальных источников, обнаруженных недавно в Тихом и Атлантическом океанах па глубине более 2000 м, выяснилось, что в состав этих биоценозов входят и рыбы. Как показали подводные наблюдения, фотосъемки и ловы, вблизи геотермальных излияний Галапагосского рифта встречено более 20 видов рыб (в основном макрурид и офидиид), но почти все они держатся в некотором удалении от мест вытекания теплой, насыщенной сульфидами и лишенной кислорода воды. Единственное исключение составляли особи одного вида, предварительно отнесенные к роду Diplacanthopoma (пока не удалось поймать ни одного экземпляра), которые по-одиночке, парами и тройками постоянно появлялись из кратера источника и снова уходили внутрь. Предполагается, что эта рыба питается непосредственно бактериями, окисляющими сероводород. В термальной воде живет также зоарцида Thermarces cerberus, являющаяся, по всей вероятности, постоянным членом этого своеобразного сообщества; другой представитель того же рода обнаружен только в периферической зоне рифтового «оазиса». Слабовыраженный (только на родовом и видовом уровне) эндемизм гидротермальных рыб резко контрастирует с большой обособленностью бентосных беспозвоночных (подкласс погонофор, надсемейство моллюсков и т. д.).


В глубоководных желобах (хадобенталь) до сих пор обнаружено всего 7 видов рыб, ведущих дойный образ жизни (рис. 42). В их числе три вида ошибневых — Leucicorus atlanticus (наибольшая глубина вылова 6800 м в желобе Пуэрто-Рико), Holcomycteronus profundissimus (7160 м в желобе Сунда у южного побережья острова Ява) и Abyssobrotula galatheae (8370 м в желобе Пуэрто-Рико) и четыре вида морских слизней — Notoliparis macquariensis из желоба Маккуори (глубина 5410 м), N. kurchatovi пз Южно-Сандвичева желоба (5470 м) (в табл. 4 эти два вида условно помещены в графу АХ), N. kermadecensis из желоба Кермадек (6770 м) и Pseudoliparis amblysto-mopsis и неописанный вид этого же рода из Курило-Кам-чатского и Японского желобов (максимальная глубина лова почти 7580 м). Все хадобентальные офидииды встречаются и в абиссобентали (рекордист по глубине — абиссобротула — добывалась в восточной Пацифике всего лишь на глубине 2330 м), тогда как оба рода липарид (они, кстати сказать, описаны А. П. Андрияшевым) эндемичны для глубин более 5500—6000 м. Насколько сейчас известно, основную пищу всех этих видов составляют донные ракообразные (изоподы и амфиподы), но у кермадекских нотолипарисов, а их было поймано сразу 5 в одном трале, в желудках оказались также рыбья чешуя и кости. Хищничество представляется, однако, очень маловероятным для этих некрупных и к тому же вялых и пассивных, судя по всем данным, существ. Их поймали скорее всего там, где они собрались для поедания падали, опустившейся из верхних слоев океана. В яичниках двух самок этого вида было обнаружено 737 и 849 икринок, из которых самые крупные имели 7,5—9 мм в диаметре. И. Нильсен предполагал, что этот вид, подобно батиабиссобентальному карепрокту Careproctus ovigerum, может вынашивать развивающуюся икру в ротовой полости. Можно думать, что в хадобентали существуют в другие виды рыб, но их число вряд ли может быть значительным.


Рис. 42. Рыбы наибольших глубин абиссобротула (1) и псевдолипарис (2).

Рис. 42. Рыбы наибольших глубин абиссобротула (1) и псевдолипарис (2).

Все ловы донных рыб в глубоководных желобах выполнены с помощью очень примитивною и, казалось бы, анахроничного орудия лова, которое и в наш век технического прогресса остается таким же, как в прошлом столетии. Это — трал Сигсби, он же трал Агассица, названный так по фамилиям капитана американского корабля «Альбатрос» и выдающегося зоолога, неоднократного руководителя экспедиций на этом же судне. Трал этот предназначен для сбора бентоса.


Представьте себе две крутых дуги из железных пластин, скрепленных трубами и тросами, к которым прикреплен короткий мешок из грубой дели (внутри него помещается мелкоячейная вставка). Эта снасть опускается па дно на длинном тросе и, будучи совершенно симметричной (у нее нет ни верха, ни низа), всегда занимает на грунте рабочее положение. Само траление носит пассивный характер: судно, дрейфующее по ветру, медленно волочит трал, собирающий со дна все, что «плохо лежит» (точнее говоря, то, что лежит хорошо и не способно отплыть или отползти).


Каждое траление в ультраабиссали - большое событие в экспедиционной жизни. Посадка трала Сигсби па дно узкого желоба без применения специальной акустической аппаратуры (а она еще не нашла широкого применения в нашей практике) очень трудна. Она требует точного расчета дрейфа судна, а также оценки необходимой длины вытравливаемого троса (эта оценка, производимая «на глаз»» с учетом двух переменных - глубины по эхолоту и угла наклона троса, уходящего в воду,— самое слабое звено методики работ). Бывает, что трал не достигает дна или. наоборот, лишний трос завивается в кольца, «колышется» и рвется при


выборке, так что долгие часы работы пропадают впустую. Мне приходилось присутствовать при нескольких десятках удачных тралений в самых разных желобах (в том числе и в самом глубоком из них - Марианском), по только дважды - в Японском и Южно-Сандвичевом желобах они приносили рыб. Ясно, что на хадальных глубинах их совсем не так уж много.


Экология донно-придонных рыб открытого океана исследована, пожалуй, еще хуже, чем экология рыб глубоководной пелагиали. Данных о их размножении, росте, питании и других биологических особенностях пока немного, и общая картина, складывающаяся из разрозненных фрагментов, не может считаться вполне адекватной: многие вопросы еще ждут ответа. Тем пе менее уже сейчас выявлены некоторые общие закономерности, характерные для рыб бентопелагического комплекса.



Размножение. Хрящевые рыбы, обитающие в придонных слоях, демонстрируют все три возможных в этой группе типа репродукции — яйцерождение, яйцеживорождение и живорождение. К числу яйцеживородящих принадлежит п латимерия, но из костистых рыб этим путем размножаются только некоторые эпимезобентальные морские окуни (Sebastes) представители семейств Bythitidae и Aphyonidae. Преобладающее большинство видов имеет пелагические икринки, число которых сильно варьирует: от нескольких тысяч (у аргентин и батитифлопсов) до сотен тысяч (у моровых, долгохвостов, крупных камбаловых). У рыб, откладывающих донную икру (икру с отрицательной плавучестью), плодовитость, как правило, заметно меньше и измеряется десятками — сотнями икринок (минимально — 20 икринок у Rinoctes nasutns), по у некоторых видов гладкоголовов (крупные представители рода AlepocepLalus) может достигать 10 тыс.


Судя по встречаемости личинок и мальков в уловах, донно-придонных рыб можно разделить на две группы. У одних постэмбриональное развитие проходит в толще воды, у других — в придонных слоях. К первой группе, для которой характерны значительные морфологические преобразования в конце личиночно-малькового периода (метаморфоз), должны быть отнесены все угри и родственные им галозавриды и нотакантиды, также имеющие лептоцефальную стадию, некоторые хлорофтальмиды (Bathytyphlops с мальком макристиеллой) и сиподонтиды (Balhysaurus с мальком макристиумом), те офидииды, которые обладают специфическими личиночными стадиями типа «эксериллиум» или «вексиллифер», а также, по-видимому, мориды и долгохвосты. Вторую группу образуют алепоцефалиды, хлорофтальмиды из родов Ipnops и Bathymicrops, некоторые офидииды, все липариды и зоарциды и др.


Эта простая классификация не может быть распространена, однако, на всех рыб бентопелагического комплекса, поскольку у многих из них ранние стадии развития все еще остаются неизвестными. Она не является бесспорной даже в отношении некоторых из перечисленных выше рыб. Представлениям о наличии пелагической стадии у всех видов семейств Moridae и Macrouridae противоречит, например, существование в этих группах локального эндемизма: в обоих семействах сейчас известно немало видов, которые ограничены в своем распространении препятствиями, непреодолимыми для них, казалось бы, только во взрослом состоянии — для батибентальных рыб это мелководные пороги, отделяющие глубинные бассейны, для мезобентальных — океанические глубины, окружающие подводные возвышенности. Личиночно-мальковые стадии всех массовых доино-придопных рыб, особенно населяющих батиаль, вообще очень редки в толще воды и почти никогда не встречаются вдали от материковых склонов и, как уже говорилось, горных поднятий в открытых водах.


В связи с этим высказывались предположения о том, что эмбриональное и раннее постэмбриональное развитие таких рыб может проходить в придонных горизонтах.



Размеры и рост. В среднем донно-придонные глубоководные виды рыб крупнее пелагических глубоководных, но мельче тех, которые живут в верхней толще воды (см. рис. 27). Среди них нет таких гигантов, как эпипелагические акулы, марлины и меч-рыбы, но некоторые из батиальных видов достигают все же значительной длины. К числу наиболее крупных относятся полярная акула (длина 6,4 м при массе около 1 т), шестижаберная акула Нехаnchus griseus (4,8 м), акула-домовой (3,3 м), ложнокунья акула (3 м), звездчатошипая акула Echinorhinus brucus (2 м), ромбовые скаты рода Bathyraja (2 м), химеры 1(1,5 м), а также латимерия (длина 2 м, масса почти 100 кг). Из костистых рыб наибольших размеров достигают белокорый палтус (длина до 4,7 м и масса более 300 кг), клыкач (2,1 м), некоторые долгохвосты, ателеоиовые и гемпилиды (по 2 м), слитиожаберные угри (1,8 м), зубатки (1,4 м), иекоторые офпдииды (до 1,3 м), а самыми маленькими являются бентопелагические стерпоптихиды и миктофиды из родов Maurolicus, Polyipmis, Diaphus, Laitipanyciodos, а также бептические липариды и перцихтиды из родов Paraliparis, Osopsaron, Pteropsaron, длина которых не превышает 5—6 см. В абиссали размерный спектр значительно уже: от 19—20 см у некоторых гладкоголовов (Rmoctes, Mirognathus) до 85 см (при массе 7 кг) у батизавра Bathysaurus mollis, который, как показано прямыми наблюдениями с подводного аппарата, способен к резким рывкам на расстояние 10—15 м и, без сомнения, должен быть отнесен к нектону (в толще воды нектонные рыбы отсутствуют в батипелагиали и ниже).


Глубоководные донные и придонные рыбы, как правило, отличаются медленным ростом и большой продолжительностью жизни. Исключение составляют, пожалуй, только мелкие беитопелагические виды (мавролик, светящиеся анчоусы) из семейств, характерных для открытой пелагиали, которые совершают суточные вертикальные миграции из придонных горизонтов в эпипелагиаль. Все они, подобно их чисто пелагическим родичам, созревают в возрасте, близком к годовалому, и живут ненамного больше. У таких рыб, как колючие акулы, аргентины, гладкоголовы, моровые, крупные макруриды (род Coryphaenoides), большеголовы, скорпеновые, камбалы, продолжительность жизни варьирует, насколько сейчас известно, от 10 до 30 и даже 40 лет, причем годовые приросты длины редко превышают 3—5 см. Половозрелыми опи становятся в возрасте 5—10 лет, а иногда я позже. Эти рыбы с полным правом могут быть отнесены к категории длинноцикловых.



Питание. Представляется естественным, что рыбы, живущие на дне или у дна, должны питаться в основном пищей, находящейся на грунте, т. е. бентосными организмами. Это вполне логичное заключение, которое, как правило, оправдывается в приложении к донпо-придонным рыбам шельфовой зоны, оказывается, однако, совсем не бесспорным, когда речь идет о глубоководных видах — почти все массовые формы потребляют в пищу пелагических животных (мезо- и макропланктон, микронектон). Такая «диета» характерна не только для рыб, поднимающихся в водную толщу, но и для многих постоянных обитателей дна.


Значительная часть рыб бентопелагического комплекса относится к числу хищников, поедающих крупную добычу — других рыб, головоногих, ракообразных. Наиболее глубоководными из донных хищников являются батизавры, в пище которых зарегистрированы слитножабериые угри, макруриды, лиценхелы, креветки, кальмары. Известен и способ их охоты: рыбы поджидают добычу, полустоя или лежа на дне в слегка наклонном положении (передняя часть тела приподнята), и ловят ее неожиданным стремительным броском, сопровождаемым хватательным движением челюстей. Некоторые хищники мезобентопелагиалн способны к совместному добыванию добычи. Так поступают, к примеру, некоторые колючие акулы, а также рексии. Эти рыбы режут крупную рыбу на куски своими мощными зубами, а затем заглатывают по частям, и части одной жертвы иногда обнаруживаются в желудках разных хищников, пойманных одним тралом.


Конечно, на тех участках дна, где имеется достаточное количество кормового бентоса, он также идет в пищу рыбам. Многие из преимущественно планктоядных видов, в частности гладкоголовы, долгохвосты, мориды, нередко разнообразят свое питание за счет донных моллюсков, полихет, ракообразных. Как показал Р. Хэдрич, отдельные группы видов (подроды) рода Coryphaenoides, различающиеся размерами и строением зубного аппарата, различаются и по характеру пищи. Мелкие виды со слаборазвитым зубным вооружением (например, С. carapinus) поедают главным образом бентос, в первую очередь офиур, тогда как более крупные виды с сильными зубами — пелагических ракообразных, рыб, головоногих. Преимущественно бентоядными являются многие офидииды, угри, камбалы, чисто бентоядными — галозавры, спиношипы, линариды, встречающиеся в связи с этим только на мягких грунтах.


Интересно сопоставить трофическую структуру глубоководного донного ихтиоцена и таксоцена беспозвоночных того же сообщества. Большая часть глубоководного макробентоса, по М. Н. Соколовой, входит в состав пищевой группировки детритоедов, питающихся органическим веществом донных осадков. Также довольно многочисленны среди донных беспозвоночных сестоноеды, пищу которых составляют взвешенные в воде органические частицы, включая живой планктон. Плотоядные беспозвоночные, потребляющие живую добычу и трупы, представляют меньшинство и в сессильвом (сидячем) и в вагильном бентосе, но решительно преобладают в нектобентосе, (это в основном придонные ракообразные). Среди рыб чистых детритоедов, по-видимому, нет, хотя остатки грунта, заглоченные, можно думать, вместе с другой пищей, не раз обнаруживались в желудках бентофагов (например, у спиношипов и галозавров). К числу сестонофагов-хватателей (почти что сессильных) можно отнести батиптеров, возвышающихся над дном на треножнике, составленном лучами хвостового и брюшных плавников, а возможно, и других глубоководных хлорофтальмид (кроме ипнопсов). Преобладают в ихтиоцене, конечно, плотоядные, среди которых следует выделять потребителей донных беспозвоночных, всеядных хищнп-ков-падалыциков и настоящих хищников, охотящихся только на крупную живую добычу.


Вершинные участки подводных поднятий, как правило, имеют скальное дно, полностью лишенное рыхлых осадков, что само по себе определяет доминирование рыб-планктофагов в сообществах таких биотопов. До самого недавнего времени бытовали два взгляда на источник пищевых ресурсов, определяющих существование и продукцию «горных» популяций рыб. Согласно одному из них, продуктивность поднятий определяется локальным орографическим эффектом — подъемом глубинных вод, обусловленным завихрением набегающего на гору потока постоянного течения и приводящим в действие механизм биологической продуктивности в его полном цикле: от повышения концентрации биогенных солей в эвфотическом слое к увеличению первичной продукции водорослей и за ее счет к увеличению биомассы зоопланктона. Для более точного («более наукообразного») объяснения этого явления была выдвинута гипотеза о формировании над вершинами квазистационарных вихрей, которые п обеспечивают постоянный подъем вод, будучи настолько изолированными от окружающих вод, что внутри них образуются самостоятельные экологические системы. Действительно, подводный рельеф, усложняя в известной степени структуру набегающего потока, может способствовать образованию локальных вихрей, приводящих в конечном счете к обогащению поверхностных слоев биогенными элементами. Однако пространственно-временная устойчивость таких впхрей представляется довольно слабой, а их продолжительная изоляция — в высшей степени проблематичной. Ведь время, необходимое для развития фитопланктона, исчисляется несколькими сутками, а кормовая база рыб — мезопланктон и макропланктон — развивается намного дольше, соответственно около месяца и полугода.. Столь длительное существование над подводной возвышенностью неподвижных и существенно замкнутых вихревых образований почти невероятно: если влияние локального обогащения поверхностных вод биогенами и может отразиться на продуктивности зоопланктона и тем более па рыбопродуктивности, то произойдет это только в значительном удалении от места подъема вод. Таким образом, эффект увеличения биомассы кормовых организмов за счет локального «апвеллинга» может быть использован не бептопелагическими рыбами той подводной возвышенности, которая послужила причиной возникновения такого «шлейфового» пятна повышенной биомассы планктона, а только истинно пелагическими хищниками (например, тунцами и кальмарами). Поэтому гораздо более правомочным представляется другой подход, связывающий кормность поднятий с горизонтальным приносом (адвекцией) пищевых объектов набегающим потоком. Прямые исследования питания рыб, живущих над подводными возвышенностями, показывают, что их откорм происходит в основном за счет макропланктона, входящего в состав мигрирующих звукорассеивающих слоев (миктофиды, эвфаузииды и т. п.) и опускающегося днем на самую вершину горы (если, конечно, она лежит выше нормальной глубины дневного опускания этих слоев). Распространение. Географическое распространение океанических рыб, входящих в состав бентопелагического комплекса, еще не изучено в деталях, но представляется, что размеры их ареалов сильно варьируют. Некоторые из них весьма обширны — такие виды, как, например, эпимезобентальные антигония Antigonia capros и рыба-бекас Macrorhamphosus scolopax, мезобентальпые мягкоголовый долгохвост Malacocephalus laevis и низкотелый берикс Вегух splendens, мезобатибеитальные альдровандия Aldrovandia phalacra и антимора Antimora roslrata, батибентальные гладкоголов нарцет Narcetes sloimias и ксиелациба Xyelacyba myersi, батиабиссобентальные гладкоголов беллоция Bellocia koefoedi и батизавр Bathysaurus mollis, абиссобентальные слепой тифлонус Typhlonus nasus и эхиномакрурус Echinomacrurus mollis, обнаружены на соответствующих глубинах в тропических водах всех трех океанов. В то же время во всех вертикальных зонах есть и виды, которые известны из очень ограниченных участков и, по-видимому, на самом деле имеют очень узкое распространение (хотя представления об эндемизме могут основываться на недостаточных данных). Крайний случай почти «точечного» ареала демонстрирует распространение латимерии, обитающей только на склонах двух маленьках островов Коморского архипелага. Большинство других узколокальных эндемиков также обитает на вершинах подводных поднятий.


Известно, что дробность биогеографического деления бентали, достигающая наибольшей выраженности на шельфе и в верхней части склона (т. е. на глубинах залегания поверхностных и подповерхностных вод), уменьшается в нижней батиали и сводится к минимуму на ложе океана, где можно обнаружить только самые главные границы (те, которые разделяют регионы высшего ранга — области). Многими работами показано, что главные зоогеографические границы в мезобентали как бы продолжают вглубь границы, проходящие на шельфе. Действительно, анализ географического распространения рыб, населяющих склоны континентов и подводные поднятия, дает возможность выявить те же крупномасштабные регионы, что и в сублиторальной зоне. Так, Г. А. Го-ловань, рассматривая ареалы мезобентальных рыб, обитающих у западных побережий Африки и Eвропы, обнаружил в составе ихтиофауны 12 географических элементов и выделил четыре района — бореальный, северный субтропический, тропический и южный субтропический — в районировании шельфа.


Немногочисленность поимок многих видов батибентальных рыб сильно затрудняет анализ их географического распространения. Тем не менее представления о преобладании в этой зоне узколокальных ареалов, существовавшие до недавнего времени, не подкрепляются, как правило, новыми данными. Почти для всех видов, известных по многим нахождениям, характерно широкое распространение. Достаточно четкое разделение существует, однако, между фаунами тропических, умеренных и холодных вод. В тропической зоне выделяются экваториальный и широкотропический типы ареалов с циркумглобальным, индовестпацифическим, атлантическим и восточно-тихоокеанским подтипами. Умеренноводные ареалы подразделяются на потальные и бореальные, а холодноводные — на антарктические и арктические.


Что касается абиссобентальных и хадальных рыб, все они известны по немногим, часто единичным находкам, что сильно затрудняет рассмотрение их зоогеографии. Нужно отметить, впрочем, что на ложе океана некоторые виды уже сейчас найдены в далеко разобщенных районах (в двух или трех океанах встречены Bathymicrops regis, Ipnops meadi, Holcomycteronus profundissimus, Abyssobrotula galatheae и др.), и это позволяет предполагать их широкое распространение.


Глава 4. Донные, придонные и придонно-пелагические рыбы

Изучение рыб только по коллекционным образцам и так называемым «полевым биологическим анализам» (длина и масса тела, врелость гонад, наполнение желудков и т. п.) пикак по может считаться полноценным - оно почти не дает представления ни об их образе жизни, ни, тем более, поведении. Эти аспекты биологии особенно важно знать, когда имеешь дело с донно-придонными рыбами,- ведь они отличаются исключительным разнообразием взаимоотношений и поведенческих реакций. Если еще учесть, что рыб, поднятых с глубины, трудно содержать в аквариумах, становится понятным, почему об их поведении до сих пор известно так мало. Почитайте, к примеру, «Жизнь животных» — соответствующие разделы часто содержат лишь описания внешнего вида и сведения о глубине и месте поимки... Между тем в последние годы появилась прекрасная возможность преодолеть эти затруднения — она связана с использованием автономных обитаемых подводных аппаратов.


Такие аппараты есть и в Институте океанологии, и два из них (они рассчитаны на глубину до 2000 м) даже носят вполне ихтиологическое название «Pisces» (по-латински «рыбы»). К превеликому сожалению, ни я, ни кто-либо из коллег-ихтиологов на этих аппаратах-рыбах не погружался (в основном они обслуживают геологов), а наблюдения, сделанные нашими «штатными подводниками», надо прямо сказать, большой научной ценности не представляют (трудно поверить на слово, например, рассказу о том, что в Красном море не то винцигуерии, не то миктофиды зарываются в грунт на большой глубине). Конечно, фотографии и видеозаписи более информативны, но без осмысленного выбора нужного ракурса они далеко не всегда позволяют точно определить запечатленный объект.


В то же время другими исследователями уже выполнено немало ценных наблюдений над поведением глубоководных рыб. Приведу несколько примеров. Погружаясь в 1975 г. на аппарате «Эдвин» на материковом склоне северо-восточного побережья США, Дэн Коэн определил скорость антиморы, уходившей от преследования аппарата (39,2 см/с), и рассчитал, что расход энергии на плавание (3,6.105 эрг/с) у нее примерно одинаков с форелью того же размера - рыбой, известной своими скоростными качествами, В 1977 г. он же впервые сфотографировал па глубине около 2000 м самку речного угря, пришедшую на нерест к Багамским островам.Севастопольские ихтиологи Георгий Головапь и Николай Пахоруков в 1979 г. проследили с аппарата «ТИНРО», как на одной из гор подводного хребта Наска в Юго-Восточной Пацифике беспузырные окуни вместе с лангустами уходили с плоской вершины гайота на его склоны при подтоке с севера обедненной кислородом воды и снова появлялись па ней, когда ситуация менялась и на вершину вновь поступала вода, богатая кислородом.


...Я продолжаю надеяться, что и мне доведется когда-нибудь увидеть глубоководных рыб в естественной для них обстановке, А пока я наблюдал их в лучшем случае полуживыми - умирающими после изъятия из родной стихии.


Согласно принятому в этой книге определению «открытого океана» счет его донно-придонным биотопам начинается с материкового склона. Рассматривая субконтинентальный бентопелагический комплекс ихтиоценов, нужно иметь в виду, что в связи с сильной расчлененностью склона, препятствующей успешным тралениям, население мезо- и батибентали изучено значительно хуже, чем сообщества всех прочих крупномасштабных биотопов. Тем не менее изучение батиальных рыб в последние годы значительно продвинулось.


Прежде всего следует отметить, что в самых верхних горизонтах мезобентали настоящие среднеглубинные рыбы сосуществуют с сублиторальными, примесь которых в ихтиоцене может быть очень значительной. Эта переходная зона должна рассматриваться поэтому как экотон. Вблизи 200-метровой изобаты виды, общие для эпи- и мезобентали, настолько многочисленны, что нет смысла перечислять их здесь. Некоторые эврибатные формы встречаются в очень широком диапазоне глубин. Многие из них представлены у нижних пределов своего вертикального распространения более крупными особями, чем на мелководьях, для других, имеющих широкие ареалы, характерно увеличение глубины обитания в тропической зоне, но в целом мелководные и среднеглубинные виды обычно неплохо различаются по предпочитаемой глубине. Поэтому обыкновенного катрана (Squalus acanthias), например, наиболее обычного на глубине 20—200 м, относят к сублиторальным видам, а черного палтуса (Reinhardtius hippoglossoides), во взрослом состоянии концентрирующегося на 150—800 м, — к мезобентальным.


Рис. 31. Придонные акулы: плащеносная (1), глубоководная   кошачья (2), этмоптерус (3), акула-домовой (4).

Рис. 31. Придонные акулы: плащеносная (1), глубоководная кошачья (2), этмоптерус (3), акула-домовой (4).

Мезобентопелагический комплекс ихтиоценов исключительно разнообразен по составу. Среди характерных для него щележаберных рыб нужно отметить плащеносных (сем. Chlamydoselachidae), колючих (Squalidae) и кошачьих (Scyliorhinidae) акул, а также ромбовых скатов (Rajidae).


Очень своеобразная плащеносная акула (Chlamydoselachus anguineus) (рис. 31) — представитель одной из наиболее примитивных групп щележаберных — имеет угревидно удлиненное тело и жаберные щели, прикрытые кожистыми складками (их по шесть с каждой стороны вместо пяти у большинства акул). Она может достигать 2 м в длину, но половозрелость наступает при значительно меньших размерах — у самцов около 1 м, самок — 1,3 м, Размножается путем яйцеживорождения, принося от 8 до 12 детенышей длиной 40 см, причем считается, что вынашивание эмбрионов продолжается очень долго (год или даже два). Эта редкая акула обитает на материковом склоне и подводных поднятиях (глубина ловов варьирует от 120 до 1300 м) в умеренно теплых и субтропических Районах всех океанов. Близкие к ней и тоже не очень часто встречающиеся семи- и шестижаберные акулы (рода Heptranchias и Hexanchus) также достигают довольно крупных размеров (1,5—4,8 м) и ведут придонный образ жизни в широком диапазоне глубин шельфа и склона.


Колючие акулы, напротив, принадлежат к числу самых обычных обитателей мезобентопелагиали — в ее пределах встречаются 58 из 68 видов семейства (еще 10, как уже говорилось, живут в пелагиали без связи с дном), причем 46 видов обитают только в этом биотопе, а три являются общими для мезо- и батибентопелагического комплекса Один из них встречается и над ложем океана — португальской акуле Centroscymnus coelolepis, поимка которой зарегистрирована в 3675 м от поверхности, принадлежит рекордное по глубине нахождение среди всех хрящевых рыб (правда, еще глубже — па глубине более 6000 м наблюдали из батискафа не определенных до вида колючих акул, отнесенных к роду Centrophorus). Совокупный ареал семейства простирается от Арктики до Субантарктики. Очень широко распространены и многие виды, обнаруженные во всех трех океанах: эврибатный обыкновенвый катран, например, обитает в умеренных водах обоих полушарий, а в тропиках его почти повсюду замещает малошипый катран (Squalus mitsukurii).


Колючие акулы сильно различаются по размерам. Длина тела у мелких видов рода Etmopterus не превышает 25—30 см (к этому роду относятся самые мелкие из ныне живущих акул: Е. carteri и Е. perryi становятся половозрелыми при длине 16—18 см и вырастают всего лишь да 21 см), а у гигантских представителей рода Somniosia достигает 6 м и более. Наибольшая из достоверно измерена ных полярных акул (S. microcephalus) имела 6,4 м в длину при массе около 1 т, но есть сообщения и о еще более крупных экземплярах (К. Г. Константинов отмечал поимку в 1956 г. двух 8-метровых особей у берегов Мурмана) Этот вид распространен в северной Атлантике (на юг до залива Мэн и Пиренейского полуострова), а также у Юна ной Африки и субантарктических островов. В высоких широтах полярная акула нередко (особенно зимой) встречается на мелководьях — у Гренландии эскимосы промышляют ее через проруби в припае, а в умеренно теплых водах предпочитает глубины склона (до 1200м). Она питается разнообразной рыбой, часто нападает на тюленей может пожирать любые отбросы и падаль. Долгое время считалось доказанным, что эта акула в отличие от вся других представителей семейства размножается, откладывая в воду мягкие яйца (это представление зафиксирован во всех учебниках ихтиологии), но в действительности oна яйцеживородяща, как и все ее родичи: из самки длиной около 5 м было извлечено 10 готовых к рождению эмбрионов длиной 37 см.


Некоторые колючие акулы (в том числе обыкновенные катран) ведут стайный образ жизни и совершают значительные по протяженности сезонные миграции. Интересно, что собравшиеся в стаю особи одного из самых мелких видов — карибско-мексиканского Etmopterus virens, живущего на глубине 350—465 м, могут совместно атаковать крупную добычу, в частности больших кальмаров, и разрывать ее на куски. Эти акулы, подобно многим другим сквалидам, имеют фотофоры и обладают способностью к свечению. Рост колючих акул практически не изучен. Данные по возрасту имеются только для обыкновенного катрана, который достигает зрелости на 10—20-м году и живет по меньшей мере до 25—30 лет. Плодовитость у разных видов варьирует от 2 до 20 эмбрионов.


Большое семейство кошачьих акул, включающее около 90 видов, также очень характерно для субконтипентальной мезобентали, в которой они представлены 62 видами (остальные обитают в прибрежной зоне). На значительных глубинах особенно обычны представители рода Apristurus, из которых четыре даже встречены глубже 1500 м (A. microps добывался только в диапазоне глубин от 1000 до 2000 м). Все кошачьи акулы ведут оседлый образ жизни и не совершают больших перемещений, а их apeaлы, как правило, невелики по площади. Они имеют небольшие размеры: многие виды достигают половой зрелости уже при длине 20 см, а самые крупные из среднеглубинных форм — проникающие с шельфа на склон акулы-кошки рода Scyliorhinus — не превышают 1,2 м в длину.


В этом семействе наблюдается значительное разнообразие типов размножения. Наиболее примитивный способ состоит в последовательной откладке на субстрат каждого оплодотворенного яйца, заключенного в прочную капсулу, которая прикрепляется ко дну роговыми нитями; развитие зародыша продолжается без всякой охраны в течение продолжительного времени — около года. У других видов яйца упаковываются в капсулы по нескольку штук и про ходят начальные этапы развития в яйцеводах матери, так что время между откладкой капсулы на дно и вылуплением детенышей сокращается до нескольких недель. Есть реди кошачьих акул и яйцеживородящие виды, у которых эмбрионы остаются в яйцеводах вплоть до полного рассеивания желточного мешка и рождаются на свет вполне товыми к самостоятельному существованию. Примеры всех трех способов размножения можно найти, в частности У разных видов из родов Halaelurus или Galeus. Так, энский галеус (G. nipponensis) откладывает одиночные яйца, черноротая акула (G, melastomus), обычная на материковом склоне Европы, вынашивает в яйцеводах до 13 яиц, упакованных в капсулы для последующей откладки на дно, а западноафриканский вид G. polli способен в яйцеживорождепию. Мало того, Ф. Ф. Литвинов сообщил мне, что он наблюдал у последнего вида даже внутриутробное поедание неоплодотворенных яиц, которое считалось до сих пор свойственным только ламноидным акулам (об этом уже говорилось в гл. II). В эмбриональной оофагии и каннибализме подозревалась, правда, и ложнокунья акуле (Pseudotriakis microdon) — довольно крупный (длина до 3 м) мезобентальный вид, известный с глубины 200-1500 м во всех океанах. Эта акула приносит всего 2—4, но весьма солидных по размерам (70—85 см) детенышей, наряду с которыми в яйцеводах находили большие запасы желтковых яиц (до 20 тыс. в каждом яйцеводе у самки длиной 2,8 м); это подозрение остается, однако, недоказанным, так как желтка в желудках эмбрионов пока не обнаружено.


Из других глубоководных акул нужно прежде всего упомянуть митсукурину, или акулу-домового (Mitsukurinai owstoni), выделяющуюся своей необычной, прямо-таки неправдоподобной внешностью: ее сильно удлиненное рыло имеет форму заостренного сошника, а челюсти обладают способностью выдвигаться далеко вперед, что связано по-видимому, с питанием донными животными. Эта акула известная по считанным поимкам, достигает 4 м в длину. Она ловилась на глубине до 550 м, но обломанный зуб, несомненно, принадлежащий этому виду, был извлечен однажды из пробитого телеграфного кабеля, проложенного по дну в 1350 м от поверхности. Пара митсукурин была доставлена в Атлантический институт рыбного хозяйства и океанографии в Калининграде, и чучело одной из них украшает сейчас музей этого учреждения.


Отдельные виды, входящие в глубоководные бентопелагические комплексы, есть и в некоторых преимущественно шельфовых семействах акул. Среди куньих акул (сем. Triakidae), например, один вид (Jago omanensis) известен по левам на глубине 110—2195 м. Только в водам свала глубин (600—1000 м) обитает большеглазая песчаная акула Odontaspis noronhai. Придонный вид, тяготеющий к глубинам, есть даже среди серых акул: большеносая акула (Carcharhinus altimus), встреченная во всех океанах придерживается главным образом переходной зоны между эпи- и мезобенталью (обычна на глубине 90—430 м). По внешним признакам она очень близка к одному из прибрежных видов (С. plumbeus), от которого отличается лишь мелкими деталями строения.


Рис. 32. Северный ромбовый скат.

Рис. 32. Северный ромбовый скат.

Ромбовые скаты (рисунок 32) — типично донные рыбы, Они проводят свою жизнь, лежа на грунте, в который могут закапываться так, что на поверхности остаются только глаза, брызгальца и часть спины, или плавая в придонном слое. Их пищу составляют различные рыбы и беспозвоночные (преимущественно ракообразные), причем при охоте на плавающую добычу скаты наплывают на жертву сверху и прижимают ее ко дну своим диском, а потом уже заглатывают. В этом семействе, систематику которого интенсивно разрабатывают сейчас специалисты разных стран — М. Штеманн из Гамбурга, владивостокский ихтиолог В. Н. Долганов, японец X. Исихара и др., еще недавно числили 170—180 видов, а теперь их насчитывают уже более 200 (почти половина всего подотряда скатов), однако и эта цифра будет, без сомнения, увеличена. Ромбовые скаты живут во всех океанах и морях — их ареал простирается от Арктики до Антарктики. Они особенно характерны для холодных и умеренно теплых районов, но встречаются и в тропической зоне, где обитают обычно на значительной глубине. Большая часть видов (в том числе почти все представители самого обширного рода Raja, включающего около 140 видов) имеет центром вертикального диапазона распределения зону, расположенную на границе шельфа и склона, и относится, таким образом, к эпимезобентальной группировке. Наиболее глубоководные формы, которые принадлежат большей частью к родам Bathyraja (это крупные скаты длиной около 2 м) и Breviraja (их длина 30—40 см), вполне обычны и в батибентали: на рекордной глубине 2400—2950 м выловлены в Бискайском заливе типовые экземпляры Bathyraja pallida. Ромбовые скаты размножаются, откладывая на дно яйца, заключенные по одному в роговые капсулы с характерными трубчатыми отростками по углам. Как показали наблюдения в аквариуме, самка обычно выметывает яйца парами с перерывом в 1—5 дней, и общий период размножения может быть очень длительным. Число отложенных капсул, по-видимому, сильно варьирует у разных видов: от 4—5 до 50 и более. Инкубация яиц длится от 4 до 14 месяцев. Скаты принадлежат к долгоживущим видам. По данным В. Н. Долганова, батиальные виды, обитающие в дальневосточных морях, достигают половой зрелости в возрасте 3—10 лет, а живут от 7 до 18 лет (в зависимости от размера вида).


Вне шельфов представлены и некоторые другие группы скатов, в том числе три тропических семейства, близкородственные ромбовым скатам — Anacanthobatidae (нитерылые скаты), Arhynchobatidae (безрылые) и Pseudorajidae (ложноромбовые), которые в полном составе принадлежат к мезобентальиому ихтиоцену. К нему же относятся очень своеобразные шестижаберные скаты (сем. Нехаtrygonidae) — хвостоколы с шестью жаберными щелями. Первый их представитель — Hexatrygon bickelli — был найден в 1981 г. выброшенным на берег у Порт-Элизабет (Южная Африка); в том же году другой вид этого рода был описан по 2 экз. из Южно-Китайского моря, а затем к ним добавилась пара рыб, пойманных у островов Рюкю и Гавайских в диапазоне глубин от 350 до 1000 м. Еще один молодой самец, выловленный в Индийском океане вблизи острова Ява, был обнаружен недавно Ю. Н. Щербачевым среди не определенных рыб в коллекции Зоологического музея МГУ.


На довольно больших глубинах обитают и некоторые электрические скаты из семейства гнюсовых (Torpedinidae), обладающие, как хорошо известно, своеобразными электрическими органами, расположенными по бокам тела между головой и грудными плавниками. Так, многие виды рода Torpedo, обычные на шельфе, могут встречаться вплоть до глубины 400—500 м, а Т. tokionis из вод Японии и индийский Benthobatis moresbyi (сем. Narkidae) живут только на склоне (220—1100 м). Как это ни странно, некоторые гнюсы (например, Т. tremens из юго-восточной Пацифики) способны и к пелагическому образу жизни; этот факт вызывает удивление, поскольку все электрические скаты плохие пловцы: их единственным движителем служит короткий хвостовой стебель с небольшой лопастью хвостового плавника.


Когда мне впервые довелось увидеть живого гпюса в траловом улове (это было на горе Большая - одном из гайотов подводного хребта Наска), я недолго боролся с искушением испытать на себе действие его электрического разряда. Особого геройства в этом, конечно, не было - ведь во всех сводках и руководствах вполне четко сказано, что максимум напряжения «батарей» этих рыб не превышает бытовых 220 вольт (я и сам писал об этом в «Жизни животных»). Тем не менее я взял ската в руки внутренне готовый к тому, что сейчас ощутимо «дернет», но... Гнюс лишь вяло шевельнул хвостом, явно не желая показывать свое умение. Я помял ему брюхо и спину, пощекотал пальцем голову. Никакого эффекта. Отложив ската в сторону, я стал выбирать из улова, надо сказать довольно скудного, других рыб, заслуживавших внимания, и этот отбор занял минут десять. Собравшись в лабораторию, я взял ведро с рыбой и небрежно ухватил гнюса за хвост, на что он тут же ответил довольно чувствительным (жаль, не было вольтметра) и совершенно неожиданным разрядом, на который я отреагировал не менее быстро, но, к сожалению, отнюдь не лучшим и, главное, столь же неожиданным для самого себя образом — одним движением выбросил обидчика за борт.


Рис. 33. Европейская химера (1) и ринохимера (2).

Рис. 33. Европейская химера (1) и ринохимера (2).

Дать правдоподобное объяснение происшедшему не так уж трудно: по-видимому, электрический скат еще в трале израсходовал всю емкость своих батарей и на подзарядку севших элементов потребовалось время, которого как раз хватило до моего вторичного прикосновения.


Как следует из сказанного выше, доминирующие в мезобентопелагических комплексах группы щележаберных рыб существенно различаются по тесноте связи с твердым субстратом — ромбовые скаты, проводящие большую часть времени непосредственно на дне, могут быть отнесены (с очень небольшой натяжкой) к бентосу, кошачьи акулы, также нередко покоящиеся на грунте, — к нектобентосу, а колючие акулы — к бентонектону. Соответственно этому колючие акулы значительно чаще встречаются в пелагиали (некоторые из них даже над большими глубинами), чем представители двух других семейств. Пространственное распределение этих рыб отражает различия их экологии: переход от донного образа жизни к придонно-пелагическому сопровождается изменением типа размножения (от откладки капсулированных яиц к яйцеживорождению) и состава пищи (от потребления бентических беспозвоночных к охоте на рыб и кальмаров в водной толще).


Еще одна очень характерная группа глубоководных донных рыб — цельноголовые, которые представлены в мезо- и батибентали двумя семействами (рис. 33). Химеровые (Ghimaeridae) обитают преимущественно в верхней части материкового склона на глубине от 200 до 700— 1000 м. Изученная лучше других европейская химера (Chimaera monstrosa), обитающая в восточной Атлантике (один экземпляр был пойман в 1957 г. в советских водах — у берегов восточного Мурмана), достигает 1,5 м в длину. Другие представители семейства (в нем числятся два рода и более 20 видов), как правило, также имеют довольно ограниченное распространение, хотя общий его ареал охватывает батиаль всех тропических и умеренно теплых районов Мирового океана, причем у краев этой широтной зоны химеры встречаются и на относительно небольших глубинах. Будучи медлительными и неповоротливыми, эти рыбы постоянно держатся у дпа. Они плохие пловцы, передвигающиеся только используя в качестве весел свои вееровидные грудные плавники. Пищу химер составляют донные беспозвоночные и рыбы, а размножаются они, откладывая на дно веретеновидные яйцевые капсулы, которые прикрепляются к субстрату специальными роговыми нитями.


Близкое семейство носатых химер (Rhinocnimaeridae), имеющих очень длинное заостренное рыло, также специфично для материкового склона. Наиболее глубоководными среди 6 видов этой группы являются гарриотты (род Harriotta), опускающиеся до глубины 2600 м.


Перейдем теперь к костным рыбам. Совершенно особое место среди них занимает латимерия, или целакант (Latimeria chalumnae), — единственный современный представитель большой группы кистеперых рыб, когда-то — с нижнего девона (400 млн лет назад) до верхнего мела (65 млн лет назад) — процветавших в морских и пресных водоемах Земли, а затем полностью исчезнувших из палеонтологической летописи и считавшихся давным-давно вымершими. Именно поэтому поимка живого целаканта у берегов Южной Африки в 1938 г. стала одной из крупнейших биологических сенсаций нынешнего столетия, впрочем, эта история слишком хорошо известна, чтобы еще раз пересказывать ее здесь (с ней можно ознакомиться, прочитав книгу проф. Дж. Смита «Старипа — четвероног»).


Сейчас считается установленным, что латимерии, как это ни удивительно, нормально обитают только в одном и к тому же очень ограниченном участке Мирового океана — у бесшельфовых вулканических островов Гранд-Комор и Анжуан (из группы Коморских островов), расположенных в северной части Мозамбикского пролива, а первая из пойманных рыб лишь случайно заплыла так далеко на юг. К настоящему времени в руки ученых попало уже около сотни латимерии, и все они были пойманы коморскими рыбаками на традиционные примитивные удочки, предназначенные в основном для лова руветты (жир этой рыбы используется ими для изготовления противомалярийной мази для растирания). Промысел ведут ночью с небольших лодок (типа каноэ с аутриггером), не удаляющихся от берега больше чем на километр. Этого достаточно, чтобы занять место над свалом глубин и опустить крючок, наживленный куском прометеевой рыбы, в придонный слой. Именно там, среди скал на глубине от 70 до 600 м, ловятся целаканты (местные жители называют их «гомбесса джомоле»), но чаще всего они берут приманку на глубине 150—300 м. Есть предположение, что Дневные убежища латимерии приурочены к подводным пещерам, в которые по трещинам просачивается пресная вода с гор. Пищу целакантов составляют рыбы (бентопелагические светящиеся анчоусы, полимиксии и др.) и каракатицы. Обычно добывают крупных латимерии длиной 90—200 см и массой 10—95 кг (предполагается, что их максимальный возраст составляет около 10 лет), однако один Раз была добыта и совсем небольшая, по-видимому, годовалая рыба, имевшая всего 42 см в длину при массе 800 г, размножение происходит путем яйцеживорождения (как у многих акул) — в яичнике одной самки были обнаружены 5 почти готовых к рождению эмбрионов длиной 30-33 см с еще не втянувшимися желточными мешками дна метром 8—13 см.


Все остальные виды, входящие в состав океанических донно-придонных ихтиоцепов, относятся к костистым рыбам. Рассмотрим их в порядке системы, принимаемой сейчас большинством ихтиологов.


Отряд спиношипообразных полностью ограничен в своем распространении мезобатибенталыо. Нотакантовые (сем. Notacanthidae) встречаются во всех океанах в довольно широком диапазоне глубин (от 125 до 3700 м), но большинство видов тяготеет все-таки к верхней части склона (200—1300 м). Они держатся в узком придонном слое (как показали подводные наблюдения, эти рыбы плавают обычно в наклонном положении, так что голова находится у самого грунта) и питаются бентосными животными. Нотаканты, или спиношипы (род Notacanthus) (рис. 34), особенно часто поедают мшанок, гидроидных полипов, губок, актиний, голотурий, а многошипы (род Ро-lyacanthonotus) — ракообразных и полихет. Известно, что у многих видов самки численно преобладают над самцами и имеют более крупные размеры, п это дает основания для довольно правдоподобного предположения о возможном протандрическом гермафродитизме этих рыб. Их личинки — лептоцефалы имеют листовидно уплощенное удлиненное и прозрачное тело и достигают очень крупных размеров (до 1,8 м). При метаморфозе длина, по-видимому, сильно уменьшается, так как взрослые экземпляры большинства видов не превышают 50—60 см в длину (только Notacanthus chemnitzi может вырастать до 120 см).


Семейство галозавровых (Halosauridae), представители которого вылавливались на глубине 400—5000 м (обычно не глубже 3000 м, в абиссобенталь проникает только один вид рода Aldrovandia), мало отличается от нотакантовых по образу жизни. Их пищу также составляет бентос, но не седентарные (сидячие) формы, а главным образом ракообразные и полихеты. Одни виды предпочитают твердые грунты, другие — илистые участки. Особи некоторых видов, возможно, держатся стайками. Семейство насчитывает 16 видов, среди которых есть как циркумтропические формы (Halosauropsis macrochir, Aldrovandia affinis), более обычные в батибентали, так и узкораспространенные (многие виды рода Halosaurus), которые тяготеют к мезо-бентальным глубинам.


Рис. 34. Альдровандия (J), спиношип (2), слитножаберный угорь (3) и угорь венсфика (4).

Рис. 34. Альдровандия (J), спиношип (2), слитножаберный угорь (3) и угорь венсфика (4).

Довольно обычны, а местами и многочисленны в батиальной зоне (преимущественно в пределах тропической области) донно-придонные угреобразные рыбы, принадлежащие к пяти семействам (всего в отряде их насчитывается 16) и различающиеся по глубине обитания. Только в верхней мезопелагиали — до глубины 300—400 м встречаются отдельные представители преимущественно мелководных острохвостых угрей (сем. Ophichthidae), в том числе Ophisurus serpens — наиболее крупный вид семейства, достигающий 2,5 м в длину, а также ложномуреновых угрей (Xenocongridae). Глубже 500—600 м редко опускаются и конгеровые угри (Congridae) — семейство, которое насчитывает около 30 родов и 100 видов, в большинстве своем шельфовых. Наиболее глубоководный из них — Coloconger scholesi, обитающий в западной части Тихого и в Индийском океанах, живет, однако, па глубине 600-1200 м.


Специфичны для мезобатибентали всего два семейства угрей — неттастомовые (Nettastomatidae) и слитножабер-ные (Synaphobranchidae). К первому из них принадлежат более 35 видов, из которых 10 известны сейчас только по личинкам — лептоцефалам. Взрослые рыбы достигают 1 м в длину. Все они имеют сильно вытянутое рыло, у некоторых оканчивающееся мясистым щупальцевидным отростком. Эти угри живут на глубине от 500 до 2000 м, причем чернохвостая неттастома (Nettastoma melanurum), а возможно, и другие виды устраивают норы в мягком грунте. Основной их пищей являются макропланктонные ракообразные.


Слитножаберные угри обычно обитают в том же батиметрическом диапазоне, хотя отдельные особи ловились и глубже 4000 м. Среди них есть как эпимезобентальные (виды рода Dissoma), так и чисто батибеитальные (Histiobranchus bathybius) формы; некоторые достигают крупных размеров (рекордная длина 1,8 м отмечена у Diastobranchus capensis из вод Южной Африки и Австралии). Это — хищники и пожиратели падали, питающиеся рыбой, головоногими моллюсками и ракообразными. Один из видов — обезьяний угорь (Simenchelys parasiticus) наряду с потреблением мелких амфипод и копепод может, как предполагают, нападать на крупных рыб и, прогрызая стенку тела, выедать их внутренности (возможно, впрочем, что объектом «нападения» были в действительности уже погибшие рыбы). Некоторые из слитножаберных угрей встречаются далеко за границами тропической зоны — вплоть до Исландии и Берингова моря, но эти районы могут, вероятно, считаться областью их стерильного выселения.


Исключительно своеобразные одночелюстные угри (сем. Monognathidae), у которых в отличие от всех прочих рыб верхняя челюсть полностью редуцирована, так что формально их можно назвать челюстноротыми с большой натяжкой, относятся тем не менее всего лишь к особому семейству, близкому к мешкоротам. В ихтиологических коллекциях разных стран сейчас насчитывается около 75 экз. моногнатов, и все они были исследованы датскими учеными И. Нильсеном и Э. Бертельсеном, получившими исключительно интересные результаты. Почти все рыбы длиной от 4 до 15 см были пойманы в толще воды на глубине от 200 до 2000 м, но более частая встречаемость в придонных горизонтах позволяет предположительно относить ату группу к бентопелагическому ихтиоцепу, тем более что самая крупная особь длиной около 30 см была поймана у дна (этот экземпляр, отличающийся от прочих черной окраской и хранящийся ныне в Зоологическом институте АН СССР, выловлен в районе Курильских островов). Семейство включает 14 видов, многие из которых известны по единичным особям. Единственную пищу мопогнатов составляют крупные креветки, которых эти рыбы, вовсе не способные к быстрому плаванию и к тому же лишенные органов зрения, обоняния (обонятельные розетки развиваются только у половозрелых самцов) и сейсмосенсориой системы, конечно, не могут ловить активным путем. Предполагается, что они подманивают добычу, выделяя в воду пахучий секрет специальной железы, расположенной па голове, и убивают близко подплывшую креветку, проткнув ее панцирь особым ростральным зубом, направленным вниз. Этот непарный зуб имеет трубчатое строение (внутренний канал открывается вблизи его острой вершины), и у его основания расположена железа, вырабатывающая ядовитый секрет. Подобный аппарат, гомологичный зубам ядовитых змей, является совершенно уникальным среди рыб и рыбообразных.


Отряд лососеобразных представлен па глубинах несколькими группами. Семейство серебрянковых (Argentinidae), содержащее около 35 видов, включает как бенто-пелагические, так и настоящие пелагические формы, живущие на средних глубинах. К водам, омывающим верхнюю часть материкового склона (на глубине 150—700 м, редко глубже), приурочены два рода — Argentina и Glossanodon. Это некрупные рыбы длиной 15—20 см, достигающие кое-где высокой численности. Почти все серебрянки днем держатся у самого дна, а ночью стаями поднимаются в толщу воды. Лучше других изучена большая аргентина (A. silus), обитающая в умеренных водах Северной Атлантики. Она питается зоопланктоном (эуфаузииды, мелкие креветки и др.), имеет большую продолжительность жизни и достигает максимального размера (60 см) к 25 годам. Половозрелой становится в возрасте 10—12 лет, нерестится в апреле — июне, выметывая 3500—7500 крупных пелагических икринок. Второй род семейства — глоссанодоны, или малозубые серебрянки, тяготеет к субтропическим водам.


Рис. 35. Гладкоголововидные рыбы: гладкоголов (1), батиприон (2), фотостил (3), сирсия (4).

Рис. 35. Гладкоголововидные рыбы: гладкоголов (1), батиприон (2), фотостил (3), сирсия (4).

Гладкоголововидные рыбы (рис. 35) — группа, относящаяся к числу самых характерных для материкового склона и склонов подводных поднятий. В последние годы их изучение значительно продвинулось прежде всего благодаря работам Ю. И. Сазонова и Д. Маркла, но это относится главным образом к систематике, так как сведений об экологии отдельных видов до сих пор недостает. К семейству гладкоголовых (Alepocephalidae), не представленному только в Арктике и Антарктике, принадлежит около 90 видов (наиболее разнообразна фауна тропической Индо-Вестпацифики). Все они входят в состав бентопелагических ихтиоценов, однако их связь с дном выражена в разной степени. Одни виды, составляющие преобладающее большинство (представители родов Alepocephalus, Conoсага и др.), приурочены к узкому придонному слою, другие, например Photostylus pycnopterus, обитают и в значительном удалении от склона, третьи (Microphotolepis) даже совершают суточные вертикальные миграции, поднимаясь ночью к границе эпипелагиали. В целом диапазон батиметрического распространения семейства очень широк — от 100—150 до 5000 м, но наиболее обычны гладкоголовы на глубине 700—3000 м. В семействе преобладают виды, тяготеющие к нижней батиали, а число верхнебатиальных значительно больше, чем абиссальных (к последним относятся, по-видимому, роды Bellocia и Rinoctes), размеры гладкоголовов варьируют от 15—20 см до 1 м. В их питании преобладают планктонные объекты (очень обычны, в частности, «студенистые» формы — медузы, гребневики, пиросомы, а также ракообразные), но нередко поедается и бентос (моллюски, полихеты, иглокожие). Рост медленный — южный гладкоголов (Alepocephalus australis), например, достигает длины 70 см в возрасте 20 лет. Плодовитость колеблется от 20 икринок (у Rinoctes nasu-tus) до 10 тыс. икринок. Они имеют очень большой диаметр (2—7 мм) и, по всей вероятности, откладываются на дно.


Уникальной особенностью семейства платитроктовых (Platytroctidae), по внешнему виду очень сходных с гладкоголовами, служит наличие подкожного плечевого органа, продуцирующего светящуюся слизь. Этот орган открывается наружу маленькой кожной трубочкой, через которую слизь, содержащая люциферин и люциферазу, извергается наружу и распыляется в воде, где создает яркое светящееся облачко голубовато-зеленого цвета. У некоторых видов семейства есть и фотофоры, но не округлой формы, как у большинства других светящихся рыб, а в виде полосок-«шевронов», пересекающих, как правило, нижнюю поверхность тела. В семействе насчитывается около 40 видов, из которых большая часть описана в последние 20—25 лет. Платитроктовые — некрупные рыбы длиной от 12 до 30 см (наибольших размеров достигают представители рода Holtbyrnia). В своем преобладающем большинстве они обитают в бентопелагиали на глубине 700—2000 м, и лишь один вид — Platytroctegen mirus, распространенный в северной части Индийского океана, возможно относится к числу мезопелагических. Биология этих рыб практически не изучена.


Немаловажная роль в бентопелагических ихтиоценах принадлежит и некоторым макропланктонным рыбам, входящим в состав таких семейств, в которых преобладают настоящие пелагические виды, не имеющие никакой связи с дном. В отряде стомиеобразных такие виды есть среди гоностомовых (например, Triplophos hemingi и Gouostoma denndatum), топориковых (все 25 видов рода Роlyipnus, мавролик Maurolicus muelleri) (рис. 36), фотихто-вых (виды рода Polymetme), астронестовых (группа Astronesthes lucifer), меланостомиевых (два вида рода Odontostomias). Особое место в этом списке занимает мавролик (по всей вероятности, под приведенным выше названием объединяют 5—6 близких видов), который является одной из самых массовых рыб во многих участках материкового склона (в водах Норвегии он живет даже в глубоких фиордах) и у некоторых подводных поднятий. Наибольшая длина мавролика, широко распространенного над материковыми склонами и подводными поднятиями во всех океанах, достигает 6—6,5 см. Это стайная рыба, держащаяся днем в придонных слоях на глубине 200—600 м, но отрывающаяся от дна ночью и плотными косяками поднимающаяся в верхний 100-метровый слой. Мавролик созревает в годовалом возрасте и выметывает 200—500 довольно крупных икринок, причем размножение в умеренных водах обоих полушарий происходит в весенне-летнее время, а в тропиках идет круглогодично. Возраст этой рыбы не превышает 2—3 лет. Питается она копеподами и эвфаузиидами, а сама служит пищей многим хищникам.


Рис. 36. Мавролик (1), топорик полипнус (3) и морской бекас (3).

Рис. 36. Мавролик (1), топорик полипнус (3) и морской бекас (3).

К придонно-пелагическому комплексу средних глубин относятся и многие светящиеся анчоусы. Наиболее известен среди них лампаниктод (Lampanyctodes hectoris), обитающий в водах материкового склона Южной Африки, Австралии, Новой Зеландии и Чили и образующий в некоторых районах значительные скопления, которые используются промыслом. В темное время суток эта небольшая миктофида (длина до 6—7 см) совершает миграции в верхние слои воды и даже появляется у поверхности. Аналогичный образ жизни ведет Diaphus suborbitalis (наибольшая длина 8 см), распространенный у берегов Восточной Африки, Индонезии и Японии (он особенно многочислен в заливах Сагами и Суруга), а также над многими подводными поднятиями в Индийском и Тихом океанах. Нужно отметить, что во время ночного подъема диафус удаляется на 200—300 м от дна, иногда пересекая разнонаправленные течения, и остается тем не менее над своим поднятием, ко дну которого он вновь опускается утром. Как видно, эта рыба, во-первых, может ориентироваться в пространстве, не имея зрительного контакта с неподвижным субстратом, и, во-вторых, способна противостоять течениям, имеющим скорость порядка 1—2 узлов (т. е. 1,8—3,6 км/ч), чтобы сохранять свое положение относительно горы. Способ ориентации остается пока неизвестным. Во всех остальных отношениях этот вид не отличается от мигрирующих мезопелагических миктофид: он питается зоопланктоном и имеет короткий жизненный цикл — созревает к концу первого года жизни, а затем нерестится, выметывая порцию за порцией икру в течение нескольких месяцев вплоть до естественной гибели. Из других бентопелагических светящихся анчоусов, совершающих суточные миграции, следует упомянуть такие виды, как D. taaningi и Benthosema fibulatum, достигающие высокой численности (первый — над материковым склоном обоих берегов Атлантики, второй — в Индийском и Тихом океанах). Среди миктофид есть и виды, постоянно приуроченные к очень узкому придонному слою и не покидающие его даже ночью. Эти виды, например Diaphus adenomus и D. coeruleus, ловятся только донными тралами.


Придонные виды известны также в таких преимущественно пелагических группах, как семейство меламфаевых (Melamphaes acanthomus обитает только над склоном западного побережья Америки от Калифорнии до 20° ю. ш.) и подотряд глубоководных удильщиков, в котором все 4 вида семейства дицерациевых (Diceratiidae) приурочены к мезобентопелагиали, а представители рода Thaumatichthys (сем. Thaumatichthyidae) вообще ведут донный образ жизни. Тауматихт (Т. axeli), известный с глубины до 3600 м, поджидает свою добычу, которую он привлекает светящейся приманкой, расположенно внутри ротовой полости, лежа на дне, и заглатывает ей не предпринимая практически никаких усилий.


Рис. 37. Глубоководные аулопообразныс рыбы: ипнопс (1), батитифлопс (2) батиптер (3), бентозавр (4).

Рис. 37. Глубоководные аулопообразныс рыбы: ипнопс (1), батитифлопс (2) батиптер (3), бентозавр (4).

Отряд аулопообразных представлен на всех глубинах бентального биотопа. В верхней части склона обычны зеленоглазки (род Chlorophthalmus), обитающие в широко батиметрическом диапазоне (от 100—150 до 1000 м). Эти небольшие (длина до 20 см) рыбы, которые ведут станую жизнь вблизи грунта и питаются бентосом. Как показано К. Судаком, к этому же семейству (Chlorophtha midae) принадлежат несколько родов, очень характерных для больших глубин (рис. 37). Батиптеры (около 20 видов рода Bathypterois длиной 15—30 см) встречаются в всех океанах на глубине 250—6000 м. Подводными наблюдениями и фотосъемкой установлено, что они обычно неподвижно стоят на дне, возвышаясь над ним, как на ходулях, на утолщенных и удлиненных краевых лучах брюшных плавников и хвоста (их называют еще рыбами-треногами), и выжидают появления планктонных рачков — их основной пищи. Длинные лучи грудных плавников выполняют при этом роль чувствительных антенн, так как глаза у этих рыб развиты плохо. В отличие от разнополых зеленоглазок батиптеры являются синхронными гермафродитами, как и другие глубоководные виды семейства — батимикропсы (Bathymicrops), батитифлопсы (Bathytyphlops) и ипнопсы (Ipnops), обитающие в батин абиссопелагиали. У представителей последнего рода глаза полностью редуцированы, а роль светочувствительных органов выполняют так называемые глазные пластины, расположенные на верхней поверхности головы под тонкими костями. Плодовитость батитифлопсов достигает, по Н. Мерритту, 6000 икринок, проходящих развитие в толще воды: их личинки, описанные как особый род Macristiella, живут в эпипелагиали. Иныопсы и батимикропсы откладывают не более 300 икринок, которые имеют отрицательную плавучесть. Эти рыбы, по-видимому, проводят у дна всю свою жизнь.


В близком семействе ящероголововых (Synodonlidae) большая часть видов живет на шельфе, хотя некоторые зауриды (род Saurida) встречаются и в верхней мезобентали — до глубины 550 м. Лишь два вида рода Bathysaurus относятся к числу настоящих глубоководных рыб — один из них (В. mollis) ловится преимущественно па глубине 2500—4500 м при температуре 2—3°. Батизавры — крупные хищные рыбы (длина до 85 см), питающиеся в основном рыбой. Они тоже синхронные гермафродиты, плодовитость составляет 24—56 тыс. икринок. На личиночно-мальковой стадии развития (ранее также относившейся к особому роду Macristium) держатся, по-видимому, в мезопелагиали. Особое место среди ящероголовов занимают придонно-пелагические бомбили — род Harpodon, из трех видов которого наиболее известна «бомбейская утка» (Н. nehereus) длиной до 30 см, широко распространенная в прибрежных водах Индийского и западной части Тихого океанов. В определенные сезоны эта рыба стаями появляется вблизи берегов и даже входит в опресненные эстуарий, где ее вылавливают в немалом количестве, но значительную часть жизни она, как предполагают, проводит на глубинах склона.


По внешнему облику бомбейская утка вполне соответствует представлению о глубоководной рыбе, и тем более неожиданной для меня была первая (и единственная) встреча с ней... В 1961 г «Витязь» уходил из Калькутты, крупнейшего порта Индии, расположенного на одном из рукавов дельты Ганга — реке Хугли, воду которой можно сравнить только с глинистым раствором: она имя ет цвет кофе с молоком и, подобно нашим среднеазиатским рекам несет огромное количество взвеси. На выходе в такой же мутный эстуарий к борту подошла небольшая парусная лодка с двумя рыбаками-бенгальцами, предложившими свой скромный улов несколько рыб, аккуратно уложенных в плетеную корзину. В этом то улове (мы получили его в обмен на сгущенное молоко) оказались бомбили. Бесчешуйные большеротые «утки» отличались дряблой консистенцией жирного тела, очень характерной для многих глубоководных рыб, и буро-коричневой окраской. Эти. «птицы», надо сказать прямо, не очень-то находят место в той экологической классификации, которая принята в этой книге - ведь из числа океанических рыб в эстуариях можно встретить, кроме них, пожалуй, только брегмацеров (один из них, кстати, был даже описан по экземпляру из эстуария Хугли).


Завершая обзор аулопообразных, надо отметить, что к числу бенто-пелагических рыб нужно относить и преобладающее большинство скопелозавров (род Scopelosaurus из сем. Notosudidae), взрослые особи которых держатся только над континентальными склонами, островными цоколями и подводными поднятиями.


Очень много донно-придонных океанических видов содержит отряд трескообразных рыб, две трети состава которого обитает на значительных глубинах. Преимуществ венно глубоководным является, в частности, семейство моровых (Moridae), впервые обособленное известным отечественным ихтиологом А. Н. Световидовым (1903—1985).


Судьба довольно близко свела меня с Анатолием Николаевичем Световидовым. Я познакомился с ним еще в середине 50-х годов, при одной из первых командировок в ленинградский Зоологическпй институт. Эту встречу помню хорошо. А. Н. пригласил меня в кабинет и, вскользь выяснив, кто я, откуда и чем интересуюсь, целиком взял нить разговора в свои руки и долго с большим увлечением говорил о своих студенческих годах (он учился на Отделении рыбоведения Московской сельскохозяйственной академии, из которого впоследствии образовался Мосрыбвтуз, так что, получалось, мы окончили один вуз), о своих старших коллегах учителях — В. К. Солдатове, Н. М. Книповиче и Л. С. Берге, которых глубоко чтил, о деталях своей тогдашней работы по черноморским рыбам. При последующих посещениях Ленинграда эти беседы-монологи вошли в обычай (видимо, я оказался хорошим слушателем), а через несколько лет я стал вхож и в квартиру на Московском проспекте (у А. Н. была прекрасная ихтиологическая библиотека) и на дачу в Комарове, познакомился с добрейшей Елизаветой Васильевной, стал иной раз останавливаться у Световидовых при коротких приездах (А. Н. всегда выговаривал мне, если я находил иное пристанище). С середины 70-х годов наши встречи стали очень регулярными: будучи членом бюро Отделения общей биологии Академии наук, А. Н. почти еженедельно бывал в Москве и постепенно у него вошло в привычку проводить у меня дома последние четыре-пять часов в ожидании полуночного курьерского поезда. Все это время он рассказывал, рассказывал и рассказывал...


Меня всегда поражали трудолюбие и организованность А. Н., который как бы сам задавал себе ежедневный урок и всегда выполнял его независимо ни от чего. Три капитальные монографии — «Сельдевые», «Трескообразные» и «Рыбы Черного моря», вошедшие в золотой фонд ихтиологии,— итог упорного многолетнего труда с полной отдачей сил и времени. Огромная требовательность к себе позволяла А. Н. быть чрезвычайно требовательным и к своим сотрудникам и ученикам, и он не прощал никому из них ни отступлений от генеральной линии исследований, ни отвлечений на посторонние, с его точки зрения, дела, ни тем более проявлений неусидчивости или недисциплинированности. Его отношения с коллегами по институту не были легкими, а с некоторыми из них он, оставив административную деятельность, не общался вовсе. По-видимому, именно поэтому он искал и находил себе собеседников на стороне и открывался им с самой неожиданной стороны — ведь его монологи касались не только профессиональных вопросов, но также истории, литературы, искусства. Впрочем, с любой темы А. Н. с неизбежностью возвращался к ихтиологии, которая, несомнено, была единственной настоящей страстью его жизни.


Моровые рыбы (их около 90 видов) близкородственны тресковым, но обитают в основном на глубинах материкового склона (в семействе есть, впрочем, и шельфовые виды, распространенные преимущественно в умеренных широтах южного полушария, а представители 3—4 монотипических родов живут, как предполагают, в толще воды). Они представлены во всех океанах и особенно многочисленны в верхней батиали, но некоторые виды встречаются в более широком диапазоне глубин — антимора (Antimora rostrata) (рис. 38), например, от 400 до 3000 м. Длина океанических морид варьирует от 15—25 см у физикулюсов (род Physiculus) до 80-90 см у лепидионои (Lepidion). Они сильно различаются по образу жизни.Физикулюсы, подобно налимам, ищут свою добычу на дне, пользуясь обонянием (поэтому они часто попадают в донные ловушки); антимора поедает как бентосных животных, которых она может выкапывать из мягкого грунта лопатообразным рылом, так и придонно-пелагических рыб и кальмаров; дальневосточная лемонема (Laemonema longipes) совершает суточные вертикальные миграции, поднимаясь ночью в пелагиаль, и питается там; макропланктоном, крупные лепидионы и моры (род Morа) едят креветок, рыб и кальмаров.


Рис. 38. Глубоководные  трескообразные и ошибнеобразные рыбы: антимора (1)  долгохвост (2), нибеллинелла (3), слепой тифлонус (4)

Рис. 38. Глубоководные трескообразные и ошибнеобразные рыбы: антимора (1) долгохвост (2), нибеллинелла (3), слепой тифлонус (4)

Биология глубоководных морид в целом изучена недостаточно. Исключение составляет, пожалуй, только лемонема, обитающая в северной части Тихого океана от берегов Хонсю до залива Аляска на глубине 400—1200 м. Лемонема — тугорослая рыба, созревающая при длине более 40 см в возрасте 5—8 лет и достигающая предельной длины около 70 см в возрасте 26 лет. Начальные годы жизни она проводит в толще воды, а затем опускается в придонные горизонты (по ночам мигрируя в пелагиаль), причем более крупные особи держатся в нижней части батиметрического диапазона, занимаемого видом. Дальневосточной лемонеме свойственны значительные сезонные перемещения: летом она концентрируется в основном на склонах восточного Хоккайдо и Курильских островов, а зимой уходит в воды Южной Японии, где нерестится, выметывая 300—800 тыс. мелких икринок, на глубине 600—800 м. Эта рыба служит объектом промысла.


Для самой верхней части склона, пограничной с шельфом, характерны также мерлузы, или хеки (род Merluccius), и макруронусы (Macruronus) — хищные рыбы, достигающие 0,7—1,3 м (все они имеют промысловое значение), из которых лишь немногие могут быть встречены вплоть до глубины 1000 м. Другие представители семейства Merlucciidae, например штайндахнерия (Steindaclmeria argentea) из западной тропической Атлантики, имеющая сложную систему светящихся органов, являются па-стоящими мезобентопелагическими рыбами.


Следующее семейство отряда трескообразных — длиннохвостовые, или макруриды (Macrouridae), — самая многообразная группа глубоководных рыб, насчитывающая более 300 видов. В последние годы она интенсивно изучалась В. М. Макушном, Н. Маршаллом, Т. Ивамото, Ю. И. Сазоновым, Д. Стейном, О. Окамура и другими исследователями. Макруриды широко распространены в Мировом океане (они отсутствуют только в Арктике) на глубине от 50—100 до 5—6 тыс. м. Чисто шельфовых видов в семействе, впрочем, очень немного, и все они принадлежат к роду полорылов — Coelorinchus). Естественно, отдельные виды имеют более узкое географическое и батиметрическое распространение. Преобладающее большинство долгохвостов приурочено к мезобентали и мезобентопелагиали (200—1500 м), причем многие из них в высшей степени стенобатны: у ряда видов незумий (род Nezumia) и гименоцефалов (Hymenocephalus) весь диапазон вертикального распределения укладывается в две-три сотни метров. Для нижней батиали (т. е. батибентали) особенно характерны роды Macrourus и Coryphaenoides (см рис. 38), а в абиссальную зону проникают лишь отдельные представители последнего (например, С. armatus), а также роды Echinomacrurus и Astheriomacrurus. Для верхнебатиальных видов очень типичен значительный региональный эндемизм (иначе говоря, они имеют ограниченное географическое распространение), но в более глубоких горизонтах ареалы долгохвостов, как правило, занимают обширные площади. Большинство видов обитает в тропической зоне.


Внешний вид долгохвостов чрезвычайно своеобразен: у них непропорционально большая голова и очень длинный постепенно утончающийся в нить хвост, за который англичане называют этих рыб «крысохвостами». Подобно отдельным моровым и мерлузовым рыбам, некоторые роды макрурид обладают одиночными или, реже, парными светящимися железами, расположенными на брюхе перед анальным отверстием и содержащими бактерий-симбионтов, излучающих свет в результате своей жизнедеятельности. Такая железа состоит из мешковидного резервуара для бактерий, светоотражающего слоя и прозрачной линзы. Она снабжается кровью через систему капиллярных сосудов, обеспечивающих бактерии кислородом, и светоиспускание может регулироваться как изменением интенсивности кровеснабжения, так и «зашториванием» линзы темными хроматофорами. Некоторые виды (например, мягкоголовый долгохвост Malacocephalus laevis), по-видимому, способны выпускать в воду струю светящейся жидкости.


Долгохвосты сильно различаются по размерам. Самые мелкие из них не превышают 15—20 см, а самые крупные достигают 2 м в длину. Среди них есть как настоящие донные формы, в поисках пищи перекапывающие грунт жесткими носами (жесткорылы рода Trachyrinchus и многие полорылы), так и питающиеся макропланктоном бентопелагические формы, составляющие явное большинство, а также немногочисленные чисто пелагические виды, которые упоминались в предыдущей главе. Все эти категории связаны переходами, так как многие долгохвосты могут быть встречены как на грунте, так и в отрыве от него. Некоторые виды из рода Coryphaenoides (тупорылый макрурус С. rupestris и другие) даже совершают регулярные миграции с подъемом в пелагиаль в ночноя время, но никогда не поднимаются в верхние слои воды


Более или менее полные представления об экологии существуют сейчас только в отношении тех долгохвостов, которые уже вовлечены в промысловое использование. К их числу относятся, в частности, северотихоокеапские малоглазый (Coryphaenoides pectoralis) и пепельный (С. cinereus) макрурусы, а также североатлантический тупорылый макрурус. Все они обитают в широком диапазоне глубин (от 140—180 до 2,5—3,5 тыс. м), но в массовом количестве встречаются только в верхней части материкового склона. Наибольшая длина этих видов 0,5—2,0 м, предельный возраст 10—40 лет. В соответствии с размерами находится и плодовитость: малоглазый макрурус откладывает до 400 тыс. икринок, тупорылый — до 60 тыс., пепельный — до 18 тыс. Несмотря на довольно высокую численность этих видов, их планктонные личинки попадаются в пробах очень редко, и местообитание ранних стадий развития остается неизвестным. Основную пищу всех трех видов составляет мезопелагический макропланктон — креветки, криль, кальмары, а из рыб — светящиеся анчоусы, значительно меньшая роль принадлежит бентосу, хотя малоглазый макрурус, например, почти не выходит в пелагиаль.


Хорошо представлено в глубинных бентопелагических комплексах семейство ошибневых (Ophidiidae), по видовому разнообразию уступающее одним только долгохво-стам. Сюда относится около 200 видов (достойный вклад в их изучение внесли И. Нильсен, Д. Коэн, Ю. Н. Щер-бачев), и почти три четверти из них ведут глубоководный образ жизни. Среди ошибневых есть верхнебатиальные формы, в частности мономитопы (род Monomitopus) и многие дикролены (Dicrolene), но особенно характерны они для нижней части склона и для ложа океана, где живет большинство видов семейства, в том числе наиболее мелкие (Tauredophidium hextii длиной немногим более 10 см) и наиболее крупные (Spectrunculus grandis длиной 1,3 м и массой 16,5 кг) его представители. К числу самых глубоководных видов принадлежат слепой тифлопус (Typhlonus nasus) (см. рис. 38), обнаруженный вплоть До глубины 5100 м, лентовидный бассоцет (Bassozetus taenia) — до 5600 м, атлантический лейцикорус (Leucicorus atlanticus) — до 6800 м, холкомиктеронус (Holcomycteronus profundissimus) — до 7160 м и абиссобротула (Abyssobrotula galatheae), которой принадлежит абсолютный рекорд по глубине вылова: в желобе Пуэрто-Рико она была добыта с глубины 8370 м. Все глубоководные офидииды во взрослом состоянии ловятся только донными тралами, но их личинки, по-видимому, живут в толще воды. Пищу этих рыб, нигде не достигающих особенно большой численности, составляют донные животные, в основном полихеты и ракообразные.


Сходный с офидиидами образ жизни ведут представители близкого к ним семейства бититовых (Bythitidae), которые отличаются способностью к живорождению (оплодотворение у них, естественно, внутреннее, и самцы имеют довольно сложно устроенный копулятивпый орган). Виды катетиксов (род Cataetyx), в частности, довольно обычны на всех глубинах континентального склона и встречаются во всех океанах. Взрослые особи этих видов живут на самом дне, а молодь, заметно отличающаяся от взрослых по внешнему виду, держится в толще воды. Бентопелагические афионовые рыбы (сем. Aphyonidae) длиной от 4 до 18 см — обитатели придонных горизонтов, встречающиеся в нижней батиали и над ложем океана (наибольшая глубина поимки — 5320 м ).Некоторые нетопыревые рыбы встречаются и гораздо глубже.


Следующий отряд — удильщикообразные — характерен преимущественно для мезобентали, в которой он представлен тремя семействами и примерно сотней видов. Большинство удильщиков (сем. Lophiidae), которых называют также морскими чертями, обитает на глубине до 500—600 м, но некоторые, например европейский морской черт (Lophius piscatorius), могут опускаться гораздо глубже - даже до 2000 м. Эти своеобразные рыбы длиной 0,3—1,2 мм имеют уплощенное тело, непропорционально большую голову и огромную зубастую пасть и проводят большую часть жизни, лежа на дне в пассивном ожидании добычи (в основном различных рыб), которую подманивают с помощью особой вымпеловидной приманки — эски, вывешенной перед ртом на конце «удилища» — длинного обособленного луча спинного плавника. В том же диапазоне глубин (200—500 м) обычны другие «удящие» рыбы, также относящиеся к числу бентических — жабовидные хаунаксы (сем. Chaunacinae) длиной до 40 см и морские нетопыри (Ogcocephalidae) (Так, голотип Halieutopsis andriashcvi — вида, недавно описанного из тропической зоны Индийского океана, был выловлен в батибентали на глубине около 4000 м.), редко превышающие 15—20 см в длину. Последние во взрослом состоянии практически теряют способность к плаванию: они перемещаются по дну только по-пластунски — ползком, используя для этого свои «руки» — грудные плавники, как бы согнутые в локтях, и «ноги» — брюшные плавники и лишь подталкиваясь небольшим хвостовым плавником. Все эти рыбы, по-видимому, откладывают икру на дно, но их личиночное развитие идет в толще воды. Вероятно, они имеют большую продолжительность жизни (один из некрупных видов морских нетопырей, к примеру, живет не менее 9 лет).


Среди преимущественно пелагических видов отряда опахообразных особое место занимают донные ателеоповые рыбы (сем. Ateleopodidae), внешне очень сходные с долгохвостами (их истинное место в системе было установлено в самое недавнее время). Некоторые из них (представители рода Ijimaia) достигают крупных размеров (длина до 2 м) и широко распространены в тропической зоне на глубине от 200 до 1000—1500 м, хотя повсюду относятся к числу редких рыб.


«Книжное» — по описаниям и рисункам — знание рыб, конечно, позволяет узнавать этих рыб при встрече, но их истинный облик может очень сильно отличаться от того представления, которое сложилось до личного знакомства. Должен сказать еще, что мы, ихтиологи, обычно различаем уже известные нам виды не по их официальным диагностическим признакам, а по общему облику (как говорится, габитуально), т. е. так, как это делают все рыбаки (многие из них, пожалуй, не смогут ответить на вопрос, чем отличается лещ от густеры, но опознают их вполне уверенно).


С ателеопом мне довелось впервые встретиться совсем недавно - только в мае 1987 г., когда «Профессор Штокман» проводил исследования на подводном хребте Сала-и-Гомес. Естественно, я вполне определенно представлял себе эту уникальную рыбу, но действительность превзошла все ожидания. Увидев в развязанном куте трала среди ярких колючих антигоний, тригл и окуней белесый свинцового цвета глаз с крохотным темным окошечком в центре, я сразу обратил на него внимание. Глаз был окружен чем-то гладким и студнеобразным, и я только успел подумать об осьминоге, как Юрий Сазонов поставил диагноз: «Ателеопус попался!» (он уже видел этих рыб, работая на траулере в Индийском океане). Три наших атолеопа, пойманные па глубине 380 м, имели чуть больше полуметра в длину. Покрытые гладкой скользкой кожей, они больше всего- напоминали огромных головастиков. Наибольшее впечатление производила их голова — совершенно не рыбья, мягкая и полупрозрачная как желе, обтянутая нежной скользкой кожей. Маленький, воронкообразный и совсем беззубый ротик, расположенный на нижней поверхности, вызывал сильное сомнение в способности его обладателя питаться «рыбой, офиурами и ракообразными» (именно эти объекты находили в желудках ателеопид). По необычности облика ателеопы нисколько не уступают ни удильщикам, ни хаулиодам, ни мешкоротам.


Рис. 39.   Глубоководные бериксообразвые  рыбы: стефаноберикс (1), средиземноморский  хоплостет   (2), диретмоид (3), низкотелый берикс (4).

Рис. 39. Глубоководные бериксообразвые рыбы: стефаноберикс (1), средиземноморский хоплостет (2), диретмоид (3), низкотелый берикс (4).

Существенная роль в ихтиоценах материкового склона и подводных поднятий принадлежит некоторым представителям отряда бериксообразных рыб (рис. 39). Наиболыним разнообразием среди них выделяется семейство трахихтовых (Trachichthyidae), детально изученное в последние годы А. Н. Котляром. Почти все представители этой группы (а их около 40) относятся к числу полуглубоководных рыб, весьма обычных в нижней части шельфа и над его свалом на глубине 150—800 м. Один из наиболее широко распространенных видов — атлантический большеголов, или пилобрюх (Hoplostethus atlanticus), встречается у обоих берегов Атлантического океана и в умеренно теплых водах южного полушария на глубине от 300 до 1500 м (чаще всего 800—1200 м). Этот вид, как и другие трахихтовые, характеризуется медленным ростом (годовые приросты порядка 2—3 см) и большой продолжительностью жизни — до 24 лет. Половой зрелости он достигает в возрасте 10—15 лет (плодовитость варьирует от 20 до 200 тыс. икринок), а наиболее крупные особи имеют длину около 60 см при массе около 4,5. Его пищу составляют макропланктонные животные: ракообразные, мелкие кальмары и рыбы.


В придонных слоях воды над материковым склоном и подводными поднятиями (обычная глубина 200—800 м) обитают бериксовые рыбы (сем. Berycidae). Низкотелый берикс (Beryx splendens) — ярко-красная стайная рыба, внешне напоминающая морского окуня и достигающая 45 см в длину, встречается во всех океанах. В дневное время он держится над дном, а ночью отрывается от него и выходит в водную толщу, нередко образуя значительные скопления. Пищу берикса составляет различный макропланктон, преимущественно ракообразные, рыбы (в том числе миктофиды), мелкие кальмары.


Из других придонных бериксообразных нужно отметить диретмоидов (род Diretmoides), которые вместе с мезопелагическим диретмом (см. гл. III) входят в состав семейства Diretmidae. Они достигают 40—50 см в длину, окрашены в темные тона и во взрослом состоянии постоянно пребывают над дном на глубине порядка 500— 800 м, хотя их серебристые мальки, очень похожие на диретма, ведут пелагический образ жизни. В нижней батиали живут также гиспидоберикс (Hispidoberyx ambagiosus), совсем недавно (в 1980 г.) описанный А. Н. Котляром и выделенный им в особое семейство, и гибберихты — два вида рода Gibberichthys. Личинки последних при длине 1—2 см резко отличаются по внешнему виду от взрослых рыб и до последнего времени считались принадлежащими к самостоятельному семейству. У этих рыбок сильно удлиненный третий луч брюшных плавников имеет вид длинного стержня, несущего около 30 больших листовидных мешков черного цвета с прозрачным овальным окошечком па конце каждого. Эти придатки внешне очень напоминают некоторых сифонофор или медуз с их плавательными пузырями и свисающими щупальцами и могут расцениваться как проявление мимикрии (не исключено, впрочем, что они испускают свет и служат для приманивания добычи). Личинки и мальки гибберихтов держатся в поверхностных слоях воды, взрослые рыбы живут в придонных горизонтах на глубине 750—2000 м.


Среднеглубинные бентопелагические рыбы есть и в отряде солнечникообразных. Одни из них — антигонии (род Antigonia) и солнечники (Zeus и Zenopsis) имеют центром батиметрического распределения зону, переходную между эпи- и мезопелагиалью (глубины порядка 100—400 м), другие, принадлежащие к семействам ореосомовых (Oreosomatidae) и чешуеиглых (Grammicolepididae), встречаются только в верхней батиали — на глубине от 200—500 до 1500—2000 м. Аллоцит, или лунник (Allocyttus verrucosus), длиной до 38 см широко распространен в Атлантике и южной части Индийского океана и кое-где (например, на банке Агульяс) даже образует плотные концентрации. Питается эта рыба разнообразным макропланктоном.


Бенто-пелагический образ жизни в диапазоне глубин от 100—200 до 600 м ведут морские бекасы (сем. Масrоrhamphosidae), принадлежащие к отряду колюшкообразных. Наиболее обычный вид — морской бекас (Масrоrhamphosus scolopax) длиной до 19 см — широко распространен в тропических и субтропических водах и передко встречается в огромном количестве и очень плотными стаями над относительно мелководными подводными поднятиями. Считается, что молодые бекасы, живущие в отрыве от дна, имеют более прогонистое тело и окрашены с преобладанием синих тонов, тогда как у взрослых тело выше, а в окраске больше красного цвета, но эта точка зрения не общепринята (Т. Кларк считает, что существуют два вида этих рыб).


Глубоководные виды имеются в ряде семейств скорпенообразных рыб, более характерных для прибрежной зоны. В своем преобладающем большинстве они приурочены к самым верхним горизонтам мезобентали, пограничным с эпибенталью. Вплоть до глубины 300—500 м (иногда и более) вполне обычны, в частности, некоторые скорпеновые рыбы (сем. Scorpaenidae) — морские окуни (Sebastes), беспузырники (Helicoienus) и др. Все они во взрослом состоянии ведут бентический образ жизни (молодь встречается, однако, в толще воды) и редко отрываются от дна, но из этого правила есть исключения. Суточные вертикальные миграции с ночным подъемом к поверхности отмечены у многих видов, а североатлантический окунь-клювач (S. mentella) вполне способен существовать в пелагиали, образуя значительные скопления даже над океаническими глубинами. Из тропических видов наиболее «пелагизирован» батиально-пелагический Ectreposebastes imus, имеющий в отличие от других среднеглубинных скорпенид черную, а не красную окраску. К настоящим мезобеитальным рыбам принадлежат, однако, немногие скорпеновые, постоянно живущие на глубине порядка 1000—1600 м («рекордная» глубина 2500 м) — шипощеки (род Sebastolobus), обитающие в северной части Тихого океана, и трахискорпии (Trachyscorpia). Размеры глубоководных скорпенид от 15—20 см до 1 м (обычно не крупнее 50 см). Все они, по-видимому, относятся к числу медленнорастущих, долгоживущих (до 10— 25 лет) и поздно созревающих рыб с невысоким темпом воспроизводства.


Для вод материкового склона характерно также семейство аноплопомовых (Anoplopomatidae). Угольная рыба (Aiioplopoma fimbria), достигающая длины 1,2 и массы 14 кг, обитает в северо-восточной Пацифике (от Калифорнии до Аляски), где встречается на всех этапах жизненного цикла. Есть она и в Беринговом море (там, по-видимому, существует зависимая популяция вида), а отдельные особи изредка ловятся даже у Курильских островов и Японии. Угольная рыба обитает на глубине 200—1200 м (максимальная глубина вылова 1800 м) и адаптирована к характерной для этих глубин пониженной концентрации растворенного кислорода. Личинки и мальки держатся в эпипелагиали, годовики длиной 20—40 см переходят к жизни у дна. Главную пищу составляют рыба, головоногие моллюски и кишечнополостные (гребневики и медузы). Второй вид семейства — эрилепис (Erilepis zonifer), также обитающий в северной части Тихого океана, принадлежит, вероятно, к верхне-мезобенто-пелагическому ихтиоцену.


Несколько мезобентальных видов содержит холодноводное семейство рогатковых (Cottidae), н все они имеют некрупные размеры (не более 15—20 см). Так, обычные на севере Тихого и Атлантического океанов и в морях Арктики ицелы (род Icelus) и триглопсы (Triglops) встречаются у дна вплоть до глубины 500—900 м, а самый глубоководный представитель группы — дальневосточный крючкорог Zesticelus profundorum — ловился даже на глубине свыше 1000 м. На материковом склоне живут и австрало-новозеландские рогатки-антиподы (род Antipodocottus), а также единственный экваториальный вид группы — Stlengis mesembrinus, описанный недавно из вод Индонезии. В близком семействе психролютовых (Psychrolutidae) все виды живут за пределами шельфа (общий батиметрический диапазон 150—1600 м). Некоторые роды (например, Psychrolutes и Cottunculus) имеют биполярное распространение.


Семейство липаровых, или морских слизней (Liparididae), очень богатое видами (их более 150), включает как прибрежные формы, обитающие только за пределами теплых вод, так и глубоководные виды, представленные во всех широтных зонах Мирового океана. Название «морские слизни» очень точно характеризует внешний облик этих рыб, голое тело которых имеет студнеобразную консистенцию. Их обычная длина составляет 10—30 см (максимально 70 см). В мезо- и батибентали особенно обыкновенны роды карепроктов (Careproctus) и паралипарисов (Paraliparis), каждый из которых насчитывает примерно по 60 видов. Карепрокты обитают на глубине до 3500—4000 м, причем шельфовые виды имеют светлую или ярко-розовую окраску, батиальные — красную или фиолетовую, а абиссальные — почти черную. В соответствии с глубиной обитания меняется также цвет брюшины (от светлой до черной) и диаметр глаз (наибольшего размера они достигают у видов, живущих в сумеречной зоне — на глубине 200—1000 м). Паралипарисы, обитающие в диапазоне глубин от 125 до 3200 м, наиболее многообразны в батиали северной Пацифики и, как показал А. П. Андрияшев, в Южном океане, где находится вторичный центр видообразования группы. Среди липарид имеются даже хадобентальные виды: родственный кapeпроктам псевдолипарис (Pseudoliparis amblystomopsis) обнаружен на глубине около 7600 м в Курило-Камчатском желобе, а три вида рода Notoliparis в трех разных желобах южного полушария (Кермадекском, Южно-Сандвичевом, Макуори) на глубине более 5000 м.


Мне не приходилось всерьез заниматься липаридами, по все же у меня есть одно воспоминание, правда, отнюдь не из приятных, связанное с этими рыбами. В 1979 г. «Витязь» обогнул Европу в своем последнем 65-м рейсе, посетив о «прощальным визитом» порты Франции, Испании, Португалии, Англии и Дании. В том рейсе принимал участие и А. П. Андрияшев (мы жили в одной каюте), который очень надеялся использовать посещение Англии для изучения типовых экземпляров антарктических паралипари-сов в Британском музее естественной истории. В Бискайском заливе нас накрыл жестокий шторм, и Анатолий Петрович, поскользнувшись на трапе в момент, когда судно резко повалило на борт, получил очень тяжелую травму — перелом нескольких ребер, в результате чего оказался в больнице города Дувра. О визите в Лондон нечего было и думать, и он попросил меня проверить некоторые признаки интересовавших его рыб попутно с моим исследованием типового материала по летучкам. Для работы в музее (я ездил туда два раза) мне выделили отдельную комнату, куда были доставлены из хранилища банки с отобранными по каталогу экземплярами. Покончив с летучими рыбами, я открыл сосуд с паралипарисами. Три сиптипа P. antarcticus - вида, описанного Т. Ригеном еще в 1912 г., находились в неважном состоянии: вероятно, они были исходно фиксированы спиртом, сильно дегидратировались и стали очень твердыми. Пытаясь распрямить одну из рыбок для измерения, я сделал слишком резкое движение и, о ужас, обломил ее хвост. Я оцепенел: изуродовать типовой экземпляр — это непростительное преступление, которому но может быть прощения. Но делать нечего... С повинной головой я направился к Питеру Уайтхеду - куратору коллекции рыб и покаялся в своем грехе. «А где хвост?» - спросил Питер. «Вот он». - «Ну, ничего. Мы его подклеим так, что будет совсем незаметно». Я был прощен, по до сих пор испытываю чувство стыда, вспоминая это событие.


Самый большой отряд рыб — окунеобразные — содержит свыше 6000 видов, но лишь очень немногие из них относятся к глубоководным обитателям дна и придонных слоев пелагиали, а на абиссальные глубины вообще проникают считанные формы. Сколько-нибудь значительную роль они играют, пожалуй, только в пограничной зоне между шельфом и склоном, где встречаются многие преимущественно шельфовые виды каменных окуней (сем. Serranidae), каталуфовых (Priacanthidae), бланквиловых (Blanchiostegidae), мицуевых (Scombropidae), красноглаз-ковых (Emmelichthyidae), рыб-кабанов (Pentacerotidae) и Других семейств, не опускающиеся, как правило, глубже 400-600 м.


Только для мезобентопелагиали характерны семейства акропомовых (Acropomatidae) и эпигоновых (Epigonidae), к которым принадлежат рыбы, в преобладающем большинстве живущие в придонных горизонтах на глубине 200—600 м. В обоих семействах есть, однако, виды которые населяют более глубокие слои (800—1100 м), например хауэлла (Howella brodiei), широко распространен пая во всех океанах, и южный эпигонус (Epigonus robustus), населяющий материковые склоны и подводные поднятия в 30—40-х широтах южного полушария. Один из наиболее крупных видов — эпигонус-телескоп (Е. telescopus), достигающий длины свыше 70 см и массы 4 км также обитает на глубине до 1200 м, где является объектом промысла. Мальки многих эпигонусов держатся в верхнем слое океана.


Интересно отметить, что в преимущественно эпимезопелагическом семействе морских лещей брамид виды одного рода — Eumegistus, являющегося, по мнению Д. Мида, наименее продвинутым в эволюционном отношении, ведут придонный образ жизни и выходят в толщу воды только для ночной охоты на миктофид и подобную им по поведению добычу. Эти лещи достигают довольно крупных размеров (до 70 см) и живут над островными склонами и подводными горами в тропической зоне.


Бельдюговые (сем. Zoarcidae) — очень многообразная холодноводная группа северного происхождения, насчитывающая в своем составе около 200 видов, большая части которых обитает на глубине 100—500 м и даже глубже, хотя в семействе есть и мелководные, в том числе литоральные, формы. Почти все бельдюговые живут непосредственно на дне и тяготеют к мягким илистым грунтам в которые способны зарываться сами и закапывать свою икру; питаются они бентосом и донными рыбами. Исключение в этом отношении составляют только меланостигмы (род Melanostigma) и ликодапусы (Lycodapus) — они могут считаться мезобентопелагическими, так как нередко встречаются в значительном удалении от дна над большими глубинами.( Аналогичный образ жизни ведут, по-видимому, представителя близкого семейства Parabrotulidae — мелкие (до 5 см) живоротдящие рыбки двух родов (Leucobrotula и Parabrotula), ) Эти рыбы размножаются, однако как и все их родичи, откладывая крупную донную икру (прямых наблюдений нереста, впрочем, не проводилось). В отличие от преобладающего большинства других глубоководных рыб ранние мальки этих и всех остальных зоарцид в верхних слоях пелагиали не отмечены.


В изучение океанических зоарцид, принадлежащих главным образом к подсемейству ликодоподобных (Lycodinae), большой вклад внесен в последние годы А. П. Андрияшевым, В. В. Федоровым, Э. Андерсоном. К обширному (около 50 видов) роду ликодов (Lycodes) относятся в основном крупные (длина до 1 м) верхне-мезобентальные формы, и лишь немногие его представители доходят до батибентали. Близкие к ликодам, но более миниатюрные лиценхелисы (род Lycenchelys) заметно более глубоководны: эти рыбы полностью отсутствуют па шельфе и входят в состав мезо-, бати- и абиссобентальных ихтиоценов. Оба рода богато представлены во всех северных морях (они обычны и в наших дальневосточных и полярных водах), но встречаются и в южном полушарии, куда их предки проникли с севера по глубинам. В умеренно холодных водах Южной Америки они, поднявшись на шельф, дали начало эндемичным южным родам зоарцид, обитающим и на мелководьях. К числу наиболее глубоководных зоарцид принадлежит и пахикара (Pachycara obesa) (рис. 40), обитающая в Атлантическом океане на глубине 2400—4800 м. Близкий род Thermarces был описан совсем недавно Р. Розеиблаттом и Д. Коэном из термальных источников в восточной части Тихого океана на глубине 2600 м. В желудках термарцесов были найдены остатки моллюсков, раков амфипод и вестиментифер рнфтий, существующих за счет сульфобактерий, что позволяет считать их постоянным компонентом этих своеобразных глубоководных сообществ.


Рис. 40. Паралиприс (1) и пахикара (2).

Рис. 40. Паралиприс (1) и пахикара (2).

Зубатки (два рода семейства Anarhichadidao), распространенные в северных частях Атлантического и Тихого океанов, живут в основном в