Главная Карта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Наше Наследие Исследователи природы Полевые рецепты Архитектура Космос Все реки
Библиотека | Раритеты


Академия наук СССР
Памятники литературы народов востока
Малая серия


Хорезми

Мухаббат-Наме


Издание текста, транскрипция, Перевод и исследование Э.Н. Наджипа
Утверждено к печати Редакционным советом востоковедной литературы
при Отделении исторических наук Академии наук СССР
Редактор издательства Э. А. Грунина Технический редактор С. В. Цветкова Художественный редактор И. Р. Бескин Корректор М. №. Хасман
Сдано в набор 4/УП 1960 г. Подписано к печати 18/1 1961 г. А-00934 Формат 60x92 110. Печ. л. 17,25 Усл. п. л. 17,25 Уч-изд. л. 13,81 Тираж 1700 экз. Зак. 1535 Цена 95 коп.
Издательство восточной литературы. Москва, Центр, Армянский пер., 2
Типография Издательства восточной литературы
Москва И-45, Б. Кисельный пер., 4.


С именем великого бога на устах

Я создал Мухаббат-наме.


Два светлых жемчуга дал он миру,

Сокровищем любви наделил человека.

По [велению] книги судеб он окрасил ночь,

Основу мира поставил на слове.

Семь сфер величественного златого портика

Создал всевышний в шесть дней.

5 Лебедя в воздухе он сделал пищей коршуна,

Каплю воды уподобил полной луне.

Он дал волосы, ниспадающие до земли, той,

Алой щечке которой подарил родинку.

Он сотворил гиацинт на черной земле

И среди колючек поселил розу.

Твердый камень он превращает в драгоценный алмаз,

Сахарным делает пустой тростник.

Могущество его сотворило на земле реки,

Вложило в раковину сверкающую жемчужину.


10 Чистую розу он сделал пищей для пчелы,

Утренний зефир нарек слугой лужайки.

Грохочут и носятся ветер и тучи

Тленные дни промчатся, как ветер,

Пусть останется от нас в этом мире подарок».

Я согласился, поцеловал землю и сказал: «О шах>

Быть у твоего порога — счастье для меня.

Я буду трудиться всеми силами,

На весь мир прославлю твое доброе имя.

40 Сегодня до зари пей вино

И послушай эту газель, которую я сложил сейчас».


Я увидел в твоем лице, о душа, праздничную луну,

Пусть я буду твоей жертвой в благодарность за это.

Если даже солнце не взойдет,

Сияние твоего лица осветит жилище раба.

Если Платон влюбится в тебя,

То и он забудет о всех своих помыслах и намерениях.

Сколько сказочных Птиц души

Изловила твоя сладкая речь!

45 Счастье и благоденствие кроили

Для твоего стана одежду изящества.

Если ты разрешишь, я, как утренняя заря, [что расстилается над всем миром],

На весь мир прославлю твою красоту.

К тебе пришел Хорезми, окажи ему покровительство»

Как все шахи оказывают покровительство обездоленным.


50 И опять нашел я удобный момент. И прочитал в его присутствии эту газель.


В тот день, когда создал тебя господь,

Твоя красота стала кыблой для народа.

Над кипарисом он повесил полную луну,

А на луне сотворил раскрывающийся бутон.

55 Твою красоту он заставил сиять на весь мир,

Меня создал пораженным этим образом.

Ты когда-нибудь слышала про красоту Иосифа?

Тебя он создал в сто раз прекраснее!

Великодушный господь, стремясь к совершенству,

Создал тебя, луну, безупречной.

Как прекрасно, что всемогущий бог каплю воды

Сделал рудником жемчугов любви.

А того, к кому направлены его взоры, сделал султаном.

* * *

60 Я начал книгу и хочу закончить ее,

Пусть дойдет Мухаббат-наме до Сирии и Египта.

За этим столом объявляю всем,

Что сделаю Мухаббат-наме из десяти писем.

А две главы напишу на фарси,

Ибо многознающему идет атласный халат.

Сперва я прославлю бека,

Хвала тебе, храбрый л$в из племени Кунграт,

Великий из великих с младенческих лет!

До тебя страна была телом без души,

О ты, находящийся в родстве с шахиншахом

Твои войска укрепляют веру,

Несчастному дают сокровищницу Феридуна.

Ты шах, царствующий, как Соломон,

С [воскрешающим] дуновением Мессии и лицом Иосифа.

Когда твой конь идет рысью, он обгоняет ветер,

Твое имя охватило мир, как солнце.

Юпитер — раб твоей красоты.

Силой своего ума ты правишь страной,

В сражении кровь стекает с твоей камчи.

Мужество и щедрость всегда с тобой,

Ибо ты мужествен и щедр.

75 Когда твои войска встречаются с врагами,

Знай: как стрелы, летят твои воины.

Твой воин бросается в бой, как на пиршество,

Бросается в сечу, как голодный волк на овцу.

Ты достоин называться Рустемом,

Ибо твой меч надвое рассекает войско [врага].

Если будет писать восхваления тебе [Меркурий]— писец неба,

За тысячу лет не закончит он и тысячной доли.

Как бы долго ни горели в небе

Писец-Меркурий и музыкант-Венера,

80 Пусть, как солнце, сияет твоя власть,

Пусть семь небес рабами склонятся у твоего порога.

Пусть помолится за тебя твой покорный слуга Хорезми,

Вознагради его своей щедростью.

Я сотку атлас из похвал —

Среди зимы прочту весенние стихи.

Покой, где ты пируешь, — рай,

[Здесь] всегда лето, веющее ароматами рая!


Газель

В саду пошли вкруговую чаши,

Пейте, наслаждаясь, ароматное вино в ароматном саду!

85 Слуга лужайки, утренний зефир,

Разлил по саду аромат роз.

Они расцвели, но лето прошло, и те, которые были

Иосифами цветника, теперь в темнице.

Рассыпались по земле лепестки цветов,

Как сердолик в руднике.

О роза рая! Выйди на лужайку,

Не прячься сегодня во дворце!

Выпьем за здоровье нашего бека,

Хотя мы и не в почете.

90 Мухаммед-Ходжа-бек, подобно Али,

Отличается на поле брани.

Если вдруг стрела его попадет в наковальню,

Наконечник ее исчезнет в ней.

О победоносный, от ударов меча которого

Враги обливаются кровью!

Пусть на многие годы творец продлит твою жизнь, мой бек,

Пусть протекает она в благополучии.

Нет подобного тебе

Ни в Ираке, ни в Руме, ни в Ханаане!

95 Хорезми совсем потерял голову,

Застыло его тело, замерла душа.


О джигит, пей вино, вкушай сладости,

После сегодняшнего дня живи еще сто пятьдесят лет!

Пей глоток за глотком радость и наслаждения,

Затумань вином разум.

Ведь так непостоянен этот мир,

Не вечен он для человека.

Окажи милость и прояви заботу о народе,

Всегда будь веселым и счастливым!

100 Твое доброе имя покорило весь мир,

Пусть бог сохранит тебя от дурного глаза!

Полный любви молился за тебя твой раб,

Пусть будут приняты его молитвы!

Я закончил похвалу Мухаммед-Ходжа-беку

И приступил к Мухаббат-наме.


Твое лицо — весна, твои брови — народившийся месяц.

105 В сладкие слова твои сердце влюбилось, как Фархад,

Твои глаза дадут урок чародейкам Кашмира.

Твой стан — кипарис и сосна, а талия — как волосок.

Если рассмеешься звонко, раскроются твои уста,

Если пери увидит тебя, сойдет с ума, как я.

Тысячи гурий недостойны одного твоего волоска,

Тысячи лучей не сравнятся с сиянием твоего лица.

Если всевышний одарит меня своей милостью,

Без тебя мне не нужен и рай.

Закипает кровь сердца и переливается через край,

От слез моих глаз помутнеет и Кавсар.

120 Что за жизнь уготована человеку без тебя?

Зачем она, если нет тебя?

Сладость твоих губ подобна Хызру,

Кто поцелует след твоей ноги, будет жить вечно.

Нет красоты, подобной твоей,

О, если бы она была вечной!

Можно ли не восхищаться твоей неописуемой красотой!

Пусть не сглазит тебя дурной глаз!

Сегодня даже в небе нет такой, как ты, луноподобная!

Окажи милость бедному рабу своему Хорезми!


125 О виночерпий, подай прозрачного вина,

Пусть смеясь и играя пьют эти люди!

Ибо их тленные дни пролетят, как этот ветер,

И ни один человек не спасется от смерти!

Как подумаешь, нет ничего лучше терпения,

Но если поразмыслишь, нет терпения на этом пути!


Передай мой привет той прекрасной,

Земля у твоего порога — райский источник.

Когда даст свет моим глазам луна, чье лицо,

Когда же твои рубиновые уста осушат бокал

И твой кокетливый взгляд опьянит раба?

Кто хоть единственный день пробудет с ней.

Лицо твое вещает о счастье,

Место, где ты восседаешь, — хранилище блаженства.

Твоя красота покорила весь мир, будь же милостива

Вспомни хоть раз меня, беднягу!

Привет царицы, подобной тебе,

На востоке свидания с тобой пусть взойдет заря!


150 Эй, виночерпий, принеси кубок Джемшида,

Вино смывает печаль в сердце человека.

До небес вознеслось пламя моих вздохов,

Разлука с возлюбленной сожгла мое сердце!

Как подумаешь, нет ничего лучше терпения,

Но если поразмыслишь, нет терпения на этом пути!


У тебя [воскрешающее] дуновение Мессии и лик, Иосифа.


155 Когда раскрываются твои уста — рассыпается сахар,

Увидев это, от восхищения раскрывается бутон.


Кипариса, подобного твоему стану, нет в саду,

Луна меркнет от сияния твоего лица.

Твоей красотой освещен мир.

Тысячи шахов умрут от восхищения, если увидят твое лицо.

Два твоих локона — убежище для сердца,

Земля у твоего порога — место для молитвы.

Соперницы твои — колючки, а ты — чистая роза,

Но и роза в цветнике не бывает без шипов.

Ты красавица, речь которой слаще сахара,

Но, увы, ты непостоянна, как цветок!

Много раз упоминаю о тебе в газели

Я, с давних пор влюбленный в тебя.

Не гони несчастного от себя!

От страданий, причиняемых тобой, нет лекарства, о душа!

Я посмел протянуть руку к тому,

На что даже издалека любоваться нельзя, о душа!

Тот, кто не отдает тебе добровольно сердце,

Не имеет души в своем теле, о душа!

Где 'бы Хорезми мог петь о любви к тебе, о душа!


Месневи

Но если поразмыслишь, нет терпения на этом пути.


Солнце и луна созданы из праха под твоими ногами.

180 Твоя красота завоевала весь мир,

Которую, [подобно звездам], окружает блестящий жемчуг в твоих ушах.

Твой глаз иногда то пьянящий, то томный,

От твоего опьяняющего прекрасного глаза далек

Твой маленький рот — словно глаз муравья,

Восхищаются небеса.

Да не будет глаз свободным от твоей красоты,

Ты султанша, ты целый мир красоты.

Поводья моей жизни в руках у солнца [моей любви],

Ты — солнце, твой конь — небосвод.

Сердца царей словно приторочены к твоему седлу, —

Но тебя это мало заботит.

Сердце [у меня] покушается на [мою] жизнь,

[Но ведь то же] сердце делает стариков молодыми.

Без тебя мне не нужна эта жизнь, полная лишений,

Ведь без души тело ничего не значит.

Я страдаю от несбыточных мечтаний.

Когда Хорезми соединится с тобой?

Увы, когда станет шах гостем дервиша?

Ты словно чистое море, я же — прах,

Что может быть общего у праха с чистым жемчугом?

Но пока я жив, я буду искать тебя,

Пока я в состоянии говорить, я буду воспевать тебя.

Где бы ты ни была, ты всегда в моем сердце.

Во мне всегда любовь к тебе и опьянение [этой любовью!.

Но если поразмыслишь, нет терпения на этом пути.


Он читает пятое письмо

О красавица, царица красавиц!

Твой кокетливый взгляд разрушает весь мир.

Ты победительница страны изящества,

Душой ты так же прекрасна, как и телом.

Твой опьяняющий взгляд отнимает разум,

Твои щеки — это костер, [сжигающий]

Друга божьего .

Твоя красота известна во всем мире,

Гурии спрятались в рай, стыдясь за себя

Бедняга покушается на свою жизнь,

Он тот нищий, который влюблен в султаншу.

225 Лекарство для моей болезни — только свидание с тобой,

Но никогда не соединится сорняк с жемчужиной!

Ветер никогда не знает, где ему остановиться.

Из-за этих шалостей ветерка горит мое сердце,

Как горит от молнии жатва.

Того, кого любят люди, любит и бог.

Аркан твоей любви мучает нас,

Свет твоей красоты сжигает мир.

В тот день, когда творец создал тебя,

Он сотворил тебя возлюбленной, а меня влюбленным.

Служа тебе, я никогда не был в почете,

Видно, никогда счастье почета не обретет человек.

Когда твое лицо озарит взоры [смотрящих на тебя],

Не гордись, как цветок, своей красотой!

В любви к тебе растворился Хорезми,

Но имя его осталось в этом мире.


Пусть наше сердце освободится от забот!

240 Как подумаешь, нет ничего лучше терпения,

Но если поразмыслишь, нет терпения на этом пути.


Над рубиновыми устами — нежный пушок,

От этого слаще кажется фисташка [губ].

Образ твой отражается в моих глазах,

Фазан лужайки омывает кровью свои лапки.

245 Сияние твоего лица затмило сияние солнца,

Пламя твоего подбородка сжигает мир.

Если ты садишься, успокаиваются смуты

Твои зубы — жемчуг в драгоценном ларце твоих губ,

Твое лицо — солнце в созвездии луны твоих бровей.

250 Откуда невежде знать тебе цену?

Ведь цену жемчуга не узнает слепой о душа!

Из моих глаз постоянно текут кровавые слезы

От желания видеть тебя.

Вздохов сердца стыдись, о луна,

Ибо от вздохов затуманится зеркало [твоего лица].

Твои черные кудри опутали мир,

Пламя твоего лица сжигает людей.

На пути любви я согнулся под тысячью несчастий,

Сердце, став мотыльком, стремится к тому пламени.

255 Ты знаешь, что дни тленны,

Почему же в мучениях ты переходишь все границы?

Хорошо в мире владыкам, когда есть рабы,

Хорошо розам в цветнике, когда есть соловьи.

Если ты весела, будь милостива к печальному,

Если ты царица, будь милостива к бедняку.

Меня опутал аркан твоих кудрей,

Свет твоей красоты сжигает мир.

О, как сияют мои глаза,

Когда я рядом с любимой!

260 Я люблю свои глаза, потому что они видят тебя,

Я брожу по земле, чтобы видеть твой след.

Зачем твоему рабу укрощать свои желания?

Ведь сердце одно, кыбла одна и возлюбленная тоже одна!

Тысячи различных тайн рождаются из-за любви,

Сердце бережно хранит свои тайны.

Того вина, которое всех делает Хатем-и Таем!

И рассыплем деньги в питейном доме.

Как подумаешь, нет ничего лучше терпения,

Но если поразмыслишь, нет терпения на этом пути!


О, как ты хороша, как благородна!

Когда твои сахарные уста заводят речь,

Птица души трепещет в теле.

Сахар ли твои уста, мед или жизнь?

Твоих уст стыдится даже живая вода!

В твоих черных бровях — сотни тысяч смут,

Серна твоих глаз пленяет львов.

О, неотделим от тебя рудник изящества!

Зачем лук и стрелы, если есть твои глаза и брови?

Твои слова сладки, ты сама щедра больше, чем Хоеров;

Из-за твоей красоты Лейли станет Меджнуном.

В знании ты жемчужина,

Но в красоте ты драгоценнее жемчужины.

Мех твоего воротника целует тебе подбородок.

От любви к тебе сердце мое истекает кровью,

А душа хочет созерцать твою красоту.

Мое сердце, я весь полон страстной любви к тебе.

Лишь когда я умру, ты оценишь меня.

Если Платон пойдет по пути любви, то и он

Забрав сердце у тебя, кому я его отдам?

Вся жизнь прошла в страстной любви к тебе,

Как будто проплыл человек по реке.

Сердцу не нужен ни тот свет, ни этот,

Аллах создал Хорезми влюбленным в твою красоту.

Не выйдет лицо столь совершенное, как твое.

Мое сердце — это кубок,

И, подобно твоим глазам, постоянно во хмелю.

До каких пор твои глаза будут производить

разбойничьи набеги?

До каких пор твои глаза постоянно будут [жить]

305 Что бы я ни говорил, я всегда прихожу к мысли о том,

Что нет спасения от любви к тебе.

В моем сердце родилась любовь к тебе.

Я не иду следом за твоим ароматом, как ветерок,

Который пролетает мимо твоего жилища наносится вдаль],

Я презираем тобой и, как прах,

Повержен ниц перед твоим чертогом.

Как кипарис, будь свободна,

Как роза, будь весела от своей красоты.

Да будет сопутствовать счастье твоей красоте,

Да будет от тебя за сто переходов дурной глаз.

325 Пока будет жив Хорезми,

Он будет прославлять до небес твою красоту.

Перо любви оставило знак на моей душе,

Я облекся в одежды любви.

Я начал песню о любви к тебе,

Я настроил свое сердце, словно чанг на пиру.

И когда наступило утро, [еще до восхода солнца],

Если я дальше продолжу разговор,

То мелодии хусайни не останется на праздничный день.


Месневи

330 Эй, виночерпий, молодого вина! Вставай!

Принеси то старое вино, залей мне душу вином!

У меня горит душа,

Разве погасить этот огонь той водой?

Как подумаешь, нет ничего лучше терпения,

Но если поразмыслишь, нет терпения на этом пути.

О царица среди красавиц с глазами газели,

О быстрый всадник на поле красоты!

Если ты даже пригрозишь мечом, я твой раб навеки,

Если пустишь стрелы, мое сердце будет тебе мишенью.

335 Я не отвернусь от тебя, пока жив,

Я не подыму головы от порога твоей двери.

Вся моя жизнь — жертва твоего каприза,

Птица моего сердца — жертва сокола.

Ты милая и нежная, с лицом Иосифа,

Ты — знамя мира изящества.

Хоть ты и не обращаешь на меня внимания,

Сердце свято хранит любовь к тебе.

Я доволен такой участью,

Ибо для тебя [пролитие] крови сердца —

340 Восхвалениями твоей красоты полны [все] страны света,

Стало для тебя законом держать в плену мое сердце.

Даже неприветливое твое слово для меня подобно

крымскому меду;

Дни красоты кратковременны, как жизнь розы.

Когда аромат твоих кудрей повеет в сторону Рума,

Христианин откажется от своей веры ради твоих бровей.

Я истекаю кровью на пути к твоей любви,

Но в зеркале твоего лица я вижу спасение!

345 Господь создал тебя прекрасной, как луна,

Чтобы твое лицо освещало мир.

Он сделал меня безумным, как небо,

Где тысячу лет не родиться луне, подобной тебе.

Смятение мира в твоих опьяняющих глазах,

И, клянусь, в твоих сладких словах — дыхание Иисуса.

Сердца людей тянутся к чистоте,

А красота твоя чище кристалла!

Если увидит тебя тюльпан — завянет,

Подобная тебе роза встречается лишь в раю.

350 Для раба стало обычаем целовать твои ноги,

Такого счастья не знал и Соломон.

Сегодня благодарю тебя за свидание,

Хотя оно и было кратким, как миг.

В бокале от твоего лица — солнечное сияние,

Даже в раю нет цветка, подобного тебе.

У тебя много рабов, а я — самый преданный раб,

Я не из тех, кто не знает цену свидания.

Сердцу без тебя не нужна душа в теле,

В твоем лице Хорезми видит мир.


Месневи

355 Приди, о виночерпий, подай нам чаши,

Возлюбленная оказывает мне милость.

Выпьем мы вина за прелесть возлюбленной

И окропим душу этой живой водой.

Как подумаешь, нет ничего лучше терпения,

Но если поразмыслишь, нет терпения на этом пути.

Ведь мир изменчив, как ветер, жизнь недолговечна, как роза.

375 С тех пор как бог создал красоту,

Красота и верность несовместимы.

380 Эй, виночерпий, принеси доброго молодого вина,

Которое облегчает душу!


Выпьем вина, все равно — завянут цветы,

И наше тело в конце концов будет прахом.

Вот я и окончил свое повествование.

Раньше говорил десять [писем], теперь стало одиннадцать.


Ты свеча, вокруг которой собираются влюбленные,

Перед солнцем твоего лица луна [от зависти] плавится, словно воск.


Я не знаю лица прекраснее, чем твое лицо, подобное тюльпану.

Перед твоим лицом я остановился, как перед изображением великолепного дворца.

И спел бы эту газель на мелодию сефахан


Все время подают мне знак, чтобы я молчал.

Твое могущество создает из колючек розу,

Прости меня, раба, много я согрешил.

О человек, сияющий счастьем, как солнце, —

Пусть бог исполнит все твои желания!

Мухаммед-Ходжа-бек, второй Джемшид,

Ты желание мира и владыка народа!

Осчастливь искусство,

Ради искусства осыпь нас милостями.

440 [О Аллах!] Жемчуг слов моих рассыпь перед шахом,

Шахом, который гордых заставил поклоняться себе.

А сейчас я прочту кыт'а, послушай,

Узнай обо мне.


Кыт’а

Я не из тех птиц, которые попадают в сети алчности,

Я — птица счастья, песни которой звучат над дворцами.

Языком острым, как меч, я покорил мир,

Я — шах государства, где довольствуются малым.


В каком бы положении я ни был, мне везде было хорошо.

Одни мне давали хлеб, другие воду,

Словно кудри красавиц, носило мой челн [по ветру].-

Затем меня направили в Дамаск,

Я отправился в Дамаск через Византию.

У меня был попутчик из знатного рода,

Молодой, целомудренный, рожденный сейидом.

Дервиш, он много терпел из-за своей добровольной бедности,

Как солнце, скрытое за тучей.

Мы шли то среди цветов, то среди колючек,

То рощами, то по горам.

455 Так мы шли, как вдруг кто-то из каравана-

Он подбежал, схватил того человека за руку и сказал:

«У нас в Тартабидане есть храм,

Ведь у одного осла (может быть] только четыре копыта, а не триста.

Но они почитают их все

Ради осла Христа.

Они поклоняются каждому копыту [из трехсот],

Он [так] сказал и ушел,

Заблудшего наставил на путь.

65 Он поклонился ему и, пока мы были в дороге, Непрестанно оказывал ему много услуг.

Хорошо, когда ты ведешь веселый, беззаботный образ жизни

И занимаешь достойное тебя положение.





Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий