Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр
Библиотека | Раритеты

Борис Викторович Шергин


Поморские были и сказания


Annotation


В книге «Поморские были и сказания» юный читатель найдет рассказы о Двинской земле, о Северном море, о жизни людей Севера — моряков, охотников на морского зверя, рыбаков. Прочитает интересные дедовы сказания, старины и сказки, созданные автором на основе устного народного творчества поморов. Услышит красивую, яркую речь поморов, увидит природу нашего Севера



Поморские были и сказания

Annotation

Б. В. Шергин Поморские были и сказания

О книге Б. В. Шергина

Моя юность

Двинская земля

Детство в Архангельске

Рождение корабля

Мурманские зуйки

Миша Ласкин

Морское знание

Новая Земля

Матвеева радость

В относе морском

Дедовы сказания

Любовь сильнее смерти

Гнев

Братанна

О кормщике Устьяне Бородатом

Чудские боги

Слово кормщика

Русское слово

Устьян и купец

Устьян и олени

О кормщике Маркеле Ушакове

Мастер Молчан

Рядниковы рукавицы

Кошелек

Ворон

Художество

Ничтожный срок

Видение

Ушаков и Фома Кыркалов

Достояние вдов

Долг

Понятие об учтивости

Маркел Ушаков и Василий Кекин

Треух

Вера в ложке

Пиво

Ушаков и Яков Койденский

Кондратий Тарара

Корабельные вожи

Ваня Датский

Поморские старины

О Сухмане Непровиче

Емшан — Трава

Ссора Ильи Муромца с князем Владимиром

Об Авдотье Рязаночке

Об Иване Грозном и его сыне Федоре

Поморские сказки

Дивный гудочек

Пойга и Лиса

Умная Дуня

Судное дело Ерша с Лещом

Сказки о шише

Наш пострел везде поспел

Доход не живет без хлопот

Шиш и трактирщица

Шиш показывает барину нужду

Рифмы

Чистота

Шишовы напасти

Куричья слепота

Шиш приходит учиться

Праздник Окатка

Бочка

Шти

Тили-тили

Шиш пошучивает у царя

Словарь местных и специальных слов и выражений, объяснение собственных имен и названий

Примечания


Б. В. Шергин


Поморские были и сказания




Милому внуку,


Мишеньке барыкину,

посвящает автор

эту книгу.


О книге Б. В. Шергина


С давних времен из Новгорода на Говор нашей страны, к Белому морю, переселились предки нынешних поморов. Они стали ходить за рыбой сначала по Двине и у морских берегов, а потом — все дальше в море на промысел за тюленями и моржами. Все шире расселялись новые пришельцы по морскому берегу; их так и назвали поморами.


Борьба с суровой природой выковала у поморов крепкий характер, уменье не теряться в трудных обстоятельствах, решительность и твердость духа.


В бурном, изменчивом морс одному человеку несдобровать, и поморы шли на промысел артелью, дружиной. Крепкая дружба, взаимная помощь связывали дружину. Помор всегда был готов выручить в беде товарищей: на промысел выйдешь — опирайся на товарища, но и сам помогай ему, береги, как себя, — это закон для помора.


Народ на Севере не знал унизительного гнета крепостного права, был грамотен и самостоятелен. Когда с берегов Белого моря Россия начала торговать с иностранными купцами, поморы первыми стали ходить с товарами на своих судах в Норвегию, Швецию, Англию, всюду заслуживая уважение за свою отвагу и честное отношение к делу.


На широкой Северной Двине, при самом впадении ее в Белое море, издавна возник город Архангельск. Это было удобное место для города: вниз по реке везли все, что давали русским густые северные леса, по морю приходили за нашим сырьем иноземные суда. Шумная, кипучая жизнь шла в Архангельске, у причалов, где слышалась и русская речь, и речь иностранцев, пришедших на своих судах.


Прекрасная природа Севера привлекала сердце тончайшими своими красками; суровая, она была родной, любимой матерью помору. Над широкими просторами Северного края летом стоит в небе «незакатимое» солнце, и в светлое летнее время, когда затихают над морем ветры, человек ищет поэтических слов, чтобы запомнить и передать людям свое понимание родной северной природы.


Помор, ушедший в море на промысел, любит вдали от берега послушать и сам рассказать о виденном — он тонкий ценитель искусства слова. Испокон веку у поморов были свои талантливые певцы, сказители. Люди большой поэтической одаренности и удивительной памяти, они не только могли спеть десятки давних, услышанных от старших, песен и старин (так поморы называют былины), рассказать множество сказок, но и сложить свои, новые песни, старины и сказки. В них отражались и исторические события, и труд помора на зверобойных и рыбных промыслах, а главное, тот высокий подъем духа, который веками выковывался у поморов в борьбе с суровой природой ледовитого моря, куда они первые прокладывали путь следующим поколениям.


Много наблюдений, примет, сведений о направлении морских течений, о льдах, ветрах, погоде, сохраненных памятью рассказчиков, оказались полезными, важными и в наши дни освоения Арктики. Когда в наше, советское время герои-полярники развертывают научно-исследовательские станции на льдинах, изучают природу Северного Ледовитого океана, то не раз, конечно, вспоминают они славных мореходцев прошлого, первых исследователей, заходивших на далекие острова и берега родного Севера. Немало таких смелых людей погибло в море, оставив по себе добрую память в поморских былинах и сказаниях.


Автор этой книги Борис Викторович Шергин вырос в Архангельске, среди трудовых людей: отец его, коренной помор, был корабельным мастером — строил морские парусные суда. С детства Борис Викторович постоянно видел работавших с отцом старых мореходцев и слышал их рассказы. Нельзя было надивиться, как искусно сплетались их замысловатые сюжеты, нельзя было наслушаться чистой, высокой речи рассказчиков. Воспитанный на сокровищах словесного творчества северных людей, будущий писатель навсегда сохранил в памяти и самих творцов этого сокровища.


Незабываемым наставником своим писатель называет Пафнутия Осиповича Анкудинова, замечательного мастера слова. Его рассказы Борис Викторович запомнил на всю жизнь и поэтическую основу их впоследствии донес до нашего времени. Он ярко, талантливо, по-своему написал эти старинные поморские былины, предания, сказки. Он рассказал нам о любимом своем Севере, о добрых, честных людях, мастерах своего дела, которых знал в детстве и юности.


Героический образ человека, которому честь дороже жизни, встает из старых преданий и былей, передававшихся от отцов к детям, от дедов — внукам. И герои произведений Шергина — самоотверженные, справедливые и умелые люди; из рук их никакая работа не выпадает, им можно доверить руководство любым промыслом, постройку и вождение морских судов. Они знают, что такое честное слово человека, с честью выполняют порученное им дело. Эти умные и талантливые люди стремятся не к собственному обогащению и почету, а к славе своей родины, для этого и сил и жизни не жалеют.


В рассказах Шергина и в переданных им старинных сказаниях с большой поэтической силой показана глубокая, крепкая связь поморов со своим «отеческим морем». «Уж ты кормишь, поишь, море синее, обуваешь, одеваешь, море соленое…» — поют поморы. Это та великая связь человека с природой, которую он устанавливает вековечным своим трудом и которая порождает горячую любовь к своему краю, к своей родине. Особенно ярко, своеобразно эта связь показана в сказаниях «Братанна» и «Гнев».


В сказании «Гнев» повествуется о том, как два брата жили в двинском устье, ходили на промысел к Новой Земле и «неубыточно правили торг у себя на Двине». Старший брат, Лихослав, нарушил «товарищество» — обязательное в морских походах правило справедливого и честного отношения кормщика к своей дружине: собственного брата Гореслава он бросил вместе с другими охотниками на необитаемом тогда берегу Новой Земли. Наказывает Лихослава за нечестный, коварный поступок сам «батюшко океан, Студеное море». В этом сказании честный труд человека прославлен с большой поэтической силой.


А несчастную, немую Братанну, которая «в лютый день» просит защиты от несправедливости людской у синего моря, «батюшко море, кормилец» спасает от гибели и болезни.


В произведениях Шергина сильно звучит поэтическое его слово. Великолепный, красочный северный язык украшает и картины природы, и диалоги действующих лиц; все его герои говорят кратко и сильно, выражая короткой, как пословица, фразой свое отношение к событию и черты собственного характера. «Остер топор, да и сук зубаст! Турью гору сворочу, а полечу в океан на своих крыльях!»— говорит Матюша Корелянин в рассказе «Матвеева радость».


Этот Матюша Корелянин с шести лет остался круглым сиротой, а с двенадцати лет уже начал тяжелую трудовую жизнь — отправился зуйком на Мурманские промыслы. Рано понял он, что помору «море — поилец, кормилец. Но море даст, что возьмешь. А чтобы взять, надо суденышко. Без своей посудины, хоть самой утлой, помор не добытчик, а раб богачу».


Чуть не с детских лет мечтал Матюша Корелянин о своем суденышке; брался за всякую работу, «не отдыхивал ни в праздник, ни в будни, ни зимой, ни летом», чтобы скопить на судно, вырваться из хозяйской кабалы, выбиться из бедности. Но только после Октябрьской революции, которая, по образному выражению автора, «подвела купеческие суда к бедняцкому берегу», исполнилась мечта Матвея Корельского. Его, известного всем своей честной трудовой жизнью, избирают председателем местного рыбопромышленного товарищества, и он получает в свое распоряжение отнятую у него когда-то шхуну купца Зубова. С какою любовью взялся Матвей, уже пожилой человек, за ремонт запущенной Зубовым посудины и назвал обновленный корабль «Радостью»…


О том новом, что появилось на Севере в наше время, о новых героях, о людях настоящего Б. В. Шергин пишет и в рассказе «В относе морском».


Сам автор блестяще умеет рассказывать свои произведения. В его исполнении оживают и кормщики, и купцы, и жены поморов, и строители кораблей, выплывают зеленые острова на светлой поде, под незакатимым солнцем.


У Б. В. Шергина с детства были большие способности к рисованию. Еще мальчиком он рисовал многие возникавшие в памяти картины родной природы и после окончания архангельской Ломоносовской гимназии перешел в московское художественное Строгановское училище. Первые свои книги Б. В. Шергин иллюстрировал сам.


Печатать свои рассказы Борис Викторович начал с 1916 года. Им написано около десятка книг: «У Архангельского города, у корабельного пристанища», сборник сказок «Шиш Московский», «Архангельские новеллы», «Поморщина-корабельщина» и др.


В книге «Поморские были и сказания» юный читатель найдет рассказы о Двинской земле, о Северном море, о жизни людей Севера — моряков, охотников на морского зверя, рыбаков. Прочитает интересные дедовы сказания, старины и сказки, созданные автором на основе устного народного творчества поморов. Услышит красивую, яркую речь поморов, увидит природу нашего Севера.


Многие нарисованные Б. В. Шергиным образы поморов старого времени перекликаются с теми строителями нового, которые после революции пришли на Север, работают там, водят океанские пароходы в далекие рейсы и пересекают по океану Великий Северный морской путь.


И. Емельянова.


Моя юность



Двинская земля



Родную мою страну обходит с полуночи великое Студеное море — седой океан.


От Студеного океана на полдень развеличилось Белое море, наш светлый Гандвик. В Белое море пала Архангельская Двина. Широка и державна, тихославная та река идет с юга на полночь и под архангельской горой встречается с морем. Тут островами обильно: пески лежат и леса стоят


Где берег возвыше, там люди наставились хоромами. А кругом вода. Куда сдумал ехать, везде лодку, а то и караблик надо.


В летнюю пору, когда солнце светит в полночь и в полдень, жить у моря светло и любо. На островах расцветают прекрасные цветы, веет тонкий и душистый ветерок и как бы дымок серебристый реет над травами и лугами.


Приедем из города в карбасе*. Крутом шиповник цветет, благоухает. Надышаться, наглядеться не можем. У воды на белых песках чайки ребят петь учат, а взводеньком* выполаскивает на песок раковицы-разиньки. Летят от цветка к цветку медуницы, мотыльки. Осенью на островах малина и смородина, а где мох, там обилие ягод красных и синих. Морошку, бруснику, голубель, чернику собираем натодельными * грабельками: руками — долго, и корзинами носим в карбаса. Ягод столько — не упомнишь земли под собой. От ягод тундры как коврами кумачными покрыты.


Где лес, тут и комара — в две руки не отмашешься.


В летние месяцы, как время придет на полночь, солнце сядет на море, точно утка, а но закатится, только снимет с себя венец, и небо загорится жемчужными облаками. И вся красота отобразится в водах.


Тогда ветры перестанут и вода задумается. Настанет в море великая тишина. А солнце, смежив на минуту


глаза, снова пойдет своим путем, которым ходит беспрестанно, без перемены.


Этого светлого летнего времени любим и хотим, как праздника ждем. С конца апреля и лампы не надо. В солнечные ночи и спим мало.


С августа месяца белые ночи меркнут. Вечерами сидим с огнем.


От месяца сентября возьмутся с моря озябные ветры. Ходит дождь утром рано и вечером поздно. В эти дни летят над городом, над островами гуси и лебеди, гагары и утки, всякая птица. Летят в полуденные края, где нет зимы, но всегда лето.


Тут охотники не спят и не едят. Отец, бывало, лодку птицы битой домой приплавит. Нищим птицей подавали.


По мелким островам и песчаным кошкам*, что подле моря, набегают туманы. Белая мара* морская стоит с ночи до полудня. Около тебя только по конец ружья видно; но в городе, за островами, туманов не живет.


Тогда звери находят норы и рыба идет по тихим губам*.


Холодные ветры приходят из силы в силу. Не то что в море, а на реке Двине такой разгуляется взводень, что карбаса с людьми пружит* и суда морские у пристаней с якоря рвет.


Помню, на моих было глазах: такая у города погодушка расходилась, ажно пристани деревянные по островам разбросало и лесу от заводов многие тысячи бревен в море унесло.


Дальше заведется ветер-полуночник, он дождь переменит на снег. Так постоит немного, да и пойдет снег велик днем и ночью. Если сразу приморозит, то и реки, станут, и саням путь. А упал снег на талую землю, тогда распута протяжная, по рекам тонколедица, между городом и деревнями сообщения нету. Только вести ходят, что там люди на льду обломились, а в другом; месте коней обронили. Тоже и по вешнему льду коней роняют.


Так и зима придет. К ноябрю дни станут кратки и мрачны. Кто поздно встает — и дня не видит. В школах, только на часок лампы гасят. В училище, бывало, утром бежишь — фонари на улицах горят, и домой в третьем часу дня ползешь — фонари зажигают.


В декабре крепко ударят морозы. Любили мы это время — декабрь, январь, — время резвое и гульливое. Воздух — как хрусталь. В полдень займется в синеве небесной пылающая золотом, и розами, и изумрудами заря. И день простоит часа два. Дома, заборы, деревья в прозрачной синеве, как сахарные: заиндевели, закуржавели. Дух захватывает мороз-то. Дрова колоть ловко. Только тюкнешь топором — береги ноги: чурки, как сахар, летят.


На ночь звезды, как свечи, загорят. Большая Медведица— во все небо.


Слушайте, какое диво расскажу.


В замороз к полночи начнет в синем бархате небесном пояском серебряным продергивать с запада до востока, а с севера заподымается как бы утренняя заря..


И вдруг все погаснет. Опять из-за моря протянутся пальцы долги без меры и заходят по небу. Да заря займется ужасная, как бы пожарная. И опять все потухнет, и звезды видать… Сиянье же обновится. Временем встанет как стена, по сторонам столбы, и столбы начнут падать, а стена поклонится. А то будто голубая река протечет, постоит да свернется, как свиток.


Бывало, спишь — услышишь собачий вой, откроешь глаза. По стенам бегают светлые тени, а за окнами небо и снег переливают несказанными огнями.


Мама или отец будили нас, маленьких, яркие-то сполохи-сияния смотреть. Обидимся, если проспим, а соседские ребята хвалятся, что видели.


У зимы ноги долги, а и зиме приходит извод. В начале февраля еще морозы трещат, звенят. В марте на солнышке пригреет, сосули с крыш. В апреле обвеют двинское понизовье верховые теплые ветры. Загремят ручьи, опадут снега, ополнятся реки водою. Наступят большие воды — разливная весна.


В которые годы вешнее тепло вдруг, тогда Двина и младшие реки кряду оживут и распленятся ото льда. Мимо города идет лед стенами-торосами.


Великое дело у нас ледоход. Иной год после суровой зимы долго ждем не дождемся. Вскроется река, и жизнь закипит. Пароходы придут заграничные и от Вологды. Весело будет… Горожане — чуть свободно — на угор*, на берег идут. Двина лежит еще скована, но лед посинел, вода проступила всюду… В школе — чуть перемена — сразу летим лед караулить. По дворам


лодки заготовляют, конопатят, смолят. И вот топот по всему городу. Народ табунами на берег валит. Значит, река пошла. Гулянья по берегам откроются. Не до ученья, не до работы. На городовых башнях все время выкидывают разноцветные флаги и шары; по ним горожане, как по книге, читают, каким устьем лед в море идет, где затор, где затопило.


Пригород Соломбала на низменных островах стоит, и редкий год их не топит. Улицы ямами вывертит, печи размокнут в низких домах. В городе как услышат— из пушек палят, так и знают, что Соломбала поплыла. Соломбальцы в ус не дуют, у них гулянье, гостьба откроется, ездят по улицам в лодках с гармонями, с песнями, с самоварами. А прежде — вечерами с цветными фонарями и в масках.


Лед идет в море торосами, стенами. Меж островов у моря льду горами наворотит, всё льдом заложит, не видно деревень.


Конец апреля льдина уйдет, а вода желтее теста, мутновата; потом и мутница и пенница сойдет, и река опадет, лето пойдет.


Город мой, родина моя, ты дверь, ты ворота в неведомые полярные страны. В Архангельск съезжаются, в Архангельске снаряжаются ученые испытывать и узнавать глубины и дали Северного океана. От архангельских пристаней беспрестанно отплывают корабли во все стороны света. На запад — в Норвегию, Швецию, Данию, Германию, Англию и Америку, на север — к Новой Земле, на Шпицберген, на Землю Франца-Иосифа. В наши дни


народная власть распахнула ворота и на восток, указала Великий Северный путь. Власть Советов оснастила воздушные корабли — самолеты. Власть Советов пытливым оком посмотрела и твердой ногой ступила на Северный полюс, куда прежде чаица не залетывала, палтус-рыба не захаживала.


«Архангельский город всему морю ворот».


Архангельск стоит на высоком наволоке*, смотрит лицом на морские острова. Двина под городом широка и глубока — океанские трехтрубные пароходы ходят взад и вперед, поворачиваются и причаливают к пристаням без всякой кручины.


С восточной стороны легли до города великие мхи. Там у города речки: Юрос, Уйма, Курья, Кузнечиха.


В подосень, да и во всякое время, у города парусных судов и пароходов не сосчитать. Одни к пристаням идут, другие стоят, якоря бросив на фарватере, третьи, отворив паруса, побежали на широкое студеное раздолье. У рынков, у торговых пристаней рядами покачиваются шхуны с рыбой. Безостановочно снуют между городом и деревнями пассажирские пароходики. Степенно, на парусах или на веслах, летят острогрудые двинские карбаса.


Архангельское мореходство и судостроение похваляет и северная былина:


… А и все на пиру пьяны-веселы,

А и все на пиру стали хвастати.

Толстобрюхие бояре родом-племенем,

Кособрюхие дьяки большой грамотой,

Корабельщики хвалились дальним плаваньем,

Промысловщики-поморы добрым мастерством:

Что во матушке, во тихой во Двинской губе,

Во богатой, во широкой Низовской земле

Низовщане-ти, устьяне* промысловые

Мастерят-снастят суда — лодьи * торговые,

Нагружают их товарами меновными

(а которые товары в Датской надобны).

Отпускают же лодьи-те за синё море,

Во широкое, студеное раздолыще.


Вспомнил я былину — и как живой встает перед глазами старый мореходец Пафнутнй Анкудинов.


«Всякий спляшет, да не как скоморох»*. Всякий поморец умел слово сказать, да не так красно, как Пафнутнй Осипович.


Весной, бывало, побежим с дедом Пафнутием в море. Во все стороны развеличилось Белое море, пресветлый наш Гандвик.


Засвистит в парусах уносная поветерь*, зашумит, рассыпаясь, крутой взводень, придет время наряду и час красоте. Запоет наш штурман былину:


Высоко, высоко небо синее,

Широко, широко океан-море,

А мхи-болота и конца не знай

От нашей Двины, от архангельской…


Кончит былину богатырскую — запоет скоморошину. Шутит про себя:


— У меня уж не запирается рот. Сколько сплю, столько молчу. Смолоду сказками да песнями душу питаю.


Поморы слушают, как мед пьют. Старик иное и зацеремонится:


— Стар стал, наговорился сказок. А смолоду на полатях запою — под окнами хоровод заходит. Артели в море пойдут, мужики из-за меня плахами лупятся. За песни да за басни мне с восемнадцати годов имя было с отчеством. На промысле никакой работы задеть* не давали. Кушанье с поварни, дрова с топора — знай пой да говори… Вечером народ соберется, я сказываю. Мужиков людно сидит, торопиться некуда, кабаков нет. Вечера не хватит — ночи прихватим… Дале один по одному засыпать начнут. Я спрошу: «Спите, крещеные?» — «Не спим, живем! Дале говори»…


Рассказы свои Пафнутий Осипович начинал прибауткой: «С ворона не спою, а с чижа споется». И закончит: «Некому петь, что не курам, некому говорить, что не нам».


Я охоч был слушать Пафнутия Осиповича, и складное, красовитое его слово нескладно потом пересказывал.


Детство в Архангельске



Мама была родом из Соломбалы. У деда Ивана Михайловича шили паруса на корабельные верфи. В мастерскую захаживали моряки. Здесь увидал молоденькую Анну Ивановну бравый мурманский штурман, будущий мой отец. Поговорить, даже познакомиться было трудно. Молоденькая Ивановна не любила ни в гости, ни на гулянья. В будни посиживала за работой, в праздники — с толстой рукописной поморской книгой у того же окна.<


Насколько Аннушка была домоседлива скромна, настолько замужняя ее сестра и модница и любительница ходить по гостям. Возвратясь однажды с вечера, рассказывает:


— Лансье сегодня танцевала с некоторым мурманским штурманом. Борода русая, круговая, волосы на прямой пробор. Такой щеголь…


— Машка, ты это к чему?


— К тому, что он каждое слово Анной Ивановной закроет.


— Я вот скажу отцу, посадит он тебя парусину дратвой штопать. В другой раз не придешь ко мне с такими разговорами.


Вскорости деда навестил знакомый капитан, зашел проститься к дочери хозяина и подал ей конверт.


— Дозвольте по секрету, Анна Ивановна: изображенное в конверте лицо, приятель мой, мурманский штурман, уходит на днях в опасное плавание и…


Молоденькая Ивановна вспыхнула и бросила конверт на пол.


— Никакими секретами, никакими конвертами не интересуюсь!


Капитан сконфузился и убежал. Разгневанная Ивановна швырнула было пакет ему вслед, потом вынула фотографию, поставила перед собою на стол и до вечера смотрела и шила, смотрела и думала.


Прошло лето, кончилась навигация. По случаю праздника дедушка с дочкой сидели за чтением. В палисаднике под окном скрипнула калитка, кто-то вошел.


Молоденькая Ивановна взглянула, да и замерла. И вошедший — тот самый мурманский штурман — приподнял фуражку и очей с девицы не сводит.


Но и дед не слепой, приоткрыл раму:


— Что ходите тут?


— Малину беру.


А уж о Покрове. Снег идет.


Старик к дочери:


— Аннушка, что плачешь?


— Ох, зачем я посмотрела!


— Аннушка, люди-то говорят, ты ему надобна.


Вот дед с мурманским штурманом домами познакомились. Штурман стал с визитами ходить. Однажды застал Анну Ивановну одну. Поглядели разноцветные рисунки «Винограда российского» *, писанного некогда в Выгореции… Помолчали; гость вздохнул:


— Вы все с книгой, Анна Ивановна… Вероятно, замуж не собираетесь…


— Ни за царя, ни за князя не пойду.


Гость упавшим голосом:


— Аннушка, а за меня пошли бы?


Она шепотом:


— За тебя нельзя отказаться…


В Архангельском городе был у отца домишко подле Немецкой слободы, близко реки.


Комнатки в доме были маленькие, низенькие, будто каютки; окошечки коротенькие, полы желтенькие, столы, двери расписаны травами. По наблюдникам * синяя норвежская посуда. По стенам на полочках корабельные модели оснащены. С потолков птички растопорщились деревянные — отцово же мастерство.


… Первые годы замужества мама от отца не оставалась, с ним в море ходила. Потом хозяйство стало дома задерживать и дети.


У нас в Архангельске до году ребят на карточку не снимали, даже срисовывать не давали, и пуще всего зеркала младенцу не показывали. Потому, верно, я себя до году и не помню. А годовалого меня увековечили. Такое чудышко толстоголовое в альбоме сидит, вроде гири на прилавке.


Я у матери на коленях любил засыпать. Она поет:


Баю, бай да люли!

Спи-ко, усни

Да большой вырастай,

На оленя гонец,

На тетёру стрелец…

Ты на елке тетёрку имай,

На озерке гагарку стреляй,

Еще на море уточку,

На песочке лебедушку.


Мама на народе не пела песен, а дома или куда в лодке одна поедет — всё поет.


Отец у нас всю навигацию в море ходил. Радуемся, когда дома. Сестренка к отцу спрячется под пиджак, кричит:


— Вот, мамушка, у тебя и нету деушки, я ведь папина!


— Ну дак что, я тебе и платьев шить не буду.


— Я сама нашью, модных.


Сестрица шить любила: ей дадут готовую рубашонку и нитку без узла. Она этой ниткой весь день шьет. Иногда ворот у рубашки наглухо зашьет.


Отец нам про море пел и говорил. Возьмет меня на руку, сестру на другую, ходит по горнице, поет:


Корабли у нас будут сосновые,

Нашёсточки, лавочки еловые,

Весёлышки яровые,

Гребцы — молодцы удалые.


Он поживет с нами немножко и в море сторонится.


Если на пароходе уходит, поведет меня в машинное отделение. Машины я любил смотреть, только гулкого, громоносного свиста отправляющегося в океан парохода я, маленький, боялся, ревел. До свистка выгрузят меня подальше на берег. Я оттуда колпачком машу.


Осенью, когда в море наступят дни гнева и мрака и об отце вестей долго нет, не знала мама покоя ни днем, ни ночью. Выбежит на угор, смотрит к северу; на ответ только чайки вопят к непогоде.


Вечером заповорачиваются на крыше флюгера, заплачет в трубе норд-вест. Мама охватит нас руками:


— Ох, деточки, что на море-то делается! Папа у нас там!..


Я утешаю:


— Мамушка, я, как вырасту, дальше Соломбалы не пойду в море.


А Соломбала — часть того же Архангельска, только на островах.


Не одна наша мама печалилась. При конце навигации сидят где-нибудь, хоть на именинах, жены и матери моряков. Чуть начнут рамы подрагивать от морского ветра, сразу эти гостьи поблекнут, перестанут ложечки побрякивать, стынут чашки.


Хозяйка ободряет:


— Полноте! Сама сейчас бегала флюгера смотреть. Поветерь дует вашим-то. Скорополучно * домой ждите.


Зимой отец на берегу, у матери сердце на месте.


В листопад придут в город кемские* поморы, покроют реку кораблями.


Утром, не поспеет кошка умыться, к нам гости наехали.


Однажды ждали в гости почтенного капитана, у которого было прозвище Мошкарь. У нас всё прозвища придумывают, в глаза никогда не назовут, а по-за глаз дразнят. Мама с отцом, шутя, и помянули: «Вот ужо Мошкарь приедет».


Гость приехал и мне игрушку подарил. Я с подарком у него в коленях бегаю, говорю:


— Я тебя люблю. Тебя можно всяко назвать. Можно дядей, можно дядюшкой. Можно Мошкарем, можно Мошкариком…


Ребячьим делом я не раз впросак попадал из-за этих несчастных прозвищ.


Годов пяти от роду видел я чью-то свадьбу. Меня угостили конфетами, и все это мне понравилось.


На нашей улице был дом богача Варгасова, которого за глаза прозывали Варгас. Я думал, это его имя. Вот на другой день после моей гостьбы, вижу, он едет мимо на лошади. Я кричу из окна:


— Варгас, постой-ко, постой!


Он лошадь остановил, ждет, недоумевает…


Я выбежал за ворота.


— Варгас, вы, пожалуйста, вашу Еленку Варгасовну никому замуж не отдавайте. Я маму спрошусь, сам Еленку-то приду сватать.


А Еленке Варгасовой год ли, полтора ли от роду еще…


Помоложе Варгасовны была у нас с сестрой симпатия Ульяна Баженина. Ряд лет жили мы в деревне Уйме, где зимовали мурманские пароходы. Понравилось нам с сестрой нянчить соседскую дочку, шестимесячную Ульянку. Ульянкина зыбка висела на хорошей пружине. Мы дернем вниз да отпустим, дернем вниз да отпустим. Ульянка рявкнет да вверх летит, рявкнет да вверх летит. Из люльки девка не выпадет, только вся девка вверх тормашками — где нога, где окутка, где пеленка… Няньки-то были, вишь, немножко постарше Ульянки.


Весной по деревне проходили странники. А взрослых часто нет дома. Соберется нас, малышей, в большой Ульяниной избе много, посидим и испугаемся, что странники придут нас есть. Вот и выставим к двери лопаты да ухваты странников убивать. А чуть приви-дится что черное, летим кто под лавку, кто в подпечек, кто в пустой ушат. Сестренка дольше всех суетится:


— Я маленька, меня скоро съедят буки-ти!


По Уйме-реке лес. Там какой-то «орды»* боялись. Слыхали, что охотники орду находят, а какая она, не видали.


Ягоды поспеют — отправимся в тундру по морошку. Людно малых идет.


Вдали увидим пень, сажени полторы, как мужик в тулупе:


— Ребята, эвон де орда-та!


Испугаемся, домой полетим. А орда вся-та с белку, вся-та с векшу, пестрая. Орда не покажется людям, только собаки находят.


Конец зимы, уемляне все у корабельного, у пароходного ремонта. Мелкие с утра одни дома. Мы в Ульянкиной избе все и гостим, куча ребят трех — шести лет. Что у старших видели, то и мы: песни поем, свадьбы рядим — «смотренье, рукобитье, пониманье». Девчонки у матерей с кринок сливок наснимают, ходят, кланяются, угощают — честь честью, как на свадьбе…


Эти отдельные картинки раннего моего детства мне позже мама и тетка рассказывали. Ну, что позже творилось, сам номню.


Ко всему, что глаз видит и ухо слышит, были у нас, у ребят, присказки да припевки. И к дождю, и к солнцу, и к ветру, и к снегу, и к зиме, и ко всякой ползучей букашке и летучей птице.


Вот, к примеру, в зимние вечера, перед ночлегом, летают над городом стаи ворон. Ребята и приправят* кричать:


— У задней-то вороны пуля горит! Пуля горит!..


Мы уверены были, что именно эти наши слова производят среди ворон суматоху, так как ни одна не хочет лететь задней.


Я постарше стал, меня дома читать и писать учили.


Отец рисовать был мастер и написал мне азбуку, целую книжку.


В азбуке опять корабли и пароходы, и рыбы, и птицы — все разрисовано красками и золотом. К азбуке указочка была костяная резная.


Грамоте больше учила мама. Букву А называла «аз», букву Б — «буки», В — «веди», Г — «глаголь», Д — «добро». Чтоб я скорее запомнил, шутя говорила, что начертанья А и Б похожи на жучков, буква В — будто таракан, Г — крюк…


Для памяти я и декламирую:


Аз, буки — букашки,

Веди — таракашки,

Глаголь — крючки,

Добро— ящички.


И другие стишки про буквы:


Ер (ъ), еры (ы) — упал с горы.

Ер (ъ), ять (ять) — некому поднять.

Ер, ю — сам встаю.


Азбуку мне отец подарил к Новому, 1902 году, поэтому вначале было написано стихами:


Поздравляю тебя, сын, с Новым годом!

Живи счастливо да учись.

Ученый водит,

Неученый следом ходит.

Рано, весело вставай —

Заря счастье кует.

Ходи право,

Гляди браво.

Кто помоложе,

С того ответ подороже.

Будь, сын, отца храбрее,

Матери добрее.

Живи с людьми дружно,

Дружно, не грузно,

А врозь — хоть брось!..


Отец, бывало, скажет:


— Выучишься — ума прибудет.


Я таким недовольным тоном:


— Куда с умом-то?


— А жизнь лучше будет.


Весной выученное за зиму бегали писать на гладком береговом песке.


В городе я поступил в школу, уже хорошо умея читать и писать.


Больше всего успевал я, учась, в языках, совсем не давалась математика: из-за нее не любил я школы,


бился зиму, как муха в паутине. Жизнь была сама по себе, а наша школа сама по себе. Город наш стоял у моря, а ни о Севере, ни о родном крае, ни о море никогда мы в школе не слыхали. А для меня; это всегда было самое интересное.


С ребятами сидим на пристанях, встречаем, провожаем приходящие, уходящие суда да поем:


У папы лодку попросил.

Пала пальцем погрозил:

— Вот те лодка с веслами.

Мал гулять с матросами!..

Или еще:

Пойду на берег морской.

Сяду под кусточек.

Пароход идет с треской.

Подает свисточек.


Насколько казенная наука от меня отпрядывала*, настолько в море все, что я видел и слышал, льнуло ко мне, как смола к доске.



Рождение корабля



Именитые скандинавские судостроители прошлого века Хейнц Шифмейстер и Оле Альвик, рассмотрев и сравнив кораблестроение разных морей, много дивились искусству архангельских мастеров и сказали:


— Равных негде взять и не сыскать, и по всей России нет.


Вот какую себе наши плотники доспели честь, своей северной родине славу. А строили, бывало, без чертежей,


без планов, единственно руководствуясь врожденным архитектурным чутьем и навыком.


Но и в нашем Поморье не каждая деревня рождала славных мастеров. Как солнце и месяц перед звездами, гордились у нас перед другими деревнями Подужемье и Сума, Кемь и Уна, Лодьма, Емецк и Соломбала.


Если у мастера рука легкая и он строит корабли, какие море любит, походливые и поворотливые, такого строителя заказчики боем отбивали, отымом отымали; ежели занят, то, словом заручившись, по три года ждали. Дождавшись, мастеру досадить боялись — криво ли, право ли хозяйской мошной трясет.


Суда у нас строили: шкуны*, боты*, лихтеры*, кутера*, ёлы* мурманские, шнёки*, карбаса морские и речные.


Прежде были лодьи, бригантины*, кочи*, барки всё большие корабли; на них давно мода отошла.


На шнеке, древнем беспалубном судне, еще мои отец плавал в Датску — Норвегию.


Рассказывал, как придем в Стокгольм или Копенгаген на шнеках, профессора студентов приведут обмерять и рисовать наши суда — то-де корабли древних мурманов (норманнов).


Строили из сосны. На самой дешевой еловой посудине мачта, бушприт, стеньги— непременно сосновые. Ну, остальной рангоут* из ели. Ель на воде слабее сосны.


У Белого моря берега: Зимний, Летний, Кемский, Терский. И на каждом берегу те же суда строили своим манером.


Кому это дело в примету, тот, и в морекой дали шкуну усмотрев, не только какого она берега, но и каким мастером сработана назовет.



Красен в месяцах месяц май. Славен в корабельщиках Конон Иванович Тектон [1].


Он родился у Белого моря, на Кемском берегу, в бедной рыбацкой семье. Пройдя наше поморское судостроительство, уехал в Норвегию и Данию. Здесь изучал языки: английский, немецкий, норвежский, математику, навигацкие науки, морскую астрономию, рисование. Не покидая наук, работал на верфях. Вернулся на родину уже в зрелом возрасте. Рано овдовел, рано сыновей потерял: утонули зуйками на Мурмане.


В дни моего детства слава Тектона еще трубила на берегах Белого моря.


Конону Ивановичу было уже полсотни годов. Он обходил берега Ледовитого океана, строя шкуны, боты, бриги, гальоты и ёлы сшивая. Норвежане и датчане не раз пожалели, что отпустили из рук строителя, и не однажды докупались до Конона, манили деньгами, но он не покорыстовался и не поехал. А ведь сам во всю жизнь не имел ни кола ни двора. Что заработает, всё раздаст в долг — без отдачи.



Кому Конон дело делает, тот в его воле ходит.


Строил однажды Конон океанское судно богатому купцу. Была весна, и дело приходило к концу.


И у купца гостил брат, важный петербургский чиновник. Этот господин повадился кутить на постройке со своими приятелями. И мастер того не залюбил.


Однажды срядился Конон с подмастерьями, с Олафом да с Василем, в город. В городе они разошлись. Вечером мастер первый воротился на карбас и сел дожидаться ребят. Тут — не ждан, не зван — подкатил к карбасу на трех извозчиках хозяйский брат с веселой компанией; все пьяны и с песнями. Да начали нахально приказывать:


— Вези к новопостроенному судну! Нам угодно, там гулять будем.


И Конон отказал:


— А нам не угодно. И гулять там не будете.


Они не послушались, только пуще закуражились и полезли в карбас самосильно. А один, толстый, прискочил и сбил с Конона шапку, не зная его плотной силы.


Тогда Конон Иванович, губу закусив, поднял толстого за шиворот и огрузил в воду, чтобы его благородие прохладилось. И, опять тряхнув, бросил в карбас, так что и поддон* заговорил.


Гуляки — на Конона с кулаками:


— Утром мы тебя, хама, в тюрьму бросим, а теперь вези, куда приказываем!


И который с ружьем, учал палить и одному приятелю обжег ухо.


И Конон, бояся головщины *, открыл парус и сел за румпель. До судна бы ходу четверть часа, а уж карбас бежит и все три четверти. А те поют да играют — не понимают, что кормщик правит к дальнему пустому острову. Да и тот накрыло туманом.


Как на широком месте качнуло, хозяйский брат забранился:


— Ты пьян, мужик! Куда ты правишь? Почему долго едем?


И Конон ответ держит:


— К ночи вода кротка — мелка, а карбас от народа грузен. У постройки на мель сядем. Обойдем подальше, где берег глубже… — И тут, рулем покосив, Конон причалил к берегу: — Приехали!


Те выкарабкались на незнакомое место и опять взялись грозить и лаять, зачем стройки не видно. И охотник опять палит, как дикий! А Конон выкинул им корзины с вином и закусками, веслом отпихнулся — да и был таков…


Целую ночь бродили господа-те по песку в тумане. Судна наискались, перевозу накричались, куда попали, не понимают.


Ну, коньяков с собою было на залишке — небось не озябли.


А утром туман снялся, и они увидели себя на голой песчаной кошке. И судно новопостроенное видать не так далеко: стоит на другом острову за рекою.


Ах да руками мах, а на том не переедешь…


Вскоре подобрали их устьянские бабы-молочницы: плыли в город с молоком.


А кто прав остался?


А Конон.


Хозяин, бояся, как бы мастер на гневе работы не покинул, тот же день прибежал на стройку, по палубе за Кононом ходит. Брата с компанией всех приругал:


— Сами себе они, страдники*, страм доспели. Как ты их, дорогой мастер, выучил… Хы, хы!.. А у нас с тобой нету обиды. Нету!


Однако по жалобе петербургского чиновника губернатор хотел было выкинуть Конона Ивановича из города, да раздумал: кончилась Японская война, начались забастовки 1905 года.



В те дни и годы отобралось маленькое стадышко низовских моряков в артель, чтоб не кланяться хозяевам, не глядеть из чужих рук, а самим осилить постройку большого судна для океанского плавания. Моего отца выбрали артельным старостой и казначеем.


И отец загодя припас лес, и приплавил к городу на остров, и распилил, и кокоры обтесал.


Товарищи матерьял осмотрели, благодарили и спросили:


— Каким думаешь мастером строить?


А отец и говорит:


— У меня один свет в очах — Конон Второушин, да он сейгод в Кеми завяз…


Было, подумали на Пигина, кронштадтского мастера, он давно насватывался, но помянули, что Пигин человек зависимый, ему Немецкая слобода* только палец покажет — он артельное дело бросит… Нет уж, без Конона Ивановича нам не сняться.


И, надеясь на прежнюю дружбу, что он прежде к нам хаживал, хлеба едал, квасу пивал, послался отец к Конону Ивановичу с письмецом:


«Любезный мастер и друг! Охота видеть твоего честного лица и сладких речей слушать. А мы тебе в Архангельском городе делов наприпасали. Воля ваша, а большина наша!»


Старая любовь не ржавеет.


Мастер дела в Кеми довершил и на олешках через Онегу приехал в Архангельск. Стал на постой в Соломбале и дал знать отцу.


Как мы обрадовались! Долго ждав, думали — не в Норвегу ли мастер убрался.


Тот же вечер отец собрал артельных:


— Как рассудите? Деды наши с осени строили, чтобы,


зимой закончив, на вешнюю большую воду спускать.


А тут мастер прибыл при конце зимы.


Все зашумели:


— Радоваться надо, что прибыл, и всё тут!


Отцу давно хорошо. Утром он засряжался в Соломбалу, запряг самолучшие санки. Взял и меня с собой.


Я говорю:


— Что бы мастеру-то самому к нам приехать!


— Так не водится. Он художник, он строитель.


В Соломбале едем по Бессмертной улице, не знаем, который дом. А мастер сам нас укараулил, в окно сбарабанил.


Как зашли в комнату, справили Конону Ивановичу челобитье. И он равным образом, выйдя из-за стола, бил челом.


Потом поздоровались в охапочку. И которые с Кононом Ивановичем сидели два сличные* молодца, тоже встали и поклонились. Один быстрый, темноглазый, другой светловолосый, конфузливый. Тогда прошли за стол, стали беседовать и друг на друга, смотреть. А Олаф да Василь — подмастерья — опять сели красить на листах разным цветом: синим, зеленым, красным. Нарисованы корабли, как их погодой треплет. Я сам рисовать до страсти любил и уж тут все глаза растерял.


Невдолги отец домой сторонился, и я с дива пропал, что о деле ни слова не сказано.


Дорогой я не утерпел:


— Про кораблик-то уж нисколько не поговорили…


— Что ты, глупой! Ведь мы с визитом.


— Неужели они, папа, троима* трехмачтовый корабль поставить могут? Подмастерья-то вовсе молоды.


Годы молодые, да руки золотые. А Конон! Нет таких дел человеческих, чтобы ему не под силу. Конечно, станут и артельные время от времени помогать.


Рекой едучи, отец всё свою думу думал, а я свою, только как стали к дому подыматься, я еще спросил:


— Папа, тебе любо ли?


— Как не любо! Пускай-ко наши толстосумы* поскачут. Они Кононка-то, никак, четвертый год добывают… А второе мне любо, что ты его художества насмотришься и золотых наслушаешься словес.



На масленице Конон Иванович у нас гостил. Его ждали — по крыльцу, по сеням половики стлали новотканые, по столам скатерти с кистями.


Я заметил, он ел малёхонько, редёхонько и пил — только прилик принимал. Потом ушли в отцову горницу. Там сразу поставили разговор на копылья*. Мастер начал спрашивать, кто да кто в артели, очень ли купечество косится, на какой реке и давно ли лес для стройки ронили, и какая судну мера, на сколько тысяч груза.


И отец ему учал сказывать:


— Лес сосновый, рубили на Лае-реке, зимой, два года назад. Дерева — ни кривулины, ни свили*, ни заболони *, — настоящая корабельщина. Ноне все пилено и тесано, мастера дожидается.


На полу мелом накинули план, и по этому чертежу мастер повел умом. Пошла беседа на долгой час.


Наконец дело отолковали, и порядились, и руку друг другу дали. Значит, надежно с обеих сторон.


Я тут же в сторонке сидел, помалкивал. Охота была спросить, почему художники Олаф да Василь не пришли, да не посмел.


На следующей неделе отец с Кононом многажды ездили на место стройки. Вечерами говорил матери:


— Ты, моя хозяюшка, мастера наблюдай, пироги ему пеки да колобы. Мне его моряки поручили… А вы, робятки, будьте до Конона Ивановича ласковы, чтобы вас полюбил.


Того же месяца за Соломбальским островом начал строиться наш корабль «Трифон».


На острове на песке лежали дерева золотые, прямотелые, дельные. И мне дивно было, как из этого лесу, кокорья и тесин, судно родится.


Вот как дело обначаловал Конон Иванович Тектон.


На гладком, плотном песке тростью вычертил план судну, вымеряя отношение частей. Ширину корабля клал равной трети длины. А половина ширины — высота трюма. На жерди нарезал рубежки и такой меркой рассчитал шпангоуты. Чертил на песке прямые углы и окружности все без циркуля, на глаз, и все без единой ошибки.


По этому плану сколотили лекалы*. Тогда приступили к постройке.


Выбрав дерево самое долгое, гладкое, крепкое, ровное, положили матицу, или колоду, то есть основание корабля — киль.


На киль легла спина корабля, поддон. Продолжение киля — упруги или штевни; к носу — форштевень, к корме — ахтерштевень.


Как у тела человеческого на хребте утверждены ребра, так в колоду, в хребет вростили ребра корабель-ные — шпангоуты. Они в ряд, как бараны, рогами вверх уставились.


Как на кости у нас наведены жилы и кожа, так остов корабельный обшивали изнутри и снаружи широкими сосновыми досками.


Чтобы обшивка льнула к шпангоутам, доски парили. Была сделана печь с водяным котлом. Пар валил в длинную протянутую у земли деревянную трубу. В трубе и держали тес до гибкости.


Как кожу дратвой, прошивали корпус вересовым* корнем и железом и утверждали дубовыми гвоздями — нагелями.


Концы у нагелей расклинили и расконопатили, и железные наружные болты внутрь загнали и внутри расклепали.


Потом всё проконопатили и просмолили.


Не на час, не на неделю — на век строил мастер Конон Тектон! В то время распута прошла и ожили реки.


С борта на борт перекинул Конон Иванович перешвы— бимсы, на них постлал палубу. А в трюм, в утробу, на поддон намостили подтоварье — ставни из тонких досок, чтобы груз не подмокал.


Шла работа — только топор посвечивал. С утра, со всхожего и до закатимого стукоток стоит под Кононову песню. Далеко слышно по воде-то.


А пошло время к лету — и три мачты кондового лесу поднялись над островом. Три мачты ставят, когда судно на дальнее, океанское плаванье; если на ближнее, в своем море, то две.


Передняя — фок — мачта, средняя — грот — мачта и задняя бизань.


С носа от форштевня уставился бушприт.


И как скрипичный мастер струны настраивает, а они гудят и звенят, так Тектонова искусная рука протянула снасти к мачтам и реям, к штевням и бортам.


И оснастке весь стоячий такелаж* завели по-богатому — из четырехпрядной чесаной пеньки, только такелаж бегучий — из обыкновенной, трехпрядной.


Да в ту же оснастку корабельную блоков одношкивных и двушкивных с железной оковкой не меньше полусотни штук. От скул к носу, где хлюсты — ноздри корабельные, навернули цепи и якоря. Якорь в семнадцать пудов да якорь в пятнадцать пудов. Цепь в шестьдесят пять сажен да цепь в пятьдесят сажен. И белыми полотняными парусами нарядили грот-мачту и фок-мачту с реями; и на бизань — косые паруса.


Много было дела у корабля, и редкий день у мастеров не работали добровольные помощники из артели. По бортам, по мачтам у рангоута все ковано железом, и дверцы, и ободверины* покованы медью. И оконцами посветить «Трифону» не забыл Конон Иванович. И печку сложили. И помпы в трюме — воду откачивать.


Потом судно до ватерлинии* окрасили красно, а побочины * — ярью зеленою и белилами. А у носа и по корме золотыми литерами — имя «Трифон».


Кратко сказать, все было крепко и прочно, дельно и хитро. Кораблик как сам собою из воды родился.


Кто посмотрит, глаз отвести не может.


А медь сияет на солнце!..


Осенью, когда начал лист на лесу подмирать, и судно было готово.


Последний день августа завелась у нас стряпня, и первого сентября утром, когда обрадовалась ночь зоре, а заря — солнцу, поплыли артельные к острову, где «Трифон» строился. И увидели: стоит корабль к востоку, высоко на городках, у вод глубоких, у песков рудожелтых, украшен как жених, а река под ним как невеста.


…Мастер Конон сошел по сходням, стал на степени* и поклонился большим обычаем*. У него топор за поясом, как месяц, светит.


И мы на ответ кланялись равным образом.


Артельного старосту, отца моего, мастер взял за правую руку и повел вокруг судна и обойдя, поднялся на палубу. Следом шли все.


В то время вода за прибыла, стала на мерную степень, да пал ветерок береговой.


Тогда Конон с Олафом сходят на землю и берут в топоры два бревна, держащие судно на городках, над водами.


В то время у старосты пуще всех сердце замерло… И внизу треснуло, и судно дрогнуло да прянуло с городков в воду. И я носом о палубу стегнулся, да и все худо устояли.


А отец смеется:


— Что ты, воронье перо, вострепещился?


Мастер, поднявшись на палубу и став на степень, говорил:


— В чем не уноровил и не по вашему обычаю сделал, на том простите.


Все к нему стали подходить и поздравляться в охапочку. А «Трифон» покачивался на волнах — видно, и ему любо было.


Тогда отдали тросы и отворили паруса. В паруса дохнул ветер. И пошел наш корабль, как сокол ширяся на ветрах.


Все песню запели:


Встаньте, государи,

Деды да бабы:

Постерегите, поберегите

Любимое судно,

Днем под солнцем,

Под частыма дождями,

Под буйныма ветрами.

Вода-девица,

Река-кормилица!

Моешь пни, и колодья,

И холодны каменья.

Вот тебе подарок:

Белопарусный кораблик!


И обошли кораблем далече по солнцу. А паруса обронив, бросили якоря у того же острова на живой воде.


На палубе накрыт был стол со всякой едой, рыбной и мясной, с пирогами и медами. За столом радовались<


до вечера. Таково напировались, ажно в карбас вечером погрузились не без кручины. Егор Осипович с Иван Петровичем, старые капитаны, в воду пали, мало не потонули. Куда и хмель девался. Домой плыли, — только мама да Конон, да еще трое — четверо гребли. Остальные вовсе в дело не годились. А к берегу причалили и на гору взойти наши гости не могут, заходили по взъезду на коровушках. Вот сколь светлы были!


Конец сентября отец отвел «Трифона» в деревню Уйму, города выше десять верст, на зимовку.


А придет весна красна, и побежит наше суденышко на Новую Землю по моржа и тюленя, пойдет на Терский берег за семгой, в Корелу за сельдями. Повезет в Норвегу пеньку и доски, сало и кожу. Воротится в Архангельск с трескою и палтусом.


Годы судов называются у нас водами. Шкуна, прожившая три года, плавающая четвертую навигацию, называется «шкуна трех вод», или «шкуна на четвертой воде».



Мурманские зуйки



Зуек, или зуй, — наша северная птичка вроде чайки. Где рыбная ловля, где чистят рыбу, там кружатся зуйки. Зуйками называют в Поморье и мальчиков, идущих на Мурман в услужение— обед готовить, посуду мыть, рыболовные снасти сушить. Работы много, работа тяжелая, и больше всего в зуйки шли сироты, у кого отца нет. В Поморье мурманские тресковые промыслы — самое главное. И вот у бедной матери была одна забота: чтобы сынишка в семье помог и к работе привык. Хорошего, опытного промышленника мать со слезами просит взять сына поучиться тяжелому делу мурманскому.


Плата бывала зуйку за лето, кроме содержания — еды и одежды, — пятьдесят рублей деньгами, десять пудов рыбы соленой, пять пудов сушеных тресковых голов.


Хорошо, если распоряжается на судне дядя или иной кто, близкий мальчику, а у чужих людей трудно. Лет с девяти, с десяти повезут в море работать навыкать. Ходили зуйки и у отца и брата на корабле. Таким полдела.


Корабли поморские в море идут, когда оно очистится от льда. Перед походом, дома, — отвальный стол, проводинный обед. Накануне зуек бегает, зазывает гостей. Зайдет в избу, поклонится и скажет:


— Хозяин с хозяюшкой, пожалуйте к нам на обед. Милости просим! Милости просим!


Во время пированья зуйки стольничают и чашничают с шитыми полотенцами через плечо. Стольники режут хлеб и угощают, чашники разносят братыни с квасом и брагой. Обедает зуек с хозяйкой после гостей.


Во время стола кто-нибудь в котелок, в дно, постучит, скажет:


— Батюшко, припади!


Это просят ветра посильнее припасть, дунуть.


Перед последней переменой мать, в первый раз провожающая сына в море, прощается с ним. Не знает, как назвать, как пожалеть. Тихонько гладит мальчика по голове шелковым платочком п плачет и поет:


Сизенький мой соколочек,

Миленький голубочек,

Скатна моя жемчужина,

Желанное мое дитятко!

Беззаботные годочки прокатились.

Беспечальные денечки миновались!

Не в доцвете трапу шелкову

С поля убираю,

Не в доросте моего рожоного

В работушку провожаю…

Всхожее ты мое солнышко.

Свеча ты моя воскоярова!

Твоя молоденька головушка заподумывает,

Ребяческо сердечушко запобаливает!


Вспомнит мать и младенческие годы сына:


Ты спал у меня, высыпался.

Ты ждал, дитя, дожидался

От отца веселого покликаньица.

От матери тихого побужаньица.

От брателка ключевой воды.

От сестрицы полотенышка.


У наших поморов слово слово родит, третье само бежит. Слушая мать, и парнишка всплакнет.


После обеда на жальник сходят — на кладбище — с родными проститься.


На пристань идут, каждому нищему подают:


— Нате-ко на поветерь.


И все встречные и поперечные отъезжающим поветери — попутного ветра — желают.


Зайдут на корабль, сходни уберут, якоря выкатают, ветер паруса наполнит. Сделает рулевой поворот кораблем на восток в честь солнца, и зашумят, рассыпаясь, встречные волны.


Брызнет зуйку в лицо крепким морским рассолом — и вся грусть забудется. Которая слеза и катилась, то назад воротилась. В море простор, ширь, свет. Любо в море!


Матрос песню запоет, в гармонь заиграет; смотришь, за кораблем тюлень молодой плывет. Головочка у него черненькая, взгляд умильный, ручками он перебирает, песни слушает. Под самым носом корабля белуха белобрюхая, зверь морской ростом с корову, любит перевертываться да играть. Пробку свою оттыкает, из зашейка фонтаны водяные пускает, что кит. Чайки долго за кораблем в море летят, провожают. Это поморы любят, хлеб им бросают. К хорошей погоде чайка в голомень * летит.


Бежит корабль, воздух веселый, паруса говорят, чайки кричат. Зуйки уж за работой, канат старый для конопатки щиплют, снасти разбирают… В далях морских другой кораблик блеснет парусом, ровно чайка крылом. Надо с ним поморским обычаем поздороваться. Капитан берет медную, посеребренную трубу-рупор и кричит:


— Путем-дорогой здравствуйте!


Те отвечают:


— Здорово, ваше здоровье, на все четыре ветра!


Мы опять:


— Куда путь-дорогу правите?


Ответ уж издалека донесет:


— Из Стокольма в Архангельской!..


Какой-нибудь матрос-молодожен схватит трубу да,


крикнет тем, идущим в Архангельск:


— Агафье моей расскажите, что меня встретили.


Зуйки опять за делом: медные котлы начищают. Чайки на берег воротились. Кругом небо да вода.


Летом благодать в море, а осенью, в туман, страшно. Туман такой навалит, хоть топором руби. В океане, где временем иностранных судов много, бывают и столкновения. Когда поморы в шнеках плывут — в чугунную доску бьют, а заслышав стук машины или свисток, кричат со всей силы:


— Не сгубите-е!!!


Тошно в море — земля и небо стонут.


Самое опасное место в туманы Горловина — выход Белого моря в океан. Тут всегда волненье, толкунцы.


Выбежит шкуна из Белого моря, тут во все стороны Ледовитый океан. Когда корабль идет на Печору или на Новую Землю, поворачивают направо, на восток. А Мурман пойдет на запад, влево. Мурманский берег скалистый. Горы черные, древние, как медведи, лежат. Тут взводень, вал морской, горой ходит, песок со дна воротит. Кораблик в океане, как чаечка маленькая. И подвигается на него «девята» — девятый вал, что всех больше. Вал черный, гребень белый — кружево белое на черном бархате. Ну, думаешь, сейчас закроет, и все тут… Ан нет! Подымет кораблик этим валом, качнет на гребне, как мать ребенком поиграет, да и спустит вниз. Только сердце ёкнет да в животе холодно. А впереди другой вал, тоже с дом величиной. Как кони вороные с седыми гривами, валы летят по океану.


Это кораблику не беда, когда ветер попутный, в затылок, — горе, если со всех румбов заповертывает.


В такую немилостивую погодушку корабельная команда по нескольку суток не спит и не ест.


Кудлатый долгобородый помор-капитан и тут не ударит в грязь лицом. Он ревет у руля медведем на молодых помощников:


— К снастям, други, к снастям!.. Что полтинники-то на меня выкатили? Крепче кливер*. Рочи* шкот!.. Ух, керосином бы вас облить да сжечь! Ух, вы-ы!..


Среди зуйков бывали тоже продувные ребята, во всяких положениях выгоду себе находили. Таков бывал Владимирко Бельских. Он плавал у старого Сувора Окладникова на гальоте.


В непогодушку, когда старик-океан в тысячу труб трубит и кипит валами, Владимирко непременно подвернется разъяренному Сувору под руку. Ясно, хорошую затрещину и заработает. Кончится шторм, юнга Вельских ходит с подвязанной щекой.


Сувор к нему:


— Ты что, Владимирко?


— «Что»! Глаз-то худо заоткрывался…


— Ну?.. Сгоряча-то, вишь, не разберешь. По шее бы надо.


— Себя бы бил по шее-то!


— Любя ведь, леший…


— «Любя»… Теперь как на берег сойду? Ни погулять, ни девкам показаться. Никотора на меня не обзарится.


— На экого винограда чтобы не обзарились! Да ты первый парень по деревне.


— «Первый парень»!.. А где наряды-то? Ты много ли нашил?


— Ужо, не ругай, подарю тебе манишку норвецку голубу.


Этот Окладников «хороший» был, а случалось на бедовых налетать. В шапке зуек в каюту не зайди. Со старшим первый речь не заводи. Жди, когда заговорят.


Самодуры бывали среди поморов-судовладельцев. Вовсе загоняют мальчугана. В свободный часок взгрустнется ему, он и запоет печальную, долгую песню:


В чужих-то людях рано будят,

На работушку гонят до зари.

С той-то работушки рученьки

Болят по плечам.

Со воздыханьица грудь болит…


По Мурману богато становищами — фиордами. В каждой такой бухте есть поморский стан — летний поселок, где промышленники, прибежавшие на кораблях и пароходах с разных концов Архангельской губернии, ночевали и отдыхали. Взрослое население дни проводит в океане, добывая рыбу. Зуйки в океан выходят редко, их работа на берегу. Надо хлеб испечь, кашу сварить и уху, да и квас чтобы был. Вот идет у бедных ребят стряпня — рукава стряхни. Замараются, припотеют, а всё с песнями:


Сам толку,

Сам мелю,

Сам и по воду хожу.

Кашеварничаю,

Пивоварничаю!

Хлебы зуй катает — поет:


Уж и сею я муку

На полатях на боку!

Уж я по полу катаю,

По подлавочью валяю.

На печи в углу пеку,

Когти-ногти обожгу!

Растворяю на дрожжах,

Вынимаю на вожжах.


Всего хуже ребятам хлебы печь.


Знаменитый капитан, архангельский помор Владимир Иванович Воронин, рассказывал: будучи зуйком, пришлось ему ставить хлебы в море на шкуне. Квашню емкостью в несколько ведер взгромоздил на полку, а завязал худо. Ночью пала непогода, шкуну закачало, ржаной опарой и начало устилать спящих промышленников, накатало и в их сапоги.


В другой раз у Володи Воронина хлебы вышли как утюги, хоть ножи о них точи. Володя испугался, что дядя, хозяин шкуны, забранит, и потихоньку уплавил ковриги в море. А дядя и наехал на хлебы-то. Плывут ковриги рядышком, и чайки летят, поклевывают. Так грех и открылся.


В мурманских станах живут временно, одни мужчины. За чистотой должны следить зуйки. В праздник, бывало, стряпают из белой муки, а выйдет вроде ржаного — лапы у поварят в саже. А всё с песнями. Один поет:


Три дня печи не топил,

Много сору накопил.

Ложки вымыл,

Во щи вылил!


Другой припевает:


Косяки скребу,

Пироги пеку…


Ну, частенько ругаются, обижаются тоже, что работы много:


Кисни, квас,

С полу грязь.

Капитану

Вырви глаз!


Помню, в море дело было, на корабле. Капитан достался ребятам строжающий. Каково мальчишкам взаперти сидеть, когда старшие гуляют! Зато как привезут этого капитана с берега мертвецки пьяного да повалят спать, ребята тихонечко танцуют около и припевают:


Как за эту выслугу,

Что нас на берег не выпустил,

Тебя трясло бы потряхивало,

Выше печи бы подбрасывало,

Под семью одеялами,

Под тремя покрывалами.

Тебе сквозь печь бы провалитися,

Во щах заваритися,

Пирогом подавитися!


В глаза-то ведь не посмеют сказать ничего — хоть, так, бедные, душу отведут.


Приход шнёк и ёл в становище возвещают своим криком чайки. Зуйки это слышат и торопятся, ног под собой не чуют. Как старшие с делами покончат, зуйки кричат с порога поварни:


— Кормщики с рядовыми, пожалуйте хлеба ись!


Надо вежливо звать. Летает этакий чумазый кок по становищу, ищет своих, рвется в куски, горячится, что обед остынет, а кричит честно:


— Господа промышленники наши, милости просим обедать!


Про себя-то всего насулит…


Стол обихаживать надо тоже умеючи. Со стен сажа, а без чистой, хотя бы холщовой, скатерти помор за стол не сядет. Пока из-за стола не встали, нельзя из чашек, мисок лить в поганое. Ужасно, если хлебная крошка упала на пол; ее скорей с поклоном поднимут. Во внеобеденное время посуда с едой должна быть покрыта, а порожняя опрокинута. Перед едой помор трижды окатывает руки водой. Руки поморы моют ежеминутно. Есть и бани в становищах, где моются раз или два в неделю. Баню тоже зуек обязан истопить. У иного дровишки худящи, мозглящи, не горят, а только тышкаются. Другому воду носить лихо из горной речки или водопада.


Дразнят друг друга:


Витька баню топит,

Ситом воду носит.

Решето-то розно,

Он принес, — порозно!*


Хуже всего тюки отвивать. Тюк — часть яруса океанской рыболовной снасти. В тюке четыреста метров длины. Тридцать связанных тюков составляют ярус, который и опускается в океан. После лова ярус опять развивается на тюки. Тут много дела и зуйкам. Тысячи лёсок — форшней, тысячи крючков надо распутать. Руки ветром да морским рассолом ест, крючья остры, снасти мокры, скользки, ярусу конца нет. Сосчитай-ка, сколь долог ярус, если в ярусе тридцать тюков, а в тюке четыреста метров…


Отдыхают зуйки в дни океанского шторма. Суда вытащены на берег, взрослые спят или, бывало, выпивают, беседы собирают, песни поют, а зуйки в бабки, в городки играют, гуляют. Без песен тоже не живут. Много у зуйков забавных припевок:


Я вставал поутру-ввечеру,

На босу ногу топор надевал,

Топорищем подпоясывался.

Не путем, не дорогой шел —

Возле лыка гору драл.

Увидал на утке озеро,

Топором в нее шиб — не дошиб;

Другой раз шиб — перешиб.

В третий раз попал, да мимо!

Утка всколыбалась, озеро улетело.


А то запоет кто-нибудь один:


Небылица в лицах, небывальщина.

Небывальщина, неслыхальщина.

По поднебесью сер медведь летит.

Он ушками, ланками помахивает,

Он черным хвостом принаправливает.


И все дружно подхватывают припев:


Небылица в лицах, небывальщина,

Небывальщина, неслыхальщина.

А с горы корова на лыжах катится,

Ноги росширя, глаза выпуча.

Небылица в лицах, небывальщина.

Небывальщина, неслыхальщина.

На дубу свинья гнездо свила.

Гнездо свила, деток вывела.

Небылица в лицах, небывальщина.

Небывальщина, нсслыхальщина.

Малы деточки поросяточки

По сучкам сидят, по верхам глядят.

По верхам глядят, улететь хотят.

Небылица в лицах, небывальщина,

Небывальщина, неслыхальщина.

Таракан гулял сорок лет за печью,

Вдруг да выгулял он на белый свет.

Небылица в лицах, небывальщина,

Небывальщина, неслыхальщина.

Увидал таракан в лохани воду:

— А не то ли, братцы, море синее?

Небылица в лицах, небывальщина,

Небывальщина, неслыхальщина.

Увидал таракан, из чашки ложками хлебают:

— А не то ли, братцы, корабли бегут?

Корабли бегут, на них гребцы гребут?

Небылица в лицах, небывальщина,

Небывальщина, неслыхальщина…


Мужики-поморы в свободный час тоже запоют. Выйдет к океану человек сорок эких бородачей, повалятся на утес, заложат руки за голову и подымут на голоса песню богатырскую. А седой океан будто пуще загремит, затрубит, подпевать человеку примется. Кто это слыхал да видал, не забудет:


Ох, да во синем-то да во широком-то раздольице,

Ох, да подымалася погодушка немилостива.

А и плыли туры по синю морю,

Ох, да выходили туры на белы пески.

Ох, да им навстречу турица златорогая:

«Уж вы здравствуйте, туры,

Где вы были, что вы видели?» —

«А мы видели диво-дивное:

Не грозна туча затучилась

И не вихри в поле солеталися,

Ох, да подымался Батый с Золотой Ордой

И со всею своею силою несметною…»


На мурманских пахтах — утесах — гнездятся тысячи тысяч птиц: гагар, чаек. У зуйков особый промысел и статья дохода — собирать гагачий пух. Весной гагара сядет на каменный карниз, нащиплет у себя с груди пуху и в пух снесет яйца. Этот пух можно взять, гагара второй раз гнездо пухом своим выстелит. И второй пух можно собрать, гагара в третий раз нащиплет пуху. Этот пух нельзя тронуть: птица бросит все и навеки отсюда улетит.


Дома гагачий пух матери выпрядут на самопрялках и навяжут теплых платков, рубашек, колпачков, рукавиц.


Кроме пуху, собирают зуйки гагачьи яйца, большие, красивые, бледно-зеленые с крапинками. На вкус рыбой припахивают, не все любят.


И яйца брать, и пух собирать — промысел опасный. Скалы над океаном, как стены, стоят неприступны. Гнезда на узеньких карнизах, над глубокой пропастью, где кипит прибой. Как мухи по стене, ползают мальчуганы по утесам, через плечо мешок для пуху. И тут у гагар и чаек крику, стону, воплю — шума волн морских не слышно.


А дни — день за днем в работе, — как гуси, пролетают. Осень придет с темными ночами, холодными ветрами, и Мурман начнет пустеть. Летние гости — поморы поплывут на парусниках по домам.


Домой едучи, в праздную минуту удивляют зуйки кто как может. Вот что творят: на верхушке мачты есть шарик — клотик. Назначают состязание: кто повернется на клотике, тому приз. Ловкий парнишка доберется до верхушки, ляжет там животом на шпиль, раскинув для равновесия руки, ноги, и вскружится в такой вершине, на полном ходу корабля, при качке. Внизу, на палубе, героя ждет награда: баранка или копеечная конфетка. Иногда калач повесят на конец реи (пере-кладина у мачты), и зуйки один перед другим ползут по качающейся рее, добывают эту награду. Такие вырастут, ничего потом не боятся.


Множество поморов заезжало в Архангельск на сентябрьскую ярмарку. У города столько бывало кораблей, что волы не видно. Зуйки гуляют по архангельским улицам нарядные, в узорных вязаных рубахах или в синих матросках с шейными платками.


Якипажецка рубашка,

Норвецкой вороток;

Окол шеечки платок,

Словно розовый цветок!


Покончив дела в Архангельске, корабли плывут по деревням. Дома матери рады, сестры веселы. Собаки — Дружки, Бордики, Лыски, Копы — приезжим на грудь, скачут.



Миша Ласкин



Это было давно, когда я учился в школе.


Тороплюсь домой обедать, а из чужого, дома незнакомый мальчик кричит мне:


— Эй, ученик! Зайди на минутку!


Захожу и спрашиваю:


Тебя как зовут?


Миша Ласкин.


— Ты один живешь?


— Нет, я приехал к тетке. Она убежала на службу, велела мне обедать. Я не могу один обедать. Я привык.


на корабле с товарищами. Садись скорее, ешь со мной из одной чашки!


Я дома рассказал, что был в гостях у Миши Ласкина. Мне говорят:


— В добрый час. Ты зови его к себе. Слышно, что его отец ушел в дальнее плавание.


Так я подружился с Мишей.


Против нашего города река такая широкая, что другой берег едва видно. При ветре по реке катятся волны с белыми гребнями, будто серые кони бегут с белыми гривами.


Однажды мы с Мишей сидели на берегу. Спокойная река отражала красный облачный закат. С полдесятка ребят укладывали в лодку весла.


Старший из ребят кричал:


— Слушать мою команду! Через час всем быть здесь. Теперь отправляйтесь за хлебом.


И они все ушли.


Миша говорит:


— Это они собрались за реку на ночь. Утром будут рыбу промышлять. А домой не скоро попадут. Глупый ихний капитан не понимает, что если небо красно с вечера, то утром будет сильный ветер. Если говорить, они не послушают. Надо спрятать у них весла.


Мы взяли из лодки весла и запихали их под пристань, в дальний угол, так, что мышам не найти.


Миша верно угадал погоду. С утра дул морской ветер. Кричали чайки. Волны с шумом налетали на берег. Вчерашние ребята бродили по песку, искали весла.


Миша сказал старшему мальчику:


— Забрались бы вы с ночи на тот берег и ревели бы там до завтра.


Мальчик говорит:


— Мы весла потеряли.


Миша засмеялся:


— Весла я спрятал.


Как-то раз мы пошли удить рыбу. После дождя спускаться с глиняного берега было трудно. Миша сел разуться, я побежал к реке. А навстречу Вася Ершов. Тащит на плече мачту от лодки. Я не дружил с ним и кричу:


— Вася Ёрш, куда ползешь?


Он зачерпнул свободною рукой глины и ляпнул в меня. А с горы бежит Миша. Вася думает: «Этот будет драться» — и соскочил с тропинки в грязь.


А Миша ухватил конец Васиной мачты и кричит:


— Зачем ты в грязь залез, дружище? Дай я помогу тебе.


Он до самого верху, до ровной дороги, нес Васину мачту. Я ждал его и думал: «Миша только и глядит как бы чем-нибудь кому-нибудь помочь».


Утром взял деревянную парусную лодочку своей работы и пошел к Ершовым. Сел на крыльцо. Вышел Вася, загляделся на лодочку.


Я говорю:


— Это тебе.


Он улыбнулся и покраснел. А мне так стало весело, будто в праздник.


Мой отец был корабельный мастер. Однажды он строил корабль недалеко от города, и мы с Мишей ходили глядеть на его работу. В обеденный час отец угощал нас пирогами с рыбой. Он гладил Мишу по голове и говорил:


— Ешь, мой голубчик.


Потом нальет квасу в ковшик и первому подаст Мише:


— Пей, мой желанный.


Я всегда ходил на стройку вместе с Мишей. Но однажды я подумал: «Не возьму сегодня Мишку. Умею с кем поговорить не хуже его».


И не сказал товарищу, один убежал.


Корабль уже был спущен на воду. Без лодки не добраться. Я с берега кричу, чтобы послали лодку. Отец поглядывает на меня, а сам с помощниками крепит мачту. А меня будто и не узнает.


Целый час орал я понапрасну. Собрался уходить домой. И вдруг идет Миша. Спрашивает меня:


— Почему ты не зашел за мной?


Я еще ничего не успел соврать, а уж с корабля плывет лодочка. Отец увидел, что я стою с Мишей, и послал за нами.


На корабле отец сказал мне строго и печально:


— Ты убежал от Миши потихоньку. Ты обидел верного товарища. Проси у него прощенья и люби его без хитрости.


Миша захотел украсить место, где строят корабли. Мы начали выкапывать в лесу кусты шиповника и садить на корабельном берегу. На другое лето садик стал цвести.


Миша Ласкин любил читать и то, что нравилось, переписывал в тетради. На свободных страницах я рисовал картинки, и у нас получалась книга. Книжное художество увлекло и Васю: он писал, будто печатал. Нам дивно было, какие альбомы получаются у Миши из наших расписных листов.


Книги, и письмо, и рисование — дело зимнее. Летом наши думы устремлялись к рыбной ловле. Чуть зашепчутся весенние капели, у нас тут и разговор: как поплывем на острова, как будем рыбку промышлять и уток добывать.


Мечтали мы о легкой лодочке. И вот такая лодка объявилась в дальней деревушке, у Мишиных знакомцев. Миша сам туда ходил, еще по зимнему пути. Лодка стоила не дешево, но мастеру понравился Мишин разговор, Мишино желание и старание, и он не только сбавил цену, но и сделал льготу: половину денег сейчас, половину к началу навигации.


Отцы наши считали эту затею дорогой забавой, однако, доверяясь Мише, дали денег на задаток.


Мы с Васей ликовали, величали Мишу кормщиком и шкипером, клялись, что до смерти будем ему послушны и подручны.


Перед самой распутой зашли мы трое в Рыбопро


мышленный музей. Любуемся моделями судов, и Вася говорит:


— Скоро и у нас будет красовитое суденышко!


Миша помолчал и говорит:


— Одно не красовито: снова править деньги на отцах.


Вздохнул и я:


— Ох, если бы нашим письмом да рисованием можно было заработать!..


Мы не заметили, что разговор слышит основатель музея Варпаховский. Он к нам подходит и говорит:


— Покажите мне ваше письмо и рисование.


Через час он уж разглядывал наши самодельные издания.


— Великолепно! Я как раз искал таких умельцев. В морском собрании сейчас находится редкостная книга. Ее надобно спешно списать и срисовать. За добрый труд получите добрую цену.


И вот мы получили для переписывания книгу стогодовалую, премудрую, под названием «морское знание и умение».


В книге было триста страниц. Сроку нам дано две недели. Мы рассудили, что каждый из нас спишет в день десять страниц. Трое спишут тридцать страниц. Значит, переписку можно кончить в десять дней.


Сегодня, скажем, мы распределили часы работ для каждого, а назавтра с Мишей Ласкиным стряслась оказия.


Он для спешных дел побежал к отцу на судно. У отца заночевал, а ночью вешняя вода сломала лед, и началась великая распута. Сообщения с городом не стало.


Люди — думать, а мы с Васей — делать.


— Давай, — говорим, — сделаем нашему шкиперу сюрприз, спишем книгу без него.


Так работали — недосуг носа утереть. Старая книга была замысловатая, рукописная, но вздумаем о Мише, и на уме станет светло и явится понятие. Эту поморскую премудрость втроем бы в две недели не понять, а мы двое списали, срисовали в девять дней.


Варпаховский похвалил работу и сказал:


— Завтра в морском собрании будут заседать степенные*, я покажу вашу работу. И вы туда придете в полдень.


На другой день мы бежим в собрание, а нам навстречу Миша:


— Ребята, я книгу разорил?


— Миша, ты не разоритель — ты строитель. Пойдем с нами.


В морском собрании сидят степенные, и перед ними наша новенькая книга. Миша понял, что работа сделана, и так-то весело взглянул на нас.


Степенный Воробьев, старичище с грозной бородищей, сказал:


— Молодцы, ребята! Возьмите и от нас хоть малые подарочки.


Старик берет со стола три костяные узорные коробочки, подает Мише, мне и Васе. В каждой коробочке поблескивает золотой червонец. Миша побледнел и положил коробочку на стол.


— Господин степенный, — сказал Миша, — эта кни


га — труд моих товарищей. Не дико ли мне будет взять награду за чужой труд?


Этими словами Миша нас как кнутом стегнул. Вася скривил рот, будто проглотил что-то горькое-перегорькое, А я взвопил со слезами:


— Миша! Давно ли мы стали тебе чужие? Миша, отнял ты у нас нашу радость!


Все молчат, глядят на Мишу. Он стоит прям как изваяние. Но вот из-под опущенных ресниц у него блеснули две слезы и медленно покатились по щекам.


Старичище Воробьев взял Мишину коробочку, положил ему в руку, поцеловал всех нас троих и сказал:


— На дворе ненастье, дождик, холод, а здесь у нас благоуханная весна.


С тех пор прошло много лет. Я давно уехал из родного города. Но недавно получил письмо от Михаила Ласкина. В письме засушенные лепестки шиповника.


Старый друг мне пишет:


«Наш шиповник широко разросся, и, когда цветет, весь берег пахнет розами».


Морское знание



Отец мой всю жизнь плавал на судах по Северному океану. Товарищи у него были тоже моряки, опытные и знающие. Особенно хорошо помню я Пафнутия Осиповича Анкудинова. Он был уже стар. Когда собирался в гости, концы своей длинной седой бороды прятал за жилет.


Бывало, я спрошу его:


— Дедушка Пафнутий, вам сколько лет?


Он неизменно отвечал:


— Сто лет в субботу.


Отца моего Пафнутий Осипович иногда называл «Витька», или «Викторко». Я и пеняю отцу:


— Батя, у тебя у самого борода с проседью, какой же ты «Витька»?


Отец засмеется:


— Глупая ты рыба! Он мой учитель. Я в лодье Анкудинова курс морской науки начал проходить.


— Батя, как же он тебя учил?


— Мы, дитя, тогда без книг учились. Морское знание брали с практики. Я расскажу тебе о первом моем плавании с Пафнутием Анкудиновым. Ты поймешь, как мы учились…


— Пафнутий Анкудинов превосходно знал берега Новой Земли, где были промыслы на белого медведя, на песца. В эти дальние берега Анкудинов ходил на лодье — большом парусном трехмачтовом судне. На таком судне Анкудинов был кормщиком. Кормщику была «послушна и подручна» вся команда лодьи. Самым молодым подручным был я. Спутницей нашей лодьи всегда бывала лодья другого архангельского кормщика Ивана Узкого.


Однажды, возвращаясь с промысла, обе лодьи шли вдоль западного берега Новой Земли. Ветер с берега развел лихую непогоду. Наш кормщик успел укрыться в губу Пособную. Лодью Узкого стало отдирать от берега, и она потерялась из виду. Через четыре дня береговой восточный ветер сменился южным, «русским» ветром. Этот ветер держал нас в Пособной еще четыре дня. Русский ветер сменился ветром с севера. Тотчас Анкудинов подымает якоря, открывает паруса и отправляется искать Ивана Узкого.


Продолжая прерванный курс, Анкудинов опять шел вдоль берега. Поветерь была неровная. Временем накатывал туман. Мы убавляли паруса, шли тихо, по течению.


Я знал, что Анкудинов не пойдет домой, на Русь, без Ивана Узкого, и думал, что пойдем обыскивать все попутные заливы. Но кормщик наш подряд два дня и две ночи шел вперед, не обращая никакого внимания на берег, чуть видный сквозь туман. Я удивился еще больше, когда кормщик круто управил лодью в залив, ничем не отличный от пройденных. Не я один, и другие из команды говорили:


«Будто тебя, кормщик, кто за руку взял и повел в эту маловидную лахту» *.


Но, действительно, здесь, в этой лахте, Иван Узкий ждал Анкудинова.


Я удивился в третий раз, когда увидел, что нас ждали именно сегодня и Узкий с раннего утра велел готовить обед на тридцать человек, по числу команды двух лодей.


За обедом ученики Ивана Узкого говорят:


«Ты, Виктор, дивился на своего кормщика, а мы на своего. Как только мы забежали в эту лахту, Иван Узкий стал говорить, как по книге читать: «Мы сидим без дела здесь, Анкудинов тоскует там». Дня через три кормщик говорит: «Сегодня Анкудинов выскочил из заключения и устремился к нам. То летит на крыльях, то ползунком ползет». А вчера, в канун вашего прихода, высказал: «Завтра, в час большой воды*, можно ждать гостей». Прямо как колдун читал по тайной книге».


Старшие обедали в молчании, и наш разговор был слышен. Иван Узкий рассмеялся и сказал:


«Кормщик Анкудинов, объясни моим ребятам наше колдовство».


Анкудинов стал объяснять:


«Как известно, мы в разлуке были десять дней. Первые четыре дня восточный ветер меня держал под берегом, а вас гонил открытым морем. В следующие четыре дня дул русский ветер. Он опять держал меня на месте, но вам позволил справить к берегу.


Как я, оставшись далеко, в Пособной, мог предугадать, где кинет якорь лодья Узкого?


Я знал, сколько верст в сутки могла проходить ваша лодья. За четыре дня, при ваших многотрудных обстоятельствах, вы сделали в направлении юго-запада четыреста верст. Этот счет мой сразу прекратился, когда ударил противный вам ветер с юго-запада. Немедленно, на всех парусах, вы устремились в берег.


Как мог я в точности определить место вашей стоянки?


Зная, что вы ушли на юго-запад и находитесь от Пособной на расстоянии четырехсот верст, я сообразил, какие бухты и заливы там имеются. А так как у меня и у Ивана Узкого один и тот же опыт, одни и те же мысли, я знал, что он выберет эту лахту.


Точно так же кормщик Узкий знал, что я в четыре дня берегового ветра, не двинусь из Пособной. Он знал, что и в следующие четыре дня дует ветер, не попутный для меня. В тот день, когда взялся северный ветер,


Иван Узкий сказал вам:..Сегодня Анкудинов выскочил из заключения».


Расстояние в четыреста верст, при попутном ровном ветре, можно одолеть за тридцать два часа. Иван Узкий учел, что за туманами мы шли без парусов, учел неровность ветра и для этих трудностей прибавил к нашему походу еще часиков двенадцать. Его расчет был точен.


День встречи и место встречи мы определили знанием ветра, знанием моря, знанием берегов, а не гаданьем и не колдовством…»


На рассвете следующего дня лодьи Анкудинова и Узкого оставили Новоземельский берег и добрым порядком пришли домой, в Архангельск.


Новая Земля



Веку мне — «сто лет в субботу». Песнями да баснями, гудками * да волынками, присказками-сказками, радостью-весельем от старости отманиваюсь и людей от смерти-тоски отымаю. Архангельска страна, Двинская земля богатеет от моря. Угрюмо Студеное море — седой океан. И поморы, идучи на дальние промыслы, брали с собой на корабль песню и сказку.


Таковым-то побытом в молодые, давние годы подрядился я в двинскую артель идти на Новую Землю бить зверя и сказывать сказку в мрачные дни.


Из-за нас, мастеров-посказателей, артельные старосты плахами березовыми бились, дрались, боем отбивали, отымом отымали нас друг у друга.


Дула праматерь морская — пособная поветерь. Наша лодья от Двины до Новой Земли добежала в пятеры сутки. Зверя в тот год выстала несосветимая сила. Целое лето били тюленя, моржа, стреляли оленя. Такой задор одолел — гусли мои паутиной заткало, без них весело!


Осень пошла. Старики говорят: «Время обратно. На добычу задоримся, да кабы беды не дождаться!»


Здесь у ветров обычаи. Весной заведется ветер с юга — полудник. Очистит море от льда, угонит льдину на север, вдаль, в неведомый край, и держит льдину у полночи, в задвенной* стране. А осенью приходит день и час — полуденный ветер умолкнет. Волю возьмет ветер-полуночник. Погонит льдину обратно к Новой Земле. Смены летнего ветра на зимний не жди!


Вот этак с вечера спать завалимся: «Ребята, завтра домой непременно». А утро настанет — ветер вчерашний. Опять тебя так и подмывает: «Коли зверя-то, стреляй! Вей золото в клубок. Жёнок, невест с экой добычи в шелк и в бархат оденем!»


До бортов корабль нагрузили. Староста назначил час отхода.


Тогда артель раскололась надвое. Одиннадцать зашли на лодью. Мы, одиннадцать, толкуем свое: «Плывите, доставьте добычу домой. А за нами сюда другой кораблик немедля пошлите. Мы будем ждать, новый груз припасать. Сей год зима не торопится».


Староста нас и клял, и ругал. В последнюю минуту с нами остался:


— Я клятву давал вас, дураков, охранять! Слово дадено — как пуля стрелена. Твори, бог, волю свою. Вы с меня волю сняли.


Те убежали, мы опять промышляем, барыши считаем.


Прошла неделя, другая. Время бы за нами и судну быть. Тайно-то, про себя-то, тревожиться стали. На здвиженье* птица улетела. Лебеди, гуси, гагары — все потерялось. Полетели белые мухи; будто саван белый спустился. Тихо припало… Заболели сердца-ти у нас. Защемило туже да туже.


Как-то спросил я:


— Староста, почто ты с лодьи книги снес — Четьиминеи*, зимние месяцы?


Он бороду погладил.


— Вдруг да кому, баюнок*, на Новой Земле зимовать доведется… Они нам за книги спасибо скажут.


— Староста, даль небесная над морем побелела. Это от снегов?


— Нет, дитя, от льдины… — И ласково так и печально поглядел мне в глаза. — А ты ладь, ладь гусли-ти. Ежели не на корабле, дак на песне твоей поедем.


Ночевали мы в избушке за горой. В пятую неделю ожиданья на заре пошел я к морю глядеть корабля. Иду и чувствую, что холодно, что ветер не вчерашний. Шапчонку сорвал, щеку подставил, а ветер-то норд-ост. полуночник… Ноги будто подрезал кто-то, присел даже. Однако усилился, вылез на глядень*. И море увидел: белое такое… Лед, сколько глазом достать, — все лед. Льдины — что гробы белые. И лезут они на берег, и стонут, и гремят. Жмет их полуночник-от… Воротился, сказываю. Только ахнули: месяц ждавши, с тоски порвались, а, каково будет девять месяцев ждать!


Помолились мы крепко, с рыданием, и зазимовали.


Староста говорит:


— Не тужи, ребята! Ни радость вечна, ни печаль бесконечна. Давайте избу на зиму налаживать.


Собрали по берегам остатки разбитых кораблей. Избу заштопали-зашили. Тут и снегом нас завалило до трубы. Сутки отгребались.


Стало тепло, а темно. И на дворе день потерялся: ночь накрыла землю и море. И в полдень и в полночь горят звездные силы, как паникадила.


Староста научил по созвездьям время читать, часы узнавать. В избе на матице* календарь на год нарезали: кресты, кружки, рубежи — праздники, будни, посты. Заместо свечи жирник горел денно-нощно…


Тут повадились гости незваные — белые медведи: рыбный, мясной запас проверить. В сени зашли, в дверь колотили; когтищами, будто ножами, свои письмена, по стенам навели. Мы десять медведей убили; семь-то матёрых. Перестали гостить. Они, еретики, пуще всего свистом своим донимали. В когти свистит столь пронзительно, ажно мы за сердце хватались.


Тут и всток-ветерок из-за гор приударил. По ветру льдина с камнем летела. По две недели мы за порог не ступали — как мыши в подполье, сидели. Счет дням по жирнику вели: приметили, сколько сала сгорит от полдня до полдня. Староста дышит мне: «Пуще всего,


чтобы люди в скуку не упали. Всякими манами ихние мысли уводи».


С утра мужики шить сядут, приказывают мне:


— Пост теперь, книгу читай. Да чтобы страх был!


Слушают, вздыхают… А оконце вдруг осветится


странным, невременным светом. Горят в небе сполохи, северное сияние. С запада оли* до востока будто река вся жемчужная, изумрудная свернется да развернется; то как бы руки златые по небу пойдут, перебирают серебряны струны…


Вечером ребята песню запросят. Староста строго:


— В песнях все смехи да хи-хи. Заводи, баюнок, лучше старину.


Сказываю Соловья Будимировича:


Из-за моря, моря студеного,

Выплывают корабли Будимировы.

Тридцать кораблей без единого,

Нос-корма по-звериному,

Бока взведены по-туриному.

А и вместо глаз было вставлено

По каменю было по яхонту,

Вместо бровей было прибито

По черному соболю сибирскому…


В пост на былину-старину разрешено, а уж как завыговаривает старинка про любовь да как зачнут мужики сгогатывать, так староста только головой вертит да руками машет:


— Ну, разлилась масленица, затопила великий пост!


Про Лира-короля слушать любили. По книжке у меня, было выучено.


— Ты, баюнок, мастер слезы выжимать. Поплачешь, оно и легче.


Был у меня в артели друг, подпеватель, Тимоша. Перед святками он замолчал.


Староста мне наказывает:


— Не давай ему задумываться!


Я заплакал:


— Тимоша моложе всех, что ему печалиться!


— То и горе. Стар человек, многоопытен — беды по сортам разбирает: это, мол, беда, это полбеды. А молодому уму несродно ни терпеть, ни ждать.


Я Тимошу отчаянно любил, жалел:


— Тимошенька, чем ты будешь зиму провожать, весну встречать? Давай сделаем гудок*.


На деревянную чашу натянули жилы оленьи, гриф из вереска — вот и гудок с погудальцем *.


Два коровьих рога, в чем иглы держали, то сопелки-свирели.


— Староста, нам до праздника надо сыгровку делать.


— Играть нельзя, а сыгровку можно.


«Во святых-то вечерах виноградчики стучат: виноградие красно-зеленое!»


В праздник всякий вечер ударим в гусли; запоет гудок девическим голосом, завизжат рожки. Учинится топот-хлопот, скаканье-плясанье. Зажиг от старосты пойдет: зачнет пудовыми сапожищами в половицы бухать, перстами щелкать, закружится…


У нас песни поют,

У нас гудки гудут.

Золотая труба трубит,

Переладец* разговаривает…


За старостой стар и млад, ажно ветер по избе. И Тимоша с нами. Только, я заметил, глаза у него блестели и губы рдели по-особому. Утром он не встал. И зачал наш Тимошенька таять, как снег.


Я обниму его, реву над ним:


— Тимошенька, не спи! Во снах тебя смерть схватит..


Он рассмехнется:


— Ты не отдавай меня смерти-то.


Нет, не укараулил я Тимошеньку, не сохранил, не уберег от смерти…


За Тимошей еще трое товарищей повалились в той же тоске. Сам староста перед ними в гудок играл и кружился. Все артельные попеременно плясали, смешили недужных. На Афанасьев день, января восемнадцатого, они рассмеялись и встали. Только Тимошеньку моего не мог я рассмешить… Положили его на глядень, откуда море видать. Графитной плитой накрыли и начертали:


Спит Тимоша-горожанин,

Ждет трубы архангеловы.


На Афанасьев-от день первый свет показался над Новой Землей. В полдень заря зарумянилась. Мы и ночник погасили на часок. На Аксинью-полузимницу * солнышко-батюшко как бы с красным фонариком прошло по горам.


В Сретеньев день* солнышка мы навидались. В полном лике оно над морем встало. Мы-то целовались, обнимались в охапку, по снегу катались, в землю кланялись солнцу-то красному:


— Здравствуй, отец наш родной, солнце пресветлое! При тебе теперь живы будем!


Да в землю ему, да в землю ему, солнцу-то красному.


Друг друга разглядываем:


— Ты, баюнок, обородател! А ты поседател!


— А это кто, негрянин черной?


— Ничего, промоюсь — краше вас буду!


И благовещенье, и пасху славить к морю выходили. В медные котлы звонили. Прогалинки ребячьими глазками в небо заглядели. Мох закудрявился. На радоницу в тысячу звонков-колокольчиков Новая Земля зазвенела — с гор ручьи побежали. На Егорьев день* гуся два, чайки две, гагары две прилетели, посидели, поглядели, поговорили — опять улетели. Передовые это были. На вешнего Николу* слышим сквозь сон: стон стоит на дворе. Выбежали — птица прилетела! И лебеди, и гуси, и гагары, и… все прилетели. Земли не видать, голосу человеческого не слышно. Лебедь кикает, гагара вопит, чайка кричит. Любо! Весело!


На Троицу в ночь будто орган заиграл, во вселенной будто трубы запели. Это ветры сменились. Ветры с полдня, южные, летние ветры ударили. Дрогнула льдина морская, заворотилась и ушла. Море по-всселому зашумело, волна разгулялась во все стороны света белого.


По горам шиповник зацвел. Березка, вся-то она ростом в аршин, притулилась за камешком, листочки по грошику, а тоже, как невеста, сережки надела. Тут и травочка маленька, и пчелка бунчит…


Мы, где это место увидим, падем на колени, руками охапим:


— Мать-земля благоцветущая! Мать сыра земля!


День тогда беззакатный стоит над Новой Землей, и ночи нет ни единого часу. А мы в солнечные-те ночи и сон и еду потеряли. Своих ждем, корабля ждем. Так и живем на берегу, на высоком-то гляденье. Так и едим глазами край-то морюшка, откуда кораблю быть…


Раз этак задремали о полдне. Вдруг староста кричит:


— Парус! Парус! Парус!


Подняло нас. Правда, парус! Да не один. Вон два кораблика, вон три соколика… Наши это! С Двины за нами идут…


Тут опять слезы. Только — ах! — сладкие это были слезы. Слаще их ничего не живет на земле.


Матвеева радость



На новой беломорской верфи расхвастались старые поморы, кто в жизни больше работы унес. Матвей Иванов Корельской сказывал:


— Родился я в Корельском посаде, на морском бережку. Отец был корелянин, мать русская. Род наш на Мурмане, у Семи островов, промышлял. Отец там и утонул. Матка стала поденщичать в людях. Года за два до смерти робить не замогла, по миру пошла и меня с собой повела.


Шести лет начал я скитаться по чужим дворам один-одинешенек. Лохмотья с плеч валятся, колени, в дыры выглядывают. О, горе сиротам! Каждому в глаза гляди, каждого надо бояться…


В такой маяте, в такой позоре и вырос. О празднике молодежь на улицу пойдет петь, гулять, играть, а я в лес побежу, чтобы моих трепков да грязи не увидели.


Весь я пристыдился. Так уж и привык, что мое счастье — дождь да ненастье.


Двенадцати годов ушел я на Мурман в зуйки. Ведь я не на смех родился. Работы я не боялся.


Три лета в зуйках ходил. Ушел па Мурман бос и наг, в три навигации стал на человека похож и голову поднял. Может, думаю, и я не хуже других.


И загорела у меня, у сиротины, душа в люди выбиться. Зачал я у вывозки, у выгрузки работу ломить.


У меня такой ум-от обозначился — нать* свое нажить.


Сверстные ребята наряжаются, а я убогой лопарской малицы не сменяю. Копейки, значит, выколачиваю. Молодой, а задорной стал; давно ли с сумой бегал, а, теперь задумал карбас, свою промысловую посудину, строить.


Нам, поморам, море- поилец, кормилец. Но море даст, что возьмешь. А чтобы взять, надо суденышко. Без своей посудины, хоть самой утлой, помор не добытчик, а раб богачу. Смала я это понял и терпеть не мог. Редкую ночь суденышко мое мне не снилось: вижу, будто промышляю на нем и рыбы- выше бортов.


Год за годом, двенадцать лет, медными копейками собирал Матюшка Корелянин, сколько нужно на карбас.


До тонкости у меня было все сосчитано, что возьмут за доски, за гвозди, за снасти, за работу. Насчет матерьяла с лонью* договорился, мастера в Коле нашел.


Люди строят к весне, а я, как деньжонки собрались, осенью построился. Карбас недолго сошить. Карбас работали, как именинницу сряжали. Я на работу как в гости ходил.


Время было к снегу, а молодой «хозяин» новым-то суденком подрядился триста пудов жита в Норвегу доставить. Моря бойся пуще осенью, а молодецкое сердце зарывчиво. Веку мне тогда стукнуло двадцать пять годов. Так бы карбас-то взял в охапку да пешком по водам бежал…


Погрузились. Поплыли океан-морем. Не доходя Тана-губы, пала несосветима, погодушка. Парус оборвало, мачту сломало, руль не послушался. Положило карбас вдоль волны, бортом воды зачерпнуло. Не поспели мешков выкидать, опружило кверху дном. Было народу пять человек, трое поспели за киль ухватиться, двоих отхватило прочь.


Сутки океан-батюшка нашим карбасом играл, как мячиком. Наигрался, в камни положил. Мы трое на гору выползли, а суденышко мое погибло. Я ноги и живот ознобил, идти не замог, послал товарищей объявить жителям, а сам еще двои сутки на этой горе волосы драл да рот открывал. Для чего я двенадцать лет силу складывал, недопивал, недоедал?! Прости, моя свобода..


Добры люди доставили меня на родину, в Корелу. От морской горькой погибели постигла меня болезнь. Ползимы день и ночь трясло, кабыть от морозу от большого, хотя на печке лежал. Одна вдова с молоденькой дочкой жалели меня, водились, как с родным. У них в избе я зиму огоревал.


Тут весна подошла. Лед из губы вынесло, дни заблестели.


Как-то хозяйка ушла карбас смолить. И вижу, на подоконник чайка села и закричала на меня по-своему: долго ли-де, мужик, бока править будешь?


Меня ровно кто на ноги поставил.


Вылез я на улицу, забрался на глядень и охнул: волны морские играют, шумят; стада лебединые под север летят, и облака небесные туда же плывут, и корабли белопарусные в ту же океанскую сторонушку… А свету! А солнца! А ветру!


И Матюшка Корелянин от болезни, как от сна, пробудился. Топнул ногой о камень да кричу:


— Остер топор, да и сук зубаст! Турью гору сворочу, а полечу в океан на своих крыльях! Да не на шнеке, а на шкуне!


Так я выздоровел. Опять, значит, работу, как бешеный, хватаю.


Часов шестнадцать подряд отработаю, сунусь отдохнуть, да как сдумаю, будто я на своем суденышке плыву и паруса, что снег, и я вольной промышленник, — дак и окутки в сторону, и постели прочь… И ночь не сплю, работу ворочаю.


Люди надо мной посмеиваются. «Пока, — говорят, — Матюша, твое солнце взойдет, роса очи выест».


Пожалуй, эта пословица не мимо дела. Работал я, в кабале у богатея. Главная-то отчего у нас кабала учинялась? Своего суденка нет — в ложке за море не поедешь. А у богача судно — да еще океанское, трехмачтовое. У него снасти из Норвегии да из Англин, у него все возможности…


Поморская земля нехлебородима; зима нас прижмет, вот и явимся к благодетелю: дай муки, дай хлеба, дай круп, дай денег, дай того-другого. Он добр, он даст в долг, чтобы летом у него на судах да на промысле отрабатывали.


Что же выходит? Товар-то свой по самой бессовестной цене поставит, а работу нашу оценит грошами. В одну навигацию зимнего долгу не отработаем, а другая зима подходит — в новые долги заберемся у того же хозяина. Одно остается петь:


Осудари наши,

Воля ваша!

Хоть дрова на нас возите,

Лишь не помногу кладите!


И то знай: этот твой хозяин — и единственный торговец на всю деревню. Кроме него, ни спичек, ни соли, ни мыла, ни аршина ситцу купить негде.


Теперь понимаете, как трудно копейку-то откладывать. А я откладывал. У меня, как звезда в ночи, как маяк в пути, свой-то кораблец, своя-то волюшка.


У какого дела надо втроем-вчетвером, я один берусь. Товарищи косо на меня глядят. Они на работе сидят, да лежат, да перевертываются, а я не могу тихо работать.


Чтобы люди дружны были, следует пить и других поить, а я над каждой копейкой трясусь, меня и не любят. Иродом зовут.


…Опять год за годом десять лет пробежало. Вижу, что не зря сказано: пока солнце взойдет, роса очи выест. Хозяину рубль, рабочему — нищие копейки; хозяин осенью в Архангельск едет бумажки на золото менять, а у меня те же медяки.


Тут я чуть было маленько с копыл не сбился.


Что такое, думаю: мне тридцать пять лет, а я не наряжался, не гуливал… Купил в Норвеге брюки клеш, синюю матроску с большим воротником, полотняну манишку, платок шейный шелковый и явился на родину, в Корелу. Парень я был высокий, плечистый, говорили, что и с лица красивый.


И… тут я большой шаг шагнул: женился на дочери той самой старухи, которая меня десять годов назад пожалела.


Женился и испугался: «О, зачем за себя баржу привязал? Мне ли гнездо разводить! Теперь не выбиться из бедности».


А пожил с Матреной и увидел в ней помощницу неусыпающую, друга верного. Она со мной заодно думу думала. При ней я на свои ноги начал вставать.


Я на Мурмане, жена дома, сельдь промышляет, сети вяжет, прядет, ткет, косит, грибы, ягоды носит. Матреша моя и мужскую работу могла. Тес тесала, езы* била, кирпичи работала…


Ребятишки родились — труднее стало. А Матреша, хоть какая беда, уж тихонько она сдумает, ладно скажет…


В шесть годов мы избу свою поставили. Вместе лес возили, стены рубили, вместе крышу крыли.


В эту пору я кинул якорь у Василия Онаньевича Зубова, нашей же Корелы у богатеющего купца: на Мурмане своя фактория*, промысловое оборудование, три шкуны, одна — что твой фрегат.


В море ли, на берегу ли работаю — все нет-нет да погляжу на чужие кораблики, как они плывут, брызги на стороны раскидывают. Погляжу да подумаю: «Ничего! Проведу и я свою борозду».


Деньжонки я усердно копил, а что строить буду не малую скорлупку, а заправскую шкуну, это я давно решил.


Семья в Корелах, я на Мурмане; что добуду, им оторву, остальное в кошель; на себя ни полушки. И кошель на груди носил.


Каждый рубль — что гвоздь на постройку моему желанному кораблю, каждым рублем я на волю выкупался сам и детей выкупал.


По праздникам на эту картину любовался. Любовался — не думал, не гадал, какая гроза над моей головой собирается.


Хозяин мой, Василий Зубов, в нас, в рабочих, не входил. Платит грошами, в зиму пропащей рыбой кормит — и ладно, думает, дородно им.


Покамест я у него в кулаке сидел, хоть и жужжал, да не рвался, он до меня ровным был. А как усмотрел, что Корельской на него встает, запосматривал на меня не мило.


Осенью, при конце промысла, не утерпел, скричал на меня при народе:


— Эй, любезный! Люди смеются, да и вороны каркают, будто кореляки собственные пароходы заводят. Ты не слыхал?


— Про людей не слыхал, — говорю, — может, и пароходы. А вот насчет шкуны я подумываю.


Он зубы оскалил:


— Подумываете? Ай да корельская лопатка! А по моему, спустить бы тебе на воду нищу коробку, с которой по миру бегал, а заместо паруса маткина нища сума. Экой бы корабль по тебе!


Это он меня да матерь мою нищетою ткнул…


Сердце у меня остановилось.


— Ты! Ты, который нас по миру с сумой пускаешь, ты сумой этой нас и укоряешь? Мироед! Захребетник мирской! Погоди, умоетесь вы, пауки, своею же кровью!..


Кругом народ, стоят молчат.


Уж не помню, чего я еще налягал языком; что было на сердце, все вызвонил. Хлопнул шапку о землю, побрел прочь.


Иду — шатаюсь, как пьяный. Сердце себе развередил.


Тут испугался: пожалуй, заарестуют меня. Урядник все слышал, он Зубову слуга… И до того мне Матрешку да ребят увидать захотелось!.. А мимо пристани гальот знакомого человека и плывет, в Ковду пошли. Ковда с Корелой рядом.


Взяли меня без разговоров. Ничего, что пассажир — без шапки.


Долгу за Васькой семь рублей с полтиной оставалось, я всего отступился.


Дома сельдь промышляю, а сердце все неспокойно. Не простит мне Васька Зубов. Через годик можно бы кораблик тяпать-ляпать, а тут как бы помеху какую Зубов не сунул…


Скоро и он сам домой пожаловал. Я мимо иду, он в окошко окликнул:


— Корельской, ты что, чудак, тогда от меня убежал? Кроме шуток: скоро ли шкунарку свою ладишь стряпать?


— Мне ведь не к спеху, Василий Онаньевич. Через год, через два…


Он воровски огляделся:


— Ну-ко, зайди в сени.


В сенях и шепчет:


— Хочешь, тебя со шкуной сделаю на будущую весну?


Я и глаза выпучил, а он:


— Ум у тебя дальновидный, ты опыт имеешь, практику знаешь. Пора, пора тебе, Матвей Иванович, в люди выходить.


Такой лисой подъехал. Я и растаял. Слушаю — как мед пью.


А Васька поет:


— Знакомый норвежский куфман * запутался в делах. Наваливает мне за гроши — за две тысчонки — новенький пароходик. А у меня деньги все в дело вложены. Денег нет. Ничего не решив с куфманом, поехал в Архангельск, а в Архангельске частная контора на упрос просит сосватать пароходик тысяч на восемь… Понимаешь, Матюша, — Васька-то говорит, — мы норвецкий пароходик и сбагрим им за восемь тысяч, а сами за него заплатим две. Барыш-то по три тысчонки на брата…


Я глазами хлопаю:


— Это кого же вы в братья-то принимаете?


— Как кого? Да тебя! Принимаю тебя, Корельской, в компаньоны. Тысячу рубликов я у себя наскребу. Тысчонку ты положишь.


Я заплакал:


— Не искушай ты меня, Василий Онаньевнч! Всего у меня капиталу семьсот семьдесят четыре рубля шестьдесят одна копейка.


— Давай семьсот семьдесят четыре рубля. Прибыль все одно пополам.


Я воплю:


— Дай до утра подумать!


Ночью с Матреной я ликую:


— Три тысячи барыша… Мне их в двадцать лет не выколотить. А тут сами в рот валятся. Три тысячи! Ведь это шкуна моя, радость моя, к моему берегу вплотную подошла: «Заходи, — говорит, — Матюша, берись за штурвал, полетим по широкому раздольицу…» Ох, какой человек Василий Онаньевич! Напрасно я на него обиделся!


Жена говорит:


— Может, так и есть. Только бумагу вы сделайте.


Утром сказываю свое решение Зубову, что согласен, только охота бумажку подписать у нотариуса. Он глазища опустил, потом захохотал:


— Правильно, Корельскои! Ты у меня делец!


Поехали на оленях в уезд. На дворе уж зима. Зубов к нотариусу пошел, долго там что-то вдвоем гоношили.


Потом меня вызывают. Чиновник бумагу сует.


А я неграмотный вовсе. Только напрактиковался чертить свою фамилию. Надо бы велеть прочитать, что в бумаге написано, а я где дак боек, а тут как ворона лесна.


Пакаракулил подпись, может, задом наперед, — и получил копию. Сложил Зубов мои денежки в сертук, во внутренний карман, и еще наказывает мне:


— Ты смотри, до времени языком не болтан и бумагу не показывай. Мы с тобой потихошеньку да поле-гошеньку.


Конец зимы Зубов в Колу на оленях уехал, оттуда хотел в Норвегу, а я дома поживаю в радужных мечтах. Барыши делю. Тысячи свои распределяю.


Началась навигация. Лето. Жена с ребятишками рыбешку добывает, а Матвей Корельской от компаньона телеграммы ждет.


Пришла весточка, что пароходик этот в Архангельске продан. Я телеграммы жду. И на Мурман это лето-я не пошел.


Весь распался что-то, весь поблек.


Жена уговаривает:


— Погоди ты падать духом. Мало ли какие в городах, в конторах да в банках, задержки. Может, Зубов и денег еще не получил.


А у меня сердце болит, в трубочку свивается.


Осень пришла, и Зубов домой прибыл. Приехал — ночью. Я с утра дорогого гостя ждал, обмирал.


В паужну* сам полетел.


Он разговаривает, расхохатывает, о деле ни слова. Может, думаю, семейные мешают? Шепчу:


— Мне бы с вами, Василий Онаньевич, по секрету…


А он на всю избу:


— Что? Какие у нас с тобой секреты?


— А дельце наше, Василий Онаньевич?


— У Василия Зубова с Матюшкой Кореляком дела?!


— А пароход-то!


— Что пароход? Скорее, Корельской! Мне некогда.


— Да ведь деньги-то у меня брали…


— Что? Я у тебя, у голяка, деньги? Ха-ха-ха!


Я держусь обеими руками за стол, все еще думаю — он шутит.


— Василий Онаньевич, бумагу-то нотариальную забыли?


— Какую бумагу?


— Зимой делали.


— Мало ли я зимой бумаг сделал! Неси ее и приведи писаря.


Слетал домой за бумагой, добыл писаря. А руки-то, и колени-то трясутся.


Зубов рявкнул:


— Читай Корельскому его бумагу!


Писарь читает:


— «Я, крестьянин такой-то волости, Матвей Иванов Корельской, сим удостоверяю, что промышлял на купца Василия Ивановича Зубова на обычных для рядового мурманского промышленника условиях. Договорную плату деньгами и рыбой получил сполна и никаких претензий не имею. В чем и подписуюсь.


М. Корельской».


Не хочу рассказывать плачевного дела! Две недели я без языка пролежал. Опомнюсь — клубышком катаюсь, поясом вьюсь. Мне сорок годов, я до кровавого поту работал — и все, все прахом взялось!


Всё отнял Зубов, оставил с корзиной…


Тут праздник привелся. Я вытащил у жены остатные деньжонки, напился пьян, сделался как дикой. Полетел по улице да выхлестал у Зубова десять ли, двенадцать ли рам. Меня связали, бросили в холодную…


После я узнал, что в тот же вечер мужики всей деревней приступили к Ваське Зубову, просили мои деньги отдать. Он от всего отперся.


— Пусть подает в суд. Вы ставаете свидетелями?


Мужики ответили:


— Не знаем, Зубов, не знаем, можно ли, нет ли на тебя в суде доказать. По делам твоим тебе давно бы камень на шею, безо всякого суда. Помни, Зубов, собачья твоя совесть, что придет пора, ударит и час. Мы тебе Матюшкино дело нарежем на бирку!


Спасибо народу, заступились за меня, не дали мне духом упасть. Я не спился, не бросил работать и после Зубова лихорадства*, только… радость моя потерялась, маяк мой померк, просвету я впереди не увидел. Годы мои далеко, здоровье отнято. Больше мне не подняться.


Да я бы так не убивался, кабы одинокий был. Горевал из-за ребят, из-за жены.


С воплем ей говорю:


— Ох, Матреша! Мне бы тебя в землю запихать да робят в землю, вот бы я рад сделался, что не мучаетесь вы!


Она рядом сядет, мою-то руку себе на голову тянет:


— Матюша, полно-ко, голубеюшко! Мы не одни, деревня-та как за нас восстала… Это дороже денег! Гляди, мужики с веслами да с парусами несутся: видно, сельдь в губу зашла, бежи-ко промышляй!


Однако я в море не пошел, поступил в Сороку на лесопилку.


Мужики ругают меня:


— Эдакой свой опыт морской под ногу Ваське хочешь бросить! Мало ли хозяев, кроме Зубова…


Все хозяева с зубами.


Доски пилю — в море не гляжу, обижусь на море. Сколько уж в сонном видении но широкому раздольицу поплаваю… Сердце все как тронуто. Я в Корелу не показываюсь, фрегата Васькиного видеть не могу.


Копейки, конечно, откладываю. Не на корабль — кораблем батраку Матюшке не владеть, — откладываю ребятам на первой подъем, чтобы не с нищей корзиной жизненный путь начинали. Дети мои зачали подыматься, об них мое сердце заболело. Боюсь, не хочу, чтобы дети к Зубовым в вечну работу попали.


После Зубовой беды еще пятнадцать лет я не отдыхивал ни в праздник ни в будни, ни зимой ни летом. Было роблено… Сердита кобыла на воз, а прет его и под гору, и в гору.


В одном себя похваляю: грамоте выучился за это время, читать и писать.


Матрешке моей тяжело-то доставалось. Ухлопается, спину разогнуть не заможег, сунется на пол:


— Ребята, походите у меня по спине-то…


Младший Ванюша у ей по хребту босыми ногами и пройдет, а старшие боятся:


— Мама, мы тебя сломаем.


Тяжелую работу работаем, дак позвонки-ти с места сходят. Надо их пригнетать.


Матрена смолода плотная была, налитая, теперь выпала вся. Мне ее тошнехонько жалко:


— Матрешишко, ты умри лучше!


— Что ты, Матвей! Я тебе еще рубаху стирать буду…


Пятнадцать годов эдак. Всю жизнь так!..


Что же дальше? Дальше германская война пошла… Два сына кочегарами на пароходе ходят, я на заводишке-дергаюсь; только и свету, что книжку посмотрю.


А потом — что день, то новость. В Петербурге революция, у нас бела власть. Про свободу сказывают, а Зубов в Учредительное собрание срядился.


Преполовилась зима девятьсот двадцатого года. В одно прекрасное утро бреду с завода, а в Сороке переполох. Начальники и господа всяких чинов летят по железной дороге, кто под север, кто под юг… Что стряслось?


— Бела власть за море угребла. Красна Армия весь Северный край заняла.


Наутро мне из Корелы повестка с нарочным — явиться спешно в сельсовет. Все как во сне. Бежу домой, а сам думаю: «Судно зубовско где? Красна власть отобрать посмела ли? Вдруг да Васька на меня из-за лесины, как тигра, выскочит…»


С женкой поздороваться не дали, поволокли на собранье. Собранье народа в Васькиных палатах идет вторы сутки..


Сажусь у дверей, меня тащат в президиум и кричат всенародно:


— Товарищи председатели! Матвей Иванов Корельской здесь!


Над столом красны флаги и письмена, за столом товарищи из города, товарищи из уезда. Тут и мое место. Васька бы меня теперь поглядел…


Шепчу соседу:


— Зубов где?


А председатель на меня смотрит:


— Вы что имеете спросить, товарищ Корельской?


Я встал во весь рост:


— Василий Онаньевич Зубов где-ка?


Народ и грянул:


— О-хо-хо-хо! Кто о чем, а наш Матюша о Зубове сохнет! О-хо-хо-хо!


Председатель в колокольчик созвоннл:


— Увы, товарищ Корельской! Оставил нас твой желанный Василий Онаньевич, усвистал за границу без воротиши.


— А судно-то егово? Это не шутка, трехмачтово океанско судно!


— Странный вопрос, товарищ Корельской. Вы — председатель местного рыбопромышленного товарищества, следовательно, весь промысловый инвентарь, в том числе и судно бывшего купца Зубова, в полном вашем распоряжении…


— Я?.. В моем?..


— Да. Вчера общее собрание Корельского посада единогласно постановило просить вас принять председательство во вновь организованных кооперативных промыслах, как человека исключительного опыта.


Я заплакал, заплакал с причетью:


— Я думал, мой корабль — о шести досках, думал, до погосту мое плаванье, а к моему плачевному берегу радость на всех парусах подошла: «Полетим, — говорит, — по широкому морскому раздольицу!» Сорок восемь годов бился ты, батрак Матюшка Корельской, в кулацких сетях, а кто-то болезновал этим и распутывал сеть неуклонно, неутомимо…


И чем больше реву, тем пуще народ в долони плещут да вопиют:


— Просим, Матвей Иванович! Просим!


Ну, и я на кого ни взгляну, слезы утирают. И вынесли меня на улицу и стали качать:


— Ты, Матвеи, боле всех беды подъял, боле всех и чести примай!


…Кому до чего, а кузнецу до наковальни: запустил Зубов, до краю заездил свой фрегат — и я по уши в ремонт ушел. Сам с робятами лес рубил для ремонта, сам тесал, сам пилил. Сам машину до последнего винта разобрал, вычистил, собрал. Сам олифу на краску варил. Перво охрой сплошь грунтовал, потом разукрасил наше суденышко всякими колерами. До кильватера — сурик, как огонь, борта — под свинцовыми белилами, кромки — красным валом, палубу мумией крыл по-норвецки, каюты — голубы с белыма карнизами.


Обновленный корабль наименовали мы «Радостью». На носу, у форштевня, имя это навели золотыми литерами: «Радость». И на корме надписали: «Радость. Порт Корела».


За зиму кончил я ремонт. Сам не спал и людям спуску не давал. В день открытия навигации объявили и нашу «Радость» на воду спутать. Народушку скопилось со всего Поморья. Для народного множества, торжество на берегу открылось.


Слушавши приветственны речи, вспомнил я молодость, вспомнил день выздоровления моего после морской погибели… Сегодня, как тогда, чайка кричит и лебеди с юга летят, как в серебряны трубы трубят, и сияющие облака над морем проплывают. Все как тридцать пять годов назад, только Матюшка Корелянин уж не босяком бездомным валяется, как тогда, а с лучшими людьми сидит за председательским столом. Я уж не у зубовского порога шапчонку мну да заикаюсь, а слово взявши, полным голосом всенародно говорю:


— Товарищи! Бывала у меня на веку любимая пословка: «Ничего, доведется и мне, голяку, свою песенку спеть». Вы знали эту мою поговорку и во время ремонта, чуть где покажусь, шутили: «Что, Матвей Иванович, скоро свою песню запоешь?»


Я отвечал вам: «Струны готовы, недалеко и до песни».


И это не я пою — моими устами тысячи таких, как я, бывших голяков, поют и говорят…


Двенадцати годов я начал за большого работать. В двадцать пять годов ударила меня морская погибель. Сорок пять лет мне было, когда меня — Зубов в яму пихнул. Шестьдесят лет мне стукнуло, когда честная революция надунула паруса купецких судов не в ту сторону и подвела их к бедняцкому берегу. Наши это корабли. Все наше воздыхание тут. Каждый болт — наш батрацкий год. Каждая снастиночка нашим потом трудовым просмолена. Слушай, дубрава, что лес говорит: теперь наша Корела не раба, ейны дети — не холопы! Уж очень это сладко. Не трясутся наши дети у высоких порогов, как отцы тряслись; не надо им, как собачкам, хозяевам в рот глядеть.


Уж очень это любо!


Мое сказанье к концу приходит. Ныне восьмой десяток как на свете живу. Да годы что: семьдесят — не


велики еще годы. Десять лет на «Радости» капитаном хожу.


Как посмотрю на «Радость», будто я новый сделаюсь, как сейчас из магазина. При хозяевах старее был.


Оногды земляная старуха, пустыньска начетчица, говорит мне:


— Дикой ты, старик, — все не твое, а радуиссе!


А я ей:


— Дика ты, старуха, — оттого и радуюсь, что все мое!


В относе морском



Про нашу жизнь промысловую послушаешь, так удивишься, удивишься и устрашишься. Расскажу про себя, про сынишку моего и про брата, как мы на промысел пошли и в какую беду попали. [2]


Беды терпеть да погибнуть помору не диво. Море — измена лютая. Спроси того-другого робенка в Поморье: «Где тата?» Скажет: «Вода взяла».<


Море нас поит, кормит, море и погребает… А мы вот от морской напасти спаслись, и таким ли дивом спаслись, так всю жизнь на другую сторону повернуло.


Мы — Белого моря, зимнего берега народ. Коренные зверобои-промышленники, тюленью породу бьем. В тридцатом году от государства предложили промышлять коллективами. Предоставят-де и ледокольный пароход, и с самолетом.


Условия народу были подходящи. Зашли кто в артель, а кто на ледокол.


А я да брат старший Егор Иванович не то что на ледокол, а из своей артели убежали.


Сынишко мой Олександр в колхоз бы любил, да отчишку с дядей перечить не посмел.


Стретьева дня дождались: стали флюгера полунощник-ветер сказывать, норд-ост. Зачали наши деревни на промысел снаряжаться. Тюленьи женки в эту пору детей народят, стада звериные на отдых повалятся, и это богатство полунощник к нашему берегу на льдинах притянет.


Мы, значит, втроем срядились. Лодочку доспели на креньях*, погрузили дровец, хлеба, котелок, пики, обулись, оделись по-промысловому, с племенем простились и поволоклись.


Сутки берегом шли, други сутки принаем береговым. На льду и огонек разведем, поедим и выспимся, лодочкой накрывшись. Путь вороны казали: на зверя же летели. На третий день береговой лед кончился, пошла раздельная льдина. Беда беду родит — встречу полу-нощнику из-за горы побережник-ветер выскочил. Зачали друг другу в лицо мокрым снегом плевать.


Опасен в ату пору побережник, он лед от берега отдирает, нашего брата в море уносит…


Остановились, глядим на своего юровщика*:


— Егор Иванович, что велишь?


Он шапку снял, ветер пытает, то ту, то другую щеку подставит. А ветер явно с горы, в спину. И Егор командует:


— Заворачивай обратно! Сей день напромышлялись.


А Олексишко забежал на торос на высокой и вопит:


— Дядя! Татка! Юрово! О, коль велико!


Мы охотники природны. Петухом сердца-ти запели. Выстали на льдину, а в полуверсте зверя-то — как дров! И любо на них глядеть: посередине матки лежат с робятами. Как бабы в бане, гладят их, моют, плавать учат. Ежели ребенок капризит, мамка его и круто на, море роет. Кругом, как стена нерушима, ограда крепка самцы-лысуны…


— Егор Иванович, что велишь?


— Играть давайте!


Значит, надо нам зверины ухватки принять, зверем притвориться. Он нас видит, пущай на своих думает.


Лезем на юрово, по душу его морскую, рукавицами гребем, задом подхватываем, головами покачиваем — как есть тюлени! Спину ломит, колени отпали, а любо это и весело!..


Вот мы приехали. Душина от них! Глядят, говорят меж собой, что-де ихнего полку прибыло… Тут мы прянули на зверя, как волки. Пика свистнула, да кровь пробрызнула. Песню поморским обычаем запели:


Сила земна,

Сила водяна,

Земна толщина,

морска глубина!

Зверь идет,

Зверя ведет!

Четыре ветра,

Четыре вихря.

Ходит сила

Из жилы в жилу.

Зверь идет,

Зверя ведет!

День с ночью,

Медь с кровью.

Стрела калёна,

Тетива шелкова.

Зверь идет,

Зверя ведет!


Тюлень упал, и другой — твой, и третий опрокинулся. Любо это и весело. Зверь ревет, мы поем, охота нами овладела. Знай железо блестит, кровь свистит, да туши ложатся…


И тут как пологом побоище завесило, снег стеной повалил.


Опомнились:


— Егор Иванович, что велишь?


А ветер-от с горы да с горы. Не знаем, когда он полунощника одолел. И льдина под ногами завизжала, не любит тоже в море идти.


Егор кричит:


— Кидай все, попадай к горе на пиках!


Не бежим — летим. И чуем — не стоит лед-от, гонит его разбойный ветер. Полынью перемахнули, другу перескочили — и аминь… Поперек разводье легло велико, широко, как река. Вода чернил чернее, а мы бумаги белее. Где стояли, тут и пали. Конец нам…


И мой Олександр затрясся и меня с дядей — черной бранью… Последнее слово кинул:


— Пошто с народом не пошли? От людей бы нас унесло — телеграмм бы наподавали на ледокол, по маякам!


Егору нельзя духом падать, он юровщик.


— Еще не ревите, еще не конец! Буде во своем море останемся, всяко нас к тому ли, к другому берегу прикачает.


До вечера ни единым словом меж себя не перещелконули.


Ночь передремали, утром по окольным льдинкам с полдесятка зверя нашли убитого, тюленины пожевали: душная она, рвало нас. Заместо воды — снег. А тюленьи тушки — и постель и окутка.


На другой день показало Летние горы.


Лодкой достали бы берега, а лодка ведь на берегу осталась.


На третий день мы наревелись — желанненьки Зимние горы в глазах были. Чалились мы за лед, всяко к берегу прибарахтывались. Да где тут…


Потом трои сутки — лед, да небо, да вода. Лед, да небо, да вода… Всего семь дней, семь ночей в Белом море кружило.


Дале туманами шли сутки, не знали где. А ночь привелась звездна, по звездам прочитали, что шествие льда — на полночь, в океан. Опять Олексишко воет, опять на меня тоска, опять Егор утешает:


— Еще не тужите, еще не конец, еще не смерть! Па свету Горлом* пойдем, должны нас с маяков оприметить.


Утро серое взялось со снегом. Влево Лопский берег чернел. Мы до сумерек кричали. На пику рубаху повесили, махали. Никто не услышал, никто не увидел. Только нерпы в воду булькают. Брат лысуна заколол, в распоротом брюхе ноги грели.


Мы с братом каждый про себя знали, что чем скорей замерзнуть, тем бы краше, но ради парнишки показывали вид надежды.


В Горловине заторами неволило нас пять ден. А лед мелок, не несет человека. Беда беду родит: ноги натекли, у рук персты опухли, с тюленины душу воротит, знобит, — все бы спал. Докучаю брату:


— Это конец. Цинга пришла, черна смерть…


Он как стукнет меня по шее:


— Это простуда! Еще не смерть, еще не конец!


На двенадцатые сутки бедствия вынесло нас в Ледовитый океан. А нам все одно — только бы крепче заснуть. И уснули бы вечным сном, да двинуло торосом становым. Наша льдина лопнула. Тут разбудились, прянули на ноги.


— Е гор Иванович, что велишь?


Он огляделся: во все стороны развеличился океан-батюшко…


Снял наш кормщик шапку и выговорил:


— Брат, племянник! Смерточка пришла!..


Подает из сумки сверток мне, парню, себе:


— Хранил для торжественного дня. Сей день приходит.


Развертываем. У каждого рубаха смертная долгая, саван с куколем, венец на голову, лестовка полотняная.


Я заплакал, кланяясь:


— Благодарствую, братец Егор Иванович, что подумал да позаботился, срядил нас в жизнь бесконечную.


А Олександр недоумевает:


— Дядя, разве ты знал, что мы помрем?


Брат говорит:


— Дитя, вековечной это поморской обычай — смертную одежду в море брать.


Умылись мы, волосы, бороды расчесали, обрядились в рубахи, в саваны, в венцы. Поклонились под южной ветер в родиму сторонушку, с желанными простились…


Великим падежом нал Олексишко да запричитал:


— Мила моя мамушка, знаешь ли, что сына во гроб наладили? Желанна невеста Катенька, осталась у нас с тобой игра не доиграна! Дорогой подруг Герман Олегович, песенка наша не допета!..


Обычай родительский — детищу своему жизни, здоровья хотеть, а я тогда сыну одинакому* смерточки скорой молил. Стали мы друг другу в очи глядеть на последнее прощание. Нагляделись, тогда — обычаем мертвых — глухо заокутали себе лица саванным наголовьем. Легли. И учало нас затягивать в смертные сны.


Часы прошли или минуты, услышал я звон явно, близко. Говорю:


— Брат, слышишь звон?


Он как со сна:


— Это тебе к смерти, брат. Помирай дале.


Дале я забылся… да вдруг в самые уши гремит, гудит!.. Дрогнул я, сдернул кукуль, а над головами-то… аероплан!!! Не блазнит* ли? Не привиденье ли? Нет, кружит, трещит… Схватил я пику, машусь да реву:


— Пособите! Пособите!


И парнишко мой:


— Батюшки миленькие, пособите!


А оно скружило над нами два накона и потерялось… О, горе взяло! Лучше бы не казался, надеждой не манил.


Эту ночь наборолся я с Олександрушком моим.


Кричит:


— Дядя или тата, заколите меня пикой!


Топиться лез. И бил я его, и обнимал, и опять бил, и плакал над ним.


А о полдень, как рог серебряный, запел над нами аероплан.


Мы скакать, мы реветь:


— Помогите!.. Пособите!..


Что же далее?.. Кружит машина ниже да ниже, да надлетела над нами и выронила посылку.


Мы опять:


— Товарищи! Возьмите нас!


Они не слышат. Улетели птичкой.


Посылка в воду пала, пикой добыли. Там консервов две коробки, в каждой фунта по три, сухарей кил пять, мазь какая-то, морошки банка. Вот сколь люди внимательны, — морошечки послали! И письмо! Письмо сто раз на дню читали:


«Товарищи! Мы вчера оприметили вас и опять прилетели с ледокола, который подвигается теперь в вашу сторону. На аэроплан принять вас не можем для того что льдина мала для разгону. Но мы вас не оставим».


Ну, ожили мы, воскресли. Шабаш помирать-то. Хлебу рады, письму рады. Холоду опять оберегаемся, больших торосов хранимся, орудуем пиками сидя да лежа. Ногами уж так себе владели. Однако ждать да погонять — нет того хуже: разводьем плывем — боимся, что от парохода утеряемся: в затор попадем — тужим, что пароходу не пробиться.


Однажды как бы стрельбу услышали, еще машину чули. С той поры без отдыха блазнило: то дымом пахнет, то мотор стучит. Без дня неделю этак… Извелись!


В последнюю ночь сменной ветер пал. Торос на торос лезет, визгу, грому… Тут и свисток донесло, и дымом запахло. И метелица нас заносит. Остатню силушку собираем, чтобы не угаснуть.


Но как обутрело, тишина стала в мире, и мы головы подняли из-под снегу. Пароход стоит саженях во ста…


Обезумели от радости. Кричим, как на лошадь:


— Тиру! Тиру!


Да ползунком по льдинам-то. И с парохода нас увидали, свисток дали, трап спустили.


Пароходские нас под руки принять хотят, а мы «ура» кричим и им в ноги падаем.


По трапу сами взняться не могли, нас носком занесли. Тут раздели, тут в тепло положили, рому поднесли норвецкого. Сам капитан Владимир Иванович Воронин обихаживал за доктора. Он воспитывал нас и беспокоился нами, как отец родной.


Дён через десяток я с сынишком помогали, чем могли, на пароходе. Брат Егор до весны в Мурманской больнице немог. На другой год мы втроем на этот ледокол в коллектив зашли.


Всего погибали мы в относе морском восемнадцать дён. Семь дён в Белом море, пять дён в Горловине, шесть дён в океане.



Дедовы сказания


Любовь сильнее смерти



У Студеного моря, в богатой Двинской земле, жили два друга юных, два брата названых, Кирик да Олеша. И была у них дружба милая и любовь заединая. Столь крепко братья крестовые друг друга любили — секли стрелою руку, кровь точили в землю и в море. Мать сыру землю и синее море призывали во свидетели. Кирик да Олеша — они одной водою умывались, одним полотенцем утирались, с одного блюда хлебы кушали, одну думу думали, один совет советали — очи в очи, уста в уста.


Отцы их по любови морскою лодьею владели и детям то же заповедали. Кирик, старший, стал покрут обряжать, на промысел ходить, а Олеша прилежал корабельному строению.


Пришло время, и обоим пала на ум одна и та же дева Моряшка. И дева Моряшка с обоими играет, от обоих гостинцы берет. Перестали крестовые друг другу в очи глядеть.


В месяце феврале промышленники в море уходят, на звериные ловы. Срядился Кирик с покрутом, а сам думает: «Останется дома Олеша, его Моряшка опутает». Он говорит брату:


— Олешенька, у нас клятва положена друг друга слушати: сряжайся на промысел!


Олеша поперек слова не молвил, живо справился. Якоря выкатали, паруса открыли… Праматерь морская — попутная поветерь была до Кирика милостива. День да ночь — и Звериный остров в глазах. Круг острова лед. На льдинах тюленьи полежки. Соступились мужи-двиняне со зверем, учали бить.


Богато зверя упромыслили. Освежевали, стали сальное шкурье в гору волочить. На море уж отемнело, и снег пошел. А Олеша далеко от берега забежал. Со льдины на льдину прядает; знай копье звенит, головы зверины долу клонятся. Задор овладел. Старый кормщик и обеспокоился:


— Олеша далеко порато ушел. Море на часу вздохнет, вечерняя вода тороса от берега понесет…


Побежал по Олешу Кирик. Бежит по Олешу, ладит его окликать, да и вздумал в своей-то голове: «Олешу море возьмет, девка Моряшка моя будет». И снова крикнуть хочет и опять молчит: окаменила сердце женская любовь. И тут ветер с горы ударил. Льдина зашевелилась, заворотилась, уладилась шествовать в море, час ее пробил.


И слышит Кирик вопль Олешин:


— Кирик, погибаю! Вспомни дружбу-ту милую и любовь заединую!..


Дрогнул Кирик, прибежал в стан:


— Мужи-двиняне! Олеша в относ попал!


Выбежали мужики… Просторно море. Только взводень рыдает… Унесла Олешу вечерняя вода…


Того же лета женился Кирик, Моряшка в бабах как лодья соловецкая под парусом: расписана, разрисована. А у мужа радость потерялась: Олешу зажалел.


Заказал Кирик бабам править по брате плачную причеть, а все места не может прибрать.


В темную осеннюю ночь вышел Кирик на гору, на глядень морской, пал на песок, простонала


— Ах, Олеша, Олешенька!..


И тотчас ему с моря голос Олешин донесло:


— Кирик! Вспомни дружбу-то милую и любовь заединую!


В тоске лютой, неутолимой прянул Крик с вершины вниз, на острые камни, сам горько взопил:


— Мать земля, меня упокой!


И буде кто его на ноги поставил. А земля провещилась:


— Живи, сыне! Взыщи брата: вы клятву творили, кровь точили, меня, сыру землю, зарудили!


По исходе зимы, вместе с птицами, облетела Поморье весть, что варяги-разбойники идут кораблем на Двину, а тулятся за льдиной, ожидают ухода поморов на промысел. Таков у них был собацкий обычай: нападать на деревню, когда дома одни жены и дети.


И по этим вестям двиняне медлили с промыслом. Идет разливная весна, а лодейки пустуют. Тогда отобралась дружина удалой молодежи:


— Не станем сидеть, как гнус в подполье! Варяги придут или нет, а время терять непригоже!


Старики рассудили:


— Нам наших сынов, ушкуйных голов, не уговорить и не постановить. Пущай разгуляются. А мы, бородатые, здесь ополчимся навстречу незваным гостям.


Тогда невесты и матери припадают к Кирику с воплем:


— Господине, ты поведи молодых на звериные ловы! Тебе за обычай.


Кирик тому делу рад: сидячи на берегу, изнемог в тосках по Олеше. Жена на него зубами скрипит:


— Чужих ребят печалуешь, а о своем доме нету печали!..


Мужская сряда недолгая. На рассвете кричала гагара, плакали женки. Дружина взошла на корабль. У каждого лук со стрелами, копье и оскорд — булатный топор. Кирик благословил путь. Отворили парусы, и Пособная поветерь, праматерь морская, скорополучно направила путь…


Не доведя до Звериного острова, прабаба-поветерь заспорила с внуками — встречными ветерками. Зашумела волна. А молодая дружина доверчиво спит. Кирик сам у руля. И была назавтра Олеше година.


Студеное море на волнах стоит, по крутому взводню корабль летит. И Кирик запел:


Гандвиг— отец,

Морская пучина,

Возьми мою

Тоску и кручину…


В том часе покрыла волну черная тень варяжской лодьи. И варяги кричат из тумана:


— Куры фра? Куры фра? [3]


Кирик струбил в корабельный рог грозно и жалобно. Дружина прянула на ноги. И тянут лук крепко и стреляют метко. Поют стрелы, гремят долгомерные копья. Кирик забыл тоску и печаль, отдал сердце в руки веселью. Зовет, величает дружину:


— Мужи-двиняне! Не пустим варягов на Русь! Побьемся! Потешим сердца!..


Корабли сошлись борт о борт, и двиняне, как взводень морской, опрокинулись в варяжское судно. Песню радости поет Кириково сердце. Блестит булатный оскорд. Как добрый косец траву, косит Кирик вражеские головы…


Но при последнем издыхании варяжский воевода пустил Кирику в сердце стрелу…


Красное солнце идет к закату, варяжское трупье плывет к западу. Сколько двиняне празднуют о победе, о богатой добыче, друга — столько тужат о Кирике. Он лежит со смертной стрелою в груди, весел и тих. На вечерней воде стал прощаться с дружиной:


— Поспешайте на Русь, на Двину, с победною вестью. Оставьте меня и варяжское судно в благодарную жертву Студеному морю.


И дружина, затеплив по бортам жертвенной лодьи воскояровы свечи, с прощальною песней на своем корабле убежала на Русь.


В полночь вздохнуло море, затрепетало пламя свечей, послышался крик гусиный и голос Олешин:


— Здрав буди, Кирик, брате и господине!


Ликует Кирик о смертном видении:


— Олешенька, ты ли нарушил смертные оковы? Как восстал ты от вечного сна?…


Снова пронзительно вскричали гуси, затрепетали жертвенные огни, прозвенел Олешин голос:


— Я по тебя пришел. Сильнее смерти дружеская любовь.


Две тяжкие слезы выронил Кирик:


— Люто мне, люто! Я нарушил величество нашей любви!..


В третий раз гуси вскричали, как трубы огремели, колыхнулось пламя жертвенных свечей, и Кирик увидел крестового брата. Глядят очи в очи, устами к устам. И голос Олешин, что весенний ручей и свирель:


— Кирик! Подвигом ратным стерта твоя вина перед братом. Мы с тобой поплывем в светлый путь, в Гусиную белую землю, где вкушают покой души добрых и храбрых. Там играют вечные сполохи, туда прилетают легкокрылые гуси беседовать с мертвыми.


Там немолчно рокочут победные гусли, похваляя героев…


Завязалась праматерь морская — поветерь и взяла под крыло варяжский корабль, где Кирик навек позабыл печаль и тоску человеческую…


О былина, о песня, веселье поморское! Проходят века, а Двинская земля поет, поминает под гусли Олешу и Кирика.


Смерть не все возьмет-только свое возьмет.


Гнев



В двинском устье, на острове Кег, стоял некогда двор Лихослава и брата его Гореслава.


На Лихослава пал гнев Студеного моря. По той памяти место, где был «двор Лихославль», до сих пор называется Гневашево.


Лихослав был старший брат, Гореслав младший. Под рукою батьки своего, мореходца, оба возросли в добром промысле. Остарев, отец надежно отпускал сыновей к Новой Земле. Также неубыточно правили они торгу себя на Двине. Лихослава и Гореслава одна матерь спородила, да не одной участью-таланом наградила.


Гореслав скажет:


— В морском ходу любо, а в мирском торгу люто! Лихослав зубы ощерит:


Нет! В торгу любо, а в море люто.


Отец нахмурится и скажет Лихославу:


— Хотя ты голова делу, но блюдись морскому гневу. По смерти отца Лихослав отпихнул брата от лодейного кормила. Перешерстил* всю лодейную службу, ни в чем не стал с дружиною спрашиваться:


— Я-де на ваше горланство добыл приказ!


И лодейная дружина не любила Лихослава, но боялась его.


Люди ближние и дальние говорили Гореславу:


— Что ты молчишь брату? Зачем ты знание свое морское кинул ему под ногу? Разделись с братом. Батько дом оставил на двоих.


Эти речи Лихослав знает и зубами скрипит:


— Ай, братец! Костью ты мне в горле встал.


Таким побытом братья опять пришли на Новую Землю.


Добыли и ошкуя* и песца. Ждали попутных ветров, чтобы подняться на Русь. А Гореслав с товарищем еще побежал, на остатках, по медвежьему следу. И в этот час с горы пала поветерь, пособная ходу в русскую сторону.


Закружились белые мухи: снег лепит глаза. Гореслав и дружинник кинулись к берегу — берег потерялся из виду. И бежать грубо: в камне одну ногу сломишь, другую выставишь: и мешкать нельзя: знают, что в лодье их ждут и клянут.


А старший брат видит, что в берегах непогода, и скаредного своего веселья скрыть не может: «Я с тобой сегодня, братец, учиню раздел! Ты сам за своей погибелью пошел».


И Лихослав начал взывать к дружине:


— Сами видите, друзья, какое лихорадство учинил мой братец. Нароком он гулять отправился, чтобы меня здесь удержать да уморить. А что вы домой торопитесь, на это он плюет и сморкает.


Дружина смутилась. Некоторые сдались на эти речи. Но которые бывали в здешних берегах, те говорят:


— Непогода пала вдруг. Это здесь в обычай. Заблудиться может всякий. Надо в рог трубить и ждать. А не выйдут, надобно идти искать.


Кормщик затрубил в рог.


Лихослав освирепел:


— Ребята, у них затеяно с Гореславом против нас! Не поддадимся нашим супостатам!


Доброчестные дружинники говорят:


— Господине, это ты затеял что-то. А мы без хитрости. По уставу надобно искать потерянных до последнего изможения.


Лихослав кричит:


— Не слушайте, ребята! Они хотят вас под зимовку подвести. По уставу я ответчик за дружину. Не дам вас погубить. Они и в рог-то трубят — свои воровские знаки подают… Эй, выбирайте якоря! Эй, вздымайте паруса! Бежим на Русь!


В лодье вопль, мятеж. А погода унялась. Над землей, над морем выяснило. Гореслав с товарищем выбежали на берег и смотрят это буйство в лодье…


Лихослав управил лодью к морю, кормщик отымает управленье и воротит к берегу. Одни вздымают паруса, другие не дают.


Гореслав и закричал:


— Братцы, не оставьте нас! Доброхоты, не покиньте!


Лихослава этот крик будто с ног срезал: чаял, потеряется да околеет там, а он стоит как милый.


В злобе Лихослав забыл всю смуту в лодье. Он хватает лук и пускает в брата одну за другой три стрелы. Первая стрела, пущенная Лихославом в брата, утонула в море. Вторая жогнула Гореслава в голенище у бахил*. Третья стрела прошила рукавицу и ладонь, когда Гореслав в ужасе прикрыл глаза рукою.


Сказанье говорит, что, видя это злодеянье, оцепенели море и земля, окаменели люди в лодье. А Гореслав, добрый, кроткий, стал престрашен. Он грозно простер окровавленные руки к морю и закричал с воплем крепким:


— Батюшко Океан, Студеное море! Сам и ныне рассуди меня с братом!


Будто гром, сгремел Океан в ответ Гореславу. Гнев учинил в море. Седой непомерный вал взвился над лодьей, подхватил Лихослава и унес его в бездну.


Утолился гнев Студеного моря. Лодья опрямилась, и люди опамятовались. Дивно было дружине, что все они живы и целы.


Гореслав ждал их, сидя на камне, с перевязанной


рукой. Дружинники, от мала до велика, сошли на берег, поклонились Гореславу в землю и сказали:


— Господине, ты видел суд праведного Моря. Теперь суди нас.


Гореслав встал, поклонился дружине тем же обычаем и сказал:


— Господо дружина! Все суды прошли, все суды кончились. А у меня с вами нету обиды.


С этой дружиной Гореслав и промышлял до старости. Дружина держала его в чести, а он их — в братстве.


Братанна



Гандвик — Студеное море,

Светлое, печальное раздолье,

Солнышко в море уходит.

Вечерняя заря догорает.

Маменька помирает,

Сына и дочь благословляет:

Ухожу к заре подвосточной,

Ухожу к звезде полуночной.

Се тебе, милому сыну.

Промысел морской оставляю,

Отецкой лодьей благословляю.

Где руки отцовы трудились.

Туда и тебе, сыну, ходити.

Сестра тебе в материно место,

Братанна в доме хозяйка.

Мир тебе, доченька родная,

Речь у тебя не людская,

Да велика кротость-терпенье.

Велико по дому раденье.

Поживите, деточки, в совете.

А кто совет ваш нарушит,

Кляну того морем и землею!

Земля на того и море!

Услышь меня, синее море!

Поблюди моего милого сына.

Подроди* немую Братанну!


И солнышко закатилось,

Вечерняя звезда восходила,

Маткины очи затворила.

И днем поют попы-дьяки,

Ночью брат с сестрой плачут.

После этого быванья

Брат с сестрой зажили в совете.

Он в море пойдет — простится,

С промысла придет — доложится.

И брата Братанна хвалит,

По головушке его гладит.

Только речь у ней не постатейно.

Говоря* у Братанны непонятна.

А брата, как мать, жалеет,

День и ночь по дому радеет.

После этого быванья

Возрастные годы приходят.

Тут брат сестру не спросился,

Молодой женой оженился.

Глаза у ней с поволокой,

Роток у ней с позевотой.


Молодая жена Горожанка

Немую золовку невзлюбила,

Остуду в семье заводила,

Гарчит*, что лихая собака:

— Ахти, безголосая рыба,

Ахти, камбала криворота,

Оборотень деревенский,

За что тебе ключи и пояс?

Я тебя, дуры, не меньше!

Тебе надо мной не смеяться!


В зимнюю безвременную пору

Грубость Горожанка согрубила:

Лодейные паруса сгноила, Амбарному гнусу стравила,

Подвела на немую Братанну.

И брат на сестру в кручине,

А жену от брани унимает:

— Не твое дело, жена Горожанка,

Парусы — материны статки *,

Не твои, не мои нажитки!

Лютая зима окротеет,

Перед красным летечком смирится,

А людской-то злобе краю нету.

Злая жена Горожанка

В погодливо время, в распуту.

В глухую, безлюдную ночку

У Братанны ключи отвязала,

К лодейному прибегищу сходила,

Причальные цепи отомкнула.

Тут великая невзгода учинилась:

Лодью водой. повернуло,

Заторными льдами зажало,

Якори рвало самосильно.

Беда на Братанну упала —

Подвела на нее Горожанка

Воровским своим поклёпом и подмётом.

И брат на сестру опалился,

Тяжко на Братанну оскорбился.

Перестал с сестрой говорити,

К столу сестры не стал звати.

Не так-то жили при матке,

За одним столом, в одном хлебе…


После этого быванья

Горожанка на Братанну, как пес, гарчит,

А Братанна, как стена, молчит.

Знай горькие слезы проливает,

Их правой ногою заступает,

Чтобы не было брату укоризны.

И в ту пору, в то время

Горожанка младеня породила,

А злобы своей не отложила.

Коль матери любы дети!

Горожанка и о том не умилилась,

Пуще на злобу устремилась.


О празднике было о вешнем,

Недельный день осветился,

С промыслу хозяин воротился.

Дома у ворот поколотился.

Брата сестра услыхала,

Поскорёшеньку отворяла,

На шею желанному напала,

Птичкой воронкой кричала,

Кукушицей куковала.

И брат на сестру умилился,

Что камень от сердца откатился.


Недолга немая беседа.

Горожанка в окно усмотрела,

Пуще лютой змеи освирепела,

Что ровня она бешеной собаке:

Душегубное дело учинила:

Младеня из зыбки схватила,

Золовкиным ножом заколола,

Шибла золовке на постелю.

Выбежала к мужу космата,

В ногах закаталась безобразно:

— Увы тебе! Люто, люто!

Сестра твоя лиходейка,

Убила нашего младеня!


И отец видит страшное дело.

Затрясся, кабыть от морозу,

Пришла на него озноба люта.

Сгорстал сестру за руки,

Ей руки отсек по запястья.

Повисли ручки, как рукавички.

Этого страху мало,

Этой смерти недостало.

Своего убитого младеня

Брат сестре навязал на локти.

Выгонил сестру за ворота.


И почто с кручины смерть не придет,

С печали душу не вынет!

Боса, кровава, космата,

Без памяти Братанна ступает.

Светлого деничка не видит.

Не путем бредет, не дорогой

Черным лесом дремучим.

Белым мохом зыбучим.

Уж некуда Братанне деваться.

Ей бы заживо в землю закопаться!

Кабы мать-то земля расступилась,

Она живая бы в землю схоронилась.

И тут как свет осветило,

Как на волю двери отворило:

Развеличилось отеческое море

От запада до востока!

Тут волны, как белые кони,

Тут шум, как конское ржанье.

К камню Братанна припадает,

К морю кричит и рыдает:

— Батюшко море, кормилец.

Матка у нас помирала,

Морю нас поручала!

Батюшко синее море,

О тобою живу, помираю,

В лютый день припадаю!

Услышь меня, синее море:

Нет на земле упокоя,

Некуда деться от злобы! —

В камень немая припадает,

В море младеня простирает.


Море убогую слышит,

Море убогую видит.

Страшно стало у моря:

Гром, и облак, и сумрак,

Трубные звуки, и буря!

В бурях гора затряслася,

В море Братанна урвалася.

И море Братанну подхватило,

В бездонных пучинах огрузило.

Еще речью море говорило:

— Кто с морем в любви и совете.

Кому на земле управы нету.

Тому от моря управа.

Пригожается сердце морское

Ко всякой человеческой скорби!


И в ту пору, во то время

Диво славно и ужасно:

Пала Братанна в море.

Рученьки мертвы висели,

Пала с мертвым младенем.

Пала нема, полумертва,

Встала цела и здрава.

Волнами ее подхватило,

В сердце морском переновило.

С костью кость сошлася,

С жилой жила свилася.

Дивны у моря угодья!

Руки целы и здравы.

Живой воды немая поглотила.

Запела и заговорила.

Выговаривает светло и внятно.

Поет постатейно* и красно:

— Мир тебе, синее море!

Слава морю до веку! —

А море, как лев, рыкает,

С младенем, как мать, играет.

И ожил дитя, засмеялся,

По-ребячьи в волнах заплескался.

Вышла Братанна из моря,

Как ново на свет родилась.

Она славу морю припевает,

На руках-то младенец играет.

Слава синему морю,

Мир тебе, сердце морское!


После этого быванья

Брата сестра вспомянула:

— Птичка бы я была, воронка.

Домой бы я полетела,

На окошечке бы посидела,

Брата бы я поглядела!

Дойду я до братнева дома,

Покажусь вдовой-побирухой,

По речам меня не признати,

По рукам на меня не подумать:

Я ушла безъязыка, безрука.


По-вдовьи Братанна повязалась.

Опоясалась по-старушьи,

Младенца в пазуху склала.

Сажей лицо замарала.

Солнце пришло на запад,

Белый день на закате.

К дому Братанна подходит.

В доме песня и плясня.

Говорит Братанна кухарке:

— Здравствуешь, тетенька-голубка!

Всё ли у вас по-здорову?

Что у вас за пир, за веселье?

Статны и внятны вопросы,

Сладки и светлы разговоры,

И кухарка Братанну не узнала.

— Здравствуй и ты, сиротинка!

А пляшет и поет Горожанка,

Этому дому лиходейка.

Брата с сестрой разлучила.

Нашу хозяюшку сгубила.

Ишь, собака, скачет да смеется,

А ей золовкина слеза отольется!

Уж Братанна ей не внимает.

Она в горницу гостину доступает.

Гости сидят за столами,

За яствами, за питьями.

Горожанка перед ними дробно ходит.

Золотым перстнем прищелкнет.

Серебряным каблуком притопнет.

А хозяин выше всех посажен.

Пуще всех хозяин печален.

Без сестры у него пиру нету.

А сестра стоит, поклоны правит:

— Здравствуйте, хозяин с хозяйкой!

Горожанка Братанну не признала:

— Уваливай, нищая коробка!

Здесь не монастырь, не поминки:

Господские песни да пляски!


Отвечает странница хозяйке:

— Тут-то меня и надо!

Я песни петь разумею.

Былинами душу питаю. —

Не туча с дождем прошумела,

Хозяин в углу отозвался:

— Садись-ка, тетка, на лавку,

Сказывай старину-былину,

Разгони мою тоску-кручину!

В горнице говоря замолчала,

Странница младеня закачала,

Запела сама, заговорила:

— Маменька помирала,

Сына да дочь благословляла:

«Живите, деточки, в совете,

Сестра, обихаживай брата,

Будь ему в материно место.

Брателко, не обидь сестрицы.

К морю пойдешь — простися,

С моря придешь — доложися.

Клятвою вас заклинаю,

Во свидетели море призываю».

Тут вечерняя звезда восходила,

Маткины очи затворила.

И брат с сестрой зажили советно,

Однодумно они, однолично.

А сестра говорить не умела.

А горазда на всякое дело.


После этого быванья

Брат сестры не спросился.

Молодой женой оженился.

Молода жена Горожанка

Немую золовку невзлюбила,

Что дом приказан золовке,

А молодка у ней под началом.

Стало все не в честь да не в радость.

Все не в доброе слово.

Лихорадство Горожанка учинила:

Лодейные парусы сгноила,

Подвела под немую золовку…


Горожанка сделалась в лице переменна:

— Врака, врака, врака всё!

А брат слушает, дивится, а сам на сестру не подумал, что ушла нема и увечна: эта цела и здрава, в речах с ладка и успешна.

А странница сидит, как свеча горит.

Слово говорит, что рублем дарит:

— … Да… парусы в зиму сгноила.

И этой напасти мало,

Этой беды недостало.

Молодая жена Горожанка

Мужневых трудов не пощадила.

Промысловую лодью погубила.

Подвела на немую золовку

Ябедой, поклёпом и подмётом…


Горожанка опять зубы явило:

— Враки, враки, враки! Ябеду сказывает и врет!

А муж говорит:

— Не сбивай, со врак пошлин не берут.


Странница эта опять поет:


— …Да… промыслову лодью погубила.

И этой кручины мало,

Этого горя недостало.

Коль матери любы дети!

Горожанка дитя не пожалела:

Дитя свое заколола,

Золовкино сголовье зарудила,

Душегубством золовку уличила.

И брат сестре казнь придумал:

Без суда, без сыску, без управы

Руки сестре изувечил,

Навязал на локти младеня

И выгонил сестру за ворота…


Горожанка схватила со стены ловецкое копье да шибла в певицу. Муж копье перехватил на лету, бросил в угол, а сам заплакал:

— Правда, правда! И у нас то!

И опять стала тишина, только странница поет:

— …Да… выгонил сестру за ворота.

Побрела кровава, космата.

Шла, пришла на край моря

И к морю немая возопила.

Смерти себе запросила.

На море волны встали.

Как лист, земля затряслася

В море немая урвалася.

Как сноп, ее море носило

И в сердце морском переновило:

Была нема и увечна,

Стала цела и здрава,

Запели уста, заговорили,

Руки младеня подхватили.

В живой воде дитя заплавал.

По-ребячьи дитятко заплакал…

Дивны у моря угодья!

И бабой-старухой срядилась,

К брату на праздник явилась.


Братанна платок-то сдернула да сажу стерла. Больше слов не надо.

Брат сестру узнал, тут радость неудержимая. Упал сестре в ноги, целует ей руки, уста и очи, к сердцу жмет свое детище. А Горожанка заскакала собакой да прянула в окно, только пыль свилась в след. Больше Горожанку здесь никто не видал. Да и кто ее рад видеть!

И после этого быванья

Брат с сестрой зажили в совете.

Он в море пойдет — простится.

С моря придет — доложится.

А Братанна племянника хвалит. По головушке его гладит.

Дивны у моря угодья!

Слава сердцу морскому!


О кормщике Устьяне Бородатом


Чудские боги



Шел Устьян Бородатый на кочмаре с Двины к Печоре и за встречным ветром остался у Канской речки. Рядовые спросились сходить по морошку и вовремя вернулись. Весельщик Ладошка не пришел и к паужне. Устьян повелел струбить в рог. По рогу Ладошка вышел к судну. С палой водой кочмара уноровила взойти в море.


Еще берег не закрылся, от переднего корга проплакало по-гагачьи:


— Кык-куим! Я к бабушке хочу!


И от заднего корга отвылось — как бы гагара:


— Баба, нингад няна! Отыми у Ладошки!..


К ряду несхожий ветер погонил кочмару в береговую сторону.


Устьян выговорил:


— Чудской кудес! Весельщик, за что тебя назвали?


Ладошка пал дружине в ноги:


— Государи! Я занес на судно двух болванцев идольских. Бравши ягоды, я заблудился, набрел на халмеры, на погребенье. Тут кол одет в бабью малицу. Старуха сделана. В пазухе у ней болванцы, дети или внуки. Я их взял, принес на судно и запрятал в коргах. По той вере, что морскому ходу будет спех.


Ладошка плачется, а черная сила кочмару в берег тянет.


Якорь кинули, и Устьян кричит:


— Давай сюда болванов!


Ладошка сползал в судно и вынес две деревянные образины.


Устьян их излучинил топором и зажег на медном листе.


Из черного дыму вылетели с воем две гагары и пропали в тундре.


Тогда снялись с якорей, открыли паруса. Паруса надунул добрый ветер, и кочмара пошла своим путем.


Слово кормщика


Кормщик Устьян Бородатый стал на якорь в Нежилой губе. Дружина говорит:


— Не худо бы сбродить на мох, добыть оленя. Приелась соленая-то рыба.


Устьян говорит:


— Ступайте. Только не стреляйте важенку — матку с детенышем не убейте.


Вот дружинники стоят на мшистой горбовине с луками. Видят непуганых оленей стадо. Маточка оленья со своим теленком ходит ближе всех. Самолучший стрелец тянет лук крепко и стреляет метко, прямо в эту важенку. В тот же миг крепкий лук крякнул и переломился.


Дружинник ударил этими обломками о землю и сказал:


— Не сломался бы ты, мой гибкий, тугой лук, ежели бы не переступил я слово кормщика!


Русское слово


Шел Устьян Бородатый на промысел в летних судах. Встречная вода наносила лед. Тогда Устьяновы кочи притулились у берега. Довелось ждать попутную воду у Оленницы. Здесь олений пастух бил Устьяну челом, жаловался, что матерый медведь пугает оленей.


Устьян говорит:


— Дитятко, некогда нам твоего медведя добывать: вода не ждет. Но иди к медведю сам и скажи ему русской речью: «Русский кормщик повелевает тебе отойти в твой удел. До оленьих участков тебе дела нет».


В тот же час большая вода сменилась на убыль, и Устьяновы кочи тронулись в путь.


А олений пастух пошел в прибрежные ропаки, где полеживал белый ошкуй. Ошкуй видит человека, встал на задние лапы. Пастух, мало не дойдя, выговорил Устьяново слово:


— Русский кормщик велит тебе, зверю, отойти в твой удел. До оленьих участков тебе, зверю, дела нет.


Медведь это слово отслушал с молчанием, повернулся и пошел к морю. Дождался попутной льдины, сел на нее и отплыл в повеленные места.


Устьян и купец


Устьян стоял при море, у Двины, ждал попутных ветров сверху. К тому же острову пристало поврежденное погодами купеческое судно. Купец повыгрузил товар и с работными людьми отправил вверх, а Устьянова дружина стала поновлять бока купеческой лодье. Трудились за спасибо и за хлеб за соль. О деньгах разговору не было. Устьян готов был на отлет во всякий час, только бы сменился ветер. Дела у починки-поправки оставалось уж немного. Дружина конопатит да смолит… И ударил дождь. Устьян кричит:


— Ребята, повремените с делом! Не делайте по мокрому!


Работные скидали пеньковое прядево под лодью, а сами стали от дождя в укрытие.


Купец это увидел и прискочил к дружине с бранью:


— Вижу, только у питья да у еды вы мастера-то, а у дела только бы стоять да спать!


Устьян говорит с гневом:


— Ты на кого разъехался, купец? Мы тебя ничем: зовем и ни во что кладем: горланишь, а дела не смыслишь. Видишь, дождь валит! Судовой припас нельзя мочить: проку не будет.


Купец свое:


— Твоя дружина у меня вторые сутки по две выти в день пьет-ест! Велю работать, будь хоть потоп!


Устьян говорит:


— Хоть потоп? Ладно, будь потоп.


Устьян твердым шагом зашел на свое судно, взял рог и заиграл грозно и жалобно. На ответ далеко в море будто шум сшумел. На берег накатился взводень и смыл купецкую лодью. Купец опамятовался от ужаса и забегал на коленках вкруг Устьяновой лодьи:


— Господине, убавь воды! Господине, не сгуби мое суденко!


Устьян говорит:


— Это не от нас. А судно против ветра никуда не убежит. Гляди, волна несет его обратно.


Устьянова дружина поставила купцово судно на отстой. А сами с поветерью ушли в море.


Устьян и олени


Устьян шел берегом в становище, тянул промышленную снасть и чунку с хлебом. Увидел оленей-дикарей и скричал:


— Подойдите которые-нибудь!


Три оленя подошли. Устьян впряг их в чунку, и снасть положил, и сам сел. Куда повелел, туда побежали. Этот Устьян смолоду был знатлив.


Промысел оставит несоблюдно. Медведь-ошкуй подойдет, песец — понюхают и уйдут. Устьян хоть через месяц взять придет — все цело, неврежоно.


О кормщике Маркеле Ушакове



Русский Север долго хранил устную и письменную память о морской старине, замечательных людях Поморья. Сказания о морской старине бытовали в морском сословии Архангельска и передавались из поколения в поколение. Включенные в данный раздел рассказы являются художественным осмыслением слышанного и записанного мною в молодых годах, запечатленного в памяти от тех ушедших времен.


Примечательными представителями «поморских отцов» были Маркел Ушаков, Иван Порядник (Рядник), Федор Вешняков.


Маркел Иванович Ушаков (годы его жизни: 1621–1701) видится нам типичным представителем старого Поморья. Он имел чин кормщика и, кроме того, был судостроителем. С дружиной своей он жил «однодумно, односветно», поэтому и товарищи его были ему «послушны и подручны». Сведения об Ушакове и Ряднике взяты мною из сборника поморского письма XVIII века «Малый Виноградец». В начале двадцатых годов сборник этот принадлежал В. Ф. Кулакову, маляру и собирателю старины, проживавшему в ту пору в Архангельске. В рассказах я старался сохранить эпизодическую форму повествования и стиль речи поморского автора, избегая излишней витиеватости и славянизмов, сохраняя отблески живой разговорной речи того времени.


Мастер Молчан


На Соловецкой верфи юный Маркел Ушаков был под началом у мастера Молчана. Первое время Маркел не знал, как присвоиться к этому учителю, как его понять. Старик все делает сам. По всякую снасть идет сам. Не скажет: принеси, подай, убери.


Маркел старался уловить взгляд мастера — по взгляду человека узнают. Но у старика брови, как медведи, бородища из-под глаз растет — поди улови взгляд. Маркел был живой парень, пробовал шутить. Молчан только в бороду фукнет, усы распушит.


— Морж, сущий морж! — обижался Маркел.


Однажды Маркел сунулся убрать щепу около мастера.


Тот пробурчал:


— Что, у меня своих рук нету?


Маркела горе взяло:


— Что ты, осударь, мне все грубишь? Тебе должно учить меня, крошку, а не прыскать в бороду, как козел! Тебе неугодно, что я тут, и ты скажи, когда не угодно…


— Угодно, мое дитя. Угодно, милый мой помощник.


Тяжелая рука мастера нежно гладила непокорные кудри Маркела, старик говорил:


— Не от слов, а от дел и примера моего учись нашему художеству. Наш брат думает топором. Утри слезки, «крошка». Ты ведь художник. Твоего дела тесинку возьмешь, она как перо лебединое. Погладишь — рука как по бархату катится.


Наконец-то уловил Маркел взгляд мастера: из-под нависших бровей старика сияли утренние зори.


Рядниковы рукавицы


Между матерой землей и Соловецкими островами зимою ходят ледяные тороса. Ходят непрерывно, неустанно. Соловецкий трудник Ушаков водил суда меж лед бойко и гораздо.


Братия спросили:


— Чем тебя, Маркел, почествовать за экой труд?


Маркел ответил:


— Повелите выдать мне Рядниковы рукавицы.


Все удивились:


— Что за рукавицы?


Кожаный старец объяснил:


— Хаживал к игумену Филиппу некоторый Рядник— мореходец. Сказывал игумену морское знанье. И однажды забыл рукавицы. Филипп велел прибрать их: «Еще-де славный мореходец придет и спросит…» Сто годов лежат в казне. Не идет, не спрашивает Рядник рукавиц.


— Сегодня пришел и стребовал! — раздался голос старого Молчана. — Хвалю тебя, Маркел, — продолжал Молчан. — Не золото, не серебро — Рядниковы рукавицы ты спросил, в которых Рядник за лодейное кормило брался на веках, в которых службу морю правил. Ты, Маркел, отцов наших морских почтил. Молод ты, а ум у тебя столетен.


Маркел и стал хранить эти рукавицы возле книг. Надевал в особо важных случаях.


Из-за Рядниковых рукавиц попали в плен свеи-находальники.


Но расскажем дело по порядку.


Однажды в соловецкой трапезной иноки «московской породы» сели выше «новгородцев». «Новгородская порода» возмутилась. Маркел втиснулся меж теми и теми и так двинул плечом в сторону московских, что сидящие с другого края лавки «московцы» посыпались на пол.


Баталия случилась в праздник, при большом стечении богомольцев. Маркела в наказание за бесчинство и послали в Кандалакшу, к сельдяному караулу.


В безлюдное время, в тумане, с моря послышался стук весел и нерусская речь. Маркел говорит подручному:


— Каяне идут. За туманом сюда приворотят. Бежи в деревню! Нет ли мужиков…


…К Маркелу в избу входят трое каянских грабежников. Двое захватили его за руки, третий стал снашивать в лодку хлебы, рыбу и одежду.


Маркел стоит — его держат эти двое. Наконец третий, оглядев стены, снял с гвоздя заветные Рядниковы рукавицы.


Маркел говорит:


— Это нельзя! Повесь на место!


Тот и ухом не ведет.


Тогда Маркел тряхнул руками, и оба каянца полетели в разные углы. Вооружась скамьей, Маркел тремя взмахами «учинил без памяти» наскакивающих на него с ножами грабежников. Сам выскочил в сени, прижал двери колом.


Те ломятся в двери, а он стоит в сенях и слушает: не трубит ли рог в деревне?


И деревенские, как пали в карбас, сразу загремели в рог.


А в лодке еще трое каянцев. Вопли запертых слышат и дальний рог слышат. Один выскочил из лодки и бежит к свеям на помощь. С ним Маркел затеял драку, чтобы не подпустить к избе. Но рог слышнее да слышнее. Показался русский карбас с народом. В свалке один грабежник утонул. Пятеро попали в плен.


За такую выслугу Маркелу с честью воротили чин судостроителя.


Кошелек


На Молчановой верфи пришвартовался к Маркелу молодой Анфим, к делу талантливый, но нравом неустойчивый. Сегодня он скажет:


— Наш остров — рай земной. И люди — ангелы. А в миру молва, мятеж, вражда…


Завтра поет другое:


— Здесь ад кромешный, и люди — беси. А в миру веселье: свадьбы, колесницы, фараоны, всадники…


Молчан наказывал Маркелу:


— Ты поберегай этого Анфимку. Он тебе доверяется всем сердцем. И ты за него ответишь.


Маркел удивился:


— Значит, и ты, осударь, отвечаешь за меня?


— Да. Как отец за сына.


Как-то, за безветрием, стояло у Соловков заморское судно. Общительный Анфим забрался туда и всю ночь играл с корабельщиками в зернь и в кости. Днем на работе пел да веселился, вечером наедине сказал Маркелу:


— Маркел, я деньги выиграл. Хватит убежать в Архангельск. Пойдем со мной, Маркел. В Архангельске делов найдется.


Маркел говорит:


— Значит, бросить наше дело и науку, оскорбить учителя Молчана и бежать, как воры?


Анфим твердит свое:


— Не запугивайся, друг! В кои веки выпало такое счастье. Попросимся на то же судно, где игра была, и уплывем.


При ночных часах Анфим с Маркелом пришли к судну. С берега на борт перекинута долгая доска. На палубе храпел вахтенный. Маркел говорит:


— давай, Анфимко, деньги. Я зайду на судно, разбужу кептена, заплачу за проезд и позову тебя.


Сунув за пазуху кошелек, почему-то неуверенно перекладывая ноги, Маркел шел по доске… Тут оступился, тут бухнул в воду… Это бы не беда — Маркел через минуту выплыл, вылез на берег. Беда, что кошелек-то с деньгами утонул.


— Обездолил я тебя, Анфимушко! — тужил Маркел, выжимая рубаху.


— Я одного не понимаю, — горячился Анфим, — ты свободно ходишь по канату с берега на судно, а с трапника упал…


Простодушному Анфиму было невдомек, что Маркел в воду пал нарочно и кошелек утопил намеренно. Иначе нельзя было удержать Анфима от безумного намерения.


Ворон


Ходил Маркел по лопской тундре, брал ягоду-морошку. На руке корзина, у пояса серебряный рожок призывный. Ягоды берет и стих поет о тишине и о прекрасной Матери-Пустыне. А заместо тишины к нему бежит мальчик-лопин:


— Господине, не видал оленя голубого?


— Не видал, — говорит Маркел.


— О, беда! — заплакал мальчик. — Я пас оленье стадышко и уснул. Прохватился — оленя голубого нет.


— Веди меня к тому месту, где ты оленей пас, — говорит Маркел.


Вот они идут по белой тундре край морского берега. А под горою свеи у костра сидят, в котле еду варят.


— Они варят оленье мясо, — говорит Маркел.


— Нет, господине, — спорит лопин. — Я видел, у них в котле кипит рыбешка.


— Рыбешка для виду, для обману. Они кусок оленины варят, а туша спрятана где-нибудь поблизости.


И Маркел, отворотясь от моря, зорко смотрит в тундру. А тундра распростерлась, сколько глаз хватает. И вот над белой мшистой сопкой вскружился черный ворон. Покружил и опустился в мох с призывным карканьем.


— Там закопана твоя оленина, — сказал Маркел.


К белому бугру пришли, ворона сгонили, мох, как одеяло, сняли: тут оленина.


А свеи из-под берега следят за лопином и Маркелом. Как увидели, что воровство сыскалось, и они котел снимают, лодку в воду спихивают. А Маркел в ту пору приложил к устам серебряный рожок и заиграл. Свеи рог услышали, в лодку пали, гонят прочь от берега; только весла трещат — так гребут. Их корабль стоял за ближним островом. Так спешно удалились, что котел-медник на русском берегу покинули.


Этот котел Маркел присудил оленьему пастуху. Пастух не в убытке: котел-медник дороже оленя.


Художество


Маркел Ушаков насколько был именитый мореходец, настолько опытный судостроитель. В молодые свои годы он обходил морские берега, занимаясь выстройкой судов. Знал столярное и кузнечное дело; превосходно умел чертить и переписывать книги. Все свои знания Маркел объединял словом «художество».


Спутник и ученик Маркела, Анфим Иняхин, спросил Маркела:


— Когда же мы сядем на месте, дома заниматься художеством?


Маркел отвечал:


— Кто же теперь отнимет у нас наше художество? Художество места не ищет.


Маркел говаривал:


— Пчела куда ни полетит, делает мед. Так и художный мастер: куда ни придет, где ни живет, зиждет доброту (создает красоту).


У работы Маркел любил петь песню. Скажет, бывало:


— Сапожник ли, портной ли, столяр ли — поют за работой. Нам пример — путник с ношей. Песней он облегчает труд путешествия.


Ничтожный срок


Корабельные мастера и работные люди от пяти берегов Двинской губы собрались в Соломбальской слободе выслушать отчет своих выборных людей и воочию увидеть Лисестровскую верфь — любимое детище всех пяти берегов.


Собрались не в раз и не в час. Кого держала непогода, кто намелился, кого водило в лесах. Наконец скопились сполна. К началу собрания подоспел Пан-крат Падиногин, артельный стряпчий, отъезжавший в Поморье.


Выборные люди стали докладываться, всяк по своей части. Каждый из них тут же получал оценку своей деятельности. Григорий Гневашев докладывал:


— Я удоволил лисестровские анбары дорогим припасом, красным лесом. Хватит на два года при большом расходе.


Собрание спрашивает:


— За какое время ты управил это дело?


Григорий отвечает:


— Начал с осени, по первому снегу. Завершил с началом навигации.


Собрание говорит:


— Значит, девять месяцев. Срок немалый. Благодарим, но ничего выдающегося тут нет.


Петр Сухой Лоб докладывал:


— Я обеспечил Лисестровскую верфь столярским и плотницким струментом. Итого двести наборов. Вот что я доспел!


Собрание спрашивает:


— Сколько времени ты хлопотал?


— Сколько Гневашев, столько и я. Всю зиму этим беспокоился. Итого девять месяцев.


Собрание говорит:


— Что же… Ты исполнил свою должность. Но ни чего восхитительного тут нет… «Девять ден, девять верст, как сокол летел».


Докладчик Панкрат Падиногин спросил собрание:


— Известен ли вам художественный мастер и мореходец Маркел Ушаков?


Собрание отвечает:


— Ты бы еще спросил, известны ли нам отцы наши и матери! Мореходные и судостроительные чертежи Маркела Ушакова друг у друга отымаем.


— Я уговорил Маркела Ушакова принять во свое смотрительное руководство нашу Лисестровскую верфь. Придет сюда на постоянное житье. Но чтобы расположить Маркела, мне понадобился долгий срок…


— Сколь долгий? — спрашивает собрание.


— Девять лет…


Собрание, триста человек, как один, всплеснули руками, встали, закричали:


— Мало, совсем мало времени потратил ты, Панкрат Падиногин! Для столь полезного успеха девять лет — ничтожный срок.


Видение


Как-то Маркел с Анфимом жили в Архангельске. У корабельной стройки взяли токарный подряд. Маркел и жил на корабле, Анфим — в городе. Редко видя учителя, Анфим соблазнился легкой наживой-торговлей. Запродал даже токарную снасть. Маркел этого ничего не знает.


Но вот, рассказывают, пробует он маховое колесо у станка и видит будто, что заместо спиц в колесе вертится Анфимко Иняхин.


Опамятовавшись от видения, Маркел прибежал к Анфиму:


— Друг, с тобой все ли ладно?


— А что же, Маркел Иванович? — удивился Анфим.


— Ты сегодня в видении передо мной колесом ходил.


— Ужели? — простонал Анфим и заплакал: — Ты меня, отец, правильно обличил. Торговлишка меня соблазнила. Я задумал художество наше бросить.


Ушаков и Фома Кыркалов


Ушаково мастерство Маркелово было рассудительно и с любопытством, а не только по старым извычаям.


Ушаковские суда заморские обдуманы по чертежу. Лодья уж на воду спущена — мастер еще примечает, смекает и на догадку берет. Заботился, чтобы шито было прочно; беспокоился, насколько будет красовито на ходу, под парусами. Ушаков был ученик не худых учителей. И не хотел уважить иноземным кораблям. Однако их рассматривал испытанно, чая пользы своему любезному художеству.


Бывало, поручит Ушаков помощнику опробовать новопостроенную лодью, а сам выбежит на пристань, чтобы «из-под ручки посмотреть» на свое новорожденное.


Этак однажды привелся на пристани Фома Кыркалов [4], поздоровался с Маркелом и говорит насмешливо:


— Все ходишь, Маркел Иванович? Все любуешься на суда свои? Наглядеться, налюбоваться не можешь?…


— Нет, нет, Фома Онаньевич, — горестно и гневно отвечал Маркел. — Досадовать хожу, горячиться сам на себя хожу. Гляжу, ошибки свои считаю. Косность ума своего обличаю.


Кыркалов снял шапку и поклонился Ушакову в пояс:


— Когда так, Маркел Иванович, — ты настоящий, истинный художник!


Достояние вдов


Ушаков отлично умел делать модели кораблей. А приобучился этому в Соловецком монастыре. В монастыре не ужился: нрав имел строптивый и язык — как бритва.


Изба Маркела в Архангельске вся была заставлена маленькими кораблями. В долгие зимние вечера мастер сидел обычно на низеньком сосновом чурбане и при свете сальницы оснащал игрушечный корабль. Около Маркела всегда множество детей. Он любил рассказывать о своих удивительных путеплаваниях. В праздники Маркел ходил ругаться со всякими начальниками.


Приехавший с Петром Первым [5]знатный барин заказал Маркелу модель голландского корабля. Жена этого барина, увидев готовую модель, сказала:


— Мастер, не бери у мужа денег за эту игрушку. Я возьму их в пользу вдов и сирот.


Маркел отвечает:


— Не твое, сударыня, дело о бедняках печалиться.


— Ах ты пьяница! — вспыхнула барыня. — Я, слабая здоровьем, и то беспокою себя ради голодранцев…


— Нет, ты не слабая, — перебил Маркел. — Ты богатырка. Ты, сударыня, носишь на плечах достояние бесчисленных вдов и сирот. И не чувствуешь этого.


Плечи знатной барыни украшены были драгоценностями.


Долг


Молодой промысловец занял у Маркела денег на перехватку. Отдавать явился, а Маркел в море ушел. Так и побежало время: то Маркела на берегу нет, то у должника денег нет.


Оба встретились на Новой Земле. Хотя в разных избах, да в одном становище зимовали две артели. Маркел говорит:


— Что уж, парень, ни разу меня не окликнул?


Парень снял шапку:


— Не смею и глядеть на тебя, осударь. Должен тебе.


Маркел говорит:


— Провались концом! Какие меж нас долги?


— Хотя бы работой какой отработать дозволили, Маркел Иванович…


Маркел говорит:


— Ладно. Всякий вечер приходи в нашу избу. Дела найдутся.


На зимовьях народ поужинают да повалятся. Должник пришел к Маркелу. Маркел не спит, живет у книги при огне. Книга — азбука, писана и рисована художной ушаковской рукой. Маркел стал показывать гостю буквы. Часа два учились. Во столько-то недель детина понял все «азы» и «буки». Когда полная тьма накрыла Новую Землю, ученик вытвердил титла.


Время катится, дни торопятся, — сколько парень радуется науке, столько тревожится: «Когда же я начну долг отрабатывать?»


Когда свет завременился над Новой Землей, паря читал по складам. При конце зимы читал по толкам. Наконец, стал с пением говорить по книгам четкого Маркелова письма.


Маркел говорит:


— Ну, друг, дошла промышленная пора. Но ты всякий день урви хоть малый час для книжного чтения.


Ученик возопил:


— Благодарствую, Маркел Иванович! Ты мне бесценное добро доспел — книгам выучил. Но когда я долг-то буду отрабатывать? Маркел говорит:


— Сколько ты должен?


— Без двух гривен пять рублей.


Маркел говорит:


— Пускай так. Теперь считай: буквы ты учил — трудился. Значит, из твоего долга сорок алтын долой. Титла изучил — другие сорок алтын долой. Склады-слоги складывал — еще сорок алтын из долга вон. По толкам ты читал усердно — остальных сорок алтын отработал. Ты за эту зиму, дитя, сполна твой долг отработал. И больше ты мне ни о каких долгах не смей поминать.


Понятие об учтивости


Деревня Лодьма славна была изготовлением изящных корабельных моделей. Здесь подолгу живал Маркел Ушаков.


…Царский чиновник едет мимо ряда лодемских крестьян, сидящих на бревнах.


— Эй, борода! — кричит чиновник.


— Все с бородами, — усмехнулись крестьяне.


— Кто у вас тут мастер? — сердится чиновник.


— Все мастера, кто у чего, — отвечают крестьяне.


— Я желаю купить здешнюю игрушку — кораблик!


— За худое понятие об учтивости ничего не купишь, — слышится спокойный ответ.


Это сказал Маркел Ушаков, который по виду ничем не отличался от любого мужика-помора.


Маркел Ушаков и Василий Кекин


Любомудрые годы неутомленной старости своей Маркел провожал в Койде.


В это время молодой судостроитель в городе [6], Василий Кекин, добивался на учительный разряд.


Городовые мастера сказали:


— Домогаешься высокой степени. Но похвалит ли Маркел Иванович на Койде? Спросишь его. Мы ему писали о тебе.


Кекин в Койду прибыл. Старый мастер его встретил с усмешкой:


— Пишут о тебе: строишь карбасы, а корма-то розна. Еще не знаю, годишься ли в ученики. Возьми полено, сделай в образец лодейку.


Кекин сделал образец художно, с вымыслом. Старый мастер поморщился:


— Изукрашенье ни к чему. Отдай эту игрушку ребятишкам. Сделай проще.


Кекин сделал просто. Старый мастер говорит:


— Поживи да поучись на Койде года три. Хлебы мои, одежа твоя… Тебе любо ли, Василий Кекин?


Кекин говорит:


— Любо, Маркел Иванович! Хотя бы тридцать лет метлой стоять, только бы у ваших учительных дверей!


Это все Маркел испытывал Василия. Вскоре Маркел послал в город грамотку, к городовым мастерам на верфи. А следом пустил и Кекина.


В городе на верфях Кекина встречают честно; разрядные мастера сказали:


— Пишет о тебе Маркел Иванович: умеешь-де ты повиноваться и учиться. Знатно, что сумеешь и начальствовать.


Треух


Пристрастие Петра Первого к кораблям и к морю заставило Маркела Ушакова полюбить преобразователя России. По рекомендации Афанасия Холмогорского Маркел был вызван к корабельному строению на Неве и Ладоге.


Тут душа старого помора начала рваться на куски. Сочувствуя Петру, Маркел негодовал на преклонение перед Западом без разбору.


— Бывало, в северных морях иноземец русским в рот глядел, ждал слова. А теперь извольте стулом становиться под голландца или шведа!


На заседании «приказных господ и членов» произошел скандал. Ушаков вылез вперед, вывернул свой лисий треух наизнанку, поставил тульей себе на голову и сидит так, помавая лисьими хвостами. Все вытаращили глаза. Председатель прервал речь. В публике раздался шум и хохот.


Тогда Маркел Иванович стукнул кулаком о стол «и рек, аки гром грянул»:


— Иноземец всех нас кверху дном поставил. Всех на обезьянин лик поворотил. И это вам не дико. А я только то и сделал, что шапку свою навыворот надел, и все смутились, все оскорблены.


«Притворя себе болезнь», Маркел вернулся в Архангельск.


Вера в ложке


Ушаков и товарищи пришли в Сумский посад. Был праздник, и сумляне пригласили их к столу. Маркелов подкормщик говорит:


— Какой страх — со всеми есть и пить, а не знаем, кто какой веры! У меня и ложки с собой нет.


Маркел говорит:


— Какой страх людей обижать! В ложку ты свою веру собрал.


Пиво


Трое молодых ребят на лодье повадились тайно пробовать пьяное пиво, которое хранилось в бочке на случай праздника.


Маркел это заметил, позвал ребят к себе в казенку и говорит:


— Ребята, что-то вы поблекли. Чем вас развеселить? Или пивком угостить?


Ребята покраснели, как брусника, и старший выговорил:


— Прости, дядюшка Маркел Иванович. Вперед таковы не будем.


Ушаков и Яков Койденский


Маркел относился к делу своему и к людям страстно и пристрастно. Но людей тянуло к Маркелу, как железо на магнит. Где бы ни кидала якорь Маркелова лодья, везде являлись у него друзья и ученики. А потом оставалась незабытная память.


Маркел искал и находил людей, призванием которых было мореходство. За таких людей он полагал свою душу.


Когда Маркел пришел на Койду и срядился плыть на Новую Землю, в лодейную дружину вступил Яков Койдянин, подросток-сирота. В нем Маркел нашел ученика, потом и ревностного помощника в судостроении.


Старый мастер веселился сердцем и умом: есть кому оставить наше знанье и уменье.


Но хмель молодости начал разбирать верного Маркелова помощника. Яков стал одолевать Маркела неотступным разговором:


— Уйду в российские города. Здесь тесно.


— Яков, у Студеного ли моря тесно? Что ты будешь делать в городах? Не отпущу тебя. Погубишь мастерство, потеряешь и себя. Ты не вернешься сюда.


Яков говорит:


— Я вернусь сюда, если ты, мастер Маркел, пойдешь вместе со мной. С тобой и я вернусь. А не пойдешь со мной, останусь там.


И старый Ушаков, тревожась и болезнуя о судьбе талантливого ученика, оставляет свой дом, свой промысел и идет за Яковом неведомо куда.


Но скитались они недолго.


Однажды Яков пал мастеру в ноги с воплем и со слезами:


— Господин мой, доброхот мой! Непостижно велика печаль твоя обо мне. Не стою я тебя. Но если можешь ты простить меня, если в силах ты глядеть на меня, то вернемся в нашу Койду, к нашему светлому морю, к нашему доброчестному промыслу.


Как-то при людях Маркел почествовал Якова, назвав его мастером… Люди подивились:


— Столь молодого ты называешь мастером…


Маркел отвечал:


— Дела его говорят, что он мастер.


Кондратий Тарара


Слышано от неложного человека, от старого Константина.


У нас на городской верфи состоял мастер железных дел Кондрат Тарара. Он мог высказывать мечтательно о городах и пирамидах, будто сам бывал. Сообразно нрав имел непоседливый и обычай беспокойный. Смолоду скитался, бросал семью.


Столь мечтательную легкокрылость Маркел ухитрился наконец сдержать на одном месте двадцать лет.


Удивительнее то, что и память о Маркеле держала Тарару на месте другие двадцать лет.


А хитрость Маркела Ивановича была детская.


Весной не успеет снег сойти и вода сбежать, Кондрат является в приказ:


— Прощай, Маркел Иванович. Ухожу.


— Куда, Кондраша?


— По летнему времени на Мурман или на Мезень. Может, к промыслам каким пристану.


Маркел заговорит убедительно:


— Кондраша, навигация открылась. В якорях, в цепях никто не понимает. Именно для летнего времени невозможно нам остаться без тебя.


— Ладно, Маркел Иванович. До осени останусь.


Значит, трудится на кузнице до снегов. Работает отменно. Только снег напал — кондратий в полном путешественном наряде опять предстает пред Маркелом:


— Всех вам благ, Маркел Иванович. Ухожу бесповоротно.


— Куда же, Кондратушко?


— Думаю, на Вологду. А там на Устюг.


Маркел руки к нему протянет:


— Кондрат! В эту зиму велено уширить кузницу, поставить новых три горна. Не можем оторваться от тебя, как дитя от матери.


— Это верно, — скажет Тарара. — Зиму проведу при вас.


Весной Кондратьева жена бежит к Маркелу:


— Пропали мы, Маркел Иванович! Тарара в поход собрался. Уговори, отец родной!


Приходит Тарара:


— Ухожу. Не уговаривайте.


— Где тебя уговорить… Легче железо уварить. Прощай, Кондрат… Конечно, этим летом повелено ковать медных орлов на украшение государевой пристани… Ну, мы доверим это дело Терентию Никитичу.


— Вы доверите, а я не доверю! Ваш Терентий Никитич еще в кузнице не бывал и клещей не видал…


Вот так-то год за годом удерживал Маркел милого человека.


В которые годы Маркела не было в Архангельске, Тарара все же сидел на месте:


— Воротится Маркел Иванович из Койды, тогда спрошусь и уйду.


Но Маркел Иванович из Койды отошел к новоземельским берегам и там, поболев, остался на вечный спокой.


А Кондрат Тарара остался в Архангельске:


— Мне теперь не у кого отпроситься, некому сказаться.



Корабельные вожи



В устье Северной Двины много островов и отмелей. Сила вешних вод перемывает стреж-фарватер. Чтобы провести большое судно с моря к городу Архангельску или от города до моря, нужны опытные лоцманы. В старину эти водители судов назывались корабельными вожами.


Когда Архангельский посад назвался городом, в горожане были вписаны корабельные вожи Никита Звягин и Гуляй Щеколдин. Звягин вел свой род от новгородцев, Щеколдин — от Москвы. Курс «Двинского знания» оба проходили вместе с юных лет. Всю жизнь делились опытом, дружбой украшали домашнее житье-бытье. Гостились домами: приглашали друг друга к пирогам, к блинам, к пиву.


Но вот пришло время, дошло дело — два старинных приятеля поссорились как раз на пиру.


Вожевая братчина сварила пиво к городскому празднику шестого сентября. Кроме братчиков в пир явились гости отовсюду. Обычно в таких пирах каждая «река» или «город» знали свое место: высокий стол занимала Новгородская Двина, середовый стол — Москва и Устюг, в низких столах сидели черные, или чернопахотные, реки.


После званого питья у праздника в монастыре Звягин поспешил веселыми ногами к вожевому пиву. Здесь усмотрел бесчинство. Братчина и гости сидели без мест. Молодшие реки залезли в большой стол. Великая Двина безмятежно пировала в низком месте.


— Прибавляйся к нам, Никита! — кричал Щеколдин из высокого стола. — Пинега, подвинь анбар, новгородец сядет.


— Моя степень повыше, — отрезал Звягин.


— Дак полезай на крышу, садись на князево бревно! — озорно кричал Щеколдин.


Чернопахотные реки бесчинно загремели-засмеялись.


Звягин осерчал:


— Ты сам-то по какому праву в высокий стол залез, московская щеколда?


— Я от царственного города щеколда, а вы мужичий род, крамольники новгородские!


— Не величайся, таракан московский! — орал Звягин. — Твой дедушко был карбасник, носник. От Устюга до Колмогор всякую наброду перевозил. По копейке с плеши брал!


— А твой дедко барабанщик был! Люди зверя промышляют — Звягин в бочку барабанит: «Пособите, кто чем может! По дворам ходил, снастей просил — не подали».


Поругались корабельные вожи, разобиделись и рассоветились. Три года сердились. Который которого издали увидит, в сторону свернет.


Звягин был мужик пожиточный, Щеколдин поскуднее: ребят полна изба. Звягин первый прираздумался и разгоревался: «Из-за чего наша вражда? За что я сердце на Щеколдина держу? Завидую ему? Нет, кораблей приходит много, живу в достатке».


Задумал Звягин старого приятеля на прежнюю любовь склонить. Он так начал поступать: за ним прибегут из вожевой артели или лично придет мореходец, иноземец или русский: «Сведи судно к морю», — у Звягина теперь ответ один:


— Я что-то занемог. Щеколдина зовите. Щеколдин первый между нами, корабельными вожами.


Еще и так скажет:


— Нынче Двина лукавит, в устьях глубина обманная. Корабли у вас садкие. Доверьтесь опыту Щеколдина.


Корабельщики идут к Щеколдину. Он заработку и достатку рад. Одного понять не может: «За что меня судьба взыскала? Кто-нибудь в артели доброхотствует. Надобно сходить порасспросить».


В урочный день Щеколдин приходит в артель платить вожевой оброк. Казначей и говорит:


— Прибылей-то у тебя, Щеколдин, вдвое против многих. Недаром Звягин знание твое перед всеми превозносит. Мы думали, у вас остуда, но, видно, старая любовь не ржавеет.


У Щеколдина точно пелена с глаз спала: «Конечно, он, старый друг, ко мне людей посылал!»


Щеколдин прибежал к Никите Звягину, пал ему в ноги:


— Прости, Никита, без ума на тебя гневался!


Звягин обнял друга и торжественно сказал:


— Велика Москва державная!



Ваня Датский



(Архангельская быль)


У Архангельского города, у корабельного пристанища, у лодейного прибегища, в досельные годы торговала булками честна вдова Аграфена Ивановна. В летнюю пору судов у пристани- воды не видно; народу по берегам — что ягоды морошки по белому мху; торговок-пирожниц, бражниц, квасниц — будто звезд на небе. И что тут у баб разговору, что балаболу! А честну вдову Аграфену всех слышней. Она со всем рынком зараз говорит и ругается. Аграфена и по-аглицки умела любого мистера похвалить и обложить.


Горожане дивились на Аграфену:


— Ты, Ивановна, спишь ли когда? Утром рано и вечером поздно одну тебя и слыхать. Будто ты колокол соборный.


— Умрем, дак выспимся, — отвечала Аграфена. — Я тружусь, детище свое воспитываю!


Был у Аграфены одинакий сын Иванушко. И его наравне с маткой все знали и все любили. Не только своя Русь, но и гости заморские. Не поспеет норвецкое суденышко кинуть якорь, Иванушка является с визитом, спросит: по-здорову ли шли? Его угощают солеными «бишками» — бисквитами, рассказывают про дальние страны.


Иванушко рано запросился у матери в море. Четырнадцати лет приступил вплотную:


— Мама, как хошь, благослови в море идти! Мама заревела, как медведица:


— Я те благословлю поленом березовым! Мужа у меня море взяло, сына не отдам!


— Ну, я без благословенья убежу.


Ваня присмотрел себе датский корабль, покамест тот стоял у выгрузки-погрузки. Явился к капитану:


— Кэптен, тэйк эброд! (Возьмите с собой!)


У капитана не хватало матросов… Бойкий парень понравился.


— Хайт ин зи трум! (Ступай в трюм!)


Ваня и спрятался в трюме. Таможенные досмотрщики не приметили его. Так и уплыл Аграфенин сын за море.


Аграфена не удивилась, что сын не пришел ночевать. Не очень беспокоилась и вторую ночь. «На озерах с ребятами рыбу ловит». Через неделю она выла на весь рынок:


— Дитятко Иванушко! В Датску упорол, подлец!


И не было об Аграфенином сыне слуху двадцать лет…


Нету слез против матерних. Нет причитанья против вдовьего. По утренним лазорям Аграфена выходила на морской бережок и плакала:


Гусем бы я была, гагарой,

Все бы моря облетела,

Морские пути оглядела,

Детище свое отыскала.

Зайком бы я была, лисичкой,

Все бы города обскакала,

Кажду бы дверь отворила,

В каждо бы оконце заглянула,

Всех бы про Иванушка спросила…


А Иванушко за эти годы десять раз сходил в кругосветное плаванье. В Дании у него жена, родилось трое сыновей. Ребята просили у отца сказок. Он волей-неволей вспоминал материны песни-былины. Видно, скопились старухины слезы в перелетную тучку и упали дождем на сыновнее сердце.


Припевая детям материны перегудки, Ваня слышал материн голос, мать вставала перед ним как живая…


А Ивану было уже тридцать четыре года. Тут по весне напала на него печаль необычная. Идет Иванушко по набережной и видит-грузится корабль. Спрашивает:


— Куда походите?


— В Россию, в Архангельский город.


Забилось сердце у нашего детинушки: «Маму бы повидать! Жива ли?..» И тут же порядился с капитаном сплавать на Русь и обратно в должности старшего матроса.


Жена с плачем собрала Ваню в путь:


— Ох, Джон! Узнает тебя мать — останешься ты там..


— Не узнает. И я не признаюсь, только издали погляжу.


Дует пособная поветерь. Шумит седой океан. Бежит корабль, отворив паруса. Всплывают русские берега.


На пристанях в Архангельском городе людно по-старому Точно вчера Иванушко бегал здесь босоногим мальчишкой. Теперь он идет по пристани высокий, бородатый. Идет и думает: «Ежели мама жива, она булочками торгует»


Он еще матери не видит, а уж голос ее слышит


— Булочки мяконьки! По полу катала, по подлавочью валяла!


Люди берут, хвалят. И сын подошел, купил у матери булочку. Мать не узнала. Курчавая борода, одет не по-русски.


У пристани трактир. Ваня у окна сидит, чай пьет с маминой булочкой, на маму глядит…


Неделю корабль стоял под Архангельском. Ваня всякий день булочку купит, в трактире у окна чай пьет, на маму смотрит У самого дума думу побивает: «Открыться бы! Нет, страшно она заплачет, мне от нее не оторваться А семья как?»


В последний день, за час до отхода, Ваня еще раз купил у матери булочку и, пока Аграфена разбиралась в кошельке сунул под булки двадцать пять рублей.


Так, не признавшись, и отошел в Данию.


Аграфена стала вечером выручку подсчитывать — двадцать пять рублей лишних! Зашумела на всю пристань


— Эй, жёнки-торговкй! Кто-то мне в булки двадцать пять рублей обронил! Может, инглишмен какой полоротой! Твенти файф рубель!


Никто не спросил ни завтра, ни послезавтра.


После этого быванья прошла осень грязная, зима протяжная. Явилась весна разливна-красна. Закричала гагара за синим морем. Повеяли ветры в русскую сторону.


Опять Иванушко места прибрать не может: «Надо сплавать на Русь, надо повидать маму».


Опять жена плачет:


— Ох; Джон! В России строго: узнает мать-не от пустит.


— Не узнает. Я не скажусь ей, только издали погляжу


Опять он порядился на корабль старшим матросом и приплыл к Архангельскому городу. Идет в народе по пристани. И мамин голос, как колокольчик:


— Булочки-хваленочки: сверху подгорели, снизу подо прели!


Ваня подошел, купил. Потом в трактире чай пьет, из окна глядит на маму. И жалко ему: постарела мама, рученьки худые… Упасть бы в ноги! Может бы, и простила и отпустила!.. Нет, страшно!


Неделю корабль находился в порту, каждодневно сын у матери булочки покупал, а не признался. Только в последний день, перед отходом, сунул ей в короб пятьдесят рублей и ушел в Данию.


Аграфена стала вечером выручку подсчитывать — пятьдесят рублей лишних! Все торговки подивились:


— Что же это, Аграфена! Прошлый год ты у себя в булках двадцать пять рублей нашла, сейчас пятьдесят. Почто же мы ничего не находим? Уж не сын ли тебе помогает?


— А и верно, сын! Больше некому! — И заплакала. — Дитятко мое роженое, почто же ты не признался! Поглядела бы я на тебя… Верно, уж большой стал. Дура я, детища своего не узнала! Теперь каждому буду в руки смотреть.


Таковым побытом опять год протянулся, с зимою, с морозами, с весною разливной. Веют летние ветры, кричит за морем гагара, велит Иванушке на Русь идти, мамку глядеть. Плачет жена:


— Ох, Джон. Я не держу тебя, только знай: не так я беспокоилась, когда ты на полгода уходил в Америку, как страшусь теперь, когда ты плывешь одним глазом взглянуть на мать…


Дует веселый вест, свистит в снастях Иванова кораблика. Всплывают русские берега… Вот сгремели якоря, опустились паруса под городом Архангельском. На. горе стоят, как век стояли, башни Гостиного двора. Под горой сидит как век сидела, булочница Аграфена. Теперь она зорко глядит в руки приезжим морякам: не сунет ли кто денег в булки?


Иванушко тоже свое дело правит: у мамы булку купит, в трактире чай пьет, на маму глядит.


И в последний раз, как булку купил, сует матери в корзину сто рублей. А старуха в кошельке роется, будто сдачу ищет, а сама руки покупателя караулит.


Как он деньги-то пихнул, она ястребом взвилась да сцапала его за руки и разинула пасть от земли до неба:


— Кара-у-ул! Грабя-ят!!


Ване бы не бежать, а он побежал. Его и схватили, привели в полицию.


Аграфена тихонько говорит приставу:


— Это не грабитель, это мой сын. Он мне сто рублей подарил. Он двадцать три года терялся. Я хочу, чтобы он сознался.


Пристав подступил к Ване:


— Признавайтесь, вы ей сын?


— Ноу, ноу! Ноу андестенд ю!


Аграфена закричала с плачем:


— Как это «но андерстенд»! Не поверю, чтобы можно было отеческу говорю забыть… Иванушко, ведь я тебя узнала, что же ты молчишь!


Ваня молчит, как бумага белый. И все замолчали. А народу множество набилось. По рынку, по пристани весть полетела, что Аграфена сына нашла. А она снова завопила:


— Ежели так, пущай он рубаху снимет! У него на правом плече три родимые пятнышка рядом.


Пристав приказывает Ивану:


— Раздевайтесь!


Тогда Ваня пал матери в ноги:


— Маменька, я твой сын! Только не губи меня, отпусти! У меня в Дании жена и трое сыновей. Вот тебе все мои деньги пятьсот рублей. Возьми, только отпусти!


Аграфена застучала кулаком по столу:


— Убери свои деньги! Мне не деньги — мне сын дорог. Я без сына двадцать три года жила. Я о сыне двадцать три года плакала…


Заплакал и Ваня:


— Мама, пожалей своих внучат! Пропадут они без отца.


Заревели в голос и торговки:


— Аграфена Ивановна, отпусти ты его!


Аграфена говорит:


— Ладно, дитя, я тебя прощаю и отпускаю тебя. Только ты сними с божницы Спасов образ, сними своими руками и поклянись мне, что на будущий год сам приедешь и старшего внука мне на погляденье привезешь.


Действительно, на другой год привез старшего сына. Аграфена внука и зимовать оставила:


— Я внученька русской речи, русскому обычаю научу. Мальчик пожил у бабушки год и уезжать не захотел. Ваня привез среднего сына. И этот остался у бабки, не пожелал лететь из теплого русского гнездышка. Тогда приехала жена Ванина с младшим сыном. И полюбилась кроткой датчанке мужнева мать:


— Джон! Останемся тут! Здесь такие добрые люди. Аграфена веселится:


— Вери гут, невестушка. Где лодья не рыщет, а у якоря будет.


Аграфенины внуки-правнуки и сейчас живут на Севере, на Руси.


По имени Вани, который бегал в Данию, и фамилия их — Датские.


Поморские старины



О Сухмане Непровиче



У кануна у праздника

Угощает князь Сеславьевич

Свою дружину хоробрую.

Ходит чаша рядовная,

Гости пьют, похваляются

Кто могутною силою,

Кто красой молодецкою.

А Сухман-то Непровьевич

Испивает по-малёхоньку,

Говорит по-редёхоньку.

Князь по гридне* похаживает,

У Сухмана выспрашивает:

— Что сидишь не улыбнешься?

Али чара шла не по ряду?

Али место не по отчине? —

Ответ держит молодой Сухман:

— Та и чаша чиновная,

Я котору ко устам несу.

То и место степенное,

На котором я сижу.—

Говорит князь Сеславьевич:

— Не спесиво ли высловил,

А не хвастливо ли вымолвил?

Ты о чем ладишь хвастати?

Богатырской ли силою

Али красой молодецкою? —

Ответ держит молодой Сухман:

— Моя сила не вам чета,

Моя красота не вам ровня.

А похвастаю силою:

Оснастишь ты, князь Сеславьевич,

Боевые лодьи мерные,

Зайдешь в лодьи с дружиною,

Со конями, со сбруями,

Я лодьи те повыздыму,

Во сине море вынесу.

А в мою-то во красоту

Поглядит солнце красное,

Полюбуются звезды частые.

Говорит князь Сеславьевич:

— Нам догадку высказываешь,

Нам загадку загадываешь.

То ведь кудесы* заветные,

То волшба, хитромудрая,

Вещим бабам показана,

Старикам заповедана.

А твои возрасты ранние,

Твои степени молодшие.

Дам тебе службу сверстную:

Ты сгуляй ко Непре-реке,

Настреляй гусей-лебедей,

Серых малых утёнышей

Во дворы-ти во княжие,

Нам в потребы домовные.

А и Сухман не ослышится.

Он и едет Непрой-рекой,

На реку-то дивуется,

У реки-то выспрашивает:

— Гой ли, мати Непра-река,

Что течешь не по-старому?

Что волной разгулялася,

Во песках замутилася? —

Отвечает Непра-река:

— Мне ведь как не мутитися.

Во песках не мешатися?

К моему-то ко берегу,

С полуденную сторону,

Подошли злы татаровья,

Семь полков, орда Синяя*.

Они мосты-то вымащивают.

Через меня-то, Непру-реку,

Переходы выкладывают.

Что они в день-то повымостят,

Что во дни-то повыстроят,

То я ночью повырою,

То я ночью повымою.

Я из сил-то повыбилась…

А идут-то татаровья

Ко княжому ко городу,

Ладят город на дым пустить,

Старых-малых повыгубить.

А и тут молодой Сухман,

Он и гонит добра коня

В полудённую сторону.

Красно солнце на закате,

Красна солнца не видети,

Что от духу татарского,

Что от поту ордынского.

А и тут молодой Сухман,

Он хватал сыр матёрый дуб

Со корнями из берегу.

А не гроза-то накатится

И не туча навалится,

А ударил молодой Сухман

На полки-то татарские.

Он здымал сыр матёрый дуб.

Выше плечи могучие,

Он и жахнул ко-западу,

Отмахнул на восточную.

То-то писку татарского,

То-то визгу Ордынского!

А и бил молодой Сухман,

Как косец-то траву косил.

А и ложатся татаровья,

Ложатся увалами,

Лежат перевалами.

А и мати Непра-река

Со постели* повыстала,

На орду-то опружилась.

Она мыла татаровей,

Уносила поганыих

Во поддоны — желты пески.

То-то ноченька грозная,

То-то ноченька светлая.

Заря-то вечерняя

С зарею со утренней

Как сестра с сестрой сойдутся.

На заре той, на утренней,

Заходил молодой Сухман

На гору на Окатову,

Он оглядывал к северу,

Отслушивал к западу.

А ни писку, ни голосу,

А ни визгу, ни шороху.

Лежит орда Синяя,

Как *трава-то покошена.

А- в живых-то осталися,

Остались три татарина.

Они под гору укрылися,

В кусты схоронилися.

А Сухман-то Непровьевич

На горе постаивает,

Сымает золотой шелом,

Расстегнул латы булатные,

Отирает кровавый пот

По трудех-то великиих.

А и три-то татарина

Тянут туги луки,

Пустили три стрелы.

Ударили три стрелы

Во крепку грудь Сухманову,

Во сердце ретивое.

То-то ноченька грозная,

То-то ноченька светлая.

Говорит Непра-река:

— Родимое мое дитятко,

Не вынимай каленой стрелы

Из сердца ретивого!

Дождись зари утренней,

Простись со дружиною.

А во ту пору времени

Во своем-то во городе

Не спит князь Сеславьевич,

С дружиною советует:

— Что без ветру река шумит?

За рекой будто гром гремит.

То не туча грозовая,

Не гроза разгулялася,

Тамо сеча кровавая,

Тамо бой-драка великая!

А и нет ли невзгодушки

Над молодым-то Непровичем?

А и князь со дружиною

На добрых коней падают,

А и гонят Непрой-рекой

В полудённую сторону.

А и тут становилися,

А и тут острашилися:

Круг горы-то Окатовы

Лежит орда Синяя,

Лежат злы татаровья,

Как трава-то покошена.

А и скачет князь с дружиною

На гору Окатову.

Стоит молодой Сухман,

О коня ослоняется,

Говорит таковы слова:

— Здравствуй, князь со дружиною!

Я служил службу раннюю

По моим малым возрастам,

По молодшим по степеням.

Набил гусей-лебедей,

Серых малых утёнышей.—

Говорит князь Сеславьевич:

— Уж ты гой еси, Непровьевич,

Богатырь святорусский!

Мне-ка чем тебя жаловать?

В города ли воеводою

Аль несчетной золотой казной?

Ответ держит молодой Сухман:

— Уж воеводить мне некогда

И казна стала ненадобна.

А и тут молодой Сухман,

Он правой-то рученькой

Выхватывал калену стрелу

Из своего-то сердечушка…

И не белой снежочек пал —

Непрович с ног упал.

Он упал, упал; лежит.

Белый снег на лицо бежит.

Из груди-то Сухмановой

Ударили три ключа.

Три ключа, воды светлые

Во потоки свивалися,

Большой рекой разбежалися.

Объявилась Сухман-река.

От очей-то Сухмановых

По той же Сухман-реке

Объявились два озера,

Воды синие, светлые.

Налетели тут гуси-лебеди,

Серы малы утёныши.

От костей-то Сухмановых

Поднялись круты береги.

От кудрей-то Сухмановых

По той ли Сухман-реке

Верба раскудрявилась.

А от уст-то румяныих

Расцвели цветы алые.

А в красу-то Сухманову,

В воды чистые, светлые

Днем глядит солнце красное,

А в ночи — звезды частые.

А дошла пора времени,

Оснастил князь Сеславьевич

Боевы лодьи мерные;

На лодьи зашел с дружинами,

Со конями, со сбруями.

Подымала их Сухман-река,

Понесла во синё море.



Емшан — Трава



Емшан-трава благоухает,

Песню и уста мои влагает.


Деялось в стародавние годы:

Князь Владимир — Грозные Очи [7]

Дружил с половецкой ордою;

В гости звал князей половецких,

Братьев Отрока и Сырчана.

И на пиру братьев обидел —

Обнес круговою чашей:

Почтил перво Юнду, чудина.

И Сырчан на князя оскорбился:

— У Владимира-князя правды нету,

В гости звал, величал сыновьями,

А чествовал ниже холопа. —

И Отрок Сырчана унимает:

— Не по делу крамолишься *, брате.

Со всеми Володимир ровно грозен,

С боярином грозен и со смердом.

А мы не князю — мы Киеву дружим.

С Киевом у нас нету обиды. —

Сырчан на то рассмехнулся;

— Ты и наймися Киев караулить.

Повесь на бедро колотушку,

Ходи по улицам, стукай!

А моя голова не поклонна,

Я надвое сердце разбиваю:

Родимые степи покидаю,

А с Владимиром-князем мне тесно! —

И ушел Сырчан на чужбину,

С родимою степью простился,

С травами, со цветами…

— Прости и ты, милый брате.

У меня с тобой нету обиды!

И после этого быванья

Черкесские горы и долы

Родиной Сырчан называет,

Стоит за них честно и грозно,

Мечом и щитом обороняет.

И после этого быванья

За годами проходят годы,

И грозный Сырчан-воевода

Царем на горах учинился,

Надел золотую шапку,

Принял серебряный посох,

Сел на высоком троне.

Позабыл родимые степи

Со травами, со цветами,

С вешними ручейками…


И после этого быванья

За годами проходят годы.

Умер в Киеве князь Володимир,

Закрыл свои грозные очи…

И Отрок гонца снаряжает:

— Поспешай в Черкесские горы,

Сказывай кончину Мономаха,

Домой зови брата Сырчана,

Пой ему половецкие песни.

А если не послушает несен,

Подай ему пучок травы емшана,

Подай вот эту горсть травы душистой..


И гонец в дорогу напустился.

Горные дороги протяжны,

Емшан в пути завял и высох,

Но живет его благоуханье,

Сладкое степей воспоминанье.

И после этого быванья

Гонец доступает до Сырчана.

Сырчан с дружиной пирует.

На челе золотая шапка,

В руках медвяная чаша.

— Здравствуй, гонец половецкий!

Сказывай вести от брата.


И звенят половецкие гусли,

Под гусли гонец держит слово:

— Вернись домой, господине!

Умер грозный князь Володимир,

Закрылись орлиные очи.

Вернись домой, господине!

Новый князь любителен и ласков.

Сырчан на то усмехнулся:

— Что мне до княжеской ласки!

Я царь над тремя городами,

Над всею Черкес-горою!

Я Киевского князя не меньше. —

Но звенят половецкие гусли

Перелетных птиц голосами,

Весенними ручейками:

— Вернись домой, господине!

Помяни половецкие степи.

У нас реки, озера разлилися,

Лебеди и гуси — будто пена.

И Сырчан хмурит грозные брови:

— Добро, игрец половецкий!

Мне мать певала эти песни.

Вспомнил я голоса степные…

Да мне домой не вернуться,

С золотою клеткой не расстаться,

Не сменить дворца на кибитки.


Тогда гонец половецкий

Подает царю пучок емшана,

Подает пучок травы душистой.

И царь берет траву, дивяся,

И к лицу пучок травы степной подносит.

И стряслося дивное диво:

Грозный царь прикрыл глаза рукою

И, пучок степной травы целуя, плачет.

Жмет к устам пучок травы душистой,

И по грозной бороде струятся слезы…

Нежное травы благоуханье,

Сладкое степей воспоминанье…


И Сырчан не видит гор, теснин угрюмых.

Степь перед ним бескрайная сияет,

Половецкие кибитки вереницей,

Мать поет, емшан-траву сбирает;

Та трава печали отымает…


И молчит разгульная дружина,

И дивит на слезы господина…

А Сырчан встает тих и весел.

С головы сложил царскую шапку,

Царский посох в угол поставил;

Надевает сукман* половецкий,

Пастушью шапку баранью,

Меч по бедре опоясал.

Сел на коня и молвил:

— Прощайте, живите, други!

Зовет меня милая отчизна.

Ухожу в половецкие степи,

В родимую землю навеки!..


И после этого быванья

Два всадника правят дорогу,

Правят под северный ветер.

Сырчан и гонец половецкий

В милую едут отчизну,—

Едут денно и ночно,

Синие дали соглядают:

Не блеснут ли реки степные,

Не сбелеют ли шатры кочевые.



Ссора Ильи Муромца с князем Владимиром



Что во городе во Киеве,

У князя Володимира,

Заводился почестен пир.

Тут все-то созваны Князья, и бояре,

И могучие богатыри:

Добрыня Никитич свет,

Алеша Попович млад,

И Дюк Степанович,

И Василий Буслаевич.

Только нету матерого старика.

Только нету Ильи Муромца,

Не позвали Ивановича.

Илье то Муромцу

Обидно палося.

Он с полатей спрядывает,

Шелковы портки подтягивает.

На крылечко выхаживает.

Тугой лук натягивает,

Калену стрелу накладывает…

Полетела калена стрела.

Отшибала маковки

У хором-то боярскиих,

У домов-то купецкиих.

Илья-то Иванович

По улке похаживает,

Кричит во всю голову:

— Эй вы, голи кабацкие,

Доброхоты царские!

Собирайте золоты коньки,

Хрустальные маковки,

Волоките во царевы кабаки,

Пропивайте на зеленом на вине,

Поминайте Ильи Муромца

Обиду великую!

Эти голи кабацкие.

Все горькие пьяницы,

Собирали золоты коньки.

Хрустальные маковки.

Потащили во царевы кабаки.

Пропивали на зеленом на вине.

Эти голи кабацкие.

Они будут во полупьяне.

Илья-то Иванович

По кабакам-то похаживает.

Умильно выговаривает:

— Вы, други любезные,

Голи кабацкие,

Не оставьте старого

Старичонка убогого,

Илейку-то Муромца

На обиде великия [8].

Пойдем на княжий двор,

Володимира повыгоним,

Со княжа стола* повысадим! —

Говорят голи кабацкие:

— Илья Иванович,

Твое пили-кушали,

Тебя и слушаем!

Эти голи кабацкие,

Все горькие пьяницы,

Они валят по городу,

Идут по Киеву,

Бежат на княжий двор.

Володимир стольно-киевский

Увидал, закручинился:

— Охти, тошнёхонько!

Илья-то Муромец

Сосбирал голей кабацкиих.

Идут меня выгонити,

Со стола-то повысадити!

Ты, Добрыня Никитич свет,

С Ильей-то Муромцем

Вы братья крестовые.

Ты Илью поуговаривай,

Не ходил бы на мой-то двор

Со голями кабацкими*.

И Добрыня Никитич свет

Добывал Илью Муромца,

С головы ронил шапоньку,

Умильно выговаривал:

— Илья Иванович,

Крестовый брателко!

Мы крестами менялися,

Поясами поясалися,

У нас клятва положена

Друг друга слушати.

Не ходи ты на княжий двор

Со голями кабацкими.—

Говорит Илья Муромец:

— Я князя ничем зову,

Я Владимира не слушаю,

Но я слушаю Добрынюшку,

Крестового брателка:

Нейду на княжий двор,

Не велю голям кабацкиим.

Что со этой-то радости

Володимир стольно-киевский

Принадвинул белодубовых столов,

Принабавил питей-кушаний.

Говорит Добрынюшке:

— Ступай, Никитич млад,

Зови-тко Муромца

Ко мне на княжий пир,

Ко мне во княжий стол.

И Добрыня Никитич свет

Добывал Илью Муромца,

С головы ронил шапочку,

Умильно выговаривал:

— Илья Иванович,

Крестовый брателко!

Мы крестами менялися,

Поясами поясалися.

У нас клятва положена

Друг друга слушати:

Пожалуй во княжий пир,

Пожалуй во княжий стол.—

Говорит Илья Муромец:

— А я князя ничем зову,

А я князя ни во что кладу,

Но я слушаю Добрынюшку,

Крестового брателка:

Приду во княжий стол,

Приду во княжий пир.

Будет пир во полупире,

Княжий стол во полустоле.

А и тут песни поют,

А и тут гудки гуднут,

Тогда Илья пожаловал.

И Владимир стольно-киевский.

Он прядал со лавицы,

Илье в пояс кланялся,

Умильно выговаривал:

— Что уж гость-от идет не по нам,

Не по нашим достаточкам.

Илью-то Ивановича,

Гостенька самолучшего,

Я чем буду потчевати,

Я как буду чествовати? —

Говорит Илья Муромец:

— Ты хитёр, Володимир-князь,

Догадался кого послать

По Илейку-то Муромца.

Кабы не Добрынюшка,

Не его речи умильные,

Тебе не быть бы во городе,

Не сидеть на княжом столе.

Старина стародавняя,

Былина, быль досельная*

Морю на утишенье,

Добрым людям на услышанье.


Об Авдотье Рязаночке



Зачинается доброе слово

Про Авдотью-женку, Рязанку.

Дунули буйные ветры,

Цветы на Руси увяли,

Орлы на дубах закричали,

Змеи на горах засвистали.

Деялось в стародавние годы.

Не от ветра плачет сине море,

Русская земля застонала.

Подымался царище татарский

Со своею Синею ордою,

С пожарами, со смертями.

Города у нас на дым пускает,

Пепел конским хвостом разметает,

Мертвой головой по земле катит.

И Русь с Ордой соступилась,

И были великие сечи…

Кровавые реки пролилися,

Слезные ручьи протекали.

Увы тебе, стольный Киев!

Увы, Москва со Рязанью!

В старой Рязани плач с рыданьем:

Носятся страшные вести.

И по тем вестям рязанцы успевают,

Город Рязань оберегают:

По стенам ставят крепкие караулы,

В наугольные башни — дозоры.


Тут приходит пора-кошенина.

Житье-то бытье править надо.

Стрелецкий голова с женою толкует,

Жену Авдотью по сено сряжает:

— Охти мне, Дунюшка-голубка,

Одной тебе косить приведется.

Не съездить тебе в три недели,

А мне нельзя от острога* отлучиться,

Ни брата твоего пустить с тобою,

Чтобы город Рязань не обезлюдить.


И Авдотья в путь собралася,

В лодочку-ветлянку погрузилась.

Прощается с мужем, с братом,

Милого сына обнимает:

— Миленький мой голубочек,

Сизенький мой соколик,

Нельзя мне взять тебя с собою:

У меня работа будет денно-нощна,

Я на дело еду скороспешно.


После этого быванья

Уплыла Авдотья Рязанка

За три леса темных,

За три поля великих.

Сказывать легко и скоро,

Дело править трудно и долго.

Сколько Авдотья сено ставит,

Умом-то плавает дома:

«Охти мне, мои светы,

Всё ли у вас по-здорову?»


А дни, как гуси, пролетают,

Темные ночи проходят.

Было в грозную ночку —

От сна Авдотья прохватилась,

В родимую сторонку взглянула:

Над стороной над Рязанской

Трепещут пожарные зори…

Тут Авдотья испугалась:

— Охти мне, мои светы!

Не наша ли улица сгорела? —

А ведь сена бросить не посмела:

Сухое-то кучами сгребала,

Сучьем суковатым пригнетала,

Чтобы ветры-погоды не задели.

День да ночь работу хватала,

Не спала, не пила, не ела.

Тогда в лодчонку упала,

День да ночь гребла, не отдыхала,

Весла из рук не выпускала.

Сама себе говорила:

— Не дрожите, белые руки,

Не спешите, горючие слезы! —

Как рукам не трястися,

Как слезам горючим не литься?

Несет река головни горелы,

Плывут человеческие трупы.

На горах-то нет города Рязани*

Нету улиц широких,

Нету домовного порядка.

Дымом горы повиты,

Пеплом дороги покрыты.

И на пеплышко Авдотья выбредала.


Среди городового пепелища

Сидят три старые бабы,

По мертвым кричат да воют,

Клянут с горя небо и землю.

Увидели старухи Авдотью:

— Горе нам, женка Авдотья!

Были немилые гости,

Приходил царище татарский

Со своею Синею ордою,

Наливал нам горькую чашу.

Страшен был день тот и грозен.

Стрелы дождем шумели,

Гремели долгомерные копья.

Крепко бились рязанцы,

А татар не могли отбити.

Города Рязани отстояти.

Убитых река уносила,

Живых Орда уводила.

Увы тебе, женка Авдотья,

Увы, горегорькая кукуша!

Твое теплое гнездышко погибло,

Домишечко твое раскатилось,

По камешку печь развалилась.

Твоего-то мужа и брата,

Твоего-то милого сына

В полон увели татары!

И в те поры Авдотья Рязанка

Зачала лицо свое бити,

Плачем лицо умывати,

Она три дня по пеплышку ходила,

Страшно, ужасно голосом водила,

В ладони Авдотьюшка плескала.

Мужа и брата кричала,

О сыне рыдала неутешно.

Выплакала все свои слезы,

Высказала все причитанья.

И после этого быванья

Вздумала крепкую думу:

— Я пойду вслед Орды, вслед татарской,

Пойду по костям по горелым,

По дорогам пойду разоренным.

Дойду до Орды до проклятой,

Найду и мужа и брата,

Найду своего милого сына!

Говорят Авдотье старухи:

— Не дойти тебе Орды за три года.

Пропадешь ты, женка, дорогой,

Кости твои зверь растащит,

Птицы разнесут по белу свету.

Говорит Авдотья старухам:

— То и хорошо, то и ладно!

Дожди мои косточки умоют,

Буйные ветры приобсушат,

Красное солнце обогреет. —

Говорят Авдотье старухи:

— В Орде тебе голову отымут,

Кнутом тебе перебьют спину.

— Двум смертям не бывати,

А одной никому не миновати!

И пошла Авдотья с Рязани:

Держанный на плечах зипунишко,

На ногах поношены обутки.

И поминок добыла своим светам:

Пояса три да три рубахи.

— Найду их живых или мертвых,

В чистые рубахи приодену.

Шла Авдотья с Рязани,

Суковатой клюкой подпиралась.

Шла она красное лето,

Брела она в грязную осень,

Подвигалась по снегу, по морозу.

Дожди ее насекают,

Зимние погоды заносят.

Страшно дремучими лесами:

В лесах ни пути, ни дороги.

Тошно о лед убиваться,

По голому льду подаваться.

Шла Авдотья с Рязани,

Шла к заре подвосточной,

Шла в полуденные страны,

Откуда солнце восходит,

Смену несла своим светам:

Три пояска да три рубахи.

Шла, дитя называла,

Мужа и брата поминала.

Тогда только их забывала,

Когда крепким сном засыпала.

Шла Авдотья близко году,

Ела гнилую колоду,

Пила болотную воду.

До песчаного моря доходила.

Идут песчаные реки,

Валится горючее каменье,

Не видать ни зверя, ни птицы;

Только лежат кости мертвых,

Радуются вечному покою.

В тлящих полуденных ветрах,

В лютых ночных морозах

Отнимаются руки и ноги,

Уста запекаются кровью.

И после этого быванья

Веют тихие ветры.

Весна красна благоухает,

Земля цветами расцветает.

Женочка Авдотья Рязанка

На высокую гору восходит,

Берега небывалые видит:

Видит синее широкое море,

А у моря Орда кочевала.

За синими кудрявыми дымами

Скачут кони табунами,

Ходят мурзы-татаре,

Ладят свои таборы-улусы.

Тут-то Авдотью увидали,

Врассыпную от нее побежали:

— Алай-булай, яга-баба!

— Алай-булай, привиденье! —

Голосно Авдотья завопила:

— Не бегайте, мурзы-татаре!

Человек я русского роду.

Иду в Орду больше году,

Чтобы вашего царя видеть очи. —

И в ту пору и в то время

Авдотью к царищу подводят.

Блестят шатры золотые,

Стоят мурзы на карачках,

Винькают в трубы и в набаты,

Жалостно в роги играют,

Своего царища потешают.


Сидит царище татарской

На трех перинах пуховых,

На трех подушках парчовых.

Брови у царища совины,

Глаза у него ястребины.

Усмотрел Авдотью Рязанку,

Заговорил царище, забаял:

— Человек ты или привиденье?

По обличью ты русского роду.

Ты одна-то как сюда попала?

Ты не рыбою ли реки проплывала,

Не птицей ли горы пролетала?

Какое тебе до меня дело?

И женка Авдотья Рязанка

Его страшного лица не убоялась:

— Ты гой еси, царище татарский,

Человек я русского роду,

Шла к тебе больше году,

Сквозь дремучие леса продиралась,

О голые льды убивалась,

Голод и жажду терпела,

От великой нужды землю ела.

Я шла к тебе своей волей,

У меня к тебе обидное дело:

Приходил ты на Русь со смертями,

С пожарами, с грабежами,

Ты разинул пасть от земли до неба,

Ты Рязань обвел мертвою рукою.

Катил по Рязани головнею,

Теперь ты на радости пируешь…


Ей на то царище рассмехнулся:

— Смело ты, женка, рассуждаешь,

Всего меня заругала!

Не слыхал я такого сроду.

А не будем с тобою браниться,

Давай, Рязанка, мириться.

Какое тебе до меня дело? —

Говорит Авдотья Рязанка:

— Ты увел в полон моего мужа и брата,

Унес моего милого сына.

Я ночью и днем их жалею,

Покажи их живых или мертвых.

Я одену их в чистые рубахи,

Поясами их опояшу,

Покричу над ними, поплачу,

Про запас на них нагляжуся.


И царь на Авдотью дивится:

— Орда молодцов видала,

Такого образца не бывало!

Не князь, не посол, не воин —

Женочка с Рязани, сиротинка,

Перешла леса и пустыни.

Толкучие горы перелезла,

Бесстрашно в Орду явилась…

Гой вы, мурзы-татаре,

Приведите полонянников рязанских,

Пущай Авдотья посмотрит,

Жив ли муж ее с братом,

Тут ли ее милое чадо!


И полон рязанский приводят,

И Авдотья видит мужа и брата,

Живого видит милого сына.

И не стрела с тугого лука спрянула,

Не волна о берег раскатилась,

С семьей-то Авдотьюшка свидалась.

Напали друг другу на шею,

Глядят, и смеются, и плачут.

Говорит царище татарский:

— Жалую тебя, женка Авдотья,

За твое годичное хожденье:

Из троих тебя жалую единым,

Одного с тобою на Русь отпущаю.

Хочешь, бери своего мужа,

Хочешь, бери себе сына,

А хочешь, отдам тебе брата.

Выбирай себе, Рязанка, любого.

И в ту пору и в то время

Бубны, набаты замолчали,

Роги и жалейки перестали.

А женка Авдотья Рязанка

Горше чайцы морской возопила:

— Тошно мне, мои светы!

Тесно мне отовсюду!

Как без камешка синее море,

Как без кустышка чистое поле!

Как я тут буду выбирати,

Кого на смерть оставляти?!

Мужа ли я покину?

Дитя ли свое позабуду?

Брата ли я отступлюся?..


Слушай мое рассужденье,

Не гляди на мои горькие слезы:

Я в другой раз могу замуж выйти,

Значит, мужа другого добуду.

Я в другой раз могу дитя родити.

Значит, сына другого добуду.

Только брата мне не добыти,

Брата человеку негде взяти…

Челом тебе бью, царь татарский,

Отпусти на Русь со мною брата!


И в то время женка Рязанка

Умильно перед царищем стояла,

Рученьки к сердцу прижимала,

Не мигаючи царю в очи глядела,

Только слезы до пят протекали.

Тут не на море волна прошумела,

Авдотью Орда пожалела,

Уму ее подивилась.

И царище сидит тих и весел,

Ласково на Авдотью смотрит,

Говорит Авдотье умильно:

— Не плачь, Авдотья, не бойся,

Ладно ты сдумала думу,

Умела ты слово молвить.

Хвалю твое рассужденье,

Славлю твое умышленье.

Бери себе и брата, и мужа,

Бери с собой и милого сына.

Воротися на Русь да хвастай,

Что в Орду не напрасно сходила.

На веках про Авдотью песню сложат,

Сказку про Рязанку расскажут…



А и мне, царищу, охота,

Чтобы и меня с Рязанкой похвалили,

Орду добром помянули.

Гей, рязанские мужи и жены,

Что стоите, тоскою покрыты?

Что глядите на Авдотьину радость?

Я вас всех на Русь отпущаю.

Гей, женка Авдотья Рязанка!

Всю Рязань веди из полону,

И будь ты походу воевода.


И в те поры мурзы-татаре

Своего царища похваляют,

Виньгают в трубы и в роги,

Гудят в набаты, в бубны.

И тут полонянники-рязанцы

Как от тяжкого сна разбудились,

В пояс Орде поклонились,

Молвили ровным гласом:

— Мир тебе, ордынское сердце,

Мир вашим детям и внукам!

И не вешняя вода побежала,

Пошла Рязань из полону.

Понесли с собой невод и карбас

Да сетей поплавных — перемётов,

Чем, в дороге идучи, питаться.

Впереди Авдотья Рязанка

С мужем, с братом и с сыном,

Наряжены в белые рубахи,

Опоясаны поясами.


После этого быванья

Воротилась Рязань из полону

На старое свое пепелище,

Житье свое управляют,

Улицы ново поставляют.


Были люди, миновались,

Званье, величанье забывалось.

Про Авдотью память осталась,

Что женка Авдотья Рязанка

Соколом в Орду налетала,

Под крылом Рязань уносила.



Об Иване Грозном и его сыне Федоре



Высоко, высоко небо синее,

Широко, широко океан-море,

А мхи-болота — конца им нет

От нашей Двины, от Архангельской.

Заволакивает небо в темны тучи.

Остеклело широко океан-море,

Надо мхами-болотами метель метет.

Та ли осення непогодушка.


Заводилась немогода у синя моря,

Доносило непогоду до Святой Руси.

На Святой Руси, в каменной Москве.

В каменной Москве, в Кремле-городе,

У царя у Ивана у Васильевича

Было пированье, почестен стол.

Все на пиру пьяны-веселы,

Все на пиру стали хвастати.

Прирасхвастался Иван Грозный царь:

— Я взял Казань, взял и Астрахань.

Я повывел измену изо Пскова,

Я повывел измену из Новагорода,

Я повыведу измену из каменной Москвы!


Говорит же тут его молодший сын,

Молодший сын Федор Иванович:

— Вы слыхали ли, бояре, такову беду.

Что сей ночи, со полуночи,

Москва-река течет кровию,

Той ли кровью княженецкою?

А на крутых бережочках не камешки,

А валяются головушки боярские… —

А и гости-то царевичу перстом грозят,

Поют-ревут, его унять хотят.

А расслушал же Малюта Скуратов сын,

Говорит Малюта царю Грозному:

— Хоть ты взял Казань, взял и Астрахань,

Хоть повывел измену изо Пскова,

Хоть повывел измену из Новагорода,

Тебе не вывести измену из каменной Москвы:

С тобой измена за столом сидит,

С одного с тобой блюда хлебы кушает,

Из одной ендовы пива-меду пьет.

Твой-то сын Федор Иванович

Сказывает боярам таковы слова:

«Москва-де река течет кровию,

Той ли кровью неповинною.

А на крутых берегах лежат не камешки

Валяются головушки християнские».


И Грозный царь распрогневался,

Скачет царь на резвы ноги.

От того поскоку ретивого

Белодубовы столы пошаталися,

В ендовах питья расплескалися,

Хлебы ситны колесом покатилися,

Браны скатерти в трубу завивалися.

Кричит же царь зычным голосом:

— Вы гой, палачи немилостивы,

Имайте царевича за белы руки,

Тащите его за Москва-реку,

На то на Болото на Торговое,

Кладите на плаху на липову,

Секите ему буйну голову!


И все палачи приустрашились,

И все палачи приужаснулись….

Один Малюта не ужаснулся,

Один Скуратов не устрашился.

Хватал царевича за белы руки,

Поволок его за Москва-реку,

На то на Болото на Торговое.

Кладет его на плаху на дубовую,

Ладит сечь буйну голову.


А и эта весточка престрашная,

Что царь казнит своего сына, —

Летит эта вестка по всей Москве,

По той ли улице Никитския.

Тут стоят хоромы высокие,

Живет царевичев дядюшка,

Боярин Никита Романович.


И дядюшка приужаснулся,

Прядал с постели со мягкия,

Сапожки насунул на босу ногу,

Шубоньку на одно плечо,

Шапоньку на одно ушко.

Ему некогда седлать добра коня,

Он падал на клячу водовозную.

Он гонит клячу через всю Москву;

Он застал Малюту на замахе.

Схватил любезного племянника,

Спрятал племянника за пазуху,

Застегнул на пуговки серебряны,

Кричит, зычит таковы слова:

— Собака, вор ты, Скуратов сын,

Мироед ты, съедник, переел весь мир!.

Сплыви, собака, за Москву-реку,

Поймай в чистом поле татарина,

Ссеки ему буйну голову,

Снеси царю саблю кровавую,

И царь тому делу поверует. —

И дядюшка Никита Романович

Увез племянника во свой во двор,

Спрятал во покои во особые,

Созвал скоморохов веселыих

Утешати опального царевича,

Поколь утолится отецкий гнев.

А Малюта сплыл за Москву-реку,

Поймал в чистом поле татарина,

Срубил ему буйну голову,

Принес к царю саблю кровавую.

И Грозный царь зажалел сына.

Снимал с головы золотой венец*,

Заокутал лицо во черной клобук;

Свои же он ризы царские

Заокутал манатьёй чернеческой*.

Засветил лампаду негасимую,

Отворил книгу псалтырь великую

И заплакал по сыне по Федоре:


— Белопарусной кораблик ушел за море,

Улетела чаица за синее.

Кудрявая елиночка посечена,

Золота верба весенняя порублена.

Нет у меня сына милого,

Я казнил свое детище любимое… —

И плачет царь ровно шесть недель.

Шестинедельная панихида миновалася,

Незатворна псалтырь затворялася,

Негасима лампада погашалася.

Поехал царь за потехами,

За утками поехал, за лебедями.

А и надо ехать через всю Москву.

По той ли улице Никитския.

А у дядюшки Никиты Романовича

Песни поют и гудки гудут,

Играют скоморохи удалые,

Веселят опального царевича.


И грозный царь распрогневался,

Позвал дядю на красно крыльцо,

Ему ткнул копье во праву ногу,

А сам говорит таковы слова:

— Ты старая курва, седатой пес!

Что у тебя за пир такой?

Что у тебя за весельице?

Не знаешь ли ты, не ведаешь,

Что померкло у нас солнце красное,

Погасла звезда раноутренняя?

Ведь казнил я своего сына милого,

Ведь нет в живых твоего племянника!

Так всегда в каменной Москве:

По всяком по воре по боярине,

По всяком князе-изменнике

Много на Москве плачу-жалобы.

По моем только по милом но детище

Никого в Москве нету жалобного.


В те поры Никита Романович

Бежит во покои во особые.

Он выводит к царю сына Федора

Жива, здрава, невредимого.


И грозный царь Иван Васильевич

Падал дяде в праву ножечку:

— Ты от смерти спас мое детище,

Ты от муки спас мою душу грешную!

Я как тебя, дядя, буду чествовать?

Я чем тебе буду благодарствовать? —

Говорит Никита Романович:

— Садись-ко, царь, на ременчат стул,

Пиши-ко ярлык скорописчатый,

Даруй льготу нерушимую

Для нашей улицы Никитския:

«Кто-де на улицу Никитскую

От царского гнева укроется,

Не тронуть того царским приставам,

Не задеть того лютым опричникам».


Поморские сказки



Дивный гудочек



У отца, у матери был сынок Романушко и дочка — девка Восьмуха. Романушко — желанное дитятко, его хоть в воду пошли. А у Восьмухи руки загребущие, глаза завидущие.


У отца, у матери был сынок Романушко и дочка — девка Восьмуха. Романушко — желанное дитятко, его хоть в воду пошли. А у Восьмухи руки загребущие, глаза завидущие.


Пришло красное лето. Кругом деревни лежат белые оленьи мхи. родятся ягодки красные и синие. Стали брат с сестрой на мох ходить, ягодки брать.


Матка им говорит однажды:


— Тятенька из-за моря поясок привез атласный лазорева цвету. Кто сегодня больше ягод принесет, тому и пояс.


Пришли ребята на мох, берут ягоду-морошку. Брателко все в коробок да в коробок, а сеструха все в рот да в рот.


В полдни стало жарко, солнечно.


У Романушки ягод класть некуда, а у Восьмухи две морошины в коробу катаются и те мелки и зелены.


Она и сдумала думку и говорит:


— Братец, солнце уж на обеднике! Ляг ко мне на колени, я тебе головушку частым гребешком буду учесывать.


Романушко привалился к сестре в колени. И только у него глазки сошлись, она нанесла нож да и ткнула ему в белое горлышко… И не пуховую постелю постилает, не атласным одеялом одевает, — положила брателка в болотную жемь, укутала, укрыла белым мохом. Братневы ягодки себе высыпала. Домой пришла, ягоды явила:


— Без расклонки брала, выдать мне-ка атласный пояс!


— Романушко где-ка?


— Заблудился. Его лесной царь увел.


Люди в лес побежали, Романушку заискали, в колокол зазвонили… Романушко не услышал, на звон колокольный не вышел. Только стала над ним на болотце расти кудрявая рябина.


Ходят по Руси веселые люди — скоморохи, народ утешают песнями да гуслями. Поводырь у скоморохов свет Вавило. И пришли они на белые оленьи мхи, где Романушко лежит. Видит Вавило рябинку, высек тесинку, сделал гудок с погудалом. Не успел погудальце на гудок наложить, запел из гудочка голосок жалобно, печально:


Скоморохи, потихоньку,

Веселые, полегоньку!

Зла меня сестрица убила,

В белый мох положила

За ягодки за красны,

За поясок за атласный!


Продрожье взяло скоморохов:


— Эко диво, небывалое дело! Гудок человеческим языком выговаривает!


А Вавило-скоморох говорит:


— В этом гудке велика сила и угодье.


Вот идут скоморохи по дороге да в ту самую деревню, где Романушкин дом. Поколотились, ночь перележать попросились:


— Пусти, хозяин, веселых людей — скоморохов!


— Скоморохи, здесь не до веселья! У нас сын потерялся!


Вавило говорит:


— На-ко ты, хозяин, на гудке сыграй. Не объявится ли тебе какого дива.


Не поспел отец погудальце на гудок наложить, запел из гудочка печальный Романушкин голосок:


Тятенька, потихоньку,

Миленький, полегоньку!

Зла меня сестрица убила,

В белые мхи положила

За ягодки за красны,

За поясок за атласный!


Мать-то услыхала! Подкосились у нея с колен резвы ноженьки, подломилися с локот белы рученьки, перепало в груди ретиво сердце:


— Дайте мне! Дайте скорее!..


Не поспела матерь погудальце на гудок наложить, запел гудок, завыговаривал:


Маменька, потихоньку,

Родненька, полегоньку!

Зла меня сестрица убила,

В белый меня мох положила

За ягодки за красны,

За поясок за атласный!


Пала мать на пол, клубышком закаталась… И почто с печали смерть не придет, с кручины душу не вынет!


Сошлась родня и вся порода, собрались порядовные соседи. Ставят перед народом девку Восьмуху и дают ей гудок:


— На-ко, ты играй!


Побелела Восьмуха, как куропать. Не успела погудальце на гудок наложить, и гудок поет грозно и жалобно:


Сестрица, потихоньку,

Родненька, полегоньку!

Ты меня убила,

В белые мхи схоронила

За ягодки за красны,

За поясок за атласный!


Восьмуха шибла погудальце об пол. Вавило подхватил да стегнул девку в пояс. Она перекинулась вороной, села на подоконник, каркнула три раза и вылетела оконцем.


Скоморохи привели родителей и народ на болото. Вавило повелел снять мох под рябиной…


Мать видит Романушку, бьет ладонями свое лицо белое.


А Вавило говорит:


— Не плачьте! Ноне время веселью и час красоте! Заиграл Вавило во гудочек, а во звончатый во переладец, и народ запел:


Грозная туча, накатися,

Светлы дожди, упадите!

Романушко, убудися,

На белый свет воротися!


И летает погудало по струнам, как синяя молния. Гременул гром. Над белыми мхами развеличилось облако и упало светлым дождем на Романушку. И ожил дитя, разбудился, от мертвого сна прохватился. Из-под кустышка вставал серым заюшком, из-под белого мха горностаюшком. Людям на диво, отцу-матери на радость, веселым людям — скоморохам на славу.



Пойга и Лиса



Жил юный Пойга Корелянин. Жил житьем у вершины реки. Наехала на него шведка Кулимана [9], дом и оленей схватила. Пойга и пошел вниз по реке. У Лисьей горы изготовил ловушку и пошел умыться. Видит — на воде карбас, в нем спят. На берегу девица, не спит. Ночь летняя, сияющая.


Пойга испугался красоты этой девицы:


— Ты не звезда ли утренница?


Она засмеялась:


— Если я звезда, ты, должно быть, месяц молодой. По сказкам, он гоняется за утренней звездой.


— Чья же ты?


— Я дочь вдовы Устьянки. В карбасе моя дружина, пять уверенных старух. Плавали по ягоды по мамкину указу.


Пойга взмолился к ней:


— Девица, подожди здесь! Я тебе гостинец принесу, лисичку.


Он к ловушкам поспешил к своим — туда залезли Лисьи дети. Он обрадовался: «Не худой будет подарок для девицы».


И тут прибежала Лисья мать. Стала бить челом и плакаться:


— Пойга, милый, отдай мне моих детей!


Он говорит:


— На что много плачешь, Лиса? Мне твое горе внятно. Меня самого шведская Кулимана обидела. Возьми детей.


Пока Лиса да Пойга разговаривали, старух на карбасе заели комары. Устьянкина дочь и уплыла домой…


Пойга опять идет вниз по реке.


На новый месяц догоняет его Лисья мать. Пойга удивился:


— Ты на кого детей-то бросила?


Лисица говорит:


— Есть у меня родни-то. Это ты один, как месяц в небе. Я тебя женю на дочери вдовы Устьянки. За твое добро тебе добро доспею.


Вот они дошли до Устья. Тут сделали шатер из белого моху. Лисица говорит:


— Пойга, нет ли у тебя хоть медной денежки?


— У меня серебряных копеек пять.


Лисица прибежала в дом к Устьянке и говорит:


— Государыня Устьянка, Пойга, мой сынок, просит мерку-четверик: хочет жито мерить.


— Возьми.


Лисина принесла мерку в шатер, запихала в заклеп две серебряные денежки и несет мерку обратно:


— Государыня Устьянка, дай меру побольше — четвериком мерить долго.


Вдова дала Лисе полмеру и говорит дочери:


— Гляди, в четверике-то серебро застряло. Вот какое «жито» меряют, хитряги!


Лиса опять там в полмеру за обруч влепила три серебряных копейцы и несет обратно. Устьянка опять приметила серебро, однако виду не подала, спрашивает:


— Для какого случая зерно-то меряли?


— Жениться собирается.


— Пожиточному человеку что собираться? Посватался — и все.


— Государыня Устьянка, я ведь и пришла твою дочку сватать.


Вдова говорит:


— Надобно жениха-то в лицо поглядеть.


Ведет Лисица Пойгу на смотрины и думает: «Не гораздо ты, жених, одет. В чем зверя промышляем, в том и свататься идем». А идут они через болото, по жерди ступают. Лиса и подвернулась Пойге под ноги, он и слетел в болото.


На сухое место выбрался, заплакал:


— Испугается меня теперь невеста. Скажет, черт из болота вылез…


А Лиса над ним впокаточку хохочет:


— Сохни тут, тетеря косолапая! Я хорошую одежу принесу.


Лисица к Устьянке прилетела:


— Как быть, государыня? С женихом-то смех и горе! К вам на смотрины торопился, на болоте подопнулся и ляпнул в грязь. Обиделся, назад пошел.


Вдова зашумела на Лису:


— Как это назад пошел?! Глупая ты сватья! Возьми вот мужа моего одежу. Пусть переоденется да к нам, к горячим пирогам.


Вот Пойга в дом заходит. Невеста шепнула ему украдкой в сенях:


— Ты виду не показывай, что мы встречались.


Пойга за столом сидит, ни на кого не глядит, только на себя: глянется ему кафтан василькового сукна, с серебряными пуговками.


Вдова и шепчет Лисе:


— Что это жених-то только на себя и смотрит?


Лисица отвечает:


— Он в соболях, в куницах ведь привык ходить. Ему неловко в смирном-то кафтанчике.


Вдова и говорит Пойге:


— Ну, добрый молодец, сидишь ты — как свеча горишь. Не слышно от тебя ни вздора, ни пустого разговора. Ты и мне и дочке по уму, по сердцу, Однако, по обычаю, надо съездить посмотреть твой дом, твое житье— бытье.


Пойга смутился: как быть? Ведь дом-то шведка схватила.


А Лиса ему глазком мигает, чтобы помалкивал, и говорит:


— Обряжай, Устьянка, карбас. Возьми в товарищи уверенных людей, и поплывем смотреть житье женихово. Не забудь взять в карбас корабельный рог.


Вот плывет дружина в карбасе: Устьянка с дочкой, Пойга, да Лиса, да пять уверенных старух. Подвигались мешкотно: по реке пороги каменные; однако до вершины добрались.


На заре на утренней Лисица говорит:


— Теперь до нашего житья рукой подать. Я побегу по берегу, встречу приготовлю. А вы, как только солнышко взойдет, что есть силы в рог трубите. Гребите к нашему двору и в рог трубите неумолчно.


Лисица добежала до Пойгина двора и залезла в дом. Шведка Кулимана еще спит-храпит. По стенам висит и по углам лежит Пойгино добро: шкуры лисьи, куньи, беличьи, оленьи.


В эту пору из-за лесу выглянуло солнце. И по речке будто гром сгремел — затрубили в рог. Кулимана с постели ссыпалась, ничего понять не может.


А Лисица верещит:


— Дождалась беды, кикимора? Это Русь трубит!


Кулимана по избе бегает, из угла в угол суется, лисиц, куниц под печку прячет:


— Ох, беда! Я-то куда? Я-то куда?


Лиса говорит:


— Твои слуги-кнехты где?


Кулимана вопит:


— Кнехты мне не оборона! У стада были, у оленей, а теперь, как русский звук учуяли, побежали в запад. Так летят, что пуля не догонит.


Лиса говорит:


— Тебе, чертовка, надо спрятаться. Я при дороге бочку видела. Лезь в эту бочку.


Кулимана толста была, еле запихалась в бочку. Лисица сверху крышку вбила:


— Хранись тут, Кулимана, в бочку поймана. Не пыши и не дыши. Я потом велю тебя в сторонку откатить.


А Пойга с гостями уж по берегу идет и невесту свою за руку ведет. Лиса к нему бежит:


— Гостей ведешь почетных, а на дороге бочка брошена. Ну— ка, гостьюшки-голубушки, спихнем эту бочку в воду, чтоб не рассохлась.


Пять уверенных старух мигом подкатили бочку к берегу и бухнули с обрыва.


Кулимана ко дну пошла. Больше никого пугать не будет.


Устьянка с Пойгой по дому ходит, дом хвалит:


— Дом у тебя как город! И стоит на месте на прекрасном. Моя дочка будет здесь хозяюшка и тебе помощница.


Вот сколько добра доспела Пойге Лисья мать за то, что он ее детей помиловал.


Умная Дуня



Были Саня и Дуня, брат и сестра. Саня в городе работал, Дуня дома хозяйничала, в деревне.


Вот она от брата записку получила: «Завтра приеду домой на побывку».


Дунюшка обрадовалась: «Чем буду братца угощать?.. Ах, братец котлеты любит!»


Котлету большую замесила, с тарелку, поставила жарить. «Ох, забыла: братец уксус любит!»


В подпол спустилась, стала из бочки уксус цедить* «Ох, котлета сгорит!»


В избу полетела, котлету на окно поставила студить. «Ох, забыла кран завернуть, уксус выбежит!»


А уж уксус выбежал: во весь пол лужа. «Ах, меня братец забранит: сырость развела!»


В углу мешок муки стоял. Дунюшка мешок в охапку взяла, давай эту лужу мукой посыпать. По полу ходит, грязь месит. «Вот теперь сухо, хорошо… Ох, кошка котлету съест!»


Бежит в избу, а уж кот давно котлету съел. Нет ни муки, ни уксусу, ни котлеты.


А брат приехал веселый, не стал браниться:


— Дуня, я поеду на завод насчет железа, крышу крыть. А деньги вот, в сундук кладу.


Дуня говорит:


— Деньги бывают золотые и серебряные, а тут бумажки пестрые.


— Ладно, не толкуй.


Брат ушел, Дуня села у окна покрасоваться. Мимо горшечник едет:


— Эй, красавица, горшков не надо ли?


— Надо, только денег настоящих нет, а всё бумажки пестрые.


— Покажи.


Она деньги из сундука вынула, показывает. Деньги как деньги: рублевки, трешницы, пятишницы. Горшечник видит — девка глупая.


— Ладно, деньги мои, посуда твоя.


Дунюшка посуду в избу носит, всю избу заставила. На окнах кринки, на лавках кринки, на столах, на полках…


Брат приходит, глаза вытаращил:


— Дуня, это что?


— Посуда.


— Где взяла?


— Купила.


— Где деньги взяла?


— Я не деньги, я твои бумажки пестрые отдала.


— Авдотья, ты меня разорила! Опять надо в город на заработки идти. И ты со мной пойдешь. Собирайся.


Саня и видит: Дуня дверь с петель снимает, тяжелую, дубовую.


— Куда ты с дверью-то?


— А может, в чистом поле будем ночевать. Я без двери боюсь.


Брат идет, и Дунюшка за ним пыхтит, дверь прёт.


Вечер. Темень. На перекрестке сосна матёрая.


Саня говорит:


— Залезем на эту сосну, ночь пересидим на сучьях. Безопасно будет.


Брат на сосну лезет, и Дунюшка за ним с дверью мостится. Расположила дверь на сучьях и легла.


А давишний горшечник домой едет мимо этой сосны. «Эх, я неладно сделал, глупую девку обманул. Надо ее деньги сосчитать».


С телеги слез, под сосну сел, стал считать Дунины деньги: рубль… три рубля… девять… двенадцать…


Дунюшка сквозь сон слышит этот счет. На край двери привалилась, чтобы поглядеть. Дверь перекувырнулась, Дунюшка и полетела, загремела с дверью вниз.


Горшечник рявкнул со страху, пал в телегу, лошадь настегал да домой без оглядки.


Брат с сосны слез, видит — деньги лежат.


— Дуня! Мои деньги!


Сосчитал — все до копеечки целы.


— Ну, Дуня, пойдем домой хозяйствовать. Нет нужды в город идти.



Судное дело Ерша с Лещом



Зачинается-починается сказка долгая, повесть добрая.


Ходило Ершишко, ходило хвастунишко с малыми ребятишками на худых санишках о трех копылишках по быстрым рекам, по глубоким водам. Прожился Ерш, проскудался. Ни постлать у Ерша, ни окутаться, и в рот положить нечего.


Приволокся Ерш во славное озеро Онего. Володеет озером рыба Лещ. Тут лещи — старожилы, тут Лещова вотчина и дедина со всем родом-племенем. Закланялось Ершишко рыбе Лещу. Ерш кланяться горазд: он челом бьет, затылком в пол колотит:


— Ой еси, сударь рыба Лещ! Пусти меня, странного человека, на подворье ночь переночевать. За то тебя бог не оставит, родителям твоим царство небесное…


Пустил Лещ Ерша ночь обночевать.


А Ерш ночь ночевал, и две ночевал… Год жил, и два жил!.. И наплодилось в озере Онеге ершей втрое, впятеро против лещей. А рыба ерш ростом мала, да щетина у ей, как рогатины. Почали ерши по озеру похаживати, почали лещей под ребра подкалывати. Три года лещи белого свету не видали, три года лещи чистой воды не пивали.


С этой напасти заводилась в озере Онеге бой-драка великая. Бились-дрались лещи с ершами от Петрова до покрова. И по этой лещовой правде взяли лещи Ерша в полон, рот завязали, к судье привели.


Судья — рыба Сом с большим усом — сидит нога на ногу.


Говорит Лещ:


— Вот, господин судья… Жили мы, лещи, в озере Онежском, ниоткуда не изобижены. Озеро Онего век было Лещова вотчина и дедина. Есть у меня на это письма, и грамоты, и судные записи. Откуль взялся в озере Онеге Ершишко Щетинников, не ждан, не зван? Лисий хвост подвесил, выпросился у меня в Онеге ночь перележать. И я за его сиротство, ради малых ребят на одну ночь пустил. А он, вор, ночь ночевал, и две ночевал. Год жил, и два жил… И теперь ершей в озере впятеро больше против нас, лещей. Да та худа рыба ерши ростом мала, а щетина у их, что лютые рогатины. И они по озеру нахвально похаживают, лещей под ребра подкалывают. Наши деушки-лещихи постатно себя ведут, постатно по улочке идут, а ерши наших девок худыми словами лают. С этой беды заводилась у нас с ершами драка немилостива, и по моей Лещовой таланести взяли мы Ершишко Щетинникова в полон и к тебе привели: сидите вы, судьи, на кривде, судите по правде!


Говорит судья — рыба Сом:


— Каки у тя, Леща, есть свидетели, что озеро ваше, лещово?


Лещ говорит:


— Нас, лещей, каждый знает. Спроси рыбу Семгу да рыбу Сига. Живут в озере Ладожском.


Спрашивает судья Ерша:


— Ты, ответчик Ерш, шлесся ли на таковых Лещовых свидетелей, Семгу да Сига?


Ерш отвечает:


— Слаться нам, бедным людям, на таковых самосильных людей, Семгу и Сига, не мочно. Рыба Семга да рыба Сиг люди богатые. Вместе с лещами пьют и едят. И хотят они нас, малых людей, изгубить.


Судья говорит:


— Слышишь, истец Лещ. Ерш отвод делает… Еще какие у тебя есть свидетели-посредственники?


Лещ говорит:


— Еще знают мою правду честна вдова Щука да батюшко Налим. Живут в Неве-реке, под городом Питером.


Спрашивает судья Сом:


— Честна вдова Щука да батюшко Налим тебе, Ершу, годны ли в свидетели?


Ерш в уме водит: «Рыба Налим — у его глаза малы, губища толсты, брюхо большо, ходить тяжело, грамотой не доволен. Он не пойдет на суд. А Щука — она пестра, грамотой востра, вся в меня, в Ерша. Она меня не выдаст».


И Ерш говорит:


— Честна вдова Щука да батюшко Налим-то общая правда, на тех шлюся.


Посылает судья — рыба Сом — Ельца-стрельца, пристава Карася, понятого Судака по честну вдову Щуку, по батюшку Налима.


Побежали Елец-стрелец, пристав Карась, понятой Судак из Онега-озера на Ладогу, с Ладоги на матушку Неву-реку. Стали щупать, нашли Щуку. Учали батюшку Налима искать. День искали и два искали, не пили не ели и спать не валились. На третьи сутки — день к вечеру, солнце к западу — увидали под островом Васильевским колодину. Колодину отворотили — под колодиной батюшко Налим сидит.


Елец— стрелец, пристав Карась, понятой Судак челом ударили:


— Здравствуешь, сударь-батюшко Налим! Зовет тебя судья — рыба Сом с большим усом — во славное озеро Онего во свидетели.


— О-о, робята! Я человек старой, у меня брюхо большо, мне идтить тяжело, язык толстой, непромятой, глаза малы — далеко не вижу, перед судьями не стаивал, у меня речь не умильна… Нате вам по гривенке. Не иду на суд!


Привели на суд Щуку.


Суд завелся.


Вот судья — рыба Сом — сгремел на Ерша:


— Сказывай, ответчик Ерш, каки у тя на Онежское озеро есть письма и крепости, памяти и грамоты?


И Ерш ответ держит:


— У моего-то папеньки была в озере Онежском избишка, в избишке были сенишки, в сенишках была клетишка, а в клетишке сундучишко под замчишком. В этом сундучишке под замчишком были у меня, доброго человека, книги, и грамоты, и судные записи, что озеро Онего — наша, ершова вотчина. А когда, грех наших ради, наше славное Онего горело, тогда и тятенькина избишка, и сенишки, и клетишка, и сундучишко под замчишком, и книги, и грамоты, и судные записи — все сгорело, ничего вытащить не могли.


В те поры Леща, и Щуку, и всех добрых людей, которые рыбы из озера Онега, горе взяло:


— Врешь ты, страхиля! Нища ты коробка, кисла ты шерсть! Наше славное озеро Онего на веку не гарывало, а у тебя, у бродяги, там избы не бывало!


А Ерша стыд не имет. Он заржал не по-хорошему да опять свое звонит:


— Был у моего тятеньки дворец на семи верстах, на семи столбах. На полатях бобры, под полатями ковры — и то все пригорело… А нас, ершей, знают в Питере, и в Москве, и в Соломбальской слободе, и покупают нас, ершей, дорогою ценою. И варят нас с перцем и с шафраном, и великие господа, с похмелья кушавши, поздравляют…


И честна вдова Щука не стерпела:


— Нищая ты копейка! На овчине сидишь, про соболи сказываешь! Тридцать ты лет под порогом стоял, куски просил. А кто тебя, Ерша, знает да ведает, тот без хлеба обедает. Останется у голи кабацкой от пропою копейка, дак на эту копейку вас, ершей, сотню купят. А и уху сварят — не столько наедят, сколько расплюют.


И Ерш к Щуке подскочил и ей плюху дал:


— Вот тебе раз! Другой бабушка даст!


И Щука запастила во весь двор:


— Караул, убивают! А озеро Онего век было Лещово, а не Ершово! Лещово, а не Ершово!


Судья возгласил:


— Быть по сему! Получай, Ерш, приказ от суда: уваливай из озера Онега.


Ерш в ответ:


— На ваши суды плюю и сморкаю!


И Ерш хвостом вернул, головой тряхнул, плюнул в глаза всей честной братии, только его и видели.


Пошел Ершишко, пошел хвастунишко на худых санишках о трех копылишках с малыми ребятишками по быстрым рекам, по глубоким водам. По пути у Леща в дому все окончательно выхвостал…


Из Онега-озера Ерш на Белоозеро, с Белаозера в Волгу-реку.


Река Волга широка и долга.


Стоит в Волге-реке Осетер. Тут Осетрова вотчина и дедина.


Закланялось Ершишко рыбе Осетру, челом бьет, затылком в пол колотит:


— Ой еси, рыба Осетер! Пусти меня в Волге-реке одну ночь перележать. За то тебя бог не оставит. Родителям вашим царство небесное…


А рыба Осетер хитра и мудра. Она знает Ерша.


— Не пущу!


Ерш на него с кулаками. Ерша схватили, с крыльца спустили.


Ерш придумывает: «Рыба Осетер хитра-мудра, а если будет вода мутна, Осетер в гости пойдет и невода не минует».


Начал Ерш Волгу-матушку со дна воротить, с берегов рыть. Волга-река замутилась, со желтым песком смешалась.


Стали люди поговаривать:


— О, сколько рыбы поднялось! Воду замутили…


Люди невод сшили, стали рыбу промышлять. А рыба Осетер хитра-мудра: видит, вода мутна — и она дома сидит, в гости не ходит.


Это Ершу хуже ножа. Он мимо Осетровых хором свищет, рад оконцы выстегать.


— Эй ты, Осетрина, старая корзина! Отпирай окна и двери, будем драться четыре недели. И я тебе голову оторву. Схожу сейчас пообедаю и приду тебя, Осетра, убивать.


Пошел Ершишко обедать да и попал в невод. Из невода в медный котел. Уху из Ерша сварили, хлебать стали. Не столько съели, сколько расплевали. А хоть рыба костлива, да уха хороша… Сказка вся, больше врать нельзя.



Сказки о шише



Наш пострел везде поспел


Дом был, стоял добрым порядком и на гладком месте, как на бороне. В дому отец жил с сыновьями.


Старших и врать не знай, как знали, а младшего все Шишом ругали.


Время ведь как птица: летит — его не остановишь. Вот Шиш и вырос. Братья — мужики степенные, а он весь — как саврас без узды. Такой был Шиш: на лбу хохол рыжий, глаза как у кошки. Один глаз голубой, другой как смородина. Нос кверху.


Начнет говорить, как по дороге поедет: слово скажет — другое готово.


А ловок был в рот заедет, да и поворотится.


Рано Шиш начал шуточки зашучивать. У них около деревни, в лесу, барин с барыней землю купили. Домок построили, садик развели. До людей жадные и скупые были, а между собой жили в любви и согласье, всем на удивленье. Оба маленькие, толстые, как пузыри. По вечерам денежки считали, а днем гуляли, сады свои караулили, чтобы прохожие веточки не сорвали или; травки не истоптали. У деревенских ребят уши не заживали все лето — старички походя дрались, а уж друг с другом одни нежности да любезности.


Шиш на них давно немилым оком смотрел:


— Ужо я вам улью щей на ложку!


И случай привелся. Забралась в лес старушонка из дальней деревни за грибами. Ползала, ширилась, да и заблудилась. И заревела:


— О-о! Волки съедят!


Шиш около шнырял:


— Бабушка, кто тебя?


— У-у, заблудилась!


— Откуда ты?


— Из Горелова.


— Знаю. Выведу тебя, только ты мне сослужи службу…


Шиш и привел ее к барской усадебке:


— Видишь, в окне баринок сидит, спит за газетой?


— Ну, не слепая, вижу.


— Ты постучи в окно. Барин нос выставит, ты тяпни по плеши да скажи: «На! Барыне оставь!»


— Как же это я благородного господина задену? Они меня собаками затравят!


— Что ты! Они собак не держат, сами лают.


— Ну, что делать, не ночевать в лесу…


Побежала старуха к дому, стукнула в раму:


— Барин, отворьте окошко!


Толстяк высунулся, кряхтит:


— Кто там?


Старушонка плюнула в ладонь, размахнулась да как дернет его по плеши:


— На! Барыне оставь!


А сама от окна — и ходу задала.


Ну, ее Шиш на Русь вывел.


Этот баринок окошко захлопнул, скребет затылок, а барыня уж с перины ссыпалась:


— Тебе что дали?


— Как — что дали?..


— Я слышала, сказали: «На, барыне оставь».


— Ничего мне не дали!


— Как это ничего? Давай, что получил.


— Плюху я получил.


Плюшечку? Какую? Мяконькую?


— Вот какую!


И началась тут драка. Только перья летят.


Вот что Шиш натворил.



Доход не живет без хлопот


Вот отец пристарел. Братья волю взяли, дом на себя и скот на себя отобрали. Отцу говорят:


— При твоем худом здоровье первое дело свежий воздух. Ты теперь ночуй в сарае, а день гуляй по миру. Под одним окошечком выпросишь, под другим съешь.


А Шишу дали коровку ростом с кошку, удоя с ложку:


— Вот это тебе, братец, наделок. И вообще — люби нас, ходи мимо.


Отец сидит на крыльце, не смеет в избу зайти. У Шиша в сердце как нож повернулся. Он отца в охапку:


— Тятенька, давай заодно жить! Есть — пополам, и нет — пополам. А братцам дорогим я отсмею насмешку, припасу потешку!.. Тятенька, ты меня дожидайся, а я пойду эту коровенку продавать.


Шиш лесом идет, а дело к вечеру. И гроза собралась, близко громыхнуло. На ночь мокнуть неохота, Шиш и сунулся в боковую тропиночку, в дебрь, где бы лесину, ель погуще найти. Он в лесу не боится. Шагов сотню ступил — в ельнике дом стоит. Еле доколотился.


Старуха открыла:


— О, куда ты, парень, попал! Уваливай, пока жив.


— Бабинька, пусти, где коровке хоть перестоять грозу.


— Дитятко, уходи: разбоем хозяева-то живут.


А к воротам еще двое бегут. Шиш сразу узнал — два богатея из соседнего села. Кричат:


— Эй, бабка, где тут дождь переждать?


Что будешь делать! Старуха и спрятала всех в подполье:


— Только уж чтобы ни кашлянуть, ни дохнуть, ни слова не сказать, как хозяева придут. Убьют и меня с вами.


Под полом Шиш их спрашивает, будто не знает:


— Вы чьи? Куда?


Те не смотрят на него:


— Со всяким сбродом не разговариваем!


Тут над головами затопали, заходили… Разбойники приехали.


Там у них питье пошло, еда. Напились пьяны, песню запели: «Не шуми, мати-дубравушка…»


Тут Шиша как шилом подняло:


— Ах, люблю! Даже до слез! Запою и я с ними..


Купцы его в охапку:


— С ума тебя скинуло, собаку?


— Заткни глотку! Убьют!


— Ох, не осудите меня! Я певец природный. Запою!..


— Молодой человек, не сгубите! Возьмите деньгами! По десятке дадим!


— А уж по сотне не дадите?


— Подавись сиротским! На!


Шиш деньги убрал в карман, сел в уголок, будто спит.


Не успели купцы кисеты завязать, наверху плясовую грянули — «барыню».


Ух, барыня, не могу!


Комар ступил на ногу…


Шиш к купцам:


— Рабы божьи, теперь не вытерплю! Я на то родился, чтобы плясать. Ух!..


Ходи, хата, ходи, хата!


Ходи, курица хохлата!..


Купцы у пего на ногах повисли:


— Возьми что хошь, пожалей не нас — сироток наших! Благодетель, не погуби!


— Так уж, чтобы вам не обидно, еще по сотне с человека.


Вот у Шиша четыреста рублей, да всё золотыми.


А наверху-то и учуяли, что под полом неладно. Дрогнули разбойники:


— О, согрешили, грешники! Бесы в доме завелись! Не будет боле удачи…


Старуха слышит — на ней каждый трепок трясется:


— Я, хозяева, бесов-то выживать туда человека запустила..


— Какой человек?


Шиш это услышал, он всех смелее, и лезет из подполья.


Разбойники к нему:


— Ну что? Благополучно ли? Всех ли бесов-то выжил?


Шиш и смекнул:


— Пятерых выжил, двое остались больших. Те там подпольем ушли, этих надо избой выпускать…


— Молодец, выведи эту напасть! Отблагодарим тебя.


— Не стоит благодарности. Давайте кудели да огонька. Сами зайдите на печь, чтобы, как полетят, вас не задело.


Сам Шиш спустился под пол.


— Ну, купцы, я с вас внял по два ста, а разбойники вас найдут и душу вынут. А за ваши деньги я вас отблагодарю.


Вот Шиш обоих купцов куделей замотал по одежде:


— Как я вас подожгу, вы и летите избой да на улицу.


Чиркнул спичкой, вспыхнула куделя. Взвились купцы по лесенке, да в избу, да в сени, да на улицу. А там после грозы лужа. Они в эту лужу. Даже одежда не затлела. Да скорее в лес, да домой.


А разбойники не скоро в себя пришли:


— О, молодой человек! И не видали мы на веку такого страху…


— О, коль страшно у бесов огненно-то видение! О, погубили мы свои душеньки, уготовали себе вечный огонь!..


— Руку даю, что эти черти боле к вам не прилетят, не досадят.


— Тебя как благодарить-то?


— Да вот строиться собрался…


— Держи сотенную. За такую услугу сто рублей плёвое дело.


А коровку Шиш старухе ихней подарил.


Шиш домой пришел. Деньги на стол, считать начал. Сбился, опять снова. Братья около, рот раскрыли, стоят…


— Шиш, откуда таково богатство?


— А прихожу на рынок, а у меня коровенку из рук рвут. Пять сот за шкуренку дали.


Братья в хлев. От жадности трясутся. Коров колют и шкуры с них дерут. Запрягли пару коней да в город с кожами. Стояли-стояли в кожевенном ряду… Кто-то подошел:


Почем шкура?


— Сто…нет, триста… пятьсот рублей!


Покупатель глаза выпучил да бегом от них.


Народ собрался, пальцами кажут:


— Глядите-ко, безумные приехали. За коровью шкуру сотни просят…


Вернулись братья домой да на Шиша с кулаками:


— Обманыва-а-ать?!


— Да что с вами? Что?


— Да ведь нас весь рынок дураками почтил!


— Да вы в каком ряду стояли?


— Как в каком? В кожевенном!


— А я в галантерейном.


Братья на другой день в галантерейном стояли. Публика ходит чистая. Барыни братьев ругают, городовые их гонят.


Один кто-то спросил опять:


— Да почем шкура-то?


— А вот третьего дня за маленькую шкуренку пятьсот давали, дак уж у нас неужели дешевле!


Тут уж их в шею натолкали. До самой заставы с присвистом гнали. Кричат мальчишки:


— Самашеччих везут! Самашеччих везут!


Прикатили братья домой, кони в мыле.


— Подать сюда злодея, всегубителя, разорителя!..


Не успел Шиш увернуться. Бочка во дворе стояла.


Шиша в нее заколотили, да с берега в реку и ухнули. Пронесло бочку с версту, да к берегу и прикачало.


Шиш и слышит, что по берегу кто-то с колокольчиком едет. Шиш и заревел:


— О-о-о! Ни читать, ни писать, ни слова сказать, а в начальники ставят!


А с колокольцем-то ехал становой с бедной деревни подати выколачивать. Он с тройки да под угор:


— Я знаю читать, и писать, и слово сказать! И в начальники годен. Кто здесь?


— Я! В бочке сижу.


Становой дно выбил. Шиш вылез.


— В начальники силом ставят, а я бы другому уступил.


— Возьми отступного. Я в начальники горазд.


— А давай меняться. Вы в бочку залезете — в начальники вас направят на мою должность, а я ваших лошадок с кибиточкой — себе.


— Согласен. Хлебна ли должность та?


— Обзолотиться можно.


Заколачивай скорее. Жив-во!


Забил днище Шиш да как пнет бочку ту! Ух, она в воду полетела, поплыла…


А Шиш домой на тройке подкатил.


Братья под кровати лезут:


— У-у, утопленничек, не ешь нас!


— Что вы, дикие! Глядите-ко, мне там каких лошадок выдали!


— Где выдали-то?


— Куда меня спихнули, там.


Братья коней гладят. От зависти руки трясутся.


— Шишанушка! У нас вон бочка порожняя…


— Ну, порожняя, вижу.


— Мы бы в бочку ту… да в речку ту… Не откажись. Тоже хоть по конику бы!


— Дак что ж, можно. Неужели для братьев единоутробных пожалею?


О, сколь тяжело было бочку ту катить! А те там сидят — торопят:


— Кати круче! Всех хороших-то упустим.


Опять с горы как дунет их Шиш…


Поехали братаны вниз по матушке по Волге, по широкому раздолью. Выплеснуло их в Нижнем, у ярмарки. Лавку там себе поставили. В домашнюю сторону и смотреть перестали.


А Шиш с отцом зажил. Он до отца хороший стал, ласковый. Отец его залюбил.


Шиш и трактирщица


По свету гуляючи, забрел Шиш в трактир пообедать, а трактирщица такая


вредня была, видит: человек бедно одет — и отказала:


— Ничего нет, не готовлено. Один хлеб да вода.


Шиш и тому рад:


— Ну, хлебца подайте с водичкой.


Сидит Шиш, корочку в воде помакивает да посасывает. А у хозяйки в печи


на сковороде гусь был жареный. И одумала толстуха посмеяться над голодным


прохожим.


— Ты, — говорит, — молодой человек, везде, чай, бывал, много народу


видал, не захаживал ли ты в Печной уезд, в село Сковородкино, не знавал ли


господина Гусева-Жареного?


Шиш смекнул, в чем дело, и говорит:


— Вот доем корочку, тотчас вспомню…


В это время кто-то на хорошем коне приворотил к трактиру. Хозяйка


выскочила на крыльцо, а Шиш к печке; открыл заслонку, сдернул гуся со


сковороды, спрятал его в свою сумку, сунул на сковороду лапоть и ждет…


Хозяйка заходит в избу с проезжающим и снова трунит над Шишом:


— Ну что, рыжий, знавал Гусева-Жареного?


Шиш отвечает:


— Знавал, хозяюшка. Только он теперь не в Печном уезде, село


Сковородкино, живет, а в Сумкино-3аплечное переехал.


Вскинул Шиш сумку на плечо и укатил с гусем. Трактирщица говорит гостю:


— Вот дурак мужик! Я ему про гуся загадала, а он ничего-то не понял…


Проходите, сударь, за стол. Для благородного господина у меня жаркое


найдется.


Полезла в печь, а на сковороде-то… лапоть!


Шиш показывает барину нужду


Зима была лютая. Выскочил Шиш однажды на улицу, выдернул жердь из огороды и стал рубить. А мимо проезжают барин с барыней на тройке:


— Эй, мужик! Зачем забор на дрова рубишь?


— Не я рублю — нужда рубит!


— Что значит нужда?


— Неужто нужды но видали?


— А она что, где?


— Где? В чистом поле, под горкой.


— Мы желаем посмотреть. Проводи нас туда заместо прогулки.


Люди бы за ум, а Шиш за дело.


Уселся в господские сани и поехал в чисто поле.


Ехал, ехал, дале надоело.


Остановил коней:


— Дальше конями не проедешь. Ежели угодно, полем пройдитесь пешком. Нужда — она вон где: вправо, четверта горочка слева, куда галка полетела…


Господа из саней вылезают:


— Эй, мужик! Мы прогуляемся туда, а ты покарауль тройку.


— Пожалста.


Вот и полезли барин с барыней по снегу. К горке подойдут, другу завидят, эту осмотрят, вдали четверта блазнит. А нужды этой кабыть не сидит нигде…


Ну, они бродят, а Шиш свое дело правит. Тройку выпряг, на коренника сел да с конями в свою деревню ускакал. Сани в поле на дороге покинул.


А барин с барыней бродят по колено в снегу да по пояс ныряют. Умаялись, упыхались. К вечеру еле-еле по старым своим следам на дорогу к саням выгреблись.


Сани-то на месте, а лошадей нет.


И поругались, и поплакали… Вот где нужда-та!


Барин говорит:


— Придется вот что: ты за одну оглоблю возьмись, я за другую. Так и повезем сани!


Барыня не слушает:


— Ни за какую оглоблю я браться не намерена! Хочешь, так впрягайся, а я, в крайнем случае, сбоку, впристяжку.


Делать нечего, впрягся барин в корень, а барыня впристяжку. Поволокли сани. Подвезут да отдохнут, подъедут да посидят.


Заблудилися в великих снегах.


Очень хорошо они теперь нужду узнали!


Рифмы


Шиш по своим делам в город пошел. Дело было летом, жарко. Впереди едет дядька на лошади. Шиш устал, ему хочется на лошадке подъехать. Он и кричит этому дядьке:


— Здравствуйте, Какой-то Какойтович!


Дядька не расслышал, как его назвали, только понял, что по имени и отчеству. Он и кричит Шишу:


— Здравствуйте, молодой человек.


А Шиш опять:


— Как супруга ваша поживает, как деточки? Дядька говорит:


— Благодарим вас, хорошо живут. А если вы знакомый, так присаживайтесь на телегу, подвезу вас.


Шишу то и надо, сел рядом с дядькой. А Шиш молча сидеть не может. Он только тогда молчит, когда спит.


Он говорит:


— Дяденька, давайте играть в рифмы.


— Это что такое — рифмы?


— А давайте так говорить, чтоб складно было.


— Давай.


— Вот, дяденька, как твоего папашу звали?


— Моего папашу звали Кузьма.


Шиш говорит:


— Я твоего Кузьму


За бороду возьму!


Дядька говорит:


— Это зачем же ты моего папашу за бороду брать будешь?


Шиш говорит:


— Это, дяденька, для рифмы. Ты скажи, как твоего дедушку звали.


— Моего дедушку звали Иван.


Шиш говорит:


— Твой дедушка Иван


Посадил кошку в карман.


Кошка плачет и рыдает,


Твово дедушку ругает.


Дядька разгорячился:


— Это зачем мой дедушка будет кошку в карман сажать? Ты зачем такие пустяки прибираешь?


— Это, дяденька, для рифмы.


— Я вот тебе скажу рифму: тебя как зовут?


— Меня зовут… Федя.


Дядька говорит:


— Если ты Федя,


То поймай в лесу медведя.


На медведе поезжай,


А с моей лошади слезай!


— Дяденька, я пошутил. Меня зовут не Федя, а Степан.


Дядька говорит:


— Если ты Степан,


Садись на аэроплан.


На аэроплане и летай,


А с моей лошади слезай!


— Дяденька, это я пошутил. Меня зовут не Степан, а… Силантий.


Дядька говорит:


— Если ты Силантнй,


То с моей лошади слезантий!


— Что ты, дяденька, такого и слова нет — «слезантий».


— Хотя и нет, все равно слезай!


Шишу и пришлось слезть с телеги. Так ему и надо. Если тебя добрый человек везет на лошадке, ты сиди молча, а не придумывай всяких пустяков.


Чистота


Идет Шиш перелеском. Время позднее, надо где-то переночевать. Меж деревьев огонек блеснул, избушка стоит. Шиш в ворота стучится:


— Укройте странника от темной ночи!


Хозяин впустил Шиша в избу и говорит:


— Я тебе сделаю экзамен. Если будешь правильно отвечать, тогда спи-лежи. Если соврешь, буду тебя бить по шее.


Вот они залезли на полати. Хозяин бороду с полатей свесил и показывает пальцем на котенка:


— Это как называется — на полу сидит, лапой моется?


Шиш говорит:


— Кошка.


Хозяин раз его по шее:


— Не кошка! Это чистота. А как называется, что у меня в печи горит?


Шиш говорит:


— Огонь.


Хозяин стук его по шее:


— Не огонь! Это светлота. А мы на чем лежим, как называется?


Шиш говорит:


— Полати.


Хозяин опять его по шее:


— Не полати! Это высота. А что у меня в ведрах налито?


Шиш говорит:


— Вода.


Хозяин стук его по шее:


— Не вода! Это благодать…


Мы ведь там не были — не знаем, сколько оплеух Шиш в эту ночь насобирал. Он плакать не плачет, а слеза бежит.


Утро настало, хозяин на улицу вышел. Шиш с полатей соскочил, кошке на хвост кудельку привязал, кудельку спичкой подсветил, куделька загорелась. Кошка на полати заскочила, на полатях всякое тряпье стало тлеть. Дым пошел под потолок. Шиш на крыльцо выскочил и кричит:


— Хозяин, твоя чистота схватила светлоту, занесла на высоту! Неси благодать, а то ничего не видать!


Вот вы сказки любите, а Шишу однажды из-за сказок беда пришла. Дело было осенью, время к ночи, и дождь идет. По дороге деревня. Надо где-то переночевать. Шиш в один дом постучался — не открывают. В другой дом поколотился — не пускают. Шиш в третью избу стучится:


— Пустите ночь переночевать!


Хозяин говорит:


— А ты сказки сказывать мастер?


Шиш говорит:


— Слыхал маленько.


Хозяин говорит:


— Маленько нам ни к чему. А если разговору на всю ночь хватит, тогда заходи. А нет — до свиданья.


Шишу деваться некуда. Зашел в избу. Хозяин постелился на лавке; хозяйка залезла на печку; работник ихний на полу. А Шишу, извольте радоваться, поставили середи избы стул — сиди рассказывай всю ночь…


Мы бы с вами загоревали, а Шиш деловой человек. Он говорит:


— Ладно, буду сказывать всю ночь, только под таким условием: кто меня хотя одним словом перебьет, тому и сказку дальше говорить. Согласны?


Все ответили:


— Согласны, согласны!


Шиш начал:


— Как у нас на селе мужики поголовно все дураки. Как у нас на селе мужики поголовно все дураки. Как у нас на селе мужики поголовно все дураки… Говорил, говорил — раз двести это слово повторил.


Хозяин терпел-терпел, далее разгорячился:


— Невежа ты, невежа! Я тебя ночевать пустил, а ты нас дураками называешь!


Шиш говорит:


— Хозяин, ты меня перебил, тебе и сказку дальше говорить.


Хозяин начал сказку:


— Чур, не перебивать… Дурак будет тот, кто тебя ночевать пустит, а я тебя никогда не пущу.


Дурак будет тот, кто тебя ночевать пустит, а я тебя никогда не пущу.


Дурак будет тот, кто тебя ночевать пустит, а я тебя никогда не пущу…


Говорил, говорил — раз двести эту речь повторил. Хозяйка на печи разбудилась, заругалась:


— Беда с вашими сказками! Ночью спокою нету… Хозяин за жену сграбился:


— Ты меня перебила, тебе и сказку говорить.


Не могла старуха отдуться, сказку заговорила:


— Каков хозяин дурак, такого и ночлежника пустил. Каков хозяин дурак, такого и ночлежника пустил. Каков хозяин дурак, такого и ночлежника пустил… Говорила, говорила — раз сотню это слово повторила.


Работник на полу разбудился, забранился:


— День на вас работай, и ночью от вас спокою нету!..


Хозяйка на него мухой пала:


— Ты меня перебил, тебе и сказку говорить.


Работник сказку заговорил:


— Как не спали мы с вечера, так не спать нам и до свету: скоро надо на работу идти.


Как не спали мы с вечера, так не спать нам и до свету: скоро надо на работу идти.


Как не спали мы с вечера, так не спать нам и до свету: скоро надо на работу идти…


До рассвета работник эго слово говорил.


Шиш заметил, что в оконцах утро синеет, светло стало, схватил шапку да бегом из этого дома. Часа два без оглядки бежал. Долго потом сказок не рассказывал.


Шишовы напасти


Жили в соседях Шиш Московский да купец.


Шиш отроду голой, у его двор полой, скота не было, и запирать некого. Изба большая, — на первом венце порог, на втором — потолок, окна и двери буравчиком провернуты. Сидеть в избе нельзя, да глядеть на ей гоже! Шиш в эдако окошечко глаз впялит да и любуется.


Именья у Шиша — для штей деревянный горшок да с табаком свиной рожок. Были липовых два котла, да сгорели дотла.


Зато у купчины домина! Курицы на крышу летают, с неба звезды хватают. Я раз вышел в утрях на крыльцо, а петух полмесяца в зубах волочит.


У купца свинья живет,

двести пудов сала под шкурой несет

да пудов пятьдесят соли в придачу.

Все равно — совру наудачу —

и так никто не поверит…

У купца соха в поле сама о себе пашет,

а годовалый ребенок мельничный жернов

с ладошки на ладошку машет.

А две борзых суки мельницу на гору тянут,

а кляча ихну работу хвалит, себе на спину

мельницу валит, кряхтит да меня ругает.

— Мне, — говорит, — твое вранье досаждает!

Всего надобно впору,

а ты наплел целу гору!


Это, светы мои, присказка, а дело впереди.


Пришла зима, а дров у Шиша ни полена, и притянуть не на чем. Пришел к купцу, конается:


— Не даите ли коняшки в лес съездить?


Купец покуражился немного, однако лошадь отпустил.


— Бери, пейте мою кровь, летом отработаешь. Чувствуй, что я отец и благодетель. Что ише мнессе?


— Хомута, пожалста, не соблаговолите ли ише хомута?


— Тебе хомута?! А лаковой кореты ише не надо? А плюшево одеяло ножки накрыть не прикажете-с?


Так и не дал хомута.


Шиш привел кобылу домой, вытащил худы санишки о трех копылишках и поехал в лес. Нарубил дров, наклал большашшой воз, привязал кобыле за хвост да как зыкнет… Лошадь сгоряча хватила да себе хвост и оборвала. Сревел Шишанко нехорошим голосом, да нечего делать!


Повел кобылу к хозяину:


— Вот получите лошадку. Покорнейше благодарим-с!


Купец и увидел, что хвоста нет:


— Лошадку привел? Иде она, лошадка?


— Вот-с, извиняюсь…


— Это, по-вашему, лошадка? А я думал — зайчик, без фоста дак… Только и у зайчика намечен известной фостик, а тут фостика нет… Может, это ведьмедь?! Но мы ведьмедев боимся!..


В суд, в город, того же дня поташшил купец Шиша.


Надо идти по мосту. Железнодорожный мост матерушшой через реку. Ползет бедной Шишанушко, а у его дума думу побиват:


«Засудят… Сгноят в остроге… Лучше мне скорополучно скончачче, стукнучче об лед да…»


Разбежался, бедняга, да и ухнул вниз, через перила… А под мостом по льдю была дорога. И некоторой молодой человек на ту пору с отцом проезжал. Шишанко в окурат в сани к им и угодил да на один взмах отца-то до смерти и зашиб…


Несчастной сын сгреб Шиша — да тоже в суд.


Тут кряду отемнело, до городу не близко, приворотили и Шиш, и купец, и парень на постоялой, ночь перележать. Наш бедняга затянулся на полати. Ночью ему не спится, думы тяжелы… Ворочался да с полатей-то и оборвался. А под полатеми зыбка с хозяйским робенком. Робенка Шиш и задавил. Робенковы родители зажили, запели. И они на Шиша в суд. Теперь трое на его ногти грызут. Один за коня, другой за отца, третий за младеня.


Едет Шиш на суд. Грустно ему:


— Прости, прошшай, белой свет! Прошшайте, все мои друзья! Боле не видачче!


Не знат, что и придумать, чем оправдаться или чем пригрозить… На случай взял да и вывернул из шассе булыжник. Завернул в плат и спрятал за пазуху.


У судьи в приказе крык поднялся до потолка. Купец вылез, свое россказыват, в аду бедному Шишу места не дает…


Судья выслушал, зарычал на Шиша:


— Ты что, сопляк?! По какому полному праву хвост у их оторвал?


Шишанко вынул из-за пазухи камень в платке да на ладони и прикинул два-три раза. Судье и пало на ум: «Ух, золота кусок у мужика!.. Это он мне золото сулит…»


И говорит:


— Какой несимпатичный факт!.. Выдернуть у невинной животной фост… Ваше дело право, осподин купец! Пушшай оной Шиш Московской возьмет себе вашую кобылу и держит ее, докуль у ей фост выростет… Секлетарь, поставь печать! Купец и ты, Шиш Московской, получите копии решения.


Подкатился отецкой сын. Судья спрашивает:


— Ты пошто ревишь? На кого просишь?


— Все на их жа, на Шиша-с! Как они, проклятики, папу у меня скоропостыжно задавили.


— Как так?


— У нас, видите ли, папа были утлы, стары, в дело не гожи, дак мы везли их в город на комиссию сдавать. И токмо из-под мосту выехали, а они, дьявола, внезапно сверху пали на папу, папа под има скоропостыжно и скончались!


Судья брови насупил:


— Ты что это, Шиш голай? Родителей у проезжающих давить? Я тебя…


Шишанко опять камень в платке перед судьей и заподкидывал. Судья так понял, что опять золото судят.


И говорит:


— Да! Какой бандитизм! Сегодня папу задавил, завтра маму, послезавтра опять папу… Дак это что будет?! Опосле таких фактов из квартиры вытти страшно… Вот по статьям закона мое решенье: как ты, Шиш Московской, ихного папу кокнул, дак поди чичас под тот самой мост и стань под мостом ракообразно, а вы, молодой человек, так как ваше дело право, подымитесь на мост да и скачите на Шиша с моста, пока не убьете. Секлетарь поставит вам печать… Получите…


Безутешный отец выскочил перед судью:


— Осподин судья, дозвольте всесторонне осветить… Оной злодей унистожил дитятю. Рехал-рехал на полатях, дале грянул с вышины, не знай с какой целью, зыбку — в шшепы и, конечно, дитятю.


Шиш затужил, а платок с камнем судьи кажет. Судья ему мигат — понимаю-де, чувствую… И говорит:


— Этот Шиш придумал истреблять население через наскакивание с возвышенных предметов, как-то: мостов, полатей и т. п. Вот какой новой Жек Патрушитель! Однако Хемида не спит! Потерпевший, у тя жена молода?


— Молода, всем на завидось она!


— Дак вот, ежели один робенок из-за Шиша погиб, дак обязан оной Шиш другого представить, не хуже первого. Отправь свою молодку к Шишу, докуль нового младеня не представят… Секлетарь, ставь печати! Обжалованию не подлежит. Присутствие кончено.


Шишовы истцы стали открыто протестовать матом, но их свицары удалили на воздух. Шиш говорит купцу:


— Согласно судебного постановления дозвольте предъявить лошадку нам в пользование.


— Получи, гадюга, сотню и замолкни навеки!


— Не жалаю замолкать! Жалаю по закону!


— Шишанушко, возьми двести! Лошадка своерошшена.


— Давай четыреста!


Поладили.


Шиш взялся за отецкого сына:


— Ну, теперь ты, рева Киселева! Айда под мост! Я на льдю встану короушкой, на четыре кости, значит, а ты падай сверху, меня убивай…


— Братишка, помиримся!


— Желаю согласно вынесенного приговора!


— Голубчик, помиримся! На тебя-то падать с экой вышины — не знай, попадешь, нет. А сам-то зашибусе. Возьми, чем хошь. Мне своя жисть дороже.


— Давай коня с санями, которы из-под папы, дак и не обидно. Я папу в придачу помяну за упокой.


Сладились и с этим. Шиш за третьего взялся:


— Ну, ты сегодня же присылай молодку!


— Как хошь, друг! Возьми отступного! Ведь я бабу тебе на подержанье дам, дак меня кругом осмеют.


— Ты богатой, у тебя двор постоялой, с тебя пятьсот золотыми…


Плачет, да платит. Жена дороже. Только все разошлись, из суда выкатился приказной — и к Шишу:


— Давай скоре!


— Что давай?


— Золото давай скоре, судья домой торопится.


— Како золото, язи рыба?!


— А которо из-за пазухи казал…


— Вы что, сбесились? Откуль у меня быть золоту? Это я камнем судьи грозил, что, мол… так — да так, а нет — намеки излишны. Пониме?


Приказного как ветром унесло. Судье докладыват Шишовы слова… Тот прослезился:


— Слава тебе, осподи, слава тебе! Надоумил ты меня сохраниться от злодея!


Куричья слепота


Недалеко от Шишова дома деревня была. И была у богатого мужика девка. Из-за куриной слепоты вечерами ничего не видела. Как сумерки, так на печь, а замуж надо. Нарядится, у окна сидит, рожу продает.


Шиш сдумал над ней подшутить.


Как-то, уж снежок выпал, девка вышла на крыльцо.


Шиш к ней:


— Жаланнушка, здравствуй.


Та закланялась, запохохатывала.


— Красавушка, ты за меня замуж не идешь ли?


— Гы-гы. Иду.


— Я, как стемнеет, приеду за тобой. Ты никому не сказывай смотри.


Вечером девка услыхала — полоз скрипнул, ссыпалась с печки. В сенях навертела на себя одежи — да к Шишу в сани. Никто не видал.


Шиш конька стегнул — и давай крутить вокруг девкиного же дома. Она думает: ух, далеко уехала!


А Шиш подъехал к ее же крыльцу:


— Вылезай, виноградинка, приехали. Заходи в избу.


— Да я не знай, как к вам затти-то. Вечером так себе вижу.


— У нас все как у вас. И крыльцо тако, и сени… Заходи — да на печь, а я коня обряжу.


Невеста с коня, а Шиш дернул вожжами — да домой.


А девка на крыльцо, в сени, к печи… На! — все как дома…


Сидит на печи. Рада, ухмыляется. Только думает: «Что же мужня-то родня? По избе ходят, говорят, а со мной не здороваются…»


Домашние на нее тоже поглядывают:


— Что это у нас девка-та сегодня, как именинница?…


А она и спать захотела. Давай зевать во весь рот:


— Хх-ай да бай! Хх-ай да бай! Вы что молчите? Я за вашего-то парня замуж вышла, а вы, дики, ничего и не знаете?!


Отец и рот раскрыл.


— Говорил я тебе, старуха, — купи девке крес, а то привяжется к ней бес!..


Шиш приходит учиться


Шиш бутошников-рогатошников миновал, вылез на площадь. Поставлены полаты на семи дворах. Посовался туда-сюда. Спросил:


— Тут ума прибавляют?


— Тут.


— Сюда как принимают?


— Экзамен сдай. Эвон-де учителевы избы!


Шиш зашел, котора ближе. Подал учителю рубль. Учитель — очки на носу, перо за ухом, тетради в руках — вопросил строго:


— Чего ради семо прииде?


— Учиться в грамоту.


— Вечеру сущу упразднюся, тогда сотворю тебе испытание.


После ужина учитель с Шишом забрались на полати.


Учитель говорит:


— Любезное чадо! Грабисся ты за науку. А в силах побои терпеть? Без плюхи ученье не довлеет. Имам тя вопрошати, елика во ответах соврешь, дран будешь много. Обаче ответствуй, что сие: лапкой моется, на полу сидяще?


— Кошка!


Учитель р-раз Шиша по шее…


— Кошка — мужицким просторечием. Аллегорически глаголем — чистота… Рцы паки, что будет сей свет в пещи?


— Огонь!


Р— раз Шишу по уху:


— Огонь глаголется низким штилем. Аллегорически же — светлота. А како наречеши место, на нем же возлегохом?


Шиш жалобно:


— Пола-ати.


Р— раз Шиша по шее:


— Оле, грубословия твоего! Не полати, но высота!.. На конце восписуй вещь в сосуде, ушат именуемом.


— Вода.


Р— раз Шиша по уху:


— Не вода, но — благодать!


Я тут не был, не считал, сколько оплеух Шиш за ночь насобирал. Утром учитель на улку вышел, Шиш кошку поймал, ей на хвост бумаги навязал, бумагу зажег. Кошка на полати вспорхнула, на полатях окутка зашаяла, дыму до потолка… Шиш на крыльцо выскочил. Хозяин гряду поливат. Шиш и заревел не по-хорошему:


— Учителю премудре! Твоя-то чистота схватила светлоту, занесла на высоту, неси благодать, а то ничего не видать!!!


Сам ходу задал, — горите вы с экой наукой!


Праздник Окатка


Смолоду-то не все же гладко было у Шиша. Ну, беды мучат, да уму учат. Годов-то двадцати пришвартовался он к некоторой мужней жене. Муж из дома — Шишанко в дом.


Собрался этот муж в лес по бревна.


— Жена, с собой чего перекусить нет ли?


Она сунула корок сухих.


— Жена, неужели хлеба нету помягче, с маслицем бы?


— Ладно и так. Не маслена неделя.


Муж уехал, а к ней Шишанушко в гости. Засуетилась, блинов напекла гору, масла налила море, щей сварила.


А у мужа колесо по дороге лопнуло, он сторопился домой. Жена видит в окно:


— О, беда! Мой-то хрен без беды не ездит. Ягодка, ты залезь в кадку, она пустая… Он скоро колесо сменит…


Муж заходит:


— Колесо сменить вернулся… Ишь как у тебя дородно пахнет. Дай закусить.


Жена плеснула щей.


— Я блинка любил бы…


— Блины к празднику.


Взяла миску с блинами и выпружила в кадку спрятанному Шишу.


— Жена! Ты что?!


— Сегодня праздник Окатка — валят блины в кадку…


Муж и догадался. Схватил чугун со щами:


— Жена, ты блины, а я для праздника, для Окатка, щей не пожалею.


И чохнул горячими щами в кадку. Шишанко выгалил оттуда на сажень кверху — да из избы…


Бочка


В каком-то городе обзадорилась на Шиша опять мужня жена. Одним крыльцом благоверного проводит, другим Шиша запустит.


Однажды муж негаданно и воротился. Куда друга девать? А в избе бочка лежит. Туда Шиш и спрятался, да только сапоги на виду.


Муж входит — видит сапоги…


— Жена, это что?!


— А вот пришел какой-то бочку нашу покупать, залез посмотреть, нет ли щелей… Продадим ему, нам бочка без пользы… Эй, молодец! Ежели высмотрел, вылезай, сторгуйся с хозяином!


Муж не только что бочку продал, а и до постоялого двора домой нести Шишу пособил…


Шти


Одна Шишова любушка крепко его к другой ревновала. Бранить не бранила, а однажды с горя шуточку придумала.


Поставила ему шти с огня, кипячие.


Да забылась, хлебнула поваренку на пробу и рот обварила. Не стерпела — заревела.


Шиш дивится:


— Ты чего? Обожглась?


А эта баба крепка была:


— Не обожглась, а эдаки шти маменька-покоенка любила. Как сварю, так и плачу…


А Шишу в путь пора. Ложку полну хватил и… затряс руками, из глаз слезы побежали. Ехидна подружка будто не понимат:


— Что ты, желанный? Неуж заварился?


— Нет, не заварился, а как подумаю, что у такой хорошей женщины, как твоя была маменька, така дочка подла, как ты, дак слезы ручьем!


Тили-тили


Какой-то день прибежали к Шишу из волости:


— Ступай скоре. Негрянин ли, галанец приехал, тебе велено при их состоять.


Оказалось, аглицкой мистер, знающий по-русски, путешествует по уезду, записывает народные обычаи и Шишу надо его сопровождать. На Шише у всех клином свет сошелся.


Отправились по деревням. Мистер открыл тетрадку:


— Говорите теперь однажды!


Шиш крякнул:


— Наш первой обычай: ежели двоим по дороге и коняшку нанять жадничают, дак все одно пеши не идут, а везут друг друга попеременно.


Мистер говорит:


— Ол райт! Во-первых, будете лошадка вы. Я буду смотреть на часы, скажу «стоп».


— У нас не по часам, у нас по песням. Вот сядете вы на меня и запоете. Доколь поете, я вас везу. Кончили — я на вас еду, свое играю.


Стал Шишанушко на карачки. Забрался на него мистер верхом, заверещал на своем языке песню: «Длинен путь до Типперери…» Едут. Как бедной Шиш не сломался. Седок-от поперек шире. Долго рявкал. Шиш из-под него мокрехонек вывернулся. Теперь он порхнул мистеру на загривок.


— Эй, вали, кургузка, недалеко до Курска, семь верст проехали, семьсот осталось!


Заперебирал мистер руками-ногами, а Шиш запел:


Тили-тили,

Тили-тили,

Тили-тили!..


Мистер и полчаса гребет, а Шишанко все нежным голосом:


Тили-тили,

Тили-тили,

Тили-тили!..


У мистера три пота сошло. Кряхтит, пыхтит… На конце прохрипел:


— Вы будете иметь окончание однажды?


Шиш в ответ:


— Да ведь песни-то наши… протяжны, проголосны, задушевны!


Тили-тили,

Тили-тили,

Тили-тили!..


Бедный мистер потопал еще четверть часика да и повалился, — где рука, где нога:


— Ваши тили-тили меня с ног свалили!


Шиш пошучивает у царя


Всех Шишовых дел в неделю не пересказать. Про Шиша говорить — голова заболит. Про Шиша уж и собаки лают. Здесь я от большого мало возьму, от многа немножко расскажу.


Ходил Шиш, сапоги топтал, версты мерял. Надоело по деревням шляться. В город справил. Чья слава лежит, а Шишова вперед бежит. Где Шиш, там народу табун.


Это увидал из окна амператор:


— Что за народ скопивши?


— Это парнишка один публику утешает-с.


— Не Шиш ли?


— Так точно-с.


— Позвать сюда!


Шиша привели. Царь сразу над ним начал сгогатывать:


— Ты в татку ле в матку, в кого ты экой? Сшути-ко мне шутку позазвонисте. Выкради из-под меня да из-под моей супруги перину. Выполнишь задание — произведу тебя в жандармерию и твой патрет — во все газеты. Сплошаешь — в Сибири сгною!..


Только Шиш за двери — амператор своим караульщикам ружья выдал:


— Мы с Шишом Московским об заклад побились. Перину из-под меня придет воровать. Спальну нашу караульте день и ночь!


Шиш выбрал ночку потемнее и в щель дворцового забора стал охрану высматривать. Видит — дремлют под спальными окнами, вора ждут. Людей бы на ум, а Шиша на дело.


Он дунул на огороды, выдернул с гряды пугало, опять к тому же забору примостился, вызнял пугало кверху — и ну натряхивать…


Это караульщики и увидали:


— Ребята, не робей! Вор пришел! Через тын лезет…


— Рота-а, пли!!!


Шиш того сразу пугало удернул. Будто убили. А стража радехонька:


— Ну, ребята, мертвое тело оттуль завтра уберем. А теперь на боковую. Боле некого ждать.


Только они восвояси утянулись, Шиш через забор да в поварню. Стряпки спят. На печи в горшке тесто подымается, пузырится. Шиш с этой опарой да в царскую спальню окном.


Царь с царицей на перине почивают. Царь истолста храпит, царица тихонько носом выводит…


Шиш на перстышках подкрался да как ухнет им опару ту под бок…


Сам с подоконника — и в кусты…


Вот царица прохватилась:


— О-о, тошнехонько! Вставай-ка ты, омморок!.. Эво как обделался! Меня-то всю умарал!


— Нет, гангрена! Это ты настряпала!..


До третьих петухов содомили. Тут царица одумалась:


— Давай лучше выкинем перину-то на подоконник, на ветерок, а сами соснем еще часиков восемь.


Только они музыку свою завели — захрапели, Шиш перину в охапку да со двора. На извозчика да домой.


Навстречу бабы-молочницы:


— Шиш, куда полетел?


— У нас дома не здорово! Таракан с печи свалился.


Царица рано вскочила:


— Что я, одичала — сплю! Министры перину увидят — по всей империи ославят… На!!! Где перина-та???


Фрелины Машки, Дашки забегали, заискали.


Царя разбудили… Его и горе берет и смех долит.


— Полковник! Запрягай коня, скачи к Шишу. Он меня в дураках оставил… Ох, в землю бы я лег да укрылся!..


Полковник на добра коня — да пулей в деревню, к Шишову дому. Не поспел наш Шишанушко увернуться. Начальство на дворе.


Людей бы на ум, а Шиша на дело. Он в клеть, достал бабкин наряд: сарафан, жемчужную повязку, ленты — накрутился и — в горницы. Полковник там. Видит — девица заходит, личиком бела и с очей весела.


Шпорами брякнул:


— Вы… видно, сестра?


— Да… сестра Шишова…


Забыл полковник, зачем приехал. Около этой сестры похаживает, похохатывает. Шиш думает — пронеси бог тучу мороком…


— Вы бы по лесу его, прохвоста, искали…


— Хе-хе-хе! Мне и тут приятно-с!


Шиш бутылку откупорил: «Напьется пьян — убежу…»


А тот охмелел, хуже стал припадать:


— Желаю с вами немедленно законным браком.


О, куда от этого жениха деться?…


На шаг не отпускает. Сиди рядом. Стемнело.


Полковник велит постель стлать. Попал гвоздь под молот. Над другими Шиш шуточки шутит, а над собой их не любит.


Только у Шиша уверток — что в лесу поверток. Он давай руками сарафан ухлапывать.


— О, живот схватило! О; беда! На минутку выпустите меня…


— Убежишь?


— Что вы, у нас рядом! Вы даже для верности подол в дверях зажмите.


Полковник выпустил эту невесту в сени, а подолешко в притвор. Сидит ждет.


Шиш того разу из сарафана вывернулся да вместо себя козу и впряг в эти наряды. Сам шубенку на плечи, шапку на голову, котомку в руки — да и… поминай как звали.


Полковник слышит — коза у дверей топчется, думает — невеста:


— Милочка, ты что долго?


— Б-э-э-э!


… Двери размахнул, а в избу коза в сарафане. Полковник через нее кубарем — да на коня, да в город. Потом год на теплых водах от родимца лечился.


Словарь местных и специальных слов и выражений, объяснение собственных имен и названий


Аксинья-полузимница — двадцать четвертого января старого стиля.

Бахилы — сапоги, сшитые на прямую колодку.

Баюнок — сказочник; от слова «баять», сказывать.

Блазнить — мерещиться.

Большая вода — прилив; малая вода — отлив.

Бот — род лодки; ходит на веслах и под парусом. В наши дни приняты моторные боты.

Бриг, бригантина — типы или виды морских парусных судов; строились на Севере в XVIII и XIX веках.

Ватерлиния — линия, или полоса, наведенная краской по корпусу судна, от носа к корме. Глубже этой линии судно при погрузке товара не должно садиться в воду.

В з в о д е н ь — крутая, большая волна.

В е р е с — можжевельник.

Верфь — место, где строят корабли.

«Виноград (то есть сад) Российский». — Книга эта рассказывает о преследованиях со стороны церкви и царя, которым в конце XVIIи начале XVIII столетий подвергались староверы.

Автор — Андрей Денисов (1675–1730); он основал на реке Выг своего рода культурный центр Поморья. Отсюда название: Выгореция.

Выть — здесь: время еды и сама еда.

Г а р чит — хрипло лает (о собаке).

Г ля д ен ь — возвышенная часть берега, гора на берегу, откуда, открывается широкий вид на море.

Говоря — речь.

Г о л о в щи н а — уголовщина, драка.

Голомень, голомя — открытое море.

Горло, Горловина — выход Белого моря в Северный океан.

Гридня — здесь: комната для приема гостей.

Гу ба — здесь: морской залив.

Гудок — древнерусский музыкальный инструмент, похожий на виолончель.

Д о с е л ьн ы й — старинный.

Егорьев день — двадцать третьего апреля старого стиля.

Езы — колья, вбитые в дно реки и переплетенные ивняком; служат перегородкой для ловли семги.

Ё л а — легкое на ходу беспалубное однопарусное судно с высоким носом и кормой. Употребляется ёла для промысла рыбы у мурманских берегов. Образец этого судна взят в Норвегии.

Заболонь — внутренний слой древесной коры.

З ад в е н н ы й — далеко задвинутый, удалённый.

Задеть — сделать.

Зарудить — окровавить, окрасить кровью.

3движенье — воздвиженье, церковный праздник 14 сентября старого стиля.

3 н а т л и в ы й — знахарь, ведун.

Зуёк — северная птичка вроде чайки. Зуйками поморы называли мальчиков, работавших на промысловых судах. Зуйки варили еду, сушили сети, помогали взрослым в их работе.

Ка р б а с — парусно-гребное судно древнерусского образца. Карбас легок, поворотлив на ходу и распространен на Севере до наших дней. Морские карбаса были с палубой.

Кемские п ом о р ы — жители западного берега Белого моря, где стоит город Кемь.

Кливер — косой, треугольный парус на бушприте (бугшпрнте) — передней мачте.

Клобук— головной убор у монахов.

К о п ы л ь я, коп ы л ы — основа саней, стояки, вдолбленные в полозья саней. «Поставить разговор на копылья» — заговорить об основном.

Корела — Карелия, область на западном берегу Белого моря.

Кормщик — капитан судна.

Коча, кочмара — древнее парусное палубное судно. Устройство кочи сходно с лодьей, но размеры меньше. Коча известна была на Севере еще во времена Новгородского владычества.

Кошка — здесь: песчаная отмель.

К р а м о л и т ь с я — бунтовать.

К р е н ь я — полозья у лодки.

К у д е с ы — волшебство, чародейство.

К у л и м а н а, ш в е д к а К у л и м а н а. — В преданиях карелов сохранилась память о «свейских нагонах» (шведских набегах), которые бывали на Севере в XVI веке. Отсюда сказочная «шведка Кулимана».

Кутер — вид морского парусного судна: строились на Севере в XVIII и XIX веках.

К у ф м а н (норвежек.) — купец.

Л а х т а — небольшой залив.

Лекала — части деревянного чертежа, сколоченного на месте постройки судна. Расположение лекал определяет очертания будущего судна.

Лихорадство — лиходейство, злой умысел, злой поступок.

Л и х т е р — буксирное разгрузочное судно. Товары с боли-шого корабля выгружаются на лихтеры и так доставляются на берег.

Лодья — большое парусное трехмачтовое судно.

Лопь — древнее население Кольского полуострова.

Л о п и н — человек лопского племени.

Манатьёй чернеческой — мантией монашеской.

М а р а — густой туман.

Матица — балка, которая поддерживает доски потолка.

Наблюдник — полка, на которую ставят тарелки на ребро.

Наволок — часть берега, вдающаяся в море, озеро или реку.

Нать — надо.

Натодёльный — для того сделанный.

Немецкая слобода — район в городе Архангельске. Здесь с древних времен жили домами и дворами немцы, англичане и голландцы. До германской войны 1914 года Немецкая слобода слыла самой богатой частью города.

Несоблюдно — небрежно.

Николин день — девятое мая старого стиля.

О б о д в е р и н а — косяки у дверей.

Одинакий — единственный.

О л и — даже.

Орда — здесь: зверек из породы белок.

Орда Синяя — прозвище одного из татарских племен времен нашествия татар на Русь.

Острог — в старину так называли крепостную стену из вкопанных вплотную и заостренных кверху столбов.

От Петрова до Покрова — от Петрова дня — двадцать девятого июня до Покрова — первого октября.

Отпрядывать — отскакивать.

Ошкуй — белый медведь.

П а у ж н а — еда между обедом и ужином.

Переладец — набор колокольчиков, аккомпанирующих гудку. Перешерстить — перебрать, переменить.

Побочина — боковая обшивка у судна.

Поветерь — попутный ветер.

Погудальце — смычок для игры на гудке.

Поддон — настил в судне.

Подродить — прибавить, укрупнить, прибавить силы, здоровья.

П о ж и т о ч н ы й — имеющий много пожитков (имущества), зажиточный.

Поклониться большим о б ы ч а е м — поклониться в пояс.

Покрут — команда промыслового судна; покрут обряжать — набирать, вербовать команду.

П о р о з н о — порожно, пусто.

Постатейно — статно, прямо, с достоинством; постатейно поет — поет так, как подобает.

Постель реки — русло реки.

Прибегище — пристань, причал для кораблей.

Приправить — приняться.

Причеть — поэтические речи, распеваемые женщинами в торжественных случаях жизни.

П р о в е щи л ась — высказалась; от слова «вещать».

Проскудался — обеднел; от слова «скудость».

П р о х в а т и л с я — спохватился.

Пру ж и т ь, о п р у ж и т ь — опрокидывать.

Прядать— прыгать, скакать.

П р я д е н о — пряжа.

Радеть — стараться.

Рангоут — общее название всех деревянных или стальных брусьев на судне: мачты, реп, стеньги, бушприта, на которых укреплены паруса.

Роп а к и — нагромождение льда, сгрудившиеся глыбы льда.

Р о ч и т ь (мореходн.) — закрепить, привязать.

Румпель — рычаг для управления рулем.

Свеи — шведы.

Свиль — винтообразное расположение волокон в дереве, делающее его непригодным для обработки.

Скоморох — бродячий актер в древней Руси.

С к о р о п о л у ч н о — скоро и благополучно.

С л и ч н ы е — схожие друг с другом.

Соловецкое знание — уменье водить корабли в западной части Белого моря.

Сретеньев день — второе февраля старого стиля.

Становой — главный.

С т а т к и — остатки, наследство.

Стать на степени — стать на верхней ступени.

С т е п е н н ы е — здесь: члены правления.

Стол к н я ж о й — княжеский трон, престол; «со стола по-высадим» — лишим княжеской власти.

С т р а д н и к — бранное слово.

Странный человек — странник, путник.

С у к м а н — суконный кафтан.

Такелаж — веревочная оснастка судна; стоячий такелаж — снасти, которые удерживают в надлежащем положении мачты и прочие брусья, служащие для установки парусов; бегучий таке л а ж — снасти, посредством которых производится управление парусами.

Толкучие го р ы — беспорядочно расположенные горы.

Толстосумы — богачи.

Троим а — втроем.

Т у л и т ь с я — прятаться, укрываться.

Турья гора — гора на западном берегу Белого моря.

У г о р — возвышенный берег.

У с ть я не — жители речного устья.

Ушкуйная голова — разбойная, отчаянная голова. Ушкуйниками в древней Руси назывались ватаги новгородцев, которые в больших лодках — ушкуях — ходили на далекие северные реки и занимались разбоем.

Фактория — пункт для скупки или обмена на другие товары добычи зверопромышленников.

Ч е р н о п а х о т н ы е реки — реки, по берегам которых преобладает земледельческое население, землепашцы.

Ч е т ь и-М и н е и — церковная книга.

Чунка — легкие сани с кузовом.

Шкуна — вид морского парусного судна; строились на Севере в XVIII–XIX веках. На шкунах поморы плавали почти до наших дней.

Шнека — принятое на Мурмане рыбацкое однопарусное судно. Образец этот был взят у древних норманнов. На шнеках поморы промышляли треску еще в начале XX века.

Ш т е в н и — носовой и кормовой брусья, сдерживающие концы досок, образующих обшивку судна. Поморекое название штевня — корч или упруг.

Ю р о в о — стадо морских зверей.

Юро в щ ик — вожак (от слова «юрово», стадо морского зверя)


Примечания


1 Фамилия мастера была Второушин, но более известен он под прозвищем Тектон, что значит строитель.

2 В основу рассказа положен действительный случай спасения унесенных на льдине зверопромышленников героем «Челюскина» капитаном В. И. Ворониным, который командовал тогда ледоколом «Седов».

3 Кто идет?

4 «Виноградец» примечает, что в начале царствования Алексея Михайловича Кыркалов и Ушаков ходили на Новую Землю и на Вайгач для отыскания серебряной руды, слюды и олова.

5 Петр Первый в молодости дважды бывал в Архангельске

6 подразумевается в Архангельске

7 Владимир Мономах (XII век).

8 Старинная форма предложного падежа в единственном числе.

9 Кулимана, шведка Кулимана — В преданиях карелов сохранилась память о «свейских нагонах» (шведских набегах), которые бывали на Севере в XVI веке. Отсюда сказочная «шведка Кулимана».





ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий