Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр
Библиотека | Раритеты

Здравствуйте, Виталий!

Как я уже писал - мне нравится ваш сайт.

Поэтому мне хотелось бы отдать право первой электр. публикации книги "Рерих и его предки. История одной легенды" вам.

С уважением, А. Анненко


140-летие со дня рождения


Н. К. Рериха




А. Н. АННЕНКО


РЕРИХ


И


ЕГО ПРЕДКИ


История одной легенды



Абакан

2014

УДК 82.6

ББК 85.103

А 68

Ответственный редактор:

В. Я. Бутанаев, доктор исторических наук,

профессор ХГУ имени Н. Ф. Катанова

Рецензенты:

Л. В. Короткина, доктор искусствоведения,

ведущий научный сотрудник Государственного Русского музея,

Ю. К. Махно, доцент по кафедре методики преподавания истории,

лауреат медали Н. Ф. Катанов

Анненко А. Н.

А 68 Рерих и его предки. История одной легенды /

А. Н. Анненко; [отв. ред. докт. ист. наук  В. Я. Бутанаев]. –

Абакан: Бригантина,  2014. – 40 с.: цв. ил. –  Гибридная книга.

ISBN 978-5-904239-49-7


Исследование посвящено критическому анализу легенды

о древнем и знатном роде Рерихов. Документальные источники свидетельствуют, что русский художник, писатель, путешественник, мыслитель-гуманист Н. К. Рерих стал первым из носителей фамилии, кто сделал реальным вариант её этимологического значения – «славой богатый».


На обложке:


Н. К. Рерих. Заморские гости. Холст, масло.  1901.

Государственная Третьяковская галерея. Москва.

Н. К. Рерих. Герб семьи Рерихов. Публикуется впервые.

Бумага, тушь, перо. 1890-е гг. ГТГ.  Москва.


На фронтисписе:


С. Н. Рерих. Портрет Н. К. Рериха (с гербом). 1936. 

Музей Николая Рериха. Нью-Йорк. США.

Н. К. Рерих. Нью-Йорк. 1920-е гг.

Фото из архива Музея Николая Рериха. Нью-Йорк. США


Все права охраняются, включая право на полное или частичное       использование в какой бы то ни было форме.

ISBN 978-5-904239-49-7

© Анненко А. Н., 2014


«Биографы и исследователи всегда

должны “поправлять” своих героев… 

В обширном “хозяйстве” Рериха

многое следует уточнить…»

П. Ф. Беликов (24 февраля 1978 г.)


Рерих… Эту фамилию прославил человек, земная жизнь которого началась в Санкт-Петербурге, завершилась на погребальном костре у подножия Гималаев, но искры его духа зажигают сердца и греют нас до сих пор. Не иссякает поток литературы о Николае Константиновиче Рерихе, не прекращаются споры по тем или иным периодам и событиям его биографии. И это лучшее свидетельство, что он не забыт, его творческое наследие востребовано, а подвиг жизни служит примером для новых поколений.



В непреходящем интересе к его личности выделяются  разные направления. Рерихология – научный подход к изучению жизнедеятельности великого художника, путешественника, мыслителя-гуманиста1. И попытки представителей обывательско-научного знания увести исследовательские проблемы в сферу идеологической «защиты» фигуры Рериха от «умаления». Нельзя не отметить, что первое направление определяет критический анализ авторитетных источников, а второе имеет религиозный оттенок  догматичности и контрпродуктивно при объективном решении тех или иных вопросов. Не избежала такого влияния и тема, определившая задачу данного исследования.


«Я пустил им такого Рориха Первого…»


К настоящему времени объективно сложилось «отлитое в металле» клише по поводу родословной Н. К. Рериха. Наиболее популярными стали хрестоматийные строки из книги П. Ф. Беликова и В. П. Князевой «Рерих», изданной в 1972 году в серии «Жизнь замечательных людей»: «Древний скандинавский род Рерихов обосновался в России при Петре I и дал ей немало государственных и военных деятелей…». В новейшем исполнении: «… Отец Константин Федорович Рерих – юрист, нотариус окружного суда, шведские предки которого жили в России с начала XVIII века…» (в каталоге к выставке Н. К. Рериха в Русском музее в 2014 году); «Предки Н.К. Рериха по отцовской линии принадлежали к древнему скандинавскому роду и переселились в Россию в начале XVIII века» (на сайте Санкт-Петербургского государственного Музея-института семьи Рерихов)2.


Только в последние годы появились серьезные документальные исследования, опровергающие это клише, и показывающие реальную ситуацию3. Заглянем на последнюю страницу возможного нового «рериховского учебника», свободного от мифотворчества, где были бы приведены ответы на разные вопросы. Например, на этот: «Кто были предки Николая Рериха?».


Кратко ответ заключается в следующем.


Предками Николая Рериха по матери были псковские купцы из старинного города Остров, по отцовской линии – вольные люди, ремесленники, бюргеры из прибалтийских немцев.


Хотя фамилия «Roerich» (и её варианты) известна с давних времен, до грани XVIII-XIX веков документально ничего неизвестно о родословной линии, непосредственно ведущей к художнику. Всерьез можно говорить о  таковой, начиная с конца  XVIII  века, с его прадеда – портного Иоганна Рериха. Дед художника – Фридрих Рерих – служил управляющим в имении Иоганна фон дер Роппа, был арендатором имений, затем поступил на гражданскую  службу делопроизводителем в Лифляндской контрольной палате в Риге и ушел в отставку в чине губернского секретаря (соответствует пехотному подпоручику).


Ни прадед, ни дед не принадлежали к дворянскому сословию. Отец – К. Ф. Рерих – весьма достойный человек и уважаемый санкт-петербургский нотариус, по общественному положению занимал место между купечеством и разночинцами (интеллигенцией).


В истории России неизвестны выдающиеся государственные и военные деятели по фамилии «Рерих». Первым, кто прославил фамилию, стал великий художник, писатель, путешественник, мыслитель-гуманист Н. К. Рерих.


Давайте посмотрим, как появились утверждения биографов Н. К. Рериха, которые пишут о древнем и знатном роде Рерихов. Они имели свою историю.


Сам Н. К. Рерих, в отличие от своей супруги Е. И. Рерих, в роду которой по материнской линии были Голенищевы-Кутузовы, Мусоргские, Шаховские, не оставил после себя отдельного изложения генеалогических сведений о своих предках. В огромном литературном наследии художника мы находим лишь несколько кратких, случайных упоминаний о своей родословной. На это были вполне понятные причины.  Даже об отце он знал только самые внешние факты его жизни. «Что мы знали об отце?», – задавался он вопросом на склоне лет. И отвечал: «Мало, что знали». Он также однажды посетовал: «Жаль, что отец не оставил записей»4. Достоверных фактов, что в Риге  внук виделся с дедом Фридрихом  Рерихом не имеется, есть косвенное указание на возможную встречу в середине 1880-х годов5.


В то же время для любого представителя древнего рода в России, помимо семейных документов, не составляло труда найти подтверждение происхождения в специальных книгах о дворянских родах, в том числе и пришедших в Россию извне (например, род баронов фон дер Ропп, сыгравших определенную роль в судьбе К. Ф. Рериха, документально известен с ХIII века, 17 октября 1620 года внесен в матрикул Курляндского дворянства и в V часть родословной книги Новгородской и Санкт-Петербургской губерний). Бывали случаи, когда такие записи приходилось восстанавливать. Так произошло, например, с представителями шведского дворянского рода Таубе, один из представителей которого – М. А. Таубе – сотрудничал с Н. К. Рерихом6. Но род Рерихов не значится ни в «Российской родословной книге» П. В. Долгорукова, ни в «Русской родословной книге»  А. Б. Лобанова-Ростовского, ни в «Родословном сборнике русских дворянских фамилий» В. В. Руммеля и В. В. Голубцова.


Рерих пробел восполнял другим путем, полагаясь на собственные изыскания и воображение. С ранних лет в литературных и художественных опытах Николая Рериха появляется варяжская тема.


Особенное значение придавалось сходству фамилии «Рерих» с именем легендарного основателя российской государственности – Рюрика. 


Самым серьезным образом он изучал материалы, связанные с Рёриком (Рориком, Рорихом) Ютландским из династии Скьёльдунгов, жившим в 9 веке и отождествляемым некоторыми историками с Рюриком Новгородским. Читая скандинавские саги, занимаясь археологическими раскопками, изучая летописные сведения о варягах и славянах, его художественная натура рисовала живописные подробности, связывая древность и современность. Можно сказать, что юный Николай Рерих был предтечей наших современников, увлекающихся «ролевыми играми», или иначе – «исторической реконструкцией». В его мастерской висели шкуры животных и хранились предметы прошлых эпох, по его эскизам ковали мечи, изготавливали предметы быта, шили одежду  исторических и легендарных персонажей, в которых он фотографировался. В начале 1890-х  годов он нарисовал «Герб семьи Рерихов»7. Художник обладал талантом «оживотворять» историческое прошлое, использовать легенды и мифы в своем творчестве и реальной жизни.


Первое упоминание о том, как он с блеском проявил свои знания по этому вопросу, мы находим в известном эпизоде знакомства Николая Рериха со своей будущей женой в имении её сводного дяди, князя Путятина (из рода Рюриковичей), летом 1899 года. «Е[лена] И[вановна Рерих] говорит, записала в своем “Дневнике” З. Г. Фосдик, – что он расположил их к себе тем, что дипломатично и тонко завёл разговор о старине своей фамилии Рерих и своего рода, а вся семья Путятиных увлекалась старинными родословными».


Однако, когда знакомство стало более близким, семья Елены всячески противилась неравному браку. Молодым с трудом удалось преодолеть сословные препоны и впоследствии явить миру больше, чем любовь и образец семейного благополучия.


Известный деятель искусств в России в начале ХХ века князь Сергей Щербатов, организовавший (вместе с фон Мекком) персональную выставку картин Рериха в 1903 году, вспоминал потом, как собрат по живописи  «довольно прозрачно намекал, что его фамилия Рерих связана с именем "Рюрик"»8.  «Как – оставалось не вполне понятным», – добавлял князь, подлинный потомок одной из ветвей Рюриковичей, чей род значился в «Бархатной книге», изданной Н. И. Новиковым под названием «Родословная книга князей и дворян российских и выезжих». 


На этот вопрос «Как?» частично отвечает фрагмент из письма Н. К. Рериха жене в 1911 году. Находясь на отдыхе и лечении в Германии, он встретил здесь знакомых по Петербургу, художников А. Ф. и Л. Н. Гаушей. Однажды за обеденным столом «Гауши рассказывали, что их grand-oncle [двоюродный дедушка] – барон фон Гауф, что их фамилия только испорчена; тогда я пустил им такого Рориха Первого и всех скиольдунгов, что даже они присмирели…»9.


В эти же годы он применяет художественную реконструкцию фамилии (псевдоним), изменяя в отдельных случаях при подписи букву «е» на букву «ё». Эти изменения не касаются юридических документов, а лишь творческих текстов. Но эффект достигнут – похожесть  фамилии «Рёрих» на «Рёрик», «Рюрик» увеличивается.


Богатый славой


Параллельно с этой «варяжской» линией известны документальные свидетельства иной даты и направления, когда Рерихи, по словам художника,  оказались в России. В письме к известному искусствоведу, барону Н. Н. Врангелю,  9 сентября 1904 года Н. К. Рерих писал:            


«Многоуважаемый Николай Николаевич. В прошлом году Вы спрашивали у меня мои биографические сведения. Помнится, я упоминал Курляндию. Нынче мне пришлось заняться нашей генеалогией и оказалось, что Курляндия для нашего рода чистая случайность. Род шведский, шёл через Померанию, а Курляндия – просто ничего не значащая остановка. Сообщаю Вам для верности сведений. Это такая скука отыскивать старые бумаги и сведения.


Искренно жму Вашу руку.


Преданный Вам Н. Рерих»10.


В 1908 году сведения о родословной Рериха впервые появились в печати. К этому времени существовала уже довольно обширная литература о знаменитом художнике, но без упоминания о происхождении его предков. Осенью киевский журнал опубликовал статью Ивана Лазаревского «Творчество Н. Рериха», которой предшествовала   биографическая справка «Н. К. Рерих (Материалы к его биографии)» с редакционным примечанием: «Настоящая беглая, строго фактическая заметка, основана, кроме данных, уже бывших в печати, на указаниях самого Н. К. Рериха». Начиналась она следующим образом:


«Николай Константинович Рерих родился в 1874 году в С.-Петербурге. По происхождению шведского рода, через Померанию пришедшего в Россию при Анне Иоанновне с курляндским герцогом Бироном…»11. Позднее, в 1909 году, в газете «Слово», Иван Лазаревский вновь упоминает, что «уроженец севера, потомок шведских выходцев, Рерих рано начал рыться в курганах и холмах, окружавших его родовое (неверно, имение было приобретено К. Ф. Рерихом на имя супруги М. В. Рерих – А. А.) имение…»12.  И в другом журнале: «Уроженец севера, потомок шведских выходцев времен Бирона, Рерих с детства пристрастился к курганным холмикам…»13.


В эти годы варяжская тема, присутствующая на многих картинах («Заморские гости», «Варяжский путь», «Триумф викинга», «Варяжское море», «Песнь о викинге» и др.), прославила Рериха-художника. Нет ничего удивительного в том, что многие критики уже воспринимали, как само собой разумеющуюся, перекличку творчества и биографии:


 «Суровой непроницаемостью души, замкнутой и холодной, веет от творчества Рериха. И сам он такой же, несмотря на внешнюю приветливость и европейские манеры, Север кладёт свою печать: предки Рериха пришли к нам оттуда вместе с Бироном. Теперь он наш, почти национальный художник, но в его творчестве есть просвет скандинавской поэзии, а плач Ярославны из русского “Слова о полку Игореве” сам Рерих толкует, как парафраз скандинавской саги о викинге…»14. «В жилах художника недаром течёт древняя скандинавская кровь. Как исторический живописец, он художник викингов-победителей, их кораблей-драконов с бортами, увешанными червлёными щитами…»15


В 1912 году появляется первая отдельная книга, посвященная творчеству академика Н. К. Рериха. Её выпустил Александр Фердинандович Мантель в Казани. Начинается она эпически:


«Николай Константинович Рерих родился в 1874 году в Петербурге.


Род Рерихов – древний Датско-Норвежский род, появившийся в России после Петра 1-го. Уже в глубокой древности указывается этот род в Дании, Зеландии, Ютландии и Англии, насчитывавший в себе несколько военачальников и епископов.


Интересная деталь: в переводе с древне-скандинавского значит Rich – богатый и Rо или Ru – слава. Один из предков Н. К. Рериха – был генералом Шведской службы во время войны с Петром 1-ым.


Позднее имя Рерихов мало упоминается.


Ярко загорелась звезда над тем, кому посвящены эти строки. Имя Рерихов опять стало знаменитым и славным, но не бранными подвигами, а культурным, ценным служением искусству; и не в бархатную книгу впишется оно, а в список тех имён, вспоминая которые потомки наши поклонятся с благоговением.


Древний род, окутанный дымкой поэзии, овеянный сагами – выявился в потомке своём, ушедшем в мир прошлого, героичного, прекрасного своей цельностью…»16.


Сто с небольшим лет назад эти строки А. Ф. Мантеля положили начало той легенде вокруг имени и происхождения предков Рериха, которая сохраняется до нашего времени. Несмотря на явные противоречия  в коротком тексте: род древний, но не вписан в «Бархатную книгу», появился  «после Петра 1-го» и в то же время – «во время войны с Петром 1-ым», признание, что «имя Рерихов мало упоминается», и другие…


Художественное оформление легенды вышло из-под пера замечательного писателя, знатока русской старины  Алексея Ремизова. В декабре 1915 года он опубликовал в «Биржевых ведомостях» новеллу (сказ) «Град камен Рериха», где связал «викинга «из-за моря Варяжского», который «как свой на Руси строил Русскую землю», со своим  другом –  академиком Н. К. Рерихом, празднующим в то время 25-летие с начала творческой деятельности: «И вот через сколько веков опять показался на Руси, но уже не с моря Варяжского, а из Костромы города, и сел в  Петербурге на Мойке, и уж не Рюрик, как величали его в Новегороде, а Рерих Николай Константинович…»17.


Затем эта новелла о художнике появилась в роскошном томе «Рерих», вышедшем к 25-летию  начала творческой деятельности Рериха18. В 1918 году в книге А. Ростиславова также говорилось о художнике – «по крови связанного с древними скандинавами»18а,  а Николай Асеев пишет стихотворение, посвященное художнику, где есть строчки – «Кто ж на щиты тебя поднимет, Рерих,  / последний, может, рюриковский внук?»19.


Во время проведения выставок в  1918-1919 годах в Швеции, Норвегии, Дании газеты писали, что художник «по отцовской линии происходит из  Скандинавии»20, «сам художник гордится тем, что, возможно, его род имеет скандинавские корни, он не говорит об этом прямо, но, однако, шутит, что слова Рерих и Рюрик имеют что-то схожее между собой (выделено нами – А. А.)»21, «Рерих имеет скандинавские корни – его отец был преуспевающим юристом датского происхождения»22.


В каталоге выставки в Финляндии (1919) сообщалось, что «со стороны отца его род имеет скандинавские корни, со стороны матери из чистокровного русского рода, ведущего начало со времён Петра Великого»23, в каталоге выставки в Англии (1920) Ч. Хагберг Райт писал: «Николай К. Рерих, один из лидеров русского искусства, родившийся в России в 1874 г., является потомком старой скандинавской семьи, которая осела в России во времена Петра Великого…»24.


Искусствовед Нина Селиванова в первой вышедшей за границей, биографической книге на английском языке «The World of Roerich» (Мир Рериха) (1922), повторяла: «По отцовской линии он происходит из скандинавского рода викингов, которые поселились в России во времена Петра Первого. Предков его матери можно проследить со старого Пскова десятого века. Таким образом, в Рерихе гармонично сочетается скандинавское происхождение с чисто русским…»25


Михаил Кузмин в книге, вышедшей в советской России в 1923 году, истоки его творчества видит «в скандинавском происхождении самого Рериха»26. В 1930 году Давид Бурлюк в книге «Рерих», изданной в Нью-Йорке, упоминает  «кровь древних скандинавов», которую художник носит «в своих жилах»27.


В том же, 1930 году, старший сын Н. К. Юрий Николаевич пишет из Парижа своей матушке, Елене Ивановне (22.08.1930): «Бар[он] Таубе нашел в своих изысканиях о нашем роде, что в 1246 г. в Померании жил Friedrich von Roerich, comtur ордена Тамплиеров. Там до сих пор существует замок Roerichen и река Roericke. Много интересных подробностей»28. Отметим это факт, к которому мы еще вернемся.


Развернутое изложение приводится в книге (Жан Дювернуа. Рерих. Фрагменты биографии), изданной ближайшей ученицей Е. И. Рерих Эстер Лихтман в 1932 году. В эти годы она подолгу жила вместе с Рерихами в долине Кулу (Индия) и получала сведения из первых рук. Здесь окончательно оформилась легенда о древнем и знатном роде Рериха (хотя уже была известна записка М. А. Таубе, о которой ниже): «Вспоминая его скандинавское происхождение, неоднократно указывалось на характерные черты неустанного викинга в его многообразных творениях… Род Рериха ведет начало от исландских и ютландских викингов. Один из его предков, некий Фредерик Рерих, состоит в 1250 году комтуром тамплиеров, а при Павле I кавалергарды Рерихи близки Мальтийскому Ордену. И трезубец герба Рерихов столь близок триединости печати тамплиеров. Невольно вспоминается Чаша Грааля и построение Храма. И незабываем замечательный сказ Алексея Ремизова, в его "Звенигороде", о Рерихе-Рюрике… Если и появлялись какие-то смутные намеки о генеалогических связях Рериха, то им явно противоречит исторический факт происхождения имени Рериха от Рюрика… Неиссякаемая энергия, которая заложена в любой из фаз его творчества, всегда служила предметом величайшего изумления: "Десятеро не могли бы сделать того, что создает гений Рериха". Саги о Рерихе Ютландском приписывают ту же неиссякаемую энергию первому историческому прародителю этого имени»29.


Справедливо отмечалось в этой книге: «Возле каждой значительной личности время как бы накапливает обширный апокрифический материал. Легенды окружают имена великанов духа… в которых так трудно будет разобраться будущим историографам. Многочисленны легенды о Рерихе, и многочисленны пользующиеся его именем для своих личных целей…». Это не помешало Э. Лихтман расцветить легенду новыми «историческими фактами», например, о «кавалергардах Рерихах».


Однако нельзя не отметить главное – истоки этих легенд имеют автора, Н. К. Рериха. Характерно, что в ответах на вопрос о родословной Николай Константинович использовал приблизительные формулировки («довольно прозрачно намекал», «он не говорит об этом прямо»), предлагая интересующимся домыслить. Так, 18 апреля 1938 года Н. К. Рерих в ответе эстонскому поэту А. Ранниту не пишет: «Скажу лишь, что впервые мой (наш) род появляется в скандинавских хрониках восьмого или девятого века в Ютландии и Исландии». Нет, он пишет: «Скажу лишь, что впервые имя появляется в скандинавских хрониках восьмого или девятого века в Ютландии и Исландии»30. Имя (Рёрик), действительно, появляется, но к семье Рерихов оно не имеет никакого родственного отношения…


Это имя стало художественным импульсом в творческой биографии художника, но это – другая тема.


Надо помнить, что с 1919 по 1957 год в СССР практически не было (за редкими исключениями) публикаций о Н. К. Рерихе (и был потерян для истории целый пласт возможных свидетельств хорошо знавших его людей). Нет ничего удивительного в том, что после того, как в 1957 году художественное наследие Н. К. Рериха вернулось на родину, биографы взяли на вооружение легенду о древнем и знатном роде. В первой же научной биографии Рериха В. П. Князевой, вышедшей в 1963 году,  мы читаем: «Род Рерихов древний, датско-норвежский, появился в России в первой половине XVIII века. Слово “Рерих” в переводе с древнескандинавского на русский язык значит – богатый славой. Много старинных саг и преданий связано с этим родом, прославившимся храбрыми воинами и государственными деятелями. Семья Рерихов со временем обрусела…»31. Затем была книга «Рерих» П. Ф. Беликова и В. П. Князевой в серии «Жизнь замечательных людей», вышедшая двумя изданиями в 1972 и 1973 годах. Множество других изданий и авторов не забывали упомянуть о Рерихе – потомке древнего скандинавского рода.  


В развернутом виде версия о шведских предках,  видных военных деятелях, кавалергардах, братьях-масонах получила воплощение в рукописи П. Ф. Беликова «Рерих (опыт духовной биографии)», начатой в 1975 году и получившей широкое распространение задолго до публикации в 1994 году.


П. Ф. Беликов писал: «Из опубликованных биографий Н. К. мы знаем о его отце сравнительно мало и в основном лишь о тех годах, когда он уже был известным в Петербурге нотариусом с обширным кругом знакомств среди ученых, художников, литераторов. Константин Федорович принадлежал к шведскому роду, поселившемуся на территории нынешней Латвийской ССР, невдалеке от Балтийского побережья, где-то около города или в самом городе Айзпуте (б. Газенпот) […]


Представители фамилии Рерихов занимали видные военные посты в России, начиная с царствования Петра I. Братья деда Н. К. служили в привилегированном Кавалергардском полку и участвовали в Отечественной войне 1812 года. Дед Н. К. пошел по гражданской службе, долго жил в Риге и занимал значительный по тому времени пост губернского секретаря. Как младший в семье (ему было 12 лет, когда его братья сражались под Бородином), он не владел наследственной недвижимостью. […] Документальных подтверждений общения между собой двух братьев нет. Между тем они, конечно, сносились друг с другом, так как их отец, доживший до 104 лет, в последние годы жил с К. Ф. Рерихом в Петербурге. Н.К. хорошо его помнил и описал в очерке "Дедушка" (Книга первая, М. 1914, стр. 262). В очерке упоминается о книгах, картинах, старинной мебели в кабинете деда и о масонских знаках, которые разрешалось детям смотреть, но никак не одевать. Более чем вероятно, что дед и его старшие братья входили в масонские ложи. Они имели тогда большое распространение, и даже Кавалергардский полк, в котором служили братья деда Н. К., был специально сформирован Павлом Первым для гвардии великого магистра ордена св. Иоанна Иерусалимского, так что в начале XIX века в этом полку особенно сильно насаждались масонские традиции. В связи с этим следует отметить, что по отцовской линии до Н. К. дошли рассказы, книги и различные предметы, пробуждавшие с детских лет его интерес к Востоку и "тайноведению"»32.


Большой вклад внесли латвийские авторы Гунта Рудзите33,  Инга Карклиня34. Гунте Рихардовне в архиве музея в Лиепае (Либаве) показали генеалогическое древо семьи Рерих, составленное Изабеллой Рерих35, и это позволило оперировать некоторыми новыми датами и фактами.


И, наконец, своеобразное творческое осмысление и завершение версия нашла на первых трех страницах книги М. Л. Дубаева «Рерих» в той же серии «Жизнь замечательных людей» (2003). Тут и сказ Алексея Ремизова о Рюрике – Рерихе, и «семейные предания» о рыцаре ордена тамплиеров, и шведский «генерал Рерих», отказавшийся разрушить церковь и перешедший на службу к Петру I, и дед Фёдор – «масон», достигший «высокой должности губернского секретаря», и старшие братья его – «кавалергарды» и «масоны», заодно и Н. К. Рерих – «масон», получивший в Америке «сразу высшее посвящение»36.


Общим свойством этих данных о предках Н. К. Рериха является отсутствие подтверждающих независимых авторитетных источников. Посмотрим на наиболее некорректные из них. Не в семейных преданиях, а благодаря изысканиям барона М. А. Таубе в 1930-1931 годах по просьбе Рерихов известно, что в 1268 году (не в  1246, как в письме Ю. Н. Рериха к Е. И. Рерих от 22.08.1930 или «в 1250 году» у Э. Лихтман (Жан Дювернуа) – А. А.) в Померании жил «командор Friedrich von Rörike и в 1285 г. Bernardus de Roerek»37. Однако в записке М. А. Таубе не говорится о том, что этот род продолжался и привел к петербургским Рерихам.


Как мы установили, впервые о кавалергардах Рерихах при Павле  I упомянула Эстер Лихтман в своей книге. Возникает вопрос, как могли попасть в самую элитную и привилегированную воинскую часть  Российской империи (насчитывающую всего около тысячи представителей аристократических родов) сыновья портного Иоганна Рериха? И о каком участии в Отечественной войне можно вести речь, если, например, Иоганн,  родился в 1797 году (стало быть, к 1812 году имевший 15 лет от роду) и стал впоследствии кожевенником (или арендатором)? Даже упоминания о Рерихах нет в обстоятельном томе  «История кавалергардов и Кавалергардского Ее Величества полка с 1724 по 1-е июля 1851 года»38.


 «Масонский след» появился из-за упоминания о масонских знаках в «записном листе» Н. К. Рериха  «Дедушка», который не является биографическим. Он опубликован 27 июня 1913 года в серии эссе художника в московской газете «Русское слово».  Приведенные в нем образцы взаимоотношений старого человека и детворы представляют из себя художественное обобщение автора, но никак не биографические факты реального деда художника. Примечательно, что до и после этого очерка в серию вошли «Города пустынные» и «Граница царства», которые при всем желании нельзя отнести к документальным39. Именно как биографические события рассматривал П. Ф. Беликов (и вслед за ним другие) масонство деда и его старших братьев (из-за упоминания о масонских знаках), проживание деда Фёдора Ивановича в петербургской квартире Рерихов, общение Константина Рериха со своими сводными братьями, что не подтверждается фактами.


И, наконец, совершенно ошибочным является представление о «высокой должности губернского секретаря». Дед Н. К. Рериха служил на нижней ступени чиновничьей иерархии – делопроизводителем (архивариусом), и «губернский секретарь» – чин (не пост или должность) в «Табели о рангах» 12 класса, соответствующий пехотному подпоручику в армии. Однако это нисколько не бросает тень на почтенного труженика и отца семейства.


Удивительно также, но никто из уважаемых авторов не обратил внимания на очевидные противоречия версий о происхождении предков Рериха между собой.


Таких можно выделить, по меньшей мере, пять:


1) происхождение от «исландских и ютландских викингов», Рёрика Ютландского (VIII-IX вв.);

2) происхождение от Рюрика из Новгорода (вторая половина IX века);

3) «один из его предков, некий Фредерик Рерих, состоит в 1250 году комтуром тамплиеров»;

4) происхождение от шведского генерала, перешедшего на службу к Петру Первому, получившего имение в Костроме (начало XVIII века);

5) «древний Датско-Норвежский род, появившийся в России после Петра 1-го»;  швед, пришедший в Россию с Бироном при Анне Иоанновне (после 1730 года).


Каждая из них, принятая за достоверную, отрицает остальные. Все эти версии не имеют документального подтверждения. Неизвестны фактические свидетельства, связывающие родством  Рёрика Ютландского, Рюрика Новгородского, комтура XIII века из Померании, шведов времен  (после) Петра Первого  и Н. К. Рериха.


Роды дворян-рюриковичей, ведущие происхождение от Рюрика Новгородского, известны и писаны-переписаны в дворянских родословных книгах и генеалогических таблицах. Рерихи в них не упоминаются. Кроме того, все «рюриковичи» имели и имеют современные фамилии (например, Мусоргские, Святополк-Четвертинские, Шаховские, Щербатовы и др.). Полагать, что Рерихи единственные, кто на протяжении тысячи лет сохранили почти не измененную транскрипцию фамилии от Рюрика, значит верить в родословное чудо, но генеалогическими таблицами оно не подтверждается. Сам Н. К. Рерих нигде и никогда не написал, что свой род ведет от Рюрика.


В многочисленных источниках петровского времени неизвестен шведский генерал Roerich, перешедший на службу к Петру (совершив, следовательно, воинскую измену), как и швед Roerich, пришедший с Бироном в 1730 году.


Если род происходил от Рюрика Новгородского, то родоначальник в Россию не мог прийти ни во времена Петра, ни во времена Анны Иоанновны – он уже был бы здесь. Никаких документальных свидетельств о прославленных деятелях по фамилии «Рерих» до Николая Константиновича в российской истории не существует.


Желающим упорствовать, надо выбирать и доказывать документально какую-то одну версию родословной Н. К. Рериха: от Рёрика Ютландского, от Рюрика Новгородского, от «командора Friedrich von Rörike», от шведского генерала времен Петра Великого, от шведа времен «бироновщины» (1730-1740 гг.). При удачном разрешении вопроса придётся разъяснять другой: почему же в таком случае прадед, дед и отец Н. К. Рериха не были дворянами? И что важнее: кто твои предки или кто ты сам?


«Мы хоша и купеческого звания…»


В настоящее время появились документальные исследования, позволяющие разобраться в ситуации на основе объективного анализа источников. 


Прежде всего, необходимо развеять весьма распространенное заблуждение, что лица по фамилии Рерих (Roerich), обязательно предки или родственники Н. К. Рериха. Фамилия эта была достаточно широко распространена в Европе и в России.


В начале XIX века в справочных «Адрес-календарях» о чиновниках центральных и местных учреждений Российской империи отмечены – доктор медицины, надворный советник (подполковник),  кавалер орденов Св. Владимира 4-ой степени с бантом, Св. Анны 3-ей степени Карл Иванович Рерих, служивший старшим лекарем лазарета Беловодских военных конных заводов, галичский уездный казначей Владимир Касперович Рерих в Костромской губернии40.


8 февраля 1840 года в Морозовке, на Украине, умерла Мария Рерих, 3 января 1841 года, в Бердичеве – Лукия Рерих41. Известен коллежский секретарь Фридрих Иоганн (в русском написании Фёдор Иванович) Рерих, который не менее четырёх лет в начале 1860-х годов был «управляющим имением помещицы Алексеевой села Рожнева» недалеко от уездного города Острова Псковской губернии42. Поэт Константин Случевский в 1890 году женился на Агнии Федоровне Рерих. «Отец ее был выходцем из Швейцарии», –   пишет Сергей Маковский43.


В начале ХХ века в справочниках жителей Москвы и Петербурга упоминаются купец Август Васильевич Рерих, инженер Константин Эдуардович Рерих (его потомки – московские ученые Виталий Константинович и Владимир Константинович Рерихи ведут  свою родословную от портного Christoph Röhrich, родившегося в 1785 году), подпоручик Николай Федорович Рерих и другие горожане, носившие ту же фамилию44.


Перечисленные почтенные люди – однофамильцы (не родственники) Н. К. Рериха и его семьи. Но это не мешает иногда приписать кого-то из Рерихов к родственникам Н. К. Рериха. Так произошло, например, с упомянутым коллежским секретарём Фёдором Ивановичем Рерихом.  В 1997 году в газете «Новости Пскова» была опубликована статья «Предки Рериха жили в Островском уезде». Её автор, известный псковский краевед, почетный гражданин города Н. Ф. Левин в «Псковских губернских ведомостях» начала 1860-х годов обнаружил несколько судебных объявлений. В них Островский уездный суд вызывал коллежского секретаря Фёдора Ивановича Рериха, управляющего имением помещицы Алексеевой в селе Рожнево, как истца. Поскольку мать Н. К. Рериха – Мария Васильевна и его отец Константин Федорович встретились и обвенчались в городе Острове Псковской губернии, вели здесь судебные тяжбы, также отразившиеся в газетах того времени, то автор сделал вывод – «Фёдор Рерих – будущий дед Николая Константиновича». Внешне все выглядело очень убедительно. И это позволило другому псковскому краеведу, И. С. Аникиной, дополнить биографию управляющего Рериха утверждением, что «с 1866 г. Фёдор Иванович уже служил секретарём Гробинского городского магистрата в Прибалтийском крае, а в 1875 г. получил чин титулярного советника…».


Увы, всё это не соответствует действительности. Выглядит очень убедительно, но маленькая, существенная деталь всё разрушает. В императорской России строго следили за субординацией. И если написано было в газете – «коллежский секретарь», то это не мог быть человек, имеющий, например, чин губернского секретаря. Реальный Фридрих Иоганн Рерих, дед художника, не дослужился до чина коллежского секретаря (10 класс). В начале 1860-годов он вообще не состоял на государственной службе и не имел никакого чина. Поступив на службу в 1865 году в Риге, в отставку он вышел в чине губернского секретаря (12 класс).  Не служил псковский управляющий и в Прибалтийском крае. Ему приписана должность и чин другого Фридриха Иоганна Рериха – полного тёзки, племянника Фридриха Иоганна Рериха (деда Н. К. Рериха), двоюродного брата Константина Федоровича Рериха – жившего в Лиепае (Либаве) Курляндской губернии. В результате мы имеем однофамильца Рерихов, которому приписаны посторонние биографические факты, в том числе предположение, что он побывал на венчании М. В. и К. Ф. Рериха в Острове в 1860 году. К этому событию, как и к семье художника Рериха,  псковский управляющий Рерих не имел никакого отношения45.


Впервые документально (вслед за исследователями Г. Д. Капитоненко, И. С. Аникиной)  предки Н. К. Рериха (по отцу) показаны в статье 2005 года латвийского историка-краеведа Иварса Силарса. Он пришел к заключению, что «в основе фамилии Рерихов лежит старинное немецкое мужское имя Roderich, которое в ходе времени утратило букву “d”. В то же время нельзя исключить и вероятность происхождения фамилии Рерихов от немецкого слова das Röhricht – заросли тростника».


Поставив целью получить достоверное представление о жизни Рерихов в Курземе, Силарс в результате получил две диаметрально противоположные версии происхождения Николая Рериха: «Одна из версий опирается на легенды о варягах и полководцах, тиражированные на многих языках мира и  прославляющие предков Рериха; вторая – на покрытые пылью веков архивные документы, которые повествуют о странствующих немецких ремесленниках Рерихах и их потомках». Историк, обладая знанием старой немецкой (готической) письменности,  проделал исключительно важную работу первопроходца: изучил значительный массив приходских метрических книг Латвии и документы ревизий по Курляндской губернии. В статье «Рерихи в Курземе (Курляндии). Легенды и архивные документы», опубликованной в 2005 году, он сделал выводы:  «Наиболее древний предок Николая Рериха, прослеживаемый в документах фондов Латвийского государственного исторического архива, по отцовской линии является прапрадед, родившийся около 1730 года – Вецсиексатский сапожник Johann Heinrich Rörich. Прадедом является родившийся в 1763 году сын Вецсиексатского сапожника – портной Johann Christian Rörich, а дедом сын Алшвангского портного Johann Christian Röerich, крещенный 17 июня 1806 года в Эдольской церкви – Friedrich Siеgmund Paul»46.


Исследования И. Силарса и дополнительные источники свидетельствуют, что Фридрих Рерих в 1832 году был управляющим Паплакского имения барона Иоганна фон дер Роппа, затем – арендатором бекерсгофского, ошлейского, абгулдского имений, а с 1865 года – на гражданской службе в Риге, делопроизводителем (архивариусом) Лифляндской контрольной палаты (объединенной для Курляндской и Лифляндской губерний), учрежденной в связи с административной реформой в Российской империи.


В отставку ушел в чине  губернского секретаря, не дающем права на личное дворянство. Дед Н. К. Рериха был трижды женат – на Лизетте Кнопке, Шарлотте Калкау и Дорис Пореп – и имел в браке с последней шестерых детей (Карл, Лаура, Констанце, Матильда, Александр, Юлия). Кроме того, в 1837-1840 годах (до женитьбы на Дорис Пореп) у управляющего Паплакским имением родились три сына (Константин, Альбрехт, Иоганн) от горничной того же имения Шарлотты Шушел. Скончался 23 июля 1905 года, похоронен в Риге. Его старший сын (от Шарлотты Шушел) Константин, родившийся 1 июля 1837 года47, стал отцом Н. К. Рериха.


Здесь надо сказать об одной ошибочной версии И. Силарса в стремлении объяснить: почему Константин при крещении получил фамилию матери – горничной поместья (Constantin Christoph Traugott Glaubert Schuhschel)? В 2006 году он опубликовал новую статью48, в которой высказал предположение, что настоящим отцом Константина является отпрыск  владельцев Паплакского имения – Эдуард фон дер Ропп (Eduard von der Ropp). «Фамилию же Рерих, – писал И. Силарс, –  Константин получил впоследствии от управляющего тем же имением, сына деревенского портного и внука сапожника Фридриха Рериха (Friedrich Roerich)...».


В довольно  стройной гипотезе ключевым документом для этого вывода латвийский историк счел заявление в Санкт-Петербургский Технологический институт с просьбой принять приписанного к городу Айзпуте Курляндской губернии малолетнего Константина Рериха. По его мнению, заявление в 1849 году подал Эдуард фон дер Ропп. Однако из текста документа этого вовсе не следует. Архивная справка свидетельствует: «30 июля 1849 года. – Об определении К. Ф. Рериха на учебу пансионером в СПб Технологический институт.


В хозяйственный Комитет Технологического Института Коллежского асессора барона Ропп.


Объявление.


Желая дать малолетнему Константину Рериху, приписанному по городу Газенпот Курляндской губернии, знания в преподаваемых в сем заведении науках, покорнейше прошу Начальство института принять означенного Рериха в число своекоштных пансионеров.


При сем представляю на содержание его впредь на полгода 75 р. и на первоначальное обзаведение 30 р., всего сто пять рублей, также метрическое свидетельство о рождении и крещении и паспорт, выданный из Газенпотского магистрата.


Коллежский асессор Барон <Л или Александр. ?> (прочитано неуверенно – прим. сотр. архива)  Ропп (возможно, это барон Александр фон дер Ропп, родившийся 7 апреля 1802 года, вотчинник поместья Красный Поммуш – см. ЦГИА СПб. Ф. 14. Оп. З.  Д. 24970, дело студента университета Эдуарда Роппа – прим. сотр. архива).


Резолюция: «Принять».


Помета: «Серебром сто пять рублей приняты. Казначей Фрелих» Помета: «30 июля 1849 года. № 718»49.


Заявление подтверждает, что фон дер Роппы участвовали в устройстве на учебу в Санкт-Петербурге Константина Рериха. Но имя Эдуарда фон дер Роппа в нём даже не упоминается.


Тогда кто же? Это могли быть представители другой баронской ветви (по сведениям И. Силарса – фон дер Роппы в Курземе хозяйствовали в 16 имениях, а в Литве в 25). Например, Изабеллы фон дер Ропп и барона Юлиуса фон дер Роппа в Беверне, где работал писарем и управляющим имения Вильгельм Рерих, родной брат Фридриха Рериха. Два брата были управляющими двух имений двух фон дер Роппов.  И когда у Фридриха возникли сложности в связи с новой женитьбой (на  Дорис Пореп), он отправил Константина, своего внебрачного сына от горничной, на воспитание к брату. Это подтверждается записью в недавно опубликованных документах («История болезни» нотариуса К. Ф. Рериха). В 1900 году, в  анкете Дома Призрения, куда был помещен его отец, Н. К. Рерих, отвечая на вопросы (в частности: «Под чьим влиянием воспитывался больной в первые и последующие периоды своей жизни (родителей, отчима, мачехи, чужих, воспитание в приютах, пансионах, институтах) или больной рос без определённого воспитательного влияния с чьей-либо стороны?»),  написал «…Отец (Фр. Рерих – А. А.) развёлся с женою и вступил вторично в брак, когда больной (К. Ф. Рерих – А. А.) был в раннем детстве. Первое время больной жил при мачехе, впоследствии у дяди…»50. Наиболее вероятно, что дядей был Вильгельм Рерих, который затем, в  1849 году, по согласованию с братом, при помощи своих и брата хозяев – фон дер Роппов – позаботился об устройстве племянника на учебу в Санкт-Петербурге.


Документальным свидетельством, что Константин Кристоф Трауготт Глауберт был сыном Фридриха Рериха является, например, запись в формулярном списке нотариуса 1893 года. Здесь «не имеющий чина Константин Федорович Рерих, Нотариус города С-Петербурга С-Петербургского Окружного Суда,  родился 1-го июля 1837 года, вероисповедания Евангелическо-Лютеранского, знаков отличия не имеет, содержания не получает» в графе «Из какого звания происходит» указал – «сын губернского секретаря»51.  Таковым, как мы знаем, к этому времени вышел в отставку бывший управляющий имением фон дер Роппов в Паплаке Фридрих Рерих. Подтверждается этот факт и недавно опубликованными Т. В. Ларкиной двумя письмами Ф. Рериха к Н. К. Рериху в 1901, 1902 годах из отдела рукописей ГТГ52.


В переписке с автором И. Силарс согласился с необоснованностью своей версии, что свидетельствует о научной честности и непредвзятости исследователя53. Ошибиться может всякий, но не у каждого хватает мужества признаться в этом (рериховская тема имеет такие примеры).


Константин Рерих, не закончив курса наук в Технологическом институте (получил гимназическое образование), в июле 1855 года поступил на работу кассиром на фабрику Бюттнера, а с 25 октября 1858 года54 на   службу в Главном обществе Российских железных дорог. Строительство Варшавской линии железной дороги привело рисовальщика Рериха в 1860 году в город Остров Псковской губернии, где он женился на купеческой (мещанской)55 дочери Марии Калашниковой. В 1863 году, уплатив в Газенпоте (где был приписан к «мещанскому окладу») налог, меняет сословие и становится купцом, оставаясь на прежней службе в Главном обществе Российских железных дорог56.


В связи с судебными тяжбами по наследству жены, на практике освоил многие юридические тонкости. При формировании в 1867 году корпуса нотариусов, успешно сдал экзамен и с помощью тайного советника фон Веймарна (теща Иоганна фон дер Роппа, владельца Паплакского поместья, была урожденной фон Веймарн), уплатившего залог в 10 тысяч рублей, с 1 декабря 1867 года стал нотариусом Санкт-Петербургского окружного суда.


Поскольку правовой статус нотариусов в Российской империи содержал в себе яркое  противоречие (они состояли на государственной службе, но, одновременно  признавались свободными профессионалами, осуществляющими свою деятельность на коммерческой основе), отец Н. К. Рериха не имел ни  государственных знаков отличия, ни чина, дававшего право на личное дворянство.


Прослужив честно и достойно более 30 лет, 24 сентября 1898 года, согласно прошению, приказом старшего председателя С.-Петербургской Судебной Палаты был уволен от должности. Умер 26 июля 1900 года в санкт-петербургском Доме Призрения душевнобольных имени императора Александра III,  похоронен на Смоленском кладбище. В браке имел десять детей, из которых выжили четверо.


Вторым из них, старшим сыном, стал Н. К. Рерих, родившийся 27 сентября (9 октября) 1874 года.


Полушутливое письмо 25-летнего Николая Рериха к своей невесте Елене Шапошниковой 16 июля 1900 года, в котором он пишет от лица купеческого сына («… Мы хоша и купеческого  сословия, но дворянские привычки с малых лет исполнять приобыкаем…»)57, отражало реальную картину его положения в сословной России в начале взлета к мировой известности. Достигнув по службе в Императорском Обществе поощрения художеств чина титулярного советника в середине 1900-х годов, он получил право на личное дворянство.


Независимо от чинов и званий, Н. К. Рерих стал первым из носителей фамилии, кто наполнил жизненной силой вариант её этимологического значения – «славой богатый»58.


Аристократ духа


Окончательное подтверждение некорректности биографических сведений о древнем и знатном роде появилось совсем недавно. Наконец были опубликованы записки крупнейшего специалиста по генеалогии барона М. А. Таубе начала 1930-х годов, о которых упоминал Ю. Н. Рерих в своем письме матери. Это долгожданное для рерихологов событие ставит точку в теме.


Михаил Александрович Таубе принадлежал к старинному дворянскому роду, известному с XIII века, стал одним из выдающихся ученых. Михаил Александрович был среди главных разработчиков Устава Русского генеалогического общества (1897), а затем заместителем председателя. После 1917 года М. А. Таубе уехал во Францию. Им было опубликовано около 20 трудов по генеалогии. Наиболее крупной работой этого периода явилась  история рода фон Икскюль в двух томах. Он также входил в состав Центральной генеалогической комиссии для мер пресечения самозванства, устройства третейского сословного суда, общей регистрации дворянских фамилий. 


В 1930 году в Париже Н. К. и Ю. Н. Рерихи попросили его провести генеалогические изыскания своей родословной. Н. К. Рерих позднее писал М. А. Таубе: «…Убежден, что Ваше исследование в генеалогии будет иметь наилучшие результаты. Чувствую, что Вы того же мнения, что и я, и что полная мантия Зибмахера и коронованные шлемы, которые Вы недавно разыскали, и комптур тамплиеров приведет нас неизменно ко времени Charlemagne, где упомянут Ярл Рорик, и затем мы снова придем к Ютландии…» (14 декабря 1930 г.); «С интересом следим за Вашими исследованиями рода. Конечно, Вы правы, что в основе лежит скандинавское слово и в переводе на немецкий язык Rorich значило бы Ruhmreich. H перед R очень типично для Ur скандинавского. Идя в глубину, я не сомневаюсь, что мы придем к тому же Roerick Ютландскому, как это указывает Мюллер и некоторые подробности этого перечисляет Беляев, который с такою любовью занимался Roric’ом, Маркграфом Фрисландским. Коронованные шлемы, найденные Вами, и полная мантия ведут нас к тому же. Так ценно, что Вы с Вашим знанием, а главное, с верным чутьем стали на эту правильную линию. Мне так же, как и Вам, казалось, что Roerich Тамплиеров не должен быть местным жителем, ибо очень часто комптуры назначались, и даже мне приходилось читать, что главы тамплиеров, а также и розенкрейцеров ввиду разных особых причин назначались извне. Уже предвкушаю, какое замечательное исследование у Вас получится…» (9 января 1931 г.). М. А. Таубе в ответ писал: «…Главная трудность их (разысканий – А. А.) сейчас во множестве расходящихся в разные стороны генеалогических и геральдических указаний и не связанности между собой различных ветвей или фамилий Рерих (или созвучных ей)» (22 мая 1931 г.). 1 сентября  1931 года посылает итог. 5 октября 1931 г. Н. К. Рерих благодарит М. А. Таубе за письмо о генеалогии и тема из переписки уходит59.


При всем уважении к Н. К. Рериху, находившемуся тогда в зените мировой славы, учитывая и отдаленное условное родство (что позволяло Рерихам считать барона кузеном), маститый ученый не нашел предмета для серьезного научного исследования. Появилось несколько страничек, в которых нет ни слова о связи древних скандинавских родов, Roerick Ютландского, Рюрика новгородского, комтура тамплиеров, шведских генералов, кавалергардов с семьей Н. К. Рериха. В них лишь размышления знатока о бытовании фамилии (прозвища) Röhrich в различных странах Европы. Заключительный раздел приведем полностью:


III. Род Рериха в России


Здесь удалось, все-таки, найти документ, упоминающий <Прадеда Вашего>, который я видел до войны. Он отыскался в церковном архиве г. Смильтен  в  Латвии. Местный Propst [пастор] доставил мне подробный из него контракт и обещал снять фотографию с печати и подписи.


<Дело идет> о подписанном окончательно в Смильтене 23 июля 1777 г. договоре (заключённом ещё 20 сентября 1774 г.) об общем поземельном разграничении и обмене разными землями между 19 различными имениями этой округи: 5 казенными и 14 частными. От одного из этих последних – имения Papenhof – в заключении договора участвует Johann Theodor Röhrich, в качестве опекуна вдовы (владелицы имения) v. Grakowsky.


Нужно надеяться, что эта фамилия даст ещё дальнейшие находки (ибо опекунами обычно назначались ближайшие родственники), хотя она в Лифляндии не известна – будучи, очевидно, польского происхождения.


От моего Либавского корреспондента, обещавшего мне справки из Курляндских церковных книг, пока я сведений ещё не имею.


Париж. 1 Сент[ября]. 1931.   М. Т[аубе]»60.


В последнем предложении записок историка обращает на себя внимание перекличка веков. Вместо либавского корреспондента барона Таубе через 70 лет исследования курляндских церковных книг провел латвийский врач, историк, государственный деятель Иварс Силарс. Его выводы мы знаем. Записка М. А. Таубе 1931 года, вынырнувшая из архивной тьмы,   яркое их подтверждение.


Если мы вспомним, что для потомков рода фон Икскюль (известной представительницей была эстонская поэтесса-эзотерик, печатавшаяся под псевдонимом «Нина Рудникова» в журнале «Оккультизм и йога» вместе с Рерихами) ученый написал обширный труд в двух томах (von Taube M. Die von Uxküll (1229-1929). – 2 Teiles. – 1 Teil. – Berlin, 1930; 2 teil. – Tallin, 1936), то это значит, что для Рерихов у него просто не оказалось материала. Да и сами они извлекли из записок лишь упоминание о комтуре (комптуре) XIII века, род которого, видимо, пресекся. Так же пресеклась 30 января 1993 года и ветвь рода обрусевших немцев, давшая миру выдающихся деятелей русской культуры61.


В задачу данного исследования не входят ответы на вопросы «Почему?», «Зачем?» Н. К. Рерих вдохнул жизнь в существование мифа о скандинавских аристократических предках, культивировал другие легенды. Ответы лежат в сфере психологии творчества и взаимодействия с обществом гениальных создателей историко-культурного наследия человечества. Если в разные времена его вдохновение «заводило» погружение во времена скандинавских викингов,  Рёрика Ютландского, Рюрика Новгородского, Аллал-Минга, восточных и других легендарных героев, вплоть до ощущения их своими предками, то против этого какие могут быть возражения?


Великий художник писал  картину своей жизни в соответствии с высшими представлениями об общем благе людей, о самоотдаче, о чести и благородстве, стоящими вне зависимости от дворянской, купеческой или иной сословной принадлежности.


Николай Константинович Рерих был самоотверженный труженик и аристократ духа, его девиз –  «Любовь, Красота, Действие», его герб – Знамя Мира, его вклад в цивилизацию планеты – Пакт Рериха. Он не нуждается в защите, творческие достижения в русской и мировой культуре принадлежат всем. От нас зависит, как мы используем рериховское наследие…


Примечания и комментарии:


1 Впервые термин «рерихология», как обозначение «исследовательского направления в науке»,  ввел генеральный директор Государственного музея искусства народов Востока, ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН, доктор исторических наук А. В. Седов, выступая на открытии Международной выставки «Рериховский век» в Санкт-Петербурге в 2010 году. На наш взгляд, рерихология – сфера научных исследований, связанных с исследованием жизни и деятельности Н. К. Рериха и его семьи, основанных на критическом анализе документальных источников и свободных от влияния «метаисторического» (религиозно-мистического) подхода. Нельзя не согласиться с мнением крупнейшего  специалиста в этой сфере, доктора искусствоведения Л. В. Короткиной во введении к фундаментальному исследованию «Творческий путь Николая Рериха»: «…Наряду с серьезными и важными для изучения творчества Рериха трудами появилось множество изысканий, далеко уводящих от подлинного понимания жизни и творчества художника. Создается своего рода миф о Рерихе… Личность Рериха постепенно обволакивается неким мистическим облаком, туманом, за которым труднее и труднее становится увидеть образ художника» (СПб.: АРС, 2001. – С. 5)


2 См.: Беликов П. Ф., Князева, В. П. Рерих. – М.: Молодая гвардия, 1972. – С. 12; Николай Рерих / Альманах. – Научн. рук. Е. Петрова. –  [Русский музей представляет]. Вып. 406. СПб: Русский музей, Palace Editions, 2014. – С. 217; сайт Санкт-Петербургского государственного Музея-института семьи Рерихов. Там же размещено интервью латвийским СМИ директора музея А. А. Бондаренко: 


« – Согласно имеющимся сведениям, датско-немецкая семья Рерих в XIII-XIV веках перебралась в Лифляндию и здесь осела. Прадед Рерихов стал служить российскому императору Петру I, дед перебрался в Петербург. К сожалению, восстанавливать все это приходится больше по воспоминаниям и семейным легендам. К несчастью, при пожаре дома Рериха-прадеда сгорели все документы. Ему потом мучительно пришлось доказывать свое дворянское происхождение.


Николаю Константиновичу это аукнулось, когда он сватался к Елене Ивановне. По отцу она была Шапошниковой, а по матери Голенищевой-Кутузовой, двоюродной внучкой знаменитого полководца. В силу сомнительного дворянства жениха по отцовской лифляндской линии ее поначалу не хотели выдавать за «этого купчишку», принадлежащего по матери к воспетому Лермонтовым купеческому роду Калашниковых.


По воспоминаниям старожила Рериховского общества Гунты Рудзите, в конце XIX века дед художника Фридрих Рерих жил в Риге, на улице Стабу, а лето неизменно проводил в Майоренхофе (ныне Майори). Туда на отдых приезжали Рерихи из Санкт-Петербурга, в том числе и маленький Николя…» / Игорь Ватолин «Наследие Рериха немыслимо без Латвии...». Инф.  портал Даугавпилса. – 2009. – 4 декабря – Интернет-ресурс:  http://www.roerich.spb.ru/publication/nasledie-reriha-nemyslimo-bez-latvii


На сайте «Рериховская энциклопедия» о К. Ф. Рерихе: «Принадлежал к шведскому роду, представители которого занимали видные российские посты, начиная с генерала, которого Петр Первый пригласил на службу. Отец К.Ф., Фридрих (Федор; 1802-1905), был секретарем правления Лифляндской губернии, дед, Иоханн (1769–1859), - владельцем имения около латвийского города Либавы (Лиепаи)….». – Интернет-ресурс: http://www.roerich-encyclopedia.nm.ru/personal/ROERKF.html


 На сайте Международного центра Рерихов есть подробнейшая информация о родословной Е. И. Рерих, но  ни слова о предках Н. К. Рериха. В сочинениях кандидата исторических наук, генерального директора Музея имени Н. К. Рериха МЦР  Л. В. Шапошниковой тема родословной Н. К. Рериха не затрагивается.


3 См.: Капитоненко Г. Д. Константин Фёдорович Рерих — нотариус округа Санкт-Петербургского окружного суда // Рериховское наследие: Труды Международной научнопрактической конференции. – Т. I. – СПб., 2002. – С. 489-493; Аникина И. С. Островская мещанка Калашникова-Рерих. Набросок жизнеописания матери Н. К. Рериха. / Псков. — 2005. — № 23. – С. 188-198. Интернет-ресурс: http://izd.pskgu.ru/projects/pgu/storage/PSKOV/ps23/ps_23_19.pdf,


Аникина И. С. Мария Васильевна Калашникова-Рерих (набросок жизнеописания бабушки и крёстной Юрия Николаевича Рериха) // Международная научно-практическая конференция «Рериховское наследие». — Т. II. — СПб. — Вышний Волочёк: Рериховский центр СПбГУ, 2005. — C. 67-77;  Silārs I. Rērihi Kurzemē: Leģendas un arhīvu dokumenti =Рерихи в Курземе (Курляндии). Легенды и архивные документы // Latvijas Arhīvi. — 2005. — Nr. 2. — 61-80. lpp. Интернет-ресурс: http://www.arhivi.lv/sitedata/ZURNALS/zurnalu_raksti/61-80-VESTURE-Silars.pdf; Силарс И. Предки Николая Рериха. Легенды и архивные свидетельства // Рерихи: мифы и факты. — Санкт-Петербург: Нестор-История, 2011. — C. 8-29; Ешалова О. И. «История болезни» нотариуса К. Ф. Рериха, отца художника Николая Рериха, как исторический источник // Семинары петербургского историка Марии Кунките «Исторический контекст: правило без исключений»: 1. История медицины, здравоохранения и благотворительности. 2. История народного просвещения / образования: сборник материалов / сост., вступл. и коммент. М. И. Кунките. — СПб., 2013. — С. 20-28. Интернет-ресурс: http://aryavest.com/work.php?workid=37


4 Эти слова приводит Г. Р. Рудзите без ссылки на источник, основываясь, видимо, на материалах архива Латвийского общества Рериха: «Н. К. Рерих как-то заметил: “Жаль, что отец не оставил записей. Если бы и прапрадед описал свои военные дела времени Петра, было бы чрезвычайно ценно”». О том, как мало в семье Рерихов было известно о родственниках, свидетельствует и письмо Е. И. Рерих 8 марта 1938 года С. Н. Рудинскому (из Риги): «Спасибо и за присылку фотографии Бенедикта Васильевича Рериха. Какое у него хорошее лицо! К сожалению, мы никогда не слышали ни о нем, ни о его сестре. Мы не знали, что у деда Н. К. был еще брат. Отец Н. К. был сыном от первого брака деда, от второй жены у деда были две дочери и один неудачный сын Александр, пропавший без вести. Вероятно, Бенедикт Васильевич – сын брата деда Н. К.».


 Характерно и другое письмо сотрудникам: «…Она должна усвоить, что Н.К. сейчас величайший среди наших соотечественников, да и среди других наций. Также, зная маленькие человеческие слабости, можно сообщить (подчеркнуто нами – А. А.), что Н. К. и я по рождению принадлежим к лучшему роду. Можно указать и на то, что моя мать – урожденная Голенищева-Кутузова и ближайшие родственники наши – князья Путятины, Шаховские, Мусоргские, Челищевы, бароны Гейкинги и бароны Таубе и т. д. Думается мне, что она это тоже оценит…» (письмо Е. И. Рерих 20.12.1935 к Ф. Грант, З. Г. и М. Лихтманам)


5 «Более полувека назад припоминаются Майоренгоф, Кеммеры, Туккум – все Рижское побережье, куда мы ездили летом…» Н. К. Рерих. Латвия (1937 г.) – Н. К. Рерих. Листы дневника. – Т. 2. – М., 1995. –  С. 72.


6 «Таубе были лютеранами, но многие из них, женясь на русских, согласно законам Российской Империи, крестили детей по православному обряду и таким образом постепенно обрусели. Мнением Государственного Совета 20 декабря 1865 года за Таубе было признано дворянское достоинство. А 28 декабря 1870 года было Высочайше утверждено мнение Государственного Совета о предоставлении 6 сыновьям Иоганна Георга Таубе права пользования в России их родовым баронским титулом» // Васильевич С. Титулованные роды Российской империи. - СПб., 1910. - С. 256-257. – Цит. по: А. А. Бовкало, В. Н. Рыхляков. Из истории Русского генеалогического общества. СПб.: Издательство «ВИРД 2001», 2001. – С. 88-93. См. также: А. А. Бовкало. Барон Михаил Александрович Таубе. –  Интернет-ресурс: http://www.petergen.com/bovkalo/taube.html#ftn3


7 Николай Рерих. Герб семьи Рерихов / Альбом-папка в синем картонном переплёте с наклеенными рисунками. 1893-95 гг. 29 листов, из них на 18 наклеены рисунки. Всего 18 рисунков: Береза. Б., тушь. 24х18. Витязь в бою. Б., кар. 30х24. Витязь на коне. Б., кар., мел. 30х24. Воины у костра ночью. Б., кар., белила. 39х20. Герб семьи Рерихов. Б., тушь. 24х18. Зимняя ночь в лесу. Б., кар. 9х12. Изварский могильник. Б., тушь. 18х24. Монахи на корабле несут гроб. Б., кар., акв. 24х30. Море у скал ночью. К., кар. 24х30. Набросок иконы. Б., кар. 24х30 . Развалины. Б., кар. 21,4х31,5. Старушка на мосту встречает воина. К., кар. 20х25 и другие. – Государственная Третьяковская галерея. Инв. АрхГр-2382. – Копия из собрания Т. В. Ларкиной (Москва).


Письмо Игорю Васильевичу Сахарову, Директору Института генеалогических исследований Российской национальной библиотеки, Президенту Русского генеалогического общества, члену Геральдического Совета при Президенте Российской Федерации, оставшееся без ответа:


«Дата: Среда, 25 июня 2014, 10:22 +04:00


Тема: Герб Рерихов


Здравствуйте, уважаемый Игорь Васильевич!


Вас беспокоит Анненко, Алексей Николаевич. Мы с Вами встречались на конференции МИСР в 2011 году во время заседания в Эрмитаже, посв. памяти П. Ф. Беликова. Пишу Вам на адреса, указанные в Вашей визитной карточке, которую Вы мне дали с позволением обратиться.


Игорь Васильевич, у меня к Вам три вопроса, как к несомненному авторитету по данной теме.


1) Можно ли считать герб Рерихов древним? Учитывая, что ни дед, ни отец Н. К. Рериха не были дворянами.


2) Соответствует ли он правилам? На мой взгляд, возможно, он появился в 1850 году по заказу Александра Рериха (дяди Н. К. Рериха), владельца известной аптеки в Либаве (Лиепае).  И затем был использован Н. К. Рерихом


3) На Ваш взгляд, существовал древний и знатный род Рерихов, который дал Н. К. Рериха? На мой – нет. Н. К. Рерих был потомком прибалтийских немцев - вольных людей, ремесленников, бюргеров. Он – первый, кто прославил фамилию Рерих.


С уважением, А. Анненко».


Фосдик З. Г. Мои Учителя. Встречи с Рерихами. (По страницам дневника: 1922-1934). – М.: Сфера,1998. – С. 93.

8 Щербатов Сергей Художник в ушедшей России. – М., XXI век – согласие, 2000. – С. 56. Интернет-ресурс: http://tululu.org/read78100/56/

См. также содержательную книгу историка Е. В. Пчелова в серии «ЖЗЛ», где рассматриваются различные версии, упоминается Н. К. Рерих. – Е. В. Пчелов. Рюрик (ЖЗЛ). – М.:  Молодая гвардия,  2010.

9 Письмо Н. К. Рериха к Е. И. Рерих от 13 июня 1911 года // Н. К. Рерих. Лада. Письма к Елене Ивановне Рерих. 1900-1913. Сост., вступ. статья, прим. О. И. Ешаловой. М., 2011. – С. 246.

10 Цит. по: Силарс И. Предки Николая Рериха. Легенды и архивные свидетельства // Рерихи: мифы и факты. — Санкт-Петербург: Нестор-История, 2011. — C. 11. Прим. И. Силарса: «Копия письма на русском языке, хранится в Музее Н. Рериха в Нью-Йорке. Оригинал находится в архиве Института русской литературы Российской АН».

11 Н. К. Рерих (Материалы к его биографии) // В мире искусств. – 1908. – Сентябрь-октябрь. - № 11-13. – С. 7. Цит. по: Николай Рерих в русской периодике. Т. 3. – С. 262.

12 Лазаревский Ив. «Салон». II // Слово. – 1909. – 9 января. Цит. по: Николай Рерих в русской периодике. Т. 3. – С. 326.

13 Лазаревский Ив. О творчестве Н. К. Рериха // Новый журнал для всех. – 1909. – Январь. - № 3. – Стб. 127. Цит. по: Николай Рерих в русской периодике. Т. 3. – С. 332.

14 Камышников Л. Наши художники. Н. К. Рерих // Всеобщий журнал литературы, искусства, науки и общественной жизни. – 1911. Март. - № 4. Стб. 161. Цит. по: Николай Рерих в русской периодике. Т. 4. – С. 287.

15 Левинсон А. Художник Николай Константинович Рерих // За 7 дней. – 1912. – 18 октября. Цит. по: Николай Рерих в русской периодике. Т. 4. – С. 518.

16 Мантель А.  Н. Рерих. – Казань, 1912. – С. 3.

17 Ремизов Алексей  Град камен Рериха // Биржевые ведомости. – 1915. – 10 декабря. Цит. по: Николай Рерих в русской периодике. Т. 5. – С. 89-90.

18 Рерих. Текст Ю.К. Балтрушайтиса, А.Н. Бенуа, А.И. Гидони, А.М. Ремизова, С.П. Яремича. Художественная редакция В.Н. Левитского. Десять сказок и притч Н.К. Рериха. Пг.: Свободное искусство, 1916. 232, [6] с.: с иллюстрациями в тексте и 32 иллюстрациями на отдельных листах.

18а Ростиславов А. А. Н. К. Рерих. – Петроград. Издание Н. И. Бутковской. 1918. – С. 12.

19 Цит. по: Беликов П. Ф. Рерих (опыт духовной биографии). – М.: МЦР, Мастер-Банк, 2011. – С. 158.

20 Цит по: Н. К. Рерих. 1917-1919. Материалы к биографии. / [Сост.: О. И. Ешалова, А. П. Соболев; отв. ред.: А. П. Соболев]. СПб. : Фирма Коста, 2008. – С. 385.

21 Dagens Nyheter (Швеция). – 1918. – 5 ноября.  Цит. по: Н. К. Рерих. 1917-1919. Материалы к биографии. – СПб. : Фирма Коста, 2008.– С. 389

22 Politiken (Копенгаген). – 1919. – 6 января. Цит. по: Н. К. Рерих. 1917-1919. Материалы к биографии. – СПб. : Фирма Коста, 2008. – С. 410.

23 Каталог выставки Н. К. Рериха в Хельсинки. 1919. Цит. по: Н. К. Рерих. 1917-1919. Материалы к биографии. / [Сост.: О. И. Ешалова,  А. П. Соболев; отв. ред.: А. П. Соболев]. СПб. 2008 – С. 454,

24 Райт Хагберт Ч. Николай Рерих «Очарованная Россия». Цит по: Н. К. Рерих, 1919-1920: Материалы к биографии. / [Отв. ред А. П. Соболев]. – Санкт-Петербург: ООО «ИПК “Коста”»: Исследовательский Фонд Рерихов, 2011. – С. 211.

25 Selivanova Nina The World of Roerich (Мир Рериха). – A Biography. New York: Corona Mundi, International Art Center, 1922.. – P. 13.

26 Кузмин М.  Н. К. Рерих. – М., 1923. – С. 6. Интернет-ресурс: http://www.cintes.ru/books/catfourbooks8217.html

27 Бурлюк Давид Рерих : (Черты его жизни и творчества) (1918 — 1930). – New-York: Изд. Марии Никифоровны Бурлюк, 1930. – С. 15. Интернет-ресурс: http://elib.shpl.ru/ru/nodes/3642-rerih-n-k#page/1/mode/grid/zoom/1

28 Юрий Николаевич Рерих. Письма. – Т. I (1919-1935). – М.: МЦР, 2002. – С. 82. Комтурство (командорство) — минимальная административная единица в составе рыцарского ордена.

29 Дювернуа, Жан (Э. Лихтман)  Рерих. Страницы биографии. – Рига, 1932. – Переизд.: М.: Сфера, 1999. – С. 8, 31, 46, 47.

30 Эти слова приводит Г. Р. Рудзите, ссылаясь на письмо Н. К. Рериха эстонскому поэту А. Ранниту от 18 апреля 1938 г.; источник, видимо, в материалах архива Латвийского общества Рериха.

31 Князева В. П. Н. К. Рерих. – Л. – М.: Искусство, 1963. – С. 8.

32  Беликов П. Рерих (Опыт духовной биографии). – Козе-Ууэмыйза (Эстония), 1975. – Рукопись. – С. 24-25. – Архив А. Н. Анненко (Абакан). Опубл.:  Беликов П. Ф. Рерих (опыт духовной биографии). – Новосибирск: ИЧП «Лазарев В. В. и О», 1994. – С. 41-44; М.: МЦР,  2011. – С. 50-52.

33 Рудзите, Гунта «За други своя» // Даугава. – 1987. - № 7. Интернет-ресурс: http://www.roerich.donetsk.ua/reryx-y-latvyya.html; Рудзите Г. Рерих и Латвия // Звезды гор (альманах). — 2000. — № 1. — С. 114—120; 2000. — № 2. – С. 176-197. Интернет-ресурс: http://ay-forum.net/viewtopic.php?f=81&t=900&start=60 ;


Рудзите Г. «Как я искала Сына Севера…» // Сайт Латвийского общества Рериха. Интернет-ресурс: http://www.latvijasrerihabiedriba.lv/images/konference/RerihsLatvijakr.htm


Письмо Г. Р. Рудзите, в Латвийское общество Рериха, оставшееся без ответа: «Дата: Срд, 21 Май 2014 17:53 Тема:      Предки Рериха


Глубокоуважаемая Гунта Рихардовна, добрый день!


Недавно ко мне обратилась В. Е. Голенищева-Кутузова с просьбой высказать свое мнение по вопросу предков Н. К. и совместной с мужем статье "Критические замечания на статью И. Силарса "Предки Рериха: легенды и архивные свидетельства".


После того, как я отправил авторам свои вопросы о некоторых несоответствиях статьи, то заметил, что в Вашей статье http://www.latvijasrerihabiedriba.lv/images/konference/RerihsLatvijakr.htm появились изменения (убраны кавалергарды, изменен год рождения и продолжительность жизни деда Н. К. Рериха, а также другие изменения...).


Это побудило меня обратиться к Вам напрямую.


Как Вы помните, я уже спрашивал у Вас об отношении к версии И. Силарса. 4 февраля 2012 года Вы написали мне, что его труд поверхностно касается архивных документов, он ошибочно путает данные, интерпретирует, как хочет. У меня несколько другое мнение о работе И. Силарса, который впервые (обладая знанием немецкого языка в  стародавнем написании) обратился непосредственно к документам церковных приходов, как краевед и историк. Мне удалось найти некоторые некорректные выводы в его  версии и он согласился с ними (готовлю публикацию по этой теме). Но в целом, он проделал большую  важную работу. И я вижу, что, например, Вы приняли его точку зрения о годе рождения и продолжительности жизни Фр. Рериха.


Я говорю это не в упрек, а с предложением разобраться не через третьих лиц, а напрямую. В данном случае у меня пока три вопроса:


1) Правильно ли я полагаю, что единственным доказательством проживания Фр. и Дор. Рерихов в Тукумсе служит фотография 1866 года вместе с сыном Александром? Насколько верно это и есть ли другие свидетельства, что они жили в Тукумсе? Мне представляется, что они не жили в Тукумсе, а уже в 1866 году в Риге, где служил Фридрих в Контрольной палате. По-моему, они вообще не жили в Тукумсе, а до Риги - в имениях, где Фридрих был арендатором и управляющим.


2) По сравнению с Вашими прежними публикациями (я их все изучил) изменились сведения о Вильгельме Рерихе (брате Фридриха). Теперь у Вас сказано: "...Вильгельм с женою Аннете (урожденная Тадовски) жил в Беверне (теперь Бебрене) недалеко от Даугавпилса, где работал писарем и управляющим имения Изабеллы фон дер Ропп и барона Юлиуса фон дер Роппа. У них были три дети: Бенедикт (1836), Изабелла (1838) и Юлиус (1840). Интересно, что крестными родителями Изабеллы и Юлиуса Рерих были барон Юлиус с супругой Изабеллой, детям даны их имена..." (Это очень важные и интересные сведения, поскольку Н. К. писал о своем отце, что он жил вначале с мачехой, а затем - " у дяди". Этим дядей вполне мог быть Вильгельм.) Не могли бы Вы указать - каков источник новых сведений о Вильгельме?


3) Гунта Рихардовна, не кажется ли Вам, что годы жизни "Прадед художника Иоганн (Iohann Roehrich, 1769-1859?)", взятые, как понимаю, из генеалогического древа Изабеллы Рерих, на самом деле относятся к годам  жизни его жены Доротеи?


Был бы очень признателен за ответ. Готов, в свою очередь, ответить на Ваши.


С наилучшими пожеланиями, А. Анненко».


Когда эта работа готовилась к печати, на сайте Латвийского общества Рериха появилась статья президента общества Алвилса Хартманиса «Константин Федорович Рерих действительно сын Фридриха Рериха». Пройдя вслед за  И. Силарсом по архивам,  автор (несмотря на  полемические выпады) подтвердил его данные, за исключением «отцовства» Эдуарда фон дер Роппа. – Интернет-ресурс: http://www.latvijasrerihabiedriba.lv/images/konference/FRoehrichkr.htm


34 Карклиня, Инга Капли живой воды. – Самара: Агни, 1997. – 280 с.: ил.; Карклиня, И. Негасимый свет духовности // Новая эпоха. – 1999. - № 2(21). – С. 110-115.


35 Учительница женской гимназии в Латвии Изабелла Рерих  в 1937 году написала поздравление Рериховскому  обществу. Позднее составила небольшое родословное древо семьи (в основном, со стороны своего деда Иоганна Рериха, брата Фридриха Рериха (деда Н. К. Рериха), которое хранится в Лиепайском музее истории и искусства (Латвия). Интернет-рес. http://www.latvijasrerihabiedriba.lv/images/biedriba/NRdzimta/Dok3(a).jpg


36 Дубаев, Максим Рерих (Жизнь замечательных людей). – М.: Молодая гвардия, 2003. – С. 6-8.


37 [Записи барона М. А. Таубе по исследованию генеалогии рода Рерихов] (Собр. В. А. Росова) / Интернет-ресурс: http://lebendige-ethik.net/Taube.html


38 «История кавалергардов и Кавалергардского Ее Величества полка с 1724 по 1-е июля 1851 года». С прил. — СПб.: Военная типография, 1851-1852. Интернет-ресурс: http://www.runivers.ru/lib/book4617/56796/


39 Русское слово. – 1913. – 27 июня. – Цит. по: Николай Рерих в русской периодике. Т. 5. – СПб., 2008. – С. 108-111 («Города пустынные»), с. 115-117 («Дедушка»), с. 118-120 («Граница царства»).


40 См. сайт РГИА. Электронный справочник «Чиновники центральных и местных учреждений Российской империи» на основе печатных «Адрес-календарей»:


41 См. «Украина, дупликаты метрических книг Киевской Православной консистории, 1840-1845». Интернет-ресурс:  https://familysearch.org/pal:/MM9.1.1/FNJF-TM4;   


 https://familysearch.org/pal:/MM9.1.1/FNV2-62G


42 Левин Н.Ф. Предки Рериха жили в Островском уезде // Новости Пскова – 1997. –  22 декабря.


43 Маковский Сергей. На Парнасе Серебряного века. Интернет-ресурс:  http://www.litmir.net/br/?b=98156&p=3


44 См. интернет-ресурс: http://arc.familyspace.ru/catalog/Rerih


См. также сайт Onomastikon.ru. : «Фамилия Рерих относится к типу редкой в областях России и соседних стран… Жители с этой фамилией были важными персонами из русского владимирского дворянства в16-17 в. Исторические корни фамилии можно найти в перечне переписи населения Руси во времена царствования Ивана Грозного. У великого князя существовал определенный реестр привилегированных и ярких фамилий, которые вручались придворным в случае особого расположения или поощрения. Тем самым указанная фамилия донесла свое первичное происхождение и является исключительной. Написание фамилии латиницей: RERIH». Здесь зарегистрированы: 


Рерих Эмиль Борисович (Архангельская область).

Рерих Евстафий Серапионович (Костромская область).

Рерих Эварист Митрофанович (Московская область).

Рерих Всеволод Ефремович (Московская область).

Рерих Тарас Леопольдович (Псковская область).

Рерих Радомир Назарович (Новгородская область).

Рерих Карол Афанасьевич (Ульяновская область).


Интернет-ресурс: http://www.onomastikon.ru/proishogdenie-familii-rerih.htm


В 1977 году я написал П. Ф. Беликову о том, что у нас в Абакане по улице Пушкина живет семья А. А. Рериха. Он ответил: «Что же касается фамилии Рерих, то узнайте, если представится возможность. У отца Н.К. были братья, один из них какое-то время жил в Архангельске, но потом опять переехал в Прибалтику. Были и очень дальние родственники. Фамилия – шведского происхождения, а по восточному побережью Балтики имелось довольно много шведских поселений. По архивам из предков по прямой линии я проследить сумел только до начала XVIII в. В списках военных числился Roerich (Юрий) Georg , т[ак] ч[то] имя Юрий – в роде Рерихов традиционное. Сын этого Georg'a был тоже Georg (Юрис), род[ился в] 1758 г., был владельцем имения в Курляндии, занимал какое-то административное место (числился в списках гос[ударственных] чиновников), прадед Н.К. Иоханн Рерих – владелец имения около Либавы, а дед Фридрих (Федор) (1800-1905) прожил до 104 лет, он продолжительное время занимал довольно видную по тому времени должность губернского секретаря Лифляндии. У него было три сына – Карл, Александр и Константин (отец Н.К.)» / Беликов П. Ф. Письмо А. Н. Анненко от 27 ноября 1977 года //  Опубл.  (некорректно): Непрерывное восхождение  – Т. II, ч. 2. – М.: МЦР, Мастер-Банк, 2003. – С. 198. Как оказалось, абаканские Рерихи происходили из немцев Поволжья и к знаменитому Рериху отношения не имели.


«ВКонтакте» около тысячи участников по фамилии – Рерих.


45 См.: Левин Н. Ф. Предки Рериха жили в Островском уезде // Новости Пскова – 1997. –  22 декабря;  Аникина И. С. Островская мещанка Калашникова-Рерих. Набросок жизнеописания матери Н. К. Рериха. / Псков. — 2005. — № 23. – С. 188-198. Интернет-ресурс: http://izd.pskgu.ru/projects/pgu/storage/PSKOV/ps23/ps_23_19.pdf; см. скан-копию формулярного списка Ф. И. Рериха 1885 года в статье Г. Р. Рудзите «Рерих и Латвия». – Интернет-ресурс: http://www.latvijasrerihabiedriba.lv/images/konference/RerihsLatvijakr.htm


46 Silārs I. Rērihi Kurzemē: Leģendas un arhīvu dokumenti - Рерихи в Курземе (Курляндии). Легенды и архивные документы // Latvijas Arhīvi. — 2005. — Nr. 2. — 61-80. Интернет-ресурс: http://www.arhivi.lv/sitedata/ZURNALS/zurnalu_raksti/61-80-VESTURE-Silars.pdf (имеется резюме на русском языке).


Иварс Силарс родился в Айзпуте (Газенпот) в 1938 году. Врач.  В 1990-1995 годах – депутат парламента Латвийской Республики, в 1993-1995 председатель Комиссии по обороне и внутренним делам. В 1995-1999 году – первый посол Латвии в Израиле. Историк и общественный деятель.


47 В анкетах служащего Главного общества Российских железных дорог К. Ф. Рериха 10.02.1862 на французском языке указана дата рождения 1 июля 1937; 19.04.1863 на русском языке. – 1 июля 1836 г. – РГИА. Ф. 258. Оп. 2. Д. 8385. Л. 2,1. (Копия из архива автора).


48 Silârs I. Nikolaja Rēriha vectēvs — Rērihs vai fon der Rops? (Дед Николая Рериха — Рерих или фон дер Ропп?) (латыш.). // Latvijas Arhīvi, 2006.— №1.— с.42-50. Интернет-ресурс: http://www.arhivi.lv/sitedata/ZURNALS/zurnalu_raksti/42-50-VESTURE-Silars.pdf


49 ЦГИА СПб., ф. 492, оп.2, д. 1033, л.38, подлинник, рукопись (архивная справка из собрания Г. Д. Капитоненко). В статье (Силарс И. Предки Николая Рериха. Легенды и архивные свидетельства // Рерихи: мифы и факты. — Санкт-Петербург: Нестор-История, 2011. – С. 20), где пересказывается эта справка, ошибочно указан Российский государственный исторический архив (РГИА).


Упомянутое дело студента Эдуарда Роппа, возможно, относится к барону Эдуарду (Юльевичу) фон дер Ропп (1851-1939), закончившему  университет в 1874 году, впоследствии архиепископу Могилёвскому.


50 ЦГИА СПб. Ф. 389. Оп. 1. Д. 2946. Л. 7. Цит. по: Ешалова О. И. «История болезни» нотариуса К. Ф. Рериха, отца художника Николая Рериха, как исторический источник // Семинары петербургского историка Марии Кунките «Исторический контекст: правило без исключений». — СПб., 2013. — С. 23. Интернет-ресурс: http://aryavest.com/work.php?workid=37


Подробнее: «Воспитывался в частном пансионе и не докончил, вследствие материального состояния отца, технологического института. Отец развёлся с женою и вступил вторично в брак, когда больной был в раннем детстве. Первое время больной жил при мачехе, впоследствии у дяди. Начиная с 20 лет, больному пришлось усиленно работать, также как и в последующий период от 34 лет при нотариальной деятельности, сопряжённой с постоянными заботами и умственным напряжением...» (Дом Призрения душевно-больных, учреждённый Его Величеством Государем Императором 26-го Февраля 1870 года. Предварительные сведения о бывшем СПб. Нотариусе Константине Фёдоровиче Рерихе. Время поступления: 2 Июля 1900 г.  // ЦГИА СПб. Ф. 389. Оп. 1. Д. 2946. Л. 6-7об. Типографский бланк с рукописными вставками рукой Н. К. Рериха) (собрание О. И. Ешаловой).


51 ЦГИА СПб. Ф. 14. Оп. З. Д. 29988 – 1893-1897 – Дело студента Н. К. Рериха. – Формулярный список о службе нотариуса города С-Петербурга, округа С-Петербургского окружного суда Константина Рериха. Составлен 23 июля 1893 г. (Копия из архива С.-Петербургского государственного Музея-института семьи Рерихов).


52 Письма Ф. И. Рериха к Рериху Николаю 3. 12. 1901 и к Рериху Н. К. 07.01.1902 (ОР ГТГ. Ф. 44. Д. 1234, 1235). – "Великая симфония жизни", авторский сайт Т. В. Ларкиной. Интернет-ресурс: http://rerich9.sitecity.ru/ltext_0204005540.phtml?p_ident=ltext_0204005540.p_0304002953


 53 Из ответа И. Силарса на письмо А. Н. Анненко: «”Не знаю, согласитесь ли Вы, но, на мой взгляд, К. Ф. Рерих был внебрачным сыном управляющего Паплакским поместьем Фридриха Рериха, впоследствии архивариуса, имевшего чин губернского секретаря”.


СОГЛАСЕН! Eta byla tol’ko versija, kotoraja kazalas’ pravdopodobnoj...» / Фрагмент из письма И. Силарса 22.04. 2014 года. – Архив автора.


54 Анкета К. Ф. Рёриха 19.04.1863. – РГИА. Ф. 258. Оп. 2. Д. 8385. Л. 1. (Копия из архива автора). В статье В. Д. Капитоненко «Константин Фёдорович Рерих — нотариус округа Санкт-Петербургского окружного суда»: «с 27 февраля 1859» в соотв. с анкетой на фр. языке 10. 02. 1862 г.


55 В свидетельстве о браке К. Ф. и М. В. Рерихов (Отдел рукописей ГТГ, 44/1221, 1 л.) указано: «вступил в первый законный брак с Островскою мещанскою дочерью девицею Мариею Васильевою Калашниковою…». В другом документе (ЦГИА СПб. Ф. 14. Оп. З. Д. 29988 – «Формулярный список о службе нотариуса… Константина Рериха»)  написано «Женат на дочери купца Марии Васильевой, урожденной Калашниковой».


56 В анкете К. Ф. Рёриха 19.04.1863 г. в графе «Какого звания…» указано «Купец». В анкете на фр. яз. 10. 02. 1862 г. названы его покровители: «фон Веймарн, сенатор, тайный советник; фон дер Ропп, статский советник». – РГИА. Ф. 258. Оп. 2. Д. 8385. Л. 1,2. (Копия из архива автора).


57 Письмо Н. К. Рериха к Е. И. Рерих от 16 июля 1900 года // Н. К. Рерих. Лада. Письма к Елене Ивановне Рерих. 1900-1913. Сост., вступ. статья, прим. О. И. Ешаловой. М., 2011. – С. 40-41.


Личное дворянство Н. К. Рерих получил в начале ХХ века. В  выписке «из метрической книги Новгородской епархии… Покровской церкви, за тысяча девятьсот второй (1902) год, о рождении и крещении у Николая Константиновича Рериха сына Георгия» он указан, как «Художник, с правом на чин Х-го класса». Чин коллежского секретаря еще не давал такого права, но следующий через три года чин титулярного советника – обеспечивал. Так что, примерно к 1905 году он стал дворянином. Если верны слова И. Грабаря в  «Автомонографии»,  что Н. К. Рерих получил  чин действительного статского советника, то он обрел право на потомственное дворянство, титул «ваше превосходительство» и генеральские белые брюки с золотыми лампасами.


Н. К. Рерих в очерке «Преодоления» не опровергает это:


 «Грабарь в своей автомонографии пишет: "Вскоре после этого Рерих выступает с серией картин из быта доисторических славян. Все они были талантливы, и Рерих рос не по дням, а по часам. Росла и его административная карьера: после трагической смерти Собко, попавшего под поезд, Рерих получает назначение секретарем Общества Поощрения Художеств — пост по тогдашнему времени весьма значительный ввиду близости к придворным сферам через всяких великих княгинь, патронесс общества. Понемногу он превращается в "Николая Константиновича" и становится "особой"; с его мнением считаются, перед ним заискивают. Он полноправный хозяин второй петербургской академии — Общества Поощрения. Перед самой революцией была, как говорят, подписана бумага о назначении его действительным статским советником, т.е. "статским генералом", что было связано с приятным титулом "ваше превосходительство". Чего больше? В тридцать лет достигнуть всего, о чем можно было мечтать по линии служебной карьеры! Но этого было Рериху, конечно, недостаточно…”» (Н. К. Рерих. Листы дневника. Т. 3. – М.:  МЦР, 1996. – С. 615-617). Пока этот факт – получение чина действительного статского советника – не имеет подтверждения архивным документом.


58 «Правильно ли фамилию Roehrich переводить, как "славой богатый"?» – задал я вопрос известному специалисту по сравнительной филологии, доктору филологических наук. профессору Б. Я. Шарифуллину. Его ответ:  «Да. Сложение (h)ruod «слава» и rihhi «богатый». Т.е. не от греч. кудос, а от древнегерманского слова. Есть и другие имена с этим же первым компонентом: др.зап.герм. Hruodland («богатый землёй» – отсюда Роланд), Hruodger («копьё славы» - отсюда Роджер), др.сканд. Hróðmundr («рука, защита славы») и пр. В западногерм. языках d постоянно выпадает. Есть др.сканд. имя Hroerikr, откуда и могла пойти фамилия… На первичное происхождение фамилии накладываются вторичные, уже субъективно осмысленные и/или переосмысленные толкования. Отсюда и вторичные перетолкования в значении "камыш” и пр. Насчёт древнескандинавского. Понятие такое в германистике есть, но оно довольно условное, и у разных лингвистов свое. Я же использовал это понятие тоже условно - как древняя письменная форма северногерманских языков» / Письмо д. ф. н. Б. Я. Шарифуллина к А. Н. Анненко 23 мая 2014 года. Электр. архив автора (Абакан). По мнению И. Силарса: «… bylo by nepravil’no povernut’sja spinoj ko vtoromu vozmozhnomu variantu proishozhdenija familii Röhrich, to est’ – ot Röhricht = zarosl’ trostnika. Razve „Röhricht” tozhe „slavoj bogat”? Pomeranija bogata ozerami, i po sej den’ chastnye doma tam ne redko krojut trostnikom. Das Röhricht. Herkunft (proishozhdenie) – mittelhochdeutsch (средневерхненемецкий язык) – rœrach, rōrach, althochdeutsch (древневерхненемецкий язык) rōrahi = Schilfdickicht (trostnikovye zarosli). Dobavlju – das Rohr – trostnik, sinonim – das Schilf; rörig – trubchatyj. Lichno mne etot variant kazhetsja dannomu rodu bolee pravdopodobnym, skazal by dazhe – ochevidnym…». «Камышовый»  вариант происхождения рассматривает и М. А. Таубе в своей записке: «<Нельзя игнорировать и совершенно> других – "конкурентных" – объяснений: 2. Прозвище (Spitzname) от слова Rohr, Röhrig, Röhrich, Röhricht = камыш, заросли камыша и пр.»


59 Переписка Н. К. Рериха и М. А. Таубе. –  Bakhmeteff Archive of Russian and East European History and Culture,The Rare Book and Manuscript Library of Columbia University, New York.Collection: Taube. Box 1. Автографы, машинопись. (Собр. В. А. Росова). Публикуется впервые.


60 [Записи барона М. А. Таубе по исследованию генеалогии рода Рерихов] (Собр. В. А. Росова) Расшифр. А. Н. Анненко, И. Силарса / Интернет-ресурс: http://lebendige-ethik.net/Taube.html


Поскольку в 1777 году реальному прадеду Н. К. Рериха было около 14 лет, то я попросил И. Силарса прокомментировать фрагмент: «Konechno, najdennyj v Smiltene Johann Theodor ne nastojashchij praded Nikolaja. Dumaju, chto Taube znal tol'ko pervoe imja pradeda Nikolaja - Johann, no ne znal ni goda ego rozhdenija, ni vtorogo imeni - Christian. Odin zhyl nedaleko ot Estonii, drugoj nedaleko ot Baltijskogo morja... Vozmozhno, chto i krovnoe rodstvo Taube s Rerihom, takzhe kak v predidushchem sluchae, ne dokazano dokumental'no…» – Письмо И. Силарса к А. Н. Анненко 14 июля 2014 года. – Электронный архив А. Н. Анненко (Абакан).


61 Дети К. Ф. и М. В. Рерихов: Лидия (6/18 мая 1867 – 1931), бывшая замужем за А. К. Озеровым, детей не имела; Николай, женатый на Е. И. Шапошниковой, имел двух сыновей; Владимир (19 апреля / 1 мая 1882 – июнь 1951), был женат на Лидии Алексеевне (девичья фамилия не известна), сведений о судьбе которой не имел с 1919 года; Борис (28 мая / 9 июня 1885 – 4 мая 1945) был дважды женат, детей не имел. Сыновья Н. К. и Е. И. Рерихов: Юрий (3/16 августа 1902 – 21 мая 1960) не был женат,  Святослав (10/23 октября 1904 – 30 января 1993) с Девикой Рани детей не имели.


Краткая библиография


(в хронологической последовательности)


1. Н. К. Рерих. (Материалы к его биографии) // В мире искусств. – 1908. – Сентябрь-октябрь. - №11-13 . – С. 7-9. См.: Николай Рерих в русской периодике. Т. 3 /  [Сост.: О. И. Ешалова, А. П. Соболев, В. Н. Тихонова; отв. ред.: А. П. Соболев]. СПб. : Фирма Коста, 2005. – С. 262.


2. Мантель А. Н. Рерих. – Казань, 1912. – С. 3. Интернет-ресурс: http://www.cintes.ru/books/catfourbooks8218.html


3. Рерих. Текст Ю.К. Балтрушайтиса, А.Н. Бенуа, А.И. Гидони, А.М. Ремизова, С.П. Яремича. Художественная редакция В.Н. Левитского. Десять сказок и притч Н.К. Рериха. Пг.: Свободное искусство, 1916.


4. Ростиславов А. А. Н. К. Рерих. – Петроград: Издание Н. И. Бутковской, 1918. – С. 12.


5. Кузмин М.  Н. К. Рерих. – М., 1923. – С. 6. Интернет-ресурс: http://www.cintes.ru/books/catfourbooks8217.html


6. Selivanova Nina The World of Roerich (Мир Рериха). – A Biography. New York: Corona Mundi, International Art Center, 1922.. – P. 13.


7. Бурлюк Давид Рерих : (Черты его жизни и творчества) (1918 — 1930). – New-York : Изд. Марии Никифоровны Бурлюк, 1930. – С. 15. Интернет-ресурс: http://elib.shpl.ru/ru/nodes/3642-rerih-n-k#page/1/mode/grid/zoom/1


8. Дювернуа Жан (Э. Лихтман)  Рерих. Страницы биографии (К десятилетию культурных учреждений Рериха в Америке). – Рига, 1932. – Переизд.: М.: Сфера, 1999. – С. 31.


9.  Князева В. П. Н. К. Рерих. – Л. – М.: Искусство, 1963. – С. 8.


10. В. Ф. Булгаков. Встречи с художниками. – Л.: Художник РСФСР, 1969. – С. 285.


11. Беликов П. Ф., Князева, В. П. Рерих. – М.: Молодая гвардия, 1972. –  С. 12.


12. Беликов П. Рерих (Опыт духовной биографии). – Козе-Ууэмыйза (Эстония), 1975. – Рукопись (авторизованная машинопись). – С. 24-25. – Архив А. Н. Анненко (Абакан). Опубл.:  Беликов П. Ф. Рерих (опыт духовной биографии). – Новосибирск: ИЧП «Лазарев В. В. и О», 1994. – С. 41-44; М.: МЦР, Мастер-Банк, 2011. – С. 50-52.


13. Беликов П. Ф. Письмо А. Н. Анненко от 27 ноября 1977 года //  Опубл.  (некорректно): Непрерывное восхождение  – Т. II, ч. 2. – М.: МЦР, Мастер-Банк, 2003. – С. 198.


14. Рудзите Г. Н. К. Рерих и Прибалтика // Н. К. Рерих. Жизнь и творчество. – М.: Изобразительное искусство, 1978. – С. 123-136.


15. Рудзите Гунта «За други своя» // Даугава. – 1987. - № 7 Интернет-ресурс: http://www.roerich.donetsk.ua/reryx-y-latvyya.html


16. Карклиня Инга Капли живой воды. – Самара: Агни, 1997.


17. Левин Н.Ф. Предки Рериха жили в Островском уезде // Новости Пскова – 1997. –  22 декабря.


18. Карклиня И. Негасимый свет духовности // Новая эпоха. – 1999. - № 2(21). – С. 110-115.


19. Рудзите Г. Рерих и Латвия // Звезды гор (альманах). — 2000. — № 1. — С. 114—124; 2000. — № 2. – С. 176-197. Интернет-ресурс: http://ay-forum.net/viewtopic.php?f=81&t=900&start=60


20. Сойни Е. Северный лик Николая Рериха. – Самара: Издательский дом «Агни», 2001.


21. Короткина Л. В. Творческий путь Николая Рериха. Санкт-Петербург: АРС, 2001.


22. Капитоненко Г. Д. Константин Фёдорович Рерих — нотариус округа Санкт-Петербургского окружного суда // Рериховское наследие: Труды Международной научнопрактической конференции. – Т. I. – СПб.: Издво СанктПетербургского университета, 2002. – С. 489-493.


23. Сахаров И. В. Предки и родня Елены Ивановны Рерих с отцовской стороны: просопография и генеалогия семейства Шапошниковых и его родственного окружения по архивным документам // Рериховское наследие: Труды Международной научнопрактической конференции. – Т. I. – СПб.: Издво СанктПетербургского университета, 2002. – С. 496–565.


24. Константин Фёдорович Рерих // «Памятные места семьи Рерихов в Санкт-Петербурге». Составители: И. С. Аникина, А. П. Соболев. — СПб, 2003. — с. 20.


25. Дубаев Максим Рерих (Жизнь замечательных людей). – М.: Молодая гвардия, 2003. – С. 6-8.


26. Памятные места семьи Рерихов в Санкт-Петербурге. – СПб., 2003.


27. Беликов П. Ф. Святослав Рерих: Жизнь и творчество. – М.: МЦР, Мастер-Банк, 2004. – С. 15-16.


28. Аникина И. С. Островская мещанка Калашникова-Рерих. Набросок жизнеописания матери Н. К. Рериха. / Псков. — 2005. — № 23. – С. 188-198. Интернет-ресурс: http://izd.pskgu.ru/projects/pgu/storage/PSKOV/ps23/ps_23_19.pdf


29. Аникина И. С. Мария Васильевна Калашникова-Рерих (набросок жизнеописания бабушки и крёстной Юрия Николаевича Рериха) // Международная научно-практическая конференция «Рериховское наследие». — Т. II. — СПб. — Вышний Волочёк: Рериховский центр СПбГУ, 2005. — C. 67-77.


30. Киркевич В. Г. Pодовой герб Рерихов // Рериховское наследие. Труды II Международной конференции. Санкт-Петербург, 2005. С. 328–332. Интернет-ресурс: http://grani.agni-age.net/articles6/kirkevich.htm


31. Silārs I. Rērihi Kurzemē: Leģendas un arhīvu dokumenti =Рерихи в Курземе (Курляндии). Легенды и архивные документы // Latvijas Arhīvi. — 2005. — Nr. 2. — 61-80. lpp. Интернет-ресурс: http://www.arhivi.lv/sitedata/ZURNALS/zurnalu_raksti/61-80-VESTURE-Silars.pdf


32. Киркевич Виктор  Киевское содружество Рерихов. – Киев: [авторское издание], 2005. – Библиотека киевлянина. — 128 с.  ISBN 966-318-287-3


33. Silārs I. Nikolaja Rēriha vectēvs — Rērihs vai fon der Rops? =Дед Николая Рериха — Рерих или фон дер Ропп? // Latvijas Arhīvi. — 2006. — Nr. 1. — 42-50. lpp. Интернет-ресурс: http://www.arhivi.lv/sitedata/ZURNALS/zurnalu_raksti/42-50-VESTURE-Silars.pdf


34. Николай Рерих в русской периодике. Т. 1-5 (1891-1918). /  [Сост.: О. И. Ешалова, А. П. Соболев, В. Н. Тихонова; отв. ред.: А. П. Соболев]. СПб. : Фирма Коста, 2004-2008.


35. Н. К. Рерих. 1917-1919. Материалы к биографии. / [Сост.: О. И. Ешалова, А. П. Соболев; отв. ред.: А. П. Соболев]. СПб., 2008.


36. Ватолин Игорь «Наследие Рериха немыслимо без Латвии...». Информационный портал Даугавпилса. – 2009. – 4 декабря – Интернет- ресурс: http://www.d-pils.lv/news/2/374660


37. Н. К. Рерих, 1919-1920: Материалы к биографии. / [Отв. ред А. П. Соболев]. – Санкт-Петербург: ООО «ИПК “Коста”»: Исследовательский Фонд Рерихов, 2011.


38. Силарс И. Предки Николая Рериха. Легенды и архивные свидетельства / Рерихи: мифы и факты. // [Ред-сост. А. И. Андреев, Д. Савелли]— Санкт-Петербург: Нестор-История, 2011. — C. 8-29.


39. Сташулане А. Вклад Латвии в рериховское движение // Мистико-эзотерические движения в теории и практике. «История и дискурс»: историко-философские аспекты исследований мистицизма и эзотеризма. Сб. материалов Пятой международной научной конференции (2-5 декабря 2011 г., Санкт-Петербург) / Под ред. С. В. Пахомова. — СПб.: РХГА, 2012. — C. 96-112.


40. Ешалова О. И. «История болезни» нотариуса К. Ф. Рериха, отца художника Николая Рериха, как исторический источник // Семинары петербургского историка Марии Кунките «Исторический контекст: правило без исключений»: сборник материалов / сост., вступл. и коммент. М. И. Кунките. — СПб., 2013. — С. 20-28. Интернет-ресурс: http://aryavest.com/work.php?workid=37


41. Николай Рерих / Альманах. – Научн. рук. Е. Петрова – [Русский музей представляет]. Вып. 406. СПб: Русский музей, Palace Editions, 2014. – С. 217.


42. Великая Симфония Жизни. Автомонография Н. К. Рериха. [Авторский сайт Т. В. Ларкиной]. Интернет-ресурс: http://rerich9.sitecity.ru/ltext_0204005540.phtml?p_ident=ltext_0204005540.p_0304002953


43. Рудзите Г. «Как я искала Сына Севера…» // Сайт Латвийского общества Рериха. Интернет-ресурс:  http://www.latvijasrerihabiedriba.lv/images/konference/RerihsLatvijakr.htm


44. Хартманис Алвилс Константин Федорович Рерих действительно сын Фридриха Рериха / Интернет-ресурс: http://www.latvijasrerihabiedriba.lv/images/konference/FRoehrichkr.htm


* * *


45. Воронова Л. С., Рудакова Е. В., Калинкина О. Н. В миражах  предубеждений. О книге «Рерихи: Мифы и факты» / Защитим Имя и Наследие Рерихов. – Т. 6. – М.: МЦР, Мастер-Банк, 2013. – С. 1004-1005.


46. Голенищева-Кутузова В. Е., Люфт А. Критические замечания на статью И. Силарса «Предки Рериха: легенды и архивные свидетельства» / Сайт «Живая этика в мире» Интернет-ресурс: http://lebendige-ethik.net/4-Ivars-Silars.html


47. Голенищева-Кутузова В. Е., Люфт А. О родословной Н.К. Рериха и этимологии имён Рюрик-Рерик-Рерих / Интернет-ресурс: http://lebendige-ethik.net/4-Roerich-Rjurik-Rurik.html#34;  Знамя Майтрейи. – 2014. – № 8 (242)


* * *


Благодарю за содействие в той или иной форме:  историка-краеведа И. С. Аникину (Псков), доктора исторических наук А. И. Андреева (Санкт-Петербург), сотрудницу отдела "Наследие Рериха" Музея искусств народов Востока (2000-2008 гг.)  В. Е. Голенищеву-Кутузову  (Германия), рерихолога О. И. Ешалову (Санкт-Петербург), переводчика-санскритолога А. А. Игнатьева (Калининград), нотариуса В. Д. Капитоненко (Коммунар, Лениградской области), редактора  сайта «Великая симфония жизни. Автомонография Н. К. Рериха» Т. В. Ларкину (Москва), сотрудницу музея родиноведения "Чирская крыница", библиографа Псковской областной универсальной научной библиотеки Т. Г. Лединину (Псков),  кандидата культурологии, заместителя директора Санкт-Петербургского государственного Музея-института семьи Рерихов по науке В. Л. Мельникова (Санкт-Петербург), доктора исторических наук, заведующего отделом «Наследие Рерихов» Музея искусств народов Востока В. А. Росова, историка-краеведа Иварса Силарса (Латвия), доктора филологических наук, профессора Б. Я. Шарифуллина (Лесосибирск), сотрудников Российского государственного исторического архива, Государственного архива Хабаровского края, Музея Николая Рериха в Нью-Йорке (США) и других лиц. При этом ответственность за содержание целиком и полностью остается за автором.


Абакан. Апрель-июль 2014 года.



Семья Рерихов: Мария Васильевна, Владимир, Лидия, Константин Фёдорович, Николай. Санкт-Петербург. 1883-84 гг



Николай Рерих в одежде Ивана-Царевича с мечом.  Извара. СПб. губерния. 1890- гг.;



Н. К. Рерих в восточном костюме. Кулу. Индия. 1930-е гг.

Архив Музея Николая Рериха. Нью-Йорк ( США)


ОТ ИЗДАТЕЛЬСТВА


Из рецензии доктора искусствоведения, ведущего научного сотрудника Государственного Русского Музея, автора книг «Рерих в Петербурге-Петрограде», «Творческий путь Николая Рериха» Л. В. Короткиной (Санкт-Петербург): 


«Работа А. Н. Анненко  «Рерих и его предки. История одной легенды» навсегда останется в рериховедении как замечательное, основательное исследование. Она блестяще раскрывает вымыслы о происхождении Рериха, приводится множество материалов, не остались без внимания даже забытые тексты. Книга А. Н. Анненко – серьёзный вклад в науку, пример того, как надо работать над любым, даже кажущимся не самым главным для исследователя, вопросом. Она показывает, что в науке не существует второстепенных тем, что все – заслуживают пристального внимания, тщательной проверки и анализа. Эта серьёзная работа навсегда останется в науке в качестве примера глубокого, настоящего исследования».


* * *


А. Н. Анненко (Абакан) закончил Новосибирский государственный университет в Академгородке (квалификация – историк). Член Союза журналистов СССР, России, Русского Географического общества. Лауреат всероссийских и республиканских конкурсов журналистского мастерства. Участник международных и всероссийских научных конференций. Автор книг. Многолетний исследователь творческого наследия Н. К. Рериха и его семьи; редактор-составитель книг «Странник Державы Рериха», Н. К Рерих. "Дерзайте!"


Отзывы об этой книге, пожелания khronograf@mail.ru


Анненко Алексей Николаевич

Рерих и его предки

История одной легенды

Редактор Е. А. Мороков

Корректор А. Н. Пинегин

Сдано в печать 15.07. 2014. Подписано в печать  30. 07. 2014.

Бумага офсетная. Гарнитура Arial. Усл. печ. л. 2, 5

ООО «Книжное издательство “Бригантина”»

Св-во № 1051901115200 от 22.12.2005

655000 Республика Хакасия. Абакан, ул. Промышленная, 31


* * *


Издание представляет современную форму «гибридной книги». Электронный вариант увеличивает объем книги в несколько раз, позволяя, при помощи проставленных в «Примечаниях и комментариях», «Библиографии» гипер-ссылок, знакомиться с документами, дополнительными источниками, иными точками зрения в Сети. Сторонники традиционного чтения могут напечатать  книгу в виде брошюры.


© Проект Анненко А. Н., ООО «Книжное издательство “Бригантина”». 2014


Отпечатано с готового оригинал-макета:


 Центр  полиграфических услуг


655017 Республика Хакасия, г. Абакан, пр. Ленина, 61Б


Тел. 8-983-5-888-111



========


ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий