|
Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Философия КультурыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр
Библиотека | Раритеты

Герман Мелвилл | Тайпи (Шпет)


Герман Мелвилл


Тайпи (Шпет)


Annotation

Известный американский писатель Герман Мелвилл (1819—1891) в течение многих лет жизни был профессиональным моряком. С 1842 г. ему довелось служить на китобойном судне, промышлявшем в водах Тихого океана; через полтора года, не выдержав жестокого обращения капитана, он во время стоянки в порту одного из Маркизских островов, сбежал с судна и оказался в плену у жителей, населявших одну из плодородных долин острова. Этот случай и рассказ о жизни у племени тайпи лег в основу настоящей книги.  В романе «Тайпи» описывается пребывание автора в плену у жителей одного из островов Полинезии. Мелвилл показывает нравы и обычаи людей, живущих в первобытных условиях, противопоставляет их уклад жизни условиям буржуазной цивилизации.


Ленора Густавна Шпет

Herman Melville





ГЛАВА I

Шесть месяцев в море! Уже прошли многие недели как наши запасы провизии истощились. Не осталось ни одной картофелины, ни единого плода ямса, и те славные гроздья бананов, которые некогда украшали нашу корму и шканцы, — увы! — уже исчезли! Да, у нас ничего не осталось, кроме солонины и морских сухарей.


Моряки из офицерской каюты поднимают столько шуму из-за двухнедельного перехода через Атлантический океан и трогательно рассказывают о лишениях и опасностях морского пути! Трудности заключались для них в том, что после целого дня роскошных завтраков, обедов, болтовни, игры в вист и питья шампанского они бывали заперты в каютки из красного дерева и клена и спали в течение десяти часов. Ничто не тревожило их, кроме этих «негодных матросов, кричащих и топающих над головой»… Что бы сказали они на нашем месте, проведя шесть месяцев в открытом море?..


Хоть бы увидеть блеск травы, хоть бы вдохнуть благоухание глинистой земли! Но разве вокруг нас совсем нет зелени? Есть, — внутренняя сторона борта выкрашена в зеленый цвет. Но какой это отвратительный цвет! Даже кора, которая когда-то облекала дрова, употребляемые нами для топлива, была обглодана и сожрана свиньей капитана; но и это было так давно, что и свинья уж съедена.


В курятнике остался только один обитатель — некогда веселый и проворный петух. Вот и он целые дни стоит, цепенея, на одной ноге. Он с отвращением смотрит на сорное зерно и на соленую воду в своем корытце. Он, несомненно, оплакивает погибших товарищей. Но печалиться ему осталось недолго. Мунго, наш черный кок, сказал мне вчера, что судьба бедного Педро решена. Его изнуренное тело возложат на стол капитана в следующее воскресенье, и еще задолго до ночи оно будет погребено — с обычными церемониями — под жилетом этого почтенного человека. А матросы говорят, что капитан до тех пор не направит судна к берегу, пока у него есть в запасе хоть одно кушанье из свежего мяса. Я не желаю тебе зла, Педро, но так как ты приговорен и так как твоя смерть послужит сигналом к нашему освобождению, то почему же не сказать правды? — Я хочу, чтобы твое горло было перерезано сию же минуту!


Бедный старый корабль! Каким он кажется жалким! Сожженная палящим солнцем краска на боках вздулась и полопалась. Взглянуть хоть на водоросли, которые он тащит за собой, и на раковины, облепившие корму; и каждый раз, как он вздымается на волне, он показывает свою ободранную медную обшивку, всю в зазубренных клочьях.


Ура, ребята! Дело решенное: на следующей неделе мы берем курс на Маркизские острова! — Какие странные видения вызывает самое имя! Пиры каннибалов, рощи кокосовых пальм, коралловые рифы, татуированные вожди, голые девушки, бамбуковые храмы… Солнечные долины, засаженные хлебными деревьями, изогнутые каноэ, танцующие на сверкающих синих водах, дикие леса, оберегаемые страшными идолами, языческие обряды, человеческие жертвоприношения…


Таковы были странно переплетавшиеся представления, преследовавшие меня в продолжение всего нашего перехода. Мне ужасно хотелось увидеть острова, которые с таким воодушевлением описывали старинные путешественники.


Группа островов, к которой мы теперь направлялись, хотя и относится к самым ранним из европейских открытий в Южном океане (1595), все еще продолжает быть населенной существами столь же дикими и некультурными, как и прежде. Миссионеры, посланные туда с высокими поручениями, пристали к этим очаровательным берегам, но вскоре покинули их, снова предоставив острова местным идолам из камня и дерева.


Очень интересны обстоятельства, при которых острова были открыты. На водном пути Менданьи во время его плавания в поисках какой-нибудь золотоносной страны эти острова вдруг вынырнули из моря, как волшебное видение, и на минуту испанцы поверили, что их мечта осуществилась. В честь маркиза де Мендосы, тогдашнего вице-короля Перу, под покровительством которого отправились мореплаватели, они пожаловали островам имя, обозначающее титул их патрона, и по возвращении дали миру столь же неопределенный, сколь и великолепный отчет о их красотах. Но об островах этих, не тревожимых годами, вскоре все позабыли, и только недавно кое-что о них стало известно. Почти каждые пятьдесят лет какой-нибудь отважный мореплаватель нарушает их покой и, пораженный необыкновенным зрелищем, хочет приписать именно себе заслугу нового открытия.


В течение последних лет американские и английские суда, занятые ловлей китов в Тихом океане, случайно при недостатке провизии заходили в удобную гавань, находящуюся на одном из островов. Но страх перед туземцами, основанный на воспоминании об ужасной судьбе, постигшей многих белых, заставлял команду уклоняться от сношений с населением, а это лишало возможности иметь более точное представление об особенностях обычаев и нравов местных жителей.


Я никогда не забуду тех восемнадцати или двадцати дней, в течение которых легкий пассатный ветер тихонько уносил нас по направлению к островам. Преследуя кашалота, мы шли приблизительно на 20° западнее островов Галапагос. Все что нам осталось делать, когда определился наш курс, — это, поставив реи поперек судна, спуститься по ветру, а доброе старое судно и нестихавший ветер сами сделали все остальное. Рулевой, удобно примостившись у румпеля, готов был дремать часами. Верная долгу «Долли» шла вперед своей дорогой и подобно тем, кто всегда делает свое дело хорошо, только если он предоставлен самому себе, она продвигалась вперед, как морской ходок-ветеран.


Какое это было прелестное, ленивое и томное время, пока мы так скользили по волнам!


Нежнейшая синева неба была окаймлена на горизонте узкой полоской прозрачных бледных облаков, никогда не менявших ни очертаний, ни окраски. Длинные, размеренные волны океана с заунывным шумом катились мимо, и легкая рябь блестела на солнце. Время от времени стайка летучих рыб, спугнутая с воды, взвивалась в воздух из-под корабельного носа и затем стремглав, подобно серебряному потоку, падала в море. Вдали мелькал высокий фонтан кита, а ближе бродячая акула — страшный разбойник морей, — вынырнув и держась на скромном расстоянии, поглядывала на нас своими злыми глазами. По временам какое-то бесформенное чудовище морских глубин, всплывшее на поверхность, при нашем приближении медленно погружалось в синие воды и исчезало из виду. Но самым поразительным из всего окружавшего нас было ненарушаемое молчание, царившее в небе и в воде. Не было слышно ни звука, кроме случайных вздохов косатки да журчания воды, рассекаемой острым водорезом.


Когда мы уже подходили ближе к земле, я с радостью приветствовал появление бесчисленных морских птиц. Вскоре другие признаки нашего соседства с землей стали очевидны; это было уже незадолго до радостного возвещения «Земля!», услышанного нами с марса и данного с той особой растянутостью звука, которую так любят моряки.


Капитан, бросившись из каюты на палубу, весело кричал, гладя в подзорную трубу; штурман еще громче переспрашивал: «С какой стороны?» Черный кок высунул свою косматую голову из кухни, а собака Ботсвэн проскользнула под брашпиль [1] и яростно залаяла. Земля! Да, вот она! Едва уловимая неправильная синяя полоска, обозначающая смелые очертания высоких вершин Нукухивы.


Нукухива — самый значительный из Маркизских островов и единственный, к которому обычно пристают суда. Остров этот имеет около 20 миль в длину и приблизительно столько же в ширину. На его изрезанных берегах три хорошие гавани, из которых самую большую и удобную местное население называет «Тайохэ». Среди различных племен, населяющих берега других заливов, а также среди всех путешественников она известна под именем, закрепленным за самим островом, — Нукухивы.


Бухта Нукухива — то самое место, где капитан хотел отдать якорь. Во время заката солнца мы заметили туманные очертания гор, а к утру подошли уже совсем близко к острову. Бухта, которую мы искали, лежала на дальней его стороне. Пока судно шло, двигаясь вдоль берега, мы смотрели на цветущие долины, глубокие ущелья, водопады, веющие прохладой рощи, скрываемые там и сям выдающимися вперед скалистыми мысами, за которыми открывались постепенно все новые и поразительные красоты.


К полудню, тихонько обогнув мыс, мы вошли в Нукухивскую бухту. Ни одно описание не может передать ее красот!..


Но, к сожалению, в ту минуту я не мог ими любоваться…


Я видел только трехцветные французские флаги, трепыхавшиеся на кормах шести судов. Черные корпуса и вздыбленные ряды пушек по бокам выдавали их воинственный характер. Они находились там, в этой прелестной бухте, где даже зеленые прибрежные холмы как бы порицали суровость их вида. Для меня ничего не могло быть неприятнее приветствия этих судов. Вскоре мы узнали, что привело их сюда: в описываемое мною время всей группой островов от имени французской нации завладел адмирал де Пети-Туар.


Пока мы медленно двигались вперед, бесчисленные каноэ начали отваливать от берега, и мы скоро оказались в середине целой флотилии, причем дикие владельцы лодок, стараясь подойти к нашему борту, отчаянно толкали друг друга. Таких странных выкриков и страстных жестов я до этого никогда не слыхал и не видал. Можно было подумать, что островитяне готовы схватить друг друга за горло, тогда как они всего лишь дружественно расцепляли свои лодки.


Тут и там виднелись разбросанные между каноэ бесчисленные кокосовые орехи, плывущие тесно один к другому и раскачивающиеся вверх и вниз на каждой волне. Каким-то необъяснимым способом эти орехи все время приближались к нашему судну. Когда я с любопытством облокотился на борт и стал напряженно вглядываться, желая разгадать их таинственное движение, одна группа, ушедшая далеко вперед от остальных, привлекла мое внимание. В центре было нечто, что я принял за кокосовый орех, хотя еще ни разу не встречал ореха столь необычайного вида. Он вертелся и танцевал среди других самым странным образом, и когда подплыл ближе, я подумал, что он удивительно похож на бритый коричневый череп одного из дикарей. В этот момент я заметил у него пару глаз и скоро убедился, что то, что по моим предположениям было кокосовым орехом, оказалось головой островитянина. Кокосовые орехи были все связаны один с другим за волокна кожуры, частью отодранные от скорлупы. Их владелец, просунув голову в образуемое ими ожерелье, тащил его таким способом по волнам.


Я был несколько удивлен, заметив, что среди туземцев, окружавших нас, не было ни одной женщины. В то время я еще не знал, что в силу законов «табу» по всему острову употребление каноэ строжайше запрещено женщинам: смерть грозит им даже за вхождение в каноэ, вытащенное на берег. Когда мы приблизились примерно на полторы мили к берегу, некоторые из островитян, ухитрившиеся вскарабкаться на борт к нам, обратили наше внимание на странное движение в воде впереди судна. Мне показалось, что это стая рыб, резвящихся на поверхности, но наши новые друзья уверили, что это молодые девушки, которые вплавь приближались к судну, чтобы приветствовать нас. Когда они подплыли ближе и я увидел их ныряющие тела и поднятые правые руки с поясами из таппы, [2] длинные темные волосы, распущенные по воде, мне показалось, что я вижу перед собой настоящих русалок.


«Долли» была преспокойно взята в плен, и нам ничего не оставалось делать, как сдаться на время, пока корабль оставался в бухте. Вечером, после того как мы стали на якорь, палуба была иллюминована фонариками, и живописная толпа, разукрашенная цветами и одетая в платья из пестрой таппы, затеяла бал. Местные женщины страстно любят танцы и своей дикой грацией и всем стилем плясок превосходят все, что я когда-либо видел.


ГЛАВА II

Мы пришли к Маркизским островам летом 1842 года. Французы вступили во владение ими за несколько недель до этого. Они посетили крупнейшие острова группы и высадили в различных местах около пятисот человек солдат. Эти последние были заняты постройкой укреплений против нападений туземцев, от которых ежеминутно можно было ожидать враждебных выступлений. Островитяне смотрели на этих людей, так дерзко завладевших их берегами, со смешанным чувством страха и ненависти. Они от всего сердца ненавидели их; но порывы протеста погашались в них страхом перед плавучими батареями, которые гордо выставили свои жерла не против крепостей и редутов, а против десятка бамбуковых сарайчиков, приютившихся в кокосовой роще. Адмирал де Пети-Туар, несомненно, доблестный и благоразумный воин! Четыре вооруженных фрегата и три корвета, чтобы запугать до порабощения горстку нагих людей! Шестьдесят восьмифунтовых пушек, [3] чтобы разрушить хижины из ветвей кокосовой пальмы, и конгрейвовы ракеты, [4] чтобы поджечь несколько навесов для каноэ!


В Нукухиве высадилось около сотни солдат. Они расположились лагерем в палатках, построенных из старых парусов и запасных стенег эскадры, в середине редута, защищенного несколькими девятифунтовыми пушками и окруженного рвом. Через день эти войска в боевом порядке двинулись по направлению к одной из соседних возвышенностей и там, окруженные толпами туземцев, в продолжение четырех часов проходили всевозможные военные упражнения. Островитяне с диким восторгом глядели на смотр и с дикой ненавистью на его участников. Старая гвардия на летнем параде на Елисейских полях не могла бы иметь более безукоризненного вида. Полковые офицеры, блестя золотыми галунами и расшитыми мундирами, словно рассчитанными на то, чтобы поразить островитян, казались только что распакованными из парижских футляров.


Ко времени нашего прибытия на острова сенсация, произведенная присутствием иностранцев, еще не улеглась. Туземцы толпами ходили вокруг лагеря и с живейшим любопытством следили за всем, что там происходило. Кузница, устроенная под защитой рощи на взморье, привлекла настолько большую толпу, что требовались величайшие усилия караульных, чтобы удержать любопытных на таком расстоянии, которое позволило бы работавшим заниматься своим делом.


Но ничто не вызвало такого восхищения, как лошадь, привезенная из Вальпараисо на «Ахилле», одном из судов эскадры. Красивое животное было взято на берег и помещено в хижине внутри ограды укреплений. Случайно как-то коня, покрытого нарядной попоной, вывели оттуда, и один из офицеров проскакал на нем во весь опор по твердому песку побережья. Это событие было, конечно, встречено громкими приветственными криками, и «большая собака» была единодушно признана островитянами за самый необыкновенный зоологический вид, который когда-либо им попадался.


Наше судно и трех дней не простояло в гавани Нукухивы, как я решил покинуть его. Насколько многочисленны и вески были доводы, приведшие меня к этому решению, свидетельствует тот факт, что я предпочел рискнуть своей жизнью, оставшись среди местных жителей, лишь бы избежать плавания на борту «Долли». Выражаясь кратко, по-матросски, я решил «смыться».


Когда я поступил на «Долли», я, разумеется, подписал договор, тем самым как бы нанимаясь и принимая на себя определенные обязательства на время плавания. Но при всех сделках, если одна сторона не выполняет того, что должна по условию, разве тем самым не освобождается и другая сторона от своих обязательств? Кто скажет, что это не так?


После того как я решил вопрос принципиально, позвольте же мне приложить это решение и к частному случаю, о котором идет речь. Множество раз не только подразумеваемые, но и оговоренные условия договора нарушались на том судне, где я служил. Обращение было грубое, к больным относились с преступной небрежностью, провизия отпускалась чрезвычайно скупо, плавание бессмысленно затягивалось. Капитан был виновником всех этих злоупотреблений: трудно было предположить, что он исправит что-нибудь или изменит свое поведение. На всякие жалобы и увещания у него был один ответ: острый конец его костыля убедительно и успешно приводил к молчанию недовольных. К кому могли мы обратиться за помощью? Мы оставили и закон, и справедливость по ту сторону мыса Горн, и, к несчастью, наша команда за малым исключением состояла из трусливых негодяев, постоянно ссорившихся между собой и сходившихся лишь в терпении, с которым они переносили безграничную тиранию капитана. Было бы безумием двум или трем из нас пытаться без поддержки остальных противиться произволу, царившему на борту «Долли». Мы бы только навлекли на себя месть этого «владыки корабельных досок» и подвергли бы своих товарищей еще большим жестокостям.


В конце концов со всем этим можно было бы на время примириться, если бы была надежда на скорое освобождение. Но какая горестная перспектива ожидала нас в этой части света! Длительность китоловных плаваний за мысом Горн, часто затягивавшихся до четырех-пяти лет, вошла уже в поговорку.


Таким образом, как только я попал на берег, я решил покинуть «Долли». Конечно, трудно назвать геройством тайное бегство от того, кто причинил зло и обиду, но как же мне этого избегнуть? Другого выхода я не видел. Решившись, я принялся собирать сведения относительно острова и его обитателей, чтобы сообразно с этим составить план бегства.


Нукухивская бухта формой своей напоминает подкову и имеет приблизительно девять миль в окружности. Вы приближаетесь к ней с моря через узкий вход между двумя маленькими островками, подымающимися конусообразно вверх, приблизительно на пятьсот футов.


От самого моря берег поднимается одинаково со всех сторон зелеными отлогими косогорами, незаметно переходящими в величественные горы. Голубые очертания их замыкают кругозор. Прекрасный вид берега еще выигрывает от глубоких и романтических ущелий, которые, очевидно, расходятся по радиусу от общего центра и верхние очертания которых теряются в тени гор. По этим лощинкам бегут светлые ручьи, часто образующие то маленькие водопадики, то большие и шумливые водопады, и, наконец, спокойно текущие дальше до самого моря. Дома туземцев, плетенные из желтого тростника, крытые длинными заостряющимися книзу листьями пальмы, беспорядочно разбросаны по долинам под тенистыми ветками кокосовых деревьев.


Берега острова изрезаны многочисленными заливами, к ним спускаются широкие цветущие долины. Долины эти населены различными племенами, которые, хотя и говорят на родственных наречиях одного общего языка и имеют общую религию и законы, но с незапамятных времен ведут наследственную войну друг с другом. Лежащие между ними горы, обычно в две или три тысячи футов над уровнем моря, определяют территорию каждого из этих враждебных племен, которые никогда и не перебираются за них, кроме как для военного или разбойничьего нападения. Непосредственно к Нукухиве прилегает отделенная от нее цепью гор, видимых из гавани, очаровательная долина Гаппар; жители ее поддерживают самые дружественные отношения с населением Нукухивы. По другую сторону от долины Гаппар лежит великолепная долина страшных тайпи, непримиримых врагов других племен. Это воинственное племя, кажется, вселяет остальным островитянам неописуемый ужас. Самое имя их страшит, ибо слово «тайпи» на маркизском наречии значит — любитель человеческого мяса. Несколько странно, что это название укрепилось исключительно за ними, поскольку туземцы всей группы островов, судя по описаниям миссионеров, неисправимые каннибалы.


Тайпи пользуются необычайной известностью среди населения всех островов. Жители Нукухивы часто рассказывали нашей корабельной команде про их ужасные подвиги и показывали следы ран, полученных в отчаянных схватках с ними. И когда на берегу они старались испугать нас, показывая на кого-нибудь из своих и называя его тайпи, они бывали очень удивлены, что мы не спасались бегством при этом страшном имени. Было занятно смотреть, с какой серьезностью они отрекались от каких бы то ни было собственных людоедских наклонностей, а своих врагов — тайпи — описывали как закоренелых людоедов.


Я никогда не забуду замечания одного парня из нашей команды, когда мы медленно входили в бухту Нукухивы. Пока мы стояли, глядя на зеленеющие мысы, Нэд, указывая рукой по направлению к коварной долине, воскликнул:


— Там, там живут тайпи! О, какое кушанье приготовили бы из нас эти кровожадные людоеды, если бы нам пришло в голову пристать здесь к берегу! Но они говорят, что не любят матросского мяса, оно слишком соленое. Скажите, товарищи, как бы вам понравилось, если бы вас выбросили здесь на берег? А?


Вздрогнув при этом вопросе, я не думал тогда, что через несколько недель действительно окажусь пленником в этой самой долине.


Окончательно решив тайно покинуть корабль и получив относительно бухты все сведения, которые я мог собрать при тех обстоятельствах, в каких находился, я осторожно начал обдумывать план бегства. Мысль быть схваченным и позорно возвращенным обратно на судно была для меня так нестерпима, что я поклялся не поступать поспешно или необдуманно.


Я знал, что капитан неохотно лишится одного из лучших матросов команды; и я был уверен, что в случае моего исчезновения отеческое беспокойство быстро заставит его развернуть запасы пестрого ситца в качестве награды за мою поимку. Он мог бы даже оценить мои услуги стоимостью мушкета, а тогда уж, несомненно, все население немедленно начнет рыскать по моим следам, поощряемое великолепной наградой.


Установив, что островитяне из предосторожности жили в самой глубине долин и избегали бродить по горам, я полагал, что если бы мне удалось незамеченным уйти в горы, я мог бы свободно остаться там до самого отплытия судна. То, что оно снялось с якоря, я увидал бы со своей высокой позиции. Первой моей задачей было временно, до отплытия судна, скрыться из виду; затем прожить у туземцев на острове до тех пор, пока мне это не надоест, и покинуть остров при первой благоприятной возможности.


Я решил не сообщать никому из товарищей своих планов и уж ни в коем случае не убеждать никого сопровождать меня. Но однажды ночью, находясь на палубе и перебирая в уме различные планы бегства, я увидел Тоби — молодого парнишку из нашей команды, — облокотившегося на борт и погруженного в глубокую задумчивость. Тоби и раньше не раз привлекал мое внимание. Он был деятелен, отзывчив, неустрашимо храбр и странно откровенен в выражении своих чувств. Не раз мне приходилось выручать его из затруднений, в которые он попадал из-за этой черты своего характера. И не знаю, по этой ли причине или из-за известного родства чувств между нами он всегда стремился бывать со мной. Не одну вахту мы отстояли вместе, убивая томительные часы болтовней, песнями и рассказами, чередующимися с проклятиями нашей общей тяжелой участи.


Небольшого роста, худой, в матросской синей рубахе и парусиновых штанах, Тоби был ловок и быстр в движениях, как никто у нас. От природы смуглый цвет его кожи еще больше потемнел под лучами тропического солнца, и шапка черных кудрей бросала темную тень на его большие черные глаза. Это было странное угрюмое существо, своевольное, беспокойное и меланхолическое, по временам почти мрачное.


Когда я заметил Тоби, прислонившегося, как я сказал, к борту и погруженного в размышления, у меня сразу мелькнула мысль, что, вероятно, он думает о том же, о чем и я. А если так, то он, пожалуй, единственный из всех наших матросов, которого я выбрал бы соучастником моего предприятия. Почему бы мне не иметь товарища, который разделит со мною все опасности и облегчит иные трудности? Может быть, мне придется очень долго скрываться в горах. В таком случае каким спасением будет для меня товарищ!


Эти мысли быстро мелькнули у меня в уме, и я удивился, почему я раньше не подумал об этом. Но было еще не поздно. Я хлопнул Тоби по плечу и тем вывел его из задумчивости. Нескольких слов было достаточно, чтобы мы поняли друг друга: он был готов принять участие в предприятии. В течение часа мы уладили все предварительные дела и выяснили план действий. Затем закрепили наш союз дружеским рукопожатием и во избежание подозрений отправились каждый к своей койке, чтобы провести там последнюю ночь на борту «Долли».


Рано утром на следующий день вахта со штирборта [5] была собрана на шканцах, и наш достойный капитан, стоя в проходе своей каюты, произнес следующую речь:


— Теперь, ребята, когда мы закончили наше шестимесячное плавание и выполнили всю работу, я думаю, вам нужно сойти на берег. Так и быть, я освобожу вас от вахты на сегодня. Я отпускаю вас, потому что знаю, что вы заворчали бы, как старые кормовые канониры, если бы я вас не отпустил. Но мой совет каждому, кому жизнь дорога, остаться на борту и не попадаться этим кровожадным людоедам. Десять против одного, ребята, что если вы сойдете на берег, вы влипните в какую-нибудь скверную историю и там вам конец! Если эти татуированные бездельники заманят вас в свои долины, они сцапают вас, — можете быть уверены. Многие белые сходили здесь на берег, и больше уж их никогда не видали. Было тут старое судно «Дидо», приставшее здесь года два назад и пославшее одну свою вахту на берег, — о ней ничего не было слышно неделю. А туземцы клялись, что ничего не знают. Только трое вернулись на судно — и то один с лицом, изуродованным на всю жизнь: проклятые язычники вытатуировали широкую заплатку на его физиономии.


Впрочем, что толку с вами говорить! Вы все равно сойдете. Только если островитяне состряпают из вас рагу — пеняйте на себя! Вы можете избежать их, коли станете держаться поближе к французскому лагерю и если вернетесь на судно до захода солнца. Намотайте хоть это крепче себе на ус, если вы забудете все остальное, что я вам сказал. Ну, отправляйтесь! Да живо!.. Через десять минут будет спущен баркас… можете идти!


Различны были чувства, отраженные на лицах матросов штирборт-вахты, пока они слушали речь капитана, но по окончании ее все сразу двинулись к баку и занялись приготовлениями к отпуску. При этом речь капитана обсуждалась не в слишком умеренных выражениях. Один матрос, крепко выругавшись, воскликнул:


— Ты не выманишь у меня свободы, старик, никакими сказками! Я сойду на берег, даже если каждый голыш там будет тлеющим углем, и каждый сучок вертелом, а людоеды будут стоять наготове, чтобы изжарить меня, как только я спущусь!


Это заявление пришлось всем по вкусу, и мы постановили наперекор карканью капитана провести на берегу славный денек.


Но у нас с Тоби была своя игра, и мы воспользовались царившей всюду кутерьмой, чтобы договориться обо всем подробнее и закончить приготовления. Нашей задачей было устроить бегство в горы возможно скорее, и мы решили не обременять себя лишним снаряжением. Поэтому, пока остальные наряжались, рассчитывая показаться на берегу во всей красе, мы удовольствовались тем, что надели новые толстые парусиновые штаны, удобные башмаки, грубые гаврские куртки и соломенные шляпы. Это составляло всю нашу экипировку.


Как только на баке пробили две склянки, мы получили разрешение садиться в баркас. Я задержался немного позади на баке, и, когда я уже готов был подняться на палубу, мои глаза упали на корзинку с хлебом и на блюдо, где лежали остатки нашего последнего спешного завтрака.


Раньше я совсем не думал о том, чтобы запастись какой-нибудь пищей на дорогу, так как всецело рассчитывал на то, что нам удастся, где бы мы ни оказались, найти плоды. Но тут я не мог устоять против желания запастись чем-нибудь из этих остатков. Я схватил две пригоршни мелких ломаных сухарей и положил их за пазуху; туда же предварительно спрятал несколько фунтов табаку и несколько ярдов бумажной материи, — предметы, которыми намеревался подкупить туземцев, как только мы окажемся среди них.


Едва я упрятал сухари, как мое имя было названо дюжиной голосов, и я, вспрыгнув на палубу, увидал в лодке всю компанию, нетерпеливо ждущую отплытия. Я перескочил через борт и уселся на офицерском месте. Гребцы дружно навалились на весла, и баркас направился к берегу.


ГЛАВА III

В то время на острове был период дождей, и небо утром предвещало один из тех тяжелых ливней, которые особенно часты в это время года. Как только мы отвалили от берега, большие капли начали, булькая, прыгать по воде, а когда мы вновь к нему пристали, дождь полил потоками. Мы спаслись под навесом громадного сарая для каноэ, стоявшего на самом берегу, и ждали, пока утихнет первая ярость урагана.


Он продолжался, однако, без перерыва, и монотонный шум дождя над головой начал действовать усыпляюще на людей, разлегшихся в больших военных каноэ и после недолгой болтовни все заснули.


Мы с Тоби только и ждали такого случая и немедленно воспользовались им: выползли из сарая и укрылись в глубине громадной рощи, на опушке которой он стоял. После десятиминутного быстрого хода мы достигли открытого места, откуда сквозь сетку ливня виднелись тусклые очертания горы; на ее вершину мы и намеревались взобраться.


Проливной дождь все не ослабевал и, по-видимому, загнал туземцев в дома; это спасало нас от случайной встречи с ними. Тяжесть промокших насквозь курток и вещей, которые мы под ними спрятали, сильно мешала нам двигаться вперед. Однако об остановке нечего было и думать, так как мы ежеминутно могли быть застигнуты туземцами.


С тех пор как мы вышли из сарая, нам едва удалось обменяться друг с другом несколькими словами. Когда мы подошли ко второй прогалине в лесу и снова увидали гору перед собой, я взял Тоби за руку и, указывая на ее отлогие скаты, сказал тихо:


— Теперь, Тоби, ни слова, ни взгляда назад, пока мы не будем стоять на вершине той горы. Никакого промедления больше, надо идти вперед, пока можем. Ты более легок и проворен, поэтому веди, а я последую за тобой.


— Ладно, брат, — сказал Тоби, — наша игра требует быстроты. Только давай держаться ближе друг к другу, вот и все.


Сказав это, он, как молодой олень, перескочил через ручеек и ринулся вперед.


После долгого и трудного пути, карабкаясь по крутому склону, мы достигли, наконец, намеченной вершины. Но вместо того чтобы идти вдоль хребта, где оказались бы на виду у жителей долины, мы осторожно держались одной стороны, ползая на четвереньках и скрываясь в высокой траве. После часа, потраченного на такой неприятный способ передвижения, мы поднялись на ноги и храбро продолжали путь вдоль гребня вершины.


Не желая терять ни минуты, мы быстро бежали вдоль хребта, когда почва позволяла это, пока не наткнулись на крутую скалу. Сначала нам показалось, что она является серьезным препятствием, но после длительного и тяжкого карабканья с некоторым риском для наших голов, наконец, взобрались на нее и продолжали бегство с прежней быстротой.


Мы покинули побережье поутру, и после непрерывного, порой трудного и опасного подъема, в продолжение которого ни разу не обернулись к морю, перед закатом оказались на самой высокой горе острова. Вершина ее увенчивалась громадной нависающей скалой, состоящей из базальтовых глыб, обвешанных кругом ползучими растениями. Мы, должно быть, были более чем на три тысячи футов над уровнем моря, и вид, открывавшийся с этих высот, был великолепен.


Одинокая бухта Нукухивы, испещренная черными точками судов французской эскадры, отдыхающая у подножия гор с зелеными склонами, изборожденными глубокими ущельями или прорезанными улыбающимися долинами, представляла самый чарующий пейзаж, который я когда-либо видел, и проживи я еще сто лет, никогда не забуду чувства восторга, испытанного тогда мной.


Мне хотелось взглянуть на местность, находившуюся по другую сторону горного хребта. Мы с Тоби предполагали, что там откроются широкие заливы Гаппар и Тайпи, но были разочарованы. Вместо отлогого спуска в долину продолжалась та же возвышенность, прерываемая целым рядом горных кряжей и провалов, покрытых — насколько мог охватить взгляд — густой зеленью. Среди деревьев, однако, не попадалось ни одного из тех, на плоды которых мы так рассчитывали.


Это неприятное открытие совсем разрушало наши планы: ведь не спускаться же с горы в Нукухиву за пищей! Что делать? «Долли» простоит на якоре, быть может, целых десять дней, — чем же мы будем питаться в течение этого времени? Я горько раскаивался в своей непредусмотрительности, в том, что мы не запаслись как следует хотя бы сухарями. С грустью вспомнил о той жалкой горсти, которую я засунул за пазуху, и захотел узнать, что сталось с ней. Я предложил Тоби совместно обследовать наши карманы. Мы уселись рядом на траву, и Тоби первый стал вытаскивать свои запасы: фунт табаку, покрытый снаружи крошками морских сухарей, четыре или пять ярдов ситцу с узором, несколько испорченным желтыми пятнами от табака, и, наконец, маленькая горстка чего-то мягкого, липкого и бесцветного, что он сам в первую минуту затруднился определить. Это была смесь крошек хлеба и кусочков табаку, сделавшаяся похожей на тесто, размокшая от пота и дождя. В другое время я счел бы это несъедобным, но теперь смотрел на эту массу как на бесценное сокровище и постарался с особой осторожностью переложить ее на большой лист, сорванный с соседнего куста. Тоби объяснил мне, что нынче утром он положил себе за пазуху два сухаря, рассчитывая пожевать их дорогой.


Судя по состоянию, в котором были найдены продукты моего товарища, можно было ожидать, что мои окажутся в столь же плачевном виде. Несколько кусочков хлеба, несколько ярдов белой бумажной ткани и несколько фунтов отборного свернутого жгутом табака составляли все, чем я владел.


Я убедил своего спутника, что как бы ни были малы наши запасы, мы должны разделить хлеб на шесть равных порций, каждая из которых будет дневным пропитанием для нас. Он согласился. Я снял свой шелковый шейный платок и, разрезав его ножом на шесть кусочков, завернул в них все порции по отдельности. Каждая из них составляла приблизительно то, что может уместиться на столовой ложке. Завернув все в небольшой сверточек, я вручил его Тоби на хранение, упрашивая не соблазняться содержимым. Остаток этого дня мы решили поститься, так как завтракали поутру.


Вскочив снова на ноги, мы осмотрелись кругом в поисках приюта: ночь, судя по виду неба, обещала быть темной и бурной. Наконец, мы нашли лощинку, достаточно просторную, уединенную и, как нам казалось, защищенную от дождя и ветра.


Мы немедленно начали собирать ветки деревьев, валявшиеся кругом, для постройки шалаша на ночь. Несколько минут, оставшихся до темноты, мы употребили на то, чтобы покрыть нашу хижину широколиственной травой, росшей в трещинах лощины. Затем забрались туда и усталые улеглись на покой.


Забуду ли я когда-нибудь эту ужасную ночь? От бедного Тоби я не мог добиться ни слова. Единственным утешением было бы услышать его голос, но он молча лежал всю ночь, скрючившись, точно разбитый параличом, и дрожал. Дождь лил такими потоками, что наш бедный навес казался словно сделанным на смех. Напрасно я старался укрыться от бесконечных потоков, лившихся на меня: защищая одну сторону, я неминуемо подставлял дождю другую, и вода непрестанно находила новые отверстия, чтобы промочить нас.


Понятно, что я проснулся, как только уловил слабое мерцание чего-то вроде зари, и, схватив своего товарища за руку, объявил ему, что солнце всходит. Бедный Тоби поднял голову и после некоторой паузы сказал хриплым голосом:


— Очевидно, дружок, мои топовые фонаре потухли: с открытыми глазами мне темнее, чем когда они были закрыты.


— Глупости! — воскликнул я, — ты еще не проснулся.


— Не проснулся! — завопил Тоби в ярости, — не проснулся! Ты хочешь меня убедить, что я спал, да? Это оскорбление — предположить, что человек может заснуть в такой мокроте!


Пока шло это объяснение, стало немножко светлее, и мы выползли из нашего логовища. Дождь перестал, но все кругом было мокро. Мы стащили с себя намокшее платье, выжали его, насколько могли, и стали думать о том, чтобы нарушить наш пост, так как прошло уже двадцать четыре часа с тех пор, как мы поели. Сначала мы разделили дневные порции на две равные части и, завернув одну из них, чтобы вечером подзакусить, разделили остальное возможно ровнее и стали тянуть жребий, кому первому выбирать. Я мог бы поместить кусочек, выпавший на мою долю, на кончике пальца, но, несмотря на это, постарался, чтобы прошло добрых десять минут, прежде чем я проглотил последнюю крошку.


А затем предложил Тоби, вместо того чтобы рыскать по всему острову, подвергаясь опасности быть накрытыми, оставаться тут, на этом месте, до тех пор, пока у нас хватит пищи, построить себе удобную хижину и соблюдать величайшую осторожность. Со всем этим мой товарищ согласился.


В течение часа или двух, проведенных нами таким образом под кустами, я начал чувствовать недомогание, которое сразу приписал влиянию плохо проведенной ночи. Меня бросало то в жар, то в холод, а одна нога распухла и болела так сильно, что я начал думать, что укушен какой-то ядовитой гадиной. Лихорадочное состояние мое ухудшилось, я ворочался с боку на бок и, стараясь не разбудить заснувшего рядом Тоби, отполз от него на два или три ярда. Случайно задев ветку куста, я отодвинул ее в сторону, и моему взору открылся вид, который я до сих пор еще помню со всею живостью первого впечатления. Если бы привелось увидеть рай, то и он вряд ли мог бы очаровать меня больше.


Придя в себя от изумления, я спешно разбудил Тоби и сообщил ему о сделанном мною открытии. Мы вместе направились к краю обрыва, и мой товарищ был так же восхищен, как и я.


Теперь вопрос был в том, какая из двух долин — Гаппар ила Тайпи — была перед нами. Тоби настаивал, что это местопребывание гаппаров, а я — что оно занято их врагами, свирепыми тайпи. По правде сказать, я не был очень уверен в этом, но предложение Тоби сразу же спуститься в долину и просить гостеприимства у ее обитателей казалось мне рискованным, и я решил ему противиться.


Туземцы племени гаппар не только поддерживали мир с Нукухивой, но, как я уже упоминал, были с ее жителями в наиболее дружественных отношениях. Кроме того, они славились добротой и человеколюбием. Поэтому мы могли ждать от них сердечного приема и приюта на все то время, которое пришлось бы оставаться на их территории.


С другой стороны самое имя тайпи возбуждало тревогу в моем сердце. Мысль добровольно отдаться в руки этих дикарей казалась мне безумной, а предложение отправиться в долину, неизвестно каким из этих племен населенную, — нелепым.


Однако мой товарищ не был в силах противостоять искушениям, являвшимся в виде изобилия пищи и других радостей, которые мы могли бы найти в долине, и держался иного взгляда на этот счет. Никакие убеждения не могли его поколебать. Когда я настаивал на том, что у нас не может быть уверенности ни в чем и когда я описывал ужасную судьбу, которая постигнет нас, если мы поспешим спуститься в долину, он отвечал перечислением всех бед нашего теперешнего положения и страданий, которым мы подвергнемся, если останемся на месте.


— Что же делать теперь? — спросил я.


— Спуститься в долину, — ответил Тоби. — Что же еще нам остается, кроме этого? Ведь мы же оба наверняка умрем с голоду, если останемся… А что касается твоих страхов перед этими тайпи, то ведь все это глупости! Не может быть, чтобы обитатели такого прелестного места были людоедами. Лучше рискнуть спуститься, чем помереть с голоду в такой мокрой дыре, как эта!


— Ну, а кто выведет нас отсюда, — спросил я, — если даже мы и решимся спуститься в долину? Как сползти в эту пропасть, не расшибив себе голову?


— Да, я не подумал об этом, — сказал Тоби.


Он поник головой и на несколько минут погрузился в размышление. Внезапно он вскочил, и глаза его сияли особым блеском — очевидно, ему пришла в голову светлая мысль.


— Да, да! — воскликнул он, — все потоки и ручьи текут в одном направлении и должны непременно спуститься в долину, прежде чем попасть к морю. Нам надо идти по течению одного из этих ручьев, и хотя сейчас кажется, что он течет не в том направлении, он рано или поздно приведет нас в долину. Отправимся сейчас же, идем, брось все эти глупые мысли о племени тайпи, и да здравствует счастливая долина Гаппар!


— Вижу, дружок, что тебе очень хочется, чтобы это была Гаппар, — заметил я, качая головой.


— В путь! — воскликнул Тоби, бросаясь вперед. — Это Гаппар и ничто иное! Такая славная долина с лесами хлебных деревьев, рощами кокосовых пальм и зарослями кустарников гуавы! Не медли: клянусь именем всех этих плодов, я умираю от желания их попробовать! Иди, иди, не обращай внимания на обломки скал, оттолкни их с дороги, как делаю я, а завтра, старина, запомни мое слово, мы будем как сыр в масле кататься! Вперед!


Он ринулся вниз по лощине, как сумасшедший, забывая, что я со своей больной ногой не мог поспевать за ним.


Наше путешествие, сначала сравнительно легкое, становилось все труднее и труднее. Русло потока было покрыто осколками разбитых скал, упавших сверху; они создавали много препятствий быстрому потоку и заставляли его порой низвергаться стремительными водопадами. В узких местах лощины нам приходилось идти прямо по воде или же пролезать под свалившимися деревьями с вывороченными корнями и цепкими ветвями. Иногда мы спускались, едва цепляясь руками за выступы скал, иногда просто скользили вниз, почти смываемые течением потока. Дважды на нашем пути вырастали препятствия, которые сначала казались нам непреодолимыми: громадные пропасти, куда шумными водопадами низвергался поток, за которым мы должны были следовать. Я уже терял надежду выбраться оттуда живым. Я был утомлен непосильными трудностями пути, измучен лихорадкой, страдал от непрекращающейся боли в ноге и почти умирал от голода.


Но Тоби неутомимо шел вперед и спускался с головоломных высот, то держась за корни каких-то странных растений и сползая с них, как по канату, то прямо бросаясь вниз на ветви кустарников и деревьев. Наконец, спустившись с последнего обрыва, мы нашли там место для постройки шалаша на ночь, набрали ветвей и листьев и сели, чтобы съесть полагавшуюся нам на ужин порцию.


На следующее утро, несмотря на слабость и мучения голода, мы продолжали наш трудный и опасный путь, поддерживаемые надеждой скоро вновь увидать прекрасную долину. Я не буду рассказывать о том, как мы спасались, будучи на волосок от смерти, как преодолевали все трудности, возникавшие перед нами, пока не достигли начала долины. Достаточно сказать, что после большого труда и больших опасностей мы оба стояли живые и невредимые у истоков той долины, которая за день до этого так внезапно открылась моим глазам, и под теми самыми утесами, с высот которых мы впервые ее увидали.


ГЛАВА IV

Тайпи или Гаппар? Ужасная смерть в руках свирепых людоедов или ласковый прием у доброго племени? Что из двух? Но теперь было поздно обсуждать этот вопрос.


Часть долины, в которой мы находились, казалась совсем необитаемой. Почти непроницаемые заросли тянулись по обе стороны русла потока.


Наконец, мы решили войти глубже в рощу, и, пройдя несколько шагов, я поднял на опушке тонкий побег хлебного дерева, совершенно зеленый и со свежесодранной нежной корой. Не говоря ни слова, я протянул его Тоби, который остановился при виде этого неоспоримого доказательства близости людей.


Интрига завязывалась… Немного дальше лежала целая связка таких же побегов, перетянутая полоской коры. Может быть, это брошено каким-нибудь одиноким туземцем, испуганным нашим видом и бросившимся сообщить своим одноплеменникам о нашем приближении? И кто эти одноплеменники? Тайпи или гаппары? Отступать было уже поздно, и мы снова двинулись в путь. Тоби шел впереди, внимательно вглядываясь в гущу деревьев, пока не отскочил, словно ужаленный ядовитой змеей. Опустившись на колено, он поманил меня одной рукой, а другой отстранил мешающие листья и пристально вглядывался. Я быстро подошел и увидал две фигуры, частью скрытые густой листвой; они стояли неподвижно, тесно прижавшись друг к другу. Вероятно, они еще прежде заметили нас и удалились в глубь леса, чтобы избегнуть встречи.


Я сразу решился. Бросив свою палку и развернув сверток с вещами, принесенными с корабля, я вытащил бумажную материю и, держа ее в одной руке, другой сорвал ветку с куста и велел Тоби следовать моему примеру. Продираясь сквозь заросли, я пошел вперед, по направлению к отступавшим передо мною фигурам, махая ветвью в знак мира.


Это были юноша и девушка, тонкие, стройные и совершенно нагие, если не считать легкого пояса из коры, с которого спадали рыжеватые листья хлебного дерева. Одна рука юноши обвивалась вокруг шеи девушки, а другою он держал ее за руку; так они стояли рядом, немного наклонив головы вперед, прислушиваясь к слабому шуму наших шагов.


С нашим приближением их тревога, видимо, усиливалась. Боясь, что они могут вдруг убежать, я остановился и знаками пригласил их приблизиться и взять подарки. Они отказались. Тогда я произнес те несколько слов на их языке, которые я знал, не столько ожидая, впрочем, что они поймут меня, сколько желая показать, что мы не с облаков упали. Это, казалось, внушило им некоторое доверие. Я приблизился еще, протягивая вперед материю и держа ветвь, они слегка отступали. Наконец, они позволили подойти к ним так близко, что я мог набросить материю им на плечи, давая понять, что отдаю ее им, и стараясь различными жестами втолковать, что мы питаем к ним глубокое уважение.


Испуганная пара стояла теперь смирно, пока мы пытались объяснить, чего мы хотели. Тоби при этом проделал целый ряд пантомимических иллюстраций, открывая рот от уха до уха, указывая пальцем в горло, скрежеща зубами и вращая глазами так, что, я думаю, бедняги приняли нас за белых каннибалов, готовых пообедать ими. Когда, наконец, они нас поняли, то показали, что согласны помочь. Но в этот момент вдруг пошел сильный дождь, и мы попросили их отвести нас под какой-нибудь навес. Эту просьбу они согласились исполнить, но, идя перед нами, постоянно оборачивались и наблюдали за каждым нашим движением и даже взглядом, ясно выражая этим свое недоверие к нам.


— Тайпи или гаппары? — спросил я Тоби, пока мы шли за ними.


— Конечно, гаппары, — ответил он уверенным тоном, стараясь скрыть от меня свои сомнения.


— Ну, скоро узнаем! — воскликнул я.


И тотчас же я выступил вперед к нашим проводникам и, произнося оба эти имени вопросительно, указывал на долину, пытаясь сразу же установить ответ. Они повторяли за мною слова, но без всякого выражения, так что я совсем растерялся… Тогда я поставил рядом в форме вопроса два слова: «гаппар» и «мотарки», что значит хороший. Оба туземца обменялись многозначительными взглядами, и не выразили никакого удивления; но при повторении вопроса, после небольшого совещания друг с другом, они ответили положительно. Тоби был в восторге, особенно когда молодые дикари продолжали повторять свой ответ с большим усердием, как бы желая внушить нам, что, будучи среди гаппаров, мы можем чувствовать себя вполне безопасно.


Они поспешили вперед, и мы следовали за ними, пока внезапно они не издали странного крика, на который ответили голоса из-за рощи. В следующую минуту мы вышли на открытую полянку, в конце которой заметили длинную низкую хижину и перед нею несколько девушек. Как только те увидали нас, они, точно вспугнутые фавнами нимфы, с диким визгом бросились в глубь зарослей.


Через несколько мгновений вся долина наполнилась криками, и со всех сторон к нам стали сбегаться туземцы.


Если бы армия завоевателей сделала нападение на их земли, они не пришли бы в большее возбуждение. Вскоре мы были окружены густой толпой. В яростном желании посмотреть на нас островитяне мешали нам двинуться дальше. Часть из них окружила наших молодых проводников, которые торопливо и многословно что-то объясняли: вероятно, они описывали подробности нашей встречи. Наконец, мы дошли до большого и красивого строения из бамбука, куда нам знаками предложили войти. Усталые, мы сразу опустились на циновки, покрывавшие пол.


Через минуту небольшое помещение было заполнено народом, а кому не хватило места внутри, глазели на нас в отверстия тростникового плетенья. Около того места, где мы улеглись, сидели на корточках восемь или десять благородного вида мужчин, как оказалось впоследствии — вождей, которые смотрели на нас с упорным и суровым вниманием. Один из них, казалось самый высший по рангу, поместился прямо против меня. Он не раскрывал рта и только со строгим выражением лица смотрел на меня в упор, ни разу не отворачиваясь. Никогда до этого я не испытывал на себе такого странного и пристального взгляда. Желая отвлечь его и создать доброе мнение о себе, я взял немного табаку из-за пазухи и предложил ему. Он спокойно отстранил предложение и молча подал мне знак положить все на место.


При моих прежних сношениях с дикарями Нукухивы и Тайора я замечал, что каждый из них готов был услужить мне как угодно за угощение табаком. Не был ли этот отказ вождя знаком враждебности? Тайпи или гаппары? — спрашивал я самого себя. Я вскочил, так как в этот момент тот же вопрос был задан странным существом, сидевшим против меня. Я повернулся к Тоби и при мерцающем огоньке светильника увидел его бледное лицо. Я помолчал минуту и не знаю по какому побуждению ответил:


— Тайпи.


Мрачное изваяние кивнуло в подтверждение головой и затем проговорило:


— Мотарки!


— Мотарки, — сказал я не колеблясь, — тайпи, мотарки.


Какое преображение! Темные фигуры вокруг нас вскочили на ноги, в увлечении хлопали руками и снова и снова кричали чудные слова, произнесение которых, казалось, все уладило.


Наконец, возбуждение вождя улеглось, и через несколько минут он стал так же спокоен, как был до рокового вопроса. Положив руку на грудь, он объяснил мне, что его зовут «Мехеви» и что он хочет знать мое имя. Я минуту колебался, думая, что ему может быть трудно произнести мое настоящее имя, и сказал, что меня зовут «Том». Но нельзя было выбрать ничего хуже: вождь не мог одолеть этого. «Томмо», «Томма», «Томми» — все, кроме простого «Том». Так как он настаивал на украшении слова лишним слогом, я согласился с ним на «Томмо», и с этим именем я прожил все время, пока оставался на острове. Через ту же процедуру прошел и Тоби, чье звучное имя было усвоено легче.


Обмен именами равен утверждению дружбы между этими простыми людьми; мы знали об этом и потому были очень довольны, что он произошел именно теперь.


Когда толпа рассеялась, я повернулся к Мехеви и дал ему понять, что мы нуждаемся в пище и сне. Заботливый вождь сказал несколько слов одному из толпы; тот исчез и вернулся через несколько минут с тыквенным сосудом и двумя или тремя молодыми кокосовыми орехами, уже очищенными от шелухи. Мы с Тоби немедленно приставили эти «бокалы» к нашим губам и осушили их в одно мгновение. Затем перед нами было поставлено какое-то кушанье в сосуде из тыквы, и как я ни был голоден, я задумался над тем, каким способом переправить его в рот. Блюдо это, называемое пои-пои, приготовляется из плодов хлебного дерева и своим видом несколько напоминает столярный клей; оно желтого цвета и терпкое на вкус. Я задумчиво посмотрел на него, погрузил свою руку в месиво и к бурной радости туземцев вытянул ее, нагруженную этим пои-пои, прилипшим длинными нитями к каждому пальцу. Масса была такая густая, что когда я поднес ее ко рту, потянул за собой всю тыкву и приподнял ее с циновки, на которой она стояла. Эта неловкость — Тоби повторил ее вслед за мной — вызвала у стоявших рядом дикарей неудержимый взрыв хохота.


Как только их веселье улеглось, Мехеви окунул указательный палец правой руки в блюдо и, повертев им быстро несколько раз, вытащил его обмазанным этим составом. Другим особым приемом он предотвратил падение пои-пои с пальца обратно в миску и поднес его ко рту. Все это было проделано явно для нашего обучения, так что я снова принялся за еду, довольно безуспешно применяя указанный способ.


Затем нам принесли еще несколько кушаний; некоторые из них были прямо восхитительны. Мы закончили банкет, выпив еще два молодых кокоса, после чего угостились несколькими затяжками табаку из искусно выточенной трубки, кругом обходившей сидящих.


В течение ужина дикари рассматривали нас с напряженным любопытством, наблюдая малейшие наши движения. Их удивление достигло высших пределов, когда мы начали снимать платье, промокшее от дождя. Они разглядывали белизну нашего тела и, казалось, совершенно не могли согласовать ее со смуглым цветом наших лиц, загоревших после шестимесячного пребывания под палящим солнцем экватора. Они ощупывали нашу кожу так же, как торговец щупал бы кусок замечательного тонкого атласа, а некоторые из них даже ее нюхали.


Понемногу группа, собравшаяся вокруг нас, стала рассеиваться, и около полуночи мы остались лишь с постоянными жителями дома. Они снабдили нас свежими циновками, покрыли несколькими кусками таппы и затем, потушив светильники, сами расположились рядом с нами. После короткого отрывочного разговора между собою они вскоре крепко заснули.


Разнообразные и спутанные мысли терзали меня в продолжение ночи. Измученный Тоби спал тяжелым сном рядом со мной, а мне мешала заснуть боль в ноге, и я перебрал в уме все страшные последствия нашего положения. Тайпи или гаппары? Я вздрогнул, когда осознал, что уже не остается сомнения. Что готовила нам страшная судьба? Конечно, нам пока не причинили никакого зла, нас даже хорошо и гостеприимно встретили. Но можно ли положиться на изменчивые страсти, владеющие душой туземца?!


Возбужденный этими страшными думами, я только под утро погрузился в тревожную дремоту. Когда, проснувшись на середине какого-то ужасного сна, я вскочил, то увидал вокруг себя лица наклонившихся надо мною островитян. Был светлый день: дом был полон молодых женщин и девушек, фантастично разукрашенных цветами. Они смотрели на нас, не скрывая своего детского восторга и любопытства.


Позднее, когда число их сильно поредело, в дом вошел великолепный воин, слегка наклонив в низком проходе торчащие перья своего головного убора. Вид его был внушителен. Блестящие длинные, спадающие перья тропических птиц были расположены высоким полукругом на голове, а их концы закреплены полумесяцем из золотых бус, стягивавшим лоб. Вокруг шеи лежало несколько громадных ожерелий из клыков вепря, отшлифованных, как слоновая кость, и нанизанных так, что самые длинные падали на его широкую грудь. В дырки ушей вставлены два небольших и тонко отточенных зуба кашалота. Воин был опоясан тяжелыми кусками темно-красной таппы с висящими спереди и сзади сплетенными кистями, а кольца и браслеты, сделанные из человеческих волос, дополняли его одеяние. В правой руке он держал деревянное полукопье, полувесло почти пятнадцати футов в длину, с одним заостренным концом, а другим — отшлифованным, как лопасть весла. Наискось на поясе висела богато украшенная трубка, тростниковый чубук которой был выкрашен в красный цвет, а вокруг него, как и на самой чашке трубки, трепыхались маленькие флажки из тончайшей таппы. Но самым замечательным во внешности блистательного островитянина была искусная татуировка, расположенная по всему телу. Татуировка на лице была очень простая. Две широкие полосы, расходясь от темени, перекрещивали наискось оба глаза, затрагивая и веки, и спускались немного ниже ушей, где они соединялись с другой полосой, которая тянулась прямой линией вдоль губ и составляла основание треугольника.


Эта воинственная личность, войдя в дом, уселась на некотором расстоянии от нас. Всмотревшись в него внимательно, я подумал, что его черты мне знакомы. Как только он повернулся ко мне лицом и я снова увидел его необычайные украшения и встретил странный взгляд, под которым находился накануне, я тотчас же, несмотря на изменения в его внешности, узнал благородного Мехеви. Когда я обратился к нему, он сразу ответил, горячо приветствуя меня и, видимо, немало радовался эффекту, произведенному его костюмом.


После непродолжительной беседы, затрудненной непониманием языка (это, казалось, очень огорчало вождя), он заметил опухоль на моей ноге. Он подошел ко мне, осмотрел ногу с величайшим вниманием, а затем послал мальчика, стоявшего поблизости, с каким-то поручением. Через несколько минут юноша вернулся с пожилым туземцем. Его лысая голова блестела, как полированная поверхность кокосового ореха, а длинная серебристая борода доходила почти до пояса. Голову его охватывала повязка, сплетенная из листьев дерева ому; она была надвинута низко над бровями, по-видимому, для защиты его слабого зрения от блеска солнца. Одной рукой он опирался на длинную тонкую палку, похожую на жезл, с каким появляется на сцене театральный чародей, а в другой руке держал веер, сплетенный из зеленых листочков кокосовой пальмы. Развевающийся плащ из таппы, связанный на плече, свободно висел на сутулой фигуре и подчеркивал почтенность его вида.


Мехеви, приветствуя старика, указал ему на место между нами и затем попросил его осмотреть мою больную ногу. После старательного исследования лекарь начал орудовать; считая, вероятно, что болезнь лишила ногу всякой чувствительности, он начал щипать ее и бить так, что я буквально заревел от боли. Думая, что я с таким же успехом могу и сам производить щипки и пинки, я попытался воспротивиться такому способу лечения. Но было не так легко вырваться из когтей старого знахаря; он ухватился за мою несчастную ногу, точно уже давно стремился к этому, и, бормоча какие-то заклинания, продолжал свое дело, ударяя по ноге с такой силой, что мне казалось, я сойду с ума от боли. А Мехеви, из тех же побуждений, которые заставляют мать держать вырывающегося ребенка на кресле дантиста, удерживал меня своей могучей рукой и подбодрял злодея продолжать свои пытки.


Почти обезумевший от ярости и боли, я вопил на весь дом, а Тоби, пуская в дело все известные ему знаки и жесты, пытался положить конец моим мукам. Уступил ли мой истязатель просьбам Тоби или остановился просто от изнеможения — я не знаю, но он прекратил, наконец, свое лечение, и в тот же момент вождь отпустил меня. Я упал навзничь почти в беспамятстве от вынесенных страданий. Мой врач, оправившись от усталости после своих упражнений, как бы желая вознаградить меня за пережитые мучения, взял какие-то травы из сумки, подвешенной у него на груди, намочил их в воде и приложил к воспаленному месту. Наклонившись над моей ногой, он не то шептал заклинания, не то вел таинственную беседу с воображаемым демоном, помещающимся в икре моей ноги. Наконец, он завернул ногу в повязки из листьев и оставил меня в покое.


Мехеви вскоре встал, чтобы уйти; но перед уходом он властным тоном говорил с одним из туземцев, которого называл Кори-Кори, и насколько я мог понять из его речи, поручил меня его заботам и вниманию.


Мехеви наконец ушел, за ним врач, и к закату солнца мы были оставлены лишь с десятью или двенадцатью туземцами, составлявшими то семейство, членами которого стали теперь и мы с Тоби. Я лежал, боясь двинуться, чтобы не разбередить снова ногу, и стал рассматривать устройство нашего дома. Он стоял не прямо на земле, а на возвышении, сложенном из больших камней и достигавшем приблизительно восьми футов в высоту. Спереди оставалась узкая полоса, где дом не доходил до края каменной кладки (называемой туземцами пай-пай); огороженная с этой стороны небольшим тростниковым плетнем, она являлась чем-то вроде веранды. Остов дома был построен из больших бамбуковых стволов, поставленных вертикально и скрепленных вместе поперечными балками, перевязанными ремнями из коры. Задняя сторона постройки, сделанная из поставленных в ряд кокосовых ветвей, переплетенных тонкими листьями, отклонялась несколько от вертикали и возвышалась футов на двадцать от поверхности каменной кладки; а покатая крыша, настланная из длинных заостряющихся пальмовых листьев, круто наклонялась, не доходя футов на пять до земли. С карниза крыши по фасаду дома свешивались подвески наподобие кистей. Фасад был сделан из легкого и изящного тростника вроде искусного плетня, украшенного пестрыми перевязками, которые сдерживали различные части этого фасада.


В длину это живописное строение тянулось почти на двенадцать ярдов, тогда как в ширину в нем не было и двенадцати футов. Чтобы пройти в узкое отверстие в передней стене дома, приходилось низко нагибаться. В самой комнате лежали два длинных, совершенно прямых и хорошо отполированных ствола кокосовой пальмы, тянувшиеся во всю длину жилища; один из них прилегал вплотную к задней стене, а другой лежал параллельно на расстоянии приблизительно двух ярдов; промежуток между ними был застлан множеством красиво сделанных циновок. Этот промежуток являлся общим ложем и местом для отдыха местных жителей, соответствуя диванам восточных стран. Здесь спят ночью и праздно лежат большую часть дня.


Под самой крышей висело несколько больших тюков, завернутых в грубую таппу; там хранились праздничные костюмы и различные части одежды. Вдоль стены были расставлены копья, дротики и другое оружие островитян. Снаружи, на площадке перед домом, построен маленький навес, служивший кладовой или чуланом, куда прятались различные предметы домашнего обихода. В нескольких шагах от дома стоял большой сарай, построенный из кокосовых ветвей, где занимались обычно приготовлением «пои-пои» и прочими кулинарными операциями.


ГЛАВА V

Главой семейства, в которое мы с Тоби так неожиданно попали, являлся Кори-Кори. На вид ему казалось лет двадцать пять; ростом он был в шесть футов, крепко и хорошо сложен и обладал самой странной внешностью. Голова его старательно обрита за исключением двух круглых местечек в доллар величиной на темени, где волосы удивительной длины были завязаны в два торчащих узла, придававших ему вид существа, украшенного рогами. Его борода и усы, повыдерганные почти всюду, висели только небольшими кисточками с верхней губы и с подбородка.


Кори-Кори, побуждаемый, вероятно, стремлением придать миловидность своему лицу, нашел нужным украсить его тремя широкими полосами татуировки, пересекавшими без разбору все, что попадалось на пути: одна из них шла по линии глаз, другая пересекала лицо через нос, третья тянулась вдоль губ — от уха до уха. Его физиономия, трижды опоясанная, всегда напоминала мне лица тех несчастных шалопаев, которых я видал порой за прутьями тюремного окна; тело моего хозяина, покрытое сплошь изображениями птиц, рыб и бесчисленного множества ни на что не похожих существ, напоминало собрание картинок по естественной истории.


С Кори-Кори жили его родители: престарелый отец, отказавшийся уже от участия в общей жизни поселка, проводивший все дни в доме или где-нибудь поблизости и наполовину выживший из ума, и мать Кори-Кори, добрая Тайнор, еще бойкая и хлопотливая старуха, всегда занятая делами по хозяйству. С ними же жили три молодых человека — настоящие бездельники — занятые ухаживанием за девушками, питьем «арвы» да курением табака в компании подобных им повес. Среди постоянных жителей дома было несколько милых девушек, занятых по большей части изготовлением тонких сортов таппы. Но они часто убегали на часок в другой дом пошалить и поболтать с подругами.


Среди них я должен выделить чудесную Файавэй, мою любимицу. Ее легкая, гибкая фигура была истинным воплощением женственной грации и красоты. Оливковый цвет кожи, безупречный овал лица и каждая черточка его — все радовало глаз и сердце, особенно когда ее полные губы раскрывались в улыбке и показывали ряд блестящих белых зубов. Темно-коричневые волосы, неровно разделенные посередине, естественными кольцами спускались на плечи и грудь. Когда она была в задумчивом настроении, глубина ее странных синих глаз казалась спокойной и непроницаемой; но освещенные чувством, они излучали сияние, как звезды. Руки Файавэй были мягки и нежны, так как девушки племени тайпи в отличие от женщин совсем освобождены от исполнения тяжелых и грубых работ.


Татуируют женщин сравнительно мало, и Файавэй, как и остальные девушки ее лет, была татуирована меньше, чем пожилые женщины. Украшение состояло всего из трех маленьких точек, не больше булавочной головки, над губой, да и на самом сгибе плеча были нарисованы две параллельные линии на расстоянии трех сантиметров одна от другой и, пожалуй, в девять сантиметров в длину, причем промежуток между ними был заполнен тонко вычерченными фигурками. Домашний костюм Файавэй и остальных девушек состоял из пояса, сделанного из древесной коры с висящими листьями или куска таппы. Для прогулок в роще или при визитах к своим подругам они надевали туники из белой таппы, спускающиеся от груди до колен. А когда им приходилось быть долго на солнце, они защищались от его лучей развевающимися плащами из той же материи.


И Файавэй, и ее подруги, так же как и наши женщины, любили украшать себя разными драгоценностями: и в ушах, и вокруг шеи, и на кистях. Но их драгоценностями были цветы. Иногда они надевали ожерелья из мелких красных цветочков, нанизанных, как рубины, на волокна таппы, иди втыкали белый бутон в дырочку в мочке стебельком назад, показывая спереди нежные лепестки, сложенные в чудный шарик, похожий на чистейшую жемчужину. Девушки-островитянки страстно любили цветы, и им никогда не надоедало украшать себя ими.


Когда Мехеви оставил наш дом, Кори-Кори приступил к исполнению обязанностей, возложенных на него. Он принес нам пищи, и так как я был поручен его заботам, он настоял на том, чтобы кормить меня из рук. Я, конечно, противился этому всячески, но напрасно: мне пришлось смириться. Тоби же было позволено управляться с едой, как ему угодно.


После ужина Кори-Кори разложил циновки для ночлега, приказал мне лечь, укрыл большим плащом из таппы и, ласково глядя на меня, восклицал какие-то слова, которые я понял так: «Покушал хорошо, а! Спи хорошо!». Но я не нуждался в таком поощрении: лишенный сна в течение предыдущих ночей, я стремился скорее воспользоваться данной возможностью, тем более что и боль в ноге несколько утихла.


На следующее утро, проснувшись, я нашел Кори-Кори лежащим рядом со мной с одной стороны, а Тоби — с другой. Я чувствовал себя значительно бодрее и тотчас согласился на предложение Кори-Кори отправиться помыться, хотя и боялся, что ходьба причинит мне боль. Но Кори-Кори избавил меня от этих опасений: пригнувшись, как носильщик, готовый взвалить на себя чемодан, он дикими выкриками и множеством жестов дал мне понять, что я должен влезть к нему на спину, а он отнесет меня к потоку, протекавшему, вероятно, вблизи от дома.


Наше появление на террасе перед домом собрало целую толпу зрителей, глазевших на нас и оживленно болтавших. Как только я охватил руками шею преданного парня и он потащил меня, толпа, состоявшая главным образом из девушек и детей, последовала за нами, крича и прыгая. Достигнув потока, Кори-Кори прошел вброд до середины и ссадил меня на гладкий черный камень, поднимавшийся на несколько дюймов над водой. И тут он не оставил меня одного, помогая мыться и окуная меня в воду, как нянька окунает маленького ребенка в ванну.


В тот же день после обеда Мехеви еще раз нанес нам визит. Благородный островитянин, казалось, был все в том же приятном расположении духа, и обращение его было столь же сердечно, как и раньше. Пробыв с нами около часу, он поднялся с циновок и, показывая, что хочет уйти, пригласил Тоби и меня следовать за ним. Я указал на свою ногу, но Мехеви, в свою очередь, указал на Кори-Кори и тем отстранил мое возражение. Взобравшись на спину верного слуги, я точно морской дед верхом на Синдбаде, последовал за вождем.


Путь вел по главной дороге, пролегающей в долине. Мы прошли некоторое расстояние, и Кори-Кори начал задыхаться под тяжестью своей ноши. Я слез с его спины и, опираясь на длинное копье Мехеви, стал сам переправляться через многочисленные препятствия, обходя нагроможденные на дороге обломки скал и карабкаясь по узким проходам над обрывами.


Наше путешествие близилось к концу: взобравшись на значительную высоту, мы пришли к месту назначения. Здесь были расположены священные рощи долины — место празднеств и религиозных обрядов. Под густой тенью священных хлебных деревьев царствовал торжественный сумрак, как под сводами какого-нибудь собора. Страшные языческие божества, казалось, властвовали над всей местностью, нашептывая свои заклинания над каждым предметом. Тут и там в глубине этих жутких теней высились языческие святилища, полускрытые от глаз нависающими ветвями. Они были построены из огромных глыб черного полированного камня, положенных одна на другую, без цемента, высотой в двенадцать или пятнадцать футов. На них покоился открытый храм, обнесенный низким частоколом из тростника, внутри которого виднелись гниющие остатки приношений: плоды хлебного дерева и кокосовой пальмы.


В середине леса находилось священное место «Хула-хула», предназначенное для выполнения фантастических религиозных обрядов племени. «Хула-хула» — это обширное продолговатое возвышение, сложенное из камней, кончающееся с двух сторон высокими алтарями, охраняемыми целым строем безобразных деревянных идолов; по двум другим сторонам были построены в ряд бамбуковые навесы, отверстиями внутрь, образованного таким образом четырехугольника. Большие деревья, стоящие в середине, были обнесены вокруг стволов легкими помостами, приподнятыми на несколько футов над землей, и опоясаны перильцами из тростника: с них жрецы обычно произносили свои проповеди.


Это священное место было защищено от осквернения строжайшим наложением всемогущего табу, обрекавшего на немедленную смерть всякую женщину, которая святотатственно коснулась бы его священных границ или хотя бы ступила ногой на землю, ставшую священной от падающей на нее тени.


Невдалеке виднелось довольно большое строение, предназначенное для жилья жрецов и священнослужителей рощи. По соседству с ним было другое замечательное здание, построенное, как обычно, на каменной кладке по крайней мере в двести футов длиной, хотя не больше двадцати шириной. Весь фасад этого строения совершенно открыт, и от одного конца до другого тянулась узенькая терраса, огражденная по краю кладки камышовым плетнем. Внутри здания пол весь был устлан рядами циновок, лежащих между стволами кокосовой пальмы.


К этому-то строению Мехеви и повел нас. До сих пор за нами следовала целая толпа островитян обоего пола; но как только мы приблизились к дому, женщины отделились от толпы и, стоя в стороне, позволили нам пройти вперед. Безжалостное табу простиралось также и на это здание, и то же страшное наказание ограждало его от мнимого осквернения женским присутствием.


Войдя в дом, я был удивлен, увидя там шесть мушкетов, прислоненных к бамбуковой стене, на стволах которых висело по мешочку с порохом. Вокруг этих мушкетов было расположено, подобно кортикам, украшающим перегородку каюты военного судна, множество различных копий, весел, дротиков и дубинок.


— Это, — сказал я Тоби, — должно быть, их арсенал.


Когда мы шли вдоль строения, нас поразил вид четырех или пяти безобразных стариков, с чьих дряхлых членов время и татуировка, казалось, стерли все человеческие черты. Воины острова прекращают татуировку только после того, как все рисунки, сделанные на их теле в юности, сольются в одно, а это бывает лишь в случаях особой долговечности. Поэтому тела стариков, сидевших перед нами, стали того тускло-зеленого цвета, который с течением времени приобретает татуировка. Их кожа имела какой-то ужасный чешуйчатый вид, и это в соединении со странной окраской делало их члены похожими на пыльные образцы зеленого мрамора. Местами кожа висела большими складками, как на боках носорога. Головы их были совершенно лысы, а безбородые лица собраны в тысячу морщинок. Но самой замечательной особенностью были ноги: пальцы, как расходящиеся линии морского компаса, указывали на все стороны света. Это, вероятно, происходило оттого, что в течение почти ста лет существования пальцы на ногах никогда не были как-нибудь искусственно стянуты обувью и в старости, питая отвращение к близкому соседству друг с другом, устремлялись в разные стороны.


Эти отвратительные существа, казалось, совсем уже утратили способность движения и сидели на полу со скрещенными ногами, как бы в оцепенении. Они почти не обращали на нас внимания, едва, кажется, сознавая наше присутствие, пока Мехеви усаживал нас на циновки, а Кори-Кори произносил свою непонятную тарабанщину [так].


Через несколько минут вошел мальчик с деревянным блюдом пои-пои; во время еды я снова принужден был принять заботливое вмешательство моего неутомимого слуги. Другие кушанья последовали за этим, и Мехеви проявлял самую гостеприимную настойчивость, принуждая нас есть и показывая нам достойный пример.


Когда пиршество было окончено, закурил трубку, переходившую от одного к другому. Под влиянием ее снотворного действия, тишины и густеющих теней приближающейся ночи мы с Тоби погрузились в легкую дремоту. Вождь и Кори-Кори тоже заснули рядом с нами.


Я очнулся от своего тревожного сна около полуночи, как мне казалось, и, приподнявшись с циновки, увидал, что мы остались в доме одни. Тоби все еще спал, но остальные наши спутники исчезли. Единственным звуком, нарушавшим тишину, было прерывистое дыхание стариков, которые лежали неподалеку от нас. Кроме них, насколько я мог судить, не было никого в доме.


Предчувствуя беду, я разбудил Тоби, и мы стали шепотом совещаться по поводу неожиданного ухода туземцев. Вдруг из глубины рощи прямо перед нами показались высокие языки пламени, в одно мгновение осветившие ближайшие деревья и погрузившие в еще больший мрак то, что нас окружало.


Пока мы смотрели на это зрелище, темные фигуры начали двигаться вперед и назад перед пламенем; танцуя и прыгая вокруг костра, они казались какими-то демонами.


Глядя на это явление с некоторым ужасом, я сказал, обращаясь к товарищу:


— Что это может значить, Тоби?


— О, ничего, — ответил он, — разводят огонь, я думаю.


— Огонь! — воскликнул я, и сердце мое начало отчаянно биться. — Какой огонь?


— Да огонь, чтобы изжарить нас. Чего же ради людоеды поднимут такой переполох, если не для этого?


— Брось шутки, Тоби! Совсем не время для них!


— Шутки, да! — негодующе вскричал Тоби. — А ты когда-нибудь слышал, чтоб я шутил? Ну, а для чего же, ты думаешь, эти дьяволы кормили нас так все эти три дня, как не для того, о чем ты так боишься говорить? Посмотри-ка на Кори-Кори! Разве он не напихивает тебя своими отвратительными кашами так, как кормят на убой свиней? Будь спокоен, мы будем съедены этой прекрасной ночью. Вот уж и огонь готов, на котором нас пожарят…


— Вот! Я говорил тебе! Они уже идут за нами! — воскликнул он через минуту, когда фигуры четырех островитян, четкими силуэтами выделяясь на освещенном фоне, поднялись на ступени и стали приближаться к нам.


Они вошли бесшумно, даже крадучись, и скользнули в окружавшем нас мраке, как бы собираясь прыгнуть на кого-то и опасаясь в то же время встревожить его раньше времени. О, как ужасны были мысли, проносившиеся в ту минуту у меня в голове! Холодный пот выступил на лбу, и, онемев от ужаса, я ждал, что с нами будет.


Внезапно тишина была нарушена хорошо знакомым мне голосом Мехеви. Его ласковый тон сразу рассеял мой страх.


— Томмо, Тоби, кай-кай (кушать)! — обратился он к нам.


— Кай-кай! Так, да? — сказал Тоби угрюмо. — Хорошо, зажарь нас сначала, хочешь? Но что это? — прибавил он, когда появился еще один дикарь, несший большое деревянное блюдо с каким-то дымящимся мясом, как казалось по запаху; дикарь поставил блюдо у ног Мехеви.


— А, зажаренный младенец! Но я не хочу этого, что бы это ни было! Я был бы порядочным дураком, если бы дал себя разбудить среди ночи, накормить и напоить, для того, чтобы стать лакомым кусочком для шайки кровожадных людоедов! Нет, я хорошо вижу, что это за птицы, и я лучше уморю себя голодом, стану кучкой костей и хрящей, и тогда — если они подадут меня на стол — добро пожаловать! Не ешь ни кусочка из того, что они тебе тут дают! Откуда мы знаем, что это?


— Попробую, чтобы узнать, — сказал я, разжевывая кусок, который Кори-Кори как раз положил мне в рот. — Превосходная штука! Очень похожа на телятину.


— Это жареный младенец, клянусь душою капитана Кука! — вскричал Тоби в необыкновенном возбуждении. — Телятина! Почему же мы не видали ни одного теленка на острове с тех пор, как пристали? Говорю тебе, что ты набиваешь себе рот трупом какого-нибудь гаппара!


Действительно, откуда они могли достать это мясо? Я решил во что бы то ни стало допытаться: повернувшись к Мехеви, я скоро дал ему понять, что хочу, чтобы принесли свет. Когда принесли светильник, я внимательно вгляделся в миску, но не увидел ничего, кроме кусков самого обыкновенного поросенка.


— Пуарки, — воскликнул Кори-Кори, весело глядя на блюдо.


С того самого дня я навсегда запомнил, что так называется на языке тайпи свинья.


ГЛАВА VI

Среди всех этих новых впечатлений неделя прошла совсем незаметно. Туземцы по непонятным причинам с каждым днем увеличивали свое внимание к нам. Их обращение с нами было безупречно. Конечно, думал я, они не поступали бы так, если бы хотели нам зла. Но почему такая подчеркнутая заботливость? Что могут они ждать от нас в ответ? Кроме того, несмотря на доброе отношение, которое мы встретили, я слишком хорошо знал изменчивость настроения туземцев, чтобы не мечтать о бегстве из этой долины и не чувствовать над собою угрозы смерти, которая чудилась мне под этой приветливой внешностью. Но мечта тронуться с места была неосуществима — я все еще продолжал хромать. Положение моей ноги серьезно удручало меня, так как, несмотря на все местные лекарства, оно все ухудшалось и ухудшалось. Меня это беспокоило тем более, что я не понимал ни причины, ни характера заболевания. Я уже отказался от всякой надежды на выздоровление и предался самым мрачным мыслям. Ни дружеские утешения моего товарища, ни трогательные заботы Кори-Кори, ни даже ласковое внимание Файавэй не могли рассеять уныния, охватившего меня.


Однажды утром, когда я лежал на циновке, погруженный в грустные мечты, Тоби, который за час до этого ушел, вдруг поспешно вернулся и с большой радостью сказал мне, чтобы я развеселился и успокоился: он предполагал, судя по поведению туземцев, что к берегу приближаются лодки.


Эта новость подействовала на меня магически. Наступил час нашего спасения! Вскочив с циновки, я сам скоро убедился, что происходит что-то необычное. Доносились крики — «боти! боти!» (лодки, лодки), сначала слабые и далекие, затем все ближе и громче, пока они не были подхвачены кем-то, взобравшимся на кокосовую пальму уже совсем близко от меня. Он повторил их в свою очередь; его весть подхватили в соседней роще, и крики начали постепенно замирать вдали: таким путем новость, пришедшая с берега, проникла в самые отдаленные места долины. Это был голосовой телеграф местных жителей; при его помощи известие в несколько минут проходило от моря до отдаленнейших жилищ — расстояние по меньшей мере в восемь или девять миль. В данный момент телеграф действовал вовсю: одни известия следовали за другими с непостижимой быстротою.


При каждом свежем известии островитяне выражали живейший интерес и удваивали энергию, с которой они начали собирать плоды для продажи ожидаемым посетителям. Одни сдирали шелуху с кокосовых орехов, другие, взобравшись на хлебные деревья, сбрасывали плоды вниз своим товарищам, собиравшим их в кучи. Некоторые быстро двигали пальцами, плетя из листьев корзинки для складывания плодов.


В это время происходили и другие приготовления. Там стоял высокий воин, чистя свое копье куском старой таппы или прилаживая листья пояса вокруг талии; а тут молодая девушка украшала себя цветами. И как бывает во всех частях света во время спешки и смятения, многие просто непрерывно суетились и совались повсюду, ничего не делая и мешая другим.


Мы никогда раньше не видели островитян в таком хлопотливом и возбужденном состоянии, и это, несомненно, доказывало, что события, подобные сегодняшнему, происходили редко. Когда я подумал о том, сколько еще пройдет времени, прежде чем опять появится случай бежать, мне стало бесконечно жаль, что у меня нет сил воспользоваться этой первой возможностью.


Из того что мы могли понять, было ясно, туземцы очень боятся опоздать к прибытию лодок и не сделать нужных приготовлений. Слабый и хромой, я все же отправился бы с Тоби тотчас, если бы Кори-Кори не только не отказался взять меня, но и не выказал бы решительного сопротивления нашему намерению оставить дом. Остальные островитяне были также против наших планов и казались опечаленными и удивленными принятым мною решением. Я ясно видел, что хотя мой слуга старался скрыть, что удерживает меня от попыток двинуться, он тем не менее решил препятствовать осуществлению моего желания. Мне показалось, что в этом случае (как часто это бывало впоследствии!) он исполнял приказания какого-то другого лица.


Тоби, который решил сопровождать островитян, как только они будут готовы отправиться, и который поэтому не проявлял такого волнения, как я, теперь заявил мне, что мои надежды достигнуть берега вовремя и воспользоваться той возможностью, которая там может предоставиться, — неосуществимы.


— Разве ты не видишь, — говорил он, — туземцы и те боятся опоздать. Разве ты поспеешь за нами? Я бы сам побежал вперед, если бы не опасался, что слишком большая стремительность вызовет их подозрения и разрушит все надежды на освобождение. Если ты попытаешься казаться спокойным и равнодушным, ты успокоишь их подозрения, и я не сомневаюсь, что тогда они позволят мне идти с ними на берег, предполагая, что я иду только из любопытства. Если мне удастся пробраться к лодкам, я дам знать о положении, в котором тебя оставил, и тогда могут быть приняты нужные меры для нашего побега.


Я не мог не согласиться с его доводами, и так как туземцы уже закончили свои приготовления, я с живейшим интересом следил, как будет встречено намерение Тоби. Как только они поняли, что я собираюсь остаться, они не стали возражать против его предложения и даже встретили его с радостью. Их странное поведение немало удивило меня и придало последующим событиям еще большую таинственность.


Островитяне поспешно шли по дороге, ведущей к морю. Я горячо пожал руку Тоби и дал ему мою соломенную шляпу для защиты от солнца, так как свою он потерял. Он торжественно обещал мне вернуться, как только лодки отвалят от берега, и через несколько минут исчез за поворотом.


Вскоре по дороге прошли последние отставшие туземцы, и крики тех, кто шел впереди, замерли вдали. Часть долины, в которой находился наш дом, казалась совсем покинутой обитателями, остались только Кори-Кори, его престарелый отец и несколько дряхлых стариков.


Перед заходом солнца островитяне начали понемногу возвращаться с берега, и среди них, когда они приближались к дому, я старался различить фигуру моего товарища. Но они проходили мимо один за другим, и я не видел его. Предполагая все же, что он скоро появится, я терпеливо ждал, что он вернется вместе с прелестной Файавэй. Наконец, я увидал старую Тайнор и следом за ней девушек и юношей, которые обычно жили в ее доме. Но с ними не пришел мой товарищ, и, предчувствуя беду, я стал настойчиво добиваться причины его запоздания.


Казалось, мои упорные вопросы смущали туземцев. Все их объяснения были разноречивы: один давал мне понять, что Тоби вернется очень скоро, другой — что он не знает, где Тоби, а третий, неистово ругая Тоби, уверял меня, что он улизнул и никогда не вернется. Мне казалось в то время, что они пытались скрыть от меня истину из опасения, что я не перенесу ужасного несчастья.


Боясь, что какая-нибудь беда стряслась с Тоби, я отыскал юную Файавэй и постарался узнать, если возможно, правду.


Это нежное существо уже давно привлекло мое внимание не только своей исключительной красотой, но и выражением особенной понятливости и человечности. В ее обращении со мною, особенно когда я лежал на циновках, страдая от боли, сквозила нежность, которую нельзя было не понять или не заметить. Когда бы она ни вошла в дом, на лице ее я читал живейшее участие к себе. Приближаясь ко мне, она поднимала слегка руку в знак сочувствия, а ее большие лучистые глаза пристально смотрели в мои, когда она ласково шептала: «Ав-а! Ав-а! Томмо!» — и грустная садилась около меня.


Таков милый образ, в каком являлась мне Файавэй. Надеясь на ее чистосердечие и понятливость, я обратился к ней, встревоженный исчезновением Тоби.


Мои вопросы явно огорчили ее. Она оглядывалась кругом то на одного, то на другого из стоящих рядом, как бы не зная, какой мне дать ответ. Наконец, уступая моим настойчивым просьбам, она дала мне понять, что Тоби уехал вместе с лодками, которые подходили к берегу, но обещал вернуться по прошествии трех дней.


Услышав это, я мысленно обвинил Тоби в том, что он вероломно покинул меня. Но потом, когда я немного успокоился, мне стало стыдно, что я заподозрил его в таком поступке по отношению ко мне. Я утешал себя мыслью, что он отправился не дальше, чем в Нукухиву, чтобы ускорить мое освобождение. Во всяком случае, думал я, Тоби вернется хотя бы с лекарствами, которые мне необходимы, а затем, как только я поправлюсь, уже не будет никаких препятствий для нашего бегства.


Успокаивая себя такими размышлениями, я лег спать в эту ночь в лучшем расположении духа, чем в предыдущие.


Следующий день прошел без каких бы то ни было напоминаний о Тоби со стороны местных жителей. Они, казалось, избегали всякого разговора о нем. Это возбудило у меня некоторые подозрения. Но когда наступила ночь, я поздравил себя с тем, что прошел уже второй день и что завтра Тоби опять будет со мною.


Но и следующий день пришел и ушел, а товарищ мой не появлялся. Он считает три дня с того утра, как уехал; он прибудет завтра, — решил я. Но и этот томительный день прошел также без него. Даже и тогда я не отчаивался: что-нибудь могло задержать его, он, может быть, ждет отплытия судна в Нукухиве, и через день или два во всяком случае я увижу его снова.


Но день за днем проходил, все увеличивая мое разочарование. Наконец, надежда оставила меня.


«Да, — думал я, — он убежал — ему и горя мало, что с его несчастным товарищем может стрястись беда. Дураком я был, думая, что кто-нибудь захочет вновь возвратиться в долину, раз ему удалось отсюда выбраться. Он уехал и оставил меня одного преодолевать все опасности, которыми я окружен». Но иногда мне приходило в голову, что вероломные островитяне разделались с ним, и этим объясняется и смущение, которое они испытывали от моих вопросов, и их сбивчивые ответы. Или он захвачен другим племенем? Или — что еще ужаснее — его постигла та участь, при мысли о которой у меня замирала душа. Я терзался в бесплодных догадках: ни одно известие о Тоби не доходило до меня. Он ушел, чтобы никогда не вернуться.


Но какова бы ни была его судьба, теперь, когда он ушел, туземцы увеличили знаки внимания и доброжелательства ко мне, обращаясь со мной с таким уважением, как если бы я был посланником неба.


День проходил за днем, и в обращении со мною не было заметных перемен. Постепенно я утерял последовательность дней недели и незаметно погрузился в апатию, которая обычно наступает после первого взрыва отчаяния. Моя нога стала заживать, опухоль спала, боль уменьшилась, и были все основания надеяться на скорое выздоровление от болезни, так долго томившей меня.


Пока я еще не совсем оправился от болезни и потому почти не выходил из дому, островитяне всячески старались развлечь меня и постепенно втянуть в интересы собственной жизни. Я гордился тем, что мне дважды удалось оказать им услугу благодаря некоторым вещам, привезенным еще с корабля, и умению пользоваться незнакомыми им орудиями — иглой и бритвой.


Когда я как-то развернул сверток с вещами, принесенными с судна, туземцы уставились на его содержимое, точно перед ними была шкатулка с драгоценностями. Употребление мною этого свертка в качестве подушки казалось им недопустимым, и они настояли на том, чтобы это сокровище было тщательно сбережено. Поэтому сверток привязали к веревке, второй конец которой перекинули через кровельную балку, и вздернули под самую крышу, где он и висел прямо над моими циновками. В случае нужды я мог легко достать свои вещи: стоило только отвязать нижний конец веревки и таким образом спустить сверток. Это было чрезвычайно удобно, и я всячески старался объяснить туземцам, как я высоко ценю их изобретательность. В свертке моем находились: бритва, запас иголок и ниток, остатки табаку и несколько ярдов пестрого ситца.


Вскоре по исчезновении Тоби, когда мне стало ясно, что я еще долго отсюда не выберусь, — если мне вообще суждено отсюда когда-нибудь выбраться, — я занялся осмотром своего гардероба, состоявшего из рубашки и пары штанов. Мне пришло в голову, что если я их не сберегу, то предстану перед цивилизованными собратьями в самом плачевном виде. Я решил снять с себя матросский костюм и убрать его на время, а пока подчиниться моде жителей долины Тайпи, несколько изменив обычный покрой их одежды по своему вкусу.


Как-то раз у меня разорвался плащ, и мне захотелось показать островитянам, как легко зашить эту дырку. Я спустил из-под крыши свой узелок и, достав оттуда иголку с ниткой, принялся за починку. Они смотрели на это, невиданное дотоле занятие с восторгом и удивлением. Старый Мархейо вдруг хлопнул себя рукой по лбу и, кинувшись в угол, вытащил оттуда грязную и рваную полоску полинявшего ситца — вероятно, когда-то он получил его в торговой сделке на берегу — и стал умолять меня применить и тут свое искусство.


Я охотно согласился, хотя мои неловкие пальцы еще никогда не имели дела с такими громадными прорехами. Когда я кончил починку, старый Мархейо по-отечески обнял меня и, снявши пояс, обернул ситец вокруг бедер, вставил в уши украшения, схватил копье и вылетел из дому.


Я почти никогда не употреблял бритвы, пока жил в долине, но этот маленький предмет вызывал особое восхищение тайпи. Нармони, известный герой среди туземцев, особенно следивший за своей внешностью, тщательнее всех татуированный, попросил меня провести бритвой по его уже бритой голове.


Дикари обычно бреются при помощи зуба акулы, хотя, на мой взгляд, он так же мало пригоден для бритья, как однозубые вилы для собирания сена. Немудрено, что смышленый Нармони сразу оценил преимущество моей бритвы перед своим обычным инструментом. Но я дал ему понять, что не могу исполнить его просьбы, не наточив бритвы. Чтобы объяснить свою мысль, я несколько раз провел бритвой по ладони, как по оселку. Нармони тотчас понял меня, выбежал из дому и через минуту притащил целую каменную глыбу величиной с жернов. Но об этот неотделанный камень можно было только изломать бритву, а не наточить, и мне волей-неволей пришлось приступить прямо к бритью. Бедный Нармони корчился и извивался при этой пытке, но, убежденный в моей ловкости, вытерпел боль, как настоящий мученик. Голова его имела ужасный вид после того как я избороздил ее тупой бритвой. Нармони был удовлетворен моей работой, и я не стал его разубеждать.


ГЛАВА VII

Как только я оказался в состоянии бродить по долине, то начал понемногу пользоваться всеми теми удовольствиями, которые были мне так долго недоступны. Я ходил повсюду, гостеприимно принимаемый всеми; меня угощали чудеснейшими плодами, мне прислуживали темноглазые туземные девушки, и я постоянно видел заботы и внимание преданного Кори-Кори.


Конечно, мои странствия были ограничены известными пределами: так, мне был запрещен доступ к морю; и после двух или трех неудачных попыток я отказался от этих прогулок. Многочисленные островитяне сопровождали меня повсюду, и я не могу теперь вспомнить ни одной минуты, проведенной в одиночестве. Поэтому нельзя было надеяться пробраться к морю тайком.


Зеленые отвесные склоны гор, окружавшие долину в том месте, где стоял дом Кори-Кори, лишали меня всякой надежды бежать, даже если бы я и улизнул от бдительных глаз туземцев. Но теперь такие размышления редко занимали меня: я отдавался настоящему, и если неприятные мысли приходили мне в голову, я гнал их прочь.


Когда я смотрел на зеленеющую долину, в которой был схоронен, на окаймлявшие ее вершины высоких гор, то заставлял себя думать, что я в земле обетованной и что по ту сторону этих высот лежит мир, полный забот и огорчений.


Как-то раз я забрел снова в священные рощи, расположенные на половине пути к морю, и Кори-Кори предложил мне навестить жившего там Мехеви. В полдень я вместе с Мехеви и другими вождями племени лег отдохнуть на циновках и погрузился в легкую дремоту. Вдруг меня разбудили дикие крики, и, поднявшись, я увидал, что туземцы хватают копья и стремительно куда-то бегут. Мехеви схватил шесть мушкетов, стоявших у стены, и вскоре исчез в роще. Все эти действия сопровождались яростными криками, среди которых я различил слова: «Гаппар! Гаппар!»


Островитяне бежали из рощи по направлению к долине Гаппар. Вдруг до меня донесся резкий звук выстрела из мушкета с близлежащих холмов и шум голосов, раздававшийся в том же направлении. Женщины, сбежавшиеся в рощу, начали издавать дикие вопли. Как известно, женщинам всех стран свойственно шуметь при всяком возбуждении и тревоге, очевидно рассчитывая этим успокоить себя и взволновать других. В данном случае они подняли такой нестерпимый шум и так неутомимо кричали, что если бы с соседних гор стреляли залпами из мушкетов, я не мог бы этого услыхать.


Когда женское волнение немного улеглось, я стал жадно ждать дальнейших событий. Раздался еще выстрел, и снова с холмов донесся ответный вой. Опять наступило спокойствие и продолжалось так долго, что я уже начал думать, будто сражающиеся армии согласились отложить на время вражду.


Вдруг щелкнул третий выстрел, сопровождаемый снова воем. После этого в течение двух часов ничего не было слышно, кроме разве отдельных криков с холма, звучавших, как ауканье мальчишек, заблудившихся в лесу.


Все это время я стоял на террасе дома, выходившей как раз напротив горы Гаппар; рядом со мной был только Кори-Кори да престарелые туземцы, о которых я уже говорил. Они никогда не двигались со своих циновок и, казалось, не подозревали о том, что происходит нечто необычное.


Но Кори-Кори считал, что мы находимся в центре великих событий, и с большим усердием пытался заставить меня осознать всю их значительность. Каждый звук, доходивший до нас, вызывал у него отклик. Разнообразнейшими жестами он показывал мне, как страшные тайпи в этот момент карали дерзость врагов.


Каждые пять минут он выкрикивал имя Мехеви, давая мне понять, что под предводительством этого вождя воины его племени проявляли чудеса силы и храбрости.


Услыхав за все время только четыре выстрела из мушкетов, я решил, что, вероятно, туземцы управлялись с этим оружием так же, как султан Солиман со своей тяжеловесной артиллерией при осаде Византии, то есть, на заряд и выстрел из мушкета им требовалось час или два. Наконец, так как к нам больше не доходило никаких звуков с гор, я заключил, что распря закончена.


Так в действительности и оказалось. Через некоторое время к нам явился запыхавшийся гонец и сообщил новость о великой победе, одержанной его соотечественниками:


— Трусы убежали! Трусы убежали!


Кори-Кори пришел в экстаз и произнес красноречивое приветствие, из которого я понял, что таковы и были его ожидания и что совершенно бесполезно кому бы то ни было, даже войску пожирателей огня, предпринимать поход против непобедимых героев нашей долины. Я с этим, конечно, согласился и с немалым интересом ждал возвращения победителей, боясь, что победа не обошлась без потерь.


Но я ошибся. Мехеви во время военных действий сберегал свои силы и не подвергал воинов бесполезному риску. Вся потеря победителей сводилась к одному указательному пальцу и ногтю большого (который владелец его принес с собою), сильно ушибленной руке и значительному кровотечению из бедра у одного из вождей. Как пострадал неприятель, я не мог узнать, но полагаю, что гаппарам удалось унести с собой тела своих убитых.


Таков был, насколько я мог судить, исход сражения, и так как туземцы относились к этому как к событию необычайному и удивительному, я заключил, что войны островитян не были слишком кровопролитны. Впоследствии я узнал, как началась стычка. Было замечено, что несколько человек гаппаров бродят, очевидно с недобрыми намерениями, на том склоне горы, который принадлежал племени тайпи. Последние подняли тревогу, и враги после длительного сопротивления были отогнаны к границе.


Но почему же бесстрашный Мехеви не повел войну дальше против гаппаров? Почему не сделал он вылазки во враждебную долину и не принес с собой в качестве трофея какую-нибудь жертву для каннибальских развлечений, которые, как я слыхал, завершают обычно всякое предприятие? В конце концов я был склонен верить, что такого рода пиршества, если и бывают, то чрезвычайно редко. Два или три дня это событие служило темой всеобщего обсуждения; затем возбуждение понемногу спало, и долина погрузилась в свое обычное спокойствие.


Вскоре, однако, новое событие нарушило однообразие моего существования.


Это случилось в тот самый день, когда я, желая выразить Файавэй свою симпатию и признательность за ее постоянное внимание, сшил ей платье из того ситца, который Тоби принес с собой с судна. Должен сознаться, она была похожа в нем на балетную танцовщицу.


После обеда я лежал у себя дома, мирно забавляясь с Файавэй, когда услыхал снаружи сильный шум. Но я уже привык за это время к диким крикам, время от времени раздававшимся в долине, и не обратил на них внимания, пока старик Мархейо, отец Кори-Кори, в каком-то странном возбуждении не подбежал ко мне с известием:


— Марну пеми! (Марну пришел!)


Старик явно ожидал, что эта новость произведет на меня сильное впечатление: некоторое время он стоял, пристально глядя на меня, желая знать, как я отнесусь к его словам. Но так как я оставался недвижим, то старик выбежал из дома так же поспешно, как и вошел.


«Марну, Марну… — размышлял я. — Я никогда раньше не слыхал этого имени. И суматоха, которую они подняли, несколько иного характера, чем обычно…»


Шум от приближения туземцев все усиливался, и имя: «Марну! Марну!» повторялось всеми.


Я решил, что какой-нибудь воин, который еще не имел чести получить аудиенции, желал принести мне дань своего уважения. Я стал таким тщеславным благодаря исключительному вниманию, которым меня окружали. В виде наказания за такую небрежность со стороны этого Марну, я намеревался принять его холодно. Возбужденная толпа появилась передо мною, ведя одного из самых поразительных представителей человеческого рода, которого я когда-либо видел.


Чужестранцу было не больше двадцати пяти лет, и рост он имел немного больше среднего; если бы он был на волосок выше, безупречная пропорциональность его тела была бы нарушена. Он был прекрасно сложен: изящные черты его лица, чистые линии щек делали его полинезийским Аполлоном. И действительно, овал лица и правильность черт напоминали античную голову. Но к мраморному спокойствию произведения искусства прибавлялась теплота и живость выражения, встречающаяся лишь у островитян Южного океана. Темные волосы Марну вились на висках и у шеи мелкими колечками, постоянно танцевавшими во время его оживленного разговора. Его щеки были нежны, как у женщины, лицо — чисто от татуировки, хотя все тело было разрисовано фантастическими фигурками. Легкий пояс из белой таппы не шире шести сантиметров со свисающими сзади и спереди кистями составлял весь костюм странника.


Он приближался, окруженный островитянами, неся в одной руке небольшой свернутый плащ, а в другой длинное и богато разукрашенное копье. Он держался, как путешественник, знающий, что подходит к месту удобного отдыха на своем пути. Ежеминутно он оборачивался к толпе и давал, казалось, блестящие ответы на непрерывные расспросы, возбуждавшие в ней взрывы неудержимого веселья.


Пораженный его поведением и своеобразной внешностью, столько непохожей на внешность наголо бритых туземцев с татуированными лицами, я невольно поднялся при его входе и предложил ему место на циновках рядом со мной. Но не удостоив вниманием мою учтивость или хотя бы мое присутствие, чужестранец прошел мимо, даже не взглянув на меня, и опустился на другой конец ложа, тянувшегося вдоль всего жилища.


Я был удивлен и возмущен. Обращение со мною местных жителей учило меня ожидать от всякого, вновь являющегося, проявления любопытства и почтения. Однако странность поведения пришельца пробудила во мне желание узнать, кто эта замечательная личность, овладевшая всеобщим вниманием.


Тайнор поставила перед ним тыкву с пои-пои, и гость начал есть. Наблюдая поразительную преданность ему туземцев и их временное пренебрежение мною, я почувствовал себя оскорбленным. «Слава Томмо прошла. И чем скорее он уйдет из этой долины, тем лучше». Таковы были мои чувства в тот момент, и они поддерживались славным принципом, присущим всем героическим натурам, — или получить большую часть пудинга, или уйти совсем без него.


Марну, удовлетворив свой голод и затянувшись несколько раз из трубки, начал что-то рассказывать и окончательно завладел вниманием своих слушателей. Хотя я и мало понимал язык, однако по оживленной жестикуляции и выражению лица рассказчика (его движения и изменения в выражении лица, как в зеркале, отражались на слушателях) догадывался, о чем идет речь и какие страсти он старается возбудить. Из частого повторения слов «Нукухива» и «франи» (французы) и несколько других слов, значение которых мне было известно, я понял, что он рассказывает о событиях, недавно происшедших в соседних бухтах. Он подробно говорил о нападениях французов, о притеснениях туземцев, о посещении ими различных гаваней; затем, вскочив и наклонившись вперед, он осыпал французов страстными проклятиями. Он призывал тайпи оказать сопротивление, напоминая им, что до сих пор одно имя их удерживало французов от нападения, и с насмешкой говорил о трусости французов, не решающихся со своими пушками напасть на голых воинов этой долины.


Но я не мог понять, откуда он все это знает, если он не пришел только что сам из Нукухивы. Последнее предположение подтверждалось и его запыленным видом. Но если он родом оттуда, то почему он встретил такой дружеский прием у тайпи? Эффект, произведенный его речью, был поразителен; все слушатели как один вскочили с мест, глядя на него сверкающими глазами, как если бы они слышали вдохновенный голос пророка.


В течение всего этого времени он ни разу не удостоил меня взглядом. Казалось, он действительно не подозревал о моем присутствии. Я терялся в догадках, как объяснить его странное поведение. Я видел, что он пользовался среди туземцев большим влиянием, что он обладал недюжинными способностями, что он одарен был большими знаниями, чем прочие жители долины. Из-за этого я начал побаиваться, чтобы он, питая по той или иной причине недружелюбное чувство ко мне, не обратил своего влияния против меня.


Он, несомненно, не был постоянным жителем долины, но откуда же мог он явиться? Тайпи были со всех сторон окружены вражескими племенами, и как могло случиться, что он, принадлежащий к одному из них, принят с такою сердечностью? И как объяснить его необычайную внешность? Все было мне совершенно непонятно, и я с большим нетерпением ждал решения загадки.


Наконец, по некоторым указаниям я понял, что я был предметом его замечаний, хотя он старательно избегал произносить мое имя или хотя бы смотреть в мою сторону. Вдруг он поднялся с циновок, все еще продолжая беседу и не глядя на меня, подошел ко мне и сел на расстоянии ярда от меня. Я едва оправился от изумления, когда он внезапно повернулся и с самым благодушным выражением лица приветливо протянул мне правую руку. Конечно, я принял этот дружественный вызов, и, как только наши ладони соприкоснулись, он наклонился ко мне и проговорил несколько нараспев по-английски:


— Как живешь? Давно ли ты здесь? Нравится тебе эта бухта?


Если бы я был одновременно пронзен тремя копьями гаппаров, я бы не был ошарашен больше, чем при этих простых вопросах. На минуту я прямо оторопел и затем ответил что-то, сам не помню что. Но как только самообладание вернулось ко мне, меня пронзила мысль, что от этого человека я могу узнать все относительно Тоби, что до сих пор — как я подозревал — скрывали от меня туземцы. Поэтому я тотчас же начал расспрашивать о моем исчезнувшем товарище, но он ничего не знал по этому поводу. Тогда я спросил его, откуда он пришел. Он сказал, что из Нукухивы. Когда я выразил ему свое удивление, он посмотрел на меня с минуту, как бы веселясь от моего недоумения, а затем живо воскликнул:


— А! Я под защитой табу, я иду в Нукухиву, я иду в Тайор, я иду в Тайпи, я иду повсюду, никто не тронет меня — на мне табу.


Это объяснение было бы совершенно непонятно мне, если бы я не вспомнил, что слыхал когда-то о таком странном обычае среди туземцев. Хотя островом владеют различные племена, чья взаимная вражда почти исключает всякие сношения между ними, все же бывают случаи, когда два человека, принадлежащие к разным и враждебным между собой племенам, заключают дружбу, и тогда — хоть и с некоторыми ограничениями — каждый из них имеет право безнаказанно отправляться в страну друга, где при иных обстоятельствах его сочли бы врагом.


Я спросил его, где и как он выучился английскому языку. Сначала по той или иной причине он избегал ответить на этот вопрос, но затем сказал мне, что еще мальчиком был взят в море капитаном одного торгового судна, с которым он и пробыл три года, прожив часть времени в Сиднее, в Австралии.


Марну хотел узнать от меня самого историю моего появления в долине Тайпи. Пока я рассказывал об обстоятельствах, при которых Тоби и я явились сюда, он слушал с явным интересом. Но как только я коснулся исчезновения моего товарища, он попытался переменить тему разговора. Казалось, действительно, все, связанное с Тоби, должно было вызывать у меня недоверие и беспокойство. Не веря словам Марну, будто он ничего не знает о судьбе Тоби, я заподозрил и его в обмане. И эти подозрения оживили страшные предчувствия той участи, которая ожидает меня самого.


Под влиянием подобных мыслей я почувствовал большое желание отдаться под покровительство чужестранца и под его защитой вернуться в Нукухиву. Но как только я намекнул ему об этом, он категорически заявил, что это невозможно, уверяя меня, что тайпи ни за что не согласятся выпустить меня из долины. Хотя то, что он говорил, подкрепляло мои прежние предположения, все же мое желание освободиться из плена росло, несмотря на то, что плен этот в некоторых отношениях был очень приятен.


Когда я попытался узнать у него причины, побуждающие островитян держать меня пленником, Марну снова впал в таинственный тон, вызывавший во мне те мучительные предположения, что и при расспросах о судьбе моего товарища. Но этот тон, подымавший во мне самые мрачные предчувствия, побуждал меня к новым попыткам, и я начал заклинать его заступиться за меня перед туземцами и постараться получить от них согласие на мое освобождение. Он, казалось, был всячески против этого, но в конце концов, уступая моей настойчивости, он обратился к некоторым из вождей, которые вместе с остальным народом пристально глядели на нас во время нашего разговора. Но его заступничество было встречено самым свирепым отпором и неодобрением, выразившимся в сердитых взглядах, жестах и в целом потоке страстных слов, обращенных к нему и ко мне. Марну, явно раскаиваясь в предпринятом шаге, старался успокоить толпу, и через несколько минут крики и шум, поднявшиеся вслед за тем, как его предложение было понято, умолкли.


Не нужно было особенно размышлять, чтобы убедиться, что вмешательство Марну не скоро забудется. И хотя мне стоило большого труда подавить свои чувства, я обратился к Мехеви с добродушным разговором, чтобы рассеять дурное впечатление. Но разгневанный вождь не так-то легко поддавался укрощению. Он отклонил мои попытки с тем особым суровым выражением, которое я помнил у него еще по первому разу, и постарался всем своим поведением выразить неудовольствие и досаду, им испытываемую.


Марну, ушедший от меня на другой конец дома, явно желал добиться снисхождения ко мне и старался всячески развлечь толпу своими шутками; но и его попытки не были так удачны, как раньше, и он с достоинством поднялся, чтобы уйти. Никто не выразил сожаления, когда он взял свой плащ из таппы, схватил копье и пошел к выходу. Помахав рукой в знак прощанья с молчавшей теперь толпой, он бросил на меня взгляд сожаления и в то же время упрека. Я глядел вслед его удалявшейся фигуре, пока она не исчезла во мраке рощи, и затем предался самым мрачным размышлениям.


ГЛАВА VIII

Нет ничего более однообразного, чем жизнь в долине Тайпи: один спокойный день, полный праздности и довольства, следует за другим. У этих неискушенных премудростью островитян история дня есть история их жизни.


Начнем с самого утра. Мы вставали не очень рано: солнце уже метало свои золотые стрелы высоко над горою Гаппар, когда я сбрасывал с себя покрывало из таппы и, подпоясав длинную тунику, выползал из дому вместе с Файавэй, Кори-Кори и остальными обитателями. Все направлялись к потоку. Здесь мы заставали в полном сборе всех живших в нашей части долины и купались вместе с ними. Свежий утренний воздух и прохладная вода придавали бодрость душе и телу. Мы с полчаса возились там и, наконец, отправлялись обратно. Мы с Файавэй шли, порой держась за руки, с чувством необычайной доброты ко всему миру и особой благосклонности друг к другу; Кори-Кори веселил нас своими шутками. Некоторые из наших спутников, проходя мимо кокосовых пальм, останавливались, чтобы набрать плодов к завтраку. А старики, Тайнор и Мархейо, подбирали по дороге сухие палочки для разведения огня.


Для этого берется сухой, наполовину сгнивший кусок дерева около шести футов в длину и дюйма три в диаметре и затем маленький кусочек дерева не больше фута в длину и дюйма в ширину. Я наблюдал, как Кори-Кори добывал огонь. Прислонив большой сук наклонно к какому-нибудь предмету, он садился на него верхом, как мальчишка, готовый скакать на палочке, и, взяв крепко обеими руками меньший деревянный кусок, он начинал медленно водить заостренным концом вверх и вниз по большой деревяшке на протяжении нескольких дюймов. Скоро в дереве образовалась узкая ложбинка, оканчивающаяся с одной стороны небольшой ямкой, куда кучкой накоплялась древесная пыль, получающаяся при трении.


Сначала Кори-Кори работает совсем лениво, но постепенно ускоряет темп и, уже сам горячась от работы, яростно водит палочкой по дымящейся ложбинке. Приближаясь к цели, он уже дрожит и дышит прерывисто, а глаза его, кажется, готовы выскочить из орбит от напряжения. Это самый ответственный момент: все прежние усилия пропадут даром, если он не сможет поддержать скорость своих движений до тех пор, пока появится, наконец, светлая искра. Внезапно он останавливается и остается совершенно недвижим. Его руки все еще держат палочку, крепко прижатую в конце ложбинки, в мелком древесном порошке, скопившемся там. Через секунду тонкая струйка дыма спиралью взвивается в воздух, кучка древесной пыли вспыхивает, и Кори-Кори, едва дыша, слезает со своего коня.


Наш утренний завтрак приготовляется скоро. Островитяне бывают довольно умеренны при этом завтраке, приберегая свой аппетит для второй половины дня. Я тоже скромно питался пои-пои, смешанным со спелым кокосом, приготовленным специально для меня на отдельном подносе: при этом палец Кори-Кори постоянно служил мне взамен ложки. Кусочек печеного плода хлебного дерева, закуска из кокосового ореха, два или три банана, антильский абрикос, или еще какой-нибудь вкусный и питательный плод придавали разнообразие нашей ежедневной пище, которая неизменно заканчивалась питьем прозрачного сока молодых кокосовых орехов.


За этим простым завтраком обитатели дома Мархейо, подобно беспечным римлянам, возлежали группами на своих диванах из циновок, а веселый разговор способствовал хорошему пищеварению.


После завтрака зажигались трубки — и среди них моя собственная, подарок благородного Мехеви. Островитяне, которые затягиваются раза два или три и через большие промежутки времени из трубки, постоянно переходящей из рук в руки, неизменно удивлялись тому, что я выкуриваю четыре или пять полных трубок подряд.


После того как трубка обошла всех, компания постепенно начинает распадаться. Мархейо идет к маленькой хижинке, которую он строит. Тайнор осматривает свои свертки таппы или садится за плетение циновок из травы. Девушки начинают заниматься своим туалетом: они обтираются душистыми маслами, убирают волосы, или же пересматривают свои занятные драгоценности, сравнивают свои безделушки, сделанные из кабаньих клыков или китового уса. Юноши и воины вытаскивают копья, весла, дубинки и снаряженье для каноэ и занимаются тем, что вырезают на них всевозможные фигурки заостренным концом раковины или кремня и украшают их кистями из волокон коры или пучками человеческих волос. Некоторые тотчас после еды снова бросаются на циновки и продолжают занятие предыдущей ночи, засыпая так крепко, как если бы они не смыкали глаз целую неделю. Иные отправляются в рощу для сбора плодов, коры и листьев, которые постоянно требуются в доме для всевозможных нужд. Иногда некоторые девушки уходят в лес за цветами или же к потоку с полыми тыквами или кокосовой скорлупой, чтобы там отполировать их мелкими камешками в воде.


Право же, эти невинные люди никогда не страдают от недостатка занятий, и было бы нелегко перечислить все их работы, или, вернее, развлечения.


Существования жителей долины, казалось, не омрачал никакой тяжелый труд, и они заботились только лишь о своих удобствах и роскоши.


Среди всех этих занятий наиболее важным было, конечно, производство местной ткани — «таппы», так хорошо известной в различных своих видах по всему Полинезийскому архипелагу. Первоначальная работа состоит в собирании довольно большого количества молодых побегов одного дерева, повсюду растущего на этих островах. Верхняя зеленая кора с них сдирается как ненужная и остается тоненькое волокнистое вещество, плотно прилегающее к самой ветке, от которой его и нужно осторожно отделить. Когда наберется достаточное количество этих волокон, они завертываются в широкие листья, употребляемые местными жителями вместо оберточной бумаги, и для прочности обвязываются веревкой. Затем сверток кладется на дно какого-нибудь потока и сверху накрывается тяжелым камнем, чтобы его не смыло течением. Там он остается два или три дня, после чего вытаскивается и на короткое время выкладывается для просушки на воздух. Это проделывается несколько раз.


Когда вещество это начинает разлагаться, оно готово для следующей обработки. Волокна становятся вялыми, нежными и гибкими. Отдельные полоски раскладываются рядами на какой-нибудь гладкой поверхности, где их колотят, впрочем не очень сильно, небольшим деревянным молотком. Молоток делается из твердого и тяжелого дерева, похожего на эбеновое. Часто во время прогулок мое внимание привлекал шум этих молоточков, производивших при каждом ударе сухой и звонкий треск, довольно музыкальный по звуку и слышный на большом расстоянии. Когда одновременно в действии находится несколько таких молотков, звук их поистине очарователен. После битья материал смешивается в одну массу, которая снова мокнет в воде, и из нее постепенно тянут нитку любой толщины, как бы выковывая ее молотком. Из этой нитки ткется материал нужной плотности.


Когда все эти ступени работы пройдены, только что сделанную таппу расстилают на траве для просушки и беленья. Скоро она приобретает ослепительную белизну.


Иногда же еще в первых стадиях производства материал окрашивается растительными соками; обычно преобладают цвета коричневый и светло-желтый, но простой вкус племени тайпи предпочитает всему естественную окраску, то есть белую.


Утро я проводил по-разному. Иногда просто шатался из дома в дом, уверенный, что всюду, куда бы ни пришел, я найду сердечный прием; или ходил из рощи в рощу, из одного тенистого местечка в другое в сопровождении Кори-Кори, Файавэй и целой толпы молодых лентяев. Когда мне лень гулять, я принимал одно из приглашений, постоянно получаемых мною, и располагался на циновках какого-нибудь гостеприимного жилища; там я наблюдал домашнюю жизнь и работу окружавших меня и даже сам принимал в ней участие. Когда я высказывал желание заняться чем-либо, восторг островитян бывал беспределен, и всегда набиралась целая толпа претендовавших на честь обучать меня какому-нибудь делу. Я скоро набил руку в изготовлении таппы, умел делать плетеные из травы плащи, а однажды ножом вырезал ручку у дротика так замечательно, что владелец его, Крануну, вероятно, и по сей день бережет ее как лучший образец моего искусства.


С наступлением полдня все, кто разбрелся из нашего дома, начинают возвращаться, и когда солнце стоит прямо в зените, едва ли можно услышать в долине хоть единый звук — надо всем царствует глубокий сон.


Полдневный сон продолжался в общем часа полтора, а часто и дольше. Поднявшись со своих циновок, лентяи прежде всего брались за трубки, а потом уже приступали к приготовлению обеда.


Я же, как те праздные джентльмены, которые завтракают дома, а обедают в клубе, почти неизменно проводил послеполуденные часы в доме Тай, этом «клубе холостяков», где меня всегда встречали с радостью и щедро угощали всем, что хранилось в кладовых. Мехеви среди других лакомств припасал для меня печеную свинину, которая мне особенно нравилась.


Проведя значительную часть послеобеденного времени в доме Тай, к закату дня я обычно или катался по озеру на лодке, наслаждаясь вечерней прохладой, или купался в водах потока вместе с туземцами, которые к этому часу там собирались. Когда ночные тени сгущались, обитатели дома Мархейо сходились под его кров; зажигались светильники, начинались разговоры или пение.


Был один странный обычай в доме старого Мархейо, который часто возбуждал мое удивление. Каждую ночь, перед тем как лечь спать, все жители дома собирались на циновках и, усевшись на корточках, начинали тихое, жалобное и однообразное пение. Они сопровождали его игрою на инструменте, состоящем из двух полусгнивших палочек, тихонько ударяемых одна о другую; такой инструмент держал в руках каждый из певших. За пением они проводили час или два, иногда и больше. Лежа в полумраке, я не мог не смотреть на них, хотя зрелище это наводило на безотрадные размышления. Мерцающий огонь светильников освещал странные очертания фигур, не разгоняя тьмы, обступившей их кругом.


Иногда, впадая в дремоту, я внезапно просыпался в середине этих горестных песнопений. Взгляд мой сразу падал на людей, сидящих в кружке посреди дома. Их голые татуированные тела и бритые головы заставляли меня думать, что я попал в шайку злых духов, занятых ужасным колдовством.


Каковы были значение и цели этого обычая — исполнялся ли он для развлечения или это был религиозный обряд, род семейной молитвы, мне так и не удалось узнать.


Звуки, производимые туземцами в этих случаях, бывали очень странны; я никогда не поверил бы, что такие необычайные шумы производятся человеческими существами, если бы не слышал этого своими ушами. И хотя островитяне чрезвычайно любят пение, они, кажется, не имеют о нем ни малейшего представления, по крайней мере о том пении, какое знают европейцы.


Я никогда не забуду, как мне впервые случилось пропеть одну мелодию в присутствии благородного Мехеви. Это был куплет из песенки о баварском продавце щеток. Доблестный вождь и вся его свита с таким удивлением смотрели на меня, точно я проявил какую-то противоестественную способность, которой небо их навсегда лишило. Мехеви был очарован песенкой, а припев совершенно захватил его. По его настоянию я пропел его еще и еще раз. Ничто не могло быть забавней его тщетных попыток уловить напев и слова. Царственный островитянин полагал, что скрививши лицо в какую-то странную гримасу он сможет повторить напев, но и тут ничего не вышло. Наконец, он отказался от этих попыток и утешался тем, что слушал песенку в моем исполнении раз пятьдесят подряд. С тех пор я был сделан придворным менестрелем, и впоследствии меня постоянно призывали к исполнению моих певческих обязанностей.


Часто при лунном свете девушки танцевали на площадке перед домом. Движения их при этом были резки и сильны, и в пляске участвовало все тело: не только ноги и руки, но и кисти рук, пальцы, даже глаза, казалось, танцевали на лице. Девушки сгибали и разгибали свои извивающиеся тела, склоняли шеи, вскидывали обнаженные руки и скользили, плыли, кружились в свободном и капризном танце.


На девушках ничего не было, кроме цветов и коротких нарядных юбок, и когда они прихорашивались перед началом танца, они походили на смуглых сильфид, готовых вспорхнуть и улететь.


Если только не происходит какое-нибудь особое празднество, обитатели нашего дома рано вечером удаляются к своим циновкам; но еще не на всю ночь: поспавши некоторое время, они подымаются снова, зажигают светильники и приступают в третий и последний раз к еде. Затем они располагаются ко сну, который для жителей Маркизских островов является чем-то вроде священной обязанности, так как большую часть своего времени они спят.


Впрочем, у жителей долины было одно излюбленное занятие; в жертву ему приносился даже спокойный сон, — рыбная ловля. Четыре раза за время моего пребывания в долине молодежь в полнолуние собиралась и отправлялась на ловлю. Островитяне редко употребляют крючок и леску и почти всегда пользуются большими хорошо сделанными сетями, весьма искусно сплетенными из скрученных волокон древесной коры. Так как рыболовы обычно пропадали на двое суток, я полагал, что они отправлялись прямо в открытое море.


Во время их отсутствия все население находилось в возбуждении и ни о чем другом не говорило, как только о рыбе. Ко времени их ожидаемого возвращения пускался в ход голосовой телеграф, люди, рассеянные по всей долине, вскакивали на камни и карабкались на деревья и с восторгом кричали о предвкушаемом угощении. Как только возвещалось приближение рыболовов, все кидались по направлению к берегу; лишь немногие оставались в доме Тай, чтобы сделать нужные приготовления для принятия рыбы. Ее приносили прямо в Священную рощу в громадных свертках из листьев, привешенных к палкам, каждую из которых несли на плечах двое островитян.


Однажды я находился при возвращении рыболовов в доме Тай и с интересом наблюдал это зрелище. После того как все тюки с рыбой прибыли, их разложили в ряд на террасе дома и вскрыли. Рыба была очень мелкая, не больше селедки, и различных цветов. Около восьмой части всего запаса оставлялось для нужд дома Тай, а остальное делилось на целый ряд меньших свертков, которые немедленно же рассылались по всем направлениям в самые отдаленные части долины. Прибыв по назначению, содержимое свертков делилось и поровну распределялось между всеми домами отдельного участка. Рыба находилась под строжайшим табу, пока дележка была не закончена; производилась она в высшей степени беспристрастно, и каждый мужчина, женщина и ребенок получали по равной доле этого всеми любимого угощения.


Однажды, помню, партия рыболовов вернулась в полночь; но нетерпение островитян побороло даже это препятствие.


В эту ночь Кори-Кори разбудил меня и с каким-то упоением сообщил мне новость:


— Рыба пришла!


Так как я спал очень крепко, я не мог понять, почему нельзя было отложить это известие до утра. Рассердившись, я чуть не ударил моего верного друга, но удержался и через минуту спокойно поднялся. Выйдя из дому, я очень заинтересовался двигавшейся иллюминацией, представшей моим глазам.


Посланцы из дома Тай разбегались по всем направлениям сквозь кусты рощи; перед каждым из них шел мальчик с пылающим факелом из ветвей кокосовой пальмы, которые время от времени заменялись ветвями, лежащими при дороге. Ярко пылающие факелы, их быстрое мелькание сквозь заросли ветвей, дикие крики возбужденных гонцов, дающих весть о своем приближении, и странный вид их голых тел на освещенном фоне леса производили незабываемое впечатление.


Когда старик Мархейо получил долю добычи, полагающуюся на его дом, вся семья немедленно стала готовиться к полуночному банкету: тыквы до краев были наполнены пои-пои; испечены зеленые плоды хлебного дерева и разложены на громадных листьях банана.


На время ужина зажгли большое количество светильников, которые девушки держали все время в руках. Эти светильники сделаны довольно хитро. Есть одно дерево в долине, на нем растут орехи, называемые у тайпи «армор» и очень похожие на наш дикий каштан. Скорлупа ореха разбивается, ядрышко вынимается и затем нанизывается вместе с другими на длинное гибкое волокно, добываемое из кокосовой пальмы. Некоторые из этих светильников достигают восьми-десяти футов в длину; так как они чрезвычайно гибки, один конец их сворачивается в кольцо, а другой зажигается. Орех горит неровным синеватым пламенем, и масло, в нем содержащееся, иссякает в течение десяти минут. Когда один орешек сгорает, зажигается другой, а пепел сбрасывается в ореховую скорлупу, специально для этого предназначенную. Эта примитивная свечка требует постоянного внимания, и ее все время нужно держать в руке. Жители долины Тайпи ели рыбу способом, который цивилизованный человек употребляет разве лишь по отношению к редиске. Они едят ее сырой, с чешуей, костями, жабрами и всеми внутренностями. Рыбу держат за хвост, начинают есть с головы, и она исчезает с невероятной быстротой: можно подумать, что она целиком проскальзывает в горло.


Когда мне впервые пришлось увидать такой способ поглощения рыбы, я пришел в смятение. С отвращением смотрел я на пировавших дикарей и упорно отказывался присоединиться к ним, несмотря на их многократные приглашения. И только вид Файавэй, справлявшейся со своею долей серебристых рыбок с таким же изяществом и простотой, с каким она бы кушала бисквиты, примирил меня несколько с этим обычаем.


Живя в Риме, будь римлянином. Это хорошая поговорка, и будучи в долине Тайпи, я готов был вести себя как истый островитянин, поэтому я ел пои-пои, как они; гулял в платье, столь же простом, как у них; лежал на общем ложе; делал много разных вещей, соответственно их особым обычаям… Но всего дальше я зашел по этому пути, когда решился отведать сырой рыбы. Рыба была замечательно нежная, маленькая, и после нескольких проб я стал прямо смаковать ее; но все же я сначала подвергал ее некоторой обработке ножом.


ГЛАВА IX

Однажды, решив по обыкновению провести свой послеобеденный отдых в священной роще, я заметил, что там идут приготовления к какому-то празднеству, похожие на хлопотню поварят какого-нибудь большого ресторана. Люди бегали взад и вперед, занятые самыми разнообразными делами: иные тащили к потоку громадные полые бамбуки, другие гонялись по зарослям за свирепыми свиньями, стараясь поймать их, иные сидели, занятые замешиванием целой груды пои-пои, положенной в огромные деревянные миски. Я наблюдал за всей этой оживленной суетой, когда меня привлек к себе странный рев, доносившийся из соседней рощицы. Я отправился туда и увидал целую толпу дикарей, удерживавших громадную свинью, пока один из них — здоровенный парень, вооруженный дубинкой, — целился нанести ей удар по голове. Ему никак не удавалось попасть по голове вырывающейся жертвы, все же, пыхтя и задыхаясь, он продолжал свое дело. Наконец, после стольких ударов, что их хватило бы на то, чтобы размозжить головы целому стаду быков, он, сильно размахнувшись, ударил еще раз — и свинья замертво упала к его ногам.


Свинина не является главным продуктом питания у дикарей Маркизских островов, вследствие чего они мало заботятся о разведении свиней. Свиньям дозволяется бродить по рощам, где они питаются большей частью кокосовыми орехами, постоянно падающими с деревьев. Но голодному животному только с необычайным трудом удается добраться сквозь шелуху и скорлупу до мякоти. Я часто развлекался, наблюдая, как свиньи после тщетных попыток разгрызть упрямый плод зубами приходят в дикую ярость. Они начинают свирепо подкапываться под кокосовый орех, затем взмахом головы толкают его перед собой. Преследуя его, они снова принимаются дико грызть его, потом снова толкают, пока орех не закатится куда-нибудь, и тогда они останавливаются, недоумевая, куда мог он так внезапно исчезнуть.


Не давая свинье истечь кровью, островитяне тотчас же потащили тушу к огню, разведенному неподалеку, и четверо мужчин, схватив ее за ноги, стали быстро раскачивать взад и вперед над пламенем, опаляя щетину. Покончив с этим, они выпотрошили ее и, отложив в сторону внутренности, как часть отборную, они обмыли всю тушу в воде. Затем расстелили на земле большую зеленую простыню, сделанную из длинных и толстых листьев пальмы, ловко скрепленных маленькими булавочками из бамбука, и, аккуратно завернув в нее тушу, понесли к печке, специально для этого приготовленной. Там туша была положена на раскаленные камни, покрыта толстой настилкой из листьев и старательно засыпана землей.


В доме Тай и вокруг него царило оживление. В многочисленных печах готовилась свинина и пои-пои, причем печи эти, засыпанные свежей землей, были похожи на множество больших муравейников. Целые группы островитян с остервенением крутили свои каменные пестики, приготовляя пои-пои, пока остальные собирали зеленые плоды хлебного дерева и молодые кокосовые орехи в ближней роще. Но большинство, очевидно желая подбодрить товарищей в их тяжелой работе, ничего не делали и только без перерыва что-то весьма весело выкрикивали.


Такова особенность этого народа: когда они бывают заняты каким-нибудь делом, то поднимают при этом удивительный шум. Им так редко приходится чем-либо себя утруждать, что при всякой работе они словно решают, что такой достойный поступок должен быть замечен всеми. Если, например, им надо передвинуть на некоторое расстояние камень, который могли бы снести двое сильных мужчин, они собираются вокруг него целой толпой и после длиннейших переговоров подымают его. Каждый, пыхтя и задыхаясь, старается поддержать его и тащит так, как будто совершает непосильный труд. Глядя на них в таких случаях, я всегда вспоминал множество черных муравьев, несущих к себе в дыру лапку мертвой мухи.


Наглядевшись на все эти приготовления, я вошел в дом Тай, откуда Мехеви наблюдал за работами и отдавал приказания. Вождь, казалось, был в необыкновенно приподнятом настроении. Он дал мне понять, что завтра во всей Священной роще и в особенности в доме Тай будут происходить необычайные события, и внушил, что мне необходимо присутствовать. Но устраивается ли пир в память какого-нибудь события или в честь какого-нибудь лица, так и осталось мне непонятным, хотя Мехеви и старался что-то объяснить.


Когда мы выходили из дома Тай, Кори-Кори, мой неизменный спутник, видя, что мое любопытство не удовлетворено, попытался — столь же тщетно — растолковать мне значение праздника. С этим намерением он провел меня через всю рощу, показывая мне разные вещи и пытаясь объяснить их назначение. Но говорил он на таком неописуемом наречии, что мне почти физически больно было его слушать.


Меня в особенности поразила замечательная пирамида, имевшая три ярда в основании и около десяти футов в вышину, сложенная совсем недавно и на очень видном месте. Она была составлена главным образом из больших пустых тыкв и немногочисленных кокосовых скорлуп и напоминала кенотаф из черепов. Мой чичероне заметил удивление, с каким я глядел на этот памятник местного искусства, и тотчас же взял на себя тяжелую задачу моего просвещения, но все напрасно: и до сих пор памятник остается для меня полным таинственности.


На следующее утро, проснувшись довольно поздно, я увидал семейство Кори-Кори все еще занятым приготовлениями к празднеству. Мархейо укладывал двумя круглыми пучками длинные седые космы своих волос, росших на макушке обритого кругом черепа. На шее в виде главного украшения висели, связанные вместе, мои старые башмаки. Истрепанные вконец во время долгого и трудного путешествия, они были брошены мною в угол в первый же день моего прихода в этот дом. Они лежали там, долго охраняемые чувством благоговения, которое туземцы испытывали ко всем вещам, принесенным мною и Тоби, пока однажды старый воин с некоторым трепетом не попросил их у меня. Удивленный этой просьбой, я, конечно, отдал их ему и был удивлен еще больше, когда через некоторое время полубезумный старик явился похвастать мне тем украшением, которое он сделал из башмаков, нацепив их себе на грудь. И в этот торжественный день он снова извлек их для парада.


Молодежь суетилась, оканчивая свой туалет, и я долго любовался искусством, с каким Файавэй и ее подруги убирали цветами свои длинные волосы.


Надо заметить, что девушки и молодые женщины этого племени обращают чрезвычайно много внимания на уход за своей кожей, которая у многих почти так же бела, как у какой-нибудь девушки германского племени. Они достигают этого отчасти искусственным путем, отчасти просто тем, что совсем не появляются на солнце. У них в большом почете сок корня «папа», в изобилии имеющегося в долине, которым почти все женщины ежедневно натираются. Чтобы эта мазь произвела нужное действие, она должна оставаться на коже в течение нескольких часов. Мазь имеет светло-зеленый цвет, и поэтому покрытое ею тело приобретает такой же оттенок.


Окончив длительные приготовления, девушки облеклись в самые шикарные наряды; главное их украшение составляли ожерелья из прекрасных белых цветов, оторванных от стебельков и густо нанизанных на волокна таппы. Соответственные драгоценности украшали их уши и в виде гирлянд оплетали голову. Поверх коротких туник из белоснежной таппы некоторые из них накинули еще и плащи из той же материи, красиво собранные на левом плече и драпирующиеся по фигуре живописными складками.


Наконец, все обитатели нашего дома отправились в Священную рощу, и мы с Кори-Кори остались вдвоем. Моему другу не терпелось двинуться вслед за остальными, и он волновался из-за моей медлительности. Уступая его требованиям, я тронулся, наконец, в путь к дому Тай. Проходя мимо хижин, рассеянных в роще, по которой шла наша дорога, я заметил, что все они были покинуты своими обитателями.


Когда мы подходили к скале, скрывавшей от нас место празднества, до меня донеслись крики и шум голосов, свидетельствовавшие о многочисленности собрания. Кори-Кори, прежде чем подняться на возвышение, остановился на минуту, подобно щеголю перед входом в танцевальную залу, чтобы в последний раз спешно оправить свой туалет. В этот момент мне пришло в голову, что ведь и мне следовало бы принарядиться хоть немного. Но так как у меня не было праздничного платья, я затруднялся найти сразу, чем и как себя украсить. Тем не менее мне хотелось обратить на себя внимание дикарей. Зная, что больше всего я мог бы порадовать их, одевшись как они, я снял с себя длинное платье из таппы, которое обычно надевал выходя из дому, и остался только в коротенькой тунике, спускавшейся от груди до колен.


Мой сообразительный слуга вполне одобрил дань уважения, которую я таким образом платил обычаям его племени, и старательно начал оправлять складки единственной оставшейся на мне одежды. Пока он делал это, я увидал кружок девушек, сидевших неподалеку на траве, окруженных грудами цветов, из которых они плели гирлянды. Я попросил их принести мне что-нибудь из их «рукоделья», и через минуту дюжина гирлянд была предоставлена моему выбору. Одну из них я наложил себе на голову, наподобие шляпы, а несколько других обернул вокруг пояса. Покончив с этим, я взошел на скалу шагом медленным и полным достоинства, как всеми признанный красавец.


Все население долины, казалось, собралось в этой роще. Вдали виднелся длинный фасад дома Тай, на террасе которого толпилась весело галдевшая толпа, разодетая в фантастические костюмы. Все пространство между нами и домом было занято толпами женщин и девушек, причудливо разукрашенных, танцующих и прыгающих. Меня они встретили приветственными криками; и многие из них подошли ко мне вплотную с танцами и пением. Изменение в моем наряде, видимо, привело их в восхищение, и, обступив меня, они пошли со мною вместе к дому Тай. Но когда мы приблизились к нему, они замедлили шаги и, расступаясь, дали мне пройти к густо набитому народом зданию.


Взойдя на террасу, я сразу увидал, что пир уже в самом разгаре.


Какое пышное пиршество! Граф Уорик, [6] угощавший своих приверженцев говядиной и элем, показался бы скрягой по сравнению с благородным Мехеви. Вдоль всей площадки перед домом Тай стояли искусно выточенные в виде каноэ миски длиною в двадцать футов, наполненные свежеизготовленным пои-пои и накрытые от солнца широкими листьями банана. На некотором расстоянии одна от другой лежали пирамидки зеленых плодов хлебного дерева, похожие на горки тяжелых ядер на арсенальном дворе. В расщелины камней фундамента были воткнуты большие ветви, с которых свешивались защищенные от солнца листьями бесчисленные сверточки с мясом свиней, убитых для этого пира. Многочисленные бамбуки, длинные и тяжелые, закупоренные снизу и заткнутые пыжом из листьев на верхнем конце, были прислонены к перилам площадки. Они были наполнены водою, и каждый из них содержал по четыре-пять галлонов. [7]


В самом здании тоже происходило нечто необычное. Громадное ложе из циновок, разостланных между параллельно лежащими стволами кокосовых пальм, тянулось во всю длину здания и было занято телами целой рати вождей и воинов, по большей части евших или куривших. Они курили громадные трубки, сделанные из маленьких кокосовых скорлуп, занятно расписанных. Трубка переходила от одного курильщика к другому, и каждый после двух или трех затяжек передавал ее соседу.


Но для многих, находившихся в доме Тай, табак не был достаточно возбуждающим средством, и поэтому они прибегали к помощи напитка «арва», как к более соответствовавшему их желаниям.


«Арва» — корень растения, чрезвычайно распространенного на островах Южного океана. Вытягиваемый из него сок действует на организм сначала несколько возбуждающе, но вскоре от него слабеют мускулы, и наркотические свойства его усыпляют человека. В долине этот напиток обыкновенно изготовляется таким образом: с полдюжины парней усаживаются вокруг пустой деревянной посудины, и у каждого из них имеется запас корешков «арва», наломанных мелкими кусочками. Кокосовая скорлупка с водой обходит всю молодую компанию, по очереди набирающую оттуда воду в рот. Вся работа сводится к тому, что каждый, хорошенько разжевав корешок «арвы», выплевывает его вместе с водой в приготовленную миску. Когда таким образом набирается достаточное количество этой массы, она разбавляется водой и размешивается указательным пальцем правой руки. Напиток готов к употреблению.


Мехеви, очень довольный моим новым костюмом, сердечно приветствовал меня. Он приберег для меня одно изысканное блюдо, зная мое пристрастие к нему, и выбрал три или четыре молодых кокосовых ореха, несколько печеных плодов хлебного дерева и великолепную ветку бананов.


Все это разнообразное угощение было поставлено передо мною, но Кори-Кори нашел его неудовлетворительным и прибавил к нему пакетик со свининой, завернутой в листья.


Второй день празднества был проведен с еще большим шумом, чем первый. Разбуженный утром каким-то грохотом, я вскочил и увидал, что весь дом собирается немедленно куда-то отправляться. Желая узнать, какие странные события могут быть причиной этого нового шума, и желая взглянуть на инструменты, издававшие его, я последовал за туземцами, как только они были готовы идти в Священную рощу.


Открытое пространство, тянувшееся от дома Тай до скалы, с которой начинался спуск к нему, и самое здание были заняты толпами кричащих и танцующих женщин.


Меня особенно поразил вид четырех или пяти старух: совершенно обнаженные и с руками, висящими безвольно вдоль тела, они держались поразительно прямо и упорно подпрыгивали на месте, как палки, перпендикулярно погруженные в воду и выскакивающие на ее поверхность. Они сохраняли на лице выражение крайней серьезности и продолжали свои странные движения, ни на минуту не останавливаясь. Казалось, они не привлекали к себе ничьего внимания, но я должен откровенно сознаться, что глядел на них во все глаза.


Желая узнать смысл такого странного развлечения, я обратился с вопросом к Кори-Кори. Этот мудрый тайпи немедленно начал толковать мне, в чем дело. Но все что я мог понять из его слов, это то, что прыгающие передо мною фигуры были неутешные вдовы, мужья которых убиты в сражении «много лун тому назад». При каждом празднестве они странной пляской объявляли о своем горе.


Покинув этих удрученных женщин, мы направились к святилищу Хула-Хула. Все мужское население долины было в сборе на этом обширном четырехугольнике. Зрелище было действительно замечательное. Под бамбуковыми навесами, обращенными отверстиями к центру, возлежали главные вожди и воины; остальная толпа свободно разлеглась под громадными деревьями. На террасах огромных алтарей по обеим сторонам постройки были расставлены корзины с зелеными плодами хлебного дерева, большие свертки таппы, ветви спелых бананов, связки антильских абрикосов и печеная свинина; все это помещалось на больших деревянных досках, фантастически разукрашенных свежими листьями. Перед рядами безобразных идолов лежало собранное в кучи грубо сделанное оружие. К верхушкам шестов, расставленных крутом террас, были подвешены в лиственных корзинках разные плоды. У основания этих шестов были выстроены в два параллельных ряда громоздкие барабаны, достигающие по крайней мере пятнадцати футов в вышину и сделанные из полых стволов громадных деревьев. Они были затянуты кожей акулы, а стенки искусно испещрены разными странными фигурами. Рядом с этими инструментами был выстроен небольшой помост, на котором стояло множество юношей: они-то и ударяя ладонями рук по коже барабанов, и производили ужасные звуки, разбудившие меня поутру. Поколотив несколько минут, эти музыканты соскакивали с возвышения, на котором стояли, в окружающую толпу, откуда тотчас являлись их заместители.


В самой середине четырехугольника в землю было воткнуто перпендикулярно около сотни тонких свежесрубленных шестов с ободранной корой, верхушки их были украшены развевающимися крыльями из белой таппы, шесты обнесены маленьким частоколом из тростника. Для чего предназначалось это странное украшение, я тщетно пытался узнать.


Еще большую странность происходившему придавали старики, которые, скрестив ноги, сидели на маленьких помостах, окружавших стволы деревьев. Эти почтенные люди — я полагаю, жрецы — тянули без передышки какой-то однообразный напев, почти заглушаемый шумом барабанов. В правой руке они держали по сплетенному из травы вееру с тяжелой, занятно вырезанной, черной деревянной ручкой; веера все время находились в движении.


Но, казалось, никто не обращал ни малейшего внимания ни на барабанщиков, ни на жрецов; каждый из этой огромной толпы был поглощен своей болтовней или смехом, куреньем, питьем «арвы» и едой. И я подумал, что если бы барабанщики перестали бить в барабаны, а жрецы перестали тянуть свои песнопения, всем было бы лучше: одним — меньше работы, для других — меньше шума. Настолько мне все это казалось неоправданным и ненужным.


Напрасно я расспрашивал Кори-Кори и других туземцев о значении странных вещей, творившихся кругом; все их объяснения сводились к такой тарабанщине [так] и такой массе жестов, что я в отчаянии отказался от надежды понять что-либо. Весь этот день барабаны трещали, жрецы гнусавили, народ пировал и галдел до захода солнца. Вечером толпа рассеялась и Священная роща погрузилась в мрак и покой. На следующий день странное празднество возобновилось и продолжалось снова до ночи.


Хоть я и потерпел поражение в попытке узнать значение этого праздника, все же мне было ясно, что он носит главным образом религиозный характер. А если так, то он совсем не соответствует тем ужасным описаниям полинезийских обрядов, которые доходили до нас в рассказах и отчетах миссионеров. Эти отчеты были рассчитаны на то, чтобы произвести на читателя впечатление, будто человеческие жертвы ежедневно обагряют кровью алтари, будто постоянно происходят неописуемые жестокости и будто невежественные язычники доходят до крайних мерзостей вследствие своего грубого суеверия.


Но я откровенно могу сказать, что во время своих хождений по долине Тайпи ни разу не видал этих якобы доказанных гнусностей. Если бы что-либо подобное происходило на Маркизских островах, это дошло бы до меня, так как я прожил четыре месяца среди племени, пользовавшегося славой самого свирепого во всем Южном океане.


Хотя религиозные воззрения островитян являлись для меня полной тайной, их ежедневные обряды не могли быть скрыты от меня. Я часто проходил мимо маленьких храмов, отдыхающих в тени Священной рощи, и видел приношения богам: заплесневелые плоды, рассыпанные на грубом алтаре и висящие в полузавядших корзинках вокруг неуклюжих, странных изображений. Я присутствовал на их празднестве, целыми днями смотрел на исковерканные гримасой лица идолов, стоящих рядами на алтарях Хула-Хула, и я часто встречался с теми, кто исполнял обязанности жрецов. Но храмы казались большей частью заброшенными, празднество было простым сборищем веселящегося племени, идолы были так же бессильны и безвредны, как и все деревянные чурбаны на свете, а жрецы были главными весельчаками в долине.


Одно происшествие мне ясно показало, как мало уважения питают туземцы к своим жалким божествам. Гуляя как-то с Кори-Кори по роще, я увидал занятного божка шести футов в вышину, который первоначально возвышался на каменной кладке под навесом полуразвалившегося бамбукового храма, а теперь стоял небрежно прислоненный к камням. Это был грубо сколоченный чурбан, сделанный в виде дородного голого человека с руками, вскинутыми на голову, широко раскрытой пастью и с согнутыми в дугу бесформенными ногами. Он наполовину уже развалился. Нижняя часть его тела обросла шелковистым мхом, из раскрытого рта торчали тонкие стрелки травы. Нос отвалился, и по общему виду головы можно было предположить, что деревянное божество, будучи в отчаянии от невнимания своих поклонников, пыталось расшибить свой череп об окружающие деревья.


Я подошел ближе, чтобы рассмотреть этот странный предмет поклонения, но все же почтительно держался на расстоянии двух-трех шагов, чтобы не оскорбить верований моего слуги. Как только Кори-Кори заметил, что я заинтересован, он подскочил к идолу и, отодвинув его от стенки, у которой он отдыхал, постарался заставить его стоять на ногах. Но божество окончательно утратило способность владеть ими. И пока Кори-Кори пытался подпереть его палкой, чудище неуклюже шлепнулось и, наверное, сломало бы себе шею, если бы не свалилось прямо на спину нагнувшегося Кори-Кори. Никогда раньше я не видал этого честного парня в таком бешенстве. Он вскочил на ноги и, схватив палку, начал колотить бедного идола. По временам он останавливался, чтоб словами высказать ему свое возмущение. Когда оно немного улеглось, он без всякого почтения повертел божка так, чтобы я мог видеть его со всех сторон. Я был уверен, что никогда сам не решился бы на такую вольность с богом, и меня немало поразила нечестивость Кори-Кори.


К вопросам религии тайпи относились легко. В исполнении своих странных обрядов они, казалось, искали лишь детского развлечения. В конце концов я склонен думать, что у них и нет твердого и определенного понятия о том, что такое их религия.


ГЛАВА X

За время празднества я не раз замечал простоту в обращении, свободу от всяких условностей и до известной степени равенство положений в среде местных жителей. Ни у кого, кажется, не было никаких преимуществ. Даже в костюме различие между вождями и прочими островитянами было очень незначительно. Но в то же время я заметил, что желания вождя, даже высказанные простым тоном, исполнялись так же беспрекословно, как и самое решительное приказание. Как далеко простирался авторитет вождей племени, я не берусь судить, но все, виденное мной за время пребывания в долине, заставляет меня утверждать, что власть их в отношении общего хода жизни весьма ограничена. Тем не менее все охотно и радостно выражали свое уважение к ним.


Социальные взаимоотношения на Маркизских островах совершенно противоположны отношениям на островах Таити и Гавайской группы, где власть короля и вождей гораздо более деспотична, чем власть тирана в странах цивилизованных. На Таити смерть грозит тому из подчиненных, кто осмелился вступить без разрешения в тень королевского дома или кто не выкажет знаков должного уважения к королевской пище, проносимой мимо.


Я не знаю, отличались ли вожди властью и значением друг от друга. До празднества мне было не вполне ясно даже положение, занимаемое Мехеви. Но важная роль, которую он играл в данном случае, убедила меня, что все же нет никого выше него среди жителей долины. Пиршество собрало вместе всех воинов, которых мне приходилось когда-либо видеть, отдельно ли или группами, в разных местах и в разное время. Среди них Мехеви ходил с видом явного превосходства. Удивительный костюм и вся величественная фигура, казалось, ставили его выше всех других. Шлем из перьев на голове возвышал его над толпой, и хотя были другие, тоже носившие перья на голове, но высота и роскошь убора Мехеви затмевали всех.


Мехеви был действительно первым из вождей — предводитель своего племени, владыка долины. Простота социальных отношений этого племени лучше всего доказывается тем, что я, пробыв несколько недель в долине и почти ежедневно встречаясь с Мехеви, вплоть до самого праздника не знал о его королевском сане. Но теперь я увидал все по-иному: ведь дом Тай — дворец, и Мехеви — король. Как дом, так и его владелец очень просты и патриархальны; там совсем не соблюдались те торжественные церемонии, которые обычно окружают трон.


Я уже сказал, что обращение вождей со своим племенем всегда было крайне мягко. Каких-либо правил, устанавливающих общий порядок жизни и поддерживающих общее благополучие — насколько я могу положиться на свои наблюдения — не существовало, пожалуй, вовсе, за исключением мистического «табу». За то время, что я прожил в долине Тайпи, никто никогда не подвергался суду за какое-нибудь нарушение общественного порядка. По-видимому, там не было ни судов, ни законов, ни вообще юстиции. Там не было муниципальной полиции для усмирения бродяг и преступников. Словом, для осуществления светлой цели законодательства всех цивилизованных стран — то есть для поддержания и защиты общества — племя тайпи ничего не предпринимало. И тем не менее жизнь текла гладко и спокойно как нигде.


Беспокойные мысли о воровстве и убийстве никогда не волновали островитян. Каждый отдыхал под собственной пальмовой кровлей или сидел под собственным хлебным деревом, и никто не угнетал и не преследовал его. В долине не знали замкóв, ни чего-либо взамен их: и все же там не было общности имущества. Это длинное копье, так изящно выточенное и гладко отполированное, принадлежит Уормуну; оно гораздо красивее того, которое так высоко ценит старый Мархейо. И все-таки я видел это копье забытым у кокосовой пальмы в роще, и там его и нашли, когда начались поиски. А вот китовый зуб, весь испещренный занятной резьбой; он принадлежит Карлуне. Это самое драгоценное из ее девичьих украшений. По ее мнению, вероятно, оно гораздо ценнее рубинов, и все-таки эта драгоценность висит на веревочке в доме девушки, где дверь широко открыта и все обитатели ушли купаться.


Вчера я видел Кори-Кори с длинным шестом, которым он, стоя на земле, сбивал плоды с самых верхних веток деревьев; потом он принес эти плоды в корзине из пальмовых листьев. Сегодня я вижу островитянина, который, я знаю, живет в отдаленнейшей части долины, он пришел сюда и делает то же самое. На отвесных берегах потока растут банановые деревья. Я часто видел, как молодежь весело набирала большую груду золотистых плодов и разносила ее по всей долине, крича и прыгая по дороге. Никакой грубый старый скряга не владел этими рощами хлебных деревьев или этими славными желтыми пучками бананов. Конечно, некоторые из островитян богаче других. Например, кровельная балка в доме Мархейо сгибается под тяжестью громадных пакетов, обернутых в таппу; его пол устлан циновками, семь раз наложенными одна на другую. Снаружи Тайнор выставила на полках своего бамбукового буфета — если так его можно назвать — красивый ряд тыкв и деревянных подносов. А дом за рощей, ближайший к нашему, где живет Руаруга, не так хорошо убран. Там только три скромных пакетика, болтающихся над головой; там только два слоя циновок, а тыквы и подносы не так многочисленны и не так красиво раскрашены и выточены. Но если у Руаруги дом не такой роскошный, то столь же удобный, как у Мархейо. И я думаю, если он захочет соперничать со своим соседом, он может догнать его при очень небольшом усилии.


Была одна замечательная черта в общем характере жителей Тайпи, которая больше всего вызывала мое восхищение: единодушие, проявляемое ими при всяких обстоятельствах. Едва ли они по какому бы то ни было поводу расходились во мнениях. Все они думали и поступали одинаково. Это единодушие проявлялось во всех поступках: все делалось в согласии и дружбе.


Однажды, возвращаясь с Кори-Кори после моего обычного визита в Тай, мы проходили мимо небольшого просвета в роще, где, как сообщил мой слуга, в этот день должны были выстроить бамбуковый дом. По крайней мере сотня человек сносила материал: одни тащили боковые столбы, другие тонкие прутья для плетения, третьи собирали пальмовые листья для крыши. Каждый чем-нибудь помогал работе, и дом был закончен к заходу солнца.


Ни одна женщина не принимала участия в этой работе. И, если уважение к женщине, как утверждают философы, является показателем степени духовной культуры народа, то я могу уверенно объявить тайпи наиболее совершенным в этом отношении племенем в мире. Женщинам долины предоставлялась полная свобода, если только не считать различных запретов — табу. В противоположность условиям, в которые поставлена женщина у многих некультурных народов, где на нее взваливается вся грубая работа, женщины и девушки долины Тайпи освобождены от труда. Легкая домашняя работа или выделка таппы, плетение циновок, полировка посуды — их единственные обязанности. Но эти дела, даже легкие и веселые, редко занимали молоденьких девушек. Они чувствовали отвращение ко всякому полезному труду. Как капризные красавицы, они бродили по рощам, купались в источнике, танцевали, разыгрывали всевозможные шутки и проводили дни свои весело и беззаботно.


В течение всего моего пребывания на острове я никогда не был свидетелем ни одной ссоры, ни даже чего-либо, напоминающего спор. Местные жители, казалось, составляли одну семью, спаянную крепкой любовью. Все относились друг к другу, как братья и сестры, и трудно было установить, кто с кем действительно связан узами крови.


На второй день празднеств Кори-Кори, решивший, кажется, ознакомить меня со всеми особенностями местного быта, обратил мое внимание на то, что у многих женщин, особенно пожилых, правая рука и левая нога были очень старательно татуированы, тогда как остальное тело было совершенно чисто, за исключением маленьких точек на губе и незначительного рисунка на плече, как у Файавэй и у остальных молоденьких девушек. Рука и нога, так разукрашенные, по словам Кори-Кори, были отличительным знаком замужней женщины. Это соответствует простому золотому колечку на пальце наших жен.


Среди островитян существует определенная система многобрачия, но только в виде многомужества. Это объясняется тем, что количество мужчин сильно превышает количество женщин. Сначала за девушкой ухаживает какой-нибудь юноша, по большей части из числа живущих с ней в одном доме, [8] она выходит за него замуж. При этом не бывает даже никаких обрядов, и это не считается формальным браком. По прошествии некоторого времени, как правило, появляется другой жених, более зрелого возраста, и берет обоих, и девушку и юношу, к себе в дом. Случаи неверности с чьей-либо стороны очень редки. У мужчин не бывает более одной жены, а у женщин не бывает меньше двух мужей; иногда их бывает трое, но такие случаи редки. Как бы то ни было, бывают случаи расторжения брачных уз. Но при этом они не вызывают особых несчастий и не сопровождаются раздором, хотя бы потому, что жена, с которой плохо обращаются, или муж, находящийся под башмаком своей жены, не обязаны подавать заявления в суд о разводе.


Вероятно, у пламени тайпи не существовало не только свадебных обрядов, но и похоронных. Решительно утверждать этого не могу, но за то время, что я у них прожил, я ни разу не был свидетелем погребения. Впрочем, весьма возможно, что тайпи в данном случае не отличаются от остальных жителей острова, а мне случилось однажды присутствовать на похоронах в Нукухиве. На рассвете в одном из домов, на берегу, умер юноша. Я в тот день был послан на берег и видел приготовления к похоронам. Тело, аккуратно завернутое в новую белую таппу, было положено в открытом сарае из кокосовых ветвей, на носилках, сделанных из бамбука. Носилки стояли на шестифутовом возвышении из толстого тростника, вертикально воткнутого в землю. Две женщины с удрученным видом сидели по обеим сторонам, с жалобным пением махая по воздуху большими белыми веерами. В жилом доме рядом собралось многочисленное общество и для угощения были приготовлены различные кушанья. Трапеза началась около полудня, и мне сказали, что она будет длиться еще два дня. За исключением двух траурных фигур у тела, все, казалось, были настроены довольно весело. Девушки, увешанные местными драгоценностями, танцевали, старики пели, воины болтали и курили, и молодежь обоего пола щедро угощалась так, как если бы это было на свадьбе.


Но как-то, в одну из моих самых далеких прогулок с Кори-Кори, я наткнулся на доказательство существования другого обряда погребения, чрезвычайно меня заинтересовавшего. Мы находились в уединенной местности, в самой середине пальмовой заросли, тянувшейся по обоим берегам потока; я увидал там могилу умершего вождя. Как и большинство других зданий, мавзолей помещался на невысокой каменной кладке, благодаря чему был виден издали. Легкая крыша из побеленных пальмовых листьев свисала над ним как бы естественным навесом. Только подойдя вплотную, я увидал, что она поддерживается четырьмя тонкими бамбуковыми колоннами, стоящими по углам немного выше, чем в человеческий рост. Чистая площадка в несколько ярдов окружала помост и была огорожена четырьмя стволами кокосовой пальмы, покоившимися на расположенных по углам больших камнях. Место было священное. Знак ненарушимого табу в виде таинственной повязки из белой таппы был подвешен к верхушке стоящего в ограде высокого шеста. Святость этого места, казалось, никогда не нарушалась. Тишина могилы, спокойствие и одиночество были прекрасны и трогательны.


С какой бы стороны вы ни приближались к этому молчаливому месту, отовсюду был виден мертвый вождь, сидящий на корме каноэ, приподнятого на легкой раме на несколько дюймов над уровнем каменной кладки. Каноэ имело около семи футов в длину; оно было сделано из хорошего, темноокрашенного дерева, красиво изогнуто и украшено инкрустациями из блестящих раковин. Фигура воина — я не знаю, из чего она сделана — была эффектно задрапирована в тяжелый плащ из коричневой таппы, открывающий только руки и голову, искусно выточенную из дерева. На голове красовалась великолепная дуга из перьев.


Легкий ветерок, долетавший до этого уединенного места, ни на минуту не оставлял в покое перья; они качались и трепетали надо лбом вождя. Длинные листья пальмы свешивались с краев крыши, и сквозь них было видно весло, которое воин держал в обеих руках; он нагнулся вперед, наклонил голову и греб, точно спеша окончить свое путешествие. Прямо против воина, лицом к лицу и как бы глядя на него пустыми глазницами, находился полированный человеческий череп, венчавший собою нос каноэ. Эта голова, повернутая назад по отношению к направлению каноэ, казалось, насмехалась над нетерпением воина.


Кори-Кори объяснил мне, что вождь гребет по пути к царству блаженства и хлебных деревьев — полинезийский рай, где хлебные деревья ежеминутно роняют на землю свои спелые плоды и где бесконечно много кокосов и бананов. Там они отдыхают на циновках, куда тоньше, чем циновки тайпи, и каждый день купают свои разгоряченные тела в реках из кокосового масла. В этой счастливой стране множество красивых перьев, кабаньих клыков и китового уса, гораздо красивее блестящих безделушек и пестрых материй белых людей.


— Очень приятное место, — говорил Кори-Кори, но, вероятно, думал, что не многим приятнее долины Тайпи.


— Так ты хочешь идти за воином? — спросил я.


— О, нет! — Кори-Кори было хорошо там, где он находился, но все-таки он полагал, что когда-нибудь отправится туда тоже в своем каноэ.


Когда бы во время моих скитаний по долине я ни оказался поблизости от могилы вождя, я всегда сворачивал в сторону, чтобы посмотреть на нее. Место это имело для меня особую прелесть, сам не знаю почему. Облокотясь на ограду, смотря на странное изображение и наблюдая игру перьев, колеблемых тем же ветерком, что тихо трепетал в верхушках пальм, я любил отдаваться фантазии островитян и почти верил, что суровый воин подымается к небу. Когда я поворачивался, чтобы уйти, я желал ему удачи и приятного путешествия.


ГЛАВА XI

Во время одного из моих скитаний с Кори-Кори по долине мое внимание было привлечено странным шумом, доносившимся из-за гущи кустов. Пробравшись сквозь них, я увидал впервые процесс татуирования у островитян.


Прежде всего я увидел на земле человека, лежащего на спине; несмотря на равнодушие, которое он старался показать, было очевидно, что он страдает отчаянно. Над ним нагнулся его мучитель, работая, как каменщик молотком и резцом. В одной руке он держал короткую тонкую палочку с наконечником из акульего зуба, по верхнему концу которой ударял небольшим деревянным молоточком; таким путем он пробивал на коже дырочки, в то же время заполняя их красящим веществом, в которое обмакивал свой инструмент. Кокосовая скорлупка с жидкостью стояла около него на земле.


Краска для татуировки приготовляется из перегоревших орешков «армор», из пепла, собираемого с туземных светильников, смешанного с растительными соками.


Рядом, на разостланном куске грязной таппы, лежало множество странных черных инструментов из кости или дерева. Некоторые оканчивались просто маленьким острием и, как тонкие карандаши, служили для последних штрихов и отделки рисунка или для разрисовки самых чувствительных и нежных частей тела — как и было в данном случае. Другие представляли собой целый ряд зубчиков, расположенных по прямой линии, что делало их похожими на зубья пилы. Эти инструменты употреблялись в случаях более грубой работы. У некоторых концы были сделаны в виде маленьких фигурок: простое приложение их к телу и удар по ним молотка оставляли на теле неизгладимый след.


В данное время мастер был занят не самостоятельным рисунком: его клиент был довольно пожилым человеком, и татуировка его несколько поблекла и требовала подновления, поэтому приходилось всего лишь повторить работу одного из мастеров старинной школы тайпи. Сейчас работа шла над веками, где продольная черта, похожая на ту, которая украшала Кори-Кори, пересекала лицо жертвы.


Несмотря на всю сдержанность несчастного, судороги и подергивания мускулов на его лице указывали на невыразимые страдания. Но мастер, с сердцем зачерствелым, как у полкового врача, продолжал свою работу, стараясь оживить ее тем, что отбивал такт ногой и дико завывал.


Он был так глубоко погружен в работу, что не заметил нашего приближения, пока я сам, наглядевшись вдоволь на эту процедуру, не привлек его внимания. Как только он увидал меня, он, очевидно, решив, что я нуждался в его искусстве, с восторгом бросился ко мне и загорелся весь, желая тотчас приступить к работе. Но когда я дал ему понять, что он ошибся в моих намерениях, его горе и разочарование были беспредельны. Немного оправившись, он решил не верить моим утверждениям. Он схватил свои инструменты и начал махать ими в опасной близости к моему лицу, исполняя воображаемую работу и громко восхищаясь красотою своих рисунков.


Боясь быть навсегда изуродованным, если этот негодяй выполнит свои намерения по отношению ко мне, я пытался отделаться от него. А Кори-Кори, обратившись в предателя, стоял рядом и умолял меня покориться требованию. Мой вторичный отказ вывел мастера из себя, и он был в отчаянии, что потерял такой благодарный случай отличиться в своем искусстве.


Желание запечатлеть свою татуировку на моей белой коже наполняло его вдохновением истинного художника: он снова и снова вглядывался в мое лицо, и каждый новый взгляд увеличивал силу его честолюбия. Не зная до какой крайности он может дойти, я постарался отвлечь его внимание от моего лица тем, что уже в полном отчаянии протянул руку и предложил ему начинать операцию. Он с негодованием отверг такой компромисс и продолжал нападение. Когда его указательный палец скользнул по моему лицу, прокладывая границы параллельных полос, которые должны были опоясать мою физиономию, мне показалось, что с меня живого сдирают кожу. Вне себя от ужаса и негодования, я все же ухитрился, наконец, вырваться и побежал домой, преследуемый неукротимым мастером, гнавшимся за мною с инструментами в руке. Кори-Кори в конце концов вмешался и удержал его от дальнейшей погони.


Этот случай открыл мне глаза на новую опасность. Теперь я был убежден, что в один прекрасный день меня изуродуют так, что я уже никогда не посмею вернуться к своим соотечественникам, если даже и представится случай.


Эти опасения усилились, когда Мехеви и другие вожди выразили желание, чтобы я был татуирован. Воля короля была впервые передана мне дня через три после моей случайной встречи с мастером Карки. Господи! Какие проклятия сыпал я на голову этого Карки! Несомненно, он составил целый заговор против меня и моей физиономии и не успокоится, пока его дьявольский замысел не будет выполнен. Несколько раз я встречал его в разных местах долины, и неизменно, где бы он ни увидал меня, он пускался за мной в погоню со своим молоточком и резцом, размахивая ими около самого моего лица, как бы желая тотчас же приступить к работе.


Когда король впервые выразил мне свое желание, я высказал ему, какое крайнее отвращение питаю к этому делу, и дошел в своем объяснении до такого возбуждения, что он уставился на меня в полном недоумении. Очевидно, до сознания его величества не доходило, как может разумный человек найти хоть какое-нибудь возражение против такой украшающей операции.


Вскоре он повторил свои увещания и, встретив снова отказ, уже выразил некоторые признаки недовольства моим упрямством. При третьем возобновлении требования я ясно увидал, что, если я не приму какие-нибудь меры, мое лицо будет изуродовано навеки. Я собрал всю свою храбрость и объявил согласие на татуировку обеих рук от кисти до плеча. Его величество было очень довольно моим предложением, и я уже поздравлял себя с найденным выходом из положения, когда он сообщил мне, что, разумеется, лицо первое подвергается операции. Я был близок к отчаянию.


В утешение мне был предоставлен выбор узора: я мог выбрать для своего лица три горизонтальные полосы, как у моего слуги; или несколько косых линий, пересекающих лицо; или, если я как истый придворный выберу образцом королевский узор, я могу украсить свою физиономию неким подобием масонского знака в виде мистического треугольника. Но я не хотел ни одного из этих узоров, хотя король серьезно убеждал меня, что мой выбор вполне свободен. Наконец, видя мое непобедимее отвращение, он перестал принуждать меня.


Но не так легко было отделаться от остальных туземцев. Едва ли проходил день без того, чтобы они не подвергали меня своим надоедливым просьбам, так что под конец существование мое стало мне в тягость. Удовольствия, которым я раньше предавался, больше не утешали меня, и прежнее желание бежать из долины вернулось ко мне с новой силой.


Вскоре я узнал факты, увеличившие мое беспокойство. Я понял, что вся система татуировки связана у них с религией; мне стало очевидно, что они тем самым хотели обратить меня в свою веру.


В украшении вождей они прибегали к самой тщательной разрисовке, а некоторые из простых туземцев, казалось, были размалеваны без всякого разбора кистью домашнего художника. Я помню одного парнишку, который очень гордился большой продолговатой заплатой у себя на спине; мне же он всегда напоминал человека с налепленной между лопаток шпанской мушкой.


Хотя я и убедился, что татуировка являлась религиозным предрассудком, все же ее связь с суеверным идолопоклонством этого народа мне никак не удавалось выяснить. Она казалась мне необъяснимой, так же как и более сложная и значительная система «табу».


В религиозных установлениях большинства жителей Полинезийских островов есть заметное сходство, почти тождество, и всюду существует это таинственное табу, пользующееся то большими, то меньшими ограничениями. Эта замечательная система так странна и сложна, что даже люди, проживавшие годами на островах Тихого океана и изучившие местный язык, все же почти не были в состоянии дать удовлетворительное разъяснение по этому поводу. Сидя в своей долине Тайпи, я ежечасно наблюдал действие этой всевластной силы, но отнюдь не понимал ее. Действие это распространялось широко и было универсально, вторгаясь как в главные, так и в самые незначительные проявления жизни. В общем дикарь живет в постоянном выполнении предписаний табу, направляющих и контролирующих каждый его поступок.


В течение первых дней моего пребывания в долине я натыкался по крайней мере пятьдесят раз в сутки на чудодейственное слово «табу», которое кричали мне в уши каждый раз, как я бессознательно нарушал его предписания. На следующий день после нашего прибытия мне случилось передать немного табаку Тоби через голову одного из туземцев, сидевших между нами. Он вскочил, как ужаленный змеей, а остальная компания с таким ужасом завопила: «Табу!», что я уже никогда больше не позволял себе проявлять столь дурные манеры, тем более что они запрещены и законами светского приличия. Но не всегда было так легко угадать, где вы нарушаете дух «табу». Бывали случаи, когда меня призывали к порядку, если можно так выразиться, а я никак не мог понять, какой проступок я совершил.


Однажды я бродил по одному уединенному месту в долине и, заслышав на некотором расстоянии музыкальные звуки прядильных колотушек, свернул вниз по тропинке, приведшей меня через несколько шагов к дому, где с полдюжины девушек занимались изготовлением таппы. Я часто наблюдал эту работу и держал в руках пряжу во всех стадиях ее обработки. На этот раз девушки очень напряженно работали и, переглянувшись со мною и весело поболтав с минуту, снова взялись за дело. Я некоторое время молча смотрел на них и затем, машинально подняв несколько мокрых волокон, разложенных кругом, стал раздирать их. Погруженный в эту работу, я внезапно был оглушен истерическими воплями девушек. Вскочив на ноги, я увидел себя в тесном кругу девушек, которые, побросав работу, стояли передо мною с остановившимися глазами и в ужасе показывали на меня пальцами.


Решив, что в коре у меня в руках скрывается какое-нибудь ядовитое пресмыкающееся, я начал осторожно разбирать и исследовать ее. Но при этом девушки удвоили свои крики. Их вопли и испуганные жесты действительно встревожили меня: я готов был выбежать из дому и бросил наземь таппу. В ту же минуту крики прекратились. Одна из девушек, взяв меня за руку, показала на рваные волокна, только что выпавшие из моих рук, и на ухо сказала роковое слово: «Табу!»


Впоследствии я узнал, что тогда они изготовляли таппу особого рода, предназначенную для женских головных уборов, которая во всех стадиях работы находилась под защитой строжайшего табу, запрещавшего всем мужчинам прикасаться к ней.


Часто, гуляя по роще, я видел хлебное дерево и кокосовую пальму с гирляндочкой из листьев, особым образом обвитой вокруг ствола. Это был знак табу. Само дерево, его плоды и даже тень, отбрасываемая им на землю, — все было освящено его присутствием.


Трубка, которую король пожаловал мне, тем самым стала священной в глазах туземцев, и я ни разу не мог настоять на том, чтобы кто-либо решился закурить ее. Ее чашечка была обвязана травой наподобие турецкой чалмы.


Перечислить все капризные проявления законов табу было бы немыслимо. Черные собаки, дети в известном возрасте, беременные женщины, юноши в период, когда лица их татуируются, некоторые части долины во время ливня — все в равной мере ограждено законом табу.


Но я даже приблизительно не могу указать, какая сила налагает табу. Когда я думаю о незначительном неравенстве в среде туземцев, об очень ограниченных и несущественных преимуществах короля и вождей, о свободных и неопределенных обязанностях жрецов, — я совершенно теряюсь, где искать тот авторитет, который регулирует эти могущественные предписания. Сегодня табу на что-нибудь налагается, завтра снимается; в других случаях его действие постоянно. Иногда его ограничения касаются лишь одного лица, иногда целой семьи, иногда всего племени; а в некоторых случаях они простираются не только на различные племена одного острова, но и на жителей целой группы островов. Таков, например, закон, запрещающий женщинам входить в каноэ, — запрещение, распространенное по всем северным Маркизским островам.


Само слово табу имеет несколько значений. Иногда оно употребляется отцом в обращении с сыном, когда он запрещает по праву отцовства тот или иной поступок. Все что противоречит обычаям островитян, если даже и не запрещено само по себе, обозначается тем же словом — «табу».


ГЛАВА XII

С момента моей случайной встречи с мастером Карки жизнь моя стала совсем злополучна. День не проходил без того, чтобы меня не преследовал какой-нибудь туземец просьбами подвергнуться ужасной татуировке. Их настойчивость доводила меня до бешенства, так как я чувствовал, как легко, собственно, они могли исполнить всякое желание, касающееся меня. Тем не менее обращение со мною было такое же хорошее, как и прежде: Файавэй была так же мила и внимательна, Кори-Кори все так же предан, Мехеви так же милостив и снисходителен.


Насколько я мог высчитать, я пробыл в их долине уже три месяца; я стал сильнее чувствовать, в какие узкие рамки была заключена моя жизнь, и начал крайне тяготиться положением пленника. Не было ни одного человека, с которым я мог бы свободно разговаривать; ни одного, с кем бы я мог поделиться своими мыслями, ни одного, кто посочувствовал бы моим страданиям. Тысячу раз я думал о том, насколько легче была бы моя судьба, если бы Тоби все еще был со мной. Сознание полного одиночества было ужасно. Все же, несмотря на свою тоску, я делал все, что было в моих силах, чтобы казаться спокойным и веселым, хорошо зная, что покажи я свое недовольство или желание бежать, я только ухудшу дело.


В период моего особенно тяжелого настроения мучительная болезнь, от которой я страдал раньше, — почти совершенно прошедшая, — снова вернулась и притом с прежней силой. Это лишнее осложнение привело меня в полное уныние; возвращение болей доказывало, что без нужного лекарства всякая надежда на выздоровление напрасна. Как раз за горами, окружавшими меня, я мог бы найти необходимую врачебную помощь, но, несмотря на близость, она была для меня недостижима!


В этом жалком положении я чувствовал себя в полной зависимости от милости существ, в руках которых я находился, и это усиливало тоску.


В это время произошел случай, подействовавший на меня совершенно удручающе.


Я уже говорил, что к кровельной балке дома Кори-Кори были подвешены различные тючки, завернутые в таппу. Многие из них я не раз видал в руках туземцев, и их содержимое рассматривалось в моем присутствии. Но среди них было три пакета, висевших над тем самым местом, где я обычно лежал, и их своеобразный вид часто возбуждал мое любопытство. Несколько раз я просил Кори-Кори показать мне их содержимое, но мой слуга, который почти во всех иных случаях удовлетворял мои желания, постоянно отказывался уступить мне в этом.


Однажды я неожиданно рано вернулся из дома Тай, и мой приход явно привел моих сожителей в величайшее смущение. Они сидели все вместе на циновках, и по веревкам, тянувшимся из-под крыши до полу, я тотчас же увидел, что таинственные свертки для какой-то цели спущены и рассматриваются. Явное замешательство, которое туземцы обнаружили при моем появлении, вызвало во мне недобрые предчувствия и желание узнать тайну, так ревниво охраняемую. Вопреки стараниям Кори-Кори удержать меня, я силой проложил себе дорогу в середину кружка: прежде чем сидевшие успели спрятать то, что лежало перед ними, я увидал три человеческие головы.


Одну из трех я видел ясно. Она была в полной сохранности и, насколько я мог заметить, подверглась какому-то процессу копчения, который и придал ей вид сухой твердой мумии. Две длинные пряди волос были скручены пучками на макушке головы. Провалившиеся щеки казались еще ужаснее от соседства с рядом блестящих зубов, видных между ссохшимися губами, а глазные впадины, прикрытые овальными кусочками перламутровой раковины с черной точкой посередине, увеличивали безобразие головы. Две головы из трех были головами островитян, но третья — к моему ужасу — была головой белого человека. Хотя она была поспешно спрятана от меня, все же одного взгляда достаточно, чтобы убедиться в этом.


Милостивый бог! Желая разгадать тайну свертков, я разгадал, быть может, другую: тайну судьбы моего товарища. Мне хотелось сорвать куски ткани и подтвердить ужасные сомнения, терзавшие меня. Но прежде чем я пришел в себя от понесенного потрясения, роковые свертки уже были вздернуты кверху и, как прежде, болтались над моей головой. Туземцы теперь с шумом окружили меня и старались убедить, что виденные мною только что головы принадлежали трем воинам из племени гаппар, убитым во время сражения. Эта явная ложь увеличила мою тревогу, и я немного успокоился лишь после того, как сообразил, что все три свертка я видел еще раньше, чем исчез Тоби.


Но хоть ужасное предположение относительно гибели Тоби и рассеялось, виденного было достаточно, чтобы еще ухудшить мое и без того скверное настроение. Я не вполне верил постоянным убеждениям тайпи, что они никогда не едят человеческого мяса, но, не наткнувшись ни разу за все мое долгое пребывание в долине на доказательство обратного, я надеялся, что это происходит редко, и что я буду избавлен от ужаса быть свидетелем такого случая. Увы, эти надежды не оправдались.


Меня всегда удивляло, что сведения о людоедческих племенах мы редко получаем от очевидцев этого отвратительного обычая. Страшные сведения об этом всегда основываются или на рассказах из вторых рук, или на признаниях самих дикарей, когда они достигают некоторой степени цивилизации. Полинезийцы знают об отвращении белых к этому обычаю, поэтому всегда отрицают его существование и с удивительной старательностью пытаются скрыть все следы людоедства.


Через неделю открытия тайны свертков я случайно находился в доме Тай, когда послышались звуки, оповещавшие о новой военной опасности, и туземцы, бросившись к оружию, устремились против вторично напавших на них гаппаров. Все что произошло при первом нападении, повторилось и теперь, только на этот раз я услыхал со стороны гор по крайней мере пятьдесят мушкетных выстрелов за время сражения. Через час или два по окончании его громкие песнопения, разносившиеся по всей долине, возвестили о приближении победителей.


Я стоял рядом с Кори-Кори, прислонившись к перилам террасы и поджидая появления воинов, когда шумная и многочисленная толпа островитян с дикими криками вышла из соседней рощи. В середине толпы шествовали четыре человека, один впереди другого на равном расстоянии шагов в восемь или десять; они несли на плечах шесты с привязанными к ним тремя длинными узкими тюками, которые были завернуты в широкие свежесорванные пальмовые листья и сколоты бамбуковыми щепочками. То там, то здесь на этих зеленых пеленах видны были пятна крови, так же как и на голых телах воинов, тащивших ужасную ношу. Бритая голова первого воина была изуродована глубокой раной с подтеками запекшейся крови. Этот туземец, казалось, падал под тяжестью, которую нес. Широкая татуировка на его теле покрылась кровью и пылью, воспаленные глаза беспокойно бегали, и весь вид его указывал сильное страдание. Но все же он в каком-то возбуждении довольно быстро продвигался вперед, а окружающая толпа старалась подбодрить его криками. У остальных воинов руки и грудь были в ранах, которые они чванливо выставляли напоказ.


Эти четверо, наиболее проявившие себя в последней стычке, удостоились чести нести тела своих убитых врагов в дом Тай. Таков был вывод, подсказанный мне как собственными наблюдениями, так и объяснениями Кори-Кори, насколько я мог понять их.


Царственный Мехеви шел рядом с этими героями. В одной руке он нес мушкет, к которому был подвешен небольшой холщовый мешочек с порохом, а в другой — короткий дротик, который он держал перед собою и торжествующе рассматривал. Он вырвал этот дротик у знаменитого гаппарского бойца, бесславно бежавшего и настигнутого своим противником на вершине горы.


На незначительном расстоянии от дома воин с раненой головой, споткнувшись раза два или три, беспомощно упал на землю; другой успел подхватить конец его шеста и положить себе на плечо.


Возбужденная толпа островитян, окружавшая особу короля и мертвые тела врагов, приближалась к тому месту, где я стоял, размахивала оружием и издавала крики торжества. Когда толпа подошла к дому Тай, я хотел внимательно приглядеться к шествию; но едва оно остановилось, как мой слуга, за минуту до этого покинувший меня, тронул за руку и предложил мне вернуться домой. Я отказался, но, к моему удивлению, Кори-Кори повторил свою просьбу — и с необычной настойчивостью. Я все же отказался и хотел уйти от него, как вдруг почувствовал на своем плече чью-то тяжелую руку; обернувшись, я увидел огромное лицо Моу-Моу, одноглазого вождя, отставшего от толпы и поднявшегося сзади на терраску, где я стоял. Его щека была проткнута копьем, и эта рана придавала еще более страшное выражение его безобразному татуированному лицу, уже изуродованному потерей глаза. Воин, не произнося ни слова, властно указал по направлению к нашему дому, а Кори-Кори подставил мне спину, чтобы я мог на нее влезть.


Я отклонил его предложение, но согласился удалиться, и медленно пошел по площадке, удивляясь такому необычному обращению со мною. Подумав немного, я решил, что островитяне готовились справлять какой-нибудь ужасный обряд, при котором мое присутствие казалось им лишним. Я спустился с террасы и при поддержке Кори-Кори, не выражавшего в этот раз обычного сочувствия моей хромоте, но лишь спешившего меня увести, тронулся в путь. Проходя через толпу, которая к этому времени плотно обступила Тай, я со страхом и любопытством взглянул на три тюка, положенные теперь уже на землю. И хоть я не сомневался в их содержимом, все же толстая обертка помешала мне различить в них контуры человеческого тела.


На следующее утро, вскоре после восхода солнца, меня разбудили те же громовые звуки, которые я слышал на второй день празднества. Это убедило меня в том, что туземцы готовятся справлять другое, и как я был уверен, ужасное торжество.


Все обитатели дома, за исключением Кори-Кори и его стариков, надев нарядные платья, отправились по направлению к Священной роще.


Чтобы проверить правильность моих подозрений, я предложил Кори-Кори предпринять обычную утреннюю прогулку к Тай, хотя и не надеялся на его согласие. Он решительно отказался; когда я возобновил свою просьбу, он явно решил помешать мне туда идти, а чтобы отвлечь меня от мысли об этом, предложил мне отправиться к потоку. Мне волей-неволей пришлось согласиться, и мы пошли купаться.


Вернувшись домой, я был удивлен, видя, что все обитатели нашего дома уже вернулись и лежали по обыкновению на циновках, хотя звук барабанов все еще доносился из рощи.


Остаток дня я провел с Кори-Кори и Файавэй, бродя по той части долины, которая больше всего удалена от дома Тай. Когда я взглядывал по направлению к Священной роще, мой слуга немедленно кричал: «Табу! Табу!», хотя здание было совершенно закрыто деревьями и мы были на расстоянии мили от него.


Во многих домах, в которые мы заходили, я видел их обитателей, отдыхающих на циновках или занятых какой-нибудь домашней работой. Но среди них не было ни одного вождя или воина. Когда я спрашивал некоторых, почему они не в святилище «Хула-Хула», они все одинаково отвечали, что пиршество предназначено не для них, а для Мехеви, Нармони, Моу-Моу, Колор, Уомону, Калоу — перечисляя имена всех главных вождей.


Коротко говоря, все подтверждало мои подозрения о характере пира и празднества. Будучи в Нукухиве, я часто слыхал, что не все племя принимало участие в людоедских пирах, а только вожди и жрецы. То, что я теперь узнал, согласовалось с моими прежними сведениями.


Шум барабанов продолжался без перерыва весь день, возбуждая во мне чувство неописуемого ужаса. На следующий день, не слыша больше этих признаков буйного веселья, я решил, что зверское пиршество уже окончилось.


Чувство болезненного любопытства и желание посмотреть, нет ли в Тай каких-либо явных указаний на происходившее там, заставило меня снова просить Кори-Кори пойти туда гулять. В ответ он показал пальцем на только что вставшее солнце и затем в зенит, объявляя этим, что наш визит должен быть отложен до полудня. Дождавшись назначенного часа, мы отправились в Священную рощу, и как только мы вошли в ее пределы, я со страхом стал озираться в поисках какого-нибудь напоминания о недавно происходившем здесь пире. Но все, казалось, было по-прежнему. Дойдя до дома Тай, мы нашли Мехеви и нескольких вождей лежащими на циновках. Мехеви принял меня, как всегда, по-дружески. Он не сделал ни одного намека на недавние события, и я по понятным причинам воздержался от разговоров на эту тему.


Побыв там некоторое время, я ушел. Проходя вдоль по площадке террасы, прежде чем с нее спуститься, я заметил довольно большую, выточенную из дерева посудину, накрытую деревянной крышкой и похожую на маленькое каноэ. Она была окружена невысокой балюстрадой из бамбука, возвышавшейся не больше, чем на фут от земли. Так как посудина эта была помещена здесь за время моего отсутствия, я сразу заключил, что она должна иметь отношение к недавнему пиршеству. Я не мог побороть любопытства и, проходя мимо, приподнял за край крышку. В этот же момент вожди, следившие за моими движениями, громко закричали: «Табу! Табу!»


Но и одного взгляда было достаточно: я видел человеческие кости, еще свежие и влажные, с кусками мяса, висящими на них.


Кори-Кори, шедший впереди меня, обернулся, привлеченный криками вождей, и от него не скрылось выражение ужаса на моем лице. Он поспешил ко мне и, показывая на каноэ, закричал: «Пуарки! Пуарки!» Я сделал вид, будто поверил тому, что это кости свиньи, и несколько раз повторил его слова, как бы соглашаясь с ними. Остальные туземцы, то ли обманутые моим поведением, то ли желавшие скрыть свое недовольство, не проявили больше интереса к происшествию. Я поспешил покинуть Тай…


Всю эту ночь я не спал, обдумывая ужасное положение, в которое я попал. Последнее страшное открытие сделано! Где же искать спасения? Как устроить побег? У меня оставалась только одна надежда, что французы не станут больше откладывать своего прихода в этот залив. А если они оставят часть своих войск в долине, то туземцы не смогут долго укрывать меня от них. Но какие основания были предполагать, что меня не прикончат раньше, чем наступит этот радостный день?


Дней через десять после описанных событий я, сидя после обеда дома, услыхал приветственные крики:


— Марну! Марну пришел!


Эта весть чрезвычайно обрадовала меня. Я снова смогу поговорить на своем родном языке! Кроме того, я решил во что бы то ни стало обсудить с ним какой-нибудь, хотя бы и самый рискованный, план моего спасения.


Когда он подошел ближе, я с тревогой вспомнил, как плачевно кончился наш первый разговор с ним. Когда он вошел в дом, я с напряженным беспокойством следил за тем приемом, какой он встретил у обитателей. К счастью, его лицо было освещено живейшей радостью; он первый ласково заговорил со мною, сел рядом и тогда вступил в беседу с туземцами, собравшимися вокруг. Но на этот раз он, казалось, не принес никаких важных известий. Я спросил его, откуда он сейчас пришел. Он ответил, что из Пуиарка, его родной долины, и что он намерен вернуться туда сегодня же.


Мне пришло в голову, что если бы я мог достичь этой долины под его покровительством, я легко добрался бы оттуда до Нукухивы водой. Воодушевленный теми возможностями, которые сулил этот план, я изложил его страннику в нескольких словах и спросил, как лучше всего его выполнить. Сердце мое замерло, когда он ответил мне на ломаном английском языке, что это неосуществимо.


— Они не позволяют тебе идти, — сказал он. — Ты табу. Почему не хочешь остаться? Много спать, много кушать, много девушек. О, очень хорошее место Тайпи! Если не нравится, зачем пришел? Ты не слыхал про тайпи? Все белые люди боятся тайпи, белые люди сюда не ходят.


Эти слова опечалили меня чрезвычайно; и когда я снова рассказал ему обстоятельства моего появления в долине и старался вызвать его сочувствие к себе, указывая на телесные страдания, мучившие меня, он слушал меня нетерпеливо и страстным восклицанием оборвал мою речь:


— Я не слушаю тебя больше! Скоро, скоро они взбесятся, убьют тебя и меня! Не видишь, они не хотят, чтоб я говорил с тобой? Видишь, а! Скоро, скоро не будешь думать, будет хорошо, они тебя убьют, они тебя съедят и повесят твою голову там, как голову гаппара! Теперь ты слушай: скоро, скоро я иду; ты смотришь дорогу, где я иду, а потом одну ночь все спят, спят, ты бежишь, ты идешь Пуиарка! Я скажу людям в Пуиарке, они не делают тебе вреда! А! Потом я беру тебя в каноэ в Нукухиву, и ты больше не бежишь с корабля!


С этими словами Марну вскочил, оставил меня и завел разговор с несколькими вождями, вошедшими в дом.


Было бы бессмысленно пытаться возобновить разговор, так резко оборванный Марну, который, очевидно, был мало расположен рисковать своей собственной безопасностью ради меня. Но план, им предложенный, показался мне осуществимым, и я решил приступить к выполнению его возможно скорее.


Поэтому, когда он поднялся, чтобы уходить, я вместе с туземцами пошел провожать его, рассчитывая хорошенько заметить дорогу, по которой он уйдет из долины. Перед тем как выходить из дому, он схватил мою руку и, внимательно глядя на меня, воскликнул:


— Теперь ты видишь — ты делаешь, что я говорил, и ты делаешь хорошо! Ты не делаешь так, а! — Тогда ты умираешь!


Затем он махнул копьем в знак прощанья с туземцами и, пустившись в путь по тропинке, ведущей к ущелью в горах, скоро исчез из виду.


Теперь мне был предоставлен план бегства, но как мне им воспользоваться? Я постоянно бывал окружен туземцами, я не мог один перейти из одного дома в другой, и даже во время сна малейшее мое движение, казалось, бывало замечено теми, кто делил со мною циновки. Несмотря на эти препятствия, я решил немедленно сделать попытку. Но мне надо было выбраться по крайней мере за два часа до того, как туземцы заметят мое исчезновение. Ведь всякая тревожная весть с такой быстротой распространялась по долине и обитатели были так хорошо знакомы с тропинками в рощах, что мне, хромому и слабому, не знающему дороги, — необходимо было иметь эти два часа в запасе. Только ночью я мог надеяться выполнить свое намерение и то с величайшими предосторожностями.


Вход в дом Кори-Кори вел через низкое и узкое отверстие в плетеной стене. Лишь только обитатели дома собирались на покой, этот проход задвигался тяжелым щитом, составленным из дюжины дощечек, искусно скрепленных древесной корой. Если кто-либо из обитателей выходил, шум, производимый отодвиганием этой кустарной двери, будил всех.


Я решил обойти эту трудность на своем пути следующим образом. Ночью я храбро встану и, отодвинув доски, выйду из дому, как бы для того, чтобы напиться из тыквенного сосуда с водой, который стоит всегда снаружи в углу терраски. Возвращаясь, я намеренно забуду задвинуть вход. Надеюсь, что беспечность островитян помешает им исправить мою небрежность. Я вернусь на свою циновку и, подождав терпеливо, пока все заснут, тихонько выйду и сразу пойду по дороге в Пуиарку.


На следующую же ночь после ухода Марну я приступил к выполнению этого проекта. Около полуночи, как мне казалось, я поднялся и отодвинул дверь. Туземцы, как я и ожидал, вскочили и кто-то спросил:


— Куда идешь, Томмо?


— Воды, — ответил я коротко, беря тыкву.


Услыхав мой ответ, они снова улеглись, а я через минуту или две вернулся на свою циновку, с трепетом ожидая результатов опыта.


Один за другим дикари, поворочавшись, по-видимому, заснули, и, радуясь наступившей тишине, я готов был снова встать и идти. Но вдруг послышалось тихое шуршание: темная фигура прокралась между мною и дверью — щит был задвинут — и человек вернулся на свою циновку. Это было для меня тяжелым ударом. Но так как вторичная попытка выйти из дому могла бы возбудить подозрение туземцев, я вынужден был отложить ее до следующей ночи. После этого я несколько раз повторял тот же самый маневр, но с таким же малым успехом. Так как предлогом для моего вставания по ночам всегда было утоление жажды, Кори-Кори, то ли подозревая что-то, то ли желая угодить мне, начал каждый вечер ставить тыкву с водой рядом с моим ложем.


Даже при таких неблагоприятных условиях я снова и снова возобновлял попытку. Но когда я делал это, мой слуга вставал со мною, как бы решив не выпускать меня ни на минуту из-под своего наблюдения.


ГЛАВА XIII

Вскоре после визита Марну я дошел до такого состояния, что двигался уже с величайшим трудом, даже поддерживаемый Кори-Кори, который, как и прежде, должен был ежедневно носить меня к потоку.


Часами и часами лежал я на своей циновке и пока остальные кругом меня беззаботно дремали, я бодрствовал, мрачно раздумывая над судьбой, с которой, казалось, теперь уже тщетно бороться. Я не мог подавить в себе безысходной тоски, когда думал о любимых друзьях, находившихся за тысячи и тысячи миль от острова, где я был пленником, когда размышлял о своей ужасной судьбе, навсегда скрытой от них, и когда представлял себе, что они все еще будут надеяться на мое возвращение в то время, как я уже буду мертв.


Мне навсегда запомнились все мелочи этих ужасных дней. По моей просьбе циновки мои всегда раскладывались около самой двери; против нее, на некотором расстоянии, находилась хижина из ветвей, которую строил старик Мархейо. Я любил следить за всеми движениями этого старого воина, когда он, сидя в тени, занимался своей неторопливой работой: он то сплетал листья кокосовой пальмы, то скатывал на коленях ссученные волокна древесной коры. Часто, откладывая работу, он замечал мои печальные глаза, обращенные к нему, и поднимал руку, выражая этим жестом глубокое сострадание. Затем он направлялся ко мне на цыпочках, боясь встревожить дремлющих туземцев, и, взяв веер из моих рук, садился около меня и, тихо махая им, пристально смотрел мне в лицо.


Однажды в полдень — это было недели через три после второго визита Марну и, должно быть, месяца через четыре после моего появления в долине — в наш дом внезапно явился одноглазый вождь Моу-Моу. Он наклонился ко мне и сказал тихо:


— Тоби пришел сюда.


Трудно передать, как взволновало меня это известие! Не замечая боли, до тех пор мучившей меня, я вскочил на ноги и стал звать Кори-Кори, спавшего неподалеку. Встревоженные туземцы вскочили со своих циновок. Новость тотчас была им сообщена, и через минуту я двинулся по дороге к дому Тай на спине Кори-Кори, окруженный возбужденной толпой островитян.


Все что я мог понять из слов, сообщенных по дороге Моу-Моу, это — мой пропавший товарищ прибыл в лодке, только что вошедшей в бухту. Я попросил нести меня тотчас же к морю, но на это туземцы не согласились и продолжали свой путь к королевскому жилищу. Когда мы приблизились, Мехеви и несколько вождей вышли на площадку дома, громко требуя, чтобы мы вошли.


Мы подошли вплотную, и я пытался объяснить, что хочу идти вниз к морю навстречу Тоби. Король воспротивился этому и велел Кори-Кори внести меня в дом. Протестовать было бы напрасно. Через несколько минут я оказался в середине дома Тай, окруженный шумной толпой, обсуждающей свежую новость. Имя Тоби повторялось часто. Казалось, островитяне все еще сомневались в его прибытии и при каждом новом известии, приносимом с берега, приходили в еще большее возбуждение.


Я был не в силах больше выносить неизвестность, и стал упрашивать Мехеви разрешить мне идти дальше. Приехал ли мой товарищ или нет — я предчувствовал, что моя собственная судьба должна скоро решиться. Снова и снова я повторял свою просьбу. Он смотрел на меня пристально и серьезно и, наконец, неохотно уступил моей настойчивости и разрешил идти.


В сопровождении примерно пятидесяти туземцев я стал продолжать прерванное путешествие; через каждые несколько минут я переходил с одной спины на другую и все время подгонял своих носильщиков. Пока я так стремительно двигался вперед, сомнения в истинности полученного известия не приходили мне в голову. Я сознавал только одно: мне представляется случай освобождения, стоит лишь преодолеть ревнивое сопротивление островитян.


Так как мне было запрещено приближение к морю в течение всего моего пребывания в долине, у меня с мыслью о нем всегда связывалась надежда на бегство. Ведь и Тоби, если он действительно намеренно покинул меня, мог бежать только морем. Очевидно, в бухту пришла лодка, и я почти не сомневался в правдивости сообщения, что на ней прибыл мой товарищ. Каждый раз, как мы подымались на какую-нибудь возвышенность, я напряженно смотрел вокруг, надеясь увидать его.


По яростным жестам и крикам островитян я видел, что они находились в таком же возбуждении, как я. Мы двигались вперед быстрым шагом. То и дело приходилось наклонять голову, чтобы не удариться о нависшие ветви.


Таким образом мы прошли около четырех или пяти миль, когда встретили человек двадцать туземцев. Между ними и теми, кто сопровождал меня, началось оживленное совещание. Я нетерпеливо убеждал человека, несшего меня, продолжать путь, не дожидаясь остальных.


Вдруг Кори-Кори подбежал ко мне и тремя роковыми словами разрушил все мои надежды:


— Тоби не приехал.


Не знаю, откуда у меня взялись силы пережить эту минуту. Весть была не вполне неожиданна для меня, но я надеялся по крайней мере, что успею добраться до бухты. А теперь я сразу понял, какой поворот примет дело. Островитяне согласились на мои просьбы только для встречи с пропавшим товарищем. Когда стало известно, что он не прибыл, они, конечно, заставят меня вернуться назад.


Мои предположения оказались правильными. Несмотря на мое сопротивление, они отнесли меня в дом, находившийся неподалеку, и положили там на циновки. Вскоре некоторые из сопровождавших меня отправились по направлению к морю.


Те, кто остался, — среди них были Мехеви, Моу-Моу, Кори-Кори и Тайнор, — собрались около дома и, казалось, ждали возвращения ушедших.


Это убедило меня в том, что все же какие-то чужестранцы, быть может, среди них были и мои соотечественники, по той или иной причине вошли в бухту. Мучимый мыслью об их близости и равнодушный к боли, которую я испытывал, я поднялся на ноги и попытался добраться до двери, не обращая внимания на уверения островитян, что никаких лодок в бухте нет. Тотчас же проход был загорожен несколькими туземцами, приказавшими мне вернуться на место. По их свирепым взглядам мне стало ясно, что силой я ничего не добьюсь и что смягчить их могла бы только моя мольба.


Руководимый этим соображением, я повернулся к Моу-Моу и, старательно скрывая истинное намерение, попытался объяснить ему, что я все еще верю в прибытие Тоби на берег, и просил разрешить мне пойти его приветствовать. Ко всем его не раз повторенным уговорам, что моего товарища нет, я оставался глух, а свои просьбы сопровождал красноречивыми жестами, против которых одноглазый вождь в конце концов не устоял. Он, казалось, смотрел на меня как на капризного ребенка, желаниям которого у него не хватало сил противиться. Он сказал несколько слов своим соплеменникам, которые сразу отступили от двери, и немедленно вышел из дому.


Я стал оглядываться, ища Кори-Кори, но мой слуга, никогда прежде не покидавший меня, тут куда-то исчез.


Не желая медлить ни минуты, когда каждая секунда могла быть дорога, я попросил одного широкоплечего парня взять меня на спину: к моему удивлению, он сердито отказался. Я обратился к другому, но с таким же результатом. Третья попытка была столь же безуспешна, и я понял, на что надеялся Моу-Моу, уступая моим просьбам, и почему остальные туземцы вели себя так странно. Было очевидно, что вождь разрешил мне продолжать путь к морю в надежде, что у меня все равно не хватит сил на это.


Я пришел в отчаяние, убедившись, что они под тем или иным предлогом не выпустят меня и, усилием воли побеждая боль в ноге, схватил копье, прислоненное к стенке, и, опираясь на него, вышел на тропинку. К моему удивлению, меня оставили идти одного, и все туземцы остались перед домом, занятые разговором, становившимся с каждой минутой громче и оживленнее. Я с удовольствием заметил, что между ними возникало разногласие, что образовались две партии и что, может быть, из их спора я смогу извлечь кое-какие выгоды.


Не успел я пройти и ста ярдов, как снова был окружен островитянами, решившими по-видимому идти за мной. Все еще разгоряченные спором, они, казалось, были готовы передраться. В этой суматохе ко мне подошел старик Мархейо, и я никогда не забуду благожелательного выражения его лица. Он положил мне руку на плечо и с чувством произнес те единственные английские слова, которым я научил его: «дом» и «мать». Я сразу понял, что он имел в виду, и постарался выразить ему свою благодарность. Файавэй и Кори-Кори шли рядом с ним, и оба горько плакали. Старик дважды повторил приказание сыну взять меня на спину, прежде чем тот был в состоянии послушаться его. Одноглазый вождь воспротивился было этому, но вмешался кто-то еще и, как мне показалось, из его же партии.


Мы шли вперед, и я никогда не забуду, как взволновал меня шум волн, разбивающихся о берег. О, величественный вид и гул океана! С каким восхищением приветствовал я тебя!


Когда мы достигли открытого места между рощами и морем, первый предмет, бросившийся мне в глаза, была английская китоловная шлюпка, повернутая кормой к берегу и отстоящая от него всего лишь на несколько метров. Ее снаряжали пятеро островитян, одетых в короткие ситцевые туники. Мне показалось, что они в эту минуту отталкиваются от берега и что, несмотря на все мои старания, я пришел слишком поздно. Сердце у меня замерло… Но взглянув еще раз, я убедился, что туземцы просто пытались удержать лодку, относимую волнами. В следующую минуту я услыхал свое имя, крикнутое кем-то из толпы.


Обернувшись на крик, я с радостью увидал высокую фигуру Каракои, одного гавайца из Оаху, часто бывавшего на борту «Долли», пока та стояла в Нукухиве. На нем была зеленая охотничья куртка с золочеными пуговицами, подаренная ему одним французским офицером, — куртка, в которой я его видал постоянно. Я вдруг вспомнил, что этот человек часто говорил мне, что находится под защитой табу и поэтому может бывать во всех долинах острова.


Каракои стоял у самой воды с большим куском бумажной ткани, перекинутой через правую руку, в которой он держал несколько холщовых мешочков с порохом; в левой руке у него был мушкет, который он, казалось, предлагал вождям, стоявшим кругом. Но они возмущенно отворачивались от его подарков и настойчиво требовали, чтобы Каракои возвратился в лодку.


Однако Каракои не двигался с места, и по его жестам я понял, что он ведет разговор обо мне. Я громко позвал его, прося подойти ко мне, но он ответил на ломаном английском языке, что островитяне грозят проткнуть его копьями, если он хоть на шаг приблизится ко мне. Я все еще продвигался вперед, окруженный густой толпой островитян; некоторые из них хватали меня за руки, стараясь удержать, и не одно копье было с угрозой направлено на меня. И все же я видел, что очень многие, даже настроенные почти враждебно, глядели нерешительно и смущенно.


Я был ярдах в тридцати от Каракои, когда мое дальнейшее движение было остановлено туземцами, принудившими меня сесть на землю: они схватили и крепко держали меня за руки. Шум и суматоха увеличились в десять раз, и я увидал нескольких жрецов, очевидно, убеждавших Моу-Моу и других вождей воспрепятствовать моему отъезду. Каракои же продолжал хлопотать за меня; он решительно обсуждал дело с туземцами и старался прельстить их, показывая свою материю и порох и щелкая собачкой мушкета. Но все что он говорил и делал, казалось, только увеличивало раздражение островитян, готовых столкнуть его в море.


Предметы, предложенные Каракои в обмен на меня, ценились туземцами необычайно высоко, — и все же они с негодованием отвергли их! В последнем отчаянном усилии я вырвался из рук, державших меня, вскочил на ноги и бросился к Каракои.


Островитяне снова схватили меня, подняли отчаянный шум и так угрожающе замахали руками, что Каракои в испуге вошел прямо в воду. Стоя почти по грудь в воде, он пытался успокоить разъяренных туземцев. Наконец, отчаявшись убедить их и боясь, что они что-нибудь сделают с ним, он крикнул своим товарищам подвести лодку и взять его на борт.


В этот напряженный момент, когда, казалось, рухнули все мои надежды, между островитянами, провожавшими меня на берег, опять начался ожесточенный спор и завязалась драка. Это отвлекло их внимание от меня. Рядом со мной остались только Мархейо, Кори-Кори и бедная милая Файавэй, которая, плача, держала меня за руку. Я почувствовал, что медлить больше нельзя: теперь или никогда. Сложив руки, я с мольбой взглянул на Мархейо и побежал к опустевшему теперь прибрежью.


Слезы стояли в глазах старика, но ни он, ни Кори-Кори не пытались удержать меня, и я добрался до Каракои, с волнением следившего за моими движениями. Гребцы подвели лодку насколько возможно ближе к берегу. Я в последний раз обнял Файавэй, подбежавшую ко мне, и через минуту уже был в шлюпке — целый и невредимый — рядом с Каракои, сразу отдавшим приказание гребцам отваливать.


Мархейо, Кори-Кори и многие из женщин вплавь провожали меня, и я решил выразить им свою благодарность, раздавши вещи, привезенные для моего выкупа. Я протянул мушкет Кори-Кори, бросил кусок материи старику Мархейо, указав в то же время на бедняжку Файавэй, которая отошла от воды и сидела печальная на камнях. Эта раздача заняла не больше десяти секунд, но прежде чем она кончилась, шлюпка была уже на полном ходу.


Мое отплытие не могло остаться незамеченным среди туземцев, но они не прекратили своего спора и только, когда шлюпка была уже в пятидесяти метрах от берега, Моу-Моу и еще шесть или семь воинов бросились к морю и метнули в нас свои дротики. Некоторые из них пролетели совсем близко, но ни один не попал в цель, и гребцы храбро продолжали грести. Ход шлюпки сильно замедлился противным ветром, но все же мы скоро отплыли на такое расстояние от берега, что копья не могли долететь.


Я видел, что Каракои, сидевший на руле, часто взглядывал на выдававшийся в конце бухты мыс, который нам предстояло обогнуть.


Островитяне, очевидно, растерялись и первое время не знали, что им делать. Но потом разъяренный вождь жестами показал, как поступить дальше. Громко крича своим товарищам и указывая копьем на мыс, он помчался во всю прыть по направлению к нему; несколько человек ринулись вслед за ним. Очевидно, они намеревались отплыть от мыса и перерезать нам путь. Ветер крепчал с каждой минутой и дул нам прямо в лицо: море было неспокойное и сердитое, так что гребли с трудом. У нас были некоторые шансы пройти мыс раньше, чем туда добегут островитяне, но когда мы подошли к нему метров на сто, неутомимые туземцы уже попрыгали в воду, и мы боялись, что через несколько минут окажемся снова в их руках. Предстояло померяться силами. Наши гребли вовсю, но кучка пловцов перерезала волны с устрашающей быстротой.


Гребцы достали ножи и держали их наготове в зубах, а я схватил багор. Мы знали, что, если им удастся перехватить нас, они проделают с нами маневр, часто оказывавшийся гибельным для стольких моряков в этом океане. Они притянутся к лодке за весла и, завладев кормой, опрокинут лодку: тогда мы будем целиком в их власти.


Через несколько мгновений я различил голову Моу-Моу. Огромный островитянин со своим копьем в зубах с такой силой рассекал воду перед собой, что она пенилась. Он был к нам ближе всех и через секунду уже схватил бы весло. Раздумывать было некогда. Преодолевая ужас, я нацелился и метнул в него багор. Я угодил ему прямо в левое плечо. Он погрузился в воду, затем опять вынырнул на поверхность позади лодки… Я никогда не забуду его разъяренного лица!


Остальные дикари не успели доплыть до нас, как мы уже благополучно обогнули мыс. Все облегченно вздохнули. В этот момент силы оставили меня, и я упал, теряя сознание, на руки Каракои…


* * *

Обстоятельства, связанные с моим неожиданным бегством, несложны. Капитан одного австралийского судна зашел в Нукухиву, чтобы пополнить свою команду, но не нашел там ни одного подходящего человека. Судно уже было готово к отплытию, когда на борт его явился Каракои, рассказавший удрученному капитану, что один американский матрос задержан островитянами в соседней бухте Тайпи. Он предложил попытаться его выкупить, если капитан даст какие-нибудь предметы для обмена с туземцами.


Каракои узнал о моем пребывании в долине от Марну, которому я, в сущности, и обязан своим освобождением. Предложение было принято. Каракои, взяв с собой пять человек из Нукухивы, снова явился на судно, которое через несколько часов подошло к бухте Тайпи и встало на якорь как раз против входа в нее. Китоловная шлюпка под управлением Каракои двинулась к берегу, а судно осталось ее ждать.


События, за этим последовавшие, уже описаны, и остается сказать несколько слов. Когда мы достигли «Джулайи» (так называлось китоловное судно, на которое я попал) и меня подняли на борт, мой странный вид и замечательные приключения возбудили во всех живейший интерес. Ко мне отнеслись дружелюбно и внимательно, но состояние моего здоровья было таково, что прошло три месяца, прежде чем я совсем оправился.


Тайна, висевшая над судьбой моего спутника и друга Тоби, так и не открылась. Я все еще не знаю, удалось ли ему убежать из долины, или он погиб от руки островитян.


ИСТОРИЯ ТОБИ

В то утро, как мой товарищ простился со мной, он отправился на берег моря в сопровождении целой толпы туземцев. Некоторые из них несли плоды и свиней для обмена, так как пришло известие, что к берегу приплыли лодки.


Пока они шли населенной частью долины, по всем тропинкам, ведшим к дороге, сбегались островитяне, присоединяясь к шествию. Они так торопились, что даже Тоби, которому особенно не терпелось добраться до берега, с трудом поспевал за ними. Вся долина звенела от их криков. Они почти бежали; те что были впереди, время от времени останавливались и потрясали оружием, чтобы подогнать остальных.


Наконец, они подошли к месту, где поток пересекал дорогу. Вдруг из рощи, позади них, донеслись странные звуки. Островитяне остановились: Моу-Моу, одноглазый вождь, ударял своим тяжелым копьем по полому стволу дерева. Это было знаком тревоги.


Все слилось в один общий крик:


— Гаппары! Гаппары!


Воины бегали со своими копьями, подбрасывая их в воздух, а женщины и мальчики начали что-то кричать друг другу, собирая камни с берегов потока. Через несколько минут Моу-Моу и с ним два-три других вождя выбежали из рощи, и шум увеличился сразу вдесятеро.


«Ну, — подумал Тоби, — готовься к бою!»


И так как он не был вооружен, то стал упрашивать одного юношу, жившего в доме Мархейо, ссудить его копьем. Но тот отказался; плутишка заявил Тоби, что копье было достаточно хорошо для него, тайпи, но что белый человек мог гораздо лучше драться кулаками.


Веселая насмешка этого шутника, казалось, пришлась всем по вкусу. Несмотря на воинственное настроение тайпи, они все запрыгали и засмеялись, словно ожидание налета гаппаров из засады было самым пустым делом в мире.


Пока мой товарищ тщетно пытался разобраться в этой суматохе, многие из туземцев отделились от толпы и убежали в рощу. Остальные совсем затихли, ожидая результатов этой вылазки. Через некоторое время Моу-Моу, стоявший впереди, сделал им знак идти за ним. Безмолвная толпа, крадучись, двинулась вперед и шла так осторожно, что ни одна ветка не хрустнула, ни один камень не шелохнулся на пути. Так они ползли минут десять, по временам останавливаясь и прислушиваясь.


Тоби отнесся к этим предосторожностям неодобрительно. Если уж сражение неминуемо, то не лучше ли принять его сразу? Но всему свое время. Тайпи вошли в гущу леса, и вдруг раздался страшный шум, и тучи стрел и камней пронеслись над тропинкой. Ни одного врага не было видно, и, что еще удивительнее, никто из окружавших не упал, хотя камни сыпались сквозь листву, как град.


Наступила минута затишья, после чего тайпи с дикими криками ринулись в чащу, держа копья наперевес. Тоби не отставал. Зараженный всеобщей ненавистью к гаппарам, возбужденный опасностью, он был в первых рядах. Пока он прокладывал себе дорогу сквозь кустарник и в то же время пытался вырвать копье у одного молодого островитянина, туземцы, которые первоначально так таинственно отделились, вынырнули из-за кустов и деревьев и присоединились к остальным, заливаясь веселым смехом.


Все это было подстроено, и Тоби, принявший все всерьез, страшно рассердился, что его так одурачили; вдобавок эта детская забава отняла много времени, а он дорожил каждой минутой. Может быть, целью этой проделки и было только протянуть время. Тоби так и понял, тем более что, когда туземцы пустились в дальнейший путь, они уже не спешили, и Тоби начало казаться, что они никогда не доберутся до моря.


Вдруг он увидал двух людей, бежавших им навстречу. Произошла очередная остановка и началось шумное обсуждение каких-то вопросов, причем не раз упомянулось имя Тоби. Все это еще больше волновало его и возбуждало желание узнать, что делается на берегу. Но напрасно пытался он двинуться вперед: туземцы не пускали его.


Через несколько минут совещание окончилось, и многие из туземцев побежали по тропинке вниз, по направлению к морю, а остальные окружили Тоби и стали уговаривать его сесть и отдохнуть. Его старались соблазнить едой, принесенной в тыквенных сосудах из долины, и курением. Тоби на время смирился, но потом снова вскочил на ноги и рванулся вперед. Тем не менее его скоро догнали, вновь окружили, но на этот раз не задерживали больше и позволили идти к морю.


Они дошли до широкой зеленой полосы между рощами и морем и двигались по тропинке, лежавшей у подножия горы Гаппар. Вопреки ожиданиям Тоби никаких лодок у берега не было видно, а на берегу стояла шумная толпа мужчин и женщин; в центре ее, по-видимому, кто-то произносил речь. Когда мой товарищ приблизился, говоривший человек вышел вперед, и Тоби узнал его. Это был старый седой моряк Джимми, которого мы с Тоби часто видали в Нукухиве, где он прекрасно устроился в доме короля Мованны. Он был фаворитом короля и играл видную роль в королевском совете. В этот день на нем были соломенная шляпа и своеобразный утренний костюм из таппы, свободный и небрежный, открывавший вытатуированный на груди его куплет английской песенки и целый ряд рисунков, сделанных местными художниками. В руке он держал рыболовную уду, а на шее у него висела старая закопченная трубка.


Джимми, бросив ремесло матроса, остался в Нукухиве, научился местному языку и потому часто служил французам в качестве переводчика. Этот старый сплетник постоянно являлся на суда, стоящие в гавани, и развлекал корабельную команду россказнями о придворных скандалах или небылицами про жителей Маркизских островов. Я помню один из его рассказов на борту «Долли», — сущую галиматью о двух чудесах на острове. Одним из этих чудес природы был старый отшельник, славившийся своей святостью и колдовством, живший в пещере в горах, где он скрывал от мира пару громадных рогов, росших у него на голове. Несмотря на славу о его благочестии, этот ужасный старик внушал страх всему острову; говорили, что он темной ночью выползает из своего убежища и охотится за людьми. Вторым чудом, о котором нам говорил Джимми, был младший сын короля. Хотя мальчишке только что исполнилось десять лет, он был сделан жрецом. Дело в том, что у него на голове рос гребень, как у петуха, и его суеверные соотечественники видели в этом особое предопределение.


Но вернемся к Тоби. Как только он увидал старого моряка на берегу, он побежал к нему: туземцы двинулись следом и окружили их плотным кольцом.


После короткого приветствия Джимми начал рассказывать моему товарищу, как он узнал о нашем бегстве с судна и о нашем пребывании у тайпи. Оказалось, что Мованна приказал ему явиться в долину, посетить там его друзей и затем забрать нас обоих с собой. Его королевское величество было будто бы особенно заинтересовано в том, чтобы поделить с Джимми награду, обещанную за нашу поимку. Однако Джимми уверял Тоби, что с негодованием отверг это предложение.


Все это немало удивило моего товарища. К тому же никто из нас не думал, что хоть какой-нибудь белый когда-либо посещал жителей долины Тайпи просто из товарищеских побуждений. Один из жрецов нашей долины считался другом Джимми, и благодаря этому Джимми защищало табу.


Кроме того, он рассказал, что иногда его присылают в бухту, чтобы скупить фрукты для судов, стоящих в Нукухиве. С таким поручением он, по его словам, прибыл и в этот раз. Он переправился через горы, чтобы попросить туземцев приготовить на берегу фрукты, за которыми завтра приедет на лодке.


Затем Джимми спросил Тоби, хочет ли он уехать с острова. Если хочет, то в соседней гавани стоит судно, на котором не хватает людей, и он может взять его с собой и проводить на борт в этот же день.


— Нет, — сказал Тоби, — я не могу уехать с острова, если мой товарищ не уедет со мной. Я оставил его с больной ногой в долине, потому что туземцы не пустили его сюда. Давайте пойдем в долину и захватим его с собой.


— Но как же он переправится с нами через перевал, даже если мы и доведем его до берега? — возразил Джимми. — Лучше оставить его до завтра, и я привезу его в Нукухиву на лодке.


— Это не годится, — ответил Тоби, — пойдем сейчас же со мной и приведем его во всяком случае сюда.


Сказав это, Тоби спешно повернул обратно на тропинку, ведшую в долину. Но едва он сделал несколько шагов, как десяток рук схватил его, и он почувствовал, что ему не дадут сделать ни шага дальше.


Напрасно он боролся с ними, они и слышать не хотели о его уходе с берега. Удрученный этим неожиданным препятствием, Тоби стал заклинать моряка отправиться за мною. Но Джимми возразил, что в том настроении, в каком находились тайпи, они не позволили бы ему сделать это. Хотя раньше он утверждал, что туземцы не могут причинить ему никакого вреда.


В ту минуту Тоби мало думал о том, что Джимми просто негодяй, — в этом он убедился впоследствии, — который хитростью заставил туземцев остановить Тоби, когда тот пошел за мною. Старый матрос знал хорошо, что островитяне никогда не согласились бы отпустить нас обоих, и поэтому хотел захватить с собой одного Тоби. Все это он делал с целью, которая стала ясна только впоследствии. Во всяком случае, в то время товарищ мой не знал ничего.


Он все еще боролся с островитянами, когда Джимми снова подошел к нему и посоветовал не раздражать туземцев, говоря, что он этим лишь ухудшает дело и для меня и для себя. «Ведь если туземцы придут в бешенство, то может очень плохо кончиться». Наконец, Джимми усадил Тоби на сломанное каноэ, около кучи камней, на которой возвышался маленький разрушенный храм: он держался подпертый четырьмя веслами и спереди был завешен сетью. Здесь встречались рыболовы, возвращавшиеся из открытого моря; их скудные приношения лежали внутри храма на черном гладком камне перед божком. Джимми сказал, что место находится под охраной табу и что никто не тронет их, и даже не приблизится к ним, пока они стоят в тени храма. Затем старый матрос вступил в серьезный разговор с Моу-Моу и некоторыми другими вождями, после чего объявил Тоби их решение: туземцы не позволяют ему возвращаться в долину, и нам обоим, ему и мне, придется плохо, если Тоби долго еще будет торчать на берегу.


— Поэтому нам лучше сейчас же отправиться в Нукухиву через перевал, а завтра я привезу Томмо, как они его называют, морем. Они обещали принести его сюда на берег рано поутру, так что никаких препятствий к его отъезду не будет, — заключил Джимми.


— Нет, нет, — в отчаянии повторял Тоби, — я не покину его так! Мы должны бежать вместе!


— Тогда для вас нет надежды! — воскликнул матрос. — Ведь если я оставлю вас здесь на берегу, вас сейчас же после моего отъезда затащат обратно в долину, и тогда уже ни один из вас никогда больше не увидит моря.


И он стал божиться и клясться, что если только Тоби отправится сейчас в Нукухиву, то он может быть уверен, что завтра я уже буду с ним.


— Но почем вы знаете, что они принесут его завтра на берег, если они не хотят этого сделать сегодня? — возразил Тоби.


У моряка, однако, был целый запас доводов, и все они были основаны на таинственных обычаях островитян, доселе неведомых Тоби. Действительно, их поведение, особенно их запрещение вернуться в долину, было для него совершенно непонятно. Моментами ему все же приходило в голову, что старый моряк обманывает его. Но даже если это и так, все же, попав в Нукухиву, он легче сможет оказать мне впоследствии помощь. В то же время он боялся, что туземцы поспешат прикончить меня до его возвращения.


Мой бедный товарищ был в полном смятении; он не знал, что делать и у кого просить совета. Он был один, сидел на разбитом каноэ и никому не было дела до его сомнений. Туземцы толпились на некотором расстоянии от него и не спускали с него глаз.


— Становится поздно, — сказал Джимми. — До Нукухивы далеко, и мне нельзя проходить по стране гаппаров ночью. Вы сами видите: если вы пойдете со мною, все будет хорошо. А если не пойдете, пеняйте на себя: обоим вам придется навсегда остаться здесь.


— Ничего не поделаешь, — с тяжелым вздохом сказал, наконец, Тоби. — Мне приходится верить вам.


— Теперь идите рядом со мною, — сказал моряк, — и давайте двигаться быстрее.


Тут появились Тайнор и Файавэй; добрая старая женщина, узнав, что Тоби собирается уходить, бросилась к нему и расплакалась. А Файавэй, огорченная не меньше, чем старуха, сказала несколько английских слов, которым она научилась от нас, и показала Тоби три пальца: через столько дней он должен вернуться.


Наконец, Джимми вытолкал Тоби из толпы и, подозвав к себе молодого островитянина, стоявшего неподалеку с поросенком в руках, тронулся с ними в путь.


— Я сказал им, что вы вернетесь обратно, — со смехом сказал старый матрос, когда они начали уже подниматься в гору. — Но им придется долго ждать.


Тоби обернулся и в последний раз посмотрел на туземцев — девушки махали ему на прощанье своими плащами, мужчины поднимали копья.


Так как тайпи в конце концов согласились на его уход, могло случиться, что некоторые из них действительно верили в его скорое возвращение. Тоби сам, пока шел из долины к морю, убедил туземцев, что ему нужно отправиться за лекарством для меня. Джимми тоже говорил им об этом. Очевидно, тайпи смотрели на нас как на двух неразлучных друзей, и мое пребывание в долине казалось им достаточной гарантией возвращения Тоби. Таково мое предположение, иначе я не знаю, как и чем объяснить их странное поведение.


— Вы видите, до какой степени меня охраняет табу, — сказал моряк, после того как они шли некоторое время молча по крутой горной тропинке. — Моу-Моу подарил мне этого поросенка, и человек, который несет его, пройдет беспрепятственно через долину Гаппар и до самой Нукухивы. Все время, пока он со мною, он в безопасности; так же обстоит дело и с вами, а завтра будет и с Томмо. Так развеселитесь же, положитесь на меня: завтра вы его увидите.


Подъем на гору был не очень труден; они шли, держась берега, где горные хребты сравнительно невысоки. Дорога была хорошая, так что вскоре все трое стояли на вершине горы и обе долины лежали у их ног. Белый пенистый водопад ярко выделялся в зелени долины Тайпи и сразу привлек к себе внимание Тоби: по нему легко было отыскать глазами дом Мархейо.


Джимми повел своих спутников по самому хребту, и Тоби увидел, что долина Гаппар не настолько заходила в глубь острова, как долина Тайпи. Этим и объяснялось то, что мы попали к тайпи, когда рассчитывали спуститься в долину Гаппар.


Скоро путники увидали тропинку, ведшую под гору, и по ней быстро добрались до благословенной долины.


— У нас, — сказал Джимми, — людей, защищенных табу, есть жены во всех бухтах, и я хочу показать вам двух своих здешних жен.


Они приблизились к дому, где, по его словам, жили эти женщины. Дом стоял у подножия горы в тенистом уголке рощи. Они встретили там радушный прием. Как только весть об их приходе распространилась по долине и гаппары начали собираться, стало ясно, что появление белого человека не было для них такой редкостью, как для обитателей соседней долины. Старый моряк приказал своим женам приготовить что-нибудь поесть, так как ему нужно было добраться в Нукухиву до ночи.


Туземцы задавали Джимми массу вопросов относительно Тоби; они отнеслись к нему очень сочувственно, и некоторые предлагали Тоби даже остаться у них на несколько дней, так как вскоре должно было быть большое празднество. Однако мой товарищ отказался от приглашения.


Все это время молодой тайпи не отходил от Джимми ни на шаг. Он стал тих и робок и открывал рот только разве для еды. Все же некоторые из гаппаров недружелюбно поглядывали на него; другие притворялись вежливыми и предлагали ему выйти из дому и посмотреть долину. Но тайпи нелегко было провести таким предложением. Соблазненный обещанным красным ситцевым платком и чем-то еще, что Джимми держал в тайне, этот бедный парнишка предпринял довольно рискованное путешествие и, кажется, еще сам не знал, чем все это кончится.


Сидя в гаппарском доме, мой товарищ начал еще больше, чем прежде, беспокоиться, что оставил меня одного. Он чувствовал себя столь удрученным, что заговорил о возвращении обратно в долину и хотел, чтобы Джимми довел его до вершины горы. Но моряк даже и не слушал его и заставлял пить арву, надеясь этим рассеять его мрачные мысли. Но зная ее наркотическое действие, Тоби отказывался. Джимми стал уверять его, что он подмешал в напиток что-то такое, от чего питье становилось безвредно, но в то же время могло подбодрить их для дальнейшего пути. Наконец, Тоби заставили выпить, и результат получился такой, какого и хотел моряк: настроение Тоби сразу поднялось.


Старый матрос обнаружил теперь свои настоящие намерения:


— Если я доставлю вас на судно, — говорил он, — вы ведь дадите что-нибудь бедняге, спасшему вас?


Коротко говоря, прежде чем они ушли из дома, старик заставил Тоби пообещать ему пять испанских долларов, если ему удастся получить вперед часть матросского жалованья; а Тоби со своей стороны обещал наградить его еще больше, когда тот освободит и меня.


Через некоторое время путники тронулись дальше, в сопровождении многочисленных островитян и, пройдя вверх по долине, вышли на крутую тропинку, ведущую в Нукухиву. Здесь гаппары остановились и долго глядели на путников, поднимавшихся в гору; несколько человек разбойничьего вида потрясали копьями и угрожающе глядели на бедного тайпи, у которого и на сердце полегчало и ногам стало легче идти, когда он увидал своих врагов далеко внизу.


Они снова достигли вершины, и некоторое время путь их лежал по хребтам, покрытым огромными папоротниками.


Затем они вступили в полосу леса и здесь наткнулись на отряд вооруженных нукухивских жителей со связками длинных жердей в руках. Джимми, который, казалось, хорошо знал их всех, на минуту остановился и заговорил с ними об Уи-Уи. Так жители Нукухивы называли французов.


Это были воины короля Мованны, и по его приказанию они собирали жерди для его друзей французов.


Тоби и его спутники двинулись дальше, так как солнце было уже низко над горизонтом. Они подошли к Нукухивской долине с той стороны бухты, где горы отлого спускались прямо к морю. Военные суда все еще стояли в гавани, и когда Тоби взглянул на них, все странные события, происшедшие в это время, показались ему виденными во сне.


Они быстро спустились на берег и оказались в доме Джимми прежде, чем успело стемнеть. Здесь моряка приветствовали его нукухивские жены; после небольшого подкрепления молоком кокосовых орехов и пои-пои они все трое сели в каноэ и начали грести по направлению к китоловному судну, стоявшему на якоре в бухте. Это и был корабль, на котором не хватало людей. Наша «Долли» ушла несколько дней назад. Капитан китоловного судна был рад приходу Тоби, но подумал, судя по его истощенному виду, что он будет негоден для службы. Тем не менее он согласился оставить его у себя и взять его товарища, как только тот прибудет.


Тоби, не вполне доверяя обещаниям Джимми, сейчас же стал умолять капитана дать ему лодку с вооруженными людьми, чтобы отправиться за мною. Но капитан и слушать не хотел и убеждал моего друга быть терпеливым, так как моряк наверное сдержит слово. Когда Тоби попросил дать ему пять долларов для Джимми, капитан тоже не хотел давать. Но Тоби настоял на своем: он опасался корыстолюбия и вероломства Джимми и знал, что тот ничего не сделает, если ему хорошо не заплатят. Поэтому он не только отдал ему деньги, но и повторил снова, что как только он доставит меня на борт, он получит еще большую сумму.


На следующий день перед восходом солнца Джимми и молодой тайпи отправились на двух лодках, в которых гребли туземцы, находившиеся, как и Джимми, под защитой табу. Тоби, конечно, стремился отправиться с ними, но матрос заявил, что он своим присутствием испортит дело. Как это было ни тяжко, ему пришлось остаться.


Вечером он был на вахте и первый увидел лодки, огибающие мыс и входящие в бухту. Он напряг зрение, стараясь увидеть меня: но меня там не было. Почти ничего не соображая, он спустился с мачты и схватил Джимми, как только тот успел ступить на палубу, крича во весь голос:


— Где Томмо?


Старый матрос испугался, но скоро оправился и делал все, что мог, чтобы успокоить Тоби, уверяя его, что оказалось невозможным доставить меня на берег в это утро. Он прибавил, что завтра он снова отправится в бухту на французской шлюпке и если опять не найдет меня на берегу — а он не сомневался, что найдет, — он прямо пойдет в долину и добудет меня во что бы то ни стало. Однако и на этот раз он запретил Тоби ехать с ним.


В данном случае Тоби целиком зависел от Джимми, и потому ему волей-неволей пришлось довольствоваться тем, что сказал моряк.


На следующее утро он увидел, что французская шлюпка действительно отчалила вместе с Джимми от берега. «Сегодня вечером я увижу его», — думал Тоби. Но много, много дней прошло, прежде чем он увидал снова своего Томмо…


Едва шлюпка скрылась из виду, как капитан отдал приказание сниматься с якоря: судно отправлялось в море. Напрасно были все мольбы взволнованного Тоби — на них не обратили никакого внимания. Не успел он опомниться, как паруса были подняты и судно отошло от берега.


— …О, какие страшные и бессонные ночи я провел! — сказал он мне, когда мы свиделись вновь. — Часто я вскакивал со своей койки, думая, что вы стоите передо мною, упрекая меня в том, что я покинул вас на острове!


* * *

Остается сказать еще несколько слов. Тоби покинул судно в Новой Зеландии и после целого ряда приключений прибыл домой через два года после того как уехал с Маркизских островов. Он давно уже считал меня мертвым, а у меня были все основания думать, что его нет в живых. Но нам предстояла еще странная встреча, которая сняла, наконец, тяжесть с сердца Тоби.




1 Брашпиль — металлический или деревянный горизонтальный ворот на носу судна, приводимый в действие большей частью паром; служит для вытягивания из воды якоря и т. п. (Здесь и далее — прим. перев.)

2 Таппа — туземная ткань. О приготовлении ее см. гл. VIII.

3 Старинные пушки различались калибром своих снарядов, которые исчислялись на вес. Пушка девятифунтовая — значит пушка, стреляющая ядрами весом по девяти фунтов; она считалась небольшой пушкой.

4 Ракеты, употребляемые в военном деле; изобретены В. Конгрейвом, английским инженером (1772–1828).

5 Штирборт-вахта — вахта, стоящая на правой стороне судна. На берег пускали поочередно, сначала вахту с одной части судна, например со штирборта, а потом другую — бак-борт-вахту. Тоби и автор принадлежали к вахте на штирборте.

6 Ричард Невиль граф Уорик (умер в 1471 г.) играл выдающуюся роль в войне Алой и Белой Розы. В истории известен под прозвищем «делатель королей» за участие в возведении на престол поочередно Ричарда Йоркского, Эдуарда IV и Генриха VI.

7 Английская мера емкости для сыпучих и жидких тел, содержит около 4,5 литра.

8 У жителей Маркизских островов в одном доме живет не одно, а несколько семейств.




Подготовил: Комаров Виталий

========