Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Исследователи природыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр
Библиотека | Раритеты

Записки о музыке Юэ-Цзы



Все музыкальные звуки рождаются в человеческом сердце. Движения человеческого сердца вызываются внешними предметами. Возбужденные внешними предметами, движения [сердца] находят воплощение в голосе. Этому голосу должны ответить другие, ему соответствующие, и вот получается различие. Исполнение ансамблем различных гармонирующих звуков музыкального произведения вместе со щитами, секирами, веерами из перьев и бунчуками называется музыкой


Музыка происходит от звуков. Их основа - чувства, рожденные в человеческом сердце внешними предметами. Поэтому, когда сердцу печально, то звук резкий и замирающий; когда в сердце удовольствие, то звук широкий и медленный; в сердце радость - звук внезапный и раскатистый, в сердце гнев - звук грубый и свирепый, в сердце почтение - звук открытый и отчетливый, в сердце любовь - звук гармоничный и мягкий. Эти шесть чувств - не от природы. Они возбуждаются внешними предметами.


Поэтому древние цари относились с таким вниманием ко всему, что может возбудить чувство: при помощи правил поведения они руководили желаниями, при помощи музыки приводили в согласие звуки и голоса, управление обеспечивало единство в действиях, наказания предотвращали разврат. Правила поведения, музыка, наказания и управление в конечном счете едины. Они направлены к тому, чтобы привить общие чувства народу и создать упорядоченный строй


Все музыкальные звуки идут от человеческого сердца. В нем рождаются чувства, воплощающиеся в голосе. Музыкой становится голос, украшенный искусством


Поэтому в  мирное время. когда управление правильно и гармонично,  музыка выражает спокойствие и радость. Во время смуты, когда управление пристрастно и несправедливо, музыка выражает недовольство и гнев. Во времена гибели государства, когда народ отягощен невзгодами, музыка выражает скорбь и 
озабоченность. Настроенность музыки связана с политикой


Первая нота гаммы (гун) означает властителя, вторая (шан) - его слуг, третья (цзюэ) - народ, четвертая (чжи) - трудовую повинность, пятая (юй) -вещи. Когда правильны эти пять звуков, то музыка гармонична. Когда же первая нота расстроена, то звук грубый. Значит, князь высокомерен. Когда расстроена вторая нота, то звук неровный. Значит, чиновники недобросовестны. Когда расстроена третья нота, звук печальный -  народ недоволен. Когда расстроена четвертая нота, звук жалобный - трудовая повинность тяжела. Когда расстрое-на пятая нота, звук оборванный - вещей не хватает. Когда же расстроены все пять звуков, наступает всеобщее равнодушие. Когда дошло до этого, государство может погибнуть со дня на день.


Музыка княжеств Чжэн и Вэй была музыкой смут и волнений. Здесь пренебрегали порядком. В Стране тутовых деревьев над рекой Пу звучала музыка гибнущего государства. Правительство распадалось, народ рассеивался, клеветали на высших, 
искали своих личных выгод, и зло нельзя было остановить


Все музыкальные звуки идут от человеческого сердца; музыка связана с отношением человека к человеку. Поэтому звери и птицы знают голоса, но не знают музыкальных звуков. Люди простые и необразованные знают музыкальные звуки, но не знают музыки. И только благородные люди могут знать музыку Поэтому нужно разбираться в  голосах, чтобы понимать музыкальные звуки, нужно разбираться в музыкальных звуках, чтобы понимать музыку, нужно разбираться в музыке, чтобы понимать политику. Только в этом случае будет достаточно знаний для правильного 
руководства. Невозможно рассуждать о музыкальных звуках с тем, кто не знает голосов; невозможно рассуждать о музыке с тем, кто не знает музыкальных звуков. Знающий музыку глубоко понимает правила поведения и ритуал. Постигнувших музыку и ритуал можно назвать людьми, достигшими совершенства в поведении, ибо совершенство в поведении - это достояние


Совершенство музыки не в изобилии звуков. Красота торжественной жертвы предкам  - не в изысканности блюд. Сэ (гусли. - А.К.), в сопровождении которых исполняют  песню «Цин-мяо» («Чистый храм». - А.К.) , имеют крас-ные струны и большое  [резонаторное] отверстие в дне. Исполнение начинают на одном сэ, а потом вступают  еще три, и все же в этих звуках много лишнего. По ритуалу торжественного  жертвоприношения предкам сначала приносят темное вино, а потом соленую рыбу. Главное блюдо не согласуют с другими, и все же слишком много изысканности. Древние цари, устанавливая правила ритуала и музыки, не думали об удовлетворении  желаний рта, желудка, глаз и ушей а лишь о том, чтобы научить народ умерять любовь  и ненависть и исправить тех, кто не идет правильным путем


Человек при рождении чист и спокоен, такова природа, данная ему небом. Его движения рождаются от соприкосновения с предметами, и сущность их -желание. Познав предметы, он начинает любить и ненавидеть их. Если любовь и ненависть не  умеряются изнутри, то он дает себя увлечь внешними предметами и не в силах уже  вернуться обратно. Полученные им от неба качества уничтожаются. Ибо предметы действуют на человека непрерывно, и если он не управляет чувствами влечения и отвращения, которые они внушают, то предметы подступают к человеку и порабощают его. [Тогда] человек теряет все то, что у него от неба, и приобретает дурные желания. Его сердце становится врагом разума, несправедливым, хитрым, фальшивым, сам он становится смутьяном и развратником. Тогда сильные начинают чинить насилие над слабыми, большинство бесчинствует над меньшинством, хитрые обманывают простосердечных, дерзкие мучают робких; больным и увечным не помогают; старики, дети и одинокие не находят поддержки. Это путь великой смуты


Древние цари, устанавливая правила ритуала и музыки, упорядочивали действия человека. Похоронные церемонии регулировались положениями об одежд о стонах и плаче; положения о чжун и гу (колоколах и барабанах. - А. К) щитах и секирах регулировали отдых и веселье. Положения о браке, о возложении шапочки совершеннолетия и заколки на волосы предназначены были для того, чтобы отделить мужчину от женщины. Положения о стрельбе в цель лука, о пирах на сельских праздниках и приемах при дворах властителей регулировали взаимные отношения. Правила поведения упорядочивали чувства народа, музыка приводила к гармонии его голоса. Управляли так, чтобы осуществить это; наказания препятствовали всякому нарушению этого порядка. Когда правила поведения, музыка, наказания и управление достигают полного развития то это значит, что осуществляются предначертания древних царей.


Музыка создает общность, ритуал и правила поведения - различие. Общность - это взаимная любовь, различие - это взаимное уважение. Когда побеждает музыка, все 
плывут по течению; когда побеждает ритуал и торжествуют правила поведения, люди отдаляются друг от друга. Когда музыка и правила поведения в гармонии, то чувства упорядочены и выражение их изящно. Когда правила поведения поддерживают справедливость и порядок, то соблюдается дистанция между благородными и низкорожденными. Когда музыка рождает красоту и общность, то устанавливается гармония между высшими и низшими. Когда ясно видят, что нужно любить и что ненавидеть, то легко отличить добрых от злых. Когда при помощи наказаний подавляют злодеев и при помощи почестей вознаграждают добрых, то можно сказать, что управление каждому воздает по заслугам. Если человечность проявляется в любви к народу, а справедливость - в наставлении его, то управление идет правильным путем


Музыка идет изнутри, ритуал и правила поведения - от внешних выражений. Раз музыка идет изнутри, она чиста и спокойна. Раз ритуал идет от внешних выражений, то он изящен. Великая музыка должна быть легкой и естественной, великий ритуал должен быть простым. При совершенной музыке не было недовольства, при совершенном ритуале не было борьбы. Управлять Поднебесной - значит уметь применять правила поведения и музыку. Если прекращается насилие и грабеж, князья повинуются сыну неба, оружие откладывают, пять наказаний не применяют и у народа нет причин жаловаться, - это значит, что музыка распространилась повсюду. Если сыну неба удается установить родственную любовь между отцом и сыном, 
ясный порядок среди старших и младших, так что взаимное уважение царит между четырьмя морями, - это значит, что соблюдаются правила поведения


Великая музыка - как гармония неба и земли. Великий ритуал - как различные  категории на небе и земле. Установленная гармония приводит к тому, что каждая вещь идет своим путем и не сбивается. Определенным категориям соответствуют жертвы, приносимые небу и земле. В видимом мире любят музыку и соблюдают ритуал, в невидимом мире чтут  высших и низших духов, и тогда-то между четырьмя морями устанавливается взаимное уважение и всеобщая любовь. При выполнении ритуала действие меняется, но взаимное уважение остается; при исполнении музыки искусство меняется, но взаимная любовь остается. И там и тут чувства общие. Поэтому мудрые правители установили взаимную преемственность, действие должно было соответствовать времени года, а название песни - славным делом


Чжуны, гу, гуани, цины, <юй. - А.К>, юэ (колокола, барабаны, дудки, каменные гонги, веера, флейты. - А.К.), щиты, боевые топоры употребляются поя исполнении музыки. Украшение музыки - наклоны корпуса и головы, определенное расположение музыкантов, медлительность и быстрота движений во  время танцев. Предметы, употребляемые при выполнении ритуала, - круглые или  квадратные сосуды, столики, символические фигуры и эмблемы. Подниматься и  опускаться соответственно своему рангу, носить по одному или по два платья - все  это как бы украшение ритуала. Поэтому те, кто знал чувства, которые выражают ритуал и музыка, могли создавать их; те, кто знал их украшения, могли обучать им. Творцы называются мудрецами, обучающие - умными. Умные и мудрецы - эти слова  обозначают тех, кто обучает, и тех, кто творит


Музыка - гармония неба и земли. Ритуал [нормы поведения] - порядок, существующий среди вещей на небе и на земле. Гармония способствует развитию всего существующего, порядок сохраняет различие среди этой массы. Источник музыки на небе, правила ритуала возникают на земле. Когда правила нарушаются, возникает беспорядок, когда искажается творчество музыки, рождается смута. Лишь ясное понимание того, что относится к небу и земле, может привести к процветанию ритуала и музыки


Чувства, выражаемые музыкой, ведут к полному соблюдению обязанностей, которые налагают отношения между людьми; роль музыки здесь заключается в возбуждении  веселья, радости и благоволения. Сущность ритуала [норм поведения] состоит в  неукоснительной правильности и умеренности, а порядок его соблюдения требует  серьезности, благоговейной почтительности и послушания. Выполнение правил поведения и исполнение песен в сопровождении инструментов из металла и камня при совершении обрядов в храме предков и принесении жертв духам - покровителям земли, гор и рек - все это известно и народу


Древние цари, совершив подвиги, создали музыку и песни; установив порядок, они ввели ритуал. Великолепные подвиги воспеваются в прекрасной музыке, ясный порядок выражается в полном ритуале. Если исполняются только танцы со щитами и секирами, то музыку нельзя считать прекрасной. Если в жертву приносится только жареное или вареное мясо, то ритуал нельзя считать совершенным. Пять древних императоров жили в разные эпохи и слагали неодинаковую музыку. Три древних 
царя жили в различные времена, и в их ритуале нет преемственности. Музыка, доведенная до крайности, рождает печаль; ритуал, выполняемый небрежно, становится односторонним. Не великий ли нужен мудрец, чтобы великолепная музыка не рождала печаль и чтобы ритуал не стал односторонним?


Небо наверху, земля внизу и живые существа, распределенные по особым видам, - вот основанный на различии порядок и действие ритуала. Все течет, не останавливаясь, и развивается, соединяясь, - вот основанная на единстве радость музыки. Человечность - это как бы рождение растения весной и рост его летом, справедливость же - сбор урожая осенью и сохранение его зимой. Человечность ближе к музыке, справедливость - к ритуалу. Музыка широкая и гармоничная возбуждает высших духов и ведет их на небо, ритуал точный и правильный успокаивает низших духов и прикрепляет их к земле. Поэтому-то мудрецы создали музыку, отвечавшую небу, и устанавливали ритуал,  соответствовавший земле. Когда ритуал и музыка ясны и совершенны, то небо .и земля Действуют правильно


Небо возвышенно, земля низка - так устанавливается отношение между господином и  слугой. Как высокие и низкие предметы, существует высокое и низкое Положение в обществе. У движения и недвижности есть постоянные законы так же постоянна разница между большими и маленькими людьми. Манеры и правила отличаются в различных сословиях, вещи различаются в зависимости группы, к  которой принадлежат. И сущности, и судьбы их неодинаковы. На небе - образы [солнца, луны, созвездий], на земле - формы [растении и животных]. Так в ритуале отражается различие неба и земли. Земные пары поднимаются наверх, небесные пары опускаются вниз, принципы инъ и ян взаимодействуют друг с другом, небо и земля влияют друг на друга. Грохочет гром, поднимается ветер, и проливается дождь, движется время, проходя через четыре сезона, дни и месяцы приносят тепло - и вот в мире все изменяется и развивается. Так в музыке выражается гармоническое согласие неба и земли. Когда изменения происходят не вовремя, они не приносят плодов; когда нет четкого разделения между мужчинами и женщинами, возникают смуты. Так тонко чувствуют и откликаются на все небо и земля. Ритуал и музыка достигают неба и ползут по земле, они действуют с принципами инъ и ян и вступают в общение с земными и небесными духами, поднимаются до высочайших вершин и доходят до отдаленнейших далей, проникают в глубочайшие бездны и проходят через самые плотные толщи. Музыка - великое начало, ритуал - оформление и завершение. Небо, [порождающее все], действует без устали; земля, [все формирующая], остается недвижима. Движение и неподвижность [создают все, что живет] между небом и землей. Поэтому-то великие мудрецы и говорили «ритуал и музыка», [считая, что эти слова обнимают все]


Некогда Шунь изобрел пятиструнную цинь (цитру. - А. К.) и с ней исполнял южные напевы. Куй впервые упорядочил музыку, и она стала служить для награждения  князей. При ее помощи сын неба награждал тех из них, кто заслужил этого своими достоинствами. Если их доброта и благоволение расцветали в изобилии и наставления, [которые они давали народу], были возвышенны, то их хлеба созревали вовремя, и тогда-то их награждали [разрешением иметь хорошую музыку]. Поэтому-то у тех, кто управлял народом добросовестно, ряды танцоров и музыкантов были длинны; у тех же, кто управлял небрежно, ряды танцоров и музыкантов были коротки. Их танцы давали возможность судить об их достоинствах, так же как посмертный титул дает возможность судить о поведении [при жизни]


Песня «Да-чжан» славила [добродетели Яо], «Сянь-чи» - сочетание добродетелей [в  лице Хуан-ди], .«Шао» - продолжение [достоинств Яо в Шуне], «Ся» - великого [Юя], музыка династий Инь и Чжоу - совершенство [качеств их основателей].


Согласно закону неба и земли, когда холод и жара приходят не вовремя, возникают болезни; когда ветер приносит дождь, льющий без меры, наступает голод. Наставления [правителей] народу - это холод и жар; когда они даются не вовремя, 
страдает целое поколение. Действия [правителей] по отношению к народу - это ветер и дождь; когда они не умеряются ничем, то становятся безуспешными. Вот почему древние цари пользовались музыкой в качестве метода управления. Когда музыка хороша, то и действия благотворны. 
    Свиней кормили зерном и делали вино не для того, чтобы умножать несчастья, и все же широкое распространение вина приносило много бед. Все больше становилось тяжб и уголовных дел. Тогда древние цари ввели ритуал для вина, по которому, выпив один бокал, хозяин и гости должны были сто раз поклониться друг другу. Теперь даже те, кто пил целый день не переставая, не напивались допьяна. Таким образом древние цари предотвратили несчастья, проистекавшие от вина, и еда и питье стали вызывать веселье на пирах. Музыка способствует проявлению лучших качеств, ритуал - пресечению разврата. Древние цари ввели правила для смягчения выражений скорби при большом горе  и выражений радости при счастливом 
событии. Эти правила обозначали границы радости и скорби. Что же касается музыки, то мудрецы любили ее, считая, что она может облагородить сердце народа, сделать глубокими его чувства, изменить нравы и преобразовать обычаи. Это и побудило древних царей обучать [народ] музыке


Человек состоит из крови, паров (ци. - А.К.) и разумного начала. Испытываемые им чувства скорби, радости, удовольствия и гнева непостоянны - они возникают под влиянием внешних предметов и лишь потом выявляют его характер. Поэтому звук короткий и замирающий обозначает, что народ озабочен и печален; звук беспечный, полный украшений и размеренный - что народ здоров и доволен; звук грубый, свирепый, гневный и мощный, полный ярости в начале и возмущения в конце, означает, что народ тверд и жесток; звук честный, прямой, серьезный и искренний - что народ почтителен и скромен; звук щедрый, приятный и гармоничный - что народ полон благоволения, симпатии и нежности. Звук тягучий, лукавый и рассеянный, напоминающий песни дикарей, говорит о том, что народ погряз в разврате и смутах


[В музыке] древние цари считали самым важным природу человека и его чувства. Изучая их, они старались привести в соответствие с ними размеры [инструментов], число [их частей] и упорядочить их при помощи ритуала и справедливости. В музыке отражалась гармония [двух основных начал] живого, и она шла путем пяти постоянных  элементов, соответствующих пяти добродетелям, так чтобы распространение принципа ян не стало рассеянностью, неподвижность принципа инъ не стала скованностью, чтобы твердость не выродилась в гнев, а мягкость - в робость. Эти четыре начала (ян, инъ, твердость, мягкость. - А.К.) развиваются внутри и  проявляются вовне, каждое согласно своему положению и не мешая друг другу. Были установлены школы наличных ступеней, где приучали исполнять песни под аккомпанемент где тщательно вникали в их вариации и фиоритуры, с тем чтобы привести их в соответствие с добродетелью и благорасположением. Точность звуков устанавливалась с помощью трубочек различных размеров, которые располагаюсь в порядке с первой до последней, чтобы таким образом представить правильное выполнение обязанностей и принципы отношений между близкими и далекими, между благородными и низкими, между старшими и младшими и между мужчинами и женщинами. Поэтому-то и говорят, что созерцание музыки открывает ее глубину


Когда почва истощена, на ней не вырастают деревья и травы; когда вода взбаламучена, в ней не растут рыбы и черепахи; когда в упадке жизненные силы (ци. -  А.К.), живые существа не развиваются; когда царят смуты и беспорядки, обычаи 
делаются жестокими, а музыка - сладострастной. Звуки печали тогда лишаются  серьезности, звуки радости - спокойствия; небрежность и распущенность [по отношению к ритуалу] приводят к нарушению меры, потворство [дурным наклонностям] - к забвению основных [человеческих достоинств]. Звук широкий и долгий означает тогда преступные стремления, звук короткий и быстрый - похотливую озабоченность. Затрагивается дух (ци. - А.К.) непринужденного общения, и уничтожаются черты, способствующие согласию и миру. Мудрец презирает такую музыку


Когда фальшивые звуки действуют на человека, в нем возбуждаются злые чувства (ци. - А.К.), а проявление злых чувств рождает сладострастную музыку. Когда на человека действуют правильные звуки, в нем возбуждаются добрые чувствам, как! при пении первый голос соответствует второму


Все предметы, извилистые и косые, кривые и прямые, следуют своим путем и закон  взаимодействия всех существ друг с другом выражается по-разному в каждом роде. Поэтому мудрый человек возвращается к добрым чувствам, чтобы с ними согласовать свои стремления. Желая правильно построить свое поведение, он проводит различие [между добрыми и злыми делами]. Фальшивые звуки и непристойные зрелища не привлекают его внимания, сладострастная музыка и жестокие нравы не достигают его сердца, дух лени, небрежности, порока и разврата не пристает к его телу. Уши, глаза, рот, нос, сердце, разум и все части его тела он приучает к послушанию и заставляет делать, что им полагается. И лишь после этого он выражает свои чувства в песнях под звуки циней и сэ (цитр и гуслей. - А.К.), которые сопровождаются танцами со щитами и секирами, веерами и бунчуками и завершаются звуками сяо и гуаней (дудочек и дудок. - А.К.). Блеск совершенства его поведения приводит к гармонии четырех  времен года и к правильному движению всех существ и предметов. Звуки ясные и светлые представляют небо, сильные и широкие - землю, начало и конец музыкального произведения олицетворяют четыре времени года, круги [танцующих] - ветер и дождь, [пять звуков гаммы] - пять цветов, составляющих прекрасное целое и не смешивающихся друг с другом, [восемь видов инструментов] - ветры с восьми главных направлений, дующие, не отклоняясь от своего курса. При этом постоянно соблюдается мера и число, высокие и низкие звуки дополняют друг друга, начальные и конечные звуки друг из друга рождаются, звуки чистые и замутненные согласуются друг с другом и попеременно играют ведущую роль. Когда музыка исполняется по-настоящему и точно выполняются предписания, то глаза и уши ясно воспринимают, кровь и жизненный дух в согласии и гармонии, исправляются нравы и улучшаются обычаи, спокойствие царит во всей Поднебесной. Поэтому говорят: «Музыка - это радость». Мудрому человеку доставляет радость выполнение его принципов, обычному человеку радость доставляет исполнение его желаний. Тот, кто упорядочивает свои желания в соответствии со своими принципами, радуется и не  совращается. Тот же, кого желания заставляют забывать о его принципах, впадает в соблазн и лишается радости.


Мудрый человек возвращается к добрым чувствам, чтобы с ними согласовать свои стремления. Он распространяет музыку, чтобы дополнить ею наставления, и когда музыка исполняется по-настоящему, то стремления народа хороши. Тогда появляется 
совершенство в поведении. Совершенство в поведении - крайнее проявление человеческой природы, музыка же - цветение этого совершенства. Металлы, камень, шелк и бамбук - материалы, из которых делают музыкальные инструменты. В стихах выражаются стремления и чувства музыки, в песнях соразмеряется звук ее голоса, а в танцах приводится в движение ее тело. Корень этих трех видов музыки в сердце, музыкальные инструменты лишь сопровождают их. Когда чувство глубоко, выражение его прекрасно; когда жизненный дух наполняется, преобразуется 
человеческая душа. Когда гармония и повиновение накапливаются внутри, то цветение их [в музыке] прорывается наружу. Ничто так не противится фальши, как музыка


Музыка - это движение сердца, звуки - проявление музыки, а внешние аксессуары - украшение звуков. Мудрый человек за основу берет движение сердца и рождающееся отсюда музыкальное вдохновение выражает в звуках. Лишь после этого он думает об украшении. [При исполнении песни «Да-У»] первый раз бьют в барабан, чтобы привлечь всеобщее внимание. Снова бьют в барабан, оповещая, что войска движутся вперед.  Усмирив беспорядки, войска возвращаются. Танец идет быстро, но не порывисто; музыканты неподвижны, но не бездеятельны. [У-ван] счастлив, что выполнил свой план и шел своим путем не уставая. Он прошел этот путь полностью, и желания его проявились, и справедливость установлена. В конце песни прославляется добродетель. Такая музыка приводит мудрого человека к тому, чтобы любить добро, простого человека - к признанию своих ошибок. Поэтому говорят, что великое деяние музыки заключается в том, что она ведет народ по правильному пути


<Музыка - это благодеяние, ритуал - это благодарность. - А.К.>. Музыка выражает радость, вызванную тем, что послужило ей причиной, в ритуале высказывается признательность за те благодеяния, которые послужили его началом. Музыка славит 
совершенство в поведении, ритуал является свидетельством признательности и пиетета.


Так называемая «великая колесница» (да-лу) была колесницей сына неба. У сына неба были знамена с фигурами драконов, составленные из девяти шелковых полос с отдельно свисающими концами. Были у него и знамена с синей и черной оторочкой, 
на которых были изображены драгоценные черепахи. Все это, как и стадо коров и овец, использовалось для награждения [сыном неба] князей


Музыка выражает чувства, которые не могут измениться, ритуал - правила, которые нельзя менять. Музыка объединяет общее, ритуал различает разное. Ритуал и музыка обнимают все человеческие чувства


Музыке свойственно исследовать корень человеческих чувств и выяснять, что должно быть исправлено. Основа ритуала и правил поведения - прославление честности и изгнание фальши. Ритуал и музыка отражают чувства неба и земли, позволяют нам подойти к совершенству славных предков, поднимают низших духов и опускают высших, способствуют формированию тонких и грубых тел и заставляют отца и сына, господина и слугу соблюдать предписанные отношения


Когда великий человек почитает ритуал и музыку, то блещет творческая сила неба и земли. Небо и земля сливаются в гармонии, и сходятся принципы инь и ян. Всеживое согревается ласковым теплом неба и по-матерински вскармливается землей, расцветают деревья и травы; распрямившись, выходят на поверхность посеянные в землю семена; взлетают вверх птицы; рождаются и растут олени; насекомые, замершие в спячке, выходят на свет и оживают; птицы высиживают и согревают яйца; животные, покрытые шерстью, зачинают и выкармливают своих 
детенышей; птенцы не погибают в яйцах, и зародыши - во чреве матери. Таково действие музыки.


Музыка не означает ни звуков [полутонов] хуан-чжун и да-люй, ни звуков струнных инструментов и песен; не означает она и манипуляций со щитами. Все это для музыки малозначительно. То же самое относится и к танцам, исполняемым детьми. Размещение верхних и нижних циновок, расположение жертвенных столов и чаш, сосудов из бамбука и из дерева, как и их подъемы и опускания, - все это малозначительно для ритуала, почему и заботятся об этом прислуживающие. Тот, кто возглавляет исполнение музыки, выбирает звуки и стихи и, обратившись лицом на север, играет [на гу, цине и сэ]. В храме предков определяет Церемонию тот, кто произносит слова молитвы, и он держится позади представ-ляющего духов предков. При похоронной церемонии, проходящей по предписа-ниям династии Шан, решение также принимается тем, кто произносит слова Молитвы, и он держится позади хозяина. Совершенство добродетели выше со-вершенства искусства; нравственное 
поведение идет впереди правильного выпол-нения обязанностей. Поэтому древние цари прежде всего отличали высшее от низшего и первое от последнего и лишь затем  упорядочивали Поднебесную.


Вэйский князь Вэнь-хоу задал Цзы-ся вопрос: «Когда, одетый в парадное платье, с шапкой со свисающими яшмовыми украшениями на голове, я слушаю старинную музыку, то мне скучно и я боюсь заснуть; когда же слушаю песни Чжэн и 
Вэй, то забываю об усталости. Осмелюсь спросить, почему так по-разному влияет на меня старинная и новая музыка?»


Цзы-ся ответил: «В старинной музыке ряды танцующих в порядке продвигаются вперед и назад, здесь царит всеобъемлющая гармония звуков. Струнные и деревянные инструменты, шэны и хуаны (губные органчики и свирели. - А.К.) - все они молчат, пока не забьют гу (барабаны. - А.К.). Начало музыки напоминает о Вэнь-ване, усмирение беспорядков в конце - об У-ване. Удары сянов (погремушек. - А.К.) поддерживают порядок, при помощи я (трещоток. - А.К.) умеряется быстрота. Мудрый человек, прослушав такую музыку, объясняет ее содержание, говоря о 
древности, исправляет собственное поведение и свою семью, а затем стремится установить справедливость и спокойствие в Поднебесной. Такова старинная музыка


А в новой музыке ряды танцующих двигаются вперед и назад, склонившись; звуки порочны и скверны до крайности; выступают комедианты, карлики и шуты, подобные обезьянам. Мужчины здесь смешаны с женщинами, и отца не отличишь от сына. Послушав такую музыку, не следует о ней говорить и затрагивать древность. Такова новая музыка. Вы спрашивали меня о музыке, а то, что вы любите, - музыкальные звуки. Они приближаются к музыке, но это не одно и то же»


«Осмелюсь спросить, в чем же их отличие?» - сказал Вэнь-хоу


Цзы-ся ответил: «В древности небо и земля следовали [правильным путем], и каждое из четырех времен года наступало в свой черед. Народ вел себя хорошо, все пять видов хлебов давали богатый урожай, не возникало лихорадок и других болезней, не появлялось привидений и дурных редзнаменований. Это называется великим соответствием. Затем совершенномудрые установили основы отношений между отцом и сыном и господином и подданным. Эти основы были определены правильно и обеспечили устойчивость в Поднебесной. Лишь после этого были отрегулированы шесть тонов, приведены в гармоническое соответствие пять звуков и стали петь под звуки лютни оды и песни "Ши" . Это песни, в которых воспевается совершенство в поведении, и такие песни называются музыкой. В "Ши" говорится: "[Верховный повелитель] молча позаботился о том, чтобы совершенство в. поведении [Ван-цзи]   было воспето в песнях; его добродетель получила свет ума и силу различать людей, формировать их и управлять ими. Став ваном такой большой страны, он сумел добиться повиновения и любви своих подданных. Вэнь-ван, его наследник, был безупречен; верховный повелитель был к нему милостив, и эту милость он передал сыновьям и внукам" . Это относится к старинной музыке. Разве [по сравнению с нею] не предосудительны те музыкальные звуки и песни, которые вам нравятся?»


Вэнь-хоу промолвил: «Осмелюсь спросить, откуда взялись скверные песни?»


Цзы-ся ответил: «Песни Чжэн родились из распущенности и разврата, песни Сун - из приверженности к пирам и к женщинам, <песни Вэй - из торопливости и возбужденности. - А.К.>, песни Ци - из заносчивости и гордости. Песни этих четырех  княжеств полны плотского распутства и разрушают порядочность и добродетель. Их не следует исполнять при жертвоприношениях духам предков.


В "Ши" говорится: "В почтительной гармонии объединяются звуки; предки к ним прислушиваются" . "Су" означает "почтительность", "юн" - "гармонию" . Почему не  выполнять своих обязанностей с почтительностью и гармонично? Будучи человеком,  правитель должен внимательно следить за собственной любовью и ненавистью. То,  что любит правитель, делают его приближенные, а тому, что делают высокопоставленные, подражает народ. Недаром в  "Ши" сказано: "Очень легко совратить народ". Это подтверждает мою мысль


Лишь после того [как стали исполнять песни, в которых воспевалась добродетель], совершенномудрые ввели тао, гу, цян, цзя, сюанъ и чи (барабанчик, барабан, тамбурин, ксилофон, глиняную трубу, бамбуковую флейту. - А.К.). Звуки этих шести 
инструментов были предназначены для того, чтобы сопровождать песни, восстанавливающие добродетель. Затем появились чжун, цин, юй и сэ (колокол, каменный гонг, большая свирель и гусли. - А.К.) - эти инструменты составляли ансамбль [с первыми]. Щиты, секиры, бунчуки и веера упот-реблялись при танцах. Такова музыка, которая исполнялась, когда приносились жертвы духам покойных ванов, когда первый и второй раз подносили чашу приглашенным на пир гостям и тому, кто представлял духов предков, а также и тогда, когда в свою очередь брали чашу из рук гостей. Эта музыка исполнялась и тогда, когда расставляли чиновников по  порядку их рангов, причем каждый занимал соответствующее место. Таким образом,  будущим поколениям показывали пример соблюдения порядка в отношениях между  высшими и низшими и старшими и младшими.


Звук чжуна (колокола. - А. К.) - это звон. Под звон провозглашаются объявления и приказы, приказы вызывают воодушевление и пыл, а воодушевление и пыл необходимы для войны. Слыша звон чжуна, умный властитель думает о своих 
военных подданных. Ясен звук цина (каменного гонга. - А.К.). Ясность приводит к различению [хорошего и дурного], а умение различать [хорошее и дурное] приводит к тому, что жертвуют жизнью. Слыша звук цина, умный властитель вспоминает о тех, 
кто погиб, защищая свою страну. Звук шелковых [струн] печален. Печаль присуща честности, а честность приводит к твердой решимости. Слыша звук циня и сэ (цитры и гуслей. - А.К.), умный властитель думает о своих справедливых и твердых 
подданных. У бамбуковых инструментов растекающийся звук, наводящий на мысль о  собраниях и сходках, а собрания и сходки приводят к стечению толпы. Слыша звук юя, шэна, сяо и гуаня (большой свирели, свирели, дудочки и дудки. - А.К.), умный 
властитель думает о тех своих подданных, которым поручено собирать народ. Звук гу (барабана. - А.К.) раскатист. Раскатистый звук вызывает движение, а движение направляет вперед массы людей. Слыша звук гу, умный властитель думает о своих 
военачальниках. Слушая музыку, умный властитель не только слышит звуки инструментов, но и приводит в соответствие с ними свои мысли»


Конфуций, сидя однажды рядом с Бинь Моу-цзя, вступил с ним в разговор о музыке и  спросил: «Почему при исполнении песни об У-ване вступление и [отбиваемая барабанами] тревога тянутся так долго?» - «Они означают опасения У-вана о том,  поддержит ли его войско», - ответил Бинь Моу-цзя. «Почему звуки тянутся и стонут,  как долгие вздохи?» - спросил Конфуций. «Чтобы выразить страх У-вана, что союзники не поспевают вовремя», - ответил Бинь Моу-цзя. «Почему танцующие начинают так рано размахивать руками и топать ногами?» - спросил Конфуций. «Чтобы показать, что настало время начинать сражение», - ответил Бинь Моу-цзя. «Почему солдаты становятся на правое колено?» - спросил Конфуций. «Этого не должно быть», - ответил Бинь Моу-Цзя. «Почему слышатся такие же беспорядочные звуки, как [звуки музыки] Шан?» - спросил Конфуций. «Этих звуков нет в песне об У-ване», - ответил Бинь Моу-цзя. «Если этих звуков в песне об У-ване нет, то откуда же они взялись?» - возразил Конфуций. «Ошиблись чиновники, которые передавали  эту песню, - ответил Бинь Моу-цзя. - Если же допустить, что они не ошиблись, то придется признать, что у У-вана были пустые стремления». - «Я согласен с этим, - сказал Конфуций. - То, что я слышал о Чан Хуне подтверждает вашу правоту»


Бинь Моу-цзя поднялся, сошел с циновки и в свою очередь спросил у Конфуция: «Вы высказали сейчас свой взгляд на длинное вступление и тревогу начале песни об У-ване. Осмелюсь спросить вас, почему вслед за этим замедлением следует другое, 
столь же длительное?» Конфуций ответил: «Садитесь Я вам скажу это. Музыка показывает то, что совершилось. Танцующие, стоящие со щитами в руках прямо и  непоколебимо, как гора, олицетворяют У-вана Те которые размахивают руками и топают ногами, представляют ярость Тай-гуна . В конце, когда беспорядки  усмирены, все они преклоняют колена, представляя управление Чжоу-гуна и Шао-гуна . В начале песни об У-ване отправляются на север, затем уничтожают Шан. В третьей части идут на юг, в четвертой - У-ван определяет границы южных 
княжеств, в пятой - передают Чжоу-гуну левые [западные] княжества, Шао-гуну - правые [восточные], в шестой - танцующие возвращаются и воздают почести сыну неба [У-вану]. В момент сражения люди стоящие по бокам с колокольчиками, воодушевляют армию и бросают в атаку колесницы, запряженные четверками лошадей, и трепет наполняет все Срединное государство. Армия разделяется, окружает врага, продвигается вперед, и сражение быстро завершается победой. В 
начале песни танцующие долго стоят на месте, показывая, что У-ван ждет прибытия князей


Неужели вы единственный, кто не слышал рассказа о том, что произошло при Муе? После того как У-ван разбил армию династии Инь и дошел до ее столицы, он, не сходя с колесницы, наделил наследников Хуан-ди княжеством Цзи, наследников Яо - княжеством Чжу, наследников Шуня - княжеством Чэнь. Сойдя с колесницы, он передал потомкам династии Ся княжество Ци, а потомков династии Инь переселил в Сун. Он воздвиг курган на могиле Би-ганя, выпустил из тюрьмы Цзи-цзы, заставил 
найти Шан Юна и восстановить его на прежнем почетном месте . Он ввел мягкое управление для простого народа и удвоил жалованье низшим чиновникам. Затем, переправившись через Хуанхэ, он возвратился на запад. Лошадей, которые тянули 
военные колесницы, он распустил к югу от горы Хуашань, чтобы никогда больше их не запрягать. Волов, которые тянули телеги с военным имуществом, он распустил в лесу Таолинь, чтобы больше никогда их не использовать. Военные колесницы и латы, запятнанные кровью, были заперты на складе, чтобы никогда больше не применять их. Щиты и секиры, привезенные направленными в другую сторону , были завернуты в тигровые шкуры. Военачальники получили княжеские титулы и 
владения. Назначая их, У-ван сказал: "Оружие на складе и заперто на ключ". Тогда вся Поднебесная убедилась, что У-ван больше не возьмется за оружие. После того как армия была распущена, в окрестностях столицы стали упражняться в стрельбе из 
лука. В окрестностях слева [на запад] от столицы стреляли под пение песни "Ли-шоу" и в окрестностях справа [на восток] от столицы - под песню "Цзоу-юй" . Когда приступали к упражнениям, состоящим в том, чтобы пробивать кожаные доспехи, делали перерыв в стрельбе из лука. Стрелявшие из лука были одеты в парадный костюм с табличкой для записей за поясом; офицеры, называвшиеся "яростные тигры", учили пользоваться мечом. [У-ван] приносил жертвы предкам в храме 
Мин-тан, и народ постигал значение сыновней почтительности; он давал  аудиенции, и князья постигали отношения между господином и подданным; он собственноручно вспахивал поле, урожай с которого шел для принесения жертв, и князья постигали, каким образом следует выказывать уважение. Таковы были пять 
способов обучения в Поднебесной. В высшем училище сын неба угощал самых опытных и почтенный старцев. Обнажив левую руку, он собственноручно отрезал для них мясо, подавал блюда из сои и подносил бокалы с водой для полоскания рта. Со щитом в руке и с шапкой для церемоний на голове он принимал участие в танцах перед ними. Так он наставлял князей в почтительности к старшим. Таким образом  чжоуский образ жизни распространился на все четыре стороны света, ритуал и музыка проникли повсюду. Считывая все это, разве не следует исполнять песню об У-ване медленно и начинать ее с длинного вступления?»


Мудрец сказал, что ритуал и музыка должны всегда сопровождать человека, ни  на мгновение его не покидать. Когда постижение музыки направлено на то, чтобы управлять своим сердцем, то сердце само собой становится простым, прямым, любящим и честным. Простое, прямое, любящее и честное сердце полно радости, радость приносит покой, а покой означает постоянство. Постоянство Сближает человека с небом, а небо - с духами. Тогда, подобно небу, ему не нужно говорить, чтобы пользоваться доверием; подобно духам, ему не нужно предаваться гневу, чтобы внушать страх и уважение. Таков человек, постигший музыку, чтобы управлять своим сердцем. Когда постижение ритуала направлено та то, чтобы управлять своим телом, то человек держится солидно и почтительно, а солидные и почтительные манеры внушают уважение и страх. Если в сердце хотя бы на мгновение разрушены гармония и радость, то туда проникают алчность и лукавство; если осанка перестает быть солидной и почтительной, в сердце просачиваются небрежность и легкомыслие.


Так музыка действует на внутреннее состояние человека, ритуал - на его внешний  вид и осанку. Цель музыки - гармония, цель ритуала - послушание. Когда у властителя гармония внутри и послушание вовне, то народ, глядя на его лицо, отказывается от борьбы с ним; наблюдая его осанку и манеры, народ более не 
проявляет небрежности и легкомыслия. Когда блеск добродетели достигает сердца властителя, то добродетель воспринимает и народ; когда в поведении и внешнем виде властителя проявляются упорядоченность и соразмерность, то послушание  распространяется и среди народа. Поэтому говорят, что для властителя, который постиг суть ритуала и музыки, распространил их по всей Поднебесной и придал им силу, нет ничего трудного. 
    Музыка действует на внутреннее состояние человека, ритуал - на его внешний вид и осанку. Поэтому ритуалу свойственно ограничивать, музыке - наполнять [сердце]. Ограничения, налагаемые ритуалом, внушают стремление вперед, и это стремление - красота ритуала. Наполняя [сердце], музыка в то же время умеряет, и эта мера - красота музыки. Если ритуал лишь ограничивает, не внушая стремления вперед, то он уничтожается. Если музыка лишь наполняет [сердце], но не умеряет его, то она 
приводит к распущенности. Так ритуал воздает, а музыка умеряет. Завершенное в ритуале выражение признательности дает радость; правильная мера, отраженная в музыке, дает спокойствие. Значение воздаяния, получающего выражение в ритуале, и меры, которую содержит музыка, едино


В основе музыки лежит радость, чувство, без которого не может обойтись человек. Радость высказывается в звуках и песнях и отражается в движениях тела. Это закон для человека. Все изменения, происходящие в душе, целиком выражаются в звуках, 
песнях и движениях тела. Как человек не может не испытать радости, так радость не может не обрести форму. Если эта форма не согласуется со всеобщим законом, то не может не произойти смуты. Прежние цари считали, Что позорно допускать такую смуту, и поэтому устанавливали в соответствии с правильными основами звуки песен и гимнов. Они добились того, что их мелодии звучали радостно, не будучи распутными, а слова доставляли неисчерпаемые темы  для бесед. Таким образом, места простые и запутанные, украшенные и сухие, скромные и богатые, так же как различные темпы и ритмы, стали возбуждать 
добрые чувства в человеческом сердце, а извращенные чувства и порочные стремления до него не доходили. Так древние цари установили музыку


В храме предков властитель и подданные, высшие и низшие вместе слушают музыку, а это значит, что не нарушаются согласие и почтительность. На родовых сходках, уездных и сельских собраниях музыку вместе слушают старшие и младшие - значит, не нарушаются согласие и послушание. В домах отец и сыновья, старшие и младшие братья слушают музыку вместе - значит, не нарушаются согласие и родственная любовь. Так в музыке вникают в единое, чтобы установить гармонию; соединяют инструменты, чтобы украсить песню, и согласуют темп и ритм, чтобы сделать совершенной красоту музыкального произведения. Таким образом устанавливается единство и согласие между отцом и сыном, господином и подданным, воцаряется братская любовь между всеми народами. Так прежние цари установили музыку


Когда слышишь песни и гимны, растут и расширяются стремления и мысли. Когда со щитом и секирой сгибаешься и разгибаешься, склоняешь и поднимаешь голову, осанка становится солидной и величественной. Когда в рядах танцующих, заняв 
предназначенное место, двигаешься в такт музыке, то не нарушаются границы общественного положения и в надлежащем порядке совершается продвижение  вперед и возвращение назад. Так музыка управляет небом и землей и устанавливает  основы соразмерности и гармонии. Человеческое чувство не может обойтись без нее.


Музыка служила прежним царям красивой формой выражения радости, так же как армии и корпуса, боевые топоры и секиры служили им красивой формой выражения гнева. И радость, и гнев их выражались соответствующим образом. Их радость 
приводила к согласию в Поднебесной, их гнев внушал страх насильникам и смутьянам. Когда ритуал и музыка развивались по пути, предначертанному прежними царями, они достигали процветания


Цзы-гун , встретив учителя музыки И, спросил у него: «Сы слышал, что каждому человеку подходят определенные песни. Какие же подходят мне?» Учитель музыки ответил: «Разве меня нужно об этом спрашивать? Я всего лишь жалкий ремесленник. Разрешите мне только повторить Вам то, что я слышал, а Вы уж решите сами


Великодушному и спокойному, мягкому и справедливому подходят песни "Сун" ("Гимны". - А. К.). Широкому и спокойному, умному, проницательному и искреннему подходят песни "Да-я" ("Великие оды". - А.К.). Почтительному и 
скромному, вежливому и церемонному подходят песни "Сяо-я" ("Малые оды". - А.К.). Простому и спокойному, честному и уступчивому подходят песни "Фэн" ("Нравы". - А.К.). Прямому, кроткому и милосердному подходят гимны династии Шан; доброму, но решительному - песни страны Ци. С помощью песен человек направляет себя на правильный путь и развивает лучшие свои стороны. Тогда его действиям соответствуют движения неба и земли, и устанавливается гармония четырех времен года, правильный ход планет и благоприятное развитие всего живого


Гимны Шан унаследованы от пяти древних императоров. Их знают потомки Шан, [живущие в стране Сун]; поэтому их и называют гимнами Шан. Песни Ци идут от трех династий; они сохранились в стране Ци, почему и называют их песнями Ци. 
Тот, кто усвоил гимны Шан, быстро принимает решения в неожиданных обстоятельствах. Тот, кто усвоил песни Ци, бескорыстен и уступает другому то, что может оказаться выгодным для него самого. Умение быстро принимать решения в 
неожиданных обстоятельствах - смелость; бескорыстие и умение уступить другому то, что выгодно самому, - справедливость. Может ли человек без помощи песен сохранить эти качества?


В песнях звук идет вверх, как будто поднятый чьей-то рукой; спускаясь, он как будто падает; голос извивается, как будто его запутали, и останавливается, как сухое дерево. Порой он как бы прямоугольный, порой изгибается крючком, а иногда кажется, что звуки нанизаны, как жемчуг на нитку. Песня складывается из слов, и слова в ней удлиняются. Когда человек испытывает радость, то он высказывает ее. Когда обычного выражения недостаточно, он удлиняет слова, когда и этого недостаточно, радость находит выход в восклицаниях и вздохах. Когда и это выражение радости не удовлетворяет человека, то руки его непроизвольно начинают танцевать, а ноги - притопывать»


Таков был ответ на вопрос Цзы-гуна о песнях. 


http://amkob113.narod.ru/rubin/v-r/rub-9991.html




ГлавнаяКарта сайтаПочта
Яндекс.Метрика    Редактор сайта:  Комаров Виталий