|
Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Философия КультурыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр
Библиотека | География

В. П. Ковалевский

Аляска

Под редакцией проф. Л. Я. Зимина

Государственное издательство географической литературы

Москва - 1952



К востоку от Чукотского полуострова, отделенное от Советского Союза лишь узкой полосой Берингова пролива, лежит владение Соединенных Штатов — Аляска.


О многом говорит советским людям это слово. Невольно на память приходят стихи, высеченные на памятнике «Колумбу росскому» Г. И. Шелихову:


Не забывай, потомок,

Что росс — твой предок был и на востоке громок*.


С Аляской связаны многие героические страницы истории русского народа XVIII—XIX вв. Простые русские люди были первыми европейцами, вступившими на эту часть материка Северной Америки. Они добывали драгоценный мех морской выдры у скалистых Алеутских островов, плавали на байдарках по таинственному Юкону, сражались с английскими и американскими пиратами, учили грамоте индейских детей, строили в Ново-Архангельске корабли, рубили лес и пахали землю. Из аляскинских поселений русские суда ходили в Калифорнию, Китай, Южную Америку, на Гавайские острова. В Ново-Архангельске встречались русская пшеница с китайским чаем и шелком, стальные изделия Бирмингема — с плодами хлебного дерева с Гавайев, котиковые шкурки с островов Прибылова — с индийскими шалями и бразильским кофе. Слава основателей Русской Америки — Григория Шелихова и Александра Баранова гремела по Тихому океану от Берингова пролива до Кантона.


О подвигах русских людей в Новом Свете красноречиво говорит карта. Десятки мысов, заливов, остро-


вов, гор и рек Аляски носят русские названия. Об основателях Русской Америки напоминают пролив Шелихова и остров Баранова, о первых русских кругосветных путешествиях— остров Крузенштерна, залив Головнина, залив Коцебу, мыс Лазарева, о русских мореходах и промышленниках— Андреяновы острова, острова Прибы-лова, озеро Бочарова и многие другие.


Но если история Аляски до 1867 г., т. е. до продажи ее царским правительством Соединенным Штатам, говорит о смелости, героизме и любви к родине простых русских людей, то совсем о другом говорит нам сегодняшняя Аляска.


Там, где когда-то трудились мирные русские люди, сегодня идут лихорадочные военные приготовления. Сегодня Аляска — это один из военно-стратегических плацдармов, подготавливаемых американским империализмом для нападения на Советский Союз и страны народной демократии. У подножья сверкающих ледяных гор сооружаются аэродромы, в узких заливах прячутся базы военных кораблей, в безлюдных тундрах Юкона испытываются новые виды оружия.


В тиши кабинетов военного министерства США вырабатываются планы использования Аляски в качестве базы американских вооруженных сил, предназначенных для ударов по советскому Дальнему Востоку и Китайской Народной Республике. На карты, вычерченные в полярной проекции, наносятся тянущиеся через полюс к Москве и Ленинграду цветные линии, означающие будущие трассы полетов американских тяжелых бомбардировщиков.


Преследуя свои агрессивные цели, монополии и военщина США в годы второй мировой войны и после нее осуществляют широкую программу военного строительства на Аляске, ассигнуя на это за счет американского народа сотни и сотни миллионов долларов. На строительство аэродромов, расширение военно-морских баз и прокладку дорог стратегического значения на Аляске конгресс США только на 1951 г. ассигновал 106 млн. долларов.


В связи с военным строительством, с одной стороны, растут прибыли монополий, осуществляющих по правительственным контрактам стройки военных объектов, а с другой стороны, углубляется кризис мирных отрас-


лей хозяйства Аляски и ухудшается и без того тяжелое положение ее населения.


За почти столетний период своего хозяйничания на Аляске американцы не создали сколько-нибудь прочной экономической основы для развития этой богатой в природном отношении территории. Господство монополий, стремящихся к получению наиболее высоких прибылей при наименьших затратах, привело лишь к расхищению природных богатств Аляски, ибо капиталистическая монополия «...порождает неизбежно стремление к застою и загниванию» *.


Здесь не выросло ни одного крупного города, не было построено ни одного сколько-нибудь значительного предприятия обрабатывающей промышленности, не было создано ничего, кроме нескольких десятков рыбоконсервных заводов и золотых приисков, работающих только несколько месяцев в году.


Разрушительная деятельность монополий, приводящая к хозяйственному застою и вымиранию коренного населения, особенно ярко проявляется на фоне тех успехов, которых достиг советский Север.


Под руководством партии Ленина — Сталина мужественные советские полярники освоили Великий Северный Морской путь — грандиозную водную магистраль, позволившую включить обширные северные пространства нашей родины в орбиту социалистического строительства. За годы, прошедшие после Великой Октябрьской социалистической революции, за полярным кругом выросли крупные промышленные центры — Игарка, Мурманск, Мончегорск, Кировск и десятки других, преобразивших лицо нашего Севера. Как не похожи эти молодые социалистические города на замершую после ухода русских Ситху, захиревшие с истощением золотых месторождений Ном и Скагуэй, на переполненные пьяными солдатами Энкоредж и Фербенкс.


Гидростанции Нивы и Туломы, совхоз «Индустрия» на Кольском полуострове, северная металлургия, лесопильные заводы Игарки, угольные шахты Воркуты, Печорская магистраль, огурцы и редиска на острове Диксон— таковы лишь отдельные примеры успехов нашего Севера. Бездонная пропасть лежит между возрождением


В. И. Л е н и н. Сочинения, изд. 4-е, т. 22, стр. 262—263.


В малых народностей советского Севера, получивших в эпоху социализма свою письменность, создавших свою литературу, свою национальную интеллигенцию, выдвинувших своих политических деятелей, и мрачной действительностью Аляски, где десятки тысяч «цветных», как их презрительно называют американские колонизаторы, обречены на вымирание от голода и болезней.


Всего несколько сот километров разделяют советские Командорские и американские Алеутские острова, но между ними лежит грань эпох социализма и капитализма. Жители маленького Алеутского национального района на Командорских островах (СССР) имеют свою больницу, ясли, электростанцию, выпускают собственную газету. Алеутский национальный район является районом сплошной грамотности. Здесь развивается подлинно социалистическая по содержанию и национальная по форме культура. Жизнь советских алеутов служит наглядным примером преимуществ социалистического строя; в свою очередь жизнь нищих и забитых алеутов Аляски, которым даже не разрешается жить на своих, превращенных в военные базы, островах, может служить блестящей иллюстрацией последствий «американского образа жизни».


Географическое положение и природные условия


Аляска занимает северо-западную часть материка Северной Америки. Ее площадь составляет 1 518,8 тыс. кв. км, т. е. в три раза превосходит площадь Испании, в шесть раз — Великобритании, в пятьдесят раз — Бельгии.


Территория Аляски по форме напоминает массивный четырехугольник, от юго-восточного угла которого отходит так называемый «Пенхендл» (дословно — «ручка сковороды») — узкая, достигающая 600 км длины полоса фьордового побережья и островов, а от юго-западного угла — длинный и узкий полуостров Аляска, продолжающийся в виде цепи Алеутских островов.


Аляска и Алеутские острова расположены между '130° западной и 173° восточной долготы и 51°30' и 71°23' северной широты. Между Барроу, находящимся на широте самой северной точки Европы — мыса Норд-Кап (Норвегия) и Кетчиканом, лежащим на широте Копенгагена и Москвы,— расстояние около 2 000 км.



Основная материковая часть Аляски расположена в относительно высоких широтах — между 60 и 70° северной широты, т. е. примерно на широте Финляндии. Около */« ее территории лежит за полярным кругом. Далеко на юг заходят лишь «отростки» Аляски — Алеутские острова и «Пен-хецдл».


На суше Аляска граничит с Канадой, с севера омывается Северным Ледовитым океаном, с запада — Беринговым морем и с юга — Тихим океаном. Берингов пролив, имеющий в самой узкой части 89 км ширины, отделяет Аляску от Чукотского полуострова. Почти на середине пролива расположены острова Гвоздева (Диомидовы), из которых остров Ратманова (Большой Диомид) принадлежит СССР, а остров Крузенштерна (Малый Диомид) — США. Близко к советской Камчатке и Командорским островам подходят принадлежащие США Алеутские острова. Граница между СССР и владениями США. проходящая между островами Ратманова и Крузенштерна, между Командорскими и Алеутскими островами, является международной линией смены дат. Когда на советском Дальнем Востоке вторник, на Аляске еще понедельник.


Береговая линия. Характер береговой линии Аляски очень разнообразен. Наиболее изрезана юго-восточная часть — «Пенхендл», на которую приходится 60% протяженности всех ее морских границ (общая их длина 54,5 тыс. км). Побережье «Пенхендла» носит фьордовый характер и имеет ряд хорошо укрытых гаваней, где может производиться скрытая погрузка и разгрузка судов. За последние годы военно-морские власти США создали здесь несколько баз для средних и мелких военных кораблей и подводных лодок.


Параллельно берегу тянется архипелаг Александра, занимающий около половины площади юго-восточной Аляски и состоящий из нескольких тысяч островов и скал. Крупнейшими островами архипелага являются остров Баранова (4,1 тыс. кв. км), остров Принца Уэльского (5,7 тыс. кв. км) и остров Чичагова (5,4 тыс. кв. км). Гористые острова защищают внутренние проливы от океанских штормов. Поэтому водный путь между островами и материком (так называемый «Внутренний Проход») создает возможность безопасного плавания и далее на юг вдоль берегов Канады до Сиетла. В настоящее время ведутся работы по оборудованию «Внутреннего Прохода» маяками, что облегчит его использование в военных целях.


Недостатком побережья юго-восточной Аляски является то, что глубоко врезанные в сушу фьорды делят берег на ряд изолированных друг от друга участков и сильно затрудняют сухопутную связь между отдельными населенными пунктами побережья.


От пролива Саунд-Кросс до Чугацкого залива побережье Аляскинского залива на протяжении 500 км сравнительно мало расчленено. Сильные штормы обрушивают тяжелые океанские волны на угрюмые скалистые берега. Единственный крупный залив Якутат не доступен для судов в плохую погоду. В центральной части Аляскинского залива глубоко в сушу вдаются своими многочисленными фьордами Чугацкий залив (залив Принца Уильяма) и Кенайская губа (залив Кука), имеющая в длину 320 км. Между ними находится полуостров Кенай. Сильная расчлененность берега, хорошая укрытость гаваней, наличие относительно легкого доступа во внутренние районы по долинам рр. Суситны и Медной, где проложены Аляскинская железная дорога и шоссе Ричардсона, определили превращение этой части побережья в район интенсивного военного строительства. Недостаток этого участка побережья — замерзаемость Кенайскоб губы и сильные приливы.


У побережья лежит ряд крупных гористых островов, как, например, остров Кодьяк, Афогнак и др. Острова отделяются от материка проливом Шелихова.


Далее на запад простирается, омываемый с юга Тихим океаном, а с севера Бристольским заливом, длинный (до 700 км) и узкий (до 160 км в широкой части) полуостров Аляска. От западной оконечности его по направлению к Камчатке отходит растянувшаяся на 1 700 км цепь Алеутских островов. Алеутские острова, состоящие из 110 крупных и множества мелких островов, делятся на 4 группы: Лисьи, Андреяновы, Крысьи и Ближние. Все они имеют очень мало удобных стоянок для судов, а частые штормы, сложная система течений, постоянные туманы и сильный прибой создают здесь исключительно трудную обстановку для судоходства. На всем 1 700-кй-лометровом протяжении архипелага есть только пять хороших бухт (на островах Адах, Акун, Кыска, Атту и Уналашка); все они превращены в военно-морские базы.


Совершенно иной характер носит побережье Берингова моря. Мелкая изрезанность и фьордовый тип берега здесь исчезают, заливы и полуострова приобретают грубые очертания. На юге находится обширный Бристольский залив, севернее его — залив Кускокуим, а еще севернее залив Нортон, омывающий с юга полуостров Сьюард, который вытянут на запад, навстречу Чукотке, и отделяется от нее Беринговым проливом. В отличие от берегов Тихого океана берега Берингова моря низкие и сложены молодыми морскими отложениями. Верингово море у берегов Аляски очень мелководно. В ряде случаев суда из-за этого не могут подойти к берегу и разгрузка производится лихтерами. Навигация здесь продолжается только 4—5 месяцев. В Беринговом море расположены острова Прибылова (остров Св. Георгия и остров Св. Павла), Нунивак и Св. Лаврентия, а в Беринговом проливе острова Гвоздева (Диомидовы).


Берег Северного Ледовитого океана слабо изрезан, и единственным крупным заливом является залив Коцебу, воды которого омывают с севера полуостров Сьюард. Побережье имеет характер низменности, прорезанной течением многочисленных рек, образующих обычно довольно значительные дельты. Судоходство в этом районе ничтожное в силу исключительно слабого экономического развития северной части Аляски, а также благодаря тяжелым ледовым условиям. В заливе Коцебу море обычно освобождается от льда лишь к 15 июля, а уже около 15 сентября появляется новый лед. Еще позже очищается от льда море Бофорта.


Поверхность. Все тихоокеанское побережье Аляски представляет собой горную дугу, юго-западное крыло которой образуют полуостров Аляска и Алеутские острова, а юго-восточное — «Пенхендл». Высокие, поросшие мрачным хвойным лесом, горы круто обрываются к берегу, окаймленному грозной грядой скал. Узкие и глубокие фьорды длинными коридорами уходят в глубь суши; с их отвесных стен срываются водопады.


Горные цепи тихоокеанского побережья Аляски служат продолжением хребтов Западной Канады и США. Береговые горы США и Британской Колумбии продолжаются на Аляске сначала бесчисленными островами и скалами архипелага Александра, а затем высокой цепью Св. Ильи, горами Чугач и поднятиями полуострова Кенай и острова Кодьяк. С внутренней стороны эта горная гряда ограничена мощным разломом земной коры, который прослеживается в виде пролива Чатам, залива Линн, впадин рек Медной и Суснтны, Кенайской губы и пролива Шелихова. Эта гигантская трещина, частично затопленная водами океана и превращенная в заливы и проливы, а частично заполненная продуктами разрушения окружающих ее горных цепей, отделяет от приморской горной гряды вторую — внутреннюю. Последняя является орографическим продолжением Каскадных гор США и представлена на Аляске Береговым хребтом, гигантским Аляскинским хребтом и горами полуострова Аляски и Алеутских островов.


Горы Аляски достигают значительной высоты. Здесь находятся: высшая точка материка Северной Америки — г. Мак-Кинли (6187 м) в Аляскинском хребте, г. Св. Ильи (5486 м), г. Фейруэтер (4 668 м), г. Врангель (4 920 м) и др. Горы Аляски характеризуются значительными проявлениями вулканизма. Так, например, в 1912 г. здесь произошел грандиозный взрыв вулкана Катмай (полуостров Аляска). В радиусе 160 км от места взрыва в продолжение 60 часов стоял густой мрак, а масса вулканической пыли, попавшая в верхние слои атмосферы, свыше двух месяцев вызывала в северном полушарии явление «кровавых зорь». Изумительное по красоте зрелище представляет «Долина десяти тысяч дымов» на склонах Катмая, где в. воздух подымаются тысячи столбов пара и газов. Вулканические явления широко распространены также на Алеутских островах. В 1796 г. здесь возник вулканический остров Иоанна Богослова, позже размытый морем, а в 1883 г. вновь возродившийся. Значительная часть горных вершин Аляски представляет собой древние вулканы. О непрекратив-шемся процессе горообразования дают знать сильные землетрясения на тихоокеанском побережье.


Обращенные к океану склоны гор получают большое количество осадков и в условиях сравнительно холодного климата становятся центрами оледенения. Снеговая линия на тихоокеанских склонах хребтов спускается до 600—900 м над уровнем моря, тогда как на материковых склонах гор, где осадков меньше, она поднимается до 1 800 м. Общая площадь оледенения на Аляске составляет около 42 тыс. кв. км. Значительное оледенение имеет хребет Св. Ильи, сверкающая ледяная пирамида которого видна далеко с моря в ясные дни. Здесь берет начало ледник Маляспина, образующийся от слияния у подножья хребта нескольких мощных ледяных языков. Ширина этого ледника доходит до 130 км. Спускающиеся с хребта Св. Ильи ледники Таку и Мюир достигают Тихого океана в районе залива Ледников, от них отламываются громадные льдины (айсберги). Сильное оледенение имеют Береговой хребет, где длина ледников достигает 90 км, вулканический массив Врангеля (ледник Набесна — 90 км длины и Чизана — 50 км), Чугачские горы, горы полуострова Кенай. На полуострове Аляска и на Алеутских островах ледники встречаются реже и столь больших размеров не достигают.


Тихоокеанские горы оказывают большое влияние на климат побережья и внутренних районов Аляски, разделяя области океанического и континентального климата. Они затрудняют дорожное строительство. Например, на участке железной дороги севернее Сьюарда склоны гор настолько круты, что полотно проходит по ряду длинных деревянных эстакад, расположенных местами так, что отдельные участки полотна находятся прямо друг над другом.


Внутренние области Аляски по своему рельефу представляют обширное плато со средней высотой около 600 м, постепенно повышающееся на восток, где оно достигает I 200 м над уровнем моря. Местами на плато возвышаются невысокие, состоящие из более твердых пород, горы. Для внутренних частей Аляски характерны обширные впадины, где широко разливаются Юкон, Кускокуим и другие реки. По направлению к Берингову морю плато переходит в береговую низменность. С севера внутреннее плато окаймлено Арктической горной цепью (горы Брукса), достигающей около 1000 км в длину и 2 800 м в высоту. Северный склон Арктической цепи обрывается к обширной береговой равнине моря Бофорта. Специфический характер низменности придают валы гальки и песка, образованные мощным напором льдов на берег.


Климат. На климат Аляски влияет ряд факторов. Среди них главные — положение Аляски в высоких широтах (частично за Полярным кругом) между Северным Ледовитым океаном и обширным, более теплым бассейном Тихого океана, а также наличие на тихоокеанском побережье высокой стены гор, преграждающей доступ влажным и теплым воздушным массам во внутренние районы страны. Эти же горы защищают побережье от холодных масс арктического воздуха. На территории Аляски можно выделить три большие климатические зоны: 1) тихоокеанское побережье, 2) центральные районы, 3) побережье Ледовитого океана и Берингова моря.


Климат тихоокеанского побережья Аляски формируется под влиянием влажных и относительно теплых океанических воздушных масс. Побережью свойственны относительно мягкая зима, прохладное лето, значительная продолжительность вегетационного периода, большой количество пасмурных и дождливых дней и сильные ту* маны. Средние температуры января понижаются от 0,3° (Кетчикан) в юго-восточной Аляске до — 5,4° (Сьюард) в центральной части побережья и вновь повышаются на юго-западе до 0,7° (остров Атха из группы Алеутских островов). Средние температуры июля по тем же пунктам составляют 14,1° (Кетчикан), 13,0° (Сьюард) и 9,7° (Атха). Вегетационный период сокращается от 190 дней на юго-востоке до 130 дней в центральной части побережья и 150 дней на Алеутских островах. В распределении осадков наблюдается та же закономерность, что и в изменении температур — количество осадков убывает с юго-востока на северо-запад. В Джюно, например, 221 день в году идут дожди, а в Якутате —190. В среднем на побережье выпадает от 1 500 до 3 500 мм осадков.


При оценке климатических условий тихоокеанской зоны следует иметь в виду, что зачастую пункты, расположенные очень близко друг от друга, могут сильно различаться по климату. Пункт, лежащий у открытого моря, будет иметь гораздо более мягкую зиму, прохладное лето и большее количество осадков, чем пункт, расположенный в глубине фьорда. Благодаря мягкому климату море почти нигде, кроме отдельных фьордов, не замерзает, но туманы и сильные штормы (особенно в районе Алеутских островов) затрудняют судоходство. Обильные осадки с максимумом во второй половине лета и малое количество солнечных дней не благоприятствуют посевам зерновых культур, но создают хорошие условия для произрастания кормовых трав, хотя сильные летние дожди и общая высокая влажность воздуха затрудняют сушку сена.


Климат долин, расположенных между горами побережья, отличается значительной континентальностью.


В долинах Суситны и Матануски вегетационный период продолжается 90—100 дней, однако большая, чем на побережье, сухость климата (500—600 мм осадков) и большее, чем на побережье, количество солнечных дней создают в этих южных долинах благоприятные условия для развития зернового хозяйства и выращивания различных овощей.


Климат внутренних районов страны напоминает климат Восточной Сибири. Сюда почти не доходит влияние Тихого океана, следствием чего является суровость климата, короткий вегетационный период и малое количество осадков. Так, в Фербенксе средняя температура января —23,5°, июля +15,5°, вегетационный период продолжается 89 дней, осадков выпадает около 300 мм. Морозы во внутренних районах доходят до —55—60®, а жара летом до +37°. Снежный покров тонок. Повсеместно распространена вечная мерзлота. За короткий летний период почва оттаивает на 30—60 см. Хотя вечная мерзлота и короткий вегетационный период затрудняют развитие сельского хозяйства, но большая продолжительность дня летом (в Фербенксе в июле восход солнца в 1 ч. 30 м., а заход в 22 ч. 30 м.) дает возможность получать хорошие урожаи зерновых, трав и овощей. Благоприятен для сельского хозяйства и летний максимум осадков.


Западное и северное побережье Аляски входит в зону арктического климата. Зима здесь еще длиннее, чем в центральной части (свыше 10 месяцев). Лето короткое и холодное. В обрывах речных долин обнажаются пласты ископаемого льда. Для этого района типичны климатические условия Варроу, где средняя температура января •составляет —27°, июля +4,5°, а безморозный период продолжается в среднем всего 17 дней.


Реки. Крупнейшая река Аляски Юкон начинается далеко за пределами Аляски на территории Канады, всего в нескольких десятках километров от берега Тихого океана. Под названием Льюис он берет начало с ледников канадского Берегового хребта и течет на северо-запад до слияния с Пелли, откуда река получает название Юкона. На протяжении 3 700 км своего течения Юкон принимает ряд крупных притоков, из которых наиболее крупные справа — Поркюпайн и Коюкук, а слева — Уайт, Танана и Инноко. После впадения реки


Поркюпайн Юкон поворачивает на юго-запад. В верхнем течении он имеет характер типичной горной реки, несущей гриву белой пены меж обрывистых стен узкого ущелья. Ниже Сёркла характер реки резко меняется. Здесь Юкон выходит на обширную равнину, долина его расширяется до 32 км и река, разбиваясь на рукава, образует массу островов, которых, по выражению местных старожилов, «хватило бы на полдюжину рек такого же размера». Примерно в 500 км ниже Сёркла Юкон прорезает область, сложенную кристаллическими породами, русло его суживается, но ниже Тананы река снова приобретает равнинный характер. При впадении в Берингово море Юкон, несущий большое количество песка и ила, образует огромную дельту, достигающую 130 км ширины. Ледостав на Юконе начинается в конце октября, а ледоход — во второй половине мая. Хотя бассейн Юкона охватывает почти одну треть площади Аляски и река образует наиболее легкий доступ во внутренние районы страны, тем не менее в транспортном отношении Юкон и его притоки используются очень слабо.


Вторая по величине река Аляски — Кускокуим также впадает в Берингово море. Его длина составляет около 1 300 км; по его притокам, а затем через низкие водоразделы можно легко проникнуть в бассейн Юкона. Этими волоками издавна пользовались местные индейцы. Хотя Кускокуим доступен для судов на большом протяжении* но судоходство по нему практически отсутствует.


Реки тихоокеанского бассейна сравнительно коротки, имеют горный характер и за редкими исключениями несудоходны. Среди них следует отметить: Коппер (Медную), Сузитну, Таку и Стахин. Среди рек Северного Ледовитого океана наиболее крупной является Колвилл.


Гидроэнергетические ресурсы Аляски велики, но используется «белый уголь» в микроскопических масштабах. Выдвигавшийся одно время план постройки крупных гидроэлектростанций и создания на их базе алюминиевой и магниевой промышленности лопнул, подобно ряду других, разрекламированных американской печатью, планов послевоенного развития Аляски. Дело ограничилось лишь строительством небольшой гидроэлектростанции вблизи Энкореджа, предназначенной для удовлетворения военных нужд.


На Аляске много озер, большей частью небольших. Наиболее крупные из них — озеро Шелихова (Илиамна) и озеро Бочарова.


Растительность. Аляска лежит в пределах двух растительных зон — тайги и тундры.


Главный лесной район Аляски занимает юго-восточную и центральную части тихоокеанского побережья. Лучшие лесные массивы, простирающиеся от юго-восточной оконечности «Пенхендла» до залива Кука (Кенайская губа), принадлежат государству и включаются в два национальных леса — Тонгасс и Чугач. Общая площадь этих государственных лесов составляет около 6% территории Аляски. Древесная растительность тихоокеанского побережья достигает исключительной мощи. Особенно сильное впечатление производят леса юго-восточной Аляски, состоящие из различных хвойных пород: ситхинской ели, западного хемлока и аляскинского кедра. Высота стволов этих лесных гигантов достигает 60 м, обхват — 4,5 м. Густой подлесок из различных видов кустарников и обильный бурелом делают передвижение по лесу трудным. Землю и стволы деревьев покрывает густой слой мха. Обилие влаги в воздухе и в почве исключает опасность лесных пожаров. Верхняя граница распространения леса понижается от 1 100 м на островах архипелага Александра до 700—800 м на горах юго-восточной Аляски и до 450 м в заливе Принца Уильяма. Большая ценность лесов тихоокеанского пояса заключается, помимо высокого качества древесины, в том, что 75% лесных ресурсов расположены на расстоянии не более 6 км от берега океана, что значительно облегчает транспортировку бревен. Уже в западной части Кенайского полуострова леса исчезают, сменяясь обширными травянистыми пространствами. Луга и кустарники покрывают западную часть острова Кодьяк и большую часть полуострова Аляска. Древесная растительность в этих районах встречается лишь в виде отдельных пятен, в укрытых от ветра местах.


Обширные районы внутренней Аляски часто называются областью распространения тундры, но типичная тундра занимает лишь части страны, примыкающие к берегам Верингова моря и Северного Ледовитого океана. Здесь широко распространены мхи, лишайники, осока, некоторые виды кустарников и карликовые деревца березы и ивы. В летний период значительная часть тундры заболочена. На более возвышенных участках плато и на одиноко поднимающихся над низменностью холмах отсутствует даже эта скудная растительность. Мхи и лишайники служат основным кормом северных оленей. По приблизительным подсчетам, Аляска может прокормить около четырех миллионов голов этих животных. Леса во внутренних районах Аляски распространены, главным образом, вдоль речных долин, и ширина таких лесных полос составляет 40—50 км. Водоразделы покрывает растительность, состоящая из грубых трав и кустарников.


Леса центральной Аляски непохожи на леса тихоокеанского побережья. Они состоят преимущественно из аляскинской березы, черной и белой ели и ивняка. Деревья растут не тесно, стволы их тонки и не достигают большой высоты. Отсутствие охраны лесов приводит к тому, что уже миллионы гектаров леса во внутренних частях Аляски превратились в гари и безвозвратно потеряны для хозяйства. Дым лесных пожаров черной пеленой висит над равнинами Юкона.


Животный мир. Фауна Аляски имеет много общего с фауной Сибири. Это объясняется тем, что Азия и Америка здесь близко сходятся и Берингов пролив имеет сравнительно недавнее (в геологическом смысле) происхождение.


Очень многие из обитающих на Аляске животных, особенно млекопитающих, имеют промысловое значение. У берегов Аляски широко распространены различные виды морского зверя. К ним в первую очередь следует отнести обладающих драгоценным мехом котиков, проводящих на лежбищах островов Прибылова время с мая по август; моржей, распространенных на арктическом побережье и побережье Берингова моря; морских львов, тюленей и несколько видов китов.


Очень разнообразен животный мир лесных районов Аляски. Здесь насчитывается около 20 видов различных пушных зверей, главным образом хищников и грызунов (ондатра, норка, несколько разновидностей лисиц, бобр и др.). За годы второй мировой войны настоящим бичом Аляски стали волки и койоты (луговые волки), серые и черные медведи и росомахи, размножившиеся в огромном количестве в результате того, что большие стада домашних северных оленей были фактически брошены на произвол судьбы (см. ниже, раздел «Хозяйство»).


В горных и лесных районах Аляски обитают различные породы копытных животных: карибу (американский северный олень), лось, снежный козел и снежный баран. Мускусные быки, совершенно уничтоженные на Аляске американцами, имеются ныне в количестве около 100 голов на острове Нунивак, куда они были завезены из Грен* ландии. На острове Афогнак был акклиматизирован завезенный из Орегона (США) американский марал — вапити, а в районе Биг-Делты (юго-восточнее Фербенкса) есть небольшое стадо бизонов.


Исключительно богато представлены на Аляске птицы, среди которых много видов, родственных сибирским (трехпалый дятел, рябчик, белая куропатка, аляскинский гусь и др.), но встречаются и специфические американские виды, как, например, огненосный колибри.


Кипит жизнь в морях, омывающих берега Аляски. Недаром среди местных жителей существует поговорка: «стол будет накрыт, когда наступит отлив». Особую ценность имеют различные породы лососевых рыб, на ловле которых основывается главная отрасль экономики Аляски — рыбоконсервная промышленность. Кроме лососевых рыб в водах Аляски водятся треска, сельдь, палтус. Вдоль тихоокеанского побережья в большом количестве встречаются различные виды крабов, креветок и моллюсков.


В летние месяцы воздух во внутренних районах Аляски буквально кишит мошкарой. Старожилы говорят, что Аляска просто не может вместить большего количества мошек и комаров, разве что кто-нибудь догадается вывести породу помельче. Летом человека не спасает даже накомарник.


Минеральные ресурсы. Недра Аляски богаты различными полезными ископаемыми. Однако большей частью их месторождения не изучены. Точных данных о запасах и условиях залегания нет ни по одному из видов минеральных ресурсов. Такое положение есть следствие политики монополий США, которые до последнего времени были заинтересованы лишь в аляскинском золоте. В последнее время монополии и военные круги США занялись поисками на Аляске источников стратегического сырья.


Каменный и бурый угли широко распространены по территории Аляски. Общие запасы угля, оценивающиеся примерно в 110 млрд., составляют около 3% запасов Соединенных Штатов. Подавляющая часть залежей (около 85 млрд, т) относится к категории низкокалорийных лиг-нитов. Наиболее значительные месторождения угля находятся на арктическом побережье, в районе залива Нортон и нижнего течения Юкона, в западной части Кенайского полуострова и в полосе Аляскинской железной дороги и шоссе Ричардсона (угольные поля Ненана и Матануска).


Нефть, запасы которой по различным данным оцениваются от полумиллиарда до нескольких миллиардов тонн, обнаружена на арктическом побережье, на полуострове Аляска и в районе Каталлы на тихоокеанском побережье.


Небольшие запасы железных руд (8 млн. т чистого железа) найдены в бассейнах Юкона и Кускокуима. На полуострове Сьюард, недалеко от Фербенкса и в юго-восточной Аляске есть незначительные месторождения вольфрама. Никель (запасы около 70 тыс. т) обнаружен в юго-восточной Аляске и в долине реки Коппер (р. Медная). В небольших количествах в юго-восточной Аляске встречаются руды, содержащие молибден. В южной части Кенайского полуострова во время войны велась разработка хромитов (запасы СГ2О3 оцениваются примерно в 97 тыс. т). Свинец (запасы около 36 тыс. т) содержится в виде примесей в золотоносных кварцевых жилах юго-восточной Аляски (Джюно, Хайдер), а также встречается вместе с цинком в полосе Аляскинской железной дороги. Месторождения медных руд известны в долине реки Медной, на острове Принца Уэльского (юго-восточная Аляска) и в центральной Аляске. Однако нежелание монополий итти на значительные денежные затраты препятствует разработке этих месторождений. (Лучшие, исключительно богатые, месторождения меди в районе Кенникотта уже выработаны и заброшены.)


В долине реки Кускокуим (Слитмут, Холм Красного Дьявола) находятся месторождения киновари (сырье для получения ртути), имеющие промышленное значение. Аляска обладает крупнейшими в пределах США и их владений месторождениями платины и других металлов платиновой группы, дававшими до войны 3Д добычи США. Наиболее значительным является найденное в 1926 г. месторождение Гудньюс-Бей (побережье залива Кускокуим). На полуострове Сьюард и в ряде районов Центральной Аляски найдены месторождения олова.


До сих пор наибольшее значение среди всех полезных ископаемых Аляски имеет золото. Его россыпные месторождения широко распространены во внутренних районах Аляски — в бассейнах Юкона, Кускокуима и на полуострове Сьюард. Россыпи приурочены к древним речным террасам и разработка их ведется путем промывки речного песка и гравия. Наиболее значительные районы добычи россыпного золота находятся около Фербенкса, Сёркла, Игла, Руби, Нома и Аниака. Жильное золото обнаружено также в центральной Аляске, но особенно распространено в горной тихоокеанской зоне, где встречается в виде вкраплений в кварцевых жилах. Наиболее значительным из этих месторождений является Джюно. Вместе с золотом встречается обычно серебро.


Внутренние районы Аляски чрезвычайно богаты гравием и галечником, имеющими значение для аэродромного строительства. В юго-восточной Аляске известны залежи высококачественного мергеля, идущего для цементного производства. На острове Принца Уэльского имеется прекрасный строительный и отделочный мрамор, а на острове Чичагова — большие запасы гипса.


Нет сомнения, что приведенные выше данные о минеральных ресурсах Аляски лишь в очень малой степени отражают ее действительные богатства, так как Аляска является одним из самых слабо изученных в географическом и геологическом отношении районов земного шара. Однако и те запасы полезных ископаемых, которые уже известны, могли бы послужить основой для развития разнообразной добывающей и обрабатывающей промышленности, если бы не хищническая политика американского монополистического капитала.


Из истории Аляски


Аляска и Алеутские острова в силу своего географического положения послужили тем мостом, через который 10—15 тыс. лет назад совершилось переселение человека из Евразии на материк Америки. Как показывают археологические раскопки так называемой «беринговоморской культуры», переселенцы занимались главным образом охотой и рыболовством и имели уже домашних животных (собак). К моменту открытия Аляски русскими она была заселена племенами эскимосов и алеутов (охотники на морского зверя), а также индейцев (рыболовы и охотники на карибу), находившимися на различных стадиях общинно-родового строя.


В настоящее время установлено, что первые русские поселенцы появились на Аляске примерно в середине XVII века, а возможно и несколько раньше. Таким образом, широко известные факты открытия американского побережья Берингова пролива экспедицией Федорова — Гвоздева в 1732 г. и основание постоянного поселения на Кодьяке Г. И. Шелиховым в 1784 г. не являются первыми датами открытия и заселения Аляски русскими. Приводимые ниже данные доказывают это с полной очевидностью.


Посланный в 1763 г. из Анадырского острога на острова Гвоздева (Диомидовы) казак Николай Дауркин на составленной им карте изобразил, со слов местных эскимосов, реку Хевуврен (Юкон) и на ее берегу русскую крепость. В 1779 г. сотник Иван Кобелев собрал от жителей островов Гвоздева более подробные сведения по этому вопросу. По их рассказам, на реке Хеврен (Хевун-рен у Дауркина) есть острожек, где живут бородатые люди, «разговор имеют российский, читают книги, пишут, поклоняются иконам». Целый ряд других деталей, сообщенных эскимосами, свидетельствует, что действительно недалеко от устья Юкона задолго до Шелихова существовало русское поселение. Наконец, совершенно бесспорным фактом, свидетельствующим о старинной русской колонизации на Аляске, является открытие в 1937 г. на берегу Кенайского залива остатков древнего поселения, состоящего из 31 дома. Размеры и материал, из которого построены дома, говорят о том, что они принадлежали русским. Микроскопический анализ древесины бревен позволил установить, что поселок был основан около 300 лет назад, т. е. приблизительно в середине XVII века.


Пока еще не установлено, кто были эти первые русские поселенцы на Аляске, хотя и существует несколько версий ответа на этот вопрос. Так, русский миссионер на Аляске Герман еще в 1795 г. предположил, что это были бежавшие от гнева Ивана Грозного новгородцы. Не исключена также возможность и того, что это была команда одного из пропавших кораблей экспедиции Семена Дежнева, обогнувшего в 1648 г. Чукотский полуостров. Во всяком случае факты свидетельствуют, что русские люди, начавшие в XVI в. освоение Сибири, уже в начале или в середине XVII в. достигли материка Северной Америки и были первыми европейцами, открывшими западное побережье этого материка.


Спустя 60 лет после похода Ермака, русские казаки и промышленники (т. е. охотники за пушниной) пересекли гигантские пространства Сибири и вышли на берег Тихого океана. Безыскусственные «скаски» служилых людей и их карты, начерченные руками, более привычными к пищали, чем к перу, впервые познакомили мир с очертаниями берегов морей Ледовитого и Тихого океанов. Им, этим простым русским людям, принадлежит громадная заслуга в деле расширения человеческих знаний о земле, благодаря их исследованиям русская географическая наука уже в то время вышла на одно из первых мест в мире и оказала огромное влияние на взгляды западноевропейских ученых. Борьба с суровой природой Сибири, лишения и опасности во время походов, несение тяжелой «государевой службы» выковали тип русского землепроходца — смелого искателя неведомых земель, способного на перенесение невероятных трудностей и совершение невиданных подвигов.


Сразу же после выхода на северное побережье Тихого океана русские от местных жителей (особенно от чукчей, торговавших и воевавших с эскимосами Аляски) получили сведения об этой части Америки. В конце XVII— начале XVIII в. в России уже знали о том, что было загадкой для западноевропейских ученых, т. е. о близости материков Азии и Америки, хотя первое время сама Аляска изображалась на картах в виде большого острова. Старейшая из дошедших до нас русских карт, изображающих Аляску, составлена знаменитым русским картографом С. У. Ремезовым в 1700 г.


В XVIII в. Тихий океан приобретает большое значение в планах Петра I, стремившегося укрепить оборону восточных рубежей России и завязать широкие торговые связи с Японией, Китаем, Индией и Америкой. Создание первоклассного русского флота и появление русских кораблей на Тихом океане позволили включить в сферу действия русских исследователей не только азиатское, но и американское побережье. Экспедиции, организованные по инициативе Петра I, имели не только большое научное значение, продолжая эпоху великих русских географических открытий, но и сыграли огромную политическую роль. Среди этих экспедиций в первую очередь необходимо указать на два плавания Чирикова и Беринга и плавание Федорова и Гвоздева.


Первая экспедиция Чирикова и Беринга в 1728 г. закончилась тем, что их корабль, проплыв по проливу, носящему ныне имя Беринга, и открыв острова Диомида (Гвоздева), повернул обратно, не увидев берегов Америки. Неудачей закончились также попытки служилого человека Афанасия Мельникова достичь Аляски сначала на корабле (1728 г.), а затем по льду на собаках (1730 г.).


Первыми из известных нам русских людей, открывших северо-западные берега Америки, были моряки бота «Гавриил» под командованием подштурмана Ивана Федорова и геодезиста Михаила Гвоздева. В 1732 г. они побывали у мыса Дежнева, посетили Диомидовы острова, а 20 или 22 августа того же года подошли к берегу Аляски и 5 дней плыли вдоль него.


В апреле 1732 г. Сенат принял решение о снаряжении так называемой Великой Северной экспедиции. Великая Северная экспедиция была огромным мероприятием, равных которому не знала ни одна страна в то время. В ней приняли участие около 600 матросов, рабочих, солдат, геодезистов, штурманов, художников, ученых и лучших моряков того времени. Результаты экспедиции были грандиозны. Малыгин, Овцын, Минин, Челюскин, братья Лаптевы и другие описали и закартировали побережье Ледовитого океана от Вайгача до Анадыря. Отряд Великой Северной экспедиции под командованием Чирикова и Беринга совершил в 1741 г. плавание к берегам Америки. Наконец, группа Шпанберга описала Курильские острова и впервые посетила Японию.


Разминувшись во время шторма, корабли экспедиции Чирикова и Беринга в июле 1741 г. порознь подошли к Аляске. Во время плавания были собраны ценные материалы о быте коренного населения Аляски, о ее животном и растительном мире и открыты Алеутские, Шума-гинские и Командорские острова. Своими успехами экспедиция обязана больше всего таланту и мужеству лучшего моряка того времени — Алексея Ильича


Чирикова. Он на сутки раньше Беринга достиг Аляски, а после трагической смерти последнего взял в свои руки Вое руководство экспедицией и составил великолепную карту плавания обоих кораблей, на которой Аляска впервые изображалась уже не как остров, а как часть материка Северной Америки.


После экспедиции Чирикова и Беринга начался период освоения и заселения русскими побережья Северной Америки. Стимулом, способствовавшим этой колонизации, была пушнина, которой изобиловала Аляска. В 1743 г. первые русские охотники за пушниной появились на Командорских, а немного позже и на Алеутских островах, а с 1761—1762 гг. начали промысел на материковой части Аляски.


Успехи русских мореходов и промышленников, которые не только охотились на пушного зверя, но и составляли детальные карты посещенных ими мест, выступают с особенной яркостью, если вспомнить, что хваленые испанские, английские и голландские моряки в то время еще не заходили вдоль американского побережья Тихого океана севернее 40° с. ш. и изображали на своих картах совершенно фантастические земли.


Враги России внимательно следили за развитием событий на Тихом океане. Недаром английский посол в Петербурге Джон Гинфорд выкрал для своего правительства секретные материалы экспедиции Чирикова и Беринга Слухи о быстром продвижении русских в Северной Америке вызывали страх у соперников России. Англия и Испания спешно организовали ряд экспедиций, имевших целью захват земель в северной части тихоокеанского побережья Америки и вытеснение отсюда русских.


Начиная с 1769 г. испанцы предприняли ряд плаваний на север и основали свои первые поселения в Калифорнии. В 1788 г. экспедиция испанца Де-Гаро добралась до Уналашки, причем испанцы не только пытались объявить давно уже открытые русскими земли собственностью испанского короля, но и подбивали индейцев на убийства русских. От испанцев не отставали и англичане. В 1778 г. известный английский мореплаватель капитан Кук побывал в водах Аляски и Камчатки. Узнав от Кука об исключительных пушных богатствах северо-западной части Америки, английские купцы с 1785 г. начали опустошать эти берега, сбывая ценные меха на кантонском рынке


Начало прочного освоения и заселения Аляски русскими тесно связано с именем Григория Шелихова (1747—1795) и Александра Баранова (1746—1819).


Имя Григория Ивановича Шелихова, уроженца г. Рыльска, получило с 1775 г. широкую известность в связи с организацией ряда походов за пушниной на Алеутские и Курильские острова. Человек умный и дальновидный, он понимал, что хищническая эксплоатация пушных богатств Аляски скоро вызовет их истощение. Будучи горячим патриотом, Шелихов мечтал о заселения русскими обширной территории в Америке. В его голове постепенно созревал план организации здесь постоянных поселений, которые будут «производить обзаведение, как-то: хлебопашество, фабрики и заводы», план завязывания дальних связей с Японией, Индией, Калифорнией, Филиппинами и Китаем. В 1784 г. Шелихов основал на острове Кодьяк постоянное русское поселение. Годом позже были построены крепостцы на берегу Кенайской губы (залив Кука) и на острове Афогнак. На побережье Аляски люди Шелихова закапывали в землю железные доски с русским гербом и надписью «земля российского владения». Огромную роль в реализации и развитии планов Шелихова сыграл Александр Баранов.


Человек неукротимой энергии, большого мужества и светлого ума, Александр Андреевич Баранов в 1790 г. стал управляющим аляскинскими поселениями компании Голикова — Шелихова и с этого времени вплоть до 1818 г. твердой рукой управлял Русской Америкой. В сложной обстановке этих отдаленных территорий, испытывавших постоянный недостаток в продовольствии и находившихся под угрозой нападения испанцев, англичан и американцев, Баранов разведывал новые земли, основывал поселения, создавал школы для туземных детей, добывал уголь и посылал сотни байдар на промысел бобров и котиков.


Русские быстро продвигались на юго-восток. Уже в 1793 г. Баранов укрепился в Чугацком заливе (залив Принца Уильяма), где заложил судоверфь, а в 1799 г. приступил к строительству крепости на острове Ситха (остров Баранова). Таким образом, через 15 лет после основания Шелиховым поселения на Кодьяке русские уже заселяют юго-восточную Аляску. Шелихов и Баранов стремились к прочному освоению новых земель. В 1794 г. на Кодьяке появились выписанные из России геологи, геодезисты, хлебопашцы и мастеровые. Из трюмов прибывших кораблей выгружали не только продовольствие и боеприпасы, но и зерно для посева, скот, инструменты, земледельческие орудия и книги.


Английские и американские купцы и пираты всячески мешали действиям Баранова. Они спаивали индейцев, снабжали их оружием вплоть до пушек, провоцировали нападения на русских поселенцев. В результате этого в 1802 г. на Аляске было убито свыше 200 русских промышленников. По наущению английского пирата Барбера в 1802 г. индейцы колоши и английские матросы напали на пост Св. Михаила (Ситха) и сожгли его. Баранов подсчитал, что только американские хищники нанесли России к 1800 г. ущерб в 3 млн. рублей.


Уже после смерти Г. И. Шелихова в 1799 г. была создана на базе слияния ряда торговых компаний Российско-Американская компания, получившая монопольные права на открытия, торговлю, добычу пушного зверя и заселение Америки к северу от 55° с. ш. Компания скоро приобрела полуправительственный характер, ее пайщиками стали придворная знать и члены царской семьи, смотревшие на Аляску исключительно с точки зрения получения высоких прибылей. Хотя эти люди были глубоко равнодушны к развитию американских поселений, однако энергия Баранова, самоотверженность его сотрудников и героизм простых русских людей творили чудеса. Несмотря на все трудности, русские поселения на Аляске крепли. К началу XIX в. здесь уже насчитывалось 12 поселений. С 1809 г. столицей Русской Америки стал Ново-Архангельск (теперь Ситха).


Для обеспечения колонистов продовольствием Баранов решил создать русское поселение в Калифорнии, которое могло бы снабжать Аляску наиболее дефицитным продуктом — хлебом. С этой целью в 1812 г. несколько севернее теперешнего города Сан-Франциско был основан форт Росс. Небольшая горсточка поселившихся здесь русских и алеутов работала не покладая рук. Вокруг форта зашумели золотые поля пшеницы и ячменя, работали мельница, сукновальня, кузница. В заливе Румянцева была заложена судоверфь. Испанские колонисты охотно покупали сельскохозяйственные орудия местного русского производства. На фоне медленной и ленивой жизни испанских поселков в Калифорнии форт Росс выделялся своей кипучей и разносторонней деятельностью.


Баранов завязал торговые отношения с Гавайскими островами, с Кантоном, с английскими и американскими купцами. Гавань Ново-Архангельска принимала корабли под флагами всех стран мира.


Колонизация Аляски русскими имела исторически прогрессивный характер. Большинство русских переселенцев состояло из крестьян, стремившихся избавиться от помещичьего произвола. На Аляску попадали многие из тех, кому была невыносима гнетущая атмосфера царского режима. Одни из этих людей шли сюда добровольно в поисках свободной жизни, другие — потому что были сосланы на край света за свои политические убеждения.


В освоении и исследовании Аляски в первой половине XIX в. выдающуюся роль сыграли русские демократические элементы. Тесно связано с историей Русской Америки имя мужественного борца с самодержавием Кон-дратия Федоровича Рылеева, служившего правителем канцелярии главного правления Российско-Американской компании и много сделавшего для укрепления русских владений за океаном. С Аляской связана также деятельность многих других участников движения декабристов: О. Сомова, М. Кюхельбекера, Д. Завалишина. Недаром, допрашивая декабриста Сомова, служившего в Российско-Американской компании, Николай I в бешенстве кричал: «То-то хорошая у вас там собралась компания!».


Деятельность петербургской бюрократии, убивавшей всякую смелую мысль и глушившей всякое новое дело, сказывалась в отдаленной Аляске на с такой силой, как в России. Присущий простым русским людям демократизм, их стремление к справедливости и свободолюбие наложили свой отпечаток на характер освоения Аляски.


Русская Америка не знала уничтожения туземного населения, которым запятнали себя американцы, англичане и испанцы. Начиная с Шелихова, русские стремились поддерживать с местным населением дружеские отношения. При Баранове на острове Кодьяк существовала «высшая школа», где алеутские, эскимосские и индейские юноши обучались географии, математике и иностранным языкам. Широко были распространены браки между.


русскими: и индианками, причем дети от этих браков, так называемые «креолы», занимали различные посты в администрации Российско-Американской компании. Расовый антагонизм, столь характерный для англичан и испанцев, был совершенно чужд русским людям. Известный английский мореплаватель Ванкувер, побывавший в 1794 г. у берегов Аляски, писал о местных индейцах: «Многие из них говорили по-русски и, судя по тому, что мы поняли из их разговора и знаков, казалось, что они весьма привязаны к русским».


Благодаря русским поселенцам на северо-западе Америки впервые появилось сельское хозяйство — небольшие посевы ржи и ячменя, огородничество, животноводство. Новые формы сельского хозяйства (особенно огородничество) постепенно стали распространяться и среди коренного населения. Благодаря тому, что на Аляску шел главным образом трудовой люд, спасавшийся от крепостнического гнета, а также вследствие исключительных трудностей доставки из России припасов и различных изделий, на Аляске несравненно раньше, чем в английских или испанских владениях на западе Америки, сложились различные производства: дубление кожи, изготовление кирпича, литейное дело, мукомолье, судостроение, производство сельскохозяйственных орудий и т. д. Добыча угля к 1855 г. дошла до 20 тыс. пудов в месяц. Ново-Архангельск был первым на западном побережье Америки центром парового судостроения, причем все, включая судовые машины, изготавливалось на месте. Интересно, что суда, построенные в Ново-Архангельске, использовались американцами после покупки Аляски вплоть до начала XX века.


Русскими были введены строгие меры по охране котиков, благодаря чему их количество не только не уменьшалось, а даже росло.


Бесспорные достижения русских на Аляске выглядят особенно ярко на фоне того упадка, который наступил на Аляске после 1867 г., т. е. после ее продажи Соединенным Штатам.


Русские исследователи вложили большой вклад в дело изучения центральной Аляски. Начиная с Г. И. Шелихова, который в 1794 г. послал отряд промышленников с заданием пересечь весь материк Северной Америки и дойти до Баффинова залива, русские люди стремились проникнуть в «страну белого безмолвия». К. Ф. Рылеев добивался реализации проекта В. Романова, предлагавшего послать экспедицию к берегам Гудзонова залива. Великие реки Аляски — Юкон и Кускокуим исследовались русскими, которые были первыми европейцами, плававшими по их волнам. Здесь побывали Федор и Петр Колмаковы, Малахов, Лаврентий Загоскин. Иван Лукин проник по Юкону вплоть до того места, где сейчас стоит город Дау-сон (Канада). Русский креол Климовский открыл вулканический массив Врангеля. А. Ф. Кашеваров, производя опись берегов Аляски, обогнул на байдарах ее крайний северо-западный угол и побывал к востоку от мыса Барроу.


Русские исследователи не ограничивались лишь открытием новых рек, хребтов и озер. Ими были собраны ценнейшие материалы, касающиеся природы и населения Аляски. Таковы работы Л. Загоскина и зоолога И. Вознесенского, посвятившего исследованию Аляски около десяти лет жизни. Уже после продажи Аляски Соединенным Штатам первая перепись ее населения была произведена русским ученым Иваном Петровым.


Развитие русских владений в Америке сильно тормозилось враждебной деятельностью англичан и американцев. США и Великобритания, боровшиеся между собой за преобладание на Тихом океане, часто объединялись для того, чтобы нанести побольше вреда России. Так, например, когда в 1821 г. Александр I издал указ, запрещавший иностранным судам плавать в территориальных водах Русской Америки севернее 51° с. ш., то Великобритания и США вынудили русское правительство отменить этот указ, и в 1824 и 1825 гг. между этими странами и Россией были заключены конвенции, по которым американцы и англичане получили право беспрепятственной торговли в русских владениях на Аляске, что наносило большой ущерб русским интересам. Южная граница владений России в Америке была установлена по 54°40' с. ш.


В дальнейшем правительства Соединенных Штатов и Великобритании уже не довольствовались притязаниями в области торговли и мореплавания и хищничеством у берегов русских владений, а приступили к прямому вытеснению России из Америки. Удаленность Русской Америки от основных центров метрополии, плохие транспортные связи с последней, экономическая отсталость царской


России облегчали американо-английскую экспансию. По существу, этой экспансии содействовала и политика царской бюрократии, которой были чужды интересы народа.


Ради династических интересов клики Романовых и различных дипломатических комбинаций царское правительство предавало русских поселенцев на Аляске, отдавая их судьбу в руки англичан и американцев.


В 1834 г. английская Компания Гудзонова залива сделала попытку обосноваться в низовьях реки Стахин (юго-восточная Аляска), а в 1839 г. Николай I, искавший союзника против Франции, приказал сдать в аренду англичанам, на очень выгодных для них условиях, всю юго-восточную часть русских владений в Америке от 54°40' с. ш. до 58°20' с. ш. В 1840 г. царское правительство ликвидировало русские владения в Калифорнии. Хотя форт Росс и поселения вокруг него процветали, однако вся русская собственность была продана за бесценок швейцарскому авантюристу и тайному агенту США — Саттеру. Одной из причин продажи форта Росс было желание Николая I сохранить дружественные отношения с монархической Испанией, а для оформления прав на владения в Калифорнии надо было признать республиканское правительство отделившейся от Испании Мексики. Бездарные правители России безжалостно и безрассудно уничтожали то, что было с таким трудом создано руками Шелихова, Баранова, Резанова, Хлебникова и сотен безвестных русских героев Аляски и Калифорнии.


С 40-х годов XIX в. резко усилилась американская экспансия на Тихом океане. Одним из ее проявлений была так называемая «китовая лихорадка». Американские китобои сотнями устремились в русские территориальные воды. В 1849 г. в одном только Охотском море побывало свыше 200 китобойных судов, добыча которых в этом районе составила 206 тыс. бочек жира и 2,5 млн. фунтов китового уса. Летом 1850 г. в Чукотском море промышляло около 250 китобоев, преимущественно американцев («бостонцев», как их тогда называли). Барыши американцев, браконьерствовавших в русских водах, доходили до 8 млн. долларов в год. При этом они совершали налеты на русские фактории, били котиков, уничтожали для вытопки китового жира запасы леса — плавника, убивали и грабили эскимосов.


Однако экспансия США не ограничивалась одной лишь деятельностью торговцев оружием и спиртом, охотников за котиками и китобоев. Вашингтонская клика твердо рассчитывала прибрать Аляску к своим рукам. Характер крупной экспансионистской авантюры носила попытка в 1865—1866 гг. проложить телеграфную линию из США через Канаду, Аляску и Чукотку на соединение с телеграфной линией Москва — Николаевск-на-Амуре. Эгот проект преследовал далеко идущие цели установления контроля США над Русской Америкой и Сибирью. Неудивительно, что за это взялись американские военные круги и в Ново-Архангельске обосновался штаб полковника Белкли. Лишь прокладка трансатлантического телеграфного кабеля в 1866 г. заставила американцев отказаться от осуществления своей затеи.


Экспансионистская политика США и Англии ставила царское правительство перед возможностью прямого захвата Аляски американцами или англичанами. Положение стало еще более острым после Крымской войны, которая еще раз продемонстрировала всему миру доблесть русского народа, но в то же время выявила экономическую отсталость и гнилость политического строя крепостнической России. После Крымской войны царское правительство твердо решило продать Аляску, тем более что американское правительство уже давно зондировало почву в этом отношении. Еще в 1858 г. сенатор Гвинн пытался завязать переговоры с русским послом в США об условиях покупки Аляски.


Считая невозможным удержать Аляску в условиях усиления американо-английской экспансии, царское правительство ничего не предпринимало для укрепления русских владений в Америке. Вопреки интересам России, петербургская придворная клика решила продать Аляску Соединенным Штатам, рассчитывая поживиться на этой сделке. 30 марта 1867 г. трактат о продаже Русской Америки был подписан.


Американское правительство торопилось с заключением этой необычайно выгодной для него сделки. Недаром государственный секретарь Сьюард, получив ночью известие о согласии царя, приказал открыть государственный департамент в 4 часа утра для подписания договора. За 7 200 тыс. долларов американская буржуазия приобрела территорию, равную по величине одной пятой части площади Соединенных Штатов. За каждый гектар аляскинской земли было уплачено всего лишь 5 центов. С лихвой вернули монополии США эту смехотворно малую сумму. За последние 60 лет здесь добыто полезных ископаемых почти на 1 млрд, долларов. Стоимость ежегодного улова рыбы в аляскинских водах в 7—8 раз превышает сумму, уплаченную царскому правительству.


Следует, однако, подчеркнуть, что главным мотивом покупки Аляски Соединенными Штатами были не соображения экономической выгоды, а обеспечение американской экспансии на Тихом океане. Это в полной мере обнаружилось во время дебатов в конгрессе в 1868 г., когда во многих выступлениях подчеркивалось ключевое положение Аляски на Тихом океане, дающее в руки США контроль над этим огромным водным бассейном. Конгрессмен Р. Дж. Уокер прямо заявил, что «в окончательной борьбе за мировое господство Тихий океан будет играть решающую роль. Приобретение Аляски и Алеутских островов ставит Америку на полпути к Китаю и Японии. Возражать против этого приобретения могут только ограниченные индивидуалисты и чудаки, которые хотят видеть западную границу США на реке Огайо». Таким образом, уже тогда американские экспансионисты видели в Аляске главным образом базу для проведения агрессии по отношению к России, Китаю и Японии.


С момента продажи Аляски в ее истории наступила так называемая «темная эпоха»: «всякого рода и положения люди стали стекаться в новое владение, которое впало в беспорядочное и постыдное состояние, длившееся много лет»,— пишет знаток Аляски Сандберг. Подонки капиталистического общества — авантюристы всех марок, спекулянты, шулеры, содержатели притонов, проститутки и профессиональные убийцы — заняли место русских охотников, землепашцев и судостроителей. Все промыслы, заведенные при русских, были ликвидированы. Ново-Архангельск превратился в руины.


Первоначально на Аляске был установлен режим военной оккупации. Отряды солдат безжалостно подавляли всякое сопротивление со стороны туземного населения. Разложившиеся солдаты пьянствовали и бесчинствовали. В 1877 г. правительство США вынуждено было вывести войска из Аляски. «В анналах Аляски до сих пор не было столько индейских восстаний, воровства, пьянства и моральной распущенности, как до отзыва войск»,— говорит американский историк Эндрюс.


Настоящим хозяином Аляски стала «Аляска Ком-мершл Компани», забравшая в свои руки торговлю пушниной и нещадно обиравшая и эксплоатировавшая индейцев и эскимосов. В 1870 г. ей было передано монопольное право охоты на котиков на островах Прибылова. Началось невиданное по масштабам хищническое опустошение пушных богатств Аляски. Количество котиков с 5 млн. голов в 1867 г. было доведено к 1911 г. до 125 тыс. С 1878 г. начинается развитие рыбоконсервной промышленности, причем ловля лосося велась такими хищническими методами и в таких размерах, что уже к началу XX в. появились признаки истощения рыбных ресурсов Аляски. Произвол заправил компании и бесчеловечная •эксплоатация вызывали восстания коренного населения, что дало повод правительству США послать сюда в 1878 г. военный корабль, и с 1879 г. контроль над Аляской перешел в руки военно-морских сил.


В конце 90-х годов на территории северо-западной Канады в верхнем течении Юкона было открыто золото. Началась знаменитая клондайкская золотая лихорадка 1897—1898 гг., описанная в многочисленных рассказах и романах Джека Лондона. Прилив более чем 50 тыс. человек золотоискателей в район Клондайка отразился и на Аляске. Порт Скагуэй стал отправным пунктом для большинства искателей счастья, направлявшихся через Чил-кутский перевал к верхнему течению Юкона. Клондайкский золотой «бум» стимулировал также поиски золота на территории Аляски и привел к открытию ряда значительных россыпных месторождений в ее центральных и западных районах.


Первое значительное месторождение золота на Аляске было найдено в 1898 г. на полуострове Сьюард около теперешнего города Нома. Золото было открыто прямо на песчаном берегу моря в полосе, заливаемой во время прилива. Пароходные компании, наживавшие барыши на перевозке золотоискателей и их грузов, умышленно распространяли вымыслы о том, что золото здесь якобы налипает прямо на лапы якорей и что шутя можно намыть за день 300—400 долларов. На унылом тундровом берегу скопилось свыше 40 тыс. человек, среди которых началась эпидемия оспы. Убийства, грабежи и самоубийства происходили каждый день. Вскоре выяснилось, что спекулятивные компании захватили почти все золотоносные участки, и подавляющая часть искателей счастья, потеряв деньги, а иногда и здоровье, принуждена была вернуться в Соединенные Штаты. В 1898 г. в районе Нома было добыто золота на 2,8 млн. долларов, в 1900 г.— на 4,7 млн. долларов, а в 1906 г.— на 7,5 млн. долларов.


В 1903 г. было найдено второе крупное месторождение золота в бассейне реки Тананы в районе ныиешнего города Фербенкса. Последовавшая золотая лихорадка довела население Фербенкса к 1906 г. до 8 тыс. человек, а население приисков до 15 тыс. человек. Добыча золота в этом районе возросла с 350 тыс. долларов в 1904 г. до 9,1 млн. долларов в 1906 г.


Золотая лихорадка вызвала сильный приток населения в центральные районы Аляски, где возникли золотопромышленные центры Фербенкс, Сёркл, Игл и др. В порядке «бума» росли и города побережья — Даэ, Скагуэй и другие, от которых шли горные тропы к золотым приискам внутренних частей Аляски и северо-западной Канады. Однако золотая лихорадка не привела к развитию хозяйства Аляски, поскольку за ней не последовало появления каких-либо других отраслей экономики, а за истощением золотых месторождений следовал уход населения.


Истощение наиболее богатых по процентному содержанию месторождений золота и переход к эксплоатации менее богатых россыпей ускорили вытеснение одиночек и мелких компаний крупным капиталом. Этот процесс убыстрялся специфическими условиями Аляски, где мерзлый грунт требовал сложного оборудования для оттаивания, да и рабочая сила была исключительно дорога. Так, например, крупные золотые прииски в районе Фербенкса попали в руки «Юнайтед Стейтс Смелтинг, Рифайнинг энд Майнинг Компани», сосредоточившей в своих руках большую часть добычи аляскинского золота.


Во всех отраслях экономической и политической жизни Аляски приобретают огромное влияние крупные финансисты Гуггенгеймы и Дж. П. Морган, создавшие в 1906 г. Аляскинский Синдикат. Последний немедленно начал скупку угольных копей, лесов, нефтяных залежей, захватил рыбную промышленность, почти все пароходство и т. д. С 1911 г. Синдикат начал добычу меди в бассейне реки Медной, и эта отрасль горной промышленности заняла на некоторый срок видное место, даже обогнав одно время по стоимости добычу золота.


Начиная с 1906 г., правительство США переходит на Аляске к политике «консервации» или «резервации» земель, имеющих значительную хозяйственную ценность, т. е. содержащих уголь, нефть, покрытых строевым лесом и т. п. Эта политика, несмотря на антитрестовскую окраску, которую старался придать ей в демагогических целях президент Теодор Рузвельт, на самом деле была политикой монополий и, в частности, Аляскинского Синдиката. Под лозунгом «охраны природы» Синдикат предотвращал возможность перехода природных богатств Аляски в руки своих конкурентов. Сами же воротилы Синдиката всегда имели возможность получить интересующие их земли в аренду. Такая именно история произошла с углем и лесом полуострова Кенай. Захват этих богатств Гугген-геймами вызвал скандал, разоблачивший взяточничество и продажность высших федеральных чиновников США. В этом грязном деле был замешан и президент США Тафт. В дальнейшем политика «резервирования» широко применялась и применяется сейчас военным ведомством.


В интересах могущественных пароходных компаний и крупных торговых фирм развитие производительных сил Аляски всячески задерживалось и она превращалась в рынок сбыта промышленных товаров метрополии, а ее экономика приобретала уродливый и однобокий характер. Ловля и переработка рыбы и добыча золота стали почти единственными отраслями хозяйства Аляски. В то же самое время ни одна из этих отраслей, имея узко сезонный характер, т. е. действуя лишь на протяжении 3—7 месяцев в году, не могла создать прочной базы для экономического развития Аляски, для роста ее населения и городов.


Показательно также, что начавшееся в XIX в. на средства государства транспортное строительство производилось не в интересах развития хозяйства Аляски, а преследовало главным образом военно-стратегические цели. Так, отпуск конгрессом США средств на строительство Аляскинской железной дороги (1915—1923 гг.) был связан с планами постройки на Аляске военно-морской базы и необходимостью снабжения ее углем из внутренних районов. Одновременно строительство дорог облегчало монополиям захват ископаемых ресурсов центральных частей Аляски.


К XX в. относится ряд новых попыток США использовать Аляску для осуществления своих широких экспансионистских планов. Так, например, отец одного из поджигателей третьей мировой войны Аверелла Гарри-мана — Э. Г. Гарриман в 1900 г. выдвинул проект создания Транс-Американо-Сибирской железной дороги с тоннелем под Беринговым проливом и пытался получить от царского правительства концессию на ее проведение через Сибирь. Эта концессия предоставила бы на 90 лет в распоряжение американских банков огромную (общей площадью в 120 тыс. кв. км) полосу отчуждения в Восточной Сибири. Лишь в 1907 г. эта американская авантюра потерпела крах.


После Великой Октябрьской социалистической революции правители США заняли по отношению к молодой Советской России резко враждебную позицию. В 1918 г. американцы оккупировали наш Дальний Восток своим экспедиционным корпусом. В 1924 г. аляскинским «оленьим королем» Карлом Ломеном была сделана попытка захватить советский остров Врангеля. Наконец, общеизвестны многочисленные факты экономического и военного шпионажа американцев у берегов Чукотки, совершавшиеся под маской торговли пушниной. В период 1918—1923 гг. ежегодно к нашим берегам отправлялось не менее 5 американских шхун (главным образом из Нома), занимавшихся грабежом на Чукотке и Камчатке.


С 20-х годов на Аляске начинается широкое развитие авиации. Хотя аляскинская авиация и не являлась официально военной, но весь ее личный состав, так же как и состав работников метеослужбы, укомплектовывался военными, а компания «Пан-Америкен-Эруэйс», контролирующая авиалинии Аляски, была создана при прямой поддержке военно-морского флота США. Постепенно началась подготовка к превращению Аляски в военно-воздушный плацдарм, угрожающий СССР.


В экономическом отношении период между первой и второй мировыми войнами был периодом кризиса и последовавшего за ним застоя хозяйства Аляски. Кризис охватил все отрасли экономики — рыбоконсервную промышленность, добычу золота, пушное хозяйство. Хотя в 30-х годах стоимость продукции горнодобывающей прозе мышленности начала расти, но это было связано с повышением в 1933 г. цен на золото на 75% и носило чисто конъюнктурный характер. Что же касается добычи меди, то с 1938 г. она полностью прекратилась. Сельское хозяйство не развивалось, так же как и лесообработка. Ускорился процесс вымирания коренного населения.


С начала второй мировой войны наряду с дальнейшим упадком экономики Аляски происходит превращение ее в один из военно-стратегических плацдармов США. К моменту разгрома американского флота в Пёрл-Харбор Аляска была сравнительно слабо подготовлена к войне. Ее наиболее крупными военными объектами являлись база подводных лодок в Датч-Харбор и военно-воздушные базы в Фербенксе и Энкоредже. Часть этих баз к моменту начала войны не была еще полностью развернута.


Как известно, Япония не решилась предпринять военных действий, направленных непосредственно против Аляски, и ограничилась лишь нанесением удара по самым западным из Алеутских островов. В июне 1942 г. японцы высадили небольшие (около 8 тыс. человек) десанты на островах Кыска и Атту. Только год спустя американские войска вернули эти острова. «Взятие» их американцами носило исключительно скандальный характер: в течение 18 суток эскадра линкоров и бомбардировочный авиакорпус обстреливали и бомбили остров Кыска, после чего на него был высажен 34-тысячный американо-канадский десант. Однако, как оказалось, все эти грозные меры были совершенно излишни, так как находившиеся на острове японские войска уже были эвакуированы.


Большое военное строительство на Аляске, начавшееся с 1941 г., уже в этот период войны объяснялось отнюдь не страхом перед японской военной угрозой. Японская угроза была лишь предлогом, а настоящей причиной являлась подготовка плацдарма для будущего нападения на СССР.


Помимо создания военно-морских и военно-воздушных баз, в период войны были развернуты работы по строительству Аляска-Канадской автодороги, связавшей Аляску с США, причем экономическое значение этой дороги, идущей по незаселенным местам и соединяющей ряд военных аэродромов, совершенно ничтожно. Для снабжения аэродромов в северо-западной Канаде и на Аляске и для обеспечения работы автотранспорта был проложен нефтепровод от канадских месторождений нефти в районе Норман-Уэллс до Уайтхорса (Канада), где был построен нефтеперерабатывающий завод. Это строительство, выполненное за счет американских налогоплательщиков, принесло крупные барыши строительным фирмам, но мало дало не только для развития экономики этих территорий, но и для обороны. Уже вскоре после завершения постройки часть нефтепромыслов у Норман-Уэллс, нефтепровод до Уайтхорса и нефтеперерабатывающий завод были заброшены, так как калифорнийские нефтяные магнаты предпочитают снабжать Аляску и западную Канаду нефтепродуктами из Калифорнии.


Во время войны Аляска превратилась в военный лагерь. На 1 июля 1943 г. на Аляске насчитывалось 150,8 тыс. солдат на 75 тыс. человек гражданского населения.


Послевоенный агрессивный курс внешней политики США и ставка монополистических кругов на разжигание новой мировой войны еще более усилили процесс милитаризации Аляски. Военный ажиотаж вызвал дальнейший упадок главных отраслей экономики, которая еще и до войны характеризовалась исключительной однобокостью. Результатом войны и послевоенной обстановки явился дальнейший кризис добычи золота, рыбоконсервной промышленности и пушного хозяйства. Поголовье оленей сократилось за время войны более чем в 10 раз. По признанию генерала Эйзенхауэра, «в настоящее время армия представляет собой крупнейшую отрасль хозяйства на Аляске». Для ее нужд из общественного пользования изъято уже свыше одной трети территории Аляски (месторождения угля, нефти, запретные зоны и т. д.), а 54% самодеятельного населения территории связаны главным образом с обслуживанием военщины. Война резко ухудшила и без того тяжелое положение коренного населения. Исчезли те виды сезонных промыслов, которые давали возможность индейцам и эскимосам поддерживать полуголодное существование. Взамен этого появилась лишь работа на военных объектах, где тяжелый труд вызывает ускорение вымирания коренных жителей.


Исключительно ярко проявляются на Аляске результаты применения основного принципа монополий: поменьше затрат, побольше прибыли. Погоня за сверхприбылями, связанная с военным строительством, привела к полному экономическому застою этой богатейшей территории. Стараясь скрыть от общественного мнения развал экономики Аляски, американские империалисты пытаются выдать военное строительство за фактор прогресса. Однако факты ярко свидетельствуют о том, что военное строительство означает лишь углубление однобокости хозяйства Аляски, свертывание основных отраслей ее экономики и увеличение паразитической прослойки среди населения.


Население


Коренное население Аляски состоит из трех групп: алеутов (5,6 тыс. человек), эскимосов (15,6 тыс. человек) и индейцев (11,2 тыс. человек).


К моменту появления на Аляске русских алеуты населяли Алеутские острова, побережье полуострова Аляски и Шумагинские острова. Основным средством добывания пищи для них была охота на морского зверя и рыболовство. На своих кожаных байдарах они уходили на промысел китов и тюленей, которых убивали с помощью гарпунов и дротиков. Селились алеуты патриархальными семьями, жившими в больших полуподземных жилищах, отапливавшихся жировыми лампами. Такие жилища вмещали до 150 человек. Алеутам была известна ковка меди. Русские путешественники и этнографы отмечали исключительное мастерство алеутов в изготовлении различных вышивок, плетений из трав, в производстве непромокаемой одежды из тюленьих кишек, костяных крючков и игл.


В дальнейшем алеуты испытали наибольшее, по сравнению с другими народностями Аляски, влияние русских и в значительной части смешались с ними. Большинство алеутов и в настоящее время исповедует православную религию, носит русские имена и с гордостью называет себя русскими.


Положение этого маленького народа, обреченного американцами на вымирание, особенно ухудшилось в связи с милитаризацией Аляски. В 1942 г. алеуты были выселены с Алеутских островов, где создавались военные базы, в юго-восточную Аляску.


Заключенные здесь в лагери, они стали быстро вымирать. Так, из 164 алеутов в лагере на острове Адмиралтейства за первые же 10 месяцев умерло от туберкулеза более 20 человек.


Эскимосы, обитающие по берегам Берингова моря и моря Бофорта, по своему типу очень близки к чукчам и корякам, живущим в СССР.


Так же как и алеуты, эскимосы занимались преимущественно охотой на моржа, кита и тюленя и в меньшей степени рыболовством и охотой на пушного зверя. Охота производилась коллективно, объединениями родственных семей. Орудиями промысла служили кожаная байдара и кожаный челнок (каяк), гарпун, копье, лук и стрелы. Охота давала пищу, жир для освещения и отопления, шкуры для байдар и жилищ, одежду.


В зависимости от сезона жилищами эскимосам служат полуподземные землянки или наземные куполообразные постройки с жердевым остовом, покрытым шкурами. Эскимосы — великолепные резчики по кости. В их художественных изделиях, так же как и фольклоре, преобладают мотивы, связанные с морем, морскими животными и охотой на них.


С середины XIX в. вследствие проникновения на Север американских китобоев и скупщиков пушнины положение эскимосов резко ухудшилось. Хищническое истребление китов и моржей обрекало их на голодную смерть. Простодушные и честные эскимосы оказались в кабальном долгу у спаивавших и обманывавших их американских шкиперов и торговцев. За рваное одеяло, кусок бумажной материи, пачку иголок и рыболовных крючков американцы получали драгоценные меха, моржовые клыки и шкуры тюленей.


Развитие товарно-денежных отношений привело к быстрому распаду родовых связей и к появлению маленькой кучки зажиточных эскимосов, сосредоточивших в своих руках основные средства охоты — байдары и вельботы. Подавляющая же масса эскимосского населения оказалась обреченной, как и все остальное коренное население Аляски, на вымирание. Введение в конце XIX в. оленеводства не только не улучшило положения эскимосов, но способствовало их дальнейшему закабалению, так как американцы, захватив оленьи стада в свои руки, превратили эскимосов в своих почти даровых пастухов.


Побережье юго-восточной Аляски, а также центральные районы страны заселены различными индейскими племенами: хайда, тлинкитами, цимшанами, атабасками. Быт и культура индейских племен существенно отличаются от быта и культуры алеутов и эскимосов.


Главным занятием прибрежных племен до начала XX в. было рыболовство и в меньшей степени охота на морского и пушного зверя. Племена Центральной Аляски жили главным образом охотой на карибу.


Жилища индейцев, обитавших в отличие от эскимосов и алеутов в лесных районах, строились обычно из дерева и покрывались корой. Лодки также выдалбливались и выжигались из древесных стволов. Широким распространением пользовались различные ремесла. Искусно украшенная одежда изготовлялась из звериных шкур или из тканей, сделанных из луба некоторых деревьев. Праздничные плащи вождей делались из птичьих шкурок. Домашняя утварь (обычно из рога или дерева) украшалась прихотливой резьбой. Такая же художественная резьба покрывала стенки жилищ. Выдающиеся произведения искусства представляли собой тотемы (родовые гербы) — резные и ярко раскрашенные деревянные столбы, иногда в несколько метров высотой, изображавшие животных, людей и фантастических чудовищ.


Подавив сопротивление свободолюбивых индейских племен, американцы с помощью спирта и религии поработили их, превратив индейцев в дешевую рабочую силу.


Лишь вследствие того, что американцы видят в коренных жителях источник исключительно дешевого труда, последние еще не стерты с лица земли. Колби — автор работы об Апяске — цинично пишет по этому поводу: «Рассматривая без сентиментальностей, следует признать, что туземцы Аляски являются ресурсом, заслуживающим сохранения не только ради него самого, но и для благосостояния территории».


Американцы разрушили экономическую основу жизни алеутов, эскимосов и индейцев. Американские китобои почти истребили китов, а потом и моржей, которых били тысячами только для того, чтобы получить их клыки; были уничтожены запасы леса — плавника, столь драгоценного в безлесной тундре; богатые рыбой береговые воды были захвачены могущественными рыбоконсервными компаниями; ресурсы ценного пушного зверя сильно сократились в результате хищнических методов охоты. Большинство индейцев, эскимосов и алеутов принуждено работать на рыболовных судах, рыбоконсервных заводах, лесопилках и приисках. Но такая работа, имеющая сезонный характер, дает им заработок лишь в течение нескольких месяцев в году. Разрушив натуральное хозяйство коренного населения, американские колонизаторы поставили его в полную зависимость от покупного продовольствия, одежды, утвари, что при исключительно низких и нерегулярных заработках обрекает индейцев, эскимосов и алеутов на медленную голодную смерть. О том, что коренное население влачит полуголодное существование, говорят хотя бы данные обследования индейской деревни в Ситхе, где средний годовой доход на душу населения составляет всего лишь 129 долларов.


Монополистический капитал, отдавший эти маленькие народы во власть голода, нищеты и болезней, обрек их на медленное, но верное вымирание. Средний годовой прирост индейского населения, составлявший в 1930 г. 9,2 человека на 1 000 жителей, в 1940 г. упал до 4,2 человек. Бичом коренного населения Аляски является туберкулез, получивший из-за нищеты и почти полного отсутствия медицинской помощи огромное распространение. Смертность от туберкулеза среди эскимосов в 15 раз больше, чем среди переселенческого населения Аляски. Из 32,4 тыс. коренных жителей свыше 12% зарегистрированы как больные, хотя в действительности дело обстоит гораздо хуже: например, среди 1 100 эскимосов, работающих на разведке нефти на севере Аляски, свыше 1 000 больных туберкулезом. Зачастую население целых поселков заражено этой болезнью нищеты. Борьба с туберкулезом ведется исключительно слабо, и сами американцы вынуждены признать, что «нужды общественного здравоохранения на Аляске, по существу, не удовлетворены». Совершенно ясно, однако, что никакое медицинское обслуживание не может остановить вымирания коренного населения, так как основной его причиной является политика американских колонизаторов, вызывающая хронический голод и нищету.


Общая численность коренного населения Аляски в настоящее время ниже, чем в момент ее продажи Россией, и уже один этот факт не оставляет камня на камне от россказней американской печати о мифическом процветании индейцев и эскимосов под управлением американских колонизаторов.


Низкий жизненный уровень влечет за собой широкое развитие проституции, особенно в тех индейских поселках, которые близко расположены к «белым» городам. Война, вызвавшая приток распущенной солдатни и матросов, привела к дальнейшему ухудшению положения коренного населения.


По отношению к коренным жителям проводится политика расовой дискриминации. Гнусная практика англосаксонского расизма проявляется здесь в самых отвратительных и неприкрытых формах. Индейцы юго-восточной Аляски, например, живут в своего рода «гетто» на окраинах городов. Их поселки не получают тех прав, которые имеют поселки белых со значительно меньшим количеством населения. Коренные жители не занимают постов в администрации, им запрещается работать в торговой сети для белых. На многих магазинах можно увидеть надписи: «Мы не обслуживаем туземцев». В школах дети американцев и «туземцев»» обучаются раздельно. Смешанные браки фактически запрещены. В категорию «цветного» населения со всеми вытекающими последствиями включаются и те, в жилах которых течет хоть капля «туземной» крови. Во время войны был сделан новый шаг в области дискриминации. В 1943 г. здесь были созданы резервации, т. е. своего рода концентрационные лагери для коренных жителей, охватывающие около 1,6 млн. акров (включая береговые воды).


Зверски уничтожая коренное население Аляски, американский империализм не обеспечил и значительного притока населения извне. Одной из наиболее характерных черт Аляски является крайне медленный рост общей численности ее населения. Так, за период с 1915 по 1940 г. оно увеличилось только на 14—15 тыс. человек. Причины этого явления непосредственно связаны со слабым уровнем развития производительных сил Аляски. Даже сами американцы вынуждены признать, что «на базе современного экономического развития территории едва ли может быть ожидаем, немедленный и быстрый рост постоянного населения». Вторая мировая война и последовавший после нее «бум» военного строительства вызвали увеличение числа жителей Аляски с 72,5 тыс. человек в 1940 г. до 127 тыс. человек в 1950 г. Однако этот рост населения носит конъюнктурный характер и связан не с развитием экономики Аляски, а лишь с военным строительством и обслуживанием армии. Показательно, например, что 54% самодеятельного населения Аляски заняты в администрации, обслуживании, торговле, транспорте, связи и т. д. Этот колоссальный процент населения, занятого не производством, а обслуживанием,— один из важнейших показателей загнивания, являющегося следствием господства монополий и проводимой ими политики милитаризации страны.


Из-за сезонного характера главных отраслей экономики Аляски постоянное население территории даже меньше, чем того требует ее уродливое и слабое хозяйство. В летние месяцы из США на Аляску приезжает от 25 до 30 тыс. человек для работы в рыбоконсервных заводах и золотых приисках.


Слабое развитие экономики приводит к текучести переселенческого населения Аляски. Так, в 1930 г. за ее пределами проживало 10,6 тыс. человек из числа «белых» аляскинских уроженцев, а на ее территории — 4,3 тыс. О временном, непостоянном характере американской колонизации говорит и малое количество женщин, составлявших в 1940 г. всего 35% пришлого населения Аляски.


Исключительно тяжелым является на Аляске положение трудящихся масс не только среди коренного, но и среди «белого» населения. Стоимость жизни здесь гораздо выше, чем в США, из-за произвольно высоких цен, устанавливаемых монополиями на продукты питания и предметы первой необходимости. В 1941 г. в Кетчикане стоимость жизни была на 36%, а в Фербенксе на 116% выше, чем в Вашингтоне. К 1950 г. стоимость жизни на Аляске возросла еще на 50%. Реальная заработная плата здесь фактически ниже, чем в США. Милитаризация Аляски вызвала острейший жилищный кризис. Целые семьи переселенцев ютятся в палатках, в прицепных вагончиках, в землянках и шалашах. Такое положение трудящихся вызывает подъем забастовочного движения. В 1948 г. здесь произошло 38 забастовок, в 1950 г. бастовали рабочие рыбоконсервной промышленности и лесопилок, а также строительные рабочие военных объектов в Форт-Ричардсоне.


Аляска относится к числу самых редко населенных районов земного шара. Средняя плотность населения составляет здесь всего лишь 85 человек на 1 000 квадратных километров. При этом по территории население размещается крайне неравномерно: центральные районы и побережья Верингова моря и моря Бофорта почти безлюдны, а более двух третей всего населения приходится на береговую полосу юго-восточной и южной Аляски.


Подавляющее большинство жителей Аляски живет в небольших поселках, состоящих из десятка или нескольких десятков бревенчатых хижин с неизбежным салуном (кабак), заменяющим здесь все культурные учреждения. Существование этих поселков связано обычно с разработками золота, рыбоконсервными заводами или лесопилками. За последнее время широко распространенным типом поселений стали военные лагери, аэродромы, авиабазы и радиостанции.


Крупнейшим городом Аляски является Энкоредж (в 1950 г. 11,1 тыс. жителей), расположенный в бухте Кнык залива Кука. До второй мировой войны это был небольшой городок, насчитывавший в 1940 г. всего 3 тыс. жителей. После второй мировой войны, в связи с милитаризацией Аляски, город сильно вырос и превратился в центральный пункт управления аляскинским военно-стратегическим плацдармом. Около города расположена авиабаза Элмендорф и база сухопутных войск Форт-Ричардсон. Одновременно Энкоредж является транспортным центром, где пересекается ряд авиалиний, шоссейных дорог и Аляскинская железная дорога.


Фербенкс (в 1950 г. 5,6 тыс. жителей) — центр внутренних районов Аляски, расположенный в долине судоходной реки Тананы. Он представляет собой транспортный узел, где сходятся Аляска-Канадская автодорога, Аляскинская железная дорога, Ричардсоново шоссе и несколько других дорог. Нефтепродуктопровод соединяет Фербенкс с Уайтхорсом (Канада) и портом Скагуэй. В окрестностях города находится крупнейший на Аляске золотопромышленный район. За последние годы вблизи города созданы авиабазы Лэдд и Эйлсон.


Кетчикан (в 1950 г. 5,2 тыс. жителей) расположен на крайнем юго-востоке Аляски. Самый крупный на Аляске и в США центр рыбоконсервного производства, имеется лесопильная и деревообрабатывающая промышленность, судоремонт. Вблизи города производится добыча стройматериалов и золота.


Джюно (в 1950 г. 5,8 тыс. жителей)—административный центр Аляски, где находится резиденция американского губернатора и марионеточное «Законодательное собрание территории». До войны Джюно был самым крупным городом Аляски, но теперь далеко уступает Энко-реджу, обязанному своим ростом военному строительству. В прошлом около Джюно находились большие разработки жильного золота, закрывшиеся во время войны. Имеется рыбоконсервная и лесная промышленность, а также ряд военных объектов, в числе которых база береговой охраны.


Ситха (в 1947 г. 2 тыс. жителей) —бывшая столица Русской Америки (Ново-Архангельск) и самое старое поселение русских в юго-восточной Аляске. Здесь сохранились старинная русская церковь, русская крепость и здание правителя Русской Америки. Из цветущего оживленного города и порта Ситха превратилась при американцах в захолустный городок с небольшой лесопильной и рыбоконсервной промышленностью. Превращение Аляски в военно-стратегический плацдарм отразилось и на Ситхе, где была создана база гидросамолетов.


Ном (1,5 тыс. жителей). Во время золотой лихорадки в 1899 г. население Нома и его окрестностей доходило до 40 тыс. человек. Однако после окончания золотого «бума» город почти обезлюдел. Являясь центром золотоносного района полуострова Сьюард, Ном в настоящее время имеет главным образом военное значение в связи с постройкой недалеко от него авиационной базы Марк.


Из более мелких городов Аляски следует отметить Хэйнс — начало автомобильного шоссе, связывающего побережье о Аляска-Канадской автодорогой; Скагуэй — начало железной дороги и нефтепродуктопровода, идущих к Уайтхорсу (западная Канада), Сьюард и Уиттьер — приморские конечные пункты Аляскинской железной дороги; Вальдес — начало шоссе Ричардсона и авиапорт.


Хозяйство


Общая характеристика хозяйства


Низкий уровень развития производительных сил Аляски находится в полном противоречии с богатством ее ресурсов. Монополистический капитал заинтересован лишь в развитии таких отраслей хозяйства, которые сулят ему получение сверхприбылей, не требуя больших денежных затрат, В результате политики монополий экономика Аляски приобрела типичный колониальный характер. Развивается лишь группа отраслей, базирующихся на хищническом использовании природных богатств. Рыбная ловля и переработка рыбы, горная промышленность и пушной промысел заняли исключительное место в хозяйстве Аляски. Особенно ярко значение этих главных, целиком работающих на экспорт, отраслей видно на структуре экспорта из Аляски в США. Так, до начала второй мировой войны рыба и рыбопродукты составляли 59,7% всей стоимости экспорта, продукция горной промышленности (на 95% золото) —35,4%, пушнина — 4,3%; таким образом, эти три группы товаров составляли 99,4% всего экспорта Аляски. После войны товарный состав экспорта почти не изменился, произошло лишь сокращение его объема в связи с упадком всех трех ведущих отраслей хозяйства Аляски.


Обрабатывающая промышленность на Аляске почти отсутствует, будучи представлена, помимо переработки рыбы, только мелкими судоремонтными и механическими мастерскими, вязаньем сетей, хлебопечением и незначительным числом лесопильных заводов. Практически нет на Аляске и сельского хозяйства. Местное производство пищевых продуктов не обеспечивает и сотой доли потребности населения.


Подобная структура экономики определяет исключительную зависимость Аляски от метрополии как по линии ввоза почти всех продовольственных и промышленных товаров, так и по линии вывоза рыбы, золота и пушнины. По меткому выражению одного американского писателя, Аляске следовало бы избрать в качестве эмблемы консервную банку, так как в банках привозятся сюда почти все виды продовольствия — консервированное молоко, овощи, мясо, а также горючее, табак и так далее, а вывозится огромное количество консервированной лососины.


Отсталость аляскинской экономики подчеркивается исключительно слабым развитием транспорта.


Главные отрасли хозяйства Аляски имеют узкосезонный характер, что делает ее однобокую экономику еще более уродливой и неустойчивой. Период подготовки к ловле, самой ловли и переработки лосося занимает всего около трех летних месяцев, после чего многочисленные рыбоконсервные заводы прекращают работу. Предприятия горнодобывающей промышленности, как правило, действуют также только в течение летних месяцев. На подавляющем большинстве золотых приисков работа начинается со вскрытием рек и кончается незадолго до ледостава. Большая часть рабочих зимой покидает прииски, и только на некоторых из них производятся небольшие работы. Зимой, когда Аляска «впадает в спячку», ее центральные районы испытывают значительный отлив населения и все виды транспорта резко сокращают перевозки.


Хозяйство Аляски уже до войны переживало глубокий кризис, выражавшийся в постепенном падении улова рыбы, связанном с истощением рыбных ресурсов, в упадке горной промышленности и в полной неудаче попыток развития сельского хозяйства и лесообрабатывающей промышленности. Вторая мировая война и подготовка США к новой войне против сил демократии способствовали еще большему обострению кризиса главных отраслей экономики. Военная конъюнктура определила падение добывающей промышленности до уровня двух третей стоимости довоенной добычи полезных ископаемых, а производства лососевых консервов почти до половины уровня производства 1936 г. и т. д. Даже сельское хозяйство, и без того находившееся в зачаточном состоянии, испытало упадок, и значительное число ферм было заброшено в связи с уходом их владельцев на военные стройки. Война вызвала дальнейший распад полунатурального хозяйства коренного населения, что особенно ярко выразилось в катастрофическом сокращении поголовья оленей.


Военное строительство, широко развернувшееся на Аляске после войны, по своей сущности носит авантюри стический и гибельный для экономики страны характер. Сотни миллионов долларов, отпущенных конгрессом в интересах монополий на строительство военных баз, дорог и портовых сооружений, отвлекают рабочую силу и денежные средства из мирных отраслей, подрывая и без того слабую экономическую базу Аляски. Военный «бум» ведет к возникновению аэродромов, населенных пунктов и дорог в тех районах, где они не нужны для развития хозяйства Аляски, да и самые сооружения делаются с расчетом не на прочность и долговечность, а на скорость их возведения. Спекулятивный характер строительства, исключительно выгодный для фирм, ведущих по контрактам стройку военных объектов, заводит еще дальше в тупик народное хозяйство Аляски.


Монополистический капитал извлекает из Аляски огромные прибыли. Фирма Аляска Стимшип Компани, контролирующая пароходные связи с Аляской, устанавливает фрахты в два с половиной и три раза выше, чем на других линиях. Крупная монополия в области производства рыбных консервов Аляска Пэкерс Ассошиэйшн реэкспортирует на Аляску произведенные здесь же консервы (после наклейки на них в США этикеток), но продает их уже по двойной цене. Цемент, завозимый на Аляску для военного строительства, реализуется здесь по ценам в три-четыре раза более высоким, чем в США. Золотой дождь льется в карманы монополий, оставляя на долю населения Аляски нищету и голод. Американский историк Эндрюс пишет по этому поводу: «Многие миллионы долларов извлекаются из рыболовства и горной промышленности, но этот золотой урожай собирают Соединенные Штаты [точнее — монополии США.— В. К.], ни цента не оставляя Аляске».


Промышленность


Рыболовство и рыбоконсервная промышленность. Главная отрасль хозяйства Аляски — рыболовство и переработка рыбы — стоит на первом месте по числу занятых лиц (свыше 28 тыс. человек в 1946 г.) и по общей стоимости продукции (107 млн. долларов в 1947 г.).


Моря, омывающие Аляску, богаты различными видами промысловых рыб. Наиболее ценными из них являются различные породы лососевых: кижуч, кета, горбуша, нерка и др. Аляска дает свыше 75% улова лососевых во всей Северной Америке и занимает в этом отношении первое место в мире.


Сезон ловли лосося продолжается от четырех до шести недель. В этот период миллиарды взрослых рыб движутся из соленых вод океана в ручьи и реки, где они родились, с тем чтобы там выметать икру и погибнуть. Незадолго до появления первых косяков рыбы начинается подготовка к промыслу. Из тихоокеанских портов США прибывают сотни судов, приводятся в готовность рыбоконсервные заводы, производится наем рабочей силы. В продолжение трех месяцев на заводах и рыбачьих судах кипит лихорадочная работа, доводящая рабочих до полного изнеможения. Затем, после того как последняя партия консервов отправляется в США, жизнь на берегах Аляски замирает. Застывают в неподвижности машины, производящие разделку рыбы, рассчитываются тысячи рабочих и рыбаков, на заводах остаются только сторожа.


Подавляющая масса рабочих в рыбопромышленный сезон привозится на Аляску со стороны — из США и даже с Филиппинских островов. Подобная система помогает рыбоконсервным компаниям легко срывать организованную борьбу аляскинских рабочих. При расчете филиппинцев, мексиканцев и негров безжалостно обманывают.


Ловля лосося производится при помощи различного вида сетей и особых ловушек (представляющих собой сложные и дорогостоящие аппараты), принадлежащих крупным рыбоконсервным концернам. В 1944 г. из 434 действовавших ловушек 245 находилось в руках восьми компаний, причем одна треть всех ловушек падала на долю трех фирм. За обладание лучшими участками побережья ведется ожесточенная грызня между конкурентами. Попытки добиться запрещения опустошительной ловли ловушками неизменно наталкиваются на яростное сопротивление всемогущих рыбоконсервных фирм. Подавляющая масса улова лосося поступает на консервные заводы, где производится сортировка, разделка и консервирование рыбы.


Не только ловля, но и переработка рыбы носит варварский и хищнический характер. Только лучшие части рыбы идут в консервное производство, а примерно одна треть улова (по весу) выбрасывается в море. Около рыбозаводов стоит невыносимый смрад от гниющих остатков рыбы. Утилизация отходов — чешуи, рыбьей кожи, жира и костей — на Аляске отсутствует.


Первые рыбоконсервные заводы возникли на Аляске в конце 70-х годов XIX в., а к 1939 г. их количество достигло 140, причем главную роль среди них играли крупные предприятия с выпуском консервов на сумму от 100 до 500 тыс. долларов за сезон. В дальнейшем происходило поглощение мелких фирм их более сильными соперниками. Этот процесс шел особенно быстро во время второй мировой войны, когда правительство США в интересах монополий проводило политику принудительной концентрации рыбоконсервного производства. В настоящее время на Аляске насчитывается около 120 рыбоконсервных предприятий, разбросанных по всему побережью Тихого океана и Берингова моря. Главный район ловли лосося и его переработки — юго-восточная Аляска, на которую приходится свыше половины занятых в рыбоконсервном производстве рабочих и рыбаков и около половины выпуска лососевых консервов.


Как и прочие отрасли хозяйства Аляски, рыбоконсервное производство переживает сильнейший кризис. С 1936 г., когда производство лососевых консервов составило 8,5 млн. ящиков (каждый ящик содержит 48 однофунтовых банок), выпуск неуклонно падал, составив в 1941 г. 6,9 млн., в 1944 г. 4,9 млн., в 1948 г. 4,0 млн. ящиков. Причины кризиса рыбоконсервной промышленности лежат в свойственном капитализму расхищении природных богатств. Ежегодный вылов лосося превышает его ежегодный прирост. Широко применяются запрещенные методы ловли. На «вооружении» у браконьеров состоят даже самолеты-наблюдатели, оповещающие рыболовные суда о появлении береговой стражи. По словам местной печати, вылавливается чуть ли не каждая рыба, заходящая в береговые воды Аляски.


Гораздо меньшее значение, по сравнению с ловлей лососевых, имеет ловля палтуса, идущего на продажу в мороженом или свежем виде, сельди (заводы по ее переработке находятся главным образом на острове Кодьяк и в Чугацком заливе) и трески (главным образом район Шумагинских островов). Стоимость продуктов переработки этих рыб составляла менее 10 млн. долларов, тогда как стоимость лососевых консервов равнялась в 1947 г. 88,7 млн. долларов. В центральной и юго-восточной части побережья некоторое значение имеет ловля креветок, крабов и съедобных моллюсков, перерабатываемых на нескольких небольших предприятиях.


Горнодобывающая промышленность занимает второе место среди отраслей народного хозяйства Аляски. Во времена Баранова русские мастеровые люди добывали здесь железо и уголь, ковали различные изделия, лили колокола, которые и поныне висят в церквах Аляски и Калифорнии. С переходом Аляски к США в 1867 г. горнодобывающая промышленность в том виде, в котором она существовала в первой половине XIX в. при русских, исчезла. Золотая лихорадка, начавшаяся в конце XIX в., сделала золото почти единственным продуктом добывающей промышленности Аляски.


Добыча золота на Аляске не могла создать и не создала прочной базы для развития территории, несмотря на значительную ценность добытого золота. Во-первых, золотопромышленность имеет сезонный характер, а во-вторых, она связана с «лихорадками», за которыми следует истощение россыпей и уход населения с приисков. Внутренние районы Аляски и соседней Канады насчитывают немало «поселков-привидений», где когда-то кипела жизнь, светились огни ночных салунов, а теперь только ветер стучит дверями пустых, давно заброшенных хижин. Золото обогащает лишь пайщиков золотопромышленных компаний. Даже по словам губернатора Аляски Грин-нинга, «каждая унция золота, добытая из недр Аляски, безвозвратно уходит из страны, ничего не оставляя ей взамен».


С 1880 по 1940 г. общая продукция горной промышленности Аляски оценивается примерно в 831 млн. долларов, из которых на долю золота падает 67,6% и на медь — 22,4%. С середины 30-х годов XX в., после прекращения добычи меди, золото стало давать свыше 95% стоимости всей продукции добывающей промышленности.


Подавляющее большинство приисков на зимний период прекращает работу. В среднем каждый из 6,2 тыс. человек, занятых в этой отрасли, работает 7,5 месяца в год, причем на месторождениях россыпного золота работа длится лишь около 6 месяцев. Американские авторы обычно связывают это с природными условиями центральных районов Аляски, где вечная мерзлота требует специальной аппаратуры для оттаивания грунта и вызывает отсутствие грунтовых вод, необходимых для промывки песка. На самом же деле основная причина кроется в политике монополий, не желающих затрачивать средства на введение усовершенствований в горной промышленности. Кроме того, играет роль общее слабое развитие производительных сил Аляски и, в частности, редкая сеть транспортных путей, затрудняющая подвоз продовольствия, топлива и т. д.


Во время второй мировой войны и после нее горнодобывающая промышленность Аляски пришла в полный упадок, так как военное строительство отвлекало рабочую силу с приисков. Об этом говорит снижение стоимости продукции добывающей промышленности, составившей в 1940 г. 28,7 млн. долларов, а в 1946 г. всего 12,4 млн. долларов. При этом наряду с резким уменьшением добычи золота, платины и олова произошло заметное увеличение разработки строительных материалов, что явно связано с военным строительством на Аляске.


Первое открытие золота на Аляске было сделано русским инженером П. Дорошиным в 1850 г. на полуострове Кенай. Однако лишь в конце XIX в. с открытием золотых месторождений Джюно, Нома и Фербенкса золото становится важнейшим продуктом Аляски. Воспетая в романах, рассказах и балладах романтическая фигура золотоискателя с киркой в руках и пистолетом за поясом давно ушла в область предания. Героев Джека Лондона заменили крупные хищники — монополии типа «Джюно Голд Майнинг Компани», вооруженные дробильными машинами, флотационными чанами и драгами.


В настоящее время добыча золота производится почти исключительно на россыпных месторождениях, так как эксплоатация единственного крупного месторождения жильного золота в Джюно со времени второй мировой войны прекратилась. Общая добыча золота на Аляске резко упала с 26,4 млн. долларов в 1940 г. до 1,8 млн. долларов в 1944 г. После окончания войны добыча золота увеличивается очень медленно и к 1949 г. достигла лишь 7,7 млн. долларов. Основные районы добычи россыпного золота находятся в бассейнах рек Кускокуима и Юкона и на полуострове Сьюард. Два последних района дают свыше 90% всей добычи золота Аляски. Главная роль в этих районах принадлежит «Юнайтед Стейтс Смелтинг, Рифайнинг энд Майнинг Компани». В 1946 г. на Аляске работали 24 драги, давшие 65% всей добычи золота.


Показательна для Аляски судьба медных разработок. Медь стала добываться в долине реки Коппер (Медная) с 1911 г. концерном Гуггенгеймов. В 1916 г. добыча меди достигла 54 тыс. т, а затем резко упала. В 1938 г. практически уже почти бездействовавшие разработки были окончательно закрыты. В 1948 г. на Аляске было добыто всего 14 т меди. За все время работы медные рудники Аляски дали металла на 227 млн. долларов. Губернатор Аляски Гриннинг по этому поводу сказал: «В период одного поколения было добыто меди на 200 миллионов долларов, а что Аляска получила за эти 200 миллионов?


Скважины в земле. Нет хуже. Эти 200 миллионов долларов создали нищету. Три в разной степени зависевших* от рудников города совсем заброшены или им нанесены серьезные раны».


Добыча прочих металлов, не имевшая большого значения и до второй мировой войны, в последние годы еще более сократилась. Так, например, добыча свинца упала с 779 т в 1940 г. до 115 т в 1946 г. Олово, добывавшееся ранее на полуострове Сьюард около Тин-Сити и в центральных районах Аляски, после второй мировой войны почти не разрабатывается. Почти такая же судьба постигла добычу платины в нижнем течении реки Кускокуим (Гудньюс-Бей). Одним из немногих полезных ископаемых, добыча которых выросла за время войны, является ртуть, месторождения которой разрабатываются в долине Кускокуима. Добыча ртути в 1946 г. составила около 700 бутылей, по 34,5 кг каждая, но уже в 1948 г. добыча упала до 100 бутылей.


Добыча каменного угля до последнего времени была невелика, и Аляска жила главным образом за счет привозного топлива. За период с 1880 по 1940 г. здесь было добыто только 2,6 млн. т угля, тогда как из США за тот же период было завезено 1,5 млн. т, а из Британской Колумбии— 1,8 млн. тонн. В годы второй мировой войны, в связи с ростом военного значения Аляски, добыча угля несколько возросла, составив в 1947 г. около 400 тыс. тонн. Основные разработки сосредоточены в зоне Аляскинской железной дороги в районах Матануски и Не-наны. Кроме того, добыча угля ведется на полуострове Кенай и в районе военной базы Барроу. В 1946 г. на Аляске работало пять угольных шахт, из которых только две имели мощность свыше 100 тыс. т в год. Слабая техническая оснащенность (только 0,4% угля добывается машинами) определяет чрезвычайно низкую производительность труда — около 3 т в день на одного рабочего (против 5,8 т в среднем по США), а также высокую стоимость угля, которая на Аляске в два раза выше, чем в США. Добываемый уголь потребляется главным образом Аляскинской железной дорогой и золотыми приисками района Фербенкса. В последнее время поставлены опыты изготовления брикетов из бурого угля Ненаны с примесью коксующегося угля Матануски. Эти брикеты предполагается использовать для снабжения военных баз, которые в настоящее время так же, как и города юго-восточной Аляски, завозят уголь из США и Британской Колумбии.


Нефть известна на Аляске уже давно. В период 1904—1933 гг. небольшая добыча нефти велась в районе Каталлы (у устья реки Медной), но после пожара 1933 г. этот незначительный промысел не был восстановлен. Признаки нефти были обнаружены также и в других частях Аляски, особенно же на севере, в районе мыса Барроу. Во времена президентства Гардинга (1921—1923) некоторые нефтяные магнаты пытались присвоить обширные нефтяные земли на западе США и на Аляске. С этой целью ими были подкуплены видные члены правительства во главе с министром внутренних дел Фоллом, а возможно, и с самим президентом. Эта афера была разоблачена представителями конкурирующих нефтяных фирм. Разразился скандал, в связи с которым президент Гардинг вынужден был самолично отправиться на Аляску, чтобы на месте «разобрать вопрос». На обратном пути в США президент умер при загадочных обстоятельствах; некоторые американские журналисты утверждают, что он был отравлен. Скандал, связанный с аляскинскими нефтяными месторождениями, приобрел такой размах, что правительство США вынуждено было отказаться от передачи этих месторождений в руки какой-либо частной фирмы и объявило перспективную по нефти территорию в районе мыса Барроу (94 тыс. кв. км) резервом военно-морского министерства. Последнее, однако, не торопится с разведкой нефти на этой территории, так как нефтяные монополии предпочитают снабжать Аляску нефтью из Калифорнии. В рекламных целях и для обмана общественного мнения время от времени публикуются данные о разведывательных работах, выполняемых военно-морским министерством. Фактически для организации добычи нефти в районе мыса Барроу до сих пор сделано очень мало.


Лесная промышленность. Аляска располагает значительными лесными ресурсами, сосредоточенными главным образом в юго-восточной и центральной частях Тихоокеанского побережья. Особенно большую ценность имеет ситхинская ель (дает высокого качества древесную массу, а также употребляется в авиастроении и для производства музыкальных инструментов), западный хемлок, высоко ценящийся в строительстве и в бумажной промышленности, и западный красный кедр, идущий на производство телеграфных столбов, мебели и игрушек. По имеющимся подсчетам, только национальные леса Тонгасс и Чугач (самые лучшие из находящихся в ведении лесной службы США) могли бы давать в год свыше 1 млн. т газетной бумаги, что составляет одну четверть всего потребления ее в США. Высокое качество древесины на Тихоокеанском побережье сочетается с близостью к морю, наличием чистой воды, необходимой для технологического процесса производства бумаги, и значительными гидроэнергетическими ресурсами.



Обзорная карта Аляски


Леса внутренних районов Аляски, распространенные в бассейнах Юкона и Кускокуима, хотя и занимают большую площадь, чем леса побережья, но по качеству гораздо хуже: деревья ниже и тоньше, количество древесины на единицу площади в несколько раз меньше. Эти леса используются в очень незначительной степени из-за безлюдья центральных районов Аляски и трудности транспортировки леса к океану.


Лесная промышленность Аляски развита слабо. Согласно переписи 1939 г., она была представлена всего 24 заводами с количеством рабочих около 300 человек, причем подавляющая масса предприятий — мелкие с четырьмя-пятью рабочими и стоимостью годовой продукции менее 10 тыс. долларов. Эти предприятия выпускают главным образом пиломатериалы, телеграфные столбы, дранку и сравнительно небольшое количество балансов для бумажной промышленности США. Большая часть продукции лесной промышленности потребляется на месте. Уродливый характер развития Аляски иллюстрируется тем, что, несмотря на ее богатство лесом, значительная часть различных лесных материалов ввозится из США. Так почти всю фанеру для упаковки лососевых консервов Аляска закупает в метрополии.


До последнего времени развитие лесной и бумажной промышленности тормозилось политикой монополий США, но в связи с катастрофическим истощением лесных ресурсов США монополии переходят к расхищению лесных богатств Аляски. После второй мировой войны правительство США объявило о продаже принадлежавшего индейцам крупного лесного массива в районе Кетчикана при условии постройки здесь бумажно-целлюлозного завода стоимостью около 20 млн. долларов. Завод этот, однако, до сих пор не построен.



Алеутские острова.


Военное строительство на Аляске повысило спрос на лесоматериалы, производство которых возросло с 25,9 млн. досковых футов1 в 1939 г. до 62,3 млн. доско-вых футов в 1943 г. и 99 млн. досковых футов в 1948 г. Однако и в настоящее время лесная промышленность имеет крайне малое развитие. Показателем этого является факт закрытия в 1949 г. одного из крупнейших лесопильных заводов Аляски в городе Джюно.


Наиболее крупные лесопильные заводы находятся в Кетчикане, Уиттьере, Ситхе, Врангеле и Джюно. Более мелкие предприятия также сконцентрированы главным образом в районах «Пенхендла» и залива Принца Уильяма.


Сельское хозяйство


Аляска располагает значительными возможностями для развития сельского хозяйства. Согласно американским источникам, свыше 15% ее территории пригодны для земледелия, а также для выпаса крупного рогатого скота и овец. Однако в 1940 г. под фермами было занято лишь 3% пригодной для сельского хозяйства площади, обработанная и заселенная земля составляла только 4,4 тыс. га — 0,4% общей площади ферм, а всю остальную их землю покрывали кустарники, лес, болота и пустоши. О том, какую ничтожную роль играет в экономике Аляски сельское хозяйство, говорит и то, что в том же 1940 г. только 2 тыс. человек занимались им, как основным видом хозяйственной деятельности. Подавляющая часть потребляемого продовольствия ввозится из США, что при существующих высоких фрахтах вызывает исключительную дороговизну жизни на Аляске.


Американские буржуазные специалисты пытаются объяснить ничтожное развитие сельского хозяйства на Аляске такими причинами, как широкое распространение вечной мерзлоты в центральных районах, короткий вегетационный период в бассейнах Юкона и Тананы, слишком влажный климат на Тихоокеанском побережье, бедность почв, густые заросли кустарников и т. д. Однако все эти трудности являются вполне преодолимыми, свидетельством чего служат поразительные успехи Советского Союза, развившего земледелие в несравненно более суровых условиях нашего Севера.


Причины слабого развития сельского хозяйства заключаются исключительно в грабительской политике монополий США. Мощные корпорации — поставщики продовольствия из Соединенных Штатов, располагающие собственным флотом, разветвленной сетью складов и магазинов, большим аппаратом служащих, а главное, многими миллионами долларов,—являются той силой, с которой аляскинский фермер не в состоянии бороться.


Обширные земли, имеющие сельскохозяйственную ценность, изъяты для военных целей (в долине Тананы, на полуострове Кенай, полоса отчуждения вдоль Аляска-Канадской автодороги и др.). Дорожная сеть Аляски, строительство которой ведется только с учетом военностратегических соображений, не содействует развитию сельскохозяйственных районов. Транспортные издержки исключительно велики. Так, например, перевозка продуктов питания по Аляскинской железной дороге из основного сельскохозяйственного района Аляски — долины Матануски — к Энкореджу обходится дороже, чем привоз тех же продуктов морем из Сиэтла (США).


Зависимость сельского хозяйства от привозного горючего, удобрений, инвентаря, рабочего скота, семян и даже кормов вызывает исключительно высокие издержки сельскохозяйственного производства. По существующим подсчетам, каждый новый поселенец-фермер на Аляске должен обладать только «для начала» солидной суммой в 5—6 тыс. долларов. Бесспорно, что и эта цифра значительно преуменьшена, так как одна лишь расчистка леса на участках обходится от 600 до 1 200 долларов за акр. Ясно, что подобные затраты не под силу полунищему переселенцу из США. Результат — сотни заброшенных ферм, разбросанных по всей Аляске.


Правительство США со своей стороны не предпринимает никаких мер для помощи переселенцам. На всю обширную территорию Аляски с ее очень разнообразными климатическими условиями и почвами имеются только две опытные сельскохозяйственные станции. Эти станции почти не занимаются практическими вопросами и не имеют единой программы действий. На Аляске почти не ведется изучение почв.


Яркой иллюстрацией той «помощи», которую оказывает правительство США аляскинским фермерам, является история сельскохозяйственной колонии Матануска. В 1935 г. американская пресса подняла большой шум вокруг попытки Рузвельта организовать переселение разорившихся фермеров из США на Аляску. Попытка эта носила скорее рекламный, чем практический характер, и закончилась переселением в долину Матануски 200 семейств. Условия, в которых оказались переселенцы, очень напоминали обстановку, в которую попал герой Диккенса Мартин Чезлвит, очутившийся в руках жуликов из спекулятивной земельной компании «Эдем». В холодную зиму люди жили в палатках; дети, лишенные помощи врачей, болели и умирали; земля была покрыта лесом; не было Инвентаря и семян. В результате к 1945 г. здесь осталось всего 58 семей из 200. Большая часть фермеров Матануски обременена долгами, вся их деятельность контролируется полугосударственной корпорацией.


Монополии и правительство США явно не заинтересованы в сельскохозяйственном освоении новых земель на Аляске. В 1944 г. министерство внутренних дел просило конгресс ассигновать 3,4 млн. долларов на исследование возможности поселения демобилизованных солдат на Аляске. Конгресс в ассигнованиях отказал. Отказал он и в 1946 г., хотя испрашивалась смехотворно малая сумма — 20 тыс. долларов. В то же время в 1947 г. на осуществление военного строительства на Аляске конгресс отпустил 109 млн. долларов.


Немногочисленные фермы Аляски специализируются на разведении домашней птицы, свиней и на производстве молока, сливок, масла и овощей. Посевов зерновых культур почти нет. Мясное и шерстное животноводство также не получило сколько-нибудь заметного развития на Аляске, хотя для него имеются все необходимые природные предпосылки.


Фермы сосредоточены преимущественно в следующих сельскохозяйственных районах: 1) долина Матануски, где в 1945 г. насчитывалось около 300 ферм, снабжавших молочными продуктами и овощами главным образом гарнизон в Форт-Ричардсоне, 2) долина реки Тананы, где имеется несколько десятков ферм и еще большее число ферм заброшено; несмотря на короткий (85—100 дней) вегетационный период, здесь благодаря длинному летнему дню вполне могут вызревать зерновые, 3) Кенай-ский полуостров, производящий молочные продукты и овощи для снабжения гарнизонов военно-морских и военно-воздушных баз в этом районе, 4) юго-восточная Аляска, где в незначительных масштабах развито молочное животноводство и овощеводство в пригородных зонах. Развитие сельского хозяйства в этом районе особенно тормозится конкуренцией привозных сельскохозяйственных продуктов, так как «Пенхендл» расположен ближе прочих районов Аляски к США.


В 90-х годах XIX в. на Аляску с Чукотского полуострова были завезены северные олени вместе с сопровождавшими их чукчами-оленеводами. Первоначально затеянное как рекламно-филантропическое предприятие, ихмевшее якобы целью «спасение» вымиравших от голода эскимосов, оленеводство вскоре превратилось в крупный «бизнес». Все стада оленей оказались в руках «оленьих королей», использовавших для этого все меры вплоть до прямого захвата оленей, принадлежавших коренному населению. Нищие эскимосы были превращены в почти даровых пастухов. Количество оленей достигло 1— 1,5 млн. голов, причем эскимосам принадлежало из них только 100—200 тыс. голов. Из Аляски стали экспортировать оленье мясо в США. Конкуренция оленьего мяса вызвала бешеное сопротивление со стороны скотоводов Запада США, а вмешательство конгресса, заботливо охранявшего интересы мясных королей США, привело к резкому падению экспорта оленьего мяса из Аляски.


Спасая оленеводов от убытков, конгресс в 1937— 1939 гг. произвел выкуп оленьих стад у владельцев, и часть оленей была передана эскимосам. Эта деловая операция была разрекламирована как акт великодушия.


Передав эскимосам часть оленей, правительство США не оказывало им в дальнейшем никакой помощи. Во время войны значительные территории были объявлены закрытыми для выпаса оленей, а принудительная мобилизация эскимосов на военные работы оставила оленьи стада на произвол волков.


Это привело к тому, что оленье стадо к 1942 г. упало до 142 тыс. голов, к 1946 г. до 50 тыс. голов, а к 1949 г. до 27 тыс. голов, т. е. практически перестало существовать, хотя здешние пастбища могут прокормить 4 млн. оленей.


Пушной промысел. История колонизации Аляски тесно связана с пушным промыслом, однако в настоящее время пушнина уже не играет той роли, которая принадлежала ей во времена Русской Америки.


Хищническая охота на пушного зверя привела к полному истреблению некоторых ценных пород. Так, например, почти совершенно уничтожена морская выдра, которая во времена Русской Америки во множестве встречалась в береговой полосе. Сейчас здесь насчитывается едва ли несколько сот этих животных.


Особый интерес представляют лежбища котиков на островах Прибылова. После продажи Аляски в 1867 г. здесь насчитывалось несколько миллионов котиков, однако американцы почти полностью уничтожили этого ценнейшего морского пушного зверя, убивая котиков как на лежбищах, так и в море. Потребовалось заключение специальной международной конвенции в 1911 г., чтобы сохранить котиков от полного уничтожения. К 1947 г. их поголовье снова возросло, не достигнув, однако, уровня 1867 г. Охота на котиков производится летом (июнь — август). Шкуры отправляются на аукцион в Сент-Луи, а 50% тушек перерабатывается на местном заводе для получения жира, используемого для технических целей.


В связи с падением охотничьего промысла в некоторых районах Аляски получили незначительное распространение зверофермы, которых в 1939 г. насчитывалось около 250. Однако звероводство не получило большого развития, хотя бесчисленные островки незамерзающего моря очень благоприятны для разведения пушных зверей, делая невозможным их побег на материк. Начало разведению песцов на островах Прибылова, например, было положено еще русскими. К 1949 г. количество звероферм .снизилось до 100.


Ежегодный вывоз пушнины из Аляски подвержен сильным колебаниям и оценивается в сумме от 2 до 4 млн. долларов.


Транспорт


Огромная территория Аляски исключительно слабо обеспечена внутренними транспортными путями, несмотря на крупное дорожное и аэродромное строительство, развернувшееся во время войны и после нее.


Наименее развитый вид транспорта на Аляске — железнодорожный, представленный лишь двумя дорогами. Главная из них — так называемая Аляскинская железная дорога — имеет общую длину (вместе с ветками и запасными путями) 926 км, а протяжение основной линии равно 756 км. Строительство законченной в 1923 г. Аляскинской железной дороги преследовало, как уже указывалось выше, главным образом военно-стратегические цели. Стоимость постройки, которая велась за счет государства, составила 75 млн. долларов. Дорога соединяет Фербенкс с побережьем. Морским окончанием дороги до недавнего времени был Сьюард, но во время второй мировой войны был построен в стратегических целях новый выход к океану — Уиттьер. Техническое состояние дороги очень плохое, подвижной состав доставлен сюда со строительства Панамского канала. Техническая скорость движения 5—10 км в час, а коммерческая — гораздо меньше. Сильные снегопады надолго прерывают движение. В зимнее время доставка грузов в Фербенкс иногда затягивается на недели. Все это сочетается с исключительно высокими тарифами, установленными правлением дороги. Агрессивные планы американского империализма на Аляске и создание в бассейне Тананы ряда авиабаз нашли отражение и в деятельности дороги. В 1947—1948 гг. на ее реконструкцию было отпущено около 21 млн. долларов, а в 1948— 1949 гг.— еще 47 млн. долларов с целью увеличить пропускную способность дороги с 1 млн. т в год до 2 млн. тонн.


Второй железной дорогой является принадлежащая британскому капиталу Уайт-Пасс энд Юкон, имеющая длину 178 км, из которых только 32 км проходит по территории Аляски. Эта железная дорога соединяет аляскинский порт Скагуэй с Уайтхорсом в Канаде и имеет значение как кратчайший путь от побережья Тихого океана к верховью Юкона.


Большую роль, чем железные дороги, играют шоссе, также имеющие преимущественно военное значение. Шоссе Ричардсона, законченное в 1923 г. и идущее от порта Вальдес на Чугацком заливе до Фербенкса, имеет длину 592 км и соединено в двух местах с Аляска-Канад-ской автодорогой (в районе Биг-Делты и через спрямление Слана — Ток); кроме того, оно соединяется с шоссе Гленна и имеет ряд ответвлений. В настоящее время ведутся работы по асфальтированию шоссе Ричардсона. В зимнее время движение по шоссе прекращается в связи с сильными снежными заносами на перевалах к северу от Вальдеса. Практически оно бездействует с 15 октября по 15 июня.


В юго-восточной Аляске единственной шоссейной дорогой, связывающей ее с центральными районами (через канадскую территорию), является так называемое Хэйнс-ское спрямление длиной в 256 км, соединяющее небольшой порт Хэйнс с Аляска-Канадской автодорогой. Это спрямление, построенное в дни войны, служит для переброски военных грузов от побережья к Фербенксу и американским авиабазам в бассейне Юкона.


В дни войны было построено шоссе Гленна длиной в 310 км, соединяющее порт Энкоредж с шоссе Ричардсона, а через него с Фербенксом. Связь между укрепленными районами, прикрывающими подступы к Энкореджу, обеспечивается Кенийским шоссе длиной 284 км, строительство которого закончено в 1948 г. В 1951 г. должен быть построен еще один отрезок этой системы — участок Хоп-Энкоредж (114 км), на что ассигновано 11 млн. долларов.


Военные цели преследовались также строительством Аляска-Канадской автодороги, идущей от Фербенкса до Даусон-Крик (Британская Колумбия). Идея создания дороги, связывающей Аляску с США через Канаду, не нова, и уже давно был намечен ряд трасс, проекты которых учитывали, помимо военно-стратегических соображений, также и интересы горной промышленности, туризма и т. д. Долгое время строительство дороги откладывалось главным образом из-за противодействия пароходных компаний Запада США, которые боялись конкуренции автотранспорта. Строительство началось только в 1942 г., и в течение восьми месяцев воинскими частями была проложена дорога, к эксплоатации которой было приступлено с конца 1942 г. Строительство дороги преследовало исключительно цели обеспечения наземной связью ряда ранее созданных на территории Аляски и Канады американских аэродромов. Дорога прошла по пустынным и малоперспективным в экономическом отношении местам и, как отмечала одна аляскинская газета, «в мирное время дорога бесполезна для США и едва ли нужна Канаде». Сейчас уже ясно, что строительство Аляска-Канадской автодороги велось с целью подготовки войны против СССР, так как война с Японией отнюдь не требовала этого строительства.


Только в 1948 г. дорога была открыта для частных автомобилей. В 1949 г. по ней перевозилось около 1 тыс. т в месяц, что составляет лишь 'До ее проектной грузопро-возности. В подавляющей массе это — грузы военного значения. Длина дороги составляет 2 450 км, ширина около 6—7 м, покрытие гравийное. В некоторых местах уклоны достигают значительной для зимнего времени величины (иногда более 9°).. Зимой на дороге образуются наледи, а с начала мая до середины июня на участках с вечной мерзлотой она непроезжаема из-за оползней.


Кроме перечисленных основных автомобильных дорог, имеется еще ряд более коротких, как, например, Стизово шоссе, соединяющее Фербенкс и пристань на Юконе— Сёркл, Эллиотово шоссе и ряд других. Редкая сеть наземных путей Аляски включает также немногочисленные грунтовые дороги, зимники и тропы.


Внутренние водные пути используются на Аляске исключительно слабо. Незначительное судоходство имеется по Юкону, Танане, Поркюпайну, Кускокуиму, Сталину и другим рекам. Состояние речного пароходства может быть проиллюстрировано на примере Юкона. На этой огромной реке, пересекающей Аляску с востока на запад, навигационный период продолжается около 20 недель, но судоходство крайне нерегулярно и осуществляется менее чем десятком стареньких пароходов, самый крупный из которых имеет около 1 тыс. т водоизмещения.


Большое значение в транспорте «страны бездорожья» имеет самолет. За годы второй мировой войны на Аляске общая численность аэродромов и посадочных площадок доведена до 200. Все они рассчитаны главным образом на обслуживание военной авиации, но имеют и транспортное значение. Самолет занимает видное место в грузовых и пассажирских перевозках Аляски. Об этом говорит то, что на каждую 1 000 жителей здесь в среднем в течение года приходится 500 воздушных поездок, а в США — только 25; доход от перевозки грузов на Аляске составляет 25% всего дохода авиакомпаний, тогда как в США — только 3%. В 1948 г. авиатранспорт перевез 8 300 т грузов и 130 тыс. пассажиров. Авиалинии связывают Аляску с США. Кроме того, Аляска является промежуточным пунктом для регулярных рейсов Соединенные Штаты — Япония.


Общее состояние транспорта Аляски отражает, как в зеркале, общую отсталость и уродливость ее экономики. Железнодорожная сеть почти отсутствует, а железнодорожное оборудование устарело. Автомобильных дорог мало, они очень плохи и проведены без учета экономических соображений. Горючее дорого. Редкие рейсы судов на реках Аляски осуществляются при помощи пароходов, которым давно уже место в каком-нибудь музее транспортной техники. Авиатранспорт в несколько раз дороже, чем в США. Таким образом, до сих пор в ряде районов Аляски наиболее распространенным видом транспорта являются сани с упряжкой собак. Однако хороших упряжных собак сейчас на Аляске нет и почти никто не занимается их разведением (лучшие упряжные собаки раньше ввозились из Сибири).


Система управления


Аляска — колония США. Ее колониальное положение подчеркивается рядом обстоятельств, из которых главным является бесконтрольное господство монополистического капитала метрополии во всех областях экономической и политической жизни Аляски. Монополистический капитал, прибравший к своим рукам ее добывающую промышленность, транспорт, рыбоконсервное производство, печать, радио и так далее, пользуется всяческой поддержкой со стороны вашингтонского правительства. Показательно, например, что ставки налога на прибыль промышленных и других предприятий здесь в два раза ниже, чем в США.


В интересах монополий правительство США всячески тормозит развитие производительных сил Аляски. В этом отношении представляет интерес проект так называемого «пятилетнего плана развития Аляски», где из 200 млн. долларов, запланированных на первый год, намечалось истратить на работы в области сельского хозяйства 40 тыс. долларов, на развитие бумажно-целлюлозной промышленности 150 тыс. долларов, а почти всю остальную сумму пустить на мероприятия, связанные с военными приготовлениями.


При помощи правительства монополии США ведут успешную борьбу с конкурентами, что особенно хорошо видно на примере авиатранспорта, где запрещена деятельность всех авиакомпаний, кроме тех, которые связаны с «Пан-Америкен Эруэйс».


Бесконтрольно хозяйничая на Аляске, монополистический капитал постоянно боролся против предоставления ей прав штата. Только за период 1869—1880 гг. агенты крупных фирм, грабивших Аляску, добились провала в конгрессе США 25 законопроектов, имевших целью предоставление аляскинцам хотя бы ограниченного самоуправления.


Произвол властей, назначаемых Вашингтоном, был на Аляске таким, что в конце XIX в. ее население требовало присоединения Аляски к Канаде. Сопротивление населения вынудило вашингтонское правительство упорядочить управление Аляской, результатом чего явился изданный в 1912 г. «Органический акт», основной закон, установивший современный порядок управления Аляской. Порядок этот оставил Аляску на положении колониальной, бесправной страны.


На Аляску распространяется власть президента США, хотя население Аляски не принимает никакого участия в его выборах, так же как и в выборах вице-президента. Непосредственно управляет Аляской губернатор, назначаемый на четыре года президентом США и подчиняющийся министру внутренних дел США. На Аляску распространяются законы, принимаемые конгрессом С1НА, хотя население Аляски не имеет ни одного представителя в сенате, а единственный представитель Аляски в палате представителей не имеет права решающего голоса. Часто, когда та или иная комиссия конгресса США решает вопросы, прямо относящиеся к Аляске, ее представитель даже не допускается на заседания этой комиссии.


Для обмана населения в соответствии с обычаями буржуазной лжедемократии в Аляске создано собственное «законодательное собрание». Оно состоит из двух палат: сената в составе 16 сенаторов, избираемых на четыре года, и палаты представителей в составе 24 депутатов, избираемых на два года. Это «законодательное собрание» собирается, как правило, один раз в два года и имеет ничтожные права. По всем основным вопросам, кровно затрагивающим интересы населения Аляски, законы принимаются не аляскинским «законодательным собранием», а конгрессом США. Это относится к вопросам налоговой политики, правилам охоты и рыбной ловли, праву распоряжения землей и т. д. Но и по тем второстепенным вопросам, по которым аляскинское «законодательное собрание» имеет право принимать решения, эти решения проводятся в жизнь лишь при разрешении губернатора, которому принадлежит право вето.


В выборах марионеточного «законодательного собрания» участвует лишь привилегированное меньшинство населения Аляски.


Как и в метрополии, на Аляске существуют различные хитроумные ограничения, имеющие целью лишить значительную часть населения (и в первую очередь коренных жителей) даже тех микроскопических прав, которыми оно, казалось бы, должно обладать по закону. Большая часть коренного населения фактически стоит вне закона, относясь к «нецивилизованным», «диким» племенам. Для того чтобы стать гражданином США, индейцу или алеуту необходимо пройти через постыдную расистскую процедуру, которая должна установить, что он отрешился от своих «диких» обычаев, от своей «языческой» религии и усвоил «навыки цивилизации». Проходящий эту гнусную процедуру должен представить рекомендации от пяти «стопроцентных белых». Кроме того, существует ряд цензов (как, например, ценз грамотности), которые сильно ограничивают количество жителей Аляски, имеющих право участвовать в выборах.


Почти с первых же дней перехода Аляски к США она рассматривалась и подготавливалась в качестве военного плацдарма, и здесь всегда была сильна власть военщины. Это особенно ясно видно в послевоенной Аляске, где армия захватила плодородные земли, угольные месторождения, нефть и хозяйничает в тесном союзе с монополиями.


Трудящееся население, а также мелкие предприниматели и торговцы, ущемленные грабительской политикой монополий и колониальным режимом, борются за предоставление Аляске прав штата. Эта борьба встречает яростное сопротивление крупных американских монополистов, опасающихся, что такая реформа может, хотя и в незначительной степени, затруднить их положение на Аляске.


В 1948 г. на Аляске был проведен опрос населения по вопросу о ее будущей форме управления. Несмотря на мобилизацию финансовым капиталом радио, печати и прочих средств пропаганды, большинство лиц, охваченных этим опросом, высказалось за статут штата (за — 9 360 голосов, против — 6 822). Законопроект о предоставлении Аляске прав штата прошел незначительным большинег-вом голосов (186 против 140) через палату представителей США. Однако под нажимом воротил сенат США не утвердил этот законопроект, сведя всю процедуру к показной игре в буржуазную демократию.


Место Аляски в агрессивных планах американского империализма


Перейдя после второй мировой войны к откровенно экспансионистскому курсу во внешней политике, США приступили к сколачиванию различных военно-политических блоков, имеющих целью подготовить нападение на миролюбивый Советский Союз и страны народной демократии.


Среди подготавливаемых плацдармов не последнее место занимает Арктика: «Идут лихорадочные приготовления для использования Арктики в целях военной агрессии»,— отмечал еще в 1947 г. товарищ Жданов 2.


Если принять Канаду за центр арктического фронта, создаваемого Соединенными Штатами, а Гренландию, Исландию и Скандинавский полуостров — за его правый фланг, то левым флангом этого фронта являются Аляска и Алеутские острова. С точки зрения американских империалистов Аляска обладает рядом качеств, благоприятствующих ее превращению в плацдарм для нападения на СССР. Важнейшим обстоятельством является, по >мнению военного командования США, то, что Аляска близка к нашим восточным границам. От Чукотского полуострова она отделена лишь 89-километровым Беринговым проливом. Самый западный из Алеутских островов — Атту — находится в 290 км от советских Командорских островов, в 610 км от Камчатки и 1 120 км от самого северного из Курильских островов.


Немаловажное значение имеет в глазах американских агрессоров относительная близость Аляски к Китаю и Корее и к полностью контролируемой Соединенными Штатами Японии. Эта близость дает возможность использовать аэродромы Аляски как промежуточные пункты для воздушных операций США — Аляска — Япония — Китай или США — Аляска — Япония — Корея. По сообщениям американской печати, тысячи солдат и тысячи тонн грузов для агрессивных сил в Корее были переброшены этим путем. Э. П. Уокер — автор работы по Аляске, вышедшей в 1943 г.,— цинично пишет: «Можно сказать, что близость Аляски к Азии делает ее неоценимой базой, откуда можно вести наши собственные наступательные операции».


Не ограничиваясь указаниями на близость Аляски к дальневосточным окраинам СССР, представители американской военщины с маниакальным упорством измеряют на картах расстояния от Аляски до крупнейших городов Европы и Азии. Они пытаются утешать себя тем, что от Фербенкса, например, «только» 5,5 тыс. км до Токио и Мурманска и 6,5 — 7 тыс. км до Москвы, Берлина и Лондона.


Один из организаторов военного строительства на Аляске генерал О’Коннор договорился до того, что Аляска есть якобы «самое центральное место в мире для авиационных сообщений и, возможно, самый важный стратегический пункт на земном шаре». В силу этого в планах, разрабатываемых военным министерством США, Аляске, по выражению этого же генерала, отводится роль... «полицейской станции для поддержания международного мира и порядка» (читай — для борьбы с силами мира и демократии).


В своих разбойничьих планах американские горе-стратеги намечают использование Аляски как базы для организации массированных налетов тяжелых бомбардировщиков на промышленные центры и города миролюбивых стран. «Четырехмоторный самолет, поднявшись с базы на Крайнем Севере, может, перелетев через полюс, атаковать промышленный центр, расположенный по ту сторону полушария»,— заявил бывший командующий военно-воздушными силами США генерал Спаатс.


«Полярная стратегия», т. е. подготовка плацдармов на Севере, тесно связана с доктриной «воздушной молниеносной войны», заимствованной, как и вся идеология американских реакционеров, из арсенала фашистских теорий. Определенные американские военные круги делают ставку на создание мощной авиации дальнего действия, удары которой якобы должны закончить войну в 30—40 дней. Эта теория нашла свое выражение в исступленном бреде конгрессмена Кэннона, заявившего, что «Мы должны поразить Москву и любой другой город России в течение трех недель после начала будущей войны. Мы должны в течение первых трех недель превратить в развалины все военные центры Советского Союза».


Положение Аляски на путях через Арктику, ведущих из Америки к промышленным центрам Европы и Азии, определило выбор ее американскими империалистами для создания авиационного плацдарма. За время, прошедшее после начала второй мировой войны, на превращение Аляски в бастион американских военно-воздушных и военно-морских сил было потрачено около миллиарда долларов. В августе 1951 г. агентство Ассошиэйтед Пресс сообщило из Вашингтона, что министерство обороны США разработало широкую программу дальнейшего военного строительства на Аляске на сумму в один миллиард долларов.


Большое значение военное министерство США придает подготовке военных летчиков-полярников. Эти функции выполняются специальной летной школой по внедрению полярных навыков, организованной в городе Ном. По сообщениям американской печати, целые авиационные соединения совершают по нескольку раз в неделю полеты в район полюса.


В настоящее время общее количество аэродромов и посадочных площадок разной величины доведено на Аляске до 200, причем наблюдается явное несоответствие между большой величиной ряда аэродромов и малым количеством населения тех пунктов, которые они якобы обслуживают. Это свидетельствует о том, что упомянутые аэродромы на самом деле являются вспомогательными и запасными объектами, входящими в сферу действия нескольких крупных авиационных баз. На строительство новых и переоборудование старых аэродромов отпускаются огромные средства. Только в 1951 г. на эти мероприятия намечено израсходовать 40 млн. долларов.


Один из крупнейших военно-воздушных узлов Аляски расположен в районе Фербенкса. Это так называемый «Комплекс аэродромов долины Тананы», основу которого составляют авиабазы Лэдд и Эйлсон, рассчитанные на обслуживание «летающих сверхкрепостей» и обладающие рядом вспомогательных аэродромов, расположенных в бассейне Юкопа. Показательно, что Лэдд по своим размерам превосходит центральный аэродром Чикаго. Кроме того, в центральной Аляске созданы значительные авиабазы Ненана и Галена, также входящие в группу аэродромов долины Тананы.


Второй мощный узел авиации дальнего действия образует авиабаза Элмендорф, находящаяся около города Энкоредж. Только в 1949/50 г. на расширение этой базы было истрачено свыше 3 млн. долларов.


Авиационные базы созданы также на Алеутских островах (острова Адах, Атту, Амчитка, Атка, Самья и др.), на полуострове Аляска (Торнбрау — Колд-Бей), на берегу Ледовитого океана (Барроу и остров Бартер), на полуострове Сьюард (Марк, Пойнт-Спенсер), в юго-восточной Аляске (остров Аннеты и др.). Таков неполный список авиационных баз Аляски, некоторые из которых располагают сетью вспомогательных аэродромов, посадочных площадок, ремонтных мастерских, радиомаяков, радиолокационных установок, радио- и метеостанций.


Стремясь обмануть народы мира и оправдать в их глазах свои военные приготовления на Аляске, продажная печать Соединенных Штатов кричит о якобы существующей угрозе нападения на США с севера со стороны Советского Союза. Лживость и провокационность этой болтовни очевидна, ибо народам всех стран известна миролюбивая политика СССР и его героическая борьба за мир во всем мире.


Рассуждения об «оборонительном» характере военного строительства на Аляске опровергаются уже тем, что все крупные авиабазы в этом районе рассчитаны не на истребительную авиацию, а на авиацию дальнего действия, имеющую на вооружении тяжелые бомбардировщики. Эти «летающие крепости» рассматриваются американским командованием как оружие тотальной войны против СССР: «Мы пошлем самолеты, которые будут летать на высоте 40 тыс. футов, мы снабдим их бомбами атомными, зажигательными, бактериологическими, а также тринитротолуолом, дабы убить младенцев в колыбелях, стариков за молитвой и тружеников за работой»,— писала газета «Таймс Геральд».


Центральные районы Аляски и арктическое побережье используются в качестве полигона, где производятся испытания действия различных видов вооружения в полярных условиях. Проводимые ежегодно зимние маневры войск с участием парашютистов, авиации и гусеничных вездеходов, приспособленных к движению по снегу («сноумо-билей»), преследуют цели тренировки личного состава американской армии и приучения его к перенесению трудностей, связанных с сильными морозами и пересечением обширных пространств, покрытых снегом.


Аляска рассматривается американскими империалистами как крайний северо-западный форпост их агрессивных военно-морских сил. Базы последних расположены по всему побережью от Ситхи через Уиттьер, Кодьяк, Алеутские острова (остров Уналашка — Датч-Харбор, остров Атту — Макассар-Бей, остров Адах — Хулух, остров Кыска и остров Акун) до Барроу, расположенного на крайнем севере Аляски. В водах омывающих Аляску морей проводятся маневры военно-морских сил, в которых принимают участие подводные лодки, авианосцы и транспорты с отрядами морской пехоты, репетирующие будущие десантные операции. Именно такой характер имели маневры 1949 г., когда сильный отряд военных кораблей в сопровождении 120 самолетов произвел «нападение» на военно-морскую базу на острове Кодьяк.


Последнее время военное командование США требует все новых и новых ассигнований на «подтягивание аляскинских тылов». Дело в том, что у Аляски нет собственной промышленной базы и снабжение армии горючим, машинами, вооружением, снаряжением, боеприпасами и даже строительными материалами зависит от подвоза из США. Точно так же, из-за отсутствия местного сельского хозяйства войска и население на Аляске должны почти полностью обеспечиваться привозным продовольствием. При этом Аляска обладает слабо развитой дорожной сетью и, по словам одного из канадских полярников, в этих условиях «проблема транспорта и снабжения войск, доставки продовольствия и материалов превращается в кошмар». Наконец, при значительной удаленности от метрополии Аляска связана с ней лишь морскими и воздушными путями и единственным шоссе — Аляска-Канадской автодорогой.


Для усиления аляскинского плацдарма в настоящее время ведутся работы по переоборудованию морских портов Аляски и близлежащего канадского порта Принс-Руперт, модернизируется Аляскинская железная дорога, строится ряд новых шоссейных дорог стратегического значения, ведется прокладка нового нефтепровода от Чу-гацкого залива к Фербенксу. Начались также работы по строительству железной дороги США — Аляска. По приблизительным подсчетам, это строительство должно обойтись не менее чем в миллиард долларов.


Происки американских империалистов в Арктике и, в частности, военные приготовления на Аляске представляют собой серьезную угрозу миру и безопасности народов.


Создание многочисленных военно-воздушных баз на американском Севере связано с авантюристической доктриной «воздушной молниеносной войны», которой военные круги США придают огромное значение. Однако эта военная доктрина порочна в самой своей основе, так как исход войны, как известно, решается не временными факторами, вроде превосходства в воздухе или внезапности нападения, а «постоянно действующими факторами: прочность тыла, моральный дух армии, количество и качество дивизий, вооружение армии, организаторские способности начальствующего состава армии» 3.


События в Корее еще раз продемонстрировали полную теоретическую и практическую несостоятельность «воздушного блицкрига». Несмотря на огромное преимущество в воздухе, несмотря на тысячи тонн бомб, сбрасываемых на города и села Кореи, несмотря на наличие такого выгодного плацдарма, как Япония, американским агрессорам не удалось сломить сопротивление героического корейского народа, отстаивающего свою свободу и независимость.


Империалисты США пытаются разжечь пожар новой мировой войны, но грозным предупреждением им звучит голос народов Советского Союза: «Могут ли быть какие-либо сомнения в том, что если империалисты развяжут третью мировую войну, то эта война явится могилой уже не для отдельных капиталистических государств, а для всего мирового капитализма» 4.


Стр.

Введение

Географическое положение и природные условия

Из истории Аляски

Население

Хозяйство

Общая характеристика хозяйства

Промышленность

Сельское хозяйство

Транспорт

Система управления

Место Аляски в агрессивных планах американского империализма

Редактор С. Н. Кумкес Редактор карт Н. С. Кузнецов Технический редактор И. N. Ривина

Т-11925. Сдано в производство 26/1Х-51 г. Подписано к печати 29/ХН-51 г. Формат 84Х108 - Тираж 100 000. Бумажных листов 1,25. Печатных листов 4,1. Издательских л. 4,1. Цена 1 р. 50 к. Заказ 2936


OCR: Комаров Виталий

========