флюгарки стрелочных переводов . |
Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Философия КультурыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр
Библиотека | География

Ю. Александров

Москва заповедная

Annotation


Слово «заповедный», по свидетельству толкового словаря русского языка В. Даля, означает: особенно дорогой, заветный, а потому тщательно оберегаемый, неприкосновенный. Заповедные места столицы дороги и близки сердцу москвича, а их историческая и художественная ценность непреходяща. Каждая такая улица, составляя часть живой плоти современного города, — своеобразная экспозиция, развернутая под открытым небом, в которой достопримечательности и исторические ассоциации, с ними связанные, составляют мощные полюсы притяжения туристов и любознательных москвичей. Ведь посещение мест, отмеченных памятью народной, в наши дни — настоятельная культурная потребность человека.Заповедные места столицы раскрывают свое очарование по-разному. У каждого из них богатая история. Застройка этих зон многослойна. Она несет отпечаток многих эпох являет пример смены эстетических вкусов, подчас кричащих контрастов. Городская застройка — не мертвые камни, а безмолвные свидетели ушедших времен. Это воспоминание о «звездных часах» жизни города, крутых поворотах его биографии, творческом взлете гения и будничном труде многих поколений, оставивших нам драгоценное наследие.



Ю. Александров

Москва заповедная

Введение


Слово «заповедный», по свидетельству толкового словаря русского языка В. Даля, означает: особенно дорогой, заветный, а потому тщательно оберегаемый, неприкосновенный. Заповедные места столицы дороги и близки сердцу москвича, а их историческая и художественная ценность непреходяща. Каждая такая улица, составляя часть живой плоти современного города, — своеобразная экспозиция, развернутая под открытым небом, в которой достопримечательности и исторические ассоциации, с ними связанные, составляют мощные полюсы притяжения туристов и любознательных москвичей. Ведь посещение мест, отмеченных памятью народной, в наши дни — настоятельная культурная потребность человека.


Заповедные места столицы раскрывают свое очарование по-разному. У каждого из них богатая история. Застройка этих зон многослойна. Она несет отпечаток многих эпох являет пример смены эстетических вкусов, подчас кричащих контрастов. Городская застройка — не мертвые камни, а безмолвные свидетели ушедших времен. Это воспоминание о «звездных часах» жизни города, крутых поворотах его биографии, творческом взлете гения и будничном труде многих поколений, оставивших нам драгоценное наследие. Это — героические страницы революционной и боевой славы народа.


Чтобы лучше сохранить неповторимый облик Москвы, в пределах центра, ограниченного Садовым кольцом, создано девять заповедных зон. В книгу включены также Кремль и Красная площадь, которые уже находятся на заповедном режиме. Заповедные зоны включают не только уникальные памятники, но и аккомпанирующую им архитектурно-историческую среду.


За последние годы Москва развивалась в нарастающе стремительном темпе, нередко производились неоправданные сносы зданий, имевших историко-культурное значение. Забота о сохранении памятников стала остро неотложным делом. Исторически сложившиеся различия отдельных частей города не должны быть утрачены. Они еще в известной степени хранят свое неповторимое лицо а чисто московский колорит. Поэтому автор и положил в основу книги характеристику заповедных зон как мест наибольшей концентрации историко-архитектурных памятников. Однако понятие заповедной Москвы шире понятия заповедных зон. На наш взгляд, ее границами должно быть Садовое кольцо.


Главная цель книги заключается в том, чтобы представить читателю Москву как уникальную сокровищницу русской архитектуры, средоточие памятников отечественной истории. Эта примечательная особенность города сложилась благодаря особой роли, которую он играл на протяжении столетий в жизни русского народа, и тому месту, которое занимает Москва среди столиц мира в наши дни.


Столица первого в мире социалистического государства, она стала городом Ленина. По словам поэта Маяковского, здесь "каждый камень Ленина знает… каждая башня Ленина слышала».


Москва — самый большой город нашей страны, один из крупнейших в мире. В ней проживает почти 9 миллионов человек. Территория составляет около 1000 кв километров.


Москва — город-герой. От ее боевых рубежей были отброшены не знавшие до того поражений фашистские орды. Камни города до сих пор хранят шрамы от осколков вражеских бомб, а на подступах к нему кое-где еще можно увидеть надолбы и окопы, в которых насмерть стояли воины — защитники Москвы.


Москва — город народных восстаний против угнетателей, первых баррикад в районе Пресни, с тех пор названной Красной, город Великого Октября.


Москва город-труженик, где родилось множество созданий рук человека, его пытливой мысли, город рабочих-героев труда, город известных ученых, писателей, художников, артистов. Именно Москва послала первого космонавта штурмовать космические выси и принимала на Красной площади его рапорт. Об этом всемирно-историческом событии напоминает величественный монумент на площади Гагарина.


Город, устремленный в будущее, Москва корнями уходит к истокам русской истории. Первое летописное упоминание о ней относится к 1147 году, когда суздальский князь Юрий Долгорукий встретился здесь со своим союзником и родственником князем Святославом. Однако город старше этой даты. Археологические раскопки недавнего времени обнаружили на Боровицком холме (где стоит Кремль) следы древнего укрепления, относящиеся к XI веку. Оно имело земляной вал, деревянные стены и было обнесено рвом.


Направление формирования города и развитие его планировки во многом определялись интересами обороны города. Ядром Москвы с самого ее основания стал Кремль, возникший на Боровицком холме у слияния Москвы-реки с Неглинной. Возведению крепости и росту города благоприятствовало скрещение у подножья холма водных и сухопутных дорог, одна из которых вела из Великого Новгорода к Рязани, а другая из Киева и Смоленска в Ростов Великий, Суздаль и Владимир.


Территории, окружавшие Кремль, по мере расширения города обносились валами и крепостными стенами. Они защищали Китай город (так называли издавна посад, т. е. торгово-ремесленную часть Москвы), позднее Белый город и Земляной город. С утратой оборонного значения и сносом каменных крепостных сооружений на их месте возникло полукольцо центральных площадей и улиц, Бульварное и Садовое кольца. Как по годовым кольцам среза дерева можно проследить его рост, так и кольцевые магистрали служат вехами развития Москвы. За ними встает ушедшее время, смена исторических эпох, возникают порожденные ими образы города.


Дороги к древней Москве, вначале, no-существу, ограниченной территорией Кремля, застраиваясь, становились основными радиальными улицами столицы. Дорога на Тверь стала Тверской (ныне улица Горького), на город Дмитров — Большой и Малой Дмитровками (соответственно — улицы Пушкинская и Чехова) и т. д. С течением времени планировка Москвы усложнялась. От крепостных ворот стали ответвляться все новые и новые улицы, образуя веерообразные пучки городских магистралей. Так в основных чертах рождалась радиально-кольцевая планировка города, положенная в основу позднейших планов его развития.


Архитектурный образ Москвы нельзя оценить и понять в отрыве от ее исторической судьбы. С конца XV столетия она стала столицей Русского государства, обретшего независимость и могущество. Основание Петром I новой столицы на берегах Невы не подорвало особого значения Москвы, а возрождение из пепелища 1812 года воплотило именно в ней идею национального подъема и патриотизма. XX век придал древней Москве особый исторический ореол, вернув значение столицы, но уже первого в мире социалистического государства.


На протяжении веков московское зодчество вносило крупный вклад в формирование национальной культуры. Многие московские памятники приобрели значение художественного идеала, которому следовали русские зодчие на необозримых просторах страны. Раннее московское зодчество и создание архитектурного ансамбля Кремля подготовили позднейший расцвет общерусской архитектуры, утвердившей идеи национального объединения, могущества и славы древней Руси. После веков разъединения и иноземного ига Москва стала знаменем единства русских земель. Впитав в себя лучшие традиции Владимира и Суздаля, московское зодчество вступило в полемику с прежней культурой эпохи феодальной раздробленности. И вплоть до XVIII столетия именно оно стало символическим выражением культуры общенациональной. Архитектура этого времени примечательна своей правдивостью, четким выявлением в облике зданий их конструктивных и композиционных особенностей. В XVI веке Москва стала родиной русского каменного шатрового зодчества, которое получило широкое распространение до его запрета патриархом Никоном, успешно конкурируя с традиционными культовыми сооружениями крестово-купольного типа. В конце XVII века Москва провозгласила ‹узорчатый» стиль, которому дала и свое имя — ‹московское барокко». Для него характерны декоративная пышность, динамически сложные формы, криво линейность очертаний, многоцветность и живописность.


В архитектуре этого времени на русской почве особенно широко получили распространение идеи гуманизма. Страстное жизнелюбие, полнокровная радость восприятия русским человеком окружающего мира, столь созвучные настроениям эпохи утверждения нации, нашли выражение и в культовом зодчестве того времени, подтачивая устои аскетического миропонимания средневековья.


Велики заслуги Москвы в развитии национальной школы классической архитектуры XVIII — первой трети XIX веков. Обратившись к античному наследству, это направление стремилось достичь четкости, уравновешенности и геометризма форм, широко внедрить ордер.


Начало нашего столетия ознаменовалось в Москве зарождением и кратковременным взлетом русского модерна. Используя техническо-конструктивные достижения своего времени и свободную планировку, его представители создали многие необычные, подчеркнуто индивидуализированные здания, все элементы которых подчинялись единому ритму и образно-символическому замыслу. Они широко применяли гибкие текучие линии и стилизованные растительные узоры.


Москва накладывала свой неповторимый отпечаток на все предстставленные в ней архитектурные стили, придавая им особые характерные черты. Своеобразие московской архитектуры в том, что она отличается свободой композиции неприятием ординарной симметрии, разнообразием и богатством силуэта, живописностью и красочностью ансамблей, теплотой колорита. Старой московской архитектуре присущи мягкость, человечность в масштабе зданий. Все — от узких переулочков до широких площадей — далеко от строгого официоза и ранжира.


Новое слово в области архитектуры сказала и послереволюционная Москва. Впервые в мире в ней стали строить по специально разработанным проектам комфортабельные по тем временам жилые дома для рабочих, ясли, дворцы культуры и рабочие клубы, фабрики-кухни и дворцы пионеров, открывать парки культуры и отдыха. Новое социальное содержание получила в условиях социализма деятельность библиотек и музеев, поликлиник и стадионов. Для многих из них зодчие предложили принципиально новые архитектурные решения.


В эти годы Москва — своеобразная лаборатория современной архитектуры, родник новых концепций и градостроительных идей.


В 20-е годы сложились такие направления, как конструктивизм, для которого типична попытка распространить принципы индустриального производства и машинной технологии на архитектуру, стремление сделать ее рациональной и функционально оправданной; так называемый функционализм, связанный с поисками лаконичных и динамичных архитектурных форм, отвечающих запросам ‹индустриальной эры».


Последующие годы были годами утверждения направления, решительно опирающегося на традиции классики. Они совпали со временем, когда начались масштабные работы по реконструкции Москвы.


В архитектуре советской столицы счастливо сочетаются первоклассные образцы различных эпох и стилей шести веков: от храма Рождества в Кремле — памятника конца XIV века, когда Русь, готовясь сбросить иноземное иго, одержала победу над ханскими ордами, до впечатляющего современного здания СЭВа — архитектурного символа дружбы народов социалистических стран. Но эти памятники нередко окружает серая архитектура.


На протяжении столетий вся страна возводила Москву: псковские каменщики, украинские зодчие, петербургские архитекторы. Древняя московская земля с благодарностью приняла труд и талант иноземцев. Имена Аристотеля Фьораванти, Алевиза Нового, Марко Руффо, Пьетро Солари и других итальянских зодчих и художников, участвовавших в формировании ансамбля московского Кремля, вошли в историю русской культуры.


Памятники истории и культуры Москвы были поставлены «под государственную опеку» почти полтора века тому назад. Но стройная система их охраны была разработана по инициативе В. И. Ленина после Октября. В тяжелейших условиях войны, разрухи и голода принимались неотложные меры для спасения сокровищ отечественной архитектуры. Уже в начале 1918 года по инициативе В. И. Ленина советское правительство ассигновало значительную сумму на реставрацию московского Кремля. К восстановительным работам были привлечены крупнейшие ученые, архитекторы и художники. Однако в последующие годы, когда все силы народа были направлены на преодоление вековой отсталости, развитие социалистической экономики, реликвии прошлого подчас недооценивались. В результате Москва лишилась ряда уникальных историко-архитектурных памятников.


За последние десятилетия дело охраны памятников приобрело всенародный характер. Во многих республиках Советского Союза, в том числе самой крупной — Российской Федерации — созданы Общества охраны памятников истории и культуры. 29 октября 1976 года Верховный Совет СССР принял Закон об охране и использовании памятников истории и культуры, а одна из статей Конституции СССР гласит: "Забота о сохранении исторических памятников и других культурных ценностей — долг и обязанность граждан СССР». Москвичи ревностно содействуют государству в выявлении и сохранении историко-архитектурных сокровищ. Этому благоприятствует широкая гласность, в обстановке которой в последнее время стало проходить обсуждение проектов реконструкции Москвы. Тем не менее сберечь удалось далеко не все.


В новой концепции комплексного социально-экономического развития Москвы, вступающей в XXI век, исторически сложившемуся центру столицы уделяется чрезвычайное внимание. Чтобы обеспечить главенствующее композиционное значение кремлевского ансамбля в силуэте города, строительство высоких зданий в пределах Садового кольца вестись не будет. Решено так же ускорить восстановление старых зданий, сохранив их традиционную архитектуру. Ставится чрезвычайно сложная задача: развивая город, предельно бережно относиться к памятникам истории, архитектуры, искусства, удвоив объем реставрационных работ. Эта концепция, в обсуждении которой приняли активное участие писатели, художники, широкая общественность, положена в основу разработки нового Генерального плана Москвы до 2010 года.


Наш рассказ о заповедной Москве мы начнем с ее истоков — Московского Кремля.


Московский Кремль

(Схема 1)


1 — Мавзолей В. И. Ленина; 2 — Спасская башня; 3 — Царская башня; 4 — Константино-Еленинская башня; 5 — Беклемишевская башня; 6-Петровская башня; 7 — Вторая Безымянная башня; 8 — Первая Безымянная башня; 9 — Тайницная башня; 10 — Благовещенская башня; 11 — Водовзводная башня; 12 — Боровицкая башня; 13 — Оружейная башня; 14 — Комендатская башня; 15 — Троицкий мост и Троицкая башня; 16 — Кутафья башня; 17 — Средняя Арсенальная башня; 18 — Угловая Арсенальная башня; 19 — Никольская башня; 20 — Сенатская башня; 21 — Набатная башня; 22 — Успенский собор; 23 — Благовещенский собор; 24 — церковь Ризположения; 25 — Архангельский собор; 26 — колокольня Ивана Великого; 27 — Царь- колокол; 28 — Царь-пушка; 29 — Большой Кремлевский дворец; 30 — Грановитая палата; 31 — Теремной дворец; 32 — Потешный дворец; 33 — собор Двенадцати апостолов и Патриаршие палаты; 34 — б. Арсенал; 35 — б. Сенат (ныне здание Совета Министров СССР); 36 — памятник В. И. Ленину; 37 — Оружейная палата; 38 — Дворец съездов; 39 — Москворецкий мост; 40 — Большой Каменный мост; 41 — собор Василия Блаженного; 42 — памятник Минину и Пожарскому; 43 — Лобное место; 44 — Исторический музей; 45 — б. Манеж (ныне Центральный выставочный зал); 46 — здание Президиума Верховного Совета СССР.


Московский Кремль — самая древняя заповедная московская земля, исторический и градостроительный центр Москвы. В наши дни Кремль — символ нового пути, по которому идет человечество. Он олицетворяет всю нашу Отчизну. В Кремле работают Президиум Верховного Совета СССР и Совет Министров СССР, собираются съезды Коммунистической партии Советского Союза, созываются сессии Верховного Совета СССР и РСФСР. В Кремле жил и работал В. И. Ленин.


Кремль вместе с тем уникальная художественная сокровищница страны, где сосредоточено множество первоклассных памятников истории и культуры. Неповторимый архитектурный ансамбль Кремля входит в число наиболее известных и прославленных.


Расположенный на высоком левом берегу Москвы-реки, Кремль с самого начала, относящегося к легендарным долетописным временам, был крепостью, защищавшей москвичей от многочисленных врагов. Тогда он еще назывался «градом», а название Кремль стали употреблять не ранее 14 столетия. В плане Кремль имеет форму треугольника. Ограниченный с юга Москвой — рекой, а с запада рекой Неглинной, он первоначально занимал территорию около 1,5 гектаров на юго-западной оконечности Боровицкого холма. Расширяясь в единственно возможном направлении, которое было продиктовано особенностями местности, — на восток, к концу XV столетия Кремль достиг современных размеров — 27,5 га.


Древнейшие археологические находки в Кремле относятся ко второму тысячелетию до н. э. А первый городок славян возник здесь не позднее конца XI века. В 1156 году по приказу Юрия Долгорукого соорудили крепость — так называемый «детинец», из могучих бревен. Москва быстро росла. При Иване Калите — московском великом князе, был построен дубовый град (1339 г.). Его уже вскоре по приказу великого князя Дмитрия (будущий герой Куликовской битвы, прозванный Донским) сменили белокаменным (1367 г.). А спустя немногим более столетия, когда Москва стала во главе объединенных русских земель, Иван III, принявший титул «государя всея Руси», приказал возвести стоящие и сейчас стены и башни. Суровый и неприступный, защищенный со всех сторон водными преградами, за высокими стенами которого возвышались терема и соборы, хозяйственные и административные постройки, колокольни и звонницы, Кремль был как бы Капитолием Москвы — «третьего и последнего Рима», как называли ее после падения под ударами турков «второго Рима» — Византии.


Кремлевские стены и башни строились с 1485 по 1495 год итальянскими архитекторами, которых пригласил в Москву Иван III. В новые кирпичные стены частично вошли остатки белокаменного Кремля Дмитрия Донского, что доказывает влияние традиций русского крепостного строительства на пространственно-планировочную композицию нового Кремля.


Стены древнейшей московской крепости заключают в себе 19 башен, шатровые верхи которых были надстроены позднее. Три из них по углам кремлевского треугольника — круглые (Угловая Арсенальная, Водовзводная и Беклемишевская). Они отличались особой прочностью и неуязвимостью для огнестрельного оружия тех лет. Все башни выступают из стен, что позволяло вести огонь, используя более широкий сектор обстрела. Шесть башен — проездные (Спасская, Никольская, Троицкая, Боровицкая, Тайницкая и Константино-Еленинская; последние две — заложены), а одна — отводная — «Кутафья». Ее соединял с воротами Троицкой башни древний мост над рекой Неглинной.


Первая башня по времени постройки — Тайницкая (1485 г.), под ней был тайный подземный ход к Москве-реке, а последняя (1495 г.) и самая высокая из кремлевских башен (80 м) — Троицкая.


Стены, следуя особенностям местности, идут по ломаной, а не по прямой линии. Они выложены из хорошо обожженного большемерного кирпича, который называли «двуручным». Снизу имеют откос, толщина, их от 3,5 до 6,5 метров при высоте от 5 до 19 метров в зависимости от рельефа.


Общая протяженность стен — 2.235 метров. Характерная особенность стен — зубцы имеют форму ласточкиного хвоста, типичную для итальянских крепостей. Они снабжены бойницами подошвенного и верхнего боя. Кроме того, стены и башни имеют машикули — навесные бойницы-стоки. К проездным башням примыкали отводные «стрельницы», в которых устраивались «вылазы», погреба и «слухи». Ворота были оснащены герсами опускающимися из пазов металлическими решетками, и ограждались мощными, окованными створами.


Центр кремлевского ансамбля составляет Соборная площадь. На ее северной стороне расположен величественный Успенский собор, бывший главным на Руси и сыгравший значительную роль в отечественной истории. В нем оглашались государственные акты, удельные князья приносили присягу верности Москве, позже венчались на царство русские князья и цари, короновались императоры.


Не только торжественной монументальностью и строгостью, но и необычностью поражала современников архитектура собора. Строил его в 1475 — 79 годах Аристотель Фьораванти на месте одноименного собора XIV века. Материалом послужил местный белый камень, а своды и барабаны были выложены из кирпича.


Дав уже известному в то время мастеру столь ответственное задание, Иван III в качестве образца указал Успенский собор во Владимире. Повторяя фoрмы оригинала, зодчий украсил фасады своего творения арматурным пояском, а завершил их характерными для русского зодчества полукружиями закомар. Над ними величаво и торжественно поднялись на световых барабанах пять шлемовидных куполов, как бы подхватывая вертикальный строй пилястр, членящих стены.


Смещение пятиглавия на восток придало собору характерную для русского зодчества асимметрии». С образцами раннемосковского зодчества перекликаются торжественные перспективные порталы собора с неизменными «дыньками». Отдавая дань владимирской архитектурной традиции, итальянский зодчий внес в архитектуру Успенского собора в московском Кремле много нового. Непривычным для москвичей того времени было, например, геометрическое членение объемов и фасадов, равные размеры закомар, пять, а не три алтарные апсиды, лишь совсем незначительно выступающие из глади стены.



На бровке Кремлевского холма расположен белоснежный Архангельский собор (1505 1508) годов) усыпальница московских князей и русских царей. В его образе явственно выступают черты итальянского палаццо эпохи Возрождения, несмотря на то. что строивший его зодчий Алевиз Новый в большей степени, чем Фьораванти, воспроизвел особенности композиции и конструкции русского крестово-купольного храма. Венецианский мастер четко выявил в облике Архангельского собора два яруса, отделив их горизонталями карнизов. Впервые в средневековой Руси Алевиз применил пилястровый ордер с капителями и карнизом полного профиля, а в тимпанах закомар различного размера поместил раковины — декоративный прием, получивший впоследствии широкое распространение. В соборе 54 захоронения, над которыми установлены надгробия в форме саркофагов (после переноса столицы в 17.13 году, русских императоров, кроме Петра И. умершего в Москве, хоронили в Петербурге).


Архангельскому собору противостоит Благовещенский собор, построенный в 1489 году псковскими мастерами. Он служил домовой церковью московским князьям, а позже — царям. Вначале это был небольшой, стоящий на высоком подклете трехкупольный храм. После пожара, восстановления и перестроек в середине XVI века собор' стал девятикупольным, его порталы были покрыты обильной резьбой. К южной галерее в XVI веке пристроено специальное помещение для Ивана Грозного, который вопреки церковным законам женился в четвертый раз. Поэтому царь слушал церковную службу, не входя в собор. В иконостасе сохранились работы знаменитых художников средневековой Руси: Феофана Грека, Прохора с Городца и Андрея Рублева.


К собору примыкает фасад Большого Кремлевского дворца. Дворец, до революции служивший царской резиденцией в Москве, возведен в 1838–1849 годах в так называемом «русско-византийском» стиле по проекту группы архитекторов во главе с К. Тоном.


По сторонам входа мраморные доски с надписью золотом: «Верховный Совет СССР» и «Верховный Совет РСФСР». Среди парадных залов дворца, художественное оформление которых посвящено русским орденам, особой торжественностью и красотой отличается Георгиевский зал воинской славы. В нем проходил прием участников парада Победы, праздновалась — победа человека над космосом, в 1947 году был вручен представителям трудящихся столицы орден Ленина, которым ее наградили в связи с 800-летием. В соседнем восьмигранном купольном Владимирском зале были подписаны многие договоры и соглашения Советского Союза с другими странами.


Самый большой во Дворце — Зал заседаний Верховного Совета СССР и РСФСР. Он был сооружен в 1934 году на месте двух залов: Андреевского и Александровского. Вмещает около 2,5 тысячи человек.


В первом из них проходили конгрессы Коминтерна, сессии ВЦИК, неоднократно выступал В. И. Ленин. В Зале заседаний работают высшие органы власти страны и республики, созываются всесоюзные совещания передовиков народного хозяйства, съезды творческих союзов. В 1977 году здесь была принята новая Конституция СССР.


Ближе к Боровицким воротам расположена монументальная постройка с высоким цокольным этажом, резными по белому камню, колоннами фасада, перекликающаяся по архитектуре с Дворцом. Она воздвигнута для Оружейной палаты по проекту архитектора К. Тона два года спустя после завершения строительства царской резиденции. Бывшая сокровищница великих князей и царей — ныне старейший музей страны. Здесь хранятся древнее холодное и огнестрельное оружие, боевые доспехи, экспонируются также уникальные изделия из золота, серебра и драгоценных камней, редчайшая коллекция одежды, тканей, посуды, посольских даров русским князьям и царям, парадные экипажи и великолепная конская упряжь.


В нижнем этаже здания Оружейной палаты размещается уникальная выставка «Алмазный фонд». В ее экспозиции — крупнейшие драгоценные камни, золотые и платиновые самородки, лучшие изделия советских ювелиров.


Специальный раздел отведен всемирно известным драгоценным камням — алмазам, самому большому изумруду в мире, царским регалиям и другим сокровищам бывшей царской казны.


Со стороны Москвы-реки можно увидеть древнейшую гражданскую постройку Москвы — Грановитую палату. Она была заложена в 1487 году под руководством Марко Руффо, а завершена спустя четыре года Пьетро-Антонио Солари. Палата составляла часть каменного дворца великого князя. Получила свое название но граненому камню — русту, которым облицован фасад, обращенный к Соборной площади. Квадратный в плане зал, служивший для парадных дворцовых церемоний, имеет оригинальную конструкцию, которая уже была известна на Руси: четыре крестовых свода опираются на стены и могучий каменный столб, расположенный в центре.


В Грановитой палате в старину проходили торжественные церемонии приема иностранных посольств, заседали земские соборы. Иван Грозный праздновал здесь присоединение Казани к Русскому государству, а Петр I — победу русских войск над Карлом XII под Полтавой.


В сложный комплекс Большого Кремлевского дворца помимо Грановитой палаты входит Теремной дворец, Верхоспасский собор, три домовые церкви. Их 11 позолоченных куполов, завершающих украшенные изразцами барабаны, хорошо просматриваются с Соборной площади. Собор возвели в 1635–1636 годах Важен Огурцов, Антип Константинов, Трефил Шарутин и Ларион Ушаков. В те же годы они строили Теремной дворец. Воспроизводивший особенности жилой архитектуры допетровской Руси, он имеет ярусное построение. Двухъярусный подклет заключал различные хозяйственные помещения. На третьем этаже были служебные помещения, временные покои царицы, а на четвертом располагались царские горницы.


Пятый этаж занимает «чердак» — златоверхий теремок со смотрильной башенкой. Дворец имеет пышные резные наличники окон с характерными гирьками, завершается высокой четырехскатной крышей с флюгерами, расписанной в «шашку».


В комплекс Большого Кремлевского дворца входит и древнейший архитектурный памятник Москвы — сложенная из белого камня церковь Рождества в Кремле, сохранившаяся фрагментарно. Ее построила вдова московского великого князя Дмитрия Донского в 1393–1394 годах, по-видимому, в память победы на Куликовом поле.


В архитектурный ансамбль Соборной площади входит однокупольная церковь Ризположения. Она была возведена в 1484–1485 годах псковскими мастерами на месте более ранней, в память о спасении Москвы от нападения хана Мазовши. По контрасту с могучим Успенским собором она кажется совсем миниатюрной. На высоком подклете поднимается куб с трехчастным делением фасадов и позакомарной кровлей. Центральная закомара крупнее и выше боковых. Стройный барабан, увенчанный шлемовидным куполом, базируется на восьмигранном постаменте. Устремленное, ввысь сооружение отличается изяществом линий и живописностью.


Главенствующее место в архитектурном ансамбле Кремля занимает столп-колокольня, прозванная Иваном Великим. Наиболее впечатляющее «высотное» сооружение старой Москвы возведено Боном Фрязиным в 1505–1508 годах и надстроено почти столетие спустя по указанию царя Бориса Годунова. Об этом свидетельствует надпись славянской вязью из золота, опоясывающая верхний ярус под куполом. Гигантские восьмигранники, тремя ярусами плавно нарастая ввысь, за поясом вытянутых кверху кокошников переходят в цилиндр, который завершается луковичной главкой. Каждый из верхних ярусов по высоте ниже предыдущего. Их суживающаяся кверху форма, уменьшение с высотой проемов «звона» и размеров деталей придают удивительную стройность и особый взлет гигантскому по тем временам сооружению.


Памятник славы Русского государства — колокольня высотой 81 м одновременно служила боевой дозорной вышкой. В течение веков она господствовала в застройке Москвы, определяя, ее силуэт. В арках висят колокола. Всего их — 21.


В 1812 году войска Наполеона перед бегством из Москвы пытались взорвать колокольню. Но она выстояла. Были разрушены только Звонница и Филаретова пристройка (восстановлены вскоре после окончания войны архитектором Д. Жилярди по проекту Л. Руска). В наши Дни удалось выяснить конструктивную особенность основания столпа. Оказалась, что оно имеет глубину всего 4,3 метра. Тем самым было опровергнуто мнение, что фундамент заложен на большой глубине. Исследования показали, что колокольня покоится на восьмигранном каменном основании, опирающемся на сваи.


У подножья колокольни на постаменте возвышается самый большой колокол в мире — Царь-колокол. Он отшит Иваном и Михаилом Моториными в 1733–1735 годах. Спустя два года в Москве произошел сильный пожар. Во время его тушения находившийся в отливочной яме колокол дал трещины. От него откололся осколок весом 11,5 тонны.


Почти столетие спустя, в 1836 г. уникальный памятник художественного литья был поднят и установлен на постамент. Царь-колокол имеет диаметр в основании — 6 метров 60 сантиметров, а вес — 200 тонн. Он украшен рельефными портретами и орнаментом.


По соседству с Царь-колоколом расположен другой выдающийся образец русского литья — Царь-пушка. Ее калибр — 890 мм. Длина ствола — 5 метров 34 см, вес — 40 тонн. Ствол орудия украшен орнаментальными поясками из пальметт.


Пушка отлита Андреем Чоховым в Москве на Пушечном дворе в 1586 году и предназначалась для обороны Спасских ворот Кремля. Однако судьба пушки сходна с историей Царь-колокола. Так же как в последний ни разу не звонили, из Царь-пушки ни 'разу не выстрелили. Декоративный лафет и ядра весом около тонны каждое отлиты из чугуна в XIX столетии. В 1980 году Царь-колокол и Царь-пушка были тщательно отреставрированы.


Напротив, вдоль фасада Арсенала можно увидеть еще около 40 пушек XVI–XVII веков: «Троил» (отлитая А. Чоховым), «Волк», «Лев», «Гамаюн» и др. Рядом с ними — множество трофейных орудий, захваченных у войск Наполеона в 1812 году. С севера Соборную площадь ограничивает комплекс зданий Патриаршего двора. Он сложился на основе усадьбы митрополита, который в XIV веке перенес свою резиденцию в Кремль, и состоит из Патриарших палат и собора Двенадцати апостолов.


Хотя работы производились под наблюдением строителя Теремного дворца Антипа Константинова (1653–1655 гг.) архитектурный облик Патриаршего двора, демонстративно декларируя приверженность к древней традиции, резко отличается от живописных царских чертогов. Мощная гладь стен Патриарших палат рельефно оттеняется аркатурным пояском, перекликающимся с декором могучего соседа — Успенского собора. Трехэтажные палаты подобно Теремному дворцу имеют множество лестниц, переходов и помещений, из которых самое большое — Крестовая палата. Перекрытая сомкнутым сводом без опоры в центре, она производила на современников сильное впечатление своим простором. Антиохийский патриарх Павел Алеппский, посетив Патриарший дворец в XVII веке и осмотрев палату, писал: «Зал поражает своей необыкновенной величиной, длиной и шириной, особенно удивителен обширный свод без подпор посередине». В этом парадном зале происходили заседания церковных соборов, приемы высшего духовенства. Здесь же раз в три года варили миро-ароматическое масло, употреблявшееся при религиозных обрядах, для всех русских церквей. В Патриарших палатах ныне открыт Музей прикладного искусства и быта XVII века.


Композиционным центром Патриаршего двора служит собор Двенадцати апостолов, построенный в середине XVII столетия. На высоком подклете с двумя асимметричными арками проезда, ведущего на Патриарший двор, возвышается четырехстолпное крестовокупольное здание, увенчанное пятью куполами. В его композиционном решении и декоре явственно ощущается влияние владимиро-суздальского зодчества. Лишь применение ярких изразцов на красном крыльце и наличников с «разорванными фронтонами» — деталей, которые получили распространение в XVII веке, нарушает стилевое единство. В результате больших реставрационных работ современный облик храма воспроизводит его первоначальный вид.


Интересный памятник гражданского зодчества XVII века — так называемый Потешный дворец, который расположен между Комендантской и Троицкой башнями (Кремля. Он построен в 1652 году как жилые палаты для боярина И. Д. Милославского — тестя царя Алексея Михайловича. После смерти владельца палаты перешли в казну и были соединены с царским дворцом. Многократно перестраивавшийся, Потешный дворец имеет много общего с Теремным дворцом: ярусное построение, сочетание домовой церкви и жилых хором, особенности планировки и декора. Своеобразие уличному фасаду придает гигантский по масштабам здания консольный выступ, поддерживающий прямоугольный объем, где находился алтарь теремной церкви верхнего яруса. Три полуциркульных проема для окон напоминают огромные машикули крепостной стены. На верхнем ярусе над трапезной церкви сохранилась небольшая башенка на четырех столбах. Она использовалась как звонница и дозорная вышка. Оригинальное здание вошло в историю театрального искусства. В нем при царе Алексее Михайловиче устраивались «потешные действа» — первые спектакли дворцового театра. Они и дали современное название памятнику.


Между Троицкой и Никольской башнями над стенами Кремля возвышается монументальное сооружение — Арсенал, который был заложен по указанию Петра I для хранения оружия и военного снаряжения. Он возводился и восстанавливался после пожара почти в течение всего восемнадцатого столетия (архитекторы X. Конрад и Д. Иванов). Превращенное в руины французскими войсками при отступлении из Москвы в 1812, здание было реставрировано по проекту О. Бове в 1818–1828 годах.


В плане Арсенал имеет форму трапеции, вытянутой вдоль кремлевской стены. Ее образуют четыре двухэтажных корпуса, которые заключают между собой внутренний двор такой же конфигурации. Спаренные полуциркульные окна огромных размеров имеют скосы, напоминая гигантские крепостные бойницы. Они наглядно свидетельствуют о толщине стен, нижний ярус которых рустован. Суровый лаконизм фасадов оживляют лишь парадные въезды в классическом стиле, вызывающие ассоциации с триумфальными арками.


На стене Арсенала у входа — мемориальная доска в память солдат 56 запасного полка, расстрелянных в 1917 году юнкерами. Другая — напоминает о воинах, погибших при защите Москвы и Кремля от налетов фашистской авиации. В сквере справа от Арсенала установлен памятник кремлевским курсантам, погибшим в годы гражданской войны под Ореховом и Синельниковом.


Ответственное место в архитектурном ансамбле Кремля занимает здание Правительства СССР (бывш. судебных установлений Сената). Сооруженное в 1776–1787 годах здание Сената органично вошло в облик Кремля, отчетливо выявив его градоформирующую роль для центра Москвы. Купол этого русского пантеона подчеркнул поперечную ось Красной площади, проходящую по ее середине. Позднейшая застройка территории к северу-востоку от Кремля закрепила градостроительную идею Казакова.


Планировка здания обусловлена конфигурацией сложного для — строительства участка. Зодчий великолепно решил трудную задачу. В плане Сенат получил форму равнобедренного треугольника, в который искусно вписаны три двора: пятигранный в центре, а по сторонам его — два треугольных. Фасады, как и в соседнем Арсенале, решены в классическом стиле. Они уравнены по высоте, а нижний этаж рустован. Второй и третий объединяют лопатки дорического ордера. Постройку венчает белокаменный карниз с мощными кронштейнами. В центре главного фасада, обращенного к Арсеналу, как раз напротив его главного въезда — портик ионического ордера. Он так же весьма напоминает триумфальную арку.


С парадного двора особенно эффектно выглядит полукруглый фасад трехсветного купольного Екатерининского (ныне Свердловского) зала. Кессонированный купол, самый большой в то время в России и сейчас поражает формой и размерами. (Бытует легенда о том, что зодчий М. Казаков поднялся на него, чтобы доказать прочность конструкции). Первоначально он завершался гербом Москвы — конной статуей Георгия Победоносца, позднее его сменила позолоченная скульптура правосудия. Ныне над куполом здания, в котором работает Совет Министров СССР, развевается красный флат. В крупом зале имени Свердлова в наши дни проходят пленумы ЦК КПСС, торжественно вручаются Ленинские премии за выдающиеся достижения в области науки, техники и искусства, активным борцам за мир — Международные Ленинские премии «За укрепление мира между народами». Здание отмечено мемориальной доской с рельефным портретом В. И. Ленина. Оно памятно тем, что здесь находится рабочий кабинет В. И. Ленина. Он расположен на третьем этаже. Рабочий кабинет — небольшая скромно обставленная комната, окнами выходящая на север, к Арсеналу. В центре ее — стол с письменными принадлежностями, лампой и двумя телефонными аппаратами. Возле стола — сделанные по чертежам В. И. Ленина этажерки-вертушки с книгами и простое плетеное кресло. Рядом — мягкие кожаные кресла для посетителей. В простенках — книжные шкафы, на стенах — карты фронтов гражданской войны.


В этом кабинете Ленин решал важнейшие вопросы государственной и партийной жизни, принимал многочисленные делегации рабочих, крестьян-ходоков, представителей коммунистических и рабочих партий других стран. Здесь состоялась беседа Владимира Ильича с Гербертом Уэлсом. Английский писатель-фантаст, назвавший Ленина «кремлевским мечтателем», по его совету вторично посетил Советскую страну в 1934 году и убедился в реальности грандиозных планов преобразования России.


В соседней комнате, где проходили заседания Совета Народных Комиссаров, Совета труда и обороны и Политбюро, сохранилось плетеное кресло, которое занимал Ильич во время заседаний. На этом же этаже расположена и скромная квартира В. И. Ленина и его семьи (вместе с В. И. Лениным и Н. К. Крупской жила его младшая сестра М. И. Ульянова). Последний раз В. И. Ленин побывал здесь 19 октября 1923 года, приехав из Горок, где он провел последние годы жизни.


В Тайницком саду, который ограничивает с юга Ивановскую площадь, в 1967 году открыт памятник В. И. Ленину (скульптор В. В. Пинчук, архитектор С. Б. Сперанский). Здесь он участвовал в коммунистических субботниках по очистке территории Кремля, здесь же, в Тайницком саду, любил отдыхать.


Рядом со Спасской башней расположено другое здание, также в три этажа, украшенное восьмиколонным портиком ионического ордера. В нем работает Президиум Верховного Совета СССР, а в дни сессий заседают палаты Верховного Совета СССР — Совета Союза и Совета Национальностей. Дом, архитектура которого несет черты сходства с произведениями русского классицизма, был возведен в 1932–1934 годах по проекту архитектора И. И. Рерберга. В 1969–1970 годах под руководством народного архитектора СССР М. В. Посохина была произведена капитальная реконструкция здания.


Напротив здания Правительства СССР и Арсенала возвышается Дворец съездов, завершенный в 1961 году. Его архитектуру отличает ясность, простота форм и цельность художественного образа. Для того чтобы Дворец не подавил своей высотой окружающие его памятники и не разрушил живописный силуэт Кремля, новое здание углублено в землю на 15–16 метров. Благодаря этому, горизонтальная линия кровли Дворца продолжает горизонталь расположенного по другую сторону Арсенала и крем 1евских стен, контрастируя с вертикалями соборов и башен. Обновление кремлевского ансамбля архитектурно связало Кремль с современной эпохой.


Проектировавшим Дворец архитекторам М. Посохину. А. Мндоянцу, Е. Стамо и П. Штеллеру, а также инженерам Г. Львову и А. Кондратьеву присуждена Ленинская премия.


Во Дворце съездов работали XXII–XXVI съезды Коммунистической партии Советского Союза. Здесь XXVII съезд КПСС провозгласил революционный по размаху и содержанию курс на перестройку всего общества, решительное ускорение социально-экономического развития страны. В Кремлевском Дворце съездов проходят съезды профсоюзов и Ленинского комсомола, массовые торжественные собрания, международные конгрессы и конференции, устраиваются правительственные приемы.


Здесь же отмечались торжественные даты, происходили многие события, которые вошли в летопись советской столицы. 9 мая 1965 года, в день двадцатилетия Победы над фашистской Германией, в Кремлевском Дворце съездов городу-герою Москве были вручены орден Ленина и медаль «Золотая Звезда», а 6 ноября 1967 года — орден Октябрьской Революции. Вместе с тем Дворец съездов — один из столичных центров искусства, в нем выступают лучшие театральные коллективы, даются праздничные концерты.


Многие века оставили свой след в архитектурном ансамбле Московского Кремля, но его художественное единство сохранилось. Исполнен могучей силы, ясности и соразмерности фасад Успенского собора, датированный XV веком. Каменное кружево и буйство красок XVII века запечатлели Теремной дворец и его домовые церкви. Гармония и торжественное величие классицизма представлены архитектурой Арсенала и Сената, построенных в XVIII веке. Черты эклектики прошлого столетия, которая возвела в ранг художественного идеала компиляцию и подражательность, в известной мере сказались на архитектуре Большего Кремлевского дворца. Ясность, лаконизм и репрезентативность архитектурных форм внесло в архитектурный ансамбль Кремля наше время, оно зажгло над пятью башнями пятиконечные рубиновые звезды. В 1937 году они заменили несветившиеся звезды из уральских самоцветов, появившиеся над Кремлем вместо, двуглавых царских орлов в 1935 году.


Кремлевские звезды горят круглосуточно, их устройство хорошо продумано. Трехслойное рубиновое стекло закреплено на каркасе из позолоченной нержавеющей стали. Внутри установлены мощные лампы накаливания от 3700 до 5 тысяч ватт и вентиляторы для охлаждения. Звезды вращаются на шарикоподшипниках, что помогает им выдерживать самый сильный ураган. Размах лучей от 3 до 3,7 метра, вес от I до 1,5 тонны. Размер звезд и их конфигурация зависят от высоты и архитектурного облика башен, на которых они установлены. Лучи имеют от 8 до 12 граней. На позолоту каждой звезды ушло от 7 до II килограммов чистого золота.


Нерушимо войдя в архитектурно-художественный образ Кремля, звезды приобрели значение символа Москвы и всей Сойотской отчизны.


Красная площадь


Историю Красной площади, ее всемирно известный архитектурнохудожественный ансамбль нельзя рассматривать изолированно от Мое невского Кремля. Их связи — исторические, художественные, градостроительные и иные чрезвычайно многообразны, и поэтому нерасторжимо единство Кремля и Красной площади, как в прошлом, так и в современной жизни Москвы и страны. Общественное значение главной площади страны, форума советской столицы предопределило особое место расположенных на ней историко-архитектурных памятников.


Строгий и мажорный облик площади, в котором так живо воплотилась идея культурной преемственности, служит великолепным оформлением торжественных событий большого политического значения, которые в наши дни совершаются здесь, в самом центре Москвы. Красная площадь, ежедневно встречающая посланцев доброй воли из всех стран и континентов планеты, площадь ежегодных демонстраций трудящихся и военных парадов стала живым олицетворением мира и братства народов.


Предвестником Красной площади было торжище у восточной стены Кремля в XIV столетии. Около ста лет спустя после расчистки территории на «ружейный выстрел» от новых кирпичных кремлевских стен, она приблизилась к современным границам. Впервые площадь упомянута в летописи под названием «Торг», что свидетельствует о ее первоначальном торговом значении. С тех пор площадь не раз меняла свое имя и очертания (Троицкая, Пожар). Современное название закрепилось за площадью в XVII веке. Красная означала тогда — лучшая, красивая. Наше время, сохранив прежнее название, придало ему новый символический смысл, связав со знаменем Великого Октября.


Главная площадь страны — свидетельница многих исторических событий, древняя каменная летопись Отчизны. Она хранит память о вековой борьбе народа против иноземных захватчиков. С ней связаны многовековые традиции борьбы народа против социального угнетения и несправедливости. Эти места вошли в историю отечественной культуры. В течение пяти столетий складывался облик площади. И каждое из них представлено своеобразным, а чаще уникальным памятником. В ходе столкновения различных архитектурно-планировочных идей и концепций, поисков преемственного развития ансамбля зодчими и градостроителями многих поколений достигнута его поразительная цельность и красота в наивысшем художественном выражении.


Архитектурная композиция Красной площади издавна строится на противопоставлении горизонталей стен Кремля с вертикалями его башен и многоглавого собора Василия Блаженного. Ядро ансамбля составляет Кремль, который ограничивает площадь с запада. Именно кремлевские стены и башни определили ее продольную композиционную ось. Главная среди них — Спасская башни. Она построена под руководством Солярио в 1491 году. Свое название получила по иконе Спаса, помещенной над ее входом в XVII столетии (до этого называлась Фроловской). На башне установлена первая мемориальная доска Москвы, Верхние ярусы, увенчанные шатром, надстроены в 1624–1625 годах мастерами Баженом Огурцовым и англичанином Христофором Галовеем. Приземистая статичная башня стала стройной и динамичной, приобретя знакомый острый силуэт. Нижний четверик был украшен поясом из арок, великолепной белокаменной резьбой в виде башенок, пирамидок, изображений львов и медведей, а так же «болванов» — нагих человеческих фигур. По указанию царя Михаила Федоровича для них сшили однорядки — одежду, чтобы прикрыть наготу. Тогда же были установлены часы с боем. Руководил работами тот же X. Галовей. Принимали участие в ней русские мастера — поморские крестьяне Ждан, его сын Шумило Жданов и внук Алексей Шумилов. «Колокольный литец» Кирилла Самойлов отлил 13 колоколов, исполнявших мелодию. Часы на Фроловской башне раздельно показывали время дня и ночи. Часовая стрелка была неподвижна, а вращался циферблат. Он был изготовлен в виде небесного свода с изображением солнца, звезд и месяца, а по краям располагались цифры и буквы славянской азбуки, обозначавшей часы. В 1706 году часы были заменены курантами, купленными в Голландии Петром I. К концу столетия на Спасской башне появились новые куранты, восстановленные в середине XIX столетия владельцами московской мастерской братьями Н. и П. Бутеноп.


Часовой механизм занимает три этажа башни и приводится в движение тремя гирями весом от 160 до 224 килограммов. Они поднимаются ныне уже при помощи электромотора два раза в сутки. Точность хода регулируется двухпудовым маятником, а механизм боя состоит из 10 колоколов, украшенных художественным орнаментом. Bесят часы 25 тонн. Циферблаты, расположенные на каждой из четырех сторон башни, имеют диаметр 6 метров 12 сантиметров, а минутная стрелка — 3 метра 28 сантиметров длиной.


Во время октябрьских боев в 1917 году куранты были повреждены. По предложению. В. И. Ленина их реставрировали. Осуществил эту сложную работу мастер Н. В. Беренс уже к июлю 1918 года. Вскоре художник М. М. Черемных перестроил музыкальный механизм курантов так, что они стали исполнять революционные мелодии.


20 февраля 1926 года бой курантов и мелодия «Интернационала», исполненная на колоколах, впервые были переданы по радио. Спустя девять лет обветшавший музыкальный механизм, искажавший звуки, был разобран. Но и ныне передаваемый ежедневно по радио бой Кремлевских курантов — главных часов нашей страны — начинает и завершает трудовой день советского народа.


Фронт стен и башен, обращенных к Красной площади, открываем Угловая Арсенальная башня одна из самых мощных и первоначально самая высокая в Кремле. Построенная Петром Антонио Солярио в 1492 году, она охраняла переправу через Неглинную. Первый ее ярус имеет 18 граней. Основание, вросшее в землю, сужается к верху, зрительно придавая башне особую устойчивость и массивность. Второй круглый ярус завершает шатер с двумя рядами слухов.


Толщина стен превышает 4 метра. В подземелье башни находился колодец-тайник и был выход к Неглинной. До постройки Арсенала башня называлась Собакиной по расположенному в ту пору поблизости от нее двору бояр Собакиных.


Выше расположена Никольская башня, которая на год моложе. Ее возводил так же Петр Антонио Солярио. Башня неоднократно перестраивалась. Названа по иконе Николая Чудотворца, которая находилась над воротами отводной стрельницы. В отличие от остальных башен Никольская не была надстроена в XVII веке. Лишь спустя почти столетие, п 1780 году, над ней возвели четырехскатный шатер. В начале следующего века она приобрела декоративный «готический» белокаменный ярус с открытыми арками. Пострадавшая после взрыва войсками Наполеона в 1812 году, Никольская башня получила новое завершение в виде двух богато декорированных восьмериков и стройного шатра. Руководил работами архитектор О. Бове. В октябре 1917 года башня была повреждена в результате артиллерийского обстрела. По указанию В. И. Ленина уже в следующем году она была реставрирована архитектором Н. Марковниковым.


За мавзолеем расположена Сенатская башня, принадлежащая по своему типу к так называемым промежуточным башням Кремля. Она без изменений сохранилась с конца XVII века, когда была надстроена четырехгранным шатром со спаренными слухами, и видна на фоне здания совета Министров СССР — бывшего Сената, который и дал ей название.


В 1918 году B. И. Ленин открыл установленную на башне мемориальную доску «Павшим в борьбе за мир и братство народов» работы С. Коненкова (хранится в Музее Революции СССР).


За Спасской башней, спускаясь к Москве-реке, стена образует как бы ступени гигантской зубчатой лестницы, охраняемой башнями. Среди них и самая маленькая — высотой всего 17 метров — Царская. Она построена в 1680 году и по форме напоминает нарядный русский теремок. Башня — двухъярусная. Первый служил проходом по стене, во втором — висел колокол. Название связано с тем, что с этого места Иван Грозный любил наблюдать за жизнью Красной площади. Следующая за ней Набатная глухая башня возведена в 1490-х годах, а надстроена почти 200 лет спустя. На ней издавна висел набатный колокол, который в 1771 году поднял москвичей на восстание — так называемый «чумной бунт». Разгневанная Екатерина II приказала вырвать у него язык. Но вместо Сибири колокол был «сослан» в Оружейную палату.


Более монументальна и приземиста Константино-Еленинская башня со следами заложенных позднее проездных ворот, частично скрытых насыпью. Построенная на месте Тимофеевских ворот Кремля Дмитрия Донского и называвшаяся вначале Тимофеевской, она получила свое второе название по стоявшей поблизости церкви Константина и Елены. Защищая стратегически наиболее ответственный участок — главную улицу посада и пристань на Москве-реке, она имела мощную стрельницу с подъемным мостом. В XVII столетии стрельница была превращена в застенок, где шли допросы «с пристрастием», и башню стали называть «Пыточной».


Завершает строй башен, обращенных к Красной площади, угловая — Беклемишевская. Возведена Марко Руффо в 1487 году. Изящный шатер со смотровой вышкой, надстроенный в XVII веке, несколько смягчил суровый крепостной характер архитектуры башни, которая господствовала над местностью, откуда в старину Кремль чаще всего подвергался нападениям. Свое название башня получила по двору боярина Беклемишева, располагавшемуся поблизости. При Василии III он попал в опалу и был казнен, а его двор и соседняя кремлевская башня были превращены в тюрьму.


С южной стороны Красной площади на своеобразном пьедестале между двумя спусками к Москве-реке стоит Покровский собор. Он более известен как собор Василия Блаженного. Так звали юродивого, похороненного возле него почти полвека спустя после окончания строительства. Собор был воздвигнут в 1555–1561 годах в память русской воинской славы — сокрушения Казанского ханства. Народ видел в нем мемориал всем героям, павшим в вековой борьбе против татаро-монгольского ига. По приказу Ивана Грозного, которого после Казанского похода москвичи встречали на Красной площади как народного героя, строительство собора-памятника поручили народным мастерам- самородкам Барме и Постнику. Собор должен был иметь восемь церквей — приделов. Каждая из них посвящалась праздникам и святым, которых чествовали в дни побед, одержанных во время Казанского похода. Вопреки царскому приказу, Барма и Постник воздвигли девять башен, создав гармонично организованный и цельный художественный образ. То, что произошло это по инициативе самих строителей, доказывает свидетельство летописи: «…не якоже повелено им, но яко по Бозе разум даровался им в размерении основания». Переубедить Грозного, поддержанного к тому же митрополитом, могла, по-видимому, только чрезвычайная убедительность доказательства. Исходя из этого, некоторые исследователи полагают, что скорее всего таким доказательством явилась натурная модель, которую предварительно соорудили зодчие.


Храм, о котором было сложено множество легенд, стал дальнейшим развитием центрической композиции традиционного пятикуполья. Четыре главных столпа располагаются вокруг центрального шатра, заключая между собой небольшие приделы таким образом, что почти все купола можно охватить взглядом с Красной площади. Они отличаются по размерам и рисунку луковичных глав, похожих то на распустившийся бутон, то на боевую булаву. Центральный восьмигранный столп, воздвигнутый на подклете, испещрен фигурными нишами и отмечен по углам рустованными колонками. Ярусы кокошников, многократно повторяясь, выступают как главная тема, на которой строится декор памятника. Его дополняют машикули, ширинки, «стрелы» над окнами. Пристроенные впоследствии придел и шатровая колокольня еще более обогащают сказочно живописный образ памятника. Вступив, в художественную перекличку с соборами, колокольней и башнями Кремля, «всенародное чудо» украсило площадь — торжище у крепостных стен, придав ей праздничный вид. Задуманный как главный храм Москвы, как бы дополняющий главный храм Руси — Успенский собор в Кремле, собор Василия Блаженного имел подчеркнуто скромную отделку интерьеров. Отсутствие ясно выраженного главного фасада, многоплановость и пластическое богатство художественного образа здания-ансамбля сближают его со скульптурой.


Не лишено оснований предположение, что зодчие рассматривали всю площадь как место, где собирались молящиеся, а собор Василия Блаженного, пользовавшийся исключительной популярностью в народе, Становился ее своеобразным алтарем, вокруг которого устраивались многолюдные процессии и молебны.


Грандиозный монумент победе и величию Руси, апофеоз национального зодчества — собор не имеет себе равного по величине, художественному совершенству и техническому мастерству.


Многочисленные пожары, стихийные бедствия, грабежи во время вражеских нашествий, перестройки обрушивались на удивительный памятник. Лишь случай спас его в 1812 году: начальник французской артиллерии не успел выполнить приказ Наполеона о разрушении собора до основания.


Современный облик собора прежде всего результат, научно-реставрационных работ, которые систематически ведутся над памятником в годы Советской власти.


Красная площадь богата воспоминаниями о ратном подвиге народа. На ней москвичи торжественно встречали победителей в Куликовской битве во главе с Дмитрием Донским, который въехал в Кремль под черным московским знаменем на белом коне. Не раз осаждали Кремль враги с юга, востока и запада, ордынцы и закованные в боевые доспехи европейские воины, не раз кипел здесь жестокий бой. Разоряли Москву полчища Батыя, осыпали тучами стрел конники Тохтамыша, Едигея и Улу-Мухамеммеда, жгли посады воины литовского князя Ольгерда, хозяйничали в ней польские паны, прибывшие вместе с самозванцем Лжедмитрием. Здесь же, у Спасских ворот, народное ополчение принимало капитуляцию интервентов, а с Лобного места Дмитрий Пожарский провозгласил освобождение столицы. И каждый раз опустошенная и разграбленная Москва, подобно Фениксу, возрождалась из пепелища.


В ансамбль площади входит реставрированный памятник национальным героям Кузьме Минину и Дмитрию Пожарскому — первый скульптурный памятник Москвы, открытый в 1818 году. В нем нашли воплощение патриотические и гражданственные идеалы того времени, когда Москва заново отстраиваясь после нашествия «двунадесяти языков» и пожара 1812 года, чествовала победителей Наполеона. В едином порыве как бы слиты два образа: нижегородский купец Минин вручает меч еще не оправившемуся от ран полководцу Пожарскому, призывая его стать во главе народного ополчения и спасти Отечество. Русские патриоты изображены в облике античных героев, которыми вдохновлялось классическое искусство. Однако в трактовке автора легко заметить и национальные черты: рубаха и порты делают Минина похожим на русского крестьянина, что еще более подчеркивает главную идею памятника — патриотизм народа. Композиция памятника динамична и поражает удивительной законченностью. На гранитном постаменте — два барельефа. На одном изображен сбор пожертвований для организации народного ополчения. На другом — сцена изгнания врагов из России.


Монумент на Красной площади — лучшее творение прославленного скульптора И. П. Мартоса. И быть может поэтому в одном из барельефов помещен его автопортрет: фигура отца, отдающая своих сыновей в ополчение (крайняя слева на первом барельефе). Сама эта сцена также автобиографична, так как известно, что сын скульптора добровольцем пошел в армию во время Отечественной войны 1812 года.


Памятник был сооружен на средства, собранные по подписке среди народа. В 1931 году он передвинут от Верхних торговых рядов (ГУМа) к Покровскому собору и реставрированному Лобному месту — трибуне древней Москвы. Лобное место возведено в 1534 году. В конце XVIII столетия оно было перестроено М. Казаковым и получило парапет и облицовку из белого камня. По мнению большинства исследователей название дано по месту расположения на высоком берегу («взлобье») Москвы-реки. С Лобного места читались указы, наиболее важные сообщения, с него обращались к народу цари и патриархи. Возле Лобного места производились казни.


Красная площадь была не только центром политической и общественной жизни старой Москвы, но и главной ареной классовой борьбы на протяжении многих столетий. Упомянем некоторые из ее эпизодов. 1353 годом датируется первый «мятеж великий» против великокняжеской власти. На ней происходили волнения «черных людей» московского посада, требовавший от властей обороны города во время нашествия Тохтамыша в 1382 году, «стояния на Угре» спустя почти столетие. Во время «возмущения великого» 1547 года Красная площадь стала местом расправы с ненавистными боярами.


В стрельнице Константино-Еленинской башни пытали многих участников восстания Болотникова. С Лобного места царь и патриарх безуспешно уговаривали разойтись по домам участников так называемого «Соляного бунта» 1648 года. А вскоре Красная площадь стала свидетельницей другого крупного восстания — «Медного бунта», поводом для которого стало обесценивание денег по вине правительства.


6 июня 1671 года на Лобном месте был четвертован вождь крестьянской войны Степан Разин. Антифеодальный характер приобрело и восстание стрельцов в мае 1682 года. В знак своей победы стрельцы установили на Красной площади памятный столп с перечислением их заслуг и именами убитых за злоупотребления бояр. А вскоре у Лобного места были казнены по приказу Петра 1 участники стрелецкого восстания, которым завершился «бунташный» XVII век.


На Красной площади развертывались события восстания 1771 года, когда в Москве свирепствовала эпидемия чумы. Против его участников был открыт огонь картечью из пушек, стоявших у Спасских и Никольских ворот. Спустя четыре года площадь стала началом мученического пути Емельяна Пугачева к месту его казни на Болото. Более двух месяцев, пока длились следствие и суд, прикованный цепью к стене, он был заточен в зарешеченном подвале — Монетного двора. Его корпуса расположены на северо-восточной стороне площади возле небольшого сквера, где стоял Казанский собор, построенный в 1635–1636 годах на средства князя Д. Пожарского в память о победе над польско-литовскими интервентами.


Монетный двор — комплекс разновременных построек с сообщающимися между собой дворами. В 1740 году под руководством архитектора П. Гейдена был возведен протяженный двухэтажный корпус с типичным для раннего барокко декором. Его главный фасад, расчлененный пилястрами с нарядными наличниками окон второго этажа, узкими боковыми ризалитами и аркой въезда в центре обращен на Исторический проезд. В конце XVIII века здесь в течение трех недель содержался под стражей направлявшийся в сибирскую ссылку революционный просветитель, писатель А. Н. Радищев.


Для того чтобы увидеть торжественно-нарядный главный корпус Монетного двора, нужно войти во двор. Одна из старейших производственных построек Москвы конца XVII столетия сочетает особенности древнего зодчества с архитектурой петровского времени. ’Широкая арка ведет из внешнего во внутренний двор. В нижнем этаже с толстыми глухими стенами располагались производственные помещения: Плавильная, Кузнечная, Пожигальная палаты. Второй этаж занимали Казначейная, Кладовые, Пробирные и большая «Работная» палаты. Верхний этаж обильно декорирован: часто расставленные окна украшены ордерными колонками и пышными наличниками. Особо нарядно завершение здания, вдоль которого идет многоцветный изразцовый фриз.


Западную сторону проезда ограничивает фасад здания, давшего ему название Государственный Исторический музей. Оно было воздвигнуто в 1874–1883 годах по проекту архитектора и художника В. Шервуда и сыграло значительную роль в развитии московской архитектуры на рубеже XX века. Именно возведение Исторического музея в известной степени положило начало реконструкции центра Москвы. Однако громада нового музея буквально «задавила» двухарочные Воскресенские ворота стены Китай-города с двумя высокими татрами, увенчанными двуглавыми орлами. Вместе с главным корпусом Монетного двора, невысоким зданием Земских приказов и Казанским собором они составляли сложившийся к концу XVII века главный парадный въезд на Красную площадь с Тверской.


Недостаточно органичная связь здания Исторического музея с этой окружающей средой в известной степени объясняется тем, что автор стремился придать въезду на главную площадь новый, характерный для конца XIX века масштаб, поддержанный вскоре зданием Городской думы (ныне Центральный музей В И. Ленина). Облик музея должен был, по мнению В. Шервуда, стать памятником эпохи, иметь глубокое идейное содержание, как бы воплощая образ России. В основу решения фасадов была положена национальная идея, которую олицетворяли шатры, кокошники, ширинки, рундуки и другие элементы и детали «русского узорочья». Кроме того, архитектура Исторического музея, его декор должны были служить просветительно-познавательным целям, нести определенную информацию для зрителей. Поэтому наряд, г. который были «одеты» фасады, состоял из точных копий фрагментов многих известных памятников и сам рассматривался как музейный экспонат. Значительное внимание Шервуд уделил включению крупного музейного объема в ансамбль площади. Ему удалось это сделать хорошо продуманным расчленением массивного объема и введением многочисленных вертикалей — башен, вступивших в перекличку с Кремлем и собором Василия Блаженного.


Глубоко оправдано то, что музей, назначение которого знакомить с историей страны от древнейших времен до наших дней, располагается на площади, которая сама как бы является сгустком отечественной истории. В фондах крупнейшего в стране хранилища памятников истории и культуры народов Советского Союза находится более 4,5 миллиона экспонатов. Музей располагает богатейшими в стране археологическими коллекциями, нумизматическим кабинетом, собраниями восточного и западноевропейского оружия, русских и привозных тканей и одежд, изделий из металла, дерева, стекла, керамики, кости, получившим мировую известность фондом рукописей и старопечатных книг, ценнейшими изобразительными материалами. Уникальны хранящиеся здесь произведения древнерусской живописи. Специально по заказу музея в 1884 году художник В. М. Васнецов написал панно «Каменный век». Поставленный на капитальный ремонт, ГИМ продолжает свою многогранную деятельность.


Конец прошлого столетия придал большую завершенность архитектурному ансамблю Красной площади. На ее восточной стороне были возведены в так называемом русском стиле Средние (1892 год. архитектор Р. Клейн) и Верхние торговые ряды (ныне ГУМ, 1890 1893 годы, архитектор А. Померанцев). Талантливым зодчим удалось тактично противопоставить крупные объемы древней кремлевской стене, установить новые связи в прославленном ансамбле. Так парные башни в центральной части Верхних торговых рядов и высокие кровли в Средних вступают в перекличку с вертикалями Исторического музея и башен Кремля. Фасады этих протяженных построек своеобразная декорация выставка ритмически повторяющихся разнообразных элементов древнерусского декора, перенесенных в канун двадцатого столетня.


Возведение у Кремлевской стены Мавзолея Владимира Ильича Ленина завершило архитектурно-художественный ансамбль Красной площади. Выдающееся творение зодчего А. Щусева стало ее композиционным центром. Зодчий смог добиться этого благодаря тому, что использовал крупный масштаб сооружения, удачно разместил его на самой высокой точке и поперечной оси площади, органично связав с кремлевскими стенами и башнями. Старейший московский архитектурный ансамбль получил новое современное звучание.


Мавзолей сооружен на одном из памятных ленинских мест столицы. Здесь, на Красной площади неоднократно звучало слово Ильича. Он выступал с речью при открытии мемориальной доски борцам Октябрьской революции (7 ноября 1918 года), на открытии временного памятника Степану Разину на Лобном месте (I мая 1919 года), перед демонстрантами и участниками военного парада (25 мая 1919 г.).


Каменный мавзолей, каким мы видим его сейчас, был создан в 1930 году. Вначале на этом месте была деревянная постройка, которую возвели по эскизному наброску архитектора А. Щусева всего за трое суток в январскую стужу 1924 года. Уже тогда она имела три объема: уступчатую центральную часть и две боковые пристройки, в которых находились вход и выход из мавзолея. Весной того же года первый мавзолей был заменен более монументальным из дубовых досок. Его боковые объемы были преобразованы в трибуны. Светло-коричневый цвет деревянной обшивки сочетался с деталями из черного дуба, коваными фигурными гвоздями и медным покрытием уступов. Уже в этих первых сооружениях Щусев наметил композиционное решение наиболее известного произведения советской архитектуры, закрепленное позже в камне.


Памятник Ленину не мог быть помпезным. «Прост, как правда», — передает Горький слова рабочего об Ильиче. И чти предельно точные слова послужили зодчему надежным компасом.


Архитектура мавзолея лишена украшений и подчеркнуто В поисках форм усыпальницы Щусев обратился к древней традиции здания-памятника в виде пирамиды. Но пошел зодчий своим путем. не повторив ни один из известных памятников. А. Щусев придал мавзолею ступенчатый силуэт, который ассоциируется с уступами ярусов башен Кремля. Традицию он осмыслил по-современному и облек ее в предельно лаконичную архитектурную форму, утвердившуюся в 20-е годы. Виртуозно используя все богатство палитры архитектуры, он добился эпической силы, ясной простоты и монументальности художественного образа, блестяще выдержавшего проверку временем.


Пропорции мавзолея так совершенны, а связь всех частей настолько органична, что он воспринимается, как монолит. На мощном основании поднимается ступенчатая пирамида, которую венчает массивная плита, покоящаяся на 36 колонках. Над торжественным порталом входа — каменный блок черного цвета На его поверхности врезана надпись из красного полированного гранита: Ленин. По обеим сторонам входа — лестницы, ведущие на правительственную трибуну. При сохранении близкого к квадрату плана размер мавзолея увеличился, а внешние формы стали еще лаконичнее.


В едином архитектурном образе Щусев с огромным мастерством воплотил многообразие назначения мавзолея: памятника, усыпальницы и трибуны.


На гранитной площадке вокруг усыпальницы — четыре газона, где высажены голубые ели. Вдоль стен Кремля, как бы подхватывая горизонтали памятника Ильичу, на всем протяжении площади расположены гостевые трибуны. У входа в мавзолей замер почетный караул. Это пост номер один всей страны. Смена часовых проходит каждый час под бой кремлевских курантов. Движение караула начинается от здания у Спасских ворот и занимает каждый раз ровно 2 минуты 45 секунд.


Интерьеры мавзолея решены Щусевым столь же убедительно и впечатляюще, как и его внешние формы. Зодчий работал над ними в содружестве с художником И. Нивинским. На стене гранитный барельеф — герб Советского Союза. Две лестницы ведут в Траурный зал. Он имеет форму куба символа вечности. Зал завершается уступчатым потолком, как бы повторяющим форму пирамиды. Его стены выдержаны в красном и черных цветах. На траурном фоне полированного лабрадора в четком ритме проходят пилястры из красного кварцита.


В центре зала установлен хрустальный саркофаг с телом В. И. Ленина.


За истекшие годы мавзолей посетило свыше 80 миллионов человек из почти всех стран мира.


За мавзолеем у Кремлевской стены — главный некрополь страны. В двух братских могилах похоронены герои Октябрьской революции, павшие в боях за установление Советской власти.


На могилах выдающихся деятелей Коммунистической партии и Советского государства установлены памятники-бюсты Я. М. Свердлова, Ф. Э. Дзержинского, А. А. Жданова, М. И. Калинина, М. В. Фрунзе (скульптор С. Меркуров), И В. Сталина, С. М. Буденного (скульптор Н. Томский), К. Е. Ворошилова (скульптор Н. Брацун), М. А. Суслова, Л. И. Брежнева (скульптор И. Рукавишников), Ю. В. Андропова (скульптор В. Сонин), К. У. Черненко (скульптор Л. Кербель).


В кремлевскую стену вмурованы черные плиты с золотыми надписями. За ними покоятся урны с прахом видных партийных и государственных деятелей — С. М. Кирова, В. В. Куйбышева, Г. К. Орджоникидзе, А. Н. Косыгина. А. В. Луначарского, соратницы и жены В. И. Ленина — Н. К. Крупской, А. М. Горького.


В кремлевском некрополе похоронены герои Великой Отечественной войны Маршалы Советского Союза Г. К. Жуков, К. К. Рокоссовский, Б. М. Шапошников, Л. А. Говоров, прославленные летчики В. П. Чкалов, М. М. Раскопа, стратонавты А. Б. Васенко, П. Ф. Федосеенко, И. Д. Усыскин, космонавты Ю. А. Гагарин. В. Н. Волков, Г. Т. Добровольский, В. И. Пацаев. В. М. Комаров, крупнейшие ученые-академики А. П. Карпинский. И. В. Курчатов, С. П. Королев, М. В. Келдыш и другие.


Рядом с Красной площадью, в Александровском саду возле стены Кремля воздвигнут памятник героям, отдавшим свою жизнь за социалистическую Родину в годы Великой Отечественной войны могила Неизвестного солдата. Его останки были доставлены из братской могилы в Подмосковье и торжественно захоронены здесь в 25-ю годовщину начала разгрома гитлеровцев под Москвой. 8 мая 1967 года на могиле Неизвестного солдата был зажжен огонь Вечной славы. Он взят с Марсова поля в Ленинграде, где пылает Вечный огонь в память героев Октября. Живое пламя как бы связало воедино боевые и революционные традиции народа, память о тех, кто устанавливал Советскую власть, и тех, кто защищал ее завоевания, не щадя своей жизни.


У могилы Неизвестного солдата всегда венки и цветы… Языки пламени поднимаются из центра пятиконечной бронзовой звезды, укрепленной на плите из полированного красного гранита. Выше расположена лаконичная скульптурная композиция в виде ниспадающего тяжелыми складками знамени, ветви лавра и солдатской каски. Под звездой — надпись: «Имя твое неизвестно. Подвиг твой бессмертен». Слева от могилы на гранитной стене выбито: «1941. Павшим за Родину. 1945».


Вдоль стены установлены монументальные блоки из красного порфира, в которые замурованы капсулы с землей, привезенной из всех городов-героев: Ленинграда, Киева, Минска, Волгограда, Севастополя. Одессы, Новороссийска, Керчи, Брестской крепости, Тулы, Мурманска и Смоленска.


Проектировали памятник архитекторы Д. Бурдин, В. Климов и скульптор Н. Томский.


С большим тактом авторы решили сложную проблему включения современного мемориального сооружения в исторически сложившийся ансамбль Кремля и Красной площади. Памятник композиционно увязан с мерным рядом зубцов-мерлонов кремлевских стен, их масштабом. Полнота гармонии достигается также единством колорита.


В непосредственной близости от мемориала — передвинутый на новое место обелиск в память о выдающихся мыслителях и деятелях борьбы за освобождение трудящихся — первый памятник советской Москвы. На нем начертано девятнадцать имен. Их предваряют имена основателей научного коммунизма — Карла Маркса и Фридриха Энгельса…


Именно здесь, в Александровском саду, возле его столь дорогих народу мемориалов начинается народная тропа, ведущая на Красную площадь и к ее святыне — Мавзолею В. И. Ленина.


В последние годы на Красной площади были проведены большие реставрационные работы. По-новому оформлены братские могилы, над которыми склонились знамена из гранита и легли венки из каменных цветов (художник П. Бондаренко, архитектор Г. Вульфсон).


Засиявшая свежими красками, как будто заново рожденная, главная площадь страны, площадь ежегодных народных демонстраций и военных парадов привлекает все больше людей, стремящихся приобщиться к неисчерпаемому роднику русской истории.


Заповедная зона: Китай-Город


(Схема 2)


1 — Мавзолей В. И. Ленина; 2 — собор Василия Блаженного; 3 — памятник Минину и Пожарскому; 4 — Лобное место; 5 — б. Верхние торговые ряды (ныне ГУМ); 6 — Исторический музей; 7 — б. Монетный двор; 8 — б. Заиконоспасский монастырь; 9 — Историко-архивный институт; 10 — б. Правильная палата Государева печатного двора; 11 — ресторан «Славянский базар»; 12 — памятник Я. Свердлову; 13 — памятник первопечатнику Ивану Фёдорову; 14 — Музей истории Москвы; 15 — собор б. Богоявленского монастыря; 16 — церковь Варвары; 17 — Старое Английское подворье; 18 — церковь Максима; 19 и 20 — б. Знаменский монастырь (кельи, колокольня и собор); 21 — церковь Троицы «в Никитниках»; 22 — жилые палаты XVII в.; 23 — б. Государев двор; 24 — церковь Георгия «на Псковской горке»; 25 — гостиница «Россия»; 26 — церковь Зачатия Анны «что в углу»; 27 — фрагмент стены Китай-города; 28 — Старый Гостиный двор; 29 — б. Биржа (ныне Торгово- промышленная палата СССР).


Китай-город, п который входит Красная площадь, — один из самых старых исторических районов города. Ои стал заселяться, по-видимому, в XI столетии. Возможно, что на территории современного Китай-города располагалось одно из сел, с которыми связывают имя полулегендарного боярина Кучки.


Уже в следующем столетии стал застраиваться возвышенный левый берег Москвы-реки восточнее Кремля и возникло Зарядье. Превратилась в улицу дорога к пристани, получив название Великой. По территории Китай-города проходила и другая оживленная дорога: из Кремля во Владимир. Восстановление города после нашествия Батыя, строительство белокаменного, а затем и кирпичного Кремля привели к быстрому росту посада, где появилось множество дворов ремесленников (кузнецов, гончаров, металлургов, ювелиров и др.) и купцов. В конце XVI столетия Иван III вывел торговлю из Кремля на китайгородские крестцы (перекрестки улиц), предопределив границы великого московского Торга. К тому времени сложилась, в основном, планировка Великого посада с продольными улицами, поперечными переулками и площадями-крестцами. Появились первые каменные церкви и жилые здания.


Интересы обороны значительно выросшего города и политический вес, который приобрел Великий посад, потребовали обнести Китай-город крепостной стеной, а возросшее экономическое могущество московских великих князей позволило это осуществить. В 1535–1538 годах развернулось грандиозное строительство новой крепости, которая сомкнулась с Кремлем. За год до Этого москвичи вырыли огромный ров и воздвигли земляной вал с частоколом. По-видимому, часть этих укреплений использовал итальянский мастер Петрок Малый, который стал руководить строительством.


Новая крепость соответствовала требованиям самой передовой фортификационной науки того времени и составила этап в развитии русского крепостного зодчества. Стены Китай-города имели почти такую же протяженность, как кремлевские, но были несколько ниже и мощнее. Их высота не превышала 9, а толщина 6 метров. Башни и стены приспособлены для всех видов артиллерии того времени — от пищалей до пушек. Помимо бойниц подошвенного и верхнего «огненного боя» они располагали «печурами» — глубокими нишами для установки пушек, которых не было в стенах Кремля. Зубцы прямоугольной формы защищали значительно более широкую и удобную платформу, достигавшую 4 метров. Крепость окружали земляные бастионы и ров (со стороны современных площадей Дзержинского и Новой). Он заполнялся грунтовыми водами и был перегорожен плотинами. Поскольку за истекшие годы огневая мощь артиллерии значительно выросла, башни Китай-города были не только более мощными, но и располагались дальше друг от друга, чем в Кремле. Новая крепость имела 3/5 башен и семь ворот. Позже часть их заложена.



Утратив оборонное значение, стены и башни Китай-города ветшали и неоднократно восстанавливались. До нашего времени, кроме части стены на площади Революции и башни на проспекте Маркса, сохранился фрагмент реставрированной стены в Китайском проезде, который от нее и получил свое название.


Происхождение названия этой части Москвы ученые объясняли по-разному. П. В. Сытин, например, полагал, что оно состоит из двух слов: монгольского и русского, в переводе означая среднюю крепость (т. е. расположенную между Кремлем и стеной так называемого Белого города). На наш взгляд, наиболее убедительна версия, согласно которой название Китай-город происходит от слова «кита», обозначавшего решетку из прутьев. Ее использовали при сооружении стен для того, чтобы придать им особую прочность.


Хорошо защищенный и располагавшийся в непосредственной близости к Кремлю Китай-город рано стал привлекать внимание знати, близкой к царскому двору. Вдоль его главных улиц стало селиться наиболее влиятельное московское боярство. Монастыри строили здесь свои подворья — торгово-хозяйственные представительства и гостиницы для монахов. Здесь сосредоточились торговые и дипломатические представительства других стран. Относительной стабильности владений благоприятствовало то обстоятельство, что в XVI веке Китай-город (за исключением Английского подворья) не попал в опричнину.


В XVII столетии в связи с образованием всероссийского рынка особенно возросло значение богатого купечества. Получила дальнейшее развитие оптовая и розничная торговли. Для Торга, насчитывавшего в то время более семидесяти рядов, был сооружен целый комплекс Гостиных дворов.


Китай-город Москвы внес неоценимый вклад в развитие отечественной культуры. В нем были напечатаны первые русские книги. «Московские новосияющие Афины» — Славяно-греко-латинская академия — первое высшее учебное заведение, первая публичная библиотека, первая русская газета «Ведомости», первый публичный театр — «Комедийная хоромина», наконец, первый русский университет — все это имело один адрес — Китай-город Москвы.


К концу XVIII века и в особенности после пожара 1812 года тесная застройка Китай-города приобретает классицистический облик, продолжается вытеснение из него жилья, а вместе с тем и дворянской знати. Все больше появляется общественных учреждений. В послереформенные годы этот район города становится его деловым центром. Купца прежних времен сменяет делец-буржуа. Центром китайгородского «сити» становится биржа. Вместе с возрастанием этажности доходных домов, зданий и контор классицизм уступает место эклектике и новым модным архитектурным веяниям.


Ныне Китай-город наряду с Кремлем входит в общественно-административный центр столицы. Здесь сосредоточены правительственные учреждения и общественные организации: работают Центральный Комитет Коммунистической партии Советского Союза, Московские городской и областной комитеты КПСС. В то. же время это исторически сложившийся торговый узел города. Очагом притяжения многочисленных посетителей Китай-города стал благодаря ценности и чрезвычайкой многочисленности сохранившихся здесь достопримечательностей. Несмотря на утрату в довоенные годы таких выдающихся памятников, как Казанский собор, церковь Никола Большой крест, крепостные башни и др., Китай-город, не подвергнувшийся коренной перестройке, сохранил свое своеобразие. К числу его достопримечательностей относится «старинная планировка. От Красной площади веерообразно отходят три главные улицы Китай-города, возникшие на месте старых дорог: Разина, Куйбышева, 25-го Октября, которые заканчивались ранее у крепостных ворот Китай-города. Особенности местоположения и исторического развития этих магистралей, связывавших Кремль с восточной частью города, сделали их разительно непохожими друг на друга.


К домонгольскому периоду относится самая древняя — улица Разина. По преданию по ней шло из Кремля войско великого князя Дмитрия, направляясь на Куликово поле. Первым известным названием улицы было Всехсвятская по церкви Всех святых «на Кулишках». возведенной в XIV столетии в память погибших в Куликовской битве русских воинов. К середине XV века она стала называться Варьской (Варваркой) по деревянной церкви Варвары, стоявшей в самом ее начале вблизи от Красной площади. В советские годы улица Варварка, по которой, как гласит предание, легендарного бунтаря везли закованным в кандалы к месту казни на Красной площади, переименована в улицу Разина. В далеком прошлом она была самой оживленной артерией Великого посада, куда выходило множество московских торговых рядов. Ныне эта заповедная улица — подлинная энциклопедия московского зодчества, где представлены лучшие образцы разных эпох. Силуэты памятников проецируются на нейтральный фон огромного здания гостиницы «Россия».


Занимая большую часть территории Зарядья, крупнейшая в Европе гостиница рассчитана более чем на 5 тысяч гостей. Ее возвели в 1964–1969 годах. Авторский коллектив возглавил народный архитектор СССР Д. Чечулин. Авторы, поставленные в необходимость использовать уже имевшийся здесь фундамент высотного здания, не смогли найти оптимальный градостроительный вариант, который бы позволил органично вписать новое здание в прославленный ансамбль Кремля и Красной площади. Гостиничный комплекс оказался слишком массивным для такого соседства, а его силуэт чересчур контрастным. К тому же был внесен диссонанс в прославленную панораму Красной площади.


Жизнеутверждающий, ликующе-праздничный мир древнего зодчества открывается на улице Разина. Со стороны Красной площади, подобно строгой раме, его торжественно окаймляют великолепные образцы классицизма. Слева — Гостиный двор, а по другую сторону улицы — церковь Варвары (д. № 2) — удивительно соразмерный, крестообразный в плане храм, украшенный изысканными портиками коринфского ордера с северной и южной сторон. Массивный купол имеет фигурное двухъярусное завершение. Он был воздвигнут Р. Казаковым в стиле классицизма на рубеже XIX столетия с использованием фундамента более древнего храма Алевиза Нового, и воспроизвел в своем облике многие черты построек эпохи ренессанса.


На улицу Разина обращен южный фасад Старого Гостиного двора, который снабжал в старину не только Москву, но и всю Россию товарами. Это монументальное сооружение периода расцвета классицизма воздвигнуто архитекторами С. Кариным и И. Селеховым но проекту Д. Кваренги в 1805 году. Вторая очередь строительства была закончена под руководством О. Бове в конце 20-х годов.


Гостиный двор занимает целый квартал, ограниченный улицами Разина. Куйбышева, Хрустальным и Рыбным переулками. По фасадам и со стороны двора на обоих этажах первоначально были открытые галереи, на которые выходили прилавки купеческих лавок. Со стороны двора галерой членятся пилястрами, а с внешней стороны — могучими колоннами коринфского ордера, которые придают всему зданию монументальность и торжественность.


Рядом с церковью Варвары находится одно из наиболее интересных и старейших гражданских зданий Москвы. Оно освобождено реставраторами от позднейших пристроек, которые служили для него как вы каменным футляром. Это — старый Английский двор XVI–XVII веков (д. № 4), ранее принадлежавший «гостю» — богатому купцу И. Д. Бобрищеву, по прозвищу «Юшка». После его смерти великолепные палаты с парадным приёмным залом, жилыми и складскими помещениями Иван Грозный «жаловал» английским купцам из «Московской компании». Спустя почти столетие англичане были вынуждены покинуть Россию по указу царя Алексея Михайловича, возмущенного казнью английского короля Карла I. Некоторое время подворье принадлежало боярину И. А. Милоспавскому, а затем было отписано в Посольский приказ. Оно вошло и в историю отечественного просвещения: Петр Первый открыл здесь «цифирную», т. е. арифметическую, школу.


Предполагают, что строил Английский двор Алевиз. Северный фасад, обращенный на улицу, сохранил особенности архитектуры XVI века с ее ясностью и лаконизмом. Южный фасад, расчлененный лопатками, с профильным карнизом и поясом ширинок, — парадный. Он относится уже к началу XVII столетия.


Однокупольный храм Максима (XVII век) разделяет Английский двор и городскую усадьбу воеводы, политического деятеля Н. Захарьина-Юрьева, известную под названием палат «на нижних погребах» или Старого государева двора — (д. № 10). Они неоднократно перестраивались, а в середине прошлого столетия по указанию царя Александра II архитектор Ф. Рихтер реставрировал усадьбу. Предназначавшийся для музея главный дом состоит из двух кирпичных объемов в два этажа. Третий этаж — деревянный, был восстановлен по субъективно выбранным аналогам. Крутой склон холма не позволяет увидеть с улицы подклет и большую часть первого эт(ажа.


Широкая тяга с поребриком отделяет парадный, второй этаж. Его украшают спаренные колонны по углам южного фасада, характерные наличники окон с треугольными фронтонами. На восточном фасаде — балкон на консолях. Со стороны улицы нижний ярус выделяют квадры бриллиантового руста. Второй объем, примыкающий с запада, имеет светелку с шатровым верхом. Наибольший архитектурный интерес представляет перекрытый цилиндрическим сводом подклет, сложенный из белого камня. Он сохранился без изменений от первоначальной постройки. В палатах развернута экспозиция Государственного Исторического музея, знакомящая с бытом жителей древней Москвы, образцами народного искусства того времени.


Палаты «на нижних погребах» соседствуют с бывшим Знаменским монастырем, ансамбль которого сложился в 1675–1684 годы. В него входят могучий пятикупольный собор с колокольней, Братский корпус и здания келий. Доминирует в ансамбле крупный объем собора, сложенного из кирпича в 1679–1684 годах крепостными крестьянами из Костромы во главе с Федором Григорьевым и Григорием Анисимовым. При взгляде на монументальное сооружение с декоративными кокошниками, контрфорсы южного фасада, оставляющие несколько суровое впечатление, трудно предположить, что за ними скрывается интерьер в духе классицизма, поражающий светлой гармонией и изяществом.


Дерзкий взлет плавной дуги пандуса гостиницы отделил собор и приземистый Братский корпус от перестроенной в XVIII веке колокольни и келий, с одной стороны, и церкви Георгии на Псковской горке, с другой (д. № 12). Небольшая пятикупольная церковь кажется приземистой, т. к. ее высокий подклет скрыт крутым подъемом местности и почти не виден с улицы. Трапезная, северный придел и колокольня построены в прошлом веке, но включили фрагменты более ранних построек. Богатый наряд храма в виде профилированного карниза, пояса ширинок, характерных наличников окон и кокошников рельефно оттеняется ярко-красным фоном стен.


Жизнеутверждающее праздничное сооружение завершает выстроившийся подобно музейной экспозиции ряд памятников улицы Разина. Но стоит повернуть с нее вправо и спуститься к набережной, как нас ожидает новая незабываемая встреча. Миниатюрная, уютная, масштабная человеку церковь Зачатия Анны «что в углу» (когда-то здесь был угол Китайгородской стены, фрагмент которой реставрирован поблизости) — одна из самых древних построек Зарядья. Она возведена из кирпича безвестными зодчими на рубеже XV и XVI столетий. Приделы и гульбище пристроены позднее. Трехлепестковое завершение фасадов храма, расчлененных лопатками, предопределено особенностью его конструкции — так называемым крестчатым сводом. Он дал возможность решить интерьер как единое пространство, не вводя в него столпы или колонны. Такой тип культовой постройки получил широкое распространение на Руси.


Рядом с улицей Разина в Никитниковом переулке (к нему от улицы Разина ведет Ипатьевский переулок) находится прославленный образец русского узорочья — церковь Троицы. Она построена в 1631–1634 годах (д. № 3) на средства богатого купца Г. Никитникова родом из Ярославля и служила одновременно домовой и приходской церковью. Южный придел — Никиты-Воина был фамильной усыпальницей.


Сложная композиция поставленных на высокий подклет объемов. Динамична и нарядна. Небольшой, но высокий четверик главного храма венчает пирамида декоративных кокошников, расположенных в шахматном порядке и украшенных цветными изразцами. Над ним поднимается традиционное пятиглавие. Эту композицию повторяют и боковые приделы. Богатый растительно-травный орнамент, изображения диковинных птиц покрывают белокаменные наличники окон и порталы церкви. Боковые приделы, шатровая колокольня, крыльцо и трапезная образуют живописный асимметричный силуэт. Наиболее пышно украшен южный фасад, обращенный к улице.


Современная застройка улицы Куйбышева (бывшая Ильинка), на которой уже в конце XVIII века сосредоточились магазины и конторы представителей крупной коммерции, сложилась в основном на грани XX столетия и носит официально-деловой характер. Вход на улицу Куйбышева со стороны Красной площади отмечают два интересных образца «русского стиля» — Верхних и Средних торговых рядов.


В соседний комплекс Теплых рядов середины прошлого века включена церковь Ильи Пророка на Новгородском подворье (Д. № 3), возведенная в начале XVI века, по-видимому, в Ильинском монастыре. С улицы виден ребристый купол, который венчает световой барабан, украшенный спаренными пилястрами и удлиненными проемами для звона. Несмотря на все перестройки, одноглавый трехапсидный храм, стоящий на подклете, сохранил древнее ядро, которое представляет большой историко-архитектурный интерес, ' так как до сих пор не исследовался.


На площадь Куйбышева обращено пятиэтажное здание (д. № 5), отмеченное на углу своеобразно трактованной ротондой — круглой башней в один этаж, оно построено архитектором П. Скоморошенко в 1875 году и длительное время было самым высоким гражданским зданием Москвы. С противоположной стороны площадь Куйбышева фланкирует пятиэтажное здание, возведенное в том же стиле архитектором А. Каминским несколько лет спустя.


Перспективу площади замыкает другой дом, хотя и связанный с именем того же зодчего, но в стиле неоклассицизма. Он был предназначен для купеческой биржи. Каминский перестроил прежнее строение, заменив открытую галерею лоджией и украсив его портиком с треугольным фронтоном. Рустовка нижнего этажа, скульптурные вставки придали этому соразмерному зданию праздничность и торжественность.


Напротив Старого гостиного двора — творения Д. Кваренги — высится этапное произведение Ф. Шехтеля, наиболее талантливого лидера русского модерна — бывший банк Рябушинского (ныне административное здание). Поэтика этого произведения Шехтеля основана на открытом им контрасте больших стеклянных плоскостей и светлого глазурованного кирпича. Ясная геометрически строгая архитектура здания, похожего на гигантский кристалл, внесла совершенно новое звучание в ансамбль площади.


Монументальное здание в неоклассических формах, занимаемое Министерством финансов СССР (д. № 9, архитекторы А. Эрихсон и А. Зелигсон), и богато декорированные протяженные дома на противоположной стороне типичны для эклектики конца прошлого века. Завершает застройку улицы Куйбышева дом бывшего Северного страхового общества (д. № 27) с многоярусной башней и ротондой, выполненный в стиле неоклассицизма с элементами модерна. Его фасады облицованы естественным камнем, украшены рельефами и вазами. Оригинальное по архитектуре сооружение, перекликавшееся с башнями проходившей здесь Китайгородской стены, возведено в 1910–1911 годах по проекту архитектора В. Олтаржевского и инженера И. Рерберга.


Параллельно улице Куйбышева идет улица 25-го Октября (бывшая Никольская), которая начинается так же от Красной площади. Ее название напоминает о том, что на этой улице в 1917 году шли ожесточенные бои революционных отрядов на подступах к Кремлю. Старое название возникло по Никольскому греческому мужскому монастырю, основанному еще в XIV веке. Он входил в оборонительную систему, защищавшую посад с северо-запада. Улица на месте дороги от Кремля к поселениям на левом берегу Неглинной существовала, по-видимому, почти 800 лет тому назад.


К началу нашего века на Никольской возвели множество крупных зданий. Застройка была подчинена преимущественно интересам Меркурия. На ней располагались многочисленные торговые ряды, подворья, склады, конторы, между которыми, подобно жемчужинам, вкраплены уникальные памятники истории и культуры. Одна из самых оживленных торговых улиц вошла в историю Москвы и как улица просвещения.


По улице 25-го Октября расположен выдающийся памятник истории и культуры — ансамбль Заиконоспасского монастыря, основанного п 1600 году. Уже вскоре в нем учреждается «общенародная школа», а затем школа известного просветителя, поэта и драматурга Симеона Полоцкого (его могила находится в монастырском соборе). В 1687 году в монастыре было открыто первое высшее учебное заведение на Руси — Славяно-греко-латинская академия (в 1014 году она была преобразована в духовную академию и переведена в Троице-Сергиевскую лавру — ныне г. Загорск). В ней учился будущий великий ученый М. В. Ломоносов. От древнего ансамбля сохранились Спасская церковь, трехэтажный Братский корпус и здание бывшего Заиконоспасского духовного училища. Изящный и нарядный монастырский храм — один из лучших памятников московского барокко, служил школьной и академической церковью. Воздвигнутый в XVII столетии, он дважды перестраивался. (Для того чтобы увидеть эти сооружения надо войти во двор дома № 7).


От Никольской улицы, кроме иконных лавок, монастырь раньше отделяли Святые ворота и двухэтажные флигели но сторонам. На их месте на рубеже нашего века возвели Торговый дом и новую надвратную колокольню (д. № 9).


В проезде Куйбышева, ведущем к одноименной улице, расположено крупномасштабное кирпичное сооружение — собор бывшего Богоявленского монастыря — яркий памятник московского барокко.


Один из старейших в Китай-городе. монастырь был основан в 1292 году московским князем Даниилом Александровичем. Первый каменный собор относится к XIV веку. После «великого разорения» города в смутное время был построен другой собор, а в 1693–1696 годах его сменил существующий ныне памятник. Он включил в свой состав фрагменты зданий более раннего времени. В середине следующего века к собору пристроили три придела и колокольню.


Рядом с громадой собора, даже лишенного верхнего восьмерика и главки, совсем небольшими кажутся Братские и Настоятельские кельи. Перестройка второй половины прошлого века придала им облик, стилизованный под барокко.


Собор имеет ярусное построение. На высоком арочном подклете поднимается кубический объем, а на нем — могучий нижний восьмерик. Но примыкающая трапезная и развитый алтарь лишают собор центричности. Даже среди памятников этого времени он выделяется богатством белокаменной резьбы, особенно рельефной на фоне кирпичной кладки. Наряду с ордерными формами зодчие оригинально использовали такие детали декора, как балясины и «разрезные» кронштейны, набрав из них фигурные тяги и карнизы.


Возвратившись на улицу 25-го Октября, мы увидим один из наиболее интересных историко-архитектурных памятников Москвы — Государев печатный двор, сыгравший огромную роль в истории отечественного просвещения. Территорию, которую он занимал, скрывает необычный фасад дома (№ 15), выполненный в начале прошлого века в духе «русской готики», хотя его композиционное построение типично для классицизма. В старину здание типографии, окруженное избами-мастерскими, отделялось от улицы деревянными воротами с резными геральдическими изображениями льва и единорога, входившими в герб Печатного двора. Здесь-то и обосновался центр русского книгопечатания. В типографии на Никольской улице Иван Федоров и Петр Мстиславец отпечатали первую датированную русскую книгу «Апостол». По утверждению одного из исследователей, Московский печатный двор выпустил большее число книг, набранных кириллическим шрифтом, чем все прочие города мира, вместе взятые.


В XVII столетии культурный центр столицы на Никольской улице стал быстро отстраиваться. После завершения Теремного дворца в Кремле зодчий Трефил Шарутин возводит вдоль улицы двухэтажное каменное здание. Спустя два года Иван Неверев и Христофор Галовей строят каменные ворота с лавками по сторонам. В 1679 году вдоль Китайгородской стены с частичным использованием стен и фундаментов разобранной Большой палаты артель каменщиков Степана Дмитриева и Ивана Артемьева возводят двухэтажные Правильную и Книгоохранительную палаты, объединенные сенями. Однако комплекс Печатного двора с высоким шатром, как у кремлевских башен, ставший одним из наиболее величественных общественных сооружений старой Москвы, до нас не дошел. В 1814 году для Синодальной типографии, которая размещалась в палатах Печатного двора, на этом месте по проекту архитектора И. Мироновского было возведено новое здание, которое в каши дни занимает Историко-архивный институт. Его центральный повышенный объем с проездной аркой воспроизводит образ и декор ранее стоявших тут древних ворот и главного типографского здания: трехчастное деление фасада коринфскими колоннами, увенчанными острыми шпилями, изображение льва и единорога, белокаменное кружево колонн, солнечные часы.


В 1875 году архитектор-реставратор Н. Артлебен восстановил обветшавшие палаты, стоявшие вдоль Китайгородской стены, и пристроил к ним парадное крыльцо в формах XVII столетия. Фасады получили полихромную окраску, в которой преобладал зеленый цвет, а высокая кровля была расписана «в шахмат». Над ней поднялись ажурный гребень и флюгеры с вырезанными датами реставрации.


Правильную палату Печатного двора, где «правились», т. е. корректировались книги и находилась публичная библиотека, можно увидеть во дворе, куда с улицы ведут проездные ворота.


Монументальная декоративная арка со спаренными колоннами и разрезным фронтоном несколько оживляет маловыразительный фасад соседнего дома № 17, который построен архитектором А. Е. Вебером в 1872 году. Упоминания заслуживает не столько архитектура дома, сколько его история. Здесь располагается известный ресторан «Славянский базар», а ранее и одноименная гостиница, в которой останавливались художники И. Репин, композиторы П. Чайковский и Н. Римский-Корсаков, писатель А. Чехов. «Славянский базар» упоминается в рассказе «Дама с собачкой» и повести «Мужики». В 1897 году здесь состоялась многочасовая беседа К. Станиславского с Вл. Немировичем- Данченко, положившая начало основанию Художественного общедоступного театра.


Улица завершалась Никольскими (в разное время — Сретенские или Владимирские) воротами крепостной стены, служившей границей Китай-города.


Заповедная зона: Волхонка, Остоженка, Кропоткинская улица


(Схема 3)


1 — б. доходный дом Перцова; 2 — церковь Ильи Обыденного; 3 — б. дом Цветкова; 4 — памятник Фридриху Энгельсу; 5 — наземный вестибюль станции метро «Кропоткинская»; 6 и 7 — палаты XVII в.; 8 — б. дом декабриста М. Орлова; 9 — б. дом Лопухиных (ныне Музей Льва Толстого); 10 — б. городская усадьба Хрущевых-Селезневых (ныне Музей А. Пушкина); 11 б. дом Коншиной (ныне Дом ученых); 12 — б. дом поэта-партизана Д. Давыдова; 13 — б. особняк Ушкова; 14 — б. дворец Долгорукого; 15 — б. дом Потемкиных (ныне Академия художеств СССР); 16 — б. дом А. Ермолова; 17 — б. дом Охотниковых; 18 — б. доходный дом И. Исакова; 19 — б. дом П. Нащекина; 20 — б. дом декабриста В. Штейнгеля; 21 — б. дом Гагариных; 22 — б. дом П. Еропкина; 23 — дом, где жил И. Тургенев; 24 — б. дом Всеволожских; 25 — архитектурный ансамбль «Провиантские магазины»; 26 — надвратная церковь Спаса б. Зачатьевского монастыря.


Волхонка, небольшая уютная улица, идущая параллельно Москве- рекё, — одна из самых старых в Москве. Первоначально она называлась Чертольской (по местности — Чертолье), в XVI веке — Пречистенка, т. к. была началом дороги, по которой ездили из Кремля в Новодевичий монастырь к иконе Пречистой богоматери. С середины XVIII века получила современное название по фамилии князей Волконских, которые владели здесь землями. Во дворе дома № 8 можно увидеть бывшие палаты Волконских, сооруженные не позднее середины XVII века, скрытые наслоениями последующих перестроек. Реставраторы выявили четыре помещения, перекрытые сомкнутыми сводами, под каждым из которых в подклете находилась белокаменная кладовая. Стык поперечных стен отмечен на фасаде парными полуколоннами. Каждое помещение имело по три окна, украшенных сложным тройным наличником.


До наших дней Волхонка сохранила, в основном, облик, сложившийся на рубеже XX века. В 1898–1912 гг. на месте самого старого сооружения — Колымажного двора, где когда-то хранились экипажи в царской конюшенной слободе, было возведено мраморное здание, в котором размещается Государственный музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина (д. № 12). Здание построено архитектором Р. Клейном специально для коллекции слепков с античных скульптур Московского университета.


Выбор заказчика выпал на зодчего не случайно. Р. Клейн зарекомендовал себя великолепным стилизатором. Ведь по замыслу основателя музея профессора И. Цветаева (отца поэтессы Марины Цветаевой) само музейное здание должно было служить экспонатом. Поэтому он внес в конкурсную программу специальный пункт о том, что «для фасадов предпочтителен стиль греческий». Торжественную строгость зданию придает колоннада ионического ордера, скопированная архитектором с храма Эрехтейона в Афинском акрополе, фриз, изображающий Олимпийские игры, заимствован у Парфенона, для входа в главный зал образцом вновь послужил Эрехтейон. Но общее композиционное построение всего музейного здания — световые фонари из стекла — откровенные признаки XX столетия. Строительство велось в участием лучших специалистов и получило широкую общественную поддержку. Стены возводили из кирпича опытнейшие каменщики из Твери (ныне г. Калинин) и Владимира, фундамент из финского гранита готовили петербургские рабочие, для отделки интерьеров мрамором были приглашены итальянские мастера. Сам мрамор доставляли с Урала, из Греции, Норвегии, Бельгии и Венгрии. Музей им. А. С. Пушкина — одно из значительнейших художественных хранилищ мира.



Справа от здания музея от Волхонки отходит улица Маршала Шапошникова. на которой стоит примечательный памятник XVI века — Церковь Антипия на Колымажном дворе (д. № 8). Небольшая постройка с двумя ярусами декоративных кокошников вокруг центральной главки со всех сторон, кроме восточной, закрыта пристройками XVIII века: приделом, небольшой трапезной и колокольней.


На Волхонку выходит старинная усадьба, своим фасадом обращенная к улице Маркса и Энгельса. Ее история восходит к середине XVIII века. Она построена для князя Голицына по проекту архитектора С. Чевакинского. Главный дом перестроен в 1775 году М. Казаковым для временного проживания Екатерины II, затем деревянная надстройка была разобрана. К тому же времени относятся величественные каменные, с коваными створами ворота. Надстроенный двумя этажами, главный дом сохранил детали фасада, интерьеры двух залов и правый флигель, отмеченный чертами раннего московского классицизма. Любопытно, что в домовой церкви Голицыных на Волхонке собирался венчаться Пушкин, но не получил разрешения митрополита. (Венчание состоялось в церкви Большого Вознесения у Никитских ворот — см.: Улица Герцена и Воровского). С 1865 года в усадьбе располагались музей и библиотека, собранные, в основном, дипломатом Михаилом Голицыным, долгие годы жившим за границей. В 1886 году богатейшая коллекция западно-европейской живописи, изделий из бронзы, серебра, мрамора, гобелены, фарфор, предметы античной культуры была продана его сыном Эрмитажу. На первом этаже этого дома снимал квартиру в течение последних девяти лет жизни крупнейший русский драматург А. Островский. Бывший кабинет Голицына стал местом создания ряда бессмертных пьес писателя. Сюда приходили писатель И. С. Тургенев, композитор П. И: Чайковский.


Улица Волхонка выходит на Кропоткинскую площадь, названную в честь революционера, ученого-географа князя Петра Кропоткина. От площади отходят две радиальные улицы: Кропоткинская и Остоженка, а так же ведущий к Москве-реке Саймоновский проезд. В начале проезда стоит удивительное здание (№ 1 — бывш. доходный дом Перцова). Будто появившееся из русской сказки, оно построено архитектором Н. Жуковым по рисунку художника С. Малютина в 1906–1910 гг. в традициях древнерусской деревянной архитектуры. Полет фантазии, своеобразие и щедрость художественного дара чувствуются здесь и в сложной конфигурации- объемов, утрированно обостренных гранях фронтонов, и в майоликовых изображениях солнца — Ярила, русалок, диковинных животных и растений, обилии плодов и цветов, и в орнаментальных узорах лестничных решеток, волнистых линиях кладки полов. Вблизи по Кропоткинской набережной находится не менее привлекательный краснокирпичный терем (д. № 29) с бочкообразной крышей, флюгерами, кокошниками, созданный в русском стиле художником В. Васнецовым. Дом строился по заказу миллионера Цветкова и предназначался для его картинной галереи. На фасаде установлена мемориальная доска в память о погибших в боях против германского фашизма французских летчиках эскадрильи «Нормандия — Неман» (в годы второй мировой войны здесь размещалась французская военная миссия). В глубине квартала (2-й Обыденский пер., 6) расположен примечательный памятник архитектуры начала XVIII века — церковь Ильи Обыденного. В XV–XVII вв. она была деревянной, в 1702 году заменена каменной, шатровая колокольня — второй половины XIX века.


Но возвратимся на Кропоткинскую площадь. Здесь, в 1976 году открыт памятник Фридриху Энгельсу (скульптор И. Козловский).


Кропоткинская улица — в древности Большая Чертольская, затем — Пречистенка с ответвляющимися от нее переулками была одним из самых аристократических районов Москвы. В конце XVIII-начале XIX веков ее застроили крупными городскими усадьбами и особняками. Ни одна улица Москвы не располагает таким количеством памятников эпохи классицизма. Облик улицы не смог радикально исказить строительный «бум» конца XIX века — период, когда дворянские особняки перестраивались в угоду буржуазному вкусу и возводились многоэтажные доходные дома.


Архитектурный ансамбль Кропоткинской улицы открывают памятники зодчества допетровской эпохи ‹№ 1/2 и 3). 'В предназначенных к сносу заурядных домах архитекторы-реставраторы обнаружили боярские палаты конца XVII века. Они имеют необычайно толстые стены, сводчатые помещения, заглубленные в землю, закрытые коваными железными решетками маленькие окна с характерными белокаменными наличниками, внутристенные лестницы. Вновь одевшись после реставрации в утраченный праздничный наряд древние сооружения обрамляют вход в удивительный мир русской классической архитектуры.


Выше палат — что ни дом, то памятник архитектуры конца XVIII — начала XIX веков. Старинная усадьба (д. № 5); построенный во 2-й половине XVIII века дом № 7; особняк, в основе которого палаты XVII века (д. № 10), значительно изменившийся в ходе многочисленных перестроек и утративший свою художественную выразительность.


Великолепный образец московского ампира представляет собой дом (№ 11), построенный в 1817–1822 годах для Лопухиных. Его автор — архитектор Афанасий Григорьев, бывший крепостной, один из крупнейших мастеров русского классицизма, чьи произведения отличались интимностью и лиричностью. Особняк выполнен из дерева и декорирован под камень. Главный фасад небольшого здания выходит прямо на улицу. Стройный шестиколонный ионический портик, многофигурный рельеф и скульптурные лепные вставки делают его нарядным. Хорошо сохранились парадные комнаты, прекрасная роспись потолков, имитирующая архитектурные мотивы. Ныне в здании — Музей Л. Н. Толстого. В его экспозиции и фондах хранятся все рукописи великого писателя, его личные вещи, прижизненные портреты и издания, фонозаписи голоса, иллюстрации к произведениям и другие реликвии.


Напротив (д. № 12) — бывшая городская усадьба Хрущевых-Селезневых — подлинный архитектурный шедевр, который ныне занимает музей А. С. Пушкина. Заново отстроенная, по-видимому, А. Григорьевым после пожара 1812 года, она по совершенству своей сложной и свободной гармонии не имеет аналогий в русской классической архитектуре прошлого века. Зодчий отказался от привычной парадной симметрии. В едином образе он объединил два совершенно разных «лица» главного дома: обращенный на улицу торжественно-парадный фасад с шестиколонным портиком и интимно-камерный, выходящий на Хрущевский переулок, с цоколем-террасой и портиком из восьми попарно сгруппированных колонн. И в том и в другом случае использованы варианты ионического ордера. В отделке фасадов с изящными лепными барельефами принимал участие скульптор И. Витали. В главном доме сохранилась парадная анфилада залов с прекрасной росписью плафонов и мраморными угловыми каминами, характерными для московских усадеб. Интерьеры здания великолепно иллюстрируют Пушкинскую эпоху, дополняя экспозицию, посвященную великому поэту.


Неоднократно перестроенный дом (Me 16) возведен в конце XVIII века для военного губернатора И. Архарова. В 1910 году старинная дворянская усадьба была превращена архитектором А. Гунстом в роскошный дворец по заказу его новой владелицы фабрикантки-миллионерши А. Коншиной. Для зимнего сада мрамор был выписан из Италии, бронзовые украшения из Парижа, полированное стекло огромных размеров доставлено из Италии в специальном вагоне. Однако сквозь декорации стиля модерн отчетливо проступает классическая основа здания. Ныне в нем Дом ученых — место общественной деятельности и отдыха работников советской науки.


Дом на противоположной стороне (№ 17) имеет типичную усадебную планировку в классическом стиле с парадным двором, который отделяет главный дом с флигелями от улицы. Он памятен тем, что в нем жил Денис Давыдов — поэт-партизан, участник войны 1812 года, приятель А. Пушкина. Соседний дом (№ 19) сооружен для князя А. Долгорукова в конце XVIII века по проекту М. Казакова (перестраивался после пожара 1812 года). К дворцовому зданию с колоннадой, вытянутому вдоль фронта улицы, ранее примыкал обширный парк с прудами и фонтанами. К нему вели шесть въездных ворот (ныне заложены). Парадный фасад, несмотря на большую протяженность, лишен монотонности. Его центр украшен великолепным портиком ионического ордера. С ним перекликаются лоджии второго этажа с изящной коринфской колоннадой. Здание отличают типичные для Казакова строгая парадность и благородная ясность форм. Перестройка, внеся изменения в декор фасада, сохранила замысел зодчего.


Образец классицизма — старая дворянская усадьба, перестроенная в начале XX века для миллионера А. Ушкова, превратилась в буржуазный особняк с перегруженным декором фасадами (д. № 20). Здесь в 1921 году размещалась студия балерины Айседоры Дункан, приехавшей из США. В этом доме она проживала со своим мужем поэтом Сергеем Есениным.


В доме (№ 21) находится президиум Академии художеств СССР. В начале XIX века старинная усадьба, принадлежавшая Потемкиным, в конце века перестроена по проекту архитектора А. Каминского в духе эклектики. Однако со стороны двора здание еще сохраняет некоторые классические черты. Миллионер И. Морозов здесь размещал свою картинную галерею одну из самых полных коллекций полотен французских художников конца XIX — начала XX вв. Она составила основу Музея нового западного искусства, собрание которого перешло в Музей изобразительных искусств им. А. С. Пушкина и Эрмитаж.


К образцам классицизма относится дом (К? 22), построенный в конце XVIII века архитектором М. Казаковым для родственников героя Отечественной войны 1812 года генерала Ермолова.


Внушителен и строг фасад дома (№ 32), одного из наиболее интересных классических построек. Его родословная тоже уходит в XVIII век, когда он принадлежал помещикам Охотниковым. После пожара 1812 года здание перестроено в стиле ампир. Фасад главного корпуса имеет дорический портик. Симметрично расположенные флигеля и службы широким полукругом замыкают двор. Их кирпичные аркады украшены колоннами тосканского ордера, выполненными из белого камня. Вестибюль, лестницы и двухсветный зал переделаны в 1915 году архитектором А. Таманяном, сохранились фрагменты ранней отделки.


Между зданиями торжествующего классицизма в начале XX столетия на этой улице появились постройки в стиле модерн. Выразительный образец — доходный дом (№ 28), построенный в 1906 году талантливым архитектором Л. Кекушевым. Далеко вынесенный карниз подчеркивает плавные криволинейные очертания силуэта. Центральная часть отмечена вертикалями спаренных оконных проемов и нависающими друг над другом балконами. Круглое окно наверху обрамляют скульптуры. Эркеры, подобно ризалитам усиливают пластичность фасада. Впечатляет контраст гладкой поверхности- его облицовки и декоративного узора в виде стилизованных цветов верхнего этажа, издали напоминающего морскую зыбь.


Многоэтажные доходные дома несколько нарушили единство этого классического уголка Москвы, но не лишили его своеобразия. Значительно активнее процесс вытеснения барских усадеб протекал на соседней Остоженке, которая уже с середины XIX в. начала утрачивать свой аристократический вид.


Остоженка древняя московская улица, пролегавшая вдоль берега Москвы-реки к Лужникам. По ее левую сторону тянулись луга со стогами сена — «остожье», отсюда и название улицы — Остоженка. В конце XVI в. она начиналась у Пречистенских ворот Белого города (ныне пл. Кропоткинская). Селилась здесь московская знать, что до сих пор оставило след в названиях отходящих от Остоженки переулков. Ныне архитектурный облик улицы определяют доходные дома и особняки самых разнообразных и затейливых форм: то в виде средневекового готического замка, то модернистски стилизованного русского терема, то претенционных обличий, навеянных историческими стилями стран Востока и Запада. И лишь несколько старинных памятников представляют особый историко-архитектурный интерес. Один из них — дом № 38, построенный в 1771 году для московского губернатора П. Д. Еропкина. Огромное строение, возведенное с использованием древних палат, сохранило некоторые черты классицизма. В прошлом столетии в нем. размещалось Коммерческое училище, в наши дни — Институт иностранных языков им. Мориса Тореза. Мемориальная доска на фасаде напоминает о том, что здесь в 1931–1938 гг. работал видный деятель международного коммунистического движения Фридрих Платген.


Две другие доски напоминают о связи этого здания с писателем И. А. Гончаровым и историком С. М. Соловьевым. Перед фасадом института установлен памятник героям Отечественной войны 1941–1945 гг.


Противоположную сторону улицы украшает утопающий в зелени деревянный дом с изящным портиком и гербом дворян Всеволожских (№ 49). Именно такие постройки в стиле позднего классицизма были типичны для улицы в начале прошлого века. Пилоны ворот и ограда перенесены сюда от другого дома (№ 38). Сохранился и дом № 37. так же типичный образец московского ампира, отмеченный памятью о Тургеневе. Писатель жил в нем в 1840–1850 годах у своей матери. Фасад особняка благородных пропорций украшен портиком с тремя парами колонн.


Вдоль спускающегося к Москве-реке 2-го Зачатьевского переулка тянутся краснокирпичные стены бывш. Зачатьевского монастыря, основанного в XVI веке царем Федором. Реставрирована надвратная церковь Спаса, построенная в 1698 году на вклад стольника Петра I А. Римского-Корсакова. Центричное трехъярусное сооружение в стиле нарышкинского барокко имеет типичный для этого времени белокаменный резной декор, главку, покрытую чешуей темно-зеленой черепицы.


Завершает Остоженку мощный торец одного из зданий Провиантских магазинов, фасадом выходящих на Садовое кольцо (Крымская пл., 2), и вестибюль станции метро «Парк культуры» первой очереди (1935 г.). Провиантские магазины, последнее и крупнейшее достижение классицизма в Москве, построены архитектором Ф. Шестаковым по проекту В. Стасова в 1829–1831 гг. Ансамбль из трех корпусов, объединенных чугунной оградой с изображением военных атрибутов античности, образует законченную композицию. Чередование рустовки и гладких стен, четкий ритм порталов с полуциркульными проемами, повтор окон, украшенных оригинальными лепными венками и филенками, создает впечатление торжественного величия и суровой мощи.


Заповедная зона: Арбат


(Схема 4)


1-б. дом В. Бобринского (Военного суда); 2 — филиал Музея А. Пушкина; 3 — б. доходный дом А. Филатовой; 4 — деревянный дом начала XIX в.; 5-б. дом Поливанова; 6 — б. доходный дом со скульптурным фризом; 7 — особняк архитектора К. Мельникова; 8 — б. дом Пороховщикова; 9 — церковь Спаса на «песках»; 10-б. дом Щепочкиной; 11 — б. дом Несвицкой; 12 — высотное здание МИД СССР; 13 — жилой дом середины XVIII в.; 14 — церковь Апостола Филиппа.


Как бесконечно много говорит слово Арбат. Для москвичей это название не только одной из самых типично московских улиц, но и примыкающих к ней живописных переулков. И если для писателя П. Боборыкина и людей его времени Арбат представлял «нечто среднее между дворянской и купеческо-лавочной улицы», а революционер и ученый князь П. Кропоткин значительно раньше говорил об этом районе как «Сен-Жерменском предместье» Москвы, то в наши дни это древнее имя овеяно дыханием веков и романтики. Недаром, проходя по Арбату и в который раз очаровываясь им, вспоминаешь строки Б. Окуджавы:


Ах, Арбат, мой Арбат,

ты — мое Отечество,

Никогда до конца не пройти

тебя!


Название улицы и примыкающего к ней района происходит от арабского слова «рабат» — пригород, а ее история уходит в далекое прошлое. Окружающая местность заселялась в XIV–XV вв., по ней шла дорога в г. Смоленск. Многое видел Арбат за прошедшие века. В 1611 году у арбатской башни Белого города шел ожесточенный бой москвичей с отрядом рыцарей, рвавшихся на помощь к осажденным в Кремле польским шляхтичам. Через год здесь стояли войска Дмитрия Пожарского. Видел Арбат вступавшие в Москву и бежавшие из нее войска Наполеона. А в 1905 году он ощетинился баррикадами, защищая от царских войск Пресню. В годы Великой Отечественной войны фашистская бомба разрушила здание Театра им. Евг. Вахтангова, старинный дом на Арбатской площади.


Со 2-й половины XVIII века улица Арбат — одна из самых аристократических, застроена усадьбами родовой и чиновничьей знати. После пожара 1812 года на ней появляется множество особняков в стиле ампир, но со временем Арбат приобретает более деловой, торговый характер. По ней проходит конка, по булыжной мостовой мчат извозчики, большинство домов принадлежит буржуазии. На рубеже XX века в застройку все больше проникают доходные дома. Примечателен в этом отношении дом № 35 — самый большой на Арбате, напоминающий средневековый замок (1913 год, архитекторы В. Дубовский, Н. Архипов). О старом классическом Арбате дает представление красивый особняк (№ 37/2) конца XVIII — начале XIX в. Восстановленный после пожара 1812 г., он принадлежал графу В. Бобринскому, затем — трагической актрисе Е. Семеновой i(b детстве — крепостной), позднее в нем размещался военный суд. Сохранились главный дом, флигели, внутренний двор с оградой.



Возвращен прежний облик дому ‹№ 53), где на втором этаже скромного особняка была единственная в Москве квартира великого русского поэта А. С. Пушкина. Он занимал ее в самый счастливый период жизни — женитьбы на Н. Н. Гончаровой. Здесь поэт устроил «мальчишник» — прощание с холостой жизнью, на котором присутствовали его друзья. Сюда после венчания он привез красавицу-жену. Сейчас в доме Музей А. С. Пушкина. Тщательно, по документам восстановлены интерьеры в том виде как при жизни поэта.


С названием Арбат москвичи связывают не только саму улицу, но и прилегающую к ней густую сеть живописнейших переулков, сохранивших в своих названиях аромат истории: Староконюшенный, Сивцев Вражек, Кривоарбатский, Спасопесковский, Плотников, Денежный (ныне — ул. Веснина) и др. Их неповторимей колорит определяют здания, принадлежащие нескольким эпохам жизни Арбата. Здесь можно увидеть деревянные портики и мезонины уютных особняков, затейливые вензеля и гербы на фронтонах, овальные жетоны страхового общества вековой давности.


Великолепный образец московского классицизма, соразмерная человеку городская усадьба расположена на ул. Веснина (д. № 9). 'Просторный деревянный дом построен в 1822 году для участника Отечественной войны 1812 года А. Поливанова. Позже здесь жил знакомый А. С. (Пушкина — С. П. Жихарев. Фасад с высокими окнами парадного этажа с мезонином украшает мощная дорическая колоннада, несущая карниз с консолями оригинальной формы. Сохранилась первоначальная планировка дома и частично — отделка интерьеров. Редчайший образец той эпохи — деревянный дом на улице Танеевых (№ 5). Впечатляющая строгостью пропорций и декором уютная одноэтажная постройка с мезонином — имитация в дереве и гипсе каменной архитектуры ампира, подчеркнутая такими деталями, как замковые камни с львиными мордами, рельефы грифонов, рустовка нижнего этажа.


Впечатление монументальной каменной постройки создает и деревянный дом на улице Рылеева (№ 15). Линии рустовки нанесены на покрывающий фасады толстый слой штукатурки, традиционен характер лепнины. Иллюзию разрушает лишь портик, архитрав которого, вопреки законам классицизма, прорезан арками. Дом памятен тем, что он принадлежал декабристу В. Штейнгелю. К кругу московского ампира относится каменный особняк в Сивцевом Вражке (д. № 27), в котором жил революционер писатель-демократ А. И. Герцен. В доме открыт музей.


В Спасопесковском переулке сохранился построенный в 1820 году деревянный дом Щепочкиной на белокаменном фундаменте (№ 6). Его фасад украшен четырехколонным ионическим портиком, аркады обрамлены лепными розетками. Рядом — белокаменные ворота середины XVIII века' в стиле барокко. Над ними возвышается скромная пятиглавая церковь Спаса на Пескахi(1711 г. Трапезная, ажурная колокольня и ограда середины XIX в.). В ее ординарном облике В. Д. Поленов открыл задушевность и теплоту народного искусства и запечатлел в знаменитом полотне «Московский дворик».


В застройке Арбата и прилегающих к нему переулков представлены почти все архитектурные направления рубежа XX в. Покрыт кружевом резьбы по дереву, демонстрируя русский стиль, дом А. Пороховщикова в Староконюшенном переулке (№ 36, построен в 1872 г. архитектором А. И. Гуном). Макет дома был отмечен премией на Всемирной выставке в Париже. Об экспансии архитектурной эклектики свидетельствует доходный дом (№ 5/14), расположенный в начале Староконюшенного переулка. Особняки на улице Луначарского (№ 4 16, 1905, арх. С. Кучинский), в переулке,Н. А. Островского (№ 10, 1900. арх. В. Валькотт), в Кропоткинском (№ 13, 1901, арх. Ф. Шехтель) демонстрируют различные направления стиля модерн.


Примечателен дом (№ 4) в Плотниковом переулке, название которого напоминает о дворцовой Плотницкой слободе, находившейся здесь в XVII столетии. Он был построен в начале нашего века.!Второй этаж опоясывает необычный скульптурный фриз. Среди портретных изображений — Пушкин и Гоголь. Особенно интересно изображение Льва Толстого — первый и единственный в дореволюционной Москве скульптурный портрет отлученного от церкви писателя. Имя создателя фриза неизвестно. Высказано предположение, что им мог быть архитектор Н. Жерехов, который проектировал дом.


Представлен на Арбате и конструктивизм (дома № 20, 46, угловой дом с магазином «Гастроном», возведенный по проекту арх. В. Маята в 1928 году). Чрезвычайный интерес представляет особняк в Кривоарбатском пер. (№ 10), построенный в 1927–1929 гг. арх. К. Мельниковым. Смелая и необычная форма здания в виде двух врезанных друг в друга бетонных цилиндров с оконными проемами заключает удобную квартиру в трех уровнях. Bcё в этом необычном доме удивительно: от конструкции до интерьеров и их освещения.


На Арбате можно увидеть и образцы архитектуры 30-х годов (д. № 45, арх. Л. 'Поляков) и послевоенную архитектуру (новое здание Театра им. Евг. Вахтангова). Заповедная улица завершается на Садовом кольце возле одного из семи высотных зданий, заложенных в день 800-летия столицы (1954 г., арх. В. Гельфрейх, М. Минкус).


Соседствуя с громадой высотных домов на проспекте Калинина, старый Арбат сохраняет чисто московский колорит и неповторимость. Живописность силуэта улицы, камерный соразмерный человеку масштаб большинства зданий создают особую среду заповедной улицы. Домам возвращен облик, который они имели в начале века. Обновлены их фасады, восстановлены утраченные детали, лепнина, портики. Колористическая гамма окраски зданий, яркое сопоставление различных тонов сделали улицу празднично-нарядной. На всем протяжении она вымощена плитами, образующими своеобразный узор, установлены стилизованные фонари, вазоны для цветов, скамьи для отдыха.


Первая пешеходная улица столицы, несмотря на различное мнение о ней москвичей, прочно вошла в облик современной Москвы.


Заповедная зона: Улицы Герцена и Воровского


(Схема 5)


I — Московский университет. Памятники А. Герцену и Н. Огареву; 2 — Московский университет. Памятник М. Ломоносову; 3 — б. Манеж (ныне Центральный выставочный зал); 4 — церковь Знамения «на Шереметевом дворе»; 5 — б. дом В. Орлова; 6 — жилой дом XVIII в.; 7-б. дом Меншикова; 8 — б. дом Брюса; 9 — жилой дом XVII–XIX вв.; 10 — церковь Малое Вознесение; 11 — Консерватория. Памятник П. Чайковскому; 12 — б. дом Н. Огарева (ныне кинотеатр Повторного фильма); 13 — б. крепостной театр Позднякова; 14 — церковь Большое Вознесение; 15 — памятник А. Толстому; 16 — б. дом полководца А. Суворова; 17 — жилой дом начала XIX в.; 18 — городская усадьба конца XVIII в.; 19 — жилой дом конца XIX в.; 20 — городская усадьба XVIII в. (ныне Музей искусства народов Востока); 21 — церковь Федора Студита; 22-дом, где жил Н. Гоголь. Памятник писателю; 23 — б. жилой дом Волковой; 24 — жилой дом конца XVIII в. (ныне Музей-квартира К. Станиславского); 25 — Музей народного искусства; 26 — ТАСС; 27 — церковь Воскресения «на Успенском вражке»; 28 — памятник К. Тимирязеву; 29 — Дом- музей М. Лермонтова; 30 — церковь Симеона Столпника; 31 — городская усадьба XIX в.; 32 — б. городская усадьба Гагарина (ныне Институт мировой литературы и Музей М. Горького). Памятник М. Горькому; 33 — жилой дом начала XIXа.; 34 — б. Дом политкаторжан (ныне Театр-студия киноактера); 35 — городская усадьба конца XVIII — начала XIX вв. (ныне — правление Союза писателей СССР); 36 — б. городская усадьба А. Сумарокова.


Улица Герцена названа в 19.20 году в честь революционера-демократа, философа и писателя Александра Герцена, бывшего питомцем Московского университета. В XIV–XVI веках здесь проходила Волоцкая дорога на древние русские города — Волоколамск и Великий Новгород. Позднее, по Никитскому женскому монастырю улица получила название Никитской (с появлением Малой Никитской — Большой). Издавна здесь селилось родовитое дворянство. Многие усадьбы, с переделками, дошли до наших дней. Университет, консерватория, театр привлекали сюда в прошлом веке научную и художественную интеллигенцию. К тому времени старые усадьбы стали перестраиваться, появились доходные дома.


В самом начале улицы Герцена по обеим ее сторонам расположен архитектурный комплекс Московского университета — первого в России. Так называемое Старое здание, возведенное по проекту М. Казакова, было восстановлено после пожара 1812 года Д. Желярди в стиль позднего классицизма. Главный корпус с портиком и барельефом, вместе с боковыми крыльями образуют открытый к площади парадный двор. На нем установлены памятники А. Герцену и его Другу поэту Н. Огареву (1922, скульптор Н. Андреев) — первые в Москве памятники во исполнение ленинского плана монументальной пропаганды. По другую сторону улицы — Новое университетское здание, которое возведено по проекту Е. Тюрина в 30-е годы XIX века. Оно было перестроено из усадьбы Пашковой. В 1905 году — вновь перестроено по проекту К. Быковского: изменены фасад и внутренняя планировка. В саду перед зданием — памятник основателю университета Михаилу Ломоносову — сыну северного помора, первому русскому академику (1957 г., скульптор И. Козловский). С 1940 года университет носит его имя.


Университетскими зданиями заняты начальные кварталы по обе стороны улицы Герцена. Наиболее интересен дом № 5 в стиле московского классицизма, построенный в конце XVIII века. Он принадлежал графу Орлову, брату активного участника дворцового переворота, возведшего на престол Екатерину II. Зодчий (как предполагают, М. Казаков) украсил угловое здание выразительным пилястровым портиком. Великолепны многофигурные рельефы на античные темы. После пожара 1812 года пилястрам поменяли ионический ордер на коринфский, окна парадного этажа по обеим сторонам портика приобрели монументальное обрамление.


В глубине двора, среди университетских корпусов (ул. Грановского, 2), на территории, некогда принадлежавшей боярам Шереметевым, стоит церковь Знамения «на Шереметевом дворе». Храм возведен на рубеже XVIII века в стиле нарышкинского барокко. На высоком арочном подклете поднимаются друг за Другом три восьмерика. Причудливые очертания наличников окон, гребни, ажурные золоченые кресты придают сооружению празднично-нарядный облик. Обнесенная террасой- гульбищем стройная кирпично-красная постройка с белоснежным резным убором господствует над окружающими ее ординарными домами.


Но возвратимся на улицу Герцена. Протяженный, недавно реставрированный дом (№ 11) с двумя арками въезда построен в начале прошлого века. Белоснежные пилястровый портик и женские маски декора выделяются на светло-желтом фоне фасада. Здесь открыт новый концертный зал.


К образцам московского классицизма относится величественный дворец (дом № 12), возведенный в конце XVIII века для князя Меньшикова, внука всесильного фаворита Петра 1. До наших дней от усадьбы дошли главный дом и один флигель. С годами памятник претерпел ряд изменений, но сохранил монументальность. Над высоким белокаменным цоколем с широкой лестницей поднимается портик коринфского ордера. Фигурные консоли поддерживают балкон с металлической решеткой- оградой. Соседний дом (№ 14/2) построен в 1770 году московским генерал-губернатором Яковом Брюсом, любимцем Екатерины II. Величественное двухэтажное здание с двумя боковыми ризалитами сменило стоявшие на этом месте одноэтажные палаты петровского времени, лучше сохранилась та его часть, которая выходит на улицу Неждановой. на которой расположен архитектурный памятник XVII века — церковь Воскресения на Успенском вражке (трапезная и колокольня — XIX века).


Продолжим прогулку по улице Герцена. Трехэтажный дом (№ 16) перестроен в самом начале прошлого столетия из древних палат, о чем свидетельствуют фрагменты наличников, обнаруженные на северном фасаде. Рядом с ним — самое древнее сооружение улицы — церковка Малое Вознесение. Три столетия оставили свой след на этом архитектурном памятнике: возведенный в 1584 году, он перестраивался в XVII–XVIII веках.



В доме № 13 находится центр музыкальной культуры столицы Московская государственная консерватория имени П. И. Чайковского. Здание с прямоугольным парадным двором, украшенное полуротондой в центре. воспроизводит традиционные черты архитектуры усадеб конца XVIII века Оно было создано архитектором В. Загорским в результате перестройки старого дома, который принадлежал возглавлявшей две академии княгине Е. Дашковой (позднее им владел ее племянник генерал-фельдмаршал Михаил Воронцов). Перед зданием установлен выполненный в бронзе памятник Чайковскому. (1954 г… скульптор В. Мухина). На звеньях окружающих памятник решеток воспроизведены нотные строки из его наиболее популярных произведений. Памятные доски на фасадах консерватории напоминают о выдающихся музыкантах, которые здесь жили, учились, творили и выступали.


Пятиэтажный дом № 26 на углу ул. Герцена и Станиславского со хранил два нижних этажа, сложенные в конце XVIII века. Они украшены пилястровым портиком с фронтоном. В начале XVIII века дом принадлежал страстному театралу генерал-майору Позднякову, у которого здесь был свой театр и крепостная труппа. В 1812 году в доме был французский театр, который посещал Наполеон. После изгнания «вешкой армии» здесь давались спектакли в пользу москвичей-погорельцев.


Более двухсот лет насчитывает дом 23. В XIX веке он принадлежал отцу Н. Огарева. Здесь его посещал А. Герцен, в этом доме проходили собрания их студенческого кружка. В 1834 году кружок был разгромлен полицией, Герцен и Огарев арестованы и вскоре высланы. Дом отмечен мемориальной доской в память о боях революционных отрядов с юнкерами в 1917 году.


К площади Никитских ворот обращен дом № 28 — возведенное в 1977 году здание ТАСС, Руководитель проекта — В. Егерев. Крупные, в два этажа, округленные проемы-окна, как бы олицетворяют широкие каналы информации, стекающейся сюда со всех континентов. ТАСС — главный информационный центр страны.


Бульварное кольцо как бы рассекает улицу Герцена. С левой стороны видна ушедшая в землю церквушка Федора Студита. Построенная в 1626 году, она была приходской церковью русского полководца А. Суворова Перестроенный дом на противоположной стороне (№ 42) принадлежал ему с 1775 по 1800 гг.


На этой же стороне возвышается храм Большое Вознесение — интересный образец позднего московского классицизма. Возведенный в 1695 году па месте деревянной церкви, он кардинально перестроен в 1830 1840 гг. (арх. Ф. Шестаков). Монументальное сооружение отличается чистотой и ясностью архитектурных форм. Над основным объемом — кубом поднимается могучий световой барабан, поддерживающий купол со стройной главкой. Лаконичные плоскости фасадов украшены ионическими белокаменными портиками. Памятник архитектуры свидетель венчания поэта Александра Пушкина с Н. Гончаровой.


Рядом с храмом небольшой уютный сквер, в центре которого — памятник писателю А. Толстому (1956 г… скульптор Г. Мотовилов). который жил поблизости, на улице, ныне носящей его имя (д. № 2/6). Здесь открывается мемориальный музей.


Среди бывших дворянских усадеб конца XVIII века — дома № 44 и 46. Выделяется своей живописностью дом (№ 54), построенный в конце XIX века по проекту архитектора С. Каминского. Стилизованный в манере древнерусского искусства, его фасад орнаментирован изразцами.


'К площади Восстания, где в старину были крепостные ворота Земляного города, подходит улица Воровского. Названа в 1923 году именем партийного деятеля, дипломата Вацлава Воровского, убитого белогвардейцами в Швейцарии. Возникшая на месте древней дороги на Новгород, она ранее называлась Поварской (от бывшей здесь в XVI–XVII вв. слободы царских поваров). В последующие вока этот район — один из самых аристократических в дореволюционной Москве. В современной застройке улицы особенно заметны архитектурные направления рубежа XX века: эклектика, модерн. Среди многочисленных особняков и доходных домов уцелели два интересных памятника классицизма. Дом Соллогуба (№ 52) — старинный усадебный комплекс XVIII столетия, с широким парадным двором, главным домом, украшенным шестиколонным портиком, многочисленными службами, образующими широкие крылья, соединенные с домом галереями-переходами. В центре парадного двора усадьбы установлена бронзовая скульптура Льва-Толстого (1956, скульптор Г. Новокрещенова). Сейчас здесь располагается Союз писателей СССР — творческая общественная организация, объединяющая профессиональных литераторов.


Второй памятник — дом № 25. Этот шедевр архитектуры построен в 1829 году для князя Гагарина зодчим Д. Жилярди. Городская усадьба традиционно имеет парадный двор с оградой и воротами. В отличие от ампирных особняков того времени главный дом лишен колоннады, его мощная выдвинутая вперед центральная часть с фронтоном прорезана тремя большими арками, в которых заключены двухколонные портики — излюбленный прием зодчего. Нижний этаж, как обычно, рустован, в замковых камнях над окнами — львиные маски. Столь же характерен декор парадного второго этажа, над его окнами — венки, ленты, изображения лиры. Здесь помещается Музей А. М. Горького и Институт мировой литературы. Во дворе — бронзовый памятник молодому Горькому — «буревестнику революции» (скульптор В. Мухина).


В самом начале, там, где улица Воровского отходит от проспекта Калинина, сохранено и реставрировано древнейшее строение этой местности — церковь Симеона Столпника (1679 г.). Под ее древними сводами тайно обвенчался богатейший человек России граф Николай Шереметев со своей крепостной, актрисой Прасковьей Жемчуговой-Ковалевой. Ныне в здании церкви выставочный зал Общества охраны природы.


Следует отметить на улице Воровского памятник советской архитектуры — здание Театра-студии киноактера (д. № 33). Оно построено в стиле конструктивизма в 1931–1934 гг. по проекту братьев Весниных.


Заповедная зона: Петровка, Кузнецкий мост


(Схема 6)


1-б. дом Губина; 2 — архитектурный ансамбль Высокопетровского монастыря; 3 — б. дом Хомякова; 4 — б. магазин «Мюр и Мерилиз» (ныне ЦУМ); 5 — Большой театр; 6 — Малый театр. Памятник А. Островскому; 7 — б. дом Кожиных; 8 — б. дом Иванова; 9 — три б. дома Константинопольского подворья. Церковь Сергия «в Крапивниках»; 10 — б. городская усадьба Гагарина (ныне — городская больница № 24); 11-б. «Дом редактора» (ныне занимает Союз театральных деятелей РСФСР); 12 — 6, городская усадьба Татищева; 13 — б. дом Трубецкой-Бове; 14 — городская усадьба XVIII в.; 15 — б. городская усадьба Щербатовых; 16 — б. палаты Тверского подворья; 17 — б. пассаж Джамгарова; 18 — б. банк Юнгера; 19 — Международный торговый банк; 20 — б. доходный дом 1-го Российского страхового общества. Памятник В. Воровскому; 21 — б. Строгановское училище (ныне МАРХИ); 22 — церковь Николы «в Звонарях»; 23 — архитектурный ансамбль Рождественского монастыря.


Петровка и Кузнецкий мост — один из центров культурной и общественной жизни Москвы. Днем архитектурный облик этих городских артерий неотделим от — бурного потока пешеходов, выплескивающегося за пределы тротуаров и заполняющего прилегающие переулки, особенно Столешников, один из самых оживленных в столице. Многочисленные витрины, вывески, световая реклама подчеркивают характер улиц.


К вечеру людские потоки устремляются в новых направлениях: зажигаются огни у театральных подъездов. В зоне расположены наиболее известные театры столицы: Большой, Малый, Художественный, его филиал и др.


Зубчатые силуэты заповедных улиц, поднимающихся в гору, имеют некоторое сходство. Невысокие жилые дома и торговые пассажи перемежаются здесь с многоэтажными громадами. Лишь очаровывающая неправильностью форм ажурная колокольня Высокопетровского монастыря, давшего имя Петровке и завершающего ее перспективу, не находит аналогии в высоких домах у выхода Кузнецкого моста на улицу Дзержинского. Пласты истории в этой зоне чрезвычайно глубоки, что подтверждает обилие мемориальных досок, более 30 крупных ансамблей и множество отдельных памятников.


Петровка — одна из древнейших радиальных улиц, возникла на месте дороги из Кремля к Высокопетровскому монастырю, основанному в XIV столетии. Она проходила по высокому правому берегу реки Неглинной и заканчивалась у Кутафьей башни. Мост через реку соединял ее с Троицкой башней Кремля. Со временем улица становилась все короче: от нее отделялись центральные улицы и площади (современные пл. 50-летия Октября — б. Моховая ул., проспект Маркса — б. Охотный ряд, пл. Свердлова — б. Петровская пл.).


В современных границах улица застраивалась не одновременно: к середине XVIII столетия дома стояли только на ее западной стороне, а восточная, обращенная к Неглинной, вследствие ее постоянных разливов, представляла собой пустошь с редкими деревянными строениями и огородами. Тем не менее уже тогда улица приобрела аристократический характер: здесь селилась московская — знать. После того, как в 20-е годы прошлого века Неглинную заключили в подземный коллектор, восточная сторона улицы Петровки быстро обросла домами, между которыми возникли переулки, связывающие ее с новой улицей — Неглинной.


Улица Петровка, получившая свое название по Петровскому монастырю «что на Высоком» (месте), уже со второй половины прошлого столетия быстро приобрела характер оживленной торговой улицы, чему содействовала ее близость к Кузнецкому мосту. Это сразу отразилось на ее облике: на смену привольным барским усадьбам пришли многочисленные лавки и «торговые галереи» или пассажи. Однако начало улицы сохранило торжественно-парадный облик, приобретенный я конце XVIII столетия с постройкой монументального «огромного и великолепного» Петровского театра, который, однако, скоро сгорел. На его месте был возведен по проекту О. Бове и А. Михайлова новый театр, открытый 6 января 1626 года. Однако и этот великолепный образец русского классицизма с восьмиколонным портиком ионического ордера и гипсовой квадригой Аполлона простоял недолго. В 1853 году театр также сгорел. Работами по восстановлению руководил архитектор А. Кавос. Он сохранил композиционные основы здания, но увеличив его ширину, утяжелил пропорции и силуэт. На смену строгому изяществ\ декора О. Бове пришла эклектика. Уничтоженную в огне гипсовую квадригу Аполлона сменила бронзовая, отлитая под руководством П. Клотта. С исключительной роскошью был отделан ярусный зал с позолоченной лепниной барьеров лож цвета слоновой кости, ярко-красной обивкой мебели, хрустальными люстрой и бра. Главная сцена страны, связанная с лучшими традициями отечественной оперы и балета и самыми прославленными артистическими именами, вписала одну из самых ярких глав в летопись русского искусства.


Само здание Большого театра — не только ценное произведение зодчества, но и памятник истории. В его стенах проходили съезды Коммунистической партии и Советов, неоднократно выступал В. И. Ленин. 30 декабря 1922 года I Съезд Советов провозгласил образование СССР. Театр неоднократно реставрировался в советские годы, в том числе и после разрушений, причиненных во время налетов фашистской авиации на Москву.


С противоположной стороны с отступом от красной линии улицы на площадь Свердлова обращен фасад Малого театра. (Названия театры получили по размерам соседствующих друг с другом зданий). Это единственный сохранившийся из четырех корпусов, составлявших великолепный в классическом стиле ансамбль Театральной площади, который проектировал О. Бове (б. дом купца Варгина в 1838–1640 гг. был специально перестроен под театр; арх. К. Тон).


Драматический Малый театр за широкую просветительскую деятельность называли вторым московским университетом. Театр Щепкина и Ермоловой, оставшийся верным жизненной правде на протяжении все го творческого пути, начал свою деятельность в 1824 году. Более 30 лет он был связан с А. Н. Островским, который почти все свои произведения отдал на его сцену. Памятник великому драматургу установлен у театрального подъезда в 1929 году (скульптор Н. А. Андреев).



Коммерческое значение Петровки в жизни Москвы на рубеже XX столетия подчеркнуло возведение в,1909 году рядом с театральными зданиями большого универсального магазина «Мюр и Мерилиз», который имел претенциозный облик в духе неоготики (арх. Р. Клейн). Активное вторжение эклектики и модерна в цитадель классицизма разрушило уникальный ансамбль.


Один из его фрагментов сохранился на Петровке (Д. № 3). Жилой дом с лавками в нижнем этаже построен в 1822–1824 годах во владениях Хомяковых. Фасад, обращенный к площади, сохранился лучше. Он состоит из трех объемов. Левый боковой украшен тосканской колоннадой, стоящей на цоколе, имеющем арочные проемы окон. Уличный фасад имел в центре колоннаду, а по бокам ризолиты. Во время перестройки на рубеже столетий правый портик был уничтожен, а фасад со стороны Петровки радикально перестроен и лишился части колонн. Тем не менее сохранившийся памятник дает наглядное представление о характере застройки Петровки после пожара 1812 года.


На ее современный облик, так же как и на пересекающий Петровку Кузнецкий мост большой отпечаток наложило бурное строительство н^ рубеже XX века. К этому времени относятся многие здания. Несущий явное влияние модерна дом № 15, строившийся для страхового общества «Якорь» {арх. Э. Розен, здесь экспонировалась первая в Москве выставка художников, входивших в группу «Мир искусства»), доходный дом с многочисленными эркерами,(№ 17, арх. Г. Гельрих), торговые линии Петровского пассажа (№ 10, 1906 год, арх. С. Калугин). В простенке между входами в пассаж установлен рельеф «Рабочий» (1920–1921 гг., скульптор М. Манизер) — одна из лучших скульптур, созданных в первые годы Советской власти. Но среди позднейшей и ординарной архитектуры 'Петровка сумела сохранить один из шедевров московского классицизма — дом купца Губина (№ 25), воздвигнутый — М. Казаковым в конце XVIII столетия. Выдвинувшуюся к улице центральную часть (в те времена улица была уже) отмечает великолепный портик коринфского ордера, поднимающийся на рустованном цоколе. Изыскан и богат декор больших окон крыльев дома. Спаренные пилястры ионического ордера поддерживает иллюзорный аттик, в котором размещена трехчастная скульптурная композиция.


Если творение Казакова бросается в глаза всем, проходящим по Петровке, то другой интереснейший памятник скрывается в глубине одного из дворов по отходящей от нее влево улице Москвина. Это великолепных пропорций особняк '(д. № 6) с мезонином, большое полукружье окна которого отмечает центр главного фасада. Удивительную пластичность ему придают полуколонны коринфского ордера различных размеров, обрамляющие узкие окна, и богатый лепной декор. Рельефные изображения заполняют так же полукруглые филенки над окнами боковых крыльев. Цокольный этаж рустован.


Недавно реставраторы обнаружили, что этот дом, в котором жил прославленный зодчий О. Бове, под классическим обликом скрывает палаты в стиле нарышкинского барокко с пышным карнизом и кружевными белокаменными наличниками окон. В XVIII веке они принадлежали князьям Трубецким, а первым владельцем, по мнению исследователей, мог быть дядя Петра I Л. К. Нарышкин.


Особое историческое и художественное значение среди памятников этой заповедной зоны имеет ансамбль Высокопетровского монастыря, который завершает перспективу улицы с правой стороны. Он был основан в XIV столетии, но дошедшие до нас сооружения относятся, в основном, к концу XVII. Строительство велось на средства бояр Нарышкиных, из семьи которых происходила Наталья Кирилловна — мать Петра I. Главный кубовидный храм с пятью главами типичен для того времени, как и церковь Сергия Радонежского, стоящая на высоком арочном подклете. Она воздвигнута Петром I в ознаменование его победы в борьбе за власть с честолюбивой сводной сестрой — Софьей. Богатый белокаменный наряд: арочные пояски и спаренные колонки на стройных световых барабанах, раковины в тимпанах закомар, пышные «разрезные» фронтоны над окнами, — говорит о влиянии «московского барокко». Центричность и ярусность объемов, присущие постройкам этого стиля, демонстрирует небольшая, но монументальная церковь Петра Митрополита (1690 г.). На восьмилепестковом в плане основании поднимается восьмигранник, Завершающийся шлемовидной главой. Его рельефный декор заменен орнаментальной живописью в духе барокко. Черты этого стиля несут и две другие церкви XVIII века на территории монастыря: Толгская (1744 г.) и Пахомия (1753–1755 гг.), отличающаяся стройностью силуэта.


Территорию монастыря окружают крепостные стены с арками, обращенными во двор. К стенам — примыкает протяженный корпус монастырских келий, в который включены великолепные палаты, нарядным фасадом выходящие на Петровку. Они были подарены монастырю Нарышкиным в память о рождении наследника — будущего Петра I. Богатое убранство второго этажа-сложной формы наличники окон, спаренные колонны, профилированный карниз вносят в ансамбль праздничную живописность. Нижний этаж сохраняет суровый характер крепостной стены. Со стороны двора палаты окружает открытое гульбище, которое поддерживают арки, опирающиеся на квадратные в плане столпы.


Законченность, всему ансамблю придает надвратная ярусная церковь-колокольня, которая не лишена своеобразного очарования. Постройки монастыря реставрированы в 1979 году.


Кузнецкий мост, в советские годы удлинившийся от Петровки до Пушкинской улицы, моложе их. Только в конце XV столетия на «Кузнецком верху» возникла слобода кузнецов и конюхов Пушечного двора, который был основан Иваном III на левом берегу Неглинной. Он занимал территорию, ограниченную современными улицами Неглинной, Пушечной, Жданова и проспектом Маркса. По деревянному мосту, возле которого жили кузнецы Пушечного двора, улица и получила свое название. В 1754 году было завершено строительство большого белокаменного моста, который проектировал архитектор Д. Ухтомский. (После заключения Неглинной в подземный коллектор мост засыпали, фрагменты его недавно обнаружили во время земляных работ).


К этому времени слобожан уже оттеснила знать: с севера значительную часть улицы занимала протяженная усадьба графа И. Л. Воронцова. Выше ее располагались владения «Салтычихи» — богатой помещицы Д. Салтыковой, замучившей более сотни крепостных и заключенной в 1768 году в тюрьму (Ивановского монастыря. На улице все чаще открывались лавки, салоны моды, и к концу столетия она все явственее становилась «центром московской индустрии роскоши и моды», местом гулянья состоятельных людей.


Современную застройку этой заповедной улицы отличает многообразие. Лишь кое-где сохранившиеся небольшие жилые дома и перестроенные барские усадьбы перемежаются с помпезными торговыми пассажами, престижными зданиями банков, деловых контор и многоэтажных доходных домов. Их нижние этажи составляли как бы сплошную ленту зеркальных витрин наиболее дорогих магазинов и салонов.


Улица — законодательница моды, демонстрировала и образцы моды архитектурной: господствовавшие в то время направления разнообразной эклектики и модерна. Примером могут служить громадный доходный дом в неоклассическом стиле I Российского страхового общества (№ 21/5, 1905–1907 гг., арх. Л. Бенуа, А. Гунст), в годы Советской власти здесь работал Наркомат иностранных дел; монументальный дом (№ 16), построенный арх. А. Эрихсоном в 1912 году так же в духе неоклассики с гипертрофированными деталями «разорванного» карниза, поддерживаемого могучими коринфскими колоннами; гигантский пассаж Джамгарова (№ 12, 1877 г., арх. А. Резанов), размеры которого подчеркивает его «низкорослый» сосед — всего в три этажа угловой дом купеческого общества (№ 10, 1889–1890 гг., арх. А. Каминский).


На самой заповедной улице практически нет памятников архитектуры, стоящих на государственной охране, за исключением палат Тверского подворья. Построенные в конце XVII века, они ныне скрываются в глубине двора дома № 17, сохранившего непритязательный облик старожила улицы. Но ближайшие «окрестности» Кузнецкого моста изобилуют памятниками. На Пушечной улице, например, сохранилась неузнаваемо перестроенная церковь Софии — ровестница палат на Кузнецком мосту, хранящая под штукатуркой следы нарышкинского барокко. Колокольня и трапезная были заново построены уже в XIX веке.


Особенно много памятников сосредоточено на сравнительно короткой улице Жданова (б. Рождественке), которая под прямым углом пересекает Кузнецкий мост. В их число входит здание Московского архитектурного института (д. № 11). Расположенное в глубине двора, с боковыми ризалитами, оно сохранило традиционную композицию и объемы городской усадьбы, которая в конце XVIII века принадлежала графу И. Л. Воронцову. Купленная казной в канун войны 1812 года, усадьба не раз меняла владельцев. Вслед за медико-хирургической академией здесь разместились клиники Московского университета, а затем Строгановское художественно-промышленное училище. Для него по проекту архитектора С. Соловьева был перестроен главный дом и возведены новые корпуса вдоль улицы. Именно тогда главный фасад был украшен керамическими вставками, изготовленными строгановцами.


Далее по улице [(д. № 15), господствуя на высоком склоне круто спускающегося вниз 2-го Неглинного (б. Звонарского) переулка, стоит церковь Николы в Звонарях. (Название местности и переулка объясняется тем, что здесь в старину была слобода кремлевских звонарей). Храм с трапезной и колокольней был построен архитектором К. Бланком в стиле барокко. Ограда относится к началу прошлого века.


Наибольший историко-архитектурный интерес представляет ансамбль бывшего Рождественского женского монастыря, который был основан в конце XIV столетия. Существенной роли в обороне Москвы от врагов он не сыграл, но вошел в историю как место заточения знатных узниц. Сюда, в частности, московский великий князь Василий III постриг свою жену Соломонию. На улицу Жданова выходит часть низкой стены и колокольня в стиле позднего классицизма, построенная по проекту архитектора Н. Козловского в 1835 году.


Архитектурный ансамбль монастыря включает постройки XVI–XIX веков. Наиболее древняя из них — собор Рождества, датируемый самым началом XVI столетия. Над двумя ступенчатыми ярусами кокошников возвышается могучее шлемовидное завершение монументально-пирамидального объема. С восточной стороны к четверику примыкает трехчастная алтарная апсида. Исследования реставраторов позволили выявить своеобразие памятника, возведенного с нарушением традиционной для того времени симметрии. Выяснилось, что южному приделу, считавшемуся более поздним, так же как и собору, почти 500 лет.


Заповедная зона: Улица Кирова


(Схема 7)


I — городская усадьба XVIII в.; 2 — магазин «Чай — кофе»; 3 — б. жилой дом Юшкова; 4 — б. дом Строгановского училища; 5 — Главный почтамт; б — б. городская усадьба Солдатенкова; 7 — б. дом Центросоюза (ныне Госкомитет СССР по статистике); 8 — б. городская усадьба Барышникова; 9 — б. жилой дом Лобанова-Ростовского; 10 — жилой дом с палатами XVII в.; II — б. дом Госторга (ныне — Министерство торговли РСФСР); 12 — б. жилой Дом Сухово-Кобылина; 13 — б. палаты Юсупова (ныне — ВАСХНИЛ); 14 — жилые дома XVIII–XIX вв.; 15 — памятник А. Грибоедову; 16 — б. жилой дом поэта Д. Веневитинова; 17 — архитектурный ансамбль б. Лазаревского института; 18 — палаты, восстановленные на основе фрагментов XVII в.; 19 — жилой дом XVIII–XIX вв.; 20 — церковь Архангела Гавриила; 21 — церковь Федора Стратилата; 22 — церковь Людовика.


Первое упоминание о местности, по которой прошла улица, относится к 1472 году, когда Иван III построил церковь Успения на бору. Спустя десятилетие, он поселил здесь новгородских бояр и купцов. Уже в следующем столетии в населении улицы стали преобладать мясники, давшие ей название Мясницкой (переименована в память видного партийного и государственного деятеля С. Кирова в 1935 году).


История улицы отразила в общих чертах особенности социального развития всего города. Уже вскоре слобожан стала вытеснять феодальная знать и высшее духовенство: наряду с усадьбами бояр на Мясницкой появились подворья Рязанского, Псковского, Вятского и Коломенского архиереев. Улица вошла в историю Москвы, как место, где в разное время находился Английский двор — резиденция английских купцов, первый в Москве военный госпиталь, а так же учреждения, где чинили суд и расправу с помощью плетей и дыбы Тайная канцелярия (при Петре I) и Тайная экспедиция,(при, Екатерине II).


До восемнадцатого столетия застройка улицы была преимущественно деревянной. Современный ее облик начал складываться в конце прошлого века, когда древняя Мясницкая превратилась в магистраль, связывающую центр города с вокзалами. К тому времени она стала обрастать солидными многоэтажными зданиями контор, банков, фирм и акционерных кампаний, а также доходными домами. Запечатленные в камне черты деловой улицы составляют ее характерные приметы и сегодня.


В начальной своей части улица, повторяя изгиб проходившей здесь когда-то древней дороги, напоминает каменное ущелье. Фасады многих зданий отличает претенциозность и разнообразие художественных пристрастий. Рядом с неоклассицизмом здесь можно встретить модерн, следы увлечения романской, готической, древнерусской и даже восточной архитектурой. В плотную застройку вкраплены сравнительно немногие, но первоклассные памятники более раннего времени. Их хронологический диапазон весьма широк: от палат XVII столетия до первенцев советской Москвы.


Архитектурный мир улицы Кирова открывают две постройки: слева — трехэтажный дом в так называемом русском стиле, возведенный в конце прошлого века для консистории — учреждения по управлению церковно-административным округом (№ 3), а напротив — гигантская новостройка, заслонившая группу четырех- и пятиэтажных корпусов в неоклассическом стиле, которую оставил в наследство Москве XIX век (1899 г.). В одном из них почти восемь лет прожил В. В. Маяковский (сейчас здесь музей поэта). На рубеже XX столетия улица превратилась в своеобразный строительный полигон, на котором вступили в творческое соревнование известные архитекторы. О его результатах свидетельствуют многие дома: на углу Фуркасовского переулка (№ 5) — а неоклассическом стиле, построенный в ›1908 году Р. Клейном, на противоположной стороне (№ 8/2) — одно из ранних творений Ф. О. Шехтелей — бывший Торговый дом фабриканта М. С. Кузнецова, владельца Дулевского фарфорового завода. Своеобразна композиция этого здания, отмеченного чертами модерна. Четыре мощные аркады, образованные крупными оконными проемами (высотой в три этажа), полукольцом охватывают всю постройку, которая стоит на углу Б. Комсомольского переулка и улицы Кирова, завершая перспективу одного из ее изгибов. По проекту Ф. Шехтеля на этой улице возведен еще один дом (№ 24), в архитектуре которого угадывается почерк основателя русского модерна. На противоположной стороне взгляд невольно задерживает скульптура льва, установленная на высоком пьедестале. Он «-сторожит» парадную арку въезда во двор многоэтажного доходного дома в неоклассическом стиле, фасад которого украшают барельефы на излюбленные античностью сюжеты и скульптура бога торговли римской мифологии — Меркурия. Так выглядит одна из ранних работ братьев Весниных, выполненная совместно с арх. Б. Великовским (1910 г.).


В этой части улицы расположен только один памятник (№ 7), который относится к началу XVIII столетия. В 30-х годах прошлого века его перестроил известный библиофил и ученый А. Д. Чертков, которого посещали А. С. Пушкин и многие выдающиеся деятели культуры. Последующие перестройки, обильный и безвкусный декор исказили как внешний облик здания, так и его интерьеры, и лишь расположенные с отступом от красной линии улицы пандусы, ведущие к изуродованному тамбуром парадному входу, напоминают о прежнем облике этой городской усадьбы.


В историю русской культуры вошел и двухэтажный каменный дом с пилястрами и треугольным фронтоном, который образует одно из живописных «колен» Кривоколенного переулка (№ 4). Он принадлежал поэту Д. В. Веневитинову, у которого 12 октября 1826 года, вернувшись из ссылки, А. Пушкин читал трагедию «Борис Годунов».


На улице Кирова обращает внимание трехэтажный дом — «пагода» с башенкой под «зонтиками», с изображенными на фасадах драконами, змеями, орнаментами и фонариками, напоминающий модные в конце прошлого века подделки под китайскую архитектуру (№ 19). Пышная декорация скрывает трехэтажный объем, который однако ничем не отличается от соседних домов с традиционной классической композицией.



Это архитектурное подражание экзотике Востока было осуществлено архитекторами К. Гиппиусом и Р. Клейном по заказу богатого чаеторговца С. Перлова.


Соседнее внушительное здание (№ 21) — великолепный образец Московского классицизма. Оно построено в 1793 году В. Баженовыми для своего друга — масона генерала Юшкова. Первоначальную архитектуру исказили переделки. Но основной замысел зодчего, украсившего угол дома изысканной ионической полуротондой, дошел до наших дней. Скромное убранство боковых фасадов подчеркивает сочную пластику и изящество его композиционного центра. Архитектурный шедевр вошел и в историю русского изобразительного искусства.


В 1844 году здесь разместилось училище живописи и ваяния (позже и зодчества), которое сыграло значительную роль в утверждении реализма в русском искусстве. После Октябрьской революции в доме Юшкова разместились Высшие художественно-технические мастерские (ВХУТЕМАС) и общежитие студентов, которые в 1921 году посетили В. И. Ленин я Н. К. Крупская.


К числу впечатляющих произведений архитектуры относится и Главный почтамт города. Здание возведено в 1912 году по проекту арх. О. Мунца — приверженца византийского зодчества и инженера Д. Новикова. Принявшие участие в проектировании парадного фасада братья Веснины придали ему облик, характерный для романского стиля. Вынесенный несколько вперед массивный центральный объем с большим арочным проемом, арочным поясом карниза и полированными гранитными колоннами, обрамляющими входы, завершает мощный световой барабан с уплощенным куполом. Трехэтажные боковые крылья с четким ритмом полукружий окон, хотя и отступая от красной линии улицы, включают оригинальное здание во фронт ее застройки.


Иллюзия ретроспективной архитектуры однако сразу разрушается, когда входишь в просторный вестибюль и, в особенности, в великолепный операционный зал с огромным световым фонарем — образец функциональной архитектуры.


В начале XVIII века на месте почтамта находились владения сподвижника Петра I — А. Д. Меншикова. При нем возведена церковь Гавриила близ Чистых прудов (чтобы ее увидеть вблизи, нужно пройти в Телеграфный переулок). Проектировал церковь-башню, которую отличает явно светский характер, Иван Зарудный — один из «пенсионеров», направленных Петром за границу для получения архитектурного образования. По замыслу Меншикова башня, получившая его имя, должна была превзойти по высоте колокольню Ивана. Великого. И действительно, Меншикова башня стала самым высоким сооружением в Москве того времени. Недаром ее называли «сестрой Ивана Великого».


При возведении Меншиковой башни использовалась конструкция, получившая на Руси широкое распространение в ходе строительства вотчинных храмов-башен. Композиция ее проста: два стройных восьмигранника вырастают из четверика как в храмах «нарышкинского барокко». Но башне-храму приданы и новые черты: вход отмечает портик с витыми колоннами и затейливыми волютами — контрфорсами. Пышный растительно-травный орнамент и гирлянды из белого камня; фасады розового цвета. В их убранстве, так же как и б интерьере, широко использованы фигурные скульптуры (статуи-кариатиды на хорах, херувимы по сторонам портика и т. д.).


Судьба башни, сооруженной в 1704–1707 гг. и послужившей прототипом Петропавловского собора в новой столице, в известной мере повторила исполненный превратностей жизненный путь ее владельца. Головокружительный взлет карьеры Меншикова завершился опалой и ссылкой. На короткое время вознеслась над Москвой и башня «полудержавного властелина». В 1723 году во время грозы молния ударила в шпиль и он сгорел. Лишь в конце столетия башню восстановили, а вместо непривычного для москвичей шпиля завершили тоже необычной формы позолоченной витой главкой. Рядом с ней совсем миниатюрной кажется уютная соразмерная с окружающей жилой застройкой церковь Федора Стратилата (начала XIX века (арх. И. Еготов).


Из Телеграфного переулка мы выходим к наземному вестибюлю станции метро «Кировская», открытой в 1935 году. Это небольшое сооружение, которое проектировал архитектор Н. Колли, отразило в своем облике своеобразие эпохи архитектурного перелома, отдав дань уходившему в прошлое направлению конструктивизма.


Напротив, на Чистопрудном бульваре установлен памятник А. С. Грибоедову (скульптор А. Мануйлов, архитектор А. Заварзин). Поднимающийся на постаменте бронзовый театральный занавес открывает галерею знакомых со школьных лет образов знаменитой комедии «Горе от ума». К числу грибоедовских мест столицы, расположенных неподалеку отсюда, относится великолепная городская усадьба на Мясницкой (д. № 42) с парадным прямоугольным двором и торжественными въездными воротами. Главный дом украшен выдвинутым вперед монументальным портиком, колонны которого поставлены на высокий цоколь. К дому примыкают боковые флигели, демонстрируя традиционную композицию московской городской усадьбы. Она была возведена М. Казаковым для богатых помещиков Барышниковых, с которыми породнился друг Грибоедова с детских лет, участник Отечественной войны 1812 года полковник С. Бегичев. У него неоднократно бывал и гостил поэт Здесь были написаны многие страницы «Горя от ума».


На государственную охрану поставлен и соседний дом {№ 40), построенный в XIX столетии. В нем сохранились древние палаты XVII века.


Черты классицизма проступают и в облике другой городской усадьбы (№№ 33–37), искаженной многими перестройками. Главный дом, возведенный в 70-х годах XVIII столетия, после московского пожара был реставрирован О. Бове и А. Григорьевым. Здание в течение длительного времени принадлежало известному книгоиздателю купцу К. Солдатенкову, прозванному «мясницким меценатом». Здесь находилась великолепная библиотека и богатая картинная галерея, которые были завещаны им Москве. В годы Великой Отечественной войны в доме располагалась Ставка Верховного Главнокомандующего, откуда осуществлялось руководство операциями советских войск на всех фронтах.


Среди разновременной застройки этой части улицы доминирует по размерам и резко выделяется лиловым цветом облицовки из туфа уникальная постройка (№ 39), которую проектировал для Центросоюза великий французский архитектор Ле Корбюзье (при участии советского архитектора Н. Колли). Ныне в этом здании, возведенном в 1929–1936 гг. работает Госкомитет СССР по статистике. Смелый новатор Ле Корбюзье свою первую крупную постройку осуществил в Москве — столице нового мира. «Я работал для СССР от всего сердца…», — писал он. Главный протяженный объем со сплошным остеклением фасада заключен между двумя корпусами, обращенными торцами к улице. Один из первенцев советских административных зданий имел много новшеств: опоры-столбы, позволяющие «оторвать» дом от земли, плоские крыши-террасы, которые предполагалось использовать под сады, «раскрепощенные» окна-стены, освобожденные от нагрузки, свободную, не зависящую от фасадов планировку помещений и др. Тем самым памятник советской архитектуры стал заметным явлением в развитии мировой архитектуры.


Дом № 43, хотя и ненадолго, возвращает нас в мир московского классицизма. Он был построен в конце XVIII столетия в классическом стиле для знатной семьи Паниных, а потом перешел к Лобановым-Ростовским. Стремясь к своеобразию архитектуры, над которой довлела традиция, Ф. Кампорези достиг его, используя многие композиционные приемы. Зодчий акцентировал Центральную часть здания монументальной аркой, которую поддерживают пучки колонн коринфского ордера необычных пропорций. Им вторят по сторонам спаренные колонны, так же на низких пьедесталах, несущие анаблемент и аттик. Ограда с двумя воротами отделяет дом от улицы, которая подверглась вторжению конструктивизма еще до Ле Корбюзье. Одна из самых первых построек в этом стиле на улице Кирова — дом Госторга (№ 47) с огромными по тем временам проемами окон, выявляющими каркасную конструкцию. Он был построен в 1927 году по проекту архитектора Б. Великовского.


В.Б. Харитоньевском переулке, который проходит параллельно улице Кирова, расположены впечатляющие своей внешностью старинные палаты XVII столетия (№ 21). Они сменили несколько владельцев: от видного государственного деятеля и дипломата П. П. Шафирова палаты перешли к другому сподвижнику Петра I — участнику Азовских походов и Северной войны, президенту Военной коллегии генерал-аншефу Г. Юсупову. В начале прошлого века здесь жил екатерининский вельможа, бывший директором императорских театров и Эрмитажа, известный меценат, владелец и строитель подмосковный усадьбы Архангельское князь Н. Б. Юсупов. Хорошо знакомый с Версалем, лучшими дворцами и парками Европы, собеседник Вольтера, Дидро и Бомарше, он следил за сменой архитектурных вкусов. Но тем не менее в угоду моде не перестроил одну из древнейших гражданских построек Москвы: нарышкинское барокко не уступило место праздновавшему повсюду победу классицизму, блестящим образцом которого был и загородный дворец Юсупова.


Архитектура примечательного памятника, отделенного от В. Харитоньевского переулка великолепной кованой оградой, весьма типична. В основе сооружения лежит древняя «хоромная» композиция. Палаты образуют несколько объемов разной высоты и конфигурации, каждый из которых имеет расписную высокую кровлю. Они живописно группируются вокруг наружной парадной лестницы — «красного крыльца», по одну сторону которого расположен сводчатый зал, а по другую — ¦ жилые помещения над аркадой-лоджией. Пышный белокаменный декор фасадов в стиле московского барокко: разрезные фронтоны оконных наличников — «петушиные гребешки», фигурная кладка кирпича — «поребрик» и другие элементы подчеркивают единство сооружения. Над аркой проезда, ведущего во двор, сохранился герб Юсуповых, на поле которого изображены лук и стрелы, напоминающие о происхождении князей из рода ногайских мурз.


Небезынтересно, что у Юсупова в начале прошлого столетия снял квартиру С. Л. Пушкин. Первые московские впечатления его гениального сына связаны именно с этими местами. В ходе реставрации, проведенной в конце столетия архитектором Н. Султановым, здание было стилизовано в духе представлений того времени о древнерусском искусстве.


'По соседству с впечатляющим богатством форм и яркостью красок древним комплексом находится недавно реставрированная постройка того же времени, выходящая фасадом в Б. Козловский переулок (№ 13/17) — двухэтажный жилой дом. Он принадлежал одно время отцу писателя А. Сухово-Кобылина.


Заповедная зона: Улицы Богдана Хмельницкого и Чернышевского


(Схема 8)


1 — в. жилой дом Разумовской; 2 — церковь Николы «в Блинниках»; 3 — в. дом Сытина; 4 — б. Малороссийское подворье; 5 — б. дом мануфактуры — «Треугольник»; 6 — жилой дом Румянцева-Задунайского; 7 — церковь Косьмы и Дамиана; 8 — жилой дом конца XVIII в.; 9 — б. жилой дом Уварова; 10 — б. городская усадьба Боткиных; 11 — б. жилой дом Терентьевых- Яковлевых; 12 — б. палаты Сверчкова; 13 — б. городская усадьба Головиных; 14 — жилой дом с палатами XVII в.; 15 — б. палаты Мазепы; 16 — церковь Троицы «в Хохловке»; 17 — б. палаты дьяка Украинцева; 18 — жилой дом с палатами XVII в.; 19 — городская усадьба XVIII в.; 20 — церковь Владимира «в старых садах»; 21 — б. палаты Шуйских; 22 — церковь Николы «в Подиопаях»; 23 — церковь Петра и Павла «у Яузских ворот»; 24 — «дом-комод»; 25 — б. городская усадьба Шувалова; 26 — церковь Воскресенья «в Барашах»; 27 — б. гостиница у Покровских ворот; 28 — б. Воспитательный дом; 29 — б. дом Опекунского совета.


В улицу Богдана Хмельницкого была переименована улица Маросейка, на которой в XVII веке располагалось Малороссийское подворье. Здесь, приезжая в. Москву, останавливались представители гетманов Украины, одним из которых был Богдан Хмельницкий, возглавивший борьбу украинского народа за воссоединение с Россией.


Продолжающая улицу Богдана Хмельницкого улица Чернышевского прежде называлась Покровкой по церкви Покрова, стоявшей в начале первой из них и снесенной в XVIII столетии. До середины предшествующего века это название носили обе улицы. Улица Чернышевского сохранила его до 1940 года.


Покровка возникла в XV столетии вдоль дороги из Кремля к великокняжеским садам и дворцовым селам (Красное село, Покровские, Семеновское, Измайлово и др.). По ней часто ездили цари и их ближайшее окружение. Близость великокняжеских и царских владений ускорили изменение социального «лица» улицы. Слободы котельников, колпачников, изготовлявших шапки, и другие быстро вытеснили феодальная знать и богатые купцы. Несколько позже сюда стали усиленно проникать иностранцы, так как Покровка вела к Немецкой слободе, где они первоначально селились в Москве.


Оживленное движение по улице содействовало тому, что она рано приобрела торговый характер. В нижних этажах домов купцы открыли многочисленные лавки и харчевни, рядом располагались торговые ряды. Их постоянными посетителями были вначале «тяглые люди», возвращавшиеся с торга в Китай-городе в Огородную, Казенную. Басманную и другие слободы, которые находились к востоку Москвы.


Современная застройка улиц Богдана Хмельницкого и Чернышевского отличается по сравнению с другими московскими магистралями центра большим единством: не гак много следов капиталистического строительного бума, контрасты не столь резко выражены, как, например, в зоне улицы Кирова. В богато разветвленном переплетении переулков, расположенных по склону холмов, представлены почти все стили и направления московского зодчества. Памятники разного времени, щедро вкрапленные в уцелевшие фрагменты исторической среды, прежде всего придают своеобразие этому району, сохранившему чисто московский колорит.


Улицу Богдана Хмельницкого открывает невысокий дом — полуротонда (№ 2). Его закругленный фасад, завершающийся куполом, гостеприимно приглашает пройтись по древней улице. Здание — памятник конца XVIII столетия принадлежало графине В. Разумовской. В 1812 году его занял французский маршал Мортье, который был назначен Наполеоном военным губернатором Москвы.


Один из старейших памятников на улице Богдана Хмельницкого церковь Николы в Блинниках, или Клениках (д. № 5). построенная в 1657 году — рядовой образец культовых сооружений того времени. Среди низкорослой застройки этой части улицы доминирует многоэтажный строгий по архитектуре и цвету фасадов дом (X? 7), демонстрирующий характерные черты неоклассицизма. Он был возведен накануне первой мировой войны известным книгоиздателем И. Сытиным для своей фирмы по проекту архитектора А. Эрихсона.


После пожара 1812 года Маросейка была расширена, поэтому более старые здания на левой стороне выступают из фронта послепожарной застройки. К их числу относится дом № It. Его уличный фасад обработан в стиле архитектуры конца XVIII столетия орнаментальным лепным декором. Трудно предположить, что этот памятник дворцового типа с двусветным центральным залом на целое столетие старше и скрывает в своей основе великолепные палаты в стиле нарышкинского барокко. На дворовом фасаде реставраторы раскрыли и восстановили фрагменты его первоначального облика. Палаты сменили нескольких владельцев. В XVII столетии они принадлежали ганзейскому купцу Давыду Рутцу, затем Нарышкиным, а в начале следующего века здесь размещалась гимназия пастора Э. Глюка. На долю его служанки Марты выпала фантастическая судьба: она стала избранницей Петра I — русской императрицей Екатериной I.


Уходящий вправо Петроверигский переулок открывает несколько великолепных панорам города, впрочем, частично заслоненных новой застройкой. Здесь сохранилась овеянная тонким лиризмом городская усадьба конца XVIII столетия. Самобытность ее классических форм не была утрачена в ходе восстановления после Отечественной войны 1812 года. Владельцами этого «дворянского гнезда» вскоре стала семья чаеторговцев, из которой происходили известный русский терапевт-клиницист С. Боткин и писатель В. Боткин. Этот дом стал одним из литературных очагов Москвы. Историко-архитектурный памятник ныне занимает городской совет по туризму и экскурсиям. Но возвратимся на улицу Богдана Хмельницкого. На этом ее участке на фоне маловыразительной низкой застройки представлены различные направления архитектуры начала века. Чертами модерна отмечен жилой дом № 10, построенный по проекту архитектора Э. Юдицкого в 1901 году. Впечатляет талантливая стилизация под архитектуру итальянского Возрождения (д. № 12, 1916 г., арх. М. Лялевич).



Сложную архитектурную мозаику заповедной улицы завершают творения знаменитых московских зодчих. Это прежде всего церковь Косьмы и Дамиана, построенная М- (Казаковым в 1791–1793 гг. (д. № 14/21 Оригинальная композиция храма, в ротонду которого как бы «врезаны» полуцилиндры апсиды и двух приделов, отчетливо «читается» на фоне крупной сетки стеклянного фасада современного административного здания. Зодчий добился чрезвычайно эффектной игры куполов, завершающих эти объемы. Ясность и чистота форм этого интересного сооружения подчеркнута отсутствием традиционного декора. Лишь по сторонам придела, обращенного к улице, Казаков поместил строгие портики, а над центральным куполом возвел ротонду с фигурным завершением. Отдав дань традиции, он пристроил к храму с запада небольшую трапезную и колокольню. От улицы памятник отделен оградой.


Под обильным скульптурным нарядом дома на углу улицы Богдана Хмельницкого (№ 17) и Армянского переулка, типичном для конца прошлого столетия, угадываются благородные пропорции и почерк мастера: жилой дом был возведен в начале 80-х годов XV1I1 века М. Казаковым по проекту В. Баженова. В числе его владельцев были выдающийся русский полководец генерал-фельдмаршал П. Румянцев-Задунайский, прославившийся во время русско-турецкой войны, а затем его сын. известный меценат и коллекционер, основатель популярного музея, помещавшегося в Пашковом доме.


На воротах, ведущих во двор, сохранилась примечательная надпись «свободен от постоя». Она свидетельствовала о том, что владелец уплатил специальный налог, освобождавший его от обременительной обязанности отдавать часть своего дома под казарму для размещения офицеров и солдат армии.


Рекомендуем осмотреть интересные памятники, расположенные в переулках. С левой стороны в Армянском переулке, который разграничивает улицу Богдана Хмельницкого и продолжающую ее улицу Чернышевского, хорошо сохранилась постройка в стиле позднего классицизма (д. № 2). Это привольно расположившаяся усадьба со строгим шестиколонным ионическим портиком и парадным двором, отделенным or улицы решеткой ограды. На пилонах ее ворот — бронзовые фигуры львов. Построенные — позднее боковые флигели выходят торцами на тротуар. Здесь на средства богатых и знатных армян Лазаревых был открыт Институт восточных языков, сыгравший значительную роль в развитии русско-армянских связей. Здание, в котором ныне размещается постпредство Армянской ССР, капитально отремонтировано.


Затейливо сплетающиеся переулки по-соседству — архитектурный мир, в котором особенно широко представлен наряду с древними палатами московский классицизм. Это и городская усадьба конца XVIII — начала XIX веков (д. № 11) и расположенный рядом жилой дом (№ 13) того же времени в Армянском переулке, реставрированный комплекс древних палат XVII века в Телеграфном переулке (д. № 5, строение 4). Весьма представителен небольшой угловой дом начала прошлого века в Сверчковом переулке (№ 4). О высоком профессиональном мастерстве неизвестного зодчего свидетельствуют точно найденные контуры силуэта, торжественный парадный фасад с высоким шестиколонным портиком, объединившим второй этаж и мезонин; к Девяткину переулку обращен более скромный пилястровый портик. С этим домом Терентьевых-Яковлевых соседствуют палаты начала XVIII века и недавно реставрированные.(в глубине двора дома № 8) нарядные двухэтажные палаты «гостя» Сверчкова. На его средства был построен неподалеку крепостным зодчим Потаповым великолепный храм а стиле нарышкинского барокко. В Советское время увековечено в названиях московских переулков как имя щедрого заказчика, так и творца не дошедшего до нас памятника.


В Потаповском переулке расположена еще одна городская усадьба- памятник классицизма, которая принадлежала Головиным (д. № 8). Начатая постройкой в канун Отечественной войны 1812 года, она была завершена спустя три года после триумфального вступления русских войск в Париж. Хорошо сохранившийся образец московского ампира поражает благородством и изяществом пропорций.


Не менее интересно ознакомиться с памятниками, расположенными по другую сторону заповедной улицы Богдана Хмельницкого. Природный ландшафт здесь особенно живописен. Название Старосадского переулка хранит память об урочище Старые сады, которое славилось великокняжескими садами еще в XV веке. По обе стороны переулка — памятники, стоящие на охране государства. Слева — городская усадьба (д. № S) конца XVIII века. Хотя ее не миновали перестройки, она сохранила столь характерный для московской архитектуры отпечаток теплоты и уюта. Этому в немалой степени содействовала традиционная усадебная планировка: к главному дому примыкают с двух сторон флигели и службы, образуя парадный двор, открытый к улице.


С противоположной стороны — жилой дом начала XIX века (д. № 8) скрывает палаты, которые старше его почти на полтора столетия. Самый древний из этих памятников расположен на углу с улицей Забелина, господствуя над ней. Это — церковь Владимира в Старых садах, к которой ведет крутая лестница. Храм датируется самым началом XVI столетия. От этого времени сохранились южный богато декорированный портал и часть стен. Перестройка, осуществленная спустя почти полтора века, и позднейшие пристройки придали этому удивительно живописно поставленному сооружению ординарный облик, соответствующий традиционной композиционной схеме. Проведенные реставрационные работы позволили выявить из-под наслоений наиболее ценные в историческом отношении фрагменты памятника и устранить его многочисленные искажения.


Напротив храма, на склонах крутого холма, сбегающего к Солянке, господствует ансамбль Ивановского монастыря, основанного в XVI веке. Его капитально перестроили в середине прошлого столетия по проекту архитектора М. Быковского, который одним из первых повел от крытое наступление на идеалы классицизма. Увлечение зодчего древнерусской и готической архитектурой сказалось на архитектуре монастыря. Грандиозный купол монументального собора как бы вставлен в раму, образованную двумя четырехгранными башнями-колокольнями с большими арками пролетов и шатровым завершением. Пояски из мелких арочек, членящие башенные объемы по горизонтали, перекликаются с декоративными машикулями стен, следующих сильно выраженному рельефу. Мощные вертикали монастырских колоколен приобрели большое градостроительное значение, став композиционным центром этого района Москвы. Чрезвычайно выгодное положение, обеспечивающее множество самых разнообразных ракурсов и неожиданных сочетаний, обогащает впечатление от монастырского ансамбля, не лишенного романтического обаяния.


Ивановский женский монастырь на протяжении веков служил тюрьмой. Среди его знатных узниц — Мария Шуйская, жена низложенного царя Василия Шуйского, таинственная княжна Тараканова, постриженая под именем Досифеи, в которой московское предание усматривало дочь императрицы Елизаветы Петровны и ее фаворита А. Разумовского — певчего с Черниговщины, совершившего головокружительную карьеру. К знатному роду принадлежала и заточенная в 1788 г. «в клетку» возле монастырской стены Д. М. Салтыкова (знаменитая своими зверствами Салтычиха).


(Севернее монастыря в Колпачном переулке сохранилась постройка XVII века (д. № 10), известная как палаты Мазепы. В плане палаты напоминают букву Г. то есть построены так называемым «глаголем». Нижний этаж раньше занимали хозяйственные помещения, на втором этаже были парадные комнаты с большими сенями и жилые помещения. Планировка здания, состоящего из нескольких блоков с самостоятельными входами, напоминает деревянные постройки из нескольких клетей, то есть прямоугольных срубов. Главный фасад с более богатым декором обращен во двор.


Колпачный переулок ответвляется от Хохловского, названного, как и улица Богдана Хмельницкого, по местности, где селились украинцы. Наиболее примечателен здесь угловой с закруглением фасада дом № 9 — старинные палаты, неоднократно перестраивавшиеся. В XVII веке они принадлежали известному дипломату и государственному деятелю дьяку Е. Украинцеву, возглавлявшему Посольский приказ во времена Петра I. После его смерти дом был пожалован за доблесть, проявленную в Полтавском сражении, выдающемуся военачальнику, сподвижнику Петра I М Голицыну.


В 1770 г. сюда был перемещен Московский архив Государственной коллегии иностранных дел — старейшее хранилище дипломатических документов России, в котором работали виднейшие историки того времени, в частности Н. Карамзин и С. Соловьев.


После переезда в другое здание все владение перешло к известному музыкальному издателю П. Юргенсону. В старинных палатах разместилась его нотопечатня. Дружеские отношения связывали издателя с М. Балакиревым, С. Танеевым и особенно с Г1. Чайковским, почти все произведения которого были напечатаны в этих стенах. В письме Юргенсону Петр Ильич писал: «Я ужасно люблю твой отставной архив с его феноменально толстыми стенами, с его живописным положением и характерностью».


За поворотом с правой стороны Хохловского переулка виден типичный для XVII столетия силуэт недавно реставрированной церкви Троицы в Хохлах — (колокольня ее построена позднее), памятник так называемого нарышкинского барокко.


Из Хохловского переулка можно пройти в Подкопаевский, сохраняющий название местности (в старину под Ивановской горкой добывали (копали) глину). С левой стороны расположен сквер — остаток протяженного сада старинной городской усадьбы. Перестроенный во второй половине прошлого века в модном тогда «русском» стиле, главный дом сменил много владельцев. Принадлежал он и текстильным фабрикантам Морозовым. Стоит заглянуть во двор, вход в который ведет с Б. Вузовского (бывш. Трехсвятительского) переулка (д. № 1). Чрезвычайно эффектно выглядят ворота в виде испещренных узорами орнамента монументальных пилонов с фигурным навершьем, напоминающих гигантские грибы. В глубине двора с правой стороны за деревьями, спрятался небольшой флигель, островерхий фасад которого с могучим контртрфорсом, спаренными колонками и оконными проемами различной конфигурации похож на сказочный русский теремок, как будто возникший из далекого былинного прошлого. В «ем размещались жилые комнаты и мастерская С. Т. Морозова — известного мецената, предоставленные им художнику И. Левитану. Здание, где певец русского пейзажа прожил последние десять лет и создал лучшие свои произведения, отмечено мемориальной доской.


Возвратившись в Подкопаевский переулок, следует спуститься вниз, чтобы осмотреть два историко-архитектурных памятника: монументальные трехэтажные палаты Шуйских XVII века (д. № 5/2) и церковь Николы в Лодкопаях, датированную 1629 годом, с пристроенной к ней в 1750 году колокольней (арх. И. Козловский) и двумя приделами. Повернув «а угол, мы оказываемся в Подколокольном переулке, старомосковское название которого достаточно точно определяет его расположение «иод колоколами Николы в Подкопаях».


В виду эффектно поставленной на углу Солянки церкви Рождества «что на стрелке», возведенной в 1801 году Д. Баженовым, братом знаменитого архитектора, поднимаемся к площади Максима Горького. Справа от нее отходит Петропавловский переулок, где возвышается на склоне холма стройная и нарядная церковь Петра и Павла на Яузе. Заботливо отреставрированный образец нарышкинского барокко, она сложена в 1700 году из красного кирпича, на котором рельефно выделяются белокаменные узоры.


По иронии судьбы, одно из самых богатых памятниками истории и культуры древних урочищ Москвы вошло в ее историю как место, где находились страшные трущобы и притоны Хитровки, само название которой стало нарицательным. Площадь Горького и одноименный переулок, впадающий в нее, как бы напоминают о том, что именно здесь когда-то обитали прототипы его пьесы «На дне». Поднимаясь вверх по Покровскому бульвару, следует обратить внимание на недавно отреставрированный дом, принадлежавший Дурасовым. Как показали исследования последних лет, этот памятник эпохи русского классицизма включает два более ранних сооружения, объединенные пристройкой Центральная часть фасада украшена монументальным шестиколонным портиком, а боковые — богатым лепным декором. Автором здания, хотя и без достаточно убедительных доказательств, считается М. Казаков.


Пересечение Покровского бульвара с улицей Чернышевского носит название Покровских ворот в память о стоявших здесь когда-то воротах крепостной стены Белого города. На площадь с обеих сторон улицы выходят торцом здания, построенные для гостиниц в начале прошлого столетия. Лучше всего сохранился протяженный фасад с треугольным фронтоном и пилястрами, обращенный к Чистопрудному бульвару (арх. В. Стасов).


Наиболее интересный памятник на улице Чернышевского расположен за Покровскими воротами. Это бывший дом Апраксиных (д. № 22) — редчайший образец гражданской архитектуры русского барокко, почти совсем не представленной в Москве. Он построен в 1766 году. Творец здания неизвестен, но он, несомненно, принадлежал к кругу учеников Растрелли. Близость творческого почерка дала повод для другого прозвища — «Московский Зимний дворец». Быть может в нем отразилась длительно бытовавшая легенда, что этот дом принадлежал выходцу из украинских казаков графу Разумовскому — морганатическому супругу императрицы Елизаветы Петровны, и именно здесь она отпраздновала свой тайный брак с ним.


За затейливость и пышность архитектуры, которая в начале прошлого века воспитанным на классицизме москвичам казалась вычурной, это здание называли «комодом». Дворец поражает сложностью объемов, динамикой «разорванных» фронтонов, сочностью декора и фантастически иллюзорной пластикой фасадов. Центральные и боковые ризолиты придают им удивительную плавность. Колонны и пилястры коринфского ордера объединяют парадный второй и третий этажи. Белое кружево наличников разнообразных по форме окон, каргуши и скульптуры оттеняются изумрудным цветом, который усиливает ощущение праздничности С обеих сторон к дому примыкают флигели и служебные постройки.


Далее на улице Чернышевского расположено несколько архитектурных памятников. За домом Апраксиных вправо отходит Барашевский переулок, сохраняющий название слободы, в которой жили бараши — слуги, во время походов возившие за царем шатры и разбивавшие их на месте стоянок. У излома переулка, как бы перегораживая его под прямым углом, стоит одноглавая церковь Введения в Барашах — своеобразный образец московского барокко, завершенная в 1701 году. Празднично яркий цвет памятника, богатство белокаменного убора с тщательно прорисованными деталями невольно привлекают внимание зрителя, рассмотрение этого своеобразного образца московского барокко «в профиль» отчетливо выявляет композиционную схему, в которой тяжеловесному, сужающемуся кверху массиву храма с четырехскатным покрытием противостоит стройный объем ярусной колокольни. Соединенные горизонталью трапезной, эти композиционные элементы как бы олицетворяют навеки застывшее в камне движение, стремление восстановить равновесие. Сохранились фрагменты ограды памятника с воротами, датируемые XIX веком.


Почти сразу же за углом переулка, отступя от красной линии улицы Чернышевского, возвышается, на первый взгляд, весьма странное монументальное сооружение с пышными оконными наличниками в стиле барокко. При внимательном рассмотрении в нем можно угадать радикально перестроенный храм Воскресенья в Барашах, возведенный в 1732–1734 годах.


Типичная для архитектуры послепетровского времени постройка была увенчена куполом с царской короной, что дало повод к распространению легенды о том, что именно здесь, вблизи от «Московского Зимнего дворца» императрица Елизавета венчалась с Разумовским. Сосредоточенные в этом своеобразном уголке Москвы памятники включены в сохранившуюся частично историческую среду и дают представление о различных периодах развития стиля барокко.


Представляет интерес фрагмент городской усадьбы конца XVIII века первого куратора Московского университета президента Академии художеств И. И. Шувалова, бывшего фаворитом императрицы Елизаветы. Несмотря на перестройки и утрату декора, главный дом (№ 38) сохранил великолепные пропорции классического стиля (это заметно со двора). Вместе с «Управительским домом» и флигелем, он позволяет составить представление о богатом ансамбле, который приписывался архитектору В. Баженову.


Завершение улицы Чернышевского у Садового кольца, с одной стороны, отмечено высотным акцентом — стройной колокольней не дошедшей до нас церкви Иоанна Предтечи (1788 год), а с другой — новым зданием кинотеатра '«Новороссийск». Его архитектура навеяна ассоциациями с легкими белоснежными сооружениями Черноморского побережья. На замощенной плитами небольшой площади у входа установлен своеобразный памятник — морской якорь — дар Новороссийска Москве.


Заповедная зона: Замоскворечье


(Схема 9)


1 — памятник Г. Димитрову; 2 — церковь Иоанна Воина; 3 — б. особняк Игумнова; 4 — церковь Григория НеоиеЈарийского; 5 — церковь Успения «в Казачьей слободе»; 6–7 — Государственная Третьяковская галерея. Памятник П. Третьякову; S — церковь Всех Скорбящих Радости; 9 — б. городская усадьба Долговых-Жемочниных; 10 — церковь Николы в «Пыжах»; 11 — б. Марфо-Мариинский монастырь; 12 — церковь Иверской Богоматери; 13 — жилой дом начала XIX в.; 14 — церковь Екатерины; 15 — б. городская усадьба Демидовых; 16 — жилой дом начала XIX в.; 17 — палаты XVII в.; 18 — церковь Воскресенья «в Кадашах»; 19 — палаты XVII в.; 20 — жилые дома XIX в.; 21 — церковь Николы «в Голутвине»; 22 — церковь Софии; 23 — церковь Георгия «в Ендове»; 24 — б. городская усадьба А. Кириллова; 25 — па- (лятнин И. Репину; 26 — церковь Иоанна Предтечи «под бором»; 27 — церковь Черниговских чудотворцев; 28 — жилой дом и городская усадьба XVIII в.; 29 — жилой дом XVIII в.; 30 — церковь Климента; 31 — жилой дом XVIII в.; 32 — жилые дома XVIII–XIX вв.; 33 — церковь Троицы «в Вишняках»; 34 — жилой дом начала XIX в.; 35 — церковь Спаса «на Болвановке»; 36 — церковь Михаила Архангела «в Овчинниках»; 37 — жилой дом и палаты XVII в.; 38 — особняк начала XX в.; 39 — палаты XVII в.


Между Москвой-рекой и Садовым кольцом располагается обширная территория Замоскворечья, или Заречья, как ее называли в далеком прошлом. Эта часть исторического центра Москвы, — пожалуй, в наибольшей степени сохранила самобытный облик. В городскую черту Заречье вошло сравнительно поздно, так как московский посад рос первоначально на левом берегу, к востоку от Кремля.


Первое упоминание об этой части города относи гея к 1365 году, когда Москва уже была столицей великого княжества. Близость к Москве-реке, периодически заливавшей низменный правый берег, образуя болото, постоянная опасность нападения кочевников Орды, дорога к которой проходила по этой территории, наложили заметный отпечаток на историю Замоскворечья. Они в значительной степени предопределили особенности планировки и примечательные черты более цельной, чем в других частях города, застройки, в которой отчетливо проявился характерный колорит. В отличие от древних радиальных улиц, сходившихся к Кремлю, направления более молодых улиц Заречья, напротив, расходятся от него, определяясь положением древних переправ через Москву-реку. С постройкой в XVI столетии крепостной стены Скородома, его Серпуховские ворота стали стягивать в узел главные улицы этой части города. Так от современной Добрынинской площади и разошлись веерообразно три главные замоскворецкие магистрали, идущие к центру: Б. Полянка, Б. Ордынка и Пятницкая, не укладываясь в признанную схему радиально-кольцевой планировки Москвы, а существенно дополняя ее.


В глубокой древности Заречье было почти все покрыто лесом, о чем свидетельствуют названия церквей того времени «под бором» (Иоанна Предтечи, Чернигорских чудотворцев). По-видимому, первые деревянные дома были построены на узкой береговой полосе между Москвой — рекой и ее старицей, где обычно стояло болото. После строительства в конце XVIII века Водоотводного канала здесь возник остров. Тут же находился «луг великий», отделявший Кремль от села Хвостовского в районе современных Хвостовых переулков между улицами Димитрова и Б. Полянкой. Позже напротив Кремля разбили государевы сады и возникли слободы садовников. Их было три: верхняя, нижняя и средняя. Они-то и дали название местности — Садовники.


Большинство слобод Заречья было сосредоточено южнее, за садами, монастырскими и частными огородами и «Бологом». Хотя в XVI веке это место еще не было сплошь заселено, но уже существовала Кадашевская слобода, где изготовляли полотна, нарядно вышитые скатерти и другие «хамовные», т. е. полотняные изделия. Были здесь слободы Овчинная, Кузнечная, Кожевенная. В слободе жили ордынцы — тяглые люди, обязанные возить поклажу в Орду, и толмачи — русские и татарские переводчики. На окраине, у всполья, возникла Царицына слобода, по соседству с которой находилась Болвановка — местожительство иностранцев, для слободы которых отвел земли Иван Грозный. Сюда же он переселял купцов из опальных Новгорода и Пскова. На южной окраине издавна были стрелецкие слободы и Казачья слобода, жители которых первыми вставали на защиту города.


'В Замоскворечье, хранящем память о жестоких битвах москвичей против ордынцев и победах над польскими интервентами в начале XVII века, в конце его была воздвигнута первая триумфальная арка в честь побед, одержанных войсками Петра I в Азовских походах. И хотя в эго время Замоскворечье стало особенно интенсивно заселяться и отстраиваться каменными палатами и многочисленными церквями, в, восточной его части был пустырь, служивший выгоном для коров. О нем напоминают и названия нескольких церквей «у поля» и самой улицы Б. Полянки. «Болото», где устраивался зимний торг, а возле него проходили кулачные бои, вошло в историю, как место публичных казней. На нем в январе 1775 года были четвертованы Емельян Пугачев и его соратники.


После того как Петр I расформировал стрелецкое войско и перенес столицу на берега Невы, слободской уклад быстро исчезает и становится особенно явным преобладание в Замоскворечье купечества, которое сюда вытеснялось из Великого посада еще ранее. Оно укореняет здесь свой образ жизни и характерный быт, столь живо и ярко воспроизведенный в пьесах великого уроженца Замоскворечья А. Н. Островского. Хотя строительный «бум» на рубеже нашего столетия коснулся открытой им «неведомой русской литературе страны», и в ней много примет нашего времени, все же современный облик замоскворецких улиц определяют, в основном, многочисленные церкви — памятники архитектуры и старые здания лавок, лабазов, приземистых жилых домов купечества, составляющие каменную летопись «мертвого царства» дореволюционной Москвы.


Нашу прогулку по Замоскворечью мы начнем на Берсеневской набережной Москвы-реки, откуда открывается великолепный вид на Кремль. Название набережной, по мнению некоторых ученых, происходит от слова «берсень» — крыжовник, который произрастал в этих местах в государевых садах. По другой версии, имя ей дала стоявшая у моста «Берсенева решетка» |ночная застава), наблюдал за которой на рубеже XVI века боярин П. Берсень-Беклемишев.


На Берсеневской набережной Москвы-реки живописно раскинулась городская усадьба, когда-то принадлежавшая близкому к царю боярину — думному дьяку Аверкию Кириллову (д. № 20).


В уникальный ансамбль входят каменные хоромы и церковь Николы. Несмотря на асимметрию композиции, палаты имеют трехчастную планировку, в основе которой лежит схема русского жилища — избы с горницей и клетью, между которыми располагаются сени. Богато декорированные пластичные боковые фасады несут отпечаток XVII столетия, а фасад, обращенный к Москве-реке, моложе почти на столетие и отличается особой декоративностью. Над широкой лестницей, ведущей к входу, нависает белокаменная арка-навес. Ее поддерживают фигурные консоли. Белокаменные наличники, сандрики и полукруглые фронтоны выделяют окна второго яруса. Венчающий ярус украшают изящно прорисованные волюты по сторонам, пучки пилястр и скульптурный рельеф, изображающий цветы и фрукты. Композиция фасада, который приписывается И. Зарудному, весьма напоминает первые триумфальные арки Москвы.


Богатый декор имеет и пятиглавая церковь Николы, когда-то соединявшаяся с палатами переходом. Талант безвестного зодчего проявился не только в сочном рисунке деталей ее стройных световых барабанов, оконных наличников, спаренных полуколонн четверика и кокошников, образующих двухъярусный пояс, «о и в умелой компановке объемов, красоте пропорций памятника.


Усадьба Аверкия Кириллова — единственная в Москве почти полностью сохранившаяся от XVII века. Древние постройки, когда-то возвышавшиеся над окружающими деревянными домами Садовников, стали игрушечно-миниатюрными по контрасту с серой громадой одного из первых в Москве крупных жилых комплексов советского времени (ул. Серафимовича, 2).


В этом Доме жили многие выдающиеся люди, о чем напоминают многочисленные мемориальные доски на его фасадах. В их числе был великий сын болгарского народа Г. Димитров, памятник которому установлен в 1972 году в начале современной магистрали, носящей его имя (скульпторы К. и М. Мерабишвили). Прямая и широкая, застроенная многоэтажными зданиями со стилизованными под торговые ряды нижними этажами, где размещаются магазины, она совсем не похожа на старую Якиманку. Лишь кое-где вкрапленные в строгий фронт современных домов памятники напоминают об этой древней замоскворецкой улице. Наиболее интересный из них — церковь Иоанна-воина. Она была завершена в 1713 году, через год после того как Петр I перенес столицу в Петербург и запретил в Москве возведение каменных зданий. Традиционная для русских церквей композиционная схема — храм, трапезная, колокольня, ярусное построение сочетаются здесь с архитектурными новшествами, характерными для петровского времени: вместо закомар храм имеет полукруглые фронтоны, украшен пилястрами, балюстрадами, волютами и пирамидками. От улицы его отделяет каменная ограда с великолепной кованой решеткой в виде вьющихся растений.


По другую сторону памятника, демонстрирующего особенности подлинной русской архитектуры петровского времени, можно увидеть подражание древнерусскому узорочью. Это бывший дом купца Игумнова (№ 43, 1889–1893 гг., арх. Н. Поздеев), который отличается причудливостью архитектуры: его кровли имеют формы бочки, палатки, шатра с рундуками, крыльцо украшено «гирьками» на бочкообразных колонках, а фасады — белокаменными узорами и многоцветьем изразцов.


Перспективу улицы Димитрова завершает получившая в последнее время архитектурное завершение Октябрьская площадь. В центре ее в 1985 году установлен памятник В. И. Ленину (скульптор Л. Кербель). Его динамичный образ рельефно подчеркнут светлым фоном современной застройки.


По Житной улице, составляющей часть Садового кольца, можно пройти к улице Б. Полянке. Ее западную сторону в большей части формируют многоэтажные жилые здания, восточная-сохранила старую застройку. Среди памятников архитектуры следует отметить храм Григория Неокесарийского (№ 29-а) — бесстолпное пятикупольное сооружение с декоративными кокошниками и глухими световыми барабанами. Его возвели в 1667–1669 годах зодчие Карп Губа и Иван Кузнечик на Дебрицах (так называли тогда лесные овраги). Позже здесь возникли поля, о чем напоминает современное название улицы.


Постройка, возрождавшая традиционные формы, насаждавшиеся патриархом Никоном, богато «изукрашена». По фасадам проходит широкий пояс цветных изразцов. Они имеют затейливый растительнотравный орнамент, получивший название «павлинье око». До нас дошло имя талантливого творца этих изразцов — гончара Степана Полубеса, который участвовал во многих наиболее престижных стройках того времени.


Приглашение лучших мастеров, чрезвычайно большие расходы из казны на строительство и его сжатые сроки объясняются интересом, который проявлял к этому храму сам царь Алексей Михайлович. Пробудил его вошедший в милость протопоп А. Саввинов. Его быстрое возвышение и растущее влияние при дворе вызвали гнев патриарха Иоакима. После смерти царя начинатель красивейшего московского храма был сослан и умер в заточении, став жертвой придворных интриг, борьбы светской и духовной власти.


На Б. Полянке находятся также сохранившая фрагменты ограды церковь Успения в «Казачьей слободе» конца XVII века с колокольней, построенной спустя столетие (№ 37), жилой дом начала прошлого века (№ 2) и городская усадьба того же времени (№ 53). Включенные в уцелевшую окружающую среду, они как бы вводят из реконструированной части Замоскворечья в его исторические кварталы. 'В самой их гуще, в Лаврушинском переулке расположен один из художественных центров Москвы, которому наше время придало международный масштаб — всемирно известная Государственная Третьяковская галерея. История этого крупнейшего в стране собрания живописи и графики тесно связано со старым Замоскворечьем.


Здание галереи, переданной П. М. Третьяковым в дар Москве, перестроено в 1901–1902 годах.


Парадный фасад по древней традиции сочетает красный и белый цвета. Художник В. Васнецов — автор эпического полотна «Богатыри», хранящегося в галерее, решил фасад графично, в духе заставок древнерусских книг. Затейливая вязь дарственной надписи заполняет фриз, к килевидной «раме» герб Москвы — Георгий Победоносец, поражающий дракона, тамбур входа имеет вид трех сказочных «васнецовских» теремков. Перед ним в 1980 году установлен памятник П. М. Третьякову, созданный скульптором А. Кибальниковым.


Правое крыло галереи, выходящее фасадом к переулку, построено по проекту А. Щусева, умело включившего его в ансамбль. В последнее время здесь ведутся большие реставрационные работы. Удачно стилизована архитектура нового корпуса.


Среди памятников классицизма, встречающихся в замоскворецких переулках, великолепием и размерами выделяется усадьба Демидовых в Б. Толмачёвском переулке (№ 3), где ныне размещается Государственная научная библиотека им. К. Д. Ушинского. Главный дом, построенный по классическим канонам в 1770-е годы и перестроенный после пожара около полувека спустя, расположен в глубине обширного парадною двора. Фасад здания отмечен торжественным портиком и многочисленными рельефами. Но не они придают особое своеобразие и неповторимость памятнику. Пожалуй, ни один московский дом не имеет столь богатого и пышного чугунного кружева ограды и парадных ворот, пилоны которых к тому же оригинально декорированы тремя парами накладных чугунных пилястр с растительно-травным узором. Они были изготовлены, по всей вероятности, на заводах, принадлежавших владельцам усадьбы — богатейшим горнопромышленникам, для ограды дворца в Нескучном, откуда и были доставлены сюда. Приметный ориентир я этом уголке — церковь Николы в Толмачах, возведенная в конце XVII века наискосок от усадьбы в господствовавшем в то время стиле. Хотя трапезной и колокольне присущи черты ампира, архитектору Ф. Шестакову удалось тактично присоединить их к более древнему памятнику.


Любопытен наивной провинциальностью архитектуры дом № 7 по Б. Толмачевскому переулку. Стараясь не выпасть из модного в начале прошлого века стилистического направления и вместе с тем удовлетворить практицизм заказчика, безвестный мастер увенчал классицистический особняк мезонином с открытой лоджией. Не имеющая аналогий а московской архитектуре «смотровая площадка» завершается тяжелым аттиком. Отдаленно напоминая по силуэту бельведер, это неуклюжая пристройка вносит в облик дома трогательные черты уюта и неприхотливости.


Почти параллельно Б. Толмачевскому переулку проходит Кадашевская набережная Водоотводного канала. На ней и в прилегающих переулках бывшей слободы сохранились палаты XVII века, в которых жили ткачи-ремесленники, и церковь Воскресенья (2-й Кадашевский пер., 7/2), относящаяся к числу первоклассных памятников московского барокко. Образец последнего взлета древнерусского искусства XVII столетия возвел в 1687 году Сергей Турчанинов. Колокольня была завершена спустя 8 лет. Храм строился на средства жителей Кадашевской слободы при «ревностном» содействии «гостей» Добрыниных.


'В основе поразительно яркого запоминающегося сооружения лежит знакомая композиционная схема, типичная для московских храмов этого столетия. Но вместо традиционных кокошников монументальный четверик завершают три ряда ажурных фестонов из белого камня, сочно прорисованных в виде «петушиных гребешков», раковин и затейливых картушей. Декор фасадов (спаренные колонки по углам четвериков, наличники окон с витыми колонками) вступает в перекличку с праздничным завершением храма, который почти не имеет себе равных в Москве по богатству и совершенству резьбы по белому камню.


Нарядная, стройная колокольня «свеча» в виде сужающихся восьмигранников с пролетами, по выражению ее реставратора Г. Алферовой, как бы «расцветает» кверху, пробуждая воспоминание об излюбленной в середине столетия форме шатра. Памятник по праву занимает господствующее место в прославленной своей живописностью панораме Замоскворечья, которая открывается с Кремлевского холма.


От Кадашевской набережной берет начало Большая Ордынка. По ее трассе с XIV века проходила дорога на Орду. Широкая, обычно пустынная улица, скрывает в густой зелени лип преимущественно двухэтажную застройку, в которую вкраплены многие великолепные памятники. К их числу относится церковь Всех Скорбящих Радости. На улицу выступает ротонда с богато декорированными полукруглыми окнами, изящными ионическими портиками и широким фризом, орнамент которого повторяют наличники окон. Мощный световой барабан завершается полусферой купола с четырьмя широкими полукружьями окон, которые ориентированы по странам света.


Храм — одна из лучших построек позднего классицизма, был воздвигнут по проекту О. Бог в 1834 1836 гг. на месте более старого сооружения. Он гармонично сочетается с трапезной и колокольней конца XVIII века, запечатлевшими творческий почерк великого зодчего В. Баженова. Мягки и плавны линии ярусной колокольни с пилястрами и полуколоннами коринфского ордера и опоясывающей ее балюстрадой.


Средства на строительство дал богатый купец — родственник зодчего А. Долгов. Для него В. Баженов построил я те же годы превосходную городскую усадьбу напротив (д. № 21). Центральная часть дома акцентирована пилястровым портиком ионического ордера, который завершается треугольным фронтоном. Его тимпан и фриз заполняет сочный растительный орнамент, характерный для стиля ампир. Перестройки после пожара 1812 года и более позднего времени внесли изменения в первоначальную архитектуру здания, которое вместо портика членили оконные ниши. Она стала суше, декор явно перегружен. Тем не менее очертания и размеры главного дома сохранились. Хотя реставраторам удалось точно установить первоначальный вид фасада, обращенного к улице, от его полного воссоздания отказались, так как это разрушило бы сложившийся архитектурный ансамбль.


На той же левой стороне, далее по Б. Ордынке находится одна из ее древнейших построек — церковь Николы в Пыжах. Она возведена неизвестным зодчим в 1672 году на средства стрельцов полка, которым командовал полковник Пыжов. Храм построен «кораблем» — по одной оси с трапезной и колокольней. Но привычная схема разработана с поразительным мастерством и творческой щедростью. Традиционное пятикуполье как будто тонет в пышной пене кокошников, расположенных в «перебежку». Они поднимаются от мощной горизонтали развитого и богато орнаментированного антаблемента, подчеркивающего прямоугольный объем храма. Своеобразна постановка приделов по углам восточного фасада. В тройной апсиде выделяется более богатым нарядом центральная часть. Особую изобретательность зодчие проявили — в разнообразном декоре оконных наличников и портала входа. Шатровая колокольня с 16-ю «слухами», расположенными в два ряда, одно из лучших сооружений этого типа в Москве. При всем богатстве и разнообразии форм, как бы перетекающих друг в друга, талантливому зодчему удалось добиться поразительной цельности и единства.


Среди низкорослой застройки противоположной стороны улицы трудно заметить побеленную стену-ограду с зарешеченными воротами, нишей и низенькой калиткой. За ними скрывается примечательный архитектурный ансамбль Марфо-Мариинского монастыря (д. № 34-а). Здесь ныне расположены Центральные художественно-реставрационные мастерские. При первом взгляде на церковь Покрова Богородицы кажется, что мы оказались в архитектурном мире древнего Новгорода или Пскова. Приземистый однокупольный храм с мощными стенами, узкими, похожими на бойницы, окнами и могучими полукружьями апсид, скупым декором в виде клейм, треугольными щипцами, завершающими фасады, расчлененными лопатками, разительно похож на многие прославленные памятники северо-запада Руси. Но внимательный взгляд сразу обнаружит иллюзорность подобного сопоставления: перед нами талантливая стилизация XX столетия под Новгородско-Псковское зодчество, в которой угадывается знакомство ее автора — архитектора. А. Щусева как с концепцией модерна, так и живописью Н. Рериха. Об этом свидетельствует подчеркнутая архаика и неправильность форм, основанных на контрастах крупномасштабных объемов, миниатюрных проемов и деталей. Интерьеры храма расписаны художником М. Нестеровым.


Далее- по Б. Ордынке расположено еще несколько памятников, которые стоят на государственной охране. Это церковь Иверской Богоматери, построенная в 1791–1802 годах известным зодчим И. Еготовым (д. № 39), два жилых дома, каменный и деревянный, служащие примером послепожарной застройки Москвы.


К числу памятников по Б. Ордынке относится церковь Екатерины, которая была возведена по проекту архитектора К. И. Бланка в 1763–1767 годах. Последняя убедительно демонстрирует светское истолкование культового сооружения. Сохранились 1ак же придельная церковь Спаса XIX века, уличная ограда с двумя воротами и ограда по Щетининскому переулку.


Б. Ордынка выходит на Добрынинскую площадь, где завершается и другая заповедная улица — Пятницкая, значительно более оживленная и не утратившая бойкий торговый характер. Застройка ее, пожалуй, еще более контрастна и разнообразна. Рядом с многоэтажными жилыми домами советского времени можно встретить богатые особняки, подобные одетому в необычайно пышный наряд в духе барокко особняку (д. № 64) М. Рекк (1897 г., арх. С. Шервуд), доходные дома в неоготическом стиле почти того же времени (№ 65) и в стиле модерна (№№ 13, 17), многочисленные образцы классицизма, кое-где сохранившиеся палаты XVII века.


Наиболее впечатляющий памятник в стиле барокко церковь Климента, стоящая на углу переулка, который носит ее имя. Она была завершена в 1774 году и не имеет аналогий в московском зодчестве. Высказано предположение, что автором проекта был архитектор П. Трезини, который еще до начала строительства этого здания уехал из России. По другому мнению, им мог быть ученик В. Растрелли — А. Евлашев. Подавляющий своей величиной даже сейчас, когда он «зажат» в узкий Климентовский переулок, храм ранее доминировал над застройкой Замоскворечья. Его ликующе торжественная, мажорная архитектура, пластика крупных объемов, изобилие колонн, пышных наличников и фронтонов, сочных картушей, рельефно подчеркнутых ярко красным цветом фасадов, создают впечатление дворцовой постройки. Лишь могучее пятиглавие, составляющее приметный ориентир в панораме Замоскворечья, говорит об ином назначении. Колоссальная тяжесть и массивность главного объема, имеющего в плане форму креста, почти не ощущается благодаря сильно выраженным вертикальным членениям. Спаренным колоннам второго этажа, поддерживающим раскрепованный антаблемент, вторят такие же колонны на высоких световых барабанах пятиглавия, которые как бы продолжают гурты — «ребра» куполов.


Храм стоит на месте, памятном в русской военной истории: здесь находилась «крепостца на Ордынцах», возле которой произошло сражение народного ополчения князя Пожарского против дольских интервентов.


В числе памятников на Пятницкой улице достойны упоминания семь домов начала XIX века и церковь Троицы в Вешняках с трапезной, колокольней и воротами ограды. Она построена в 1824 1826 гг. на месте более ранней, возведенной стрельцами полка Вешнякова. Среди жилых построек наиболее интересен дом (№ 18), украшенный шестиколонным ионическим портиком и характерным ампирным декором. Он возведен после Отечественной войны 1812 года по проекту архитектора О. Бове (уцелели также флигель и фрагмент ограды с воротами). Путешествием по Пятницкой, которая выводит нас к Садовникам, где мы его начинали, завершается наше знакомство с Замоскворечьем, удивительно богатым памятниками истории и культуры.


Заповедная зона: Заяузье


(Схема 10)


I — высотное здание; 2 — б. городская усадьба Баташева; 3 и 4 — жилые дома XVIII в.; 5 — церковь Николы «на Болвановке»; 6 — жилой дом XVII–XIX вв.; 7 — церковь Никиты «за Яузой»; 8 — б. городская усадьба Тутолмина; 9-б. городская усадьба Клаповской; 10 — церковь Успения «на Гончарах»; 11 — жилой дом начала XIX в, 12 — жилой дом с палатами XVII в.; 13 — церковь Николы «в Котельниках»; 14 — церковь Симеона Столпника; 15 — городская усадьба начала XIX в.


Заяузье — исторический район Москвы, лежащий к востоку от Кремля, вдоль возвышенного берега реки Яузы, на стыке древних водных и сухопутных дорог. Первые поселения близ ее устья были сельского типа и, как полагают археологи, относятся к XII–XIII векам. Здесь тогда проходила дорога на Коломну и Рязань, по которой шло на Куликово поле войско великого князя московского Дмитрия. Город распространился в Заяузье не ранее XIV–XV столетий. К тому времени оно стало главным центром кузнечного и гончарного производства в Москве, где посадские люди из разных мест обучались мастерству. Селились ремесленники, как и везде в средневековой Москве, слободами. Над живописной застройкой, следовавшей рельефу, поднимались каменные патрональные церкви Николы «в Котельниках», Успенья «в Гончарах», Козьмы и Дамиана, «что в Кузнецах у Таганских ворот». Расцвет специализированных ремесел в Заяузье падает на XVI–XVII столетия. Но уже в начале следующего века, как и Замоскворечье, оно утрачивает торгово-ремесленный характер. Усиливается проникновение сюда военно-служилых людей, и вскоре Таганский холм превращается в район дворянских и купеческих особняков, который, однако, сохраняем свою специфику в городском ландшафте Москвы. В основе ее лежит исторически сложившаяся планировка, закрепленная последующей застройкой. Своеобразна и топонимика, позволяющая «прочитать» далекое прошлое этих заповедных мест.


Воротами в Заяузье служат Астаховский и Малый Устьинский мосты, где мы и начнем нашу прогулку. Над эффектно расположенными ярусами жилых домов заповедной зоны в междуречьи доминирует подобно гигантскому сталагмиту уступчатый силуэт многоэтажного жилого здания на Котельнической набережной (1954 г., арх. Д. Чечулин, А. Ростковский). Как бы у него во дворе оказалась крутая Швивая горка, происхождение названия которой всегда вызывало любопытство москвичей. Поскольку на одном из старых планов она фигурирует как «Вшивая», некоторые полагают, что это деликатный «псевдоним» горки, так как у ее подножья стояло грязное болото. По другой версии «Швивая» — искаженное слово «ушивая», т. е. горка, покрытая ушем — тернием, колючей травой. Существуют иные объяснения приметного названия, например, по слободе швецов (портных).


На самом верху Швивой горки эффектно смотрится, как ее естественное завершение, церковь Никиты «за Яузой» (1595 г.). К ней ведет улица Володарского (бывш. улицы Гончарная и Швивая горка), следующая причудливому рельефу. Культовая постройка, средства на которую дал «торговый человек» Савва Вагин, типична Для своего времени. На подклете покоится белоснежный куб храма. Его фасады расчленяют лопатки. Полукружья закомар завершает стройный световой барабан с шлемовидной позолоченной главой. В середине XVII столетия к церкви пристроен придел, шатровая колокольня и терраса-гульбище с парадной лестницей, обращенной к Москве-реке. Все они воспринимаются как единое целое вместе с древней частью памятника, возрожденного реставраторами.



Среди приземистых построек, облепивших склоны, ключевое место занимает бывший дворец Тутолмина, когда-то господствовавший в панораме Заяузья (Д. № 12). Один из первенцев утверждавшегося классицизма конца XVIII столетия, который приписывается В. Баженову и М. Казакову, беспощадно перестроен. Лишь в особой представительности массивного объема ощущается рука талантливого мастера. Напротив, соседняя усадьба Клаповской (Д. № 16), от которой веет чисто московским уютом и теплотой, почти не изменила своего облика. Главный дом возведен в 1816–1823 годах с использованием находившихся на этом месте палат XVII века. Вместе с флигелями он образует парадный двор, ограда которого имеет двое ворот. Ансамбль типичен для позднего московского классицизма.


Группу разновременных памятников улицы Володарского завершает празднично нарядная миниатюрная церковь Успения «в Гончарах» середины XVII века.


Бесстолпная церковь увенчана традиционным пятиглавием, позолоченный центральный купол окружают луковичные главки, по синему фону которых разбросаны золотые звезды. Сложный белокаменный узор и спаренные колонны по сторонам от входа так же рельефно подчеркнуты цветом. Полихромность памятника обогащают цветные изразцы фриза, которым опоясана трапезная. Примечателен и декор придела, построенного в 1702 году. На его световом барабане установлены крупные удлиненные изразцы с выразительными изображениями человеческих фигур во весь рост, выполненными в духе народных лубков. Изготовил их Степан Полубес, который жил в Гончарной слободе.


О богатстве и разнообразии композиционных приемов русского классицизма, одаренности и изобретательности московских мастеров свидетельствует впечатляющий ансамбль, созданный на Таганской улице (ныне Интернациональная, 9-11) на рубеже XIX века. Одна из самых великолепных московских усадеб, принадлежавшая Баташову, уже более столетия занята под больницу. Этот подлинно дворцовый комплекс, поражающий размахом и масштабами, воздвиг, по-видимому, крепостной архитектор М. Кисельников, о котором известно пока очень немногое. Проект был выполнен Родионом Казаковым. Ансамбль уцелел во время пожара 1812 года потому, что в нем разместился маршал Мюрат и его штаб.


Главный дом «во вкусе умной старины» расположен в глубине парадного двора. Зодчему удалось достичь удивительной гармонии ансамбля, впечатляющего точно найденными пропорциями. От Интернациональной улицы усадьба отделена великолепной решеткой ограды строгого геометрического рисунку отлитой, вероятно, на Выксунских чугунолитейных заводах владельца. К пышным пилонам ворот с нишами и стилизованными раковинами примыкают своеобразные портики, на которых установлены литые добродушно-мудрые львы. Темные узоры ограды проецируются на светлый пластичный фасад главного дома, который поражает гармонией линий, пропорциональностью всех частей. Торжественная колоннада коринфского портика с балюстрадой и пышно декорированным фронтоном поднята на уровень второго этажа. Нижний этаж рустован, а замковые камни над проемами дверей украшены великолепными масками. Прекрасны горельефы, в особенности на ризолите паркового фасада. Многофигурные композиции создают иллюзию произведений монохромной живописи.


Зодчие проявили себя как искусные градостроители, прекрасно использовавшие сложный рельеф местности. Так как усадьба стоит на одном из самых высоких мест Москвы, ее организующее влияние на окружающий городской пейзаж чрезвычайно велико. Отдавая свою красоту городу, памятник как бы вобрал все самое замечательное, что есть вокруг.


Интернациональную улицу продолжает Радищевская (бывш. В. Болвановская), перспективу которой замыкает крупный ярко-красный объем церкви Николы «на Болвановке» (странное на первый взгляд название объясняется тем, что в этой местности в старину жили ремесленники, изготовлявшие болванки — деревянные формы, использовавшиеся для шитья головных уборов). Одно из последних творений зодчего Осипа Старцева было завершено в 1712 году. Памятник как бы запечатлел в камне протест против новшеств Петра I. Все в этом сооружении архаично: трехчастная композиция, формы и декор объемов. Трехсветный четверик завершает столь знакомая по более ранним постройкам пирамида декоративных закомар, расположенных в три яруса «в перебежку». К двухэтажной трапезной с пышными белокаменными наличниками окон примыкает традиционная шатровая звонница. Великолепно по ставленная на гребне высокого холма церковь господствовала над низкорослой застройкой Таганской площади, которая возникла после сноса Земляного вала и Таганских ворот в начале прошлого столетия.


Возле шумного Садового кольца мы и завершим нашу последнюю прогулку по уединенным и неповторимо своеобразным, вьющимся по склонам Таганского холма улицам и переулкам заповедного Заяузья. В этом небольшом, тихом и уютном уголке столицы особенно остро ощущается романтика старого города, оживают картины его прошлого и можно легко представить себе образы наших далеких предков, неустанным трудом которых росла и украшалась Москва.



Материал:

========