iecp.ru эцп укрaинa . |
Главнаянадувные моторные лодкиКарта сайта
The English version of site
rss Лента Новостей
В Контакте Рго Новосибирск
Кругозор Философия КультурыПолевые рецепты Архитектура Космос Экспедиционный центр
Библиотека | Мой дом тайга

Дмитрий Житенёв | о видах костров


Костры

Теперь о видах костров и как их сделать.

Как я говорил, быстренько приготовить чай можно у небольшого костра, наломав сухих веток и сложив их «шалашиком». Он быстро прогорает, но чайник за это время успеет вскипеть. А. Азаров в статье «Обустройство на гусиной охоте» («Охотничья библиотечка», №10-2003) предлагает оригинальный способ быстрого приготовления чая на маленьком костре. «Мой приятель делает мини-костёр: количество сучков скроется под шапкой. На такой костёр кладёт солдатскую алюминиевую флягу с удалённой из-под пробки резиновой прокладкой. Пробка слегка завинчена. Вода во фляге закипает очень быстро. Костерок тут же гасится для экономии топлива». Добавлю, что такой костёр применяется на открытом болоте, где и топлива не так уж много, и ветер гуляет порой вовсю.

Можно сложить топливо и просто вдоль сырой валежины. Такой костерок тоже хорошо горит, а сама она даже будет маленьким экраном-отражателем тепла. Если сложить несколько сухих толстых чурок торцами в одной точке и поджечь их, то такой костёр, назовем его «звёздный», будет вполне пригоден для приготовления достаточного количества пищи — и варева, и жарёхи. Все эти костерки годятся в основном для летних и осенних походов, а вот зимние и ночлежные костры — особый разговор. По своему назначению их можно разделить на три группы.


Дневной костёр вы сделаете для того, чтобы, например, в середине дневного перехода вскипятить чай, приготовить еду. Это небольшой костерок, который можно соорудить в течение четверти часа. Если снег не очень глубок, как, например, в Подмосковье, разгребите его до земли, иначе он будет таять от жара, костёр уйдёт в него и будет тлеть, а не гореть. Однако в северной тайге, где снега в метр, а то и более, пока докопаешься до земли, чая уже и не захочется. Поэтому надо сделать следующее.


Утопчите лыжами площадку длиной в лыжу, а шириной примерно в метр. Срубите по соседству несколько нетолстых осин или каких-нибудь других лиственных деревцев, порубите их на жердочки длиной метра по полтора и уложите их плотно одна к другой, чтобы получился настил, площадка. На ней разведите костерок, а над ним на длинном наклонном шестике, воткнутом в сугроб, подвесьте чайник или котелок и наслаждайтесь жизнью.


Теперь костёр в снег не уйдёт, а чтобы вам было совсем уж хорошо, положите лыжи кверху камусом (если это камусные лыжи) рядышком как скамеечку. Для ног сделайте канавку в снегу и спрячьте туда ноги, иначе снег на обуви будет таять, и она намокнет. Когда соберётесь уходить, шестик-таганок воткните в снег вертикально. Старые промысловики считают, что это помогает охотнику сохранить и усилить мужскую потенцию. Шутят, вероятно.


Аварийный костёр разжигают, если случилось что-то экстраординарное. Например, вы провалились под лёд, вымокли, и надо как можно быстрее высушиться. В этом случае, чем больше огня, тем лучше. Со мной был такой случай в Новосибирской области в предгорьях Салаирского кряжа. Я ухнул под лёд на пустолёдке небольшой речки, где проводил учет норки, и вымок по грудь. К счастью, неподалёку я увидел хОлуй, огромную груду сушняка, нанесённую в половодье, и поджёг её. Огонь разгорелся на славу, и жар был настолько сильным, что, раздевшись догола, я высушил мокрую верхнюю одежду и бельё всего за полчаса и совсем не мёрз, хотя мороз был градусов пятнадцать. Пришлось, правда, повертеться перед костром, обогревая себя со всех сторон.


Ночлежный костёр — это костёр на всю ночь. От того, как он устроен, зависит ваш отдых во время долгой зимней ночи. Когда пишут или рассказывают о ночлежных кострах, то начинают обычно с так называемой нодьи, костра уральских охотников. Однако, пожив какое-то время в Сибири, я увидел, что этот костёр там не пользуется особой популярностью, чтобы не сказать, что не пользуется вовсе. Там больше в ходу сибирский таёжный костер. Но обо всём по порядку. И начну всё же с нодьи, хотя она для своего приготовления требует наибольшего количества времени.


Нодья. Для её устройства валят сухостойное дерево диаметром в нижнем отрубе 20-30 см и распиливают или разрубают на два брёвнышка-сутунка метра по два длиной. Каждое бревно отёсывает с одной стороны так, чтобы получилась ровная полоска шириной сантиметров 6-7. Брёвна кладут этими протёсками одно на другое, а чтобы верхнее не сваливалось, укрепляют его с каждого конца парой кольев, которые связывают сверху вязками из прутьев. Вдоль протёсок укладывают и укрепляют жерди-припОдники, а на них — растопку. Когда, сами брёвна начнут гореть, а разжигать их удобнее угольями от вспомогательного костра, на котором вы готовите еду, жерди надо снять. Как только на брёвнах нагорит достаточно много углей, открытое пламя сбивают, после чего нодья начинает интенсивно тлеть, шАять, как говорят сибиряки. Нодья дает довольно много тепла, особенно если брёвна толстые, а чтобы она не очень сильно разгоралась, между ними с концов вставляют небольшие клинья, чтобы регулировать силу горения. Если жара слишком много, клинья забивают, и тем самым несколько разводят тлеющие брёвна. Чтобы горение усилилось, надо поколотить обухом топора по концам брёвен, клинья выйдут, и жара станет больше. Спят около нодьи по одному человеку с каждой стороны, предварительно обустроив для каждого спальное место и поставив заслон, экран-отражатель.

Иногда для поддержания верхнего бревна нодьи можно использовать две жерди, на которых оно подвешивается. Такой способ рекомендует В.А.Москов, кстати, староста нашей студенческой группы (см. книгу «Организация и техника охоты». М., «Лесная промышленность», 1977). Делается это следующим образом. Из не очень толстых кусков стволика берёзы, например, вытешите два клина сучками в виде крючков. Вколотите их в верхнее бревно так, чтобы можно было просунуть под них два длинных шеста (тоже из берёзы — она хорошо пружинит), воткнутых комлями в землю или в хорошо утоптанный снег. Эти согнутые шесты не дадут свалиться верхнему бревну с нижнего. Кроме того, по мере выгорания нодьи постепенно, пружиня, будут опускать его на необходимое расстояние.


Некоторые руководства, тот же самый «Справочник путешественника и краеведа», советуют делать сплошной настил из веток над ночлежным местом в виде крыши. Она должна одной стороной опираться на верхнее бревно нодьи, а другой на снеговой вал. Я, честно говоря, никогда бы не решился ночевать в мороз под таким сооружением. И угореть можно, и сгореть, если эта «крыша» вдруг вспыхнет. Тепла же она не сбережёт нисколько. Это ведь не потолок, не крыша, а просто, экран-отражатель. Думаю, что первый способ устройства этого долго горящего костра удобнее. Он много проще, и около такой нодьи можно спать с обеих сторон, что совсем немаловажно.


От нодьи можно получить тепла больше, если ночлежное место устроить между костром и каким-либо отражателем — большим выворотнем, естественным возвышением или же сделать заслон из лапника. Для более быстрого устройства отражателя полезно таскать с собой кусок палаточной ткани шириной 1-1,5 м, а длиной не меньше 2,5 м.


Сибирский таёжный костёр тоже даёт много жара, чтобы можно было ночевать около него в зимнюю ночь. Однако он лучше подходит для ночлега в охотничьей палатке (у такой обычно открыта одна сторона, обращённая к костру), о чём будет рассказано ниже. Также как и для нодьи, для такого костра валят толстые сухостойные деревья и разрубают или распиливают на несколько сутунков длиной по 2-3 метра, которые и подтаскивают к месту ночлега. Может показаться, что это слишком длинные брёвна, но зимняя ночь долга, и если дрова сгорят целиком ещё до утра или даже в середине ночи, то добывать их в темноте будет ой как плохо. Место для ночлега опять же надо выискать с каким-нибудь заслоном, тем более что спать придётся только с одной стороны костра. Лучше всего для этой цели подойдёт большой выворотень, который, словно стенкой, и защитит ночлежника от холодного ветра и будет прекрасным экраном-отражателем тепла костра. Не надо только устраиваться вплотную к нему. От жара костра земля в корнях выворотня оттает и будет сыпаться на вас.


Знаю, что такой костёр в ходу у охотников Восточной Сибири и Забайкалья, но сам с ним не ночевал. Поэтому процитирую классика охотничьей литературы Александра Александровича Черкасова, который в книге «Записки охотника Восточной Сибири» дал подробное описание устройства такого костра.


«Неопытному охотнику не разложить даже и костра так, чтобы он горел всю ночь. Он натаскает дров целую кучу, зажжёт их, а толку будет мало: дрова вспыхнут, сначала будет жарко лежать около них, но они скоро сгорят, и снова надо будет накладывать. А сибирский промышленник положит только четыре толстых полена и проспит с ними всю долгую морозную ночь. Везде опытность! Это делается, так: против того места, где устроено логово, кладётся поперёк толстая чурка, которая и называется подъюрлоком, а на неё концами три полена, длиною каждое до 1,5 или 2 сажен, пропуская их через подъюрлок на аршин или менее. Эти-то концы и снизу подъюрлок зажигают. Но надо заметить, что эти три полена на подъюрлоке кладутся концами вместе, а на землю длинные концы спускаются врознь. Это делается для того, чтобы если дрова эти положить на подъюрлоке и на земле вместе концами, параллельно друг к другу, то от соприкосновения дров на всей их длине огонь перейдёт по ним дальше подъюрлока, и они сгорят тогда скоро. В том вся и штука! Положенные таким образом, как сказано выше, они прогорят всю ночь, стоит только раза два встать и подвинуть вперёд на подъюрлоке обгоревшие концы. Около такого костра могут переночевать три или даже четыре человека».


Алтайский костёр. Первый раз я ночевал в зимней тайге по-настоящему без избушки в начале 1959 года, будучи научным сотрудником Алтайского заповедника. Две недели мы обследовали зимние стоянки маралов в долине реки Камги. Снег в этих местах был очень глубок — местами до полутора метров и даже больше. Еженощно мы спали у костра, большого алтайского костра — только так я могу его назвать. В районе этих маральих стоянок мы соорудили два стана. Неподалёку от каждого было много сухостоя, и с дровами мы не бедствовали.


Чтобы нормально переночевать в зимней тайге, готовиться к этому надо загодя. Во-первых, конечно, одежда. Хорошо было бы, конечно, иметь настоящий пуховик на гагачьем пуху, а не китайский, с вылезающими изо всех швов перьями. Однако в то время мы и о таких-то не мечтали. На каждом из четверых — ватная телогреечка. Правда, у меня была суконная, но опять же ватой утеплённая куртка, и такие же брюки. На ногах у всех кожаные с холщовыми голенищами обутки, по-алтайски — итук.


Мы взяли с собой два топора — большой и маленький. Я очень удивился, когда увидел, как наш проводник, наблюдатель заповедника алтаец-тубалар Андрей Туймешев упаковывает в какую-то мешковинку небольшую поперечную пилу — это ещё зачем! Свернув в полукольцо, он приторочил её поверх рюкзака. Потом, когда мы пользовались топорами только для того, чтобы наколоть полешков для маленького «пищевого» костра, я понял, что пила для устройства зимнего ночлежного костра инструмент незаменимый. С её помощью мы всего за полчаса готовили необходимое количество дров на всю ночь.


Для того чтобы сделать ночлежный алтайский костёр, надо свалить несколько сушин сантиметров 20 толщиной и распилить их на брёвнышки-сутунки необходимой длины — примерно 2-2,5 метра на человека. Нас было четверо, и с каждой стороны костра спало по двое, поэтому мы напилили побольше.


Костёр раскладывать прямо на снегу, естественно, нельзя. Поэтому снег приходилось раскапывать до земли на всей площади будущего стана. Процесс этот довольно длительный, потому что ширина его была около трёх метров, а длина — четыре. Снег, который отбрасывают лыжей, словно лопатой, надо было уложить так, чтобы получилась стенка, которая служила бы заслоном от ночного ветра и отражателем тепла костра. В этот же вал снега втыкают наклонно небольшие жерди, на них кладут поперечины, а потом уж лапник, чтобы получилась крыша. С противоположной стороны делают такую же. Крыши эти не смыкаются в середине. Огонь и дым костра уходят в промежуток между ними.


Себе под бока мы нарубили пихтового лапника, пахнущего хвоей и смолой, словно бальзамом. Сверху завалили его сеном, натаскав из сеноставочьих запасов под пихтами и кедрами. Когда я сказал, что нехорошо, мол, грабить зверушек, Андрей мне ответил: «Ты, парень, не бойся. Марал придёт, хуже нас их обокрадёт. Мы уйдём, сыгырган (сеноставка по-алтайски) всё равно свой сено будет кушать. Зато спать мягко будет. Всегда так делаем».


Кстати сказать, сибирские охотники, когда ночуют у костра, иногда подкладывают под себя кабарожью шкурку. Она совершенно не пропускает холода — волос толст и плотен. Сегодня её вполне может заменить пенополиуретановый коврик-"пенка", который свёрнутым в рулончик таскают с собой туристы. При всём моем отрицательном отношении к синтетике не могу не похвалить этот коврик — на нём действительно можно спать на снегу, не рискуя заработать радикулита или чего похуже.


Конечно, каждую ночь сооружать новый стан трудно. На это уходит никак не менее двух часов (нас четверо, напоминаю, было!), и всё надо делать посветлу. Единственной заботой после того, как стан сооружён, была заготовка дров, чем мы и занимались по утрам на случай, если припозднимся с маршрута.


Сам костёр примитивен. Два бревна лежат рядом на земле, вплотную друг к другу, а третье — на них сверху, вдоль, конечно. Костёр горит открытым пламенем и очень жарок. Когда он немного прогорит и пламя поутихнет, начинает шаять так же, как нодья, но жара даёт значительно больше. На его устройство уходит минимум времени — кинул три бревна друг на друга, поджёг их и грейся, вари еду, суши одежду и носки. Правда, топлива он требует поболее нодьи. За ночь его приходится «подкармливать», и не единожды. Мне этот костёр нравится гораздо больше нодьи хотя бы потому, что около него почти всегда светло. Нодья же совершенно не освещает место ночлега, усиливая мрачность ночи.


Для ночлежного костра годится любое сухое дерево, которое, как я уже говорил, не стреляет искрами. Больше всего искр даёт пихта.


Надо проявлять особую осторожность при валке больших деревьев, особенно сушин. Тем более зимой, и вот почему.


Во-первых, глубокий снег затрудняет движения. Перед тем как валить дерево, снег вокруг него надо обтоптать.


Во-вторых, опасайтесь падения отломившихся сучьев, всё время посматривайте вверх. Если сухой мороженый сук свалится вам на голову — беды не миновать. В тайге ведь нет травмпунктов и больниц.


В-третьих, обязательно заранее выберите место, куда будет падать дерево. Надо, чтобы оно легло в сторону стана и не зависло на соседних деревьях. Учитывайте и естественный наклон — туда оно упадёт наверняка. Сначала надо сделать запил — пропилить ствол примерно на треть толщины дерева и с той стороны, куда оно будет падать. Кроме того, запил надо ещё и надрубить, чтобы в стволе образовалась клинообразная пустота. Затем двое начинают пилить дерево с противоположной стороны запила, а третий должен упереть в ствол с этой же стороны заранее приготовленную и заострённую, чтобы не соскользнула, жердь и стараться свалить дерево в нужном направлении. Как только дерево «пойдёт», надо быстро отойти в стороны по заранее протоптанным тропинкам. Если же вас двое или вы вообще в одиночестве, тут уж надо действовать по обстоятельствам, особенно сосредоточив своё внимание на соблюдении техники безопасности.


Материалы: http://www.dmitriyzhitenyov.com/index/rastopka_i_drova/0-11

========